Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Встречайте! Нашу новую игру, увлекательный вроде как квест "School Days 2"! Скачивайте и играйте прямо сейчас! Или потом Улыбка
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 5 6 7 
Проклятие Марены (Прочитано 904 раз)
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #90 - Июнь 12, 2006 :: 6:19am
 
     Этот сукин сын запер меня в комнате, а сам ушел. "Знаешь, где меня искать!" Мне совершенно нечего делать, только искать его! Я убью Холла. Я уничтожу его медленно, наслаждаясь каждым мгновением своей мести. Я убью его, чего бы мне это ни стоило! А потом примусь за Шторма.
     Открыть дверь оказалось тяжело. У меня не было силы Одноглазого, чтобы вышибить её плечом. Я долго ковыряла дерево кинжалом и вышла из погреба затемно. Как только мне это удалось, я тут же кинулась к конюшне. В голове промелькнула шальная мысль о том, что ганарец мог уговорить лошадей вообще не слушаться меня. Конечно, это было смешно и глупо, но ясно мыслить всё ещё мешал гнев. Я вскочила на жеребца, едва не запуталась в юбках - но всё же уселась в мужское седло и понеслась к убежищу. Надеяться на то, что я смогу опередить Шторма, было глупо, но признать своё поражение так просто я не могла.
     Пещера была пуста. Шторм забрал младшего Рейлея и исчез. Головорезы, которых он нанял, чтобы охранять пленника, тоже исчезли. Естественно, зачем им было меня дожидаться?
     Я села на камень у входа и громко выругалась. Ганарец не посвятил меня в свои планы. Конечно, я не думала, что он отправится к страже и расскажет о том, что леди Гиана похитила сына бургомистра и собиралась вернуть его отцу по частям. Но Шторм мог просто отпустить мальчишку, а тот, как только доберётся до города, тут же сообщит о своих похитителях куда нужно. Он, конечно, не видел меня, но слышал мой голос и обрывки разговоров. Откуда мне знать, что известно этому мальчонке?
     Всё рушилось. Все планы и замыслы рассыпались как карточный домик из-за вожжи, попавшей под хвост ганарцу.
     Злость требовала выхода. Я изрезала ни в чём не повинный ясень, а он только шелестел листами. Ножи втыкались в гладкую, сероватую кору, обнажая в разрезах светлое дерево. В детстве, по весне, я часто пила ясеневый сок, но сейчас это воспоминание вызывало лишь раздражение.
     Шторм, чтобы он провалился! Как он мог так меня подставить? Я не была уверена, что стоит возвращаться домой - может быть, там меня уже ждёт отряд до зубов вооруженной стражи. А ведь там остались новые, недавно выкованные кузнецом ножи, часть золота Марены и даже бельё. Хорошо, что я взяла нормального коня, а не эту апатичную кобылку, положенную мне по статусу.
     Так или иначе, но попадаться страже в руки я не собиралась, ровно как и оставлять им таким трудом добытые сокровища.
     
     Немного успокоившись, я вернулась в пещеру и переоделась. В брюках, рубашке и жилете было гораздо удобнее, чем в бесчисленных юбках. Ещё раз пересчитала ножи - всего шесть. Слишком мало даже для небольшой схватки - значит, их нужно было избегать.
     Я направилась в город. Стараясь привлекать как можно меньше внимания пронеслась по нижнему Тириту и добралась до верхнего - обиталища знати и богатеев. Ничего подозрительного у дома не наблюдалось - я спешилась, привязала коня в небольшом переулке на задворках, и вернулась ко входу. Проскользнуть мимо слуг оказалось не так уж сложно - они все собрались на кухне и сосредоточенно что-то обсуждали. Уж не возвращение ли сынка Рейлея? Я быстро поднялась на второй этаж и начала собирать необходимые вещи. Часть драгоценностей была закопана в дальнем углу сада, но самым главным для меня было забрать ножи. Без них я чувствовала себя голой. Оружие было спрятано в длинной шкатулке с драгоценностями. Прислуге было запрещено прикасаться к этому ларцу, да и слуги не дураки - прекрасно понимали, что если, упаси Боги, что-то пропадёт - им не сносить головы.
     Вооружившись, я побросала необходимые вещи в рюкзак, и уже потянула руку к дверям когда на лестнице раздались шаги. Времени на размышления было мало, всё, что пришло мне в голову - открыть окно и повиснуть на ветвях тополя, покрытых свежей зеленью. Привычка тщательно анализировать пространство, в котором оказываешься, сослужила мне добрую службу. Я точно знала, что если перемещусь чуть вправо и обопрусь на ствол, широкая ветка впереди скроет меня с головой. Раньше я не раз жалела, что попасть по этому тополю в спальню было невозможно - ствол был слишком гладким и ветви начинались слишком высоко, чтобы забраться на дерево незамеченной. Выходить из дома этим путём тоже было опасно - слишком высоко прыгать.
     В спальню вошла худенькая девица, которая почти месяц назад неслась через весь дом, чтобы сообщить, что привезли Шторма. Мне всегда казалось, что она неравнодушна к ганарцу. При одном воспоминании о нём я так стиснула зубы, что едва не откусила себе язык. Прислужница взялась перестилать постель, на ночь глядя.
     - Ты хозяйку не видела? - с этим вопросом в дверях возникла сгорбленная ключница, сама похожая на старый, проржавелый ключ.
     - Она куда-то унеслась верхом. Одна! Конюх говорит, мол ещё и в мужицком седле! Совсем стыд потеряла!
     - Суматошный день. Кто-то изрезал дверь к винному погребу. Нужно стражников вызвать!
     - Ой, а может не надо полицаев? Пусть хоть госпожа сначала вернётся...
     - Вернётся - и чего? Опекун её ещё днём куда-то укатил, сама она исчезла. Грицко говорит, что в погребе сегодня кто-то кричал. Не иначе как кикиморы беду накликивают!
     - Грицко вечно напьётся дешевой браги, вот и слышится ему всякая ерунда. Он давеча рассказывал, что ему безымень являлся. А перед этим рассказывал, что мол Белую Бабу видел прямо у наших ворот. Как раз когда господин Хельди хворал. Грицко тогда ещё всё сетовал, что над воротами косу не повесили, чтобы от Белой Бабы защититься. Можжевельника тут же целую охапку притащил. Когда господин выздоровел, Грицко хвастал, что это его заслуга. Мол, это он можжевельником своим Белую Бабу в дом не пустил. Врёт всё!
     - А если нет? - ключница сплела пальцы в охранный знак и прошептала какую-то молитву. - Чует моё сердце, не к добру это всё. Я однажды краем уха слышала, как Хельди леди Гиану меж собой назвал.
     - И как?
     - Сирин! Сирин - Вещица, душа неприкаянная, что с небес на землю явилась людей смущать! Ох, не хотела я в этот дом служить идти, ох, не хотела. Чувствую - не люди нас тут в услужение взяли. Сама подумай, разве это дело, чтобы благородная дама сама мылась и сама себе прислуживала? Перья у неё под платьем, перья! То-то и прячется она так от глаз людских!
     - Неужто и правда! - служанка всплеснула руками и тоже зашептала молитву.
     - Не к добру всё, ох не к добру. Сегодня бургомистрова сынка нашли. И знаешь что? Не помнит ничего! Как память отшибло начисто! Дознаватели с ним и так и так, лекари говорят испужали мальца сильно, может, вспомнит что через время. Но ты подумай, где же он был, раз не помнит ничего?
     - Неужели там, у самого Кродо?
     - То-то и оно. Тот, кто на зачарованный остров попадёт, память теряет от пения чудного. А кто поёт там? Алконост да Сирин. Полудевы-полуптицы. Сердцем чую, не к добру хозяйка исчезла, не к добру.
     Я едва не свалилась с ветки. Северная старуха каким-то образом догадалась, что я замешана в похищении Новио. Пусть любой стражник или дознаватель её с такими аргументами на смех поднимет, но мало ли? На мысль она может натолкнуть, а там уж сколько верёвочке не виться.
     "Уж не Лихо ли одноглазое ко мне привязалось?" - с тоской подумала я. Слишком сильно мне не везло в последнее время!
     Можно было убрать старуху от греха подальше, но кто теперь мог знать, скольким она уже рассказала о своих догадках?
     Уходить. Всё, что мне оставалась делать в такой ситуации - это быстро забрать остатки золота и исчезнуть на время. Но как раз времени у меня и не было. Последние переживания сильно подкосили Холла, он мог сдохнуть в любой момент и без моей помощи - а уже этого допустить я не могла.
     Было что-то ещё в разговоре служанок, что привлекло моё внимание, но я моментально забыла, что именно. Сначала нужно было оказаться в безопасном месте, а потом уже строить планы и анализировать информацию.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #91 - Июнь 12, 2006 :: 6:19am
 
    Комнаты в дешевых гостиницах отличаются друг от друга больше, чем комнаты в дорогих. В дорогом номере всегда роскошная большая кровать, шкафы для одежды, иногда даже письменный стол или секретер. А в дешевых - самые разные дырки в крыше и стенах, тюфяки, набитые или соломой, или старым тряпьём, или ещё чем-то похуже. Столько вариантов.
     Я выбрала ещё не самую плохую гостиницу и не самый плохой номер. Пусть он был крохотным, но с кроватью и даже постельным бельём. Месяцы шикарной жизни избаловали меня сверх меры, но теперь о комфорте нужно было забыть.
     Как ещё задеть Холла? Как добраться до него? В моей голове были только вопросы - и ни одного ответа.
     Уснуть мне не удавалось, да я и не рассчитывала на это. Снова погружаться в мир кошмарных ночных видений не очень-то и хотелось. До самого рассвета я ворочалась на жесткой постели, пытаясь найти выход из положения. Меня не очень волновали происки стражи; гораздо хуже было то, что теперь я не могла наблюдать за тем, как мои действия сказываются на Холе. Это всё равно, что бросать нож, и не знать - попал ли он в цель или ушел в "молоко".
     Нужно было пробраться в дом бургомистра. Там я могла найти способ поиздеваться над ним всласть. Служанки подали мне хорошую идею - чем ближе к щуровой меже подходит человек, тем более суеверным он становится. Это можно было использовать. Но как попасть в дом? Старый вариант с устройством на работу какой-нибудь поломойкой не сработал бы. Теперь, после похищения Новио, любого желающего устроиться в дом бургомистра будут проверять всеми возможными способами, вплоть до гадания на решете.
     
     Ближе к обеду у меня созрел приблизительный план действий, и я снова отправилась в верхний Тирит.
     Имение Холла нисколько не изменилось за прошедшие годы. Разве только деревья в саду выросли, и вместо дубовых ворот теперь стояли кованые. Я обошла усадьбу по периметру. Над каменным забором возвышалась большая крыша особняка и крупного флигеля, пристроенного незадолго до появления в этом доме Элении. Перед домом раскинулся парк с подъездной аллеей. С другой стороны находились конюшни и хозяйственный двор. Владения Холла выглядели очень внушительно. Я притаилась за служебными воротами, рассчитывая, что какой-нибудь конюх, стремянной, или любой другой холоп ближе к вечеру направится в таверну, собираясь отметить окончание рабочего дня. Самый лучший способ узнать, что творится в нужном доме - подпоить слугу. У Шторма была девица-информатор в доме Холла, но ганарец, естественно, не оставил мне её координат. Ублюдок!
     Усилием воли я погасила вспыхнувший было гнев, и как раз вовремя - из ворот вышел потрепанный работяга. Я мысленно обратилась к Сряште с мольбой. Многие работники, прислуживающие высокорожденным господам, задирают нос перед остальными. Они игнорируют нижний Тирит, считая, что им не пристало проводить время вместе с "голытьбой". Конечно, трактиры они тоже посещают, например "Розалинду" - самое популярное среди таких выскочек место. Только вот мои слуги тоже считали себя выше простых горожан и в "Розалинде" я легко могла нарваться на кого-нибудь из них. Хуже всего то, что я об этом и не догадалась бы - холопов в доме я не то, что по именам - в лицо-то не узнаю.
     Но "мой" конюх был не из этих снобов. Он закрыл ворота, почесал объёмное пузо и направился к Тоницкому каналу - ближайшей улице, ведущей в нижний Тирит. Я последовала за ним. Мы вышли из богатого квартала и начали петлять по грязным улочкам нищих районов. Похоже, холоп искал место, где можно отдохнуть дёшево и сердито. Наконец, его выбор остановился на таверне, опознать которую можно было только по кружке пива над дверью. Ни названия, ни каких-либо других указаний на то, что перед нами таверна, не оказалось. Конюх вошел внутрь, я подождала с четверть часа и вошла следом. За это время он успел принять две кружки браги, и теперь мир ему казался ярким, таверна - светлой, а каждый посетитель - другом и братом. Этим-то я и воспользовалась. Присела рядом, заказала себе кружку такого же пойла и завела с мужиком беседу о жизни. Полчаса мне хватило на то, чтобы узнать о конюхе всё. Теперь я знала, где он родился, как и на ком женился, какая сука его тёща, какая корова жена, и какой ублюдок работодатель. Насчёт последнего я была с ним совершенно согласна. Из всего этого вороха полезной информации оказалось не так много. Нянька Хола по прежнему работала у него ключницей. Это старую суку я помнила очень хорошо. Больше никого из слуг, знавших меня, в доме не осталось. В главном доме жили сам Хол, Новио, очередной доктор и ключница. У спальни каждого Рейлея стояло по два стражника. В крыле прислуги проживали две горничные, лакей и мажордом. Остальные слуги приходили утром и уходили вечером. Бургомистр тяжело болел, он поднимался с кровати только для того, чтобы сходить в галерею. Правда, поговаривали, что на стенах там висят совсем не его великие предки, но никаких подробностей конюх не знал - экскурсию по дому ему не устраивали.
     В конце-концов, с трудом выбравшись из объятий совершенно пьяного конюха, считающего меня самым близким человеком на свете, я отправилась назад в гостиницу. С утра мне предстояло посетить несколько магазинов.
     
     Холодно и мрачно. Внутри дом Рейлея изменился. Нет, на первый взгляд всё осталось как раньше - узкие, полутёмные коридоры, огромные полупустые комнаты, минимум света и постоянный, неизвестно откуда берущийся в летний день, холод. Только сейчас дом выглядел заброшенным. Холл больше не мог тщательно следить за слугами, а ключница, наверное, совсем слаба глазами и ушами. Лестницы и полы безбожно скрипели, повсюду лежал толстенный слой пыли. Рыцарские доспехи и щиты на стенах потемнели, утратили блеск. Этот дом и раньше-то не казался гостеприимным, а теперь и подавно походил на склеп.
     Половица под моей ногой скрипнула. Звук был едва слышным. Я снова нажала ногой на пол. Всё ещё недостаточно. Топнуть что-ли? Топнула. На этот раз получилось громко. За дверью кто-то завозился. Если конюх ничего не напутал - это была комната няньки Холла. Дверь скрипнула, открываясь - и через мгновение ночной дом разбудил крик. Не просто крик, а дикий вопль - старуха орала так громко, что у меня заболели уши. Светильник вывалился из её рук, и коридор погрузился во тьму. Я побежала к заранее открытому окну и прыгнула вниз. В флигеле, где жила прислуга, загорались свечи - нужно было действовать как можно быстрее. Я как раз добежала до сарая, когда раздался очередной крик. Орала горничная, которой не повезло проснуться раньше всех. Видно, ей было плохо, но я не сомневалась, что глаза бедной служки едва не вылезли из орбит, а дрожащий палец указывает на фигуру в белом, стоящую посреди двора.
     Из флигеля выбежал заспанный дворецкий в ночной рубашке. Дедуля, похоже, был подслеповат, поэтому подошел к фигуре почти на сажень. И тут же отпрыгнул в сторону, заголосив тонко-тонко, будто мышь запищала. Я решила, что на первый раз достаточно и сильно дёрнула за верёвку. Белая фигура взмыла в небо и растворилась в темноте.
     
     Рынок шумел, как штормовое море.
     - Да, два раза явилась! Один раз на верху, в доме, значится, а второй раз внизу.
     - Пророчествовала?
     - Никто точно не знает. Перепугались все до смерти. Сама подумай - Белая Баба посреди дома, да ещё и два раза!
     
     - Храмовников, говоришь, вызвали? Не будет от этого толку. Белая Баба, пока своего не возьмёт - не уйдёт.
     
     - Да конечно, помрёт. Как пить дать - помрёт наш бургомистр. А я так думаю, что туда ему и дорога.
     
     - Так и сказала: "Жизни вам - три дня"? Свентовит явий, да как же это так. Неужто и впрямь все помрут?
     
     Я ходила меж рядов, прислушиваясь к разговорам. Вылазка, определённо, удалась. Правда, я чуть ногу не сломала, когда сиганула от окна, и верёвка с куклой едва не оборвалась, но всё это были сущие мелочи. Два белых наряда и один чёрный были запрятаны в надёжном месте. Чёрная ткань - лёгкая, как пух, и тонкая, как паутина - обошлась недёшево. Но придумано было славно - стоило легонько дёрнуть за верёвку, чёрное покрывало падало на белое одеяние, и казалось, что Белая Баба исчезает в ночной мгле. Конечно, в яркую луну этот фокус не пройдёт, но пока над городом висели тяжелые тучи. Днём стояла страшная духота, но даже ей не под силу было разогнать по домам охочих до сплетен горожан. О происшествии в доме бургомистра говорили абсолютно все. Эта известность могла повредить моему плану, но без неё обойтись было нельзя.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #92 - Июнь 12, 2006 :: 6:20am
 
    Вторую вылазку я осуществила через три дня. Подниматься к Холу пока было рано. Поговаривали, что он удвоил охрану для себя и сына. Снова не повезло старухе-няньке.
     На этот раз она только сдавленно пискнула и начала оседать на пол. Её руки дёрнулись и скрюченные пальцы ухватили тряпицу, закрывавшую моё лицо. Этого не было в плане! Я опешила, замерла, соображая, что же делать, как вдруг произошло что-то совсем странное. Глаза старухи буквально вылезли из орбит, она рёзко дёрнулась и прошептала:
     - Вернулась. Эления восстала из гроба!
     Когда эти слова дошли до моего сознания, старуха уже была мертва. Я вытягивала белую тряпку из скрученных пальцев и пыталась осмыслить последние слова ключницы. Эления? Она что, приняла меня за сестру? Вместо того, чтобы спрыгнуть вниз и заняться второй частью драмы, я почему-то двинулась в направлении башни. Той самой, где моя сестра провела последние дни своей жизни. Дошла до конца коридора, затем по лестнице на третий этаж, повернула в узенький проход, скрытый за гардиной, и начала подниматься по холодной каменной лестнице. В руке чуть позвякивали по привычке украденные с пояса старухи ключи.
     Серый камень. Повсюду был серый камень. Лестница покружила по спирали и вывела меня к обитой кованым железом двери. Замок открылся беззвучно, словно его регулярно смазывали.
     Мои глаза привыкли к темноте, и начала различать скудное убранство башни - широкую деревянную кровать со смятыми простынями, ободранную шкуру дикой собаки на полу и грубо сколоченный стол. В комнате стало светлее - свет луны пробился через тучи и проник в узкое окно, больше похожее на бойницу. Что-то на стене справа привлекло моё внимание. Какой-то странный блеск. Я достала из кармана крохотную лучину, зажгла её и едва сдержала крик - на меня смотрела моя сестра!
     Зелёные глаза. Длинные чёрные волосы, уложенные в высокую причёску, острый нос, изящные брови. "Эления..." - прошептала я так же сдавленно, как недавно старуха, и протянула руку. Пальцы ощутили шершавую ткань холста. Передо мной был портрет моей сестры. Моей сестры, удивительно похожей на меня, только гораздо красивее. Во мне не было такой мягкости черт, изящества, доброты и такого внутреннего света. Моё лицо казалось безжизненной маской рядом с сестрой. Сестрой, которая так никогда и не узнает, как мы похожи.
     Что здесь делал этот портрет? Кто и когда нарисовал его? А главное - зачем?
     Я закрыла дверь и спустилась вниз. Чучело, припрятанное на крыше, сегодня мне не пригодилось. Теперь я знала, что делать.
     
     Сложно объяснить портнихе, какое ты хочешь платье, если единственное объяснение, которым тебе доводилось оперировать раньше - это "нужно много карманов для ножей". Ещё сложнее объяснить, что нужный тебе фасон действительно устарел, и что такое действительно уже не носят, но тебе всё равно такое нужно.
     Сложно подобрать себе парик такого же цвета, как твои волосы, только в пять раз длиннее. Цирюльник будет рвать на себе рубашку, объясняя, что парик нужен, дабы изменить цвет волос, а не сохранить прежний. Сложно потом объяснить, ему в какую причёску уложить искусственные волосы - ведь эта причёска тоже устарела.
     
     В кои-то веки у меня на душе было спокойно. Меня не раздражали тупые модистки и парикмахеры. Меня вообще больше ничего не раздражало. В кармане панталон был запрятан самый главный ключ - ключ от спальни бургомистра. Остальные я вернула мёртвой старухе, мне не нужно было, чтобы их хватились раньше времени.
     Базар получил новую тему для сплетен. Ключница Рейлея увидела Белую Бабу и умерла - когда ещё такое будет?
     
     Я с трудом дождалась ночи. Время тянулось отвратительно медленно.
     Всё было готово. Платье и парик. Сонный порошок, раздобыть который удалось с большим трудом - а уж стоил он целое состояние. Были потрачены последние деньги, привезённые из замка Марены.
     Путь внутрь дома стал для меня привычным. Перелезть через забор, добраться по крышам сараев до флигеля, быстро пересечь двор и пролезть сквозь крохотное окно для вентиляции на кухне. Сложнее было протащить в окно рюкзак, но с этим я тоже справилась. Там же, на кухне, переоделась. Точнее просто накинула две белых тряпки - на тело и на лицо. Меня не волновало, сколько будет стражников - сонный порошок подействует на всех. Главное - вовремя задержать дыхание.
     Я двинулась вперёд по коридору. Спальня сынка бургомистра находилась в другом крыле. Конечно, если станет слишком шумно, стражники прибегут и сюда - на помощь товарищам, но шум в мои планы не входил.
     В конце коридора я различила фигуры трёх стражников. Один из них дремал в кресле, второй клевал носом, но третий, как ни странно, действительно нёс вахту.
     Белый шар покатился вперёд и я слегка топнула, чтобы привлечь внимание. Стражник уставился на меня и уже открыл рот, чтобы заорать, но тут же захлопнул его. Видно решил, что мужчине, а уж тем более стражнику, орать не положено. Его секундное размышление решила всё - коридор заполнился сизым дымом, стражник кашлянул, опёрся на стену и начал сползать вниз. Я кинулась вперёд, чтобы поймать его прежде, чем звякнут доспехи. В этот момент на пол едва не шмякнулся второй. Он лишь успел разлепить глаза - как снова погрузился в сон. Для того, чтобы поймать обоих, пришлось завалиться на пол, поймать на себя одного и придержать у стенки другого. И всё это без единого вдоха. Спящий в кресле парнишка так и не проснулся. Уложив стражников, я вернулась назад, чтобы вдохнуть немного свежего воздуха и переодеться. Мешок с вещами вылетел в окно - его нужно было подобрать на обратном пути.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #93 - Июнь 12, 2006 :: 6:20am
 
    Я вошла в комнату Рейлея и повернула ключ в замке. Он чуть слышно скрипнул, но от этого звука спящий бургомистр заворочался.
     - Ну, здравствуй! - проговорила я, устраиваясь в кресле. Холл подскочил на кровати как ужаленный.
     Окончательно распогодилось. Луна светила прямо в окно, и я села в кресло так, чтобы серебристый свет освещал мою фигуру.
     - К...Кто... - прошелестел бургомистр, зажигая свечу.
     Выглядел он совсем плохо. Костлявые руки подрагивали. Казалось, даже свеча для них - непосильная ноша. Холл взглянул на дверь.
     - Все спят. Как думаешь, какие сны им снятся?
     - Ты... Эления? Эления, это действительно ты? - в его голосе не было ужаса, на который я рассчитывала.
     - А ты надеялся, что я оставлю тебя в покое? - фраза получилась угрожающей. Это были не слова Элении, так говорить могла только Сирин.
     - Как ты можешь говорить такое? Зачем ты ушла, Эления? Как ты могла оставить меня? - я уже совершенно ничего не понимала. Рейлей сошел с ума гораздо раньше, чем я планировала!
     - Я ненавижу тебя, Рейлей!
     - Не говори так. Не говори этого снова! Ты не можешь меня ненавидеть.
     - Кто запретит мне? Ты?
     - Ты такая красивая, - проблеял Хол, словно не слыша меня. - Такая же юная и здоровая. Почему? Почему всё так несправедливо?
     - Несправедливо? - я встала и приблизилась к кровати. - Ты убил меня, Рейлей!
     - Ты сама выпрыгнула из окна! Ты сама убила себя и моего ребёнка. Я тебя любил. Я так тебя любил, Эления! Ты такая красивая, светлая... Ты как Лада. Я всегда желал тебя, я боготворил тебя!
     - Когда насиловал меня там, в башне? Это твоё боготворение? - я не собиралась обвинять его. Мне нужно было напугать его до умопомрачения. Я хотела, чтобы он плакал и валялся у меня в ногах. Я хотела приходить сюда каждую ночь и видеть его страх. Видеть его ужас и чувствовать, что его жизнь в моих руках.
     - Мне нужен был твой свет! - закричал Рейлей, привставая на кровати. - Он и сейчас мне нужен! Ты не видишь, кем я стал? Посмотри - я старый и дряхлый, а ты всё такая же молодая и красивая!
     - Я мертва!
     - А я, по-твоему, жив? Нет, не надо. Давай не будем снова ругаться. Ты только не уходи. Останься со мной.
     Меня начинало трясти. Я понимала, о чём он говорит. Эления и впрямь, казалось, излучала свет. Рядом с ней даже злые собаки становились игривыми щенками. Никто и никогда не держал на неё зла. Она могла помирить даже самых заклятых врагов. Её тихий, нежный голос всегда достигал того, к кому она обращалась. Достигал не ушей, а сердца.
     - Почему ты не захотела остаться со мной? Я бы дал тебе всё! Я бы положил к твоим ногам все сокровища этого мира. Почему ты не хочешь остаться со мной? Свет. У тебя был свет я видел его.
     - Ради моего света ты запер меня в башне. Убил тех, кого я любила?
     - Эления, любимая... Твой свет должен был принадлежать только мне. Ты должна была быть моей. До конца! Я не умею делиться и не хочу учиться! Ради тебя я был готов рискнуть всем. Да я для тебя... Я убил бы сотни людей, если бы это было нужно. Понимаешь? Это всё было только для тебя!
     - Для меня? - он действительно верил, что уничтожил всю мою семью ради любви к Элении.
     - Я для тебя на всё готов. Я бы вырезал весь город, если было бы нужно! Я всегда получаю то, чего желаю!
     Эта пламенная речь потребовала от бургомистра слишком много усилий. Он упал на подушки, тяжело дыша.
     
     Моё сердце ухало где-то в ушах. Я слышала его слова. И это были мои слова. Я видела перед собой себя же. Словно смотрела в кривое зеркало.
     
     - Ты убил меня... Ты убил всех, кто был мне дорог. Ты лишил меня жизни.
     - Ты сама лишила себя жизни!
     
     И он был прав. Мир разбился на сотни осколков. Вместе со мной.
     - Ты слепец. Глупый, старый, беспомощный слепец.
     Не глядя на Рейлея, я вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. Коридор расплывался перед глазами. Нет, весь мир расплывался перед глазами. Воздуха не хватало.
     Я шла вперёд, не видя ничего перед собой. Открыла парадную дверь и вышла на улицу. Июньская ночь пахла травой. Чуть слышно пели сверчки. Мир был полон жизни, но не капли её не было во мне. "Я убила бы сотни людей, если было бы нужно!" "Я всегда получаю то, чего желаю!"
     Не до конца осознавая что делаю, я сняла платье. Осталась в рубашке, брюках и сапогах. Платье и парик бросила в мешок, перелезла через стену и пошла вперёд. Остановилась, только услышав тихое ржание. Я понятия не имела, где нахожусь. Похоже, я зашла в торговый квартал и оказалась у таверны. Пить не хотелось. Мне не хотелось вообще ничего. Тёплые лошадиные губы ткнулись мне в плечо. Я бросила мешок, отвязала жеребца и помчалась вперёд, не разбирая дороги.
     
     
     
     
    Часть 4
     Мелочи. Глупые, ничего не значащие мелочи, из которых, оказывается, и состоит жизнь. Одноглазый с колодой в руке, сидящий на деревянном бочонке. Давным-давно кто-то из проигравших, не решившись выместить зло на великане, отыгрался на бочонке. Пнул так сильно, что сломались доски. С тех пор бочонок чуть покачивался, и только Одноглазому удавалось сидеть на нём и не заваливаться на бок.
     Орин, перебирающий струны мандолины летним вечером, когда воздух наполнен стрекотанием кузнечиков и вокруг лампады кружатся мотыльки. Светлые волосы, скорее белые, чем золотистые, собраны в низкую косу. Непослушные прядки выбиваются из плетения и цепляются за блестящую серьгу в левом ухе. Чистый голос, такой же серебристый, как волосы, и глубокий, как глаза, поднимается куда-то ввысь, в бездонное майское небо.
     Патрон. Его мощная, словно стальная фигура на искалеченных ногах. Вот он составляет очередной план нападения вместе со Штормом и Соловьём. Стоит прямо, двигаются только руки и губы. И все знают, как тяжело ему стоять всё это время, но молчат. Молчат, отказываясь замечать малейшую слабость за "батькой". И он говорит-убеждает-обсуждает, а я сижу в своём углу и боюсь услышать, что мощный бас дрогнет от напряжения. Но нет, я так и засыпаю под размеренный полушепот с мыслью: "Он снова выдержал. Прошел ещё один день".
     Высокий, худой парень с чёрными, как смоль волосами. Как же его звали... Алиан, Ален? Да, Ален. Он прибился к Кулаку чуть раньше Шторма. Кажется, он был учеником ювелира. Его убили при очередном налёте. Я запомнила этого парня только потому, что он сделал мне первый в жизни подарок. Подарок не краденый, не снятый с остывающего трупа. Ален перековал для меня одно из украденных ожерелий. Сделал тоненькую цепочку и медальон. Подарок потерялся вскоре после его гибели.
     Ройко. Друг, почти брат. Неужели он действительно любил меня? Я не видела этого. Я ничего не видела, только золото. Только месть.
     Я сама себя ослепила. Как дерево, не проснувшееся по весне. Оно просто не замечает, что зима кончилась, что мир ожил. Оно всё ещё в трескучем морозе и снежных сугробах, хотя зима давно отступила. Холл не уничтожил меня. Да, он лишил меня того, что было мне дорого, уничтожил людей, которых я любила, но потом я, как верная его ученица, начала отравлять свою же жизнь. Не он - я сама пустила по своим венам желчь вместо крови. Отвергала тех, кто мог согреть меня, отвергала тех, кто мог изменить мою жизнь и изменить меня саму. Он не разрушал меня - я сама с этим прекрасно справилась. Восемь лет. Восемь лет, наполненных только жаждой мести. Всё, что от них осталось - крохотные бусинки обрывочных воспоминаний. Сколько их? Пять? Десять? За это время можно было собрать роскошное ожерелье, но я, как глупый ювелир, отбрасывала всё. И то, что было действительно дорого, и то, что не имело ни малейшего значения. За восемь лет у меня не накопилось бусин даже на крохотное ожерелье памяти. Только обрывки и мелочь. Будто и не жила эти восемь лет.
     Я так много потеряла. Людей, которые так и не стали мне друзьями. Страны, которые так и не стали мне домом. И Шторма.
     
     Шторм. Великие Боги, я даже имени его не знаю! Знаю, что пальцы у него длинные и ловкие, что волосы непослушные и чуть вьются. Что глаза удивительного медового цвета, чуть темнее у края радужки и светлее к зрачку. Знаю, что даже когда губы его улыбаются, глаза остаются равнодушными и настороженными. Знаю, что он никогда не бывает до конца расслабленным, и только если спит совсем уж глубоко, морщинки у глаз и упрямые складки на лбу исчезают. Знаю, что в седле он выглядит так, будто там и родился. Что он сливается с конём, словно они говорят на одном языке и состоят из одной плоти. Знаю, что Шторм не любит украшений и иногда, когда чистит лошадей, поёт. Чуть слышно, под нос мурлычет какую-то мелодию, когда его никто не видит. Мало ли этого? Много ли?
     Макошь всемогущая, я ведь ничего не знаю о любви. О том, как люди встречаются, что говорят друг-другу. Я так мало знаю о жизни, в которой нет ненависти. Я просто так мало знаю...
     Шторм. Нужно было найти его. Я не знала, зачем мне это нужно, но чувствовала, что этот человек был для меня кем-то важным. Кем-то, кто мог бы научить меня жить иначе.
     "Я научусь жить иначе", - с этой мыслью я и заснула. Прямо в седле.
     
     Когда я проснулась, вокруг был туман. Ворованый жеребец, оказавшийся статным, суховатым, резвым и явно не дешевым, стоял рядом со свалившейся хозяйкой и нетерпеливо бил копытом по мокрой траве. Я села и нащупала в кармане шар из сонного порошка. Захватила с собой, на всякий случай. Ещё с десяток таких были спрятаны в Тиритском парке. Интересно, кому повезёт наткнуться на этот клад? Денег от продажи шара вполне хватало на путешествие в Ганарию, если особенно не шиковать.
     Я надеялась, что эту находку можно было счесть хорошим предзнаменованием.
     Было прохладно. Белая пелена застилала всё вокруг. Я видела только себя и жеребца.
     "Назову тебя Туманом", - решила я. - "Тем более, что цвет у тебя подходящий, серый".
     Мы медленно двинулись вперёд, сами не зная куда.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #94 - Июнь 12, 2006 :: 6:22am
 
    Следующие дни я снова и снова прокручивала в голове наш последний разговор со Штормом. Его слова звучали у меня в ушах, пока я пересекала Ромнию, направляясь на запад. "Знаешь, где меня искать!" Единственное, что я знала - он вернётся в Ганарию и купит себе ранчо, чтобы разводить лошадей. Это всё. Не так уж много информации. Приходилось расспрашивать путешественников в гостиницах и харчевнях. Шторм рассказывал мне о своей родине, но тогда мои мысли были заняты совсем другим.
     
     Нельзя сказать, что рассказы пилигримов особенно вдохновляли. Ганария, судя по их словам, была не так уж велика, но там не было крупных городов. Вся страна, за исключением Латьёлы - административного центра - цепочка не связанных друг с другом ферм. Конечно, называть Ганарию отдельной страной не совсем верно. Это вроде как округ Ромнии на особых правах. Там не действовали ромнийские законы, а времени на изучение законов Ганарии у меня не было. Единственное, что я хорошо запомнила - одним из самых страшных преступлений там считается конокрадство. Учитывая, что я путешествовала на краденом жеребце, это была очень ценная информация.
     Кроме этого, в Ганарии своё правительство, свои правила и уложения. Всё, что делают жители округа - поставляют Ромнии своих великолепных лошадей и платят какие-то деньги за землю. Это другой народ и другие обычаи. Я слышала, что у них и короля-то нет. Есть какой-то совет, в котором собираются представители разных районов округа, он то и принимает решения. Но представителя жители сами себе выбирают, и если тот их не устраивает - избирают нового.
     Зачем я ехала туда? Что мне было нужно от Шторма? Сказать ему, что я всё же остановилась? Или что я не так плоха, как он обо мне думал? Или всё же признаться, что он мне нужен, что бы я там ни говорила? Всё это было слишком сложно и запутано. Найду я его - и что? Скажу: "Привет, Шторм, давно не виделись! Кстати, я не убила Холла, и ещё я вроде как тебя люблю. То есть я не уверена, любовь это, или как это называется, но надеюсь, что ты мне всё объяснишь!" Он умрёт со смеху, а я от стыда. Что я могу ему сказать? "Вот она я, приехала!" Ладно, сначала нужно его найти. Буду надеяться, что слова сами найдутся.
     
     Если бы Ганарию можно было описать одним словом - то это было бы слово "свобода". Яркое южное солнце выжгло траву, и золотые остовы покачивались от лёгкого ветра. Всюду, сколько хватала взгляда, плескалось огромное море золотой травы. Волны ходили по нему, сгибая побеги, и слышался тихий шепот. Разговор земли и ветра. Он звучал всюду - днём на пыльных дорогах, и ночью, во время привалов, когда к шепоту травы добавлялся стрекот цикад, а в небе летали мотыльки. Звёзды здесь казались близкими. Протяни руку - и обожжешь ладонь о нежное серебристое сияние. Золотые дни и серебряные ночи.
     Серая кобылка, лёгкая, гибкая, тонконогая несла меня вперёд. В неизвестность.
     Поиски затягивались. В Ганарии не было ни придорожных гостиниц, ни крупных селений, где можно было бы переночевать и послушать сплетни. Я знала, что у Шторма достаточно средств, чтобы купить хорошее ранчо и приобрести очень хороших лошадей. Именно так я его и искала - спрашивала у каждого встречного, не слышал ли он о богатом купце, что недавно вернулся из Ромнии и теперь закупает превосходных племенных. Вот только встречных было не так уж много. В Латьёле мне ничего узнать не удалось, и я почти месяц носилась по пыльным дорогам, ночевала на фермах, общалась с хозяевами и работниками. Самым сложным было не отчаиваться. Убеждать себя, что я найду Шторма было гораздо сложнее, чем верить в то, что я когда-нибудь отомщу Холлу. Чем больше времени проходило, тем сильнее становились мои сомнения. Нужна ли я Шторму, захочет ли он меня видеть после того, что случилось?
     Повезло мне на какой-то ферме, названия которой я не запомнила. Ковбой - конный пастух, недавно нанятый на работу, рассказал мне, что его бывший хозяин недавно продал большую часть своих племенных какому-то господину с ромнийским выговором. Сам он ничего об этом господине не знал, но рассказал мне, как найти своего бывшего хозяина. Я снова вернулась в Латьёлу, разыскала таки на конной ярмарке нужного мне человека и, собрав всю волю в кулак, отправилась на юг Ганарии.
     
     С каждой верстой, пролетающей под ногами Тумана, росло моё волнение.
     Сначала ранчо казалось просто тёмным пятном на золотистом море. "La expectativa" - так называлось ранчо Шторма. Наверное, это слово что-то обозначало на древнем языке ганарии, но я говорила только на ромнийском, да и на родине Шторма древний язык был почти забыт.
     Постепенно ферма обретала очертания. Можно было различить большой хозяйский дом в три этажа, дворовые простойки - загоны, сараи, дома ковбоев, ещё какие-то строения и даже небольшой сад с прудом. Последнее было настоящей роскошью для Ганарии - степного края.
     
     Когда я, наконец, добралась до цели, солнце клонилось к закату. Мне не хотелось привлекать внимания, поэтому я спешилась заранее и отправила лошадь погулять. В глубине души мне было очень страшно. Патрон говорил, что не боятся только идиоты и мертвецы. Я больше не была ни тем, ни другим.
     Двор оказался пустым. Несколько минут я стояла недалеко от дома и пыталась придумать, что же делать дальше. Просто зайти и поздороваться? Неожиданно до меня донеслись чьи-то голоса. Тело среагировало раньше, чем голова. Я кинулась к сараю, юркнула внутрь и замерла, вглядываясь в открывающиеся двери.
     
     На пороге появились две фигуры - высокий, жилистый мужчина с длинными волосами, при виде которого сердце почему-то забилось быстрее, и миниатюрная блондинка в длинном шелковом платье. Сердце стукнуло ещё раз, ещё... и рухнуло куда-то в желудок. "Спорю на сотню золотых - это не его сестра", - пронеслось в голове, а не губах появился странный привкус, словно я пообедала полынью. Шторм аккуратно поддерживал девицу под руку, она чинно вышагивала по посыпанной гравием дорожке, плавно покачивая бёдрами. Порыв ветра растрепал золотистые волосы, и дамочка изящным движением поправила причёску. У неё каждое движение было таким - изящным, грациозным и в то же время чуть небрежным. Я хорошо видела тонкую фигуру, точеное личико, огромные, широко распахнутые глаза, как у фарфоровой куклы, тонкую ладошку с длинными пальчиками. Куда уж мне. Когда мы только вернулись в Тирит, одна из модисток, снимавшая с меня мерки, громко причитала: "О великие Боги, милая моя, откуда у вас такие мускулы - посмотрите, вы же как из камня сделаны! Женское тело должно быть мягким, приятным на ощупь! Как я могу оголить ваши плечи, это же отвратительно! А кожа? Дорогая моя, неужели вам никто не говорил, что кожа у женщины должна быть светлой и гладкой, как шелк? Сколько времени вы провели на солнце без шляпки? О, нет, не говорите мне этого, я вовсе не хочу знать таких ужасных подробностей! Вот, что я вам скажу, дорогая. Ваше главное, и единственное, надо сказать, достоинство - грудь. Увы, я не могу замотать вас в ткань с головы до ног и обнажить исключительно груди, хотя мне начинает казаться, что это единственный ваш шанс хоть как-то привлечь внимание. Понимаете? Я не могу даже сшить для вас платье с глубоким декольте - все увидят ваши ужасные плечи и все эти мускулы..." - все эти стоны тут же ожили в моей голове, так что я против воли стукнула кулаком по стене сарая. Шум долетел до Шторма и его девицы. Она тут же, словно от испуга, прижалась к груди ганарца. Вроде как ненароком. И Шторм, естественно, её не отодвинул.
     - Не беспокойтесь, Джульетта, это просто ветер!
     - О, вы думаете? Знаете, я так боюсь резких звуков...
     Шторм мило улыбнулся. Макошь великая, он может мило улыбаться! Мне он не улыбался так никогда. Три месяца назад этот самый мужчина говорил мне, что он меня любит, а теперь мило любезничает с этой безмозглой блондинкой!
     "Я убью его! Я убью его сегодня же!" - пообещала я себе и чуть успокоилась.
     Ганарец довёл девицу до экипажа. Они трогательно прощались - блондинка положила руку на грудь мужчине и приподняла кудрявую головку, чуть выставив губы вперёд. Всё это было настолько мило и очаровательно, что хотелось плеваться. Ну а Шторм, конечно, не преминул воспользоваться случаем облобызать дамочку. Если бы моя позиция была удобнее, я бы давно воспользовалась одним из своих ножей. Один бы прекрасно вошел блондинке прямо в лоб, а второй куда-нибудь в район сердца ганарцу. Это было бы замечательно, но они стояли чуть в стороне, солнце святило прямо в сарай, и если бы я чуть двинулась - Шторм бы тут же это заметил.
     - О, Себастьян, я буду с нетерпением ждать нашей следующей встречи! - прошептала дамочка, естественно, краснея.
     "Себастьян, значит! Эта безмозглая курица знает его имя? Интересно, что он попросил у неё взамен? - Ах, вы не скажете мне своё имя, мой герой? - Ах, прелестная леди, только если вы назовёте своё и позволите мне прижаться некоторыми частями моего тела к ложбинке меж ваших грудей!" - хотя последнее вряд ли возможно, груди у дамочки были более чем скромные. Прежде чем к ним прижаться, их бы пришлось долго искать!
     Пока я кипела от злости, экипаж уехал. Шторм постоял на дорожке, сложив руки на груди. По крайней мере, он не махал ей в след белым платочком - и то радость. Минуту спустя он вернулся в дом, а я сползла по стене сарайчика прямо в стог сена. Дико хотелось что нибудь ударить и кого-нибудь убить. Последнее я откладывать не собиралась.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #95 - Июнь 12, 2006 :: 6:22am
 
    Несколько часов я наблюдала за домом. Проникнуть внутрь было не так уж сложно, самым сложным было застать Шторма врасплох. Мне не по силам одолеть его в честном бою - это я усвоила ещё в детстве, поэтому единственной возможностью убить его оставалось нападение сзади. Подкрасться как можно незаметнее - и полоснуть ножом по горлу. Но в таком случае я не увижу его глаз, а он так и не узнает, от чьей руки подох! "Ладно, будь что будет", - решила я, пробралась к стене и заглянула в окно. Судя по мебели, это оказалось окно столовой. Стол из тёмного дерева, картины на стенах, несколько букетов свежих цветов - идеальная обстановка комнаты в доме помещика средней руки. В столовую вошла женщина. Судя по одежде - служанка. Я прижалась к стене, стараясь не дышать. Всё же нужно было подождать до вечера!
     Служанка подошла к окну, под которым я пряталась, и - о чудо! - настежь его распахнула. В такое везение было сложно поверить. Как только девица исчезла в дверях, я проскользнула в комнату. Лучше всего было устроить засаду в спальне, оставалось только её найти.
     Усадьба была трёхэтажной. Скорее всего, спальня располагалась на последнем этаже - по крайней мере, так было в богатых домах Тирита. Стараясь не шуметь, я прокралась к двери, выскользнула в коридор и молниеносно промчалась по лестнице. Она вывела меня в небольшой холл с диваном, несколькими креслами и цветами в кадках. Сзади раздались шаги. Я юркнула за кресло, стараясь не дышать.
     - Ты сменила постельное бельё в спальне сеньора? - раздался хриплый, старческий голос. Наверное, это был дворецкий. Из своего убежища я видела только кожаные туфли с пряжками.
     - Как раз туда направляюсь, - нелюбезно ответила обладательница грубых башмаков с оторванной подмёткой.
     - Иди-иди! И побыстрее!
     Башмаки развернулись и пошли по коридору. Туфли начали спуск по лестнице. Я выглянула из-за кресла. Жирная девица дошла до первой двери, тяжело вздохнула и вошла внутрь. Нужно было дождаться, пока она вернётся. Я надеялась, что смена белья не займёт у неё много времени - ноги от неудобной позы начинали затекать.
     Минут через пятнадцать служанка вернулась и спустилась вниз. Я выползла из укрытия и направилась в спальню Шторма. Раз дамочка меняла бельё - значит, хозяина тем не было. Очередная удача.
     
     Спальня Шторма совсем не походила на комнату, которую он занимал в тиритском доме. Здесь не было изящных безделушек или глупых ангелочков на потолке. Золотисто розовый свет клонящегося к закату солнца проникал в комнату сквозь большое, широко распахнутое окно. Большую часть спальни занимала широкая кровать, застеленная бежевым покрывалом. Вся мебель в комнате была из тёмного дерева, но не красноватого, как заведено на севере, а тёпло-коричневого. Ещу здесь стояло уютное кресло, небольшой секретер, шкаф с книгами и одеждой; вторая дверь вела, судя по всему, в ванную. Я вошла в эту комнатку и прикрыла дверь - заметить меня от входа было невозможно. Кресло стояло спинкой ко мне. Я надеялась, что Шторм решит почитать перед сном и окажется в максимально незащищённой позиции, но на часах была лишь половина шестого. Пришлось настроиться на долгое ожидание.
     
     Шторм вошел в комнату почти без шума. Я не прождала и получаса. Похоже, пока я кружила вокруг дома, он успел переодеться - теперь на нём была светлая рубаха и кожаный жилет. Отросшие каштановые волосы были собраны в хвост, и кончики чуть развевались от свежего ветерка, доносившегося из окна. Шторм сел в кресло и взял со стола книгу. Я решила подождать, пока он углубится в чтение.
     - И долго ты планируешь там стоять? - его голос вырвал меня из мира грёз, в котором я держала в руках его отрезанную голову.
     Я бросилась на ганарца, но он молниеносно вскочил и отпрыгнул в сторону.
     Мы прошлись по кругу, ожидая, кто же двинется первым. Я сделала выпад. Он снова ушел в сторону - я даже не задела его! Нужно было успокоиться. Чем сильнее я буду психовать - тем проще меня будет одолеть. А сегодня я рассчитывала записать на свой счёт ещё один труп.
     - Значит, так это ты меня ждёшь? - прошипела я.
     - Я разве обещал тебя ждать? - он удивлённо уставился на меня, и я против воли начала прокручивать в голове наш последний разговор. Лихо! Он действительно ничего мне не обещал. Великая Макошь, с чего я вообще решила, что он будет меня ждать? Припёрлась сюда, на край земли... Зачем?
     - Действительно, не обещал. Но я всё равно убью тебя!
     Злость придала мне силы. Я выбросила вперёд кулак и ударила Шторма в живот так быстро, что он не успел закрыться. Ганарец отлетел к стене, я бросилась за ним, крепко прижала его левую руку к деревянной панели и приставила нож к горлу. Доктор говорил, что "господин Хельди" после ранения не сможет владеть правой рукой так же хорошо, как раньше. Оставалось надеться, что доктор был прав.
     - Что с Холлом?
     - Тебя это не касается. Лучше бы помолился.
     - Я? Помолился? Видишь ли, девочка, я собираюсь пожить ещё некоторое время, - возразил Шторм. Я чуть двинула лезвием. Красная струйка побежала по смуглой коже. Правой рукой мне приходилось удерживать нож и контролировать его больную руку. Нужно было побыстрее заканчивать с этим.
     - Так зачем ты сюда явилась? Соскучилась?
     Это ублюдок, казалось, не замечал, что остро наточенное лезвие упирается ему прямо в шею. Или его просто не волновало то, что я в любую секунду могу отправить его к праотцам?
     - Дура была. Но теперь поумнела. "Я тебя люблю, бла-бла-бла!" - ты это всем говоришь, Себастьян - или как тебя там?
     - А почему тебя это волнует? Ревнуешь, девочка?
     - Ублюдок! - я двинула лезвие вперёд, намереваясь перерезать ему горло, но Шторм резко дёрнулся в сторону - и через секунду к стене была прижата я. Он с силой сжал мою руку с оружием - пальцы разжались, и нож упал на пол.
     - Девочка, ты испортила мне любимую рубашку. У тебя что, совсем нет совести?
     - Сукин сын! Кто бы говорил про совесть!
     Я попыталась пнуть его, но ганарец лишь навалился на меня всем телом так, что я едва могла дышать.
     - Что с Холлом? - повторил он.
     - Он тебе что, брат названый? Я не знаю, что с ним! Когда уезжала из Тирита - он был жив, но потом я как-то не интересовалась его здоровьем!
     - А чем же ты занималась?
     - Тебя, ублюдка, искала! - заорала я, пытаясь скрыть подступающие к глазам слёзы, но они всё же выкатились из глаз. Теперь я уже ненавидела себя.
     Неожиданно ганарец чуть ослабил схватку. Я тут же ударила его по повреждённой ноге и кинулась к ножу. Не тут-то было. Падая, Шторм схватил меня за куртку - и мы полетели на пол. Сначала мне удалось подмять его под себя, но через секунду я оказалась снизу, и он крепко прижал меня к полу.
     - Это было больно, знаешь ли, - тяжело дыша, заметил он.
     - Когда я перережу тебе глотку, будет больнее, - пообещала я, чувствуя, как срывается голос. Это было так унизительно!
     - Ты всё такая же бешеная, - он вздохнул. - Почему ты не убила Хола?
     - Дура была потому что. Да отпусти ты меня!
     - Если я тебя отпущу - ты меня убьёшь. Я же не враг своему здоровью.
     - Я тебя убью, даже если ты меня не отпустишь, понял?
     - Чего ты так долго ходила вокруг дома?
     До меня не сразу дошел смысл его слов.
     - Ты меня видел? Ты знал, что я там, а сам целовался с этой... этой... этой фифой?
     - Это она со мной целовалась. Ну ладно-ладно, не дёргайся! А то сломаю тебе что-нибудь ненароком.
     Я попыталась его укусить, но он лишь чуть отодвинулся в сторону.
     - Джульетта, знаешь ли, дочь богатого землевладельца. Я тут изо всех сил пытаюсь стать респектабельным членом общества. Женитьба на такой девице благотворно бы сказалась на моём статусе...
     Я ругала себя последними словами. Как я могла быть такой глупой и слепой? Я ведь почти убедила себя, что люблю этого ублюдка. Но это ещё ничего! Я почти убедила себя, что он меня любит!
     - Себастьян - это твоё настоящее имя?
     Шторм, казалось, удивился смене темы разговора, но меня не отпустил.
     - Да. Себастьян ла Лерта. Я, знаешь ли, родился в этих краях. Мой отец слишком любил скачки - он проиграл имение и всё имущество, когда мне было десять. Затем папаша окончательно спился, а я сбежал из дома и отправился в Ромнию. Дальше много всего неинтересного. Но я всегда хотел вернуться сюда. Степи, лошади, запах цветущей травы... Всё это нравится мне гораздо больше, чем вонь тиритских сточных канав.
     - Отпусти меня.
     На этот раз я почему-то просила. Злость ушла, осталось одно разочарование.
     - Думаешь, стоит? Что ты будешь делать, если я тебя отпущу?
     - Уйду.
     - Разве ты не собиралась меня убить?
     - Разве ты не говорил, что любишь меня? - невесело усмехнулась я.
     - Ты пожелала мне провалиться сквозь землю вместе со всей мой любовью. Или я что-то путаю?
     Что я могла сказать на это?
     Шторм поднялся сам и подал мне руку. Я проигнорировала этот мирный жест и встала на ноги.. Мы стояли друг против друга, не шелохнувшись. Нужно было уходить. Развернуться и выйти в дверь - но я не могла заставить себя двинуться с места.
     - Три месяца
     Я не поняла о чём он.
     - Три месяца! Какого лешего ты так долго там возилась!
     Шторм шагнул ко мне, или я шагнула к нему - не важно. Важно лишь то, что я ощутила запах нагретой солнцем кожи, травы и ветра. Это был запах его объятий. Запах этого мужчины. Запах этой страны. Запах жизни.
     - Тебя было сложно найти, - пролепетала я, жмурясь от солнечного света.
     - Меня? Сложно? Да я чуть ли не каждой собаке в Ганарии рассказал о том, где я и как меня найти!
     - Я не разговаривала с собаками.
     - Значит, тебе всё-таки нужны мои нравоучения и всё остальное?
     - Нравоучения, пожалуй - нет.
     Мне хотелось, чтобы он снова поцеловал меня. Не так, как в прошлый раз, а по-другому, хотя как это "по-другому" - я и сама не знала.
     - А как же твоя Джульетта?
     - Какая Джульетта? Ах, эта Джульетта? Девочка, я же с ней умру со скуки!
     - Значит, ты не собирался на ней жениться? - очарование момента куда-то унеслось. -Зачем тогда ты мне тут вешал лапшу на уши? Поиздеваться захотелось? Ты ублюдок, Шторм, ты знаешь об этом? Как ты мог вообще... Он закрыл мне рот поцелуем. И это было правильно.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
hellmouth
Адепт
***
Вне Форума



Сообщений: 388
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #96 - Июнь 12, 2006 :: 11:08pm
 
Напишу еще и здесь. Мне ужасно понравилось. Большое спасибо Warda!!! :цветы:
А когда мы увидим начало третьего рассказа?
Наверх
 

Ни один человек не может иметь все, что он хочет так, как он этого хочет...
267241374  
IP записан
 
Juel
Житель
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 73
Re: Проклятие Марены
Ответ #97 - Июнь 12, 2006 :: 11:30pm
 
свершилось, наконец-то продолжение! и окончание.. немного грустно что такая замечательная история закончилась. теперь им остается жить долго и счастливо.. если не поубивают друг друга, конечно. зато скучно не будет, это точно. варда спасибо огромное! (как то мне помнится что-то говорилось о том что будет еще третья история об этом мире..??)
Наверх
 

если к вам пришел кто-то белый и пушистый - все кончено... это песец!!!
 
IP записан
 
Juel
Житель
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 73
Re: Проклятие Марены
Ответ #98 - Июнь 12, 2006 :: 11:33pm
 
Цитата:
А когда мы увидим начало третьего рассказа?

вот, точно, где-то говорилось, раз не одна я помню.. (с надеждой заглядывая в глаза автору)
Наверх
 

если к вам пришел кто-то белый и пушистый - все кончено... это песец!!!
 
IP записан
 
Jakly
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


...Не играй с мечтами
других...!

Сообщений: 2471
Москва
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #99 - Июнь 13, 2006 :: 4:44am
 
Главное для Сирин - вовремя остановиться! ;-D
Warda, очень понравилось, спасибо огромное. :цветы:
Наверх
 

Красота зависит лишь от точки зрения наблюдателя. (с)
 
IP записан
 
Страниц: 1 ... 5 6 7