Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Внезапно новый перевод! Лорел Гамильтон "Трепет света" (Мередит Джентри-9) Глава 11! Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 
Simplex Veritas (Прочитано 10972 раз)
Raziel
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


for the time is near (Revelation,
22:10)

Сообщений: 4834
Пол: male



Simplex Veritas
Май 24, 2006 :: 4:12am
 
Давно я, знаете ли, вдохновлялся и подумывал о том, чтобы написать скетч, но все как-то недосуг было, да и с темой никак не мог определиться… А тут JC, сам того не ведая, любезно подал идею, за что ему большое спасибо! Правда, по мере написания, скетч стал обрастать множеством слов и даже законченным сюжетом, отчего больше стал напоминать рассказ, и я решил запостить его отдельно, попытавшись по мере сил сохранить элементы скетча. Прошу любить и жаловать. Круглые глаза


Simplex Veritas

Я войду в радость дня, "блудный сын".
И скажу: "Вот и я, здравствуй, мир!"

Жанна Агузарова, «Верю я».


Великий Храм возвышался над городом… Нет… Возвышался – убогое, увечное слово рудиментарного языка, неспособное отобразить всю мощь и великолепие прекрасного колосса... Его златой шпиль попирал небеса, грозно указуя на дерзновенные звезды, что осмелились бесстыже подглядывать за благолепием святыни… Хрустальные купола загадочно мерцали, отражая свет дневного и ночного светил и служили надежным маяком заблудшим путникам... Храм, стоявший на горе, пронзал облака, но вечные небесные странники не дерзали приближаться к его стенам, лишь свет безбоязненно входил в двери искусных витражей, расцвечивая внутреннее убранство яркими красками…

В молельном зале алтарного чертога было многолюдно. Сотни жрецов в голубых одеяниях, расшитых золотыми нитями, стояли на коленях, паки и паки ударяя мощными натруженными лбами о прозрачные плиты пола. Чертог наполняло протяжное многоголосое «ооооооооо», чередующееся с кратенькими «о», «о», «о», звук воспарял над склонившимися фигурами, кружился над обритыми макушками жрецов, вверх, вверх, чрез прошитые лучами солнца пустоты до самых хрустальных куполов, заставляя их вибрировать так, что обитатели иных планов бытия внимали удивительным звукам, неведомо как достигшим их пределов…

А что же стены, спросите вы… О-о… Стены храмовых пределов были расписаны величайшими художниками, собранными со всех пределов ведомой ойкумены. Прежде чем творцам было дозволено коснуться стен чертогов, Верховный Жрец освятил их кисти, краски освятил их и лично обратил гениев в веру Пророка. Денно и нощно бдели они, вдыхая ароматы курящихся наркотических благовоний, слушая зычный голос Жреца, читавшего им «Деяния Пророка». Художников посещали видения полные удивительных образов и ярчайших красок, что не знала доселе их палитра. Они наблюдали за Хождениями Пророка по градам и весям, по миру и вовне мира, внимали его пророчествам и притчам, созерцали его сражения с демонами Внешней Тьмы и демонами тьмы человеческих сердец, словно губка впитывали его Учение. Лишь спустя сто дней и девяносто девять ночей взялись они за кисти и краски. Тридцать три года, три месяца и три недели работали они и создали такие шедевры, что не видел еще мир ни под сенью луны, ни под сенью солнца. Падали, падали из рук их кисти и палитры, возгласы изумления и восхищения вырывались из уст их, слезы радости катились по щекам их.

Едва работа была окончена, Верховный Жрец собственными руками вырвал творцам глаза, и руки с языками жертвенным ножом отрезал им, дабы не повторили и не превзошли они собственных дел, да не рассказали о них неправедным с нечестивцами.

- Радуйтесь милости сей! – воскликнул Жрец, воздымая окровавленные руки. – Последнее дело таланта вашего, Пророком дарованного, послужило Ему, а не богачам с тугими мошнами, коих вы, в путах собственной алчности писали на холстах, полня лица их лживой благостью, да убирая лишний жир с упитанных боков. Последнее, что видели глаза ваши, шедевры Пророком вдохновенные, а не скудость смертного одра, не тварность этого мира пороками и прелюбодеяниями напитанного! Последнее, что рекли уста ваши – восхищение Деяниями Пророка, что никто не видел, лишь вам открыты были. Каюсь во грехе, я завидую вам. И себе вырвал бы я глаза, да удесы отсек бы в сей же сладостный миг, но… я недостоин.

Кажется, будто осознание собственной недостойности лишило жреца последних сил, и так без мала потраченных на угодное Пророку дело. Его грузная фигура пошатнулась, рука легла на колонну.

- Велика ответственность моя пред ликом Его, - устало сказал жрец. – Ноблесс, как говорится, оближ. Глаза нужны мне, чтобы зрить в души человеческие и видеть мерзость греховную, что свернулась калачом аки змея на солнце; язык надобен мне, чтобы речь рацеи слуху Пророка угодные, руки – чтобы творить обряды, Учителем нашим завещанные. Нет, не просите, братия и сестры, не могу я присоединиться к вам в счастии вашем, ибо значит се, что предам я дело Пророка...

Зал наполнился невнятным гомоном, и Жрец поднял окровавленную руку, но вовремя сообразил, что без глаз им ее не увидеть.
- Не благодарите меня, не благодарите! Я лишь смиренный ученик, что идет путем, светочем мудрости Пророка нашего озаряемым… Он и воздаст мне.

Люди в голубых одеяниях все так же молились, когда высокие двери чертога распахнулись, и в зал вошел сам Верховный Жрец. Как, как передать великолепие наряда его, сшитого из волос юных эльфийских дев, в мыслях ще не вкусивших мужей; из волос, что нежнее шелка, мягче лунного света и легче гусиного пуха?.. Наряда, шитого золотыми и серебряными нитями, изукрашенного карбункулами и яхонтами, сверкающего так, что само солнце, узрев, пристыжено спряталось бы за облаками… Нет, нет, никак нельзя, самые изысканные слова самых древних эльфийских наречий, призванные на подмогу, уподобятся ушату нечистот, что плеснули в лицо святому. Обмолвлюсь лишь, что даже самые почтенные, умудренные сединами и опытом жрецы не рисковали отомкнуть взоров от пола, дабы не омрачить молитву гнусными судорогами экстаза, сим великолепием вызванного.

Жрец остановился, оглядывая молящихся. Кто знает, отчего так хмурятся густые кустики бровей? Быть может, пребывает он в думах о мире, по самые гланды погрязшем в клоаке грехов; погрязшем, но все еще надеющимся на спасение? А может, вслушивается он в хор голосов, молитву возносящих, чтобы выловить одну-единственную фальшивую нотку и немедля, немедля отправить ересиарха в пыточные застенки, что в изобилии имелись в храмовых катакомбах? Бывало, бывало… Но, быть может, нонче слух его обращен к иному? К отголоскам мыслей Пророка по эфиру разлитым и благостью животворящей исполненным? О, нет… Размышляет он об отошедшей ночи, что должно было провести в молитве и бдении, в бдении и молитве, и что провел он, пользуя – страшно сказать! – совсем еще молоденькую эльфийку-рабыню, что была при Храме служкой…

Грех се, нахмурив брови и покачав головами, скажете вы, и будете правы. Нет, не думайте, будто Жрец лгал себе, ибо это не так. Грешил он и ведал, что грешит, но грех его был благонамерен. Аще не буду грешить я, размышлял он, укладывая эльфийку на постель и срывая покровы с девичьих персей, и буду безгрешен, не есть ли се грех самый великий? Не стану ли уподоблять себя Пророку нашему, единственно имеющему право называться Безгрешным?! Так согрешим же, согрешим немедля!

Но не думайте, будто бы грехи свои Жрец стирал простым омовением рук, о нет, грех должен быть наказан!! Едва отойдя от сладостных судорог, жрец побагровел от одного взгляда на эльфийку.

- Мерзейшая из дщерей Порока, - закричал он, вскакивая с постели и указуя трясущимся перстом на перепуганную эльфийку. – Окаянное отродье, вздумала сбить ревностного слугу Пророка с пути истинного?! Обмакнуть слабую плоть в мед блуда, оплести ее путами разврата?! Не бывать тому, слышишь, не бывать доколе правит слабой плотию твердый дух!
С этими словами Жрец осенил себя знамением Пророка, швырнул эльфийку на пол и принялся избивать всем, что было под рукой. На крики сбежалась стража.
- Схватить ее! – кричал Жрец, буравя стражников полыхающими глазами. – На кол! Четвертовать! Сжечь немедля!
Стражники подхватили бездыханное тело и поволокли было прочь, но…
- Остановитесь неразумные!
Стражники обернулись. Жрец замер, театрально подняв руку и смиренно склонив голову. Гнев его угас, как пламя лучины от порыва ветра.
- Ее вина велика, но мы должны разделить ее, - молвил он. – Она опутала меня своими сетями, и вера моя не смогла рассечь сих пут, а значит, вера моя слаба. Я приму на себя часть ее наказания. Отнесите ее в каземат, приведите в себя и тяните из нее раскаяние калеными щипцами, тяните, пока Пророк не подскажет вам, что раскаяние искренне.
Стражники ухмыльнулись.
- Только не умертвите, - грозно сказал жрец. – К вечеру она должна быть на ногах. А я… Я сам назначу себе епитимью.
Помолившись, жрец поднял с пола шелковый пояс от ризы, завязал на нем два узелка, и, не щадя сил, стегал себя, пока не занялась заря.

***
- Ты поможешь мне?
Сияющий блин солнца давно скрылся за горизонтом, Пророк уже рассыпал по небу сверкающие алмазы, город спал, и лишь в немногочисленных окнах таверен горел свет. В одно из таких окон с особым любопытством заглядывала надкушенная ватрушка луны.

За столом сидел старик в грязной хламиде. Лицо его было скрыто в тени капюшона, наружу торчал лишь раскидистый ракитник бороды. Старик ел похлебку, громко причмокивая и стуча деревянной ложкой по тарелке. Пауза затянулась.
- Ответь же мне, ответь! – вскричала она, схватив старика за руку.
Ложка с похлебкой опрокинулась, украсив стену мрачными потеками и кусочками овощей. Старик уставился на пятно.

Что он там видит, вопрошала себя Ирнэ. Что мерещится ему в темных водах похлебки на стене? Гигантский кракен из бездн морских, раскинувший свои щупальца над островками морковки, редиски и турнепса? Невинные барашки, пасущиеся на изумрудных лугах, прорезанных сетью чистейших ручейков? Вряд ли… А может – Ирнэ ужаснулась – быть может, читает он потеки похлебки на стене будто причудливую руническую вязь, вопрошая у Высших сил, достойна ли она его помощи?!

О, великий Пророк, сделай так, чтобы там было написано «да»! Одинокая слезинка жидким бриллиантом скатилась по ее щеке... Лицом она была молода, но в ее фиалковых глазах водили хороводы столетия….. Жди……. Ты ждала так долго, что по сравнению с этой пыткой все искусство палачей храмовых застенков покажется невинными забавами ягнят на лугу… Ты ждала так долго, что все, кого ты знала в юности, давно угасли, как свеча на ветру; угасли они, их дети, дети их детей… Так что значат еще несколько минут ожидания? Ничего… И все… Так мало, но так много… Так много и так мало… Этот дуализм острыми иглами впился в ее и без того истерзанную душу, устремляясь все глубже и глубже, выпрыскивая яд, растекающийся по последним островкам разума в бурлящей пучине безумия… Хотелось кричать во весь голос, хотелось в изнеможении изорвать одежды, хотелось вознести руки и воззвать к Пророку,  но…. Она ждала, смиренно опустив взгляд……..
Наверх
 

- Кто так молится: "Боже, сделай меня добродетельным, но не сегодня"? Не помните?
- Нет. Вы, наверное.
- Я-то конечно. Каждый вечер.
©
WWW WWW  
IP записан
 
Raziel
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


for the time is near (Revelation,
22:10)

Сообщений: 4834
Пол: male



Re: Simplex Veritas
Ответ #1 - Май 24, 2006 :: 4:16am
 
- Помогу, - ответил наконец старик, отомкнув взор от стены и обмакнув краюху хлеба в похлебку.
Волна облечения, радостно играющая пенными барашками, захлестнула ее с головой. На миг она отдалась этой волне, воспарила на ее гребне и низринулась вниз, в морские пучины, но не пугающие, нет-нет, в этих пучинах зажегся огонек надежды… Скоро, о, совсем скоро они с Онри воссоединятся.

***
Жрец прошествовал меж рядов молящихся и подошел к алтарю, преклонив колена. На алтаре лежали старые и поношенные сандалии с порванным ремешком и неприятным душком. Сандалии Пророка. Все, что осталось после Вознесения. О, возможно ли вообразить, сколько повидали эти сандалии? Пред ними в низком поклоне гнулись высокие и гордые травы, расступались барханы пустынь и волны океанов, они скользили по воздушным потокам и вминали неприступные отроги скал… Когда-то они верно служили Пророку, теперь столь же верно служили его Учению.

Были времена, когда непокорные владыки, не желая признавать главенства Пророка и Верховного Жреца - его наместника на земле - собирали многочисленные армии, и под стенами столицы зажигались новые солнца. Доспехи бесчисленных ратей сверкали, гигантские осадные машины внушали ужас, а тучи стрел заслоняли солнце. И тогда сандалии покидали свою опочивальню. Нет, Жрец не надевал их, это было бы страшным грехом, не говоря уже о том, что сандалии были ему не по размеру. Он брал их в руки, одну брал в правую, иную в левую брал и выходил на балкон самого высокого храмового зиккурата. С его уст срывалась молитва, а мысы сандалий, будто осуждающе выставленные персты, обращались на армии мятежников. И тогда закаленные в боях солдаты с пламенеющими нестерпимым жаром ланитами, пеною на устах, криками и слезами срывали с себя броню и падали, падали на собственные мечи, усеивая поля и луга трупами, а воды рек обращая в кровь. Бывало, находились смельчаки среди крестьян, что не боялись отверзать уста в хулении Пророка и Учения Его, что протестовали против храмовой семидесятипятины  и жестоких законов, и вновь Верховный Жрец брал в руки Сандалии, и деревни горели во пламени, что невозможно было усмирить пока последний из еретиков не был предан смерти. Но все это в прошлом…. Нонче никто не дерзал идти против Пророка, а храмовая пята втоптала в грязь даже гордых эльфов Березового и Елового лесов.

Жрец прикрыл глаза, погружаясь в молитву, но спустя мгновение открыл их вновь. Что-то было не так. Сандалиям угрожала неведомая опасность, они словно сигналили об этом каждой своей частичкой: от стоптанной подошвы до последней дырочки в ремешке. Жрец попытался заглянуть в ближайшее будущее, но чья-то рука словно накрыла его зеницы. Кто это?! Кто?! Неужели Жрецы Избавителя из далекого Заморья наконец решились открыто объявить войну?!

***
- Убей меня, - прошептала Ирнэ.
Похлебка стекала по бороде старика, крошечные капли на миг зависали, но, не в силах удержаться, срывались вниз, разбиваясь вдребезги о деревянную поверхность стола. В спутанных волосьях, сплетшись, застряли две макаронины.

О, когда-то они с Онри были будто эти макаронины. Вцепившись друг в друга, они зависли над Краем мира, держась за Учение Пророка, будто за волосья стариковской бороды, каждую секунду рискуя сорваться вниз, в бурлящие хляби человечески пороков и страстей, откуда нет и не будет спасения ни ныне, ни присно. Но они держались. Держались, любя друг друга. О, как они любили! Было время, когда пламени, в котором пылали их души, завидовали давно рассыпавшиеся в прах головни великих пожарищ. Они пылали, но не сгорали, лишь разгорались ярче… пока не пришла беда… Тогда они с Онри превратились две мутные капли похлебки, одна из которых сорвалась вниз, а другая… О, другая не смогла последовать за ней. И тогда в душе Ирнэ поселилась Пустота. Она боролась, она пыталась заполнить Пустоту, но Пустота жадно пожирала все и просила добавки, стуча ложкой по столу; она пыталась вырвать из себя Пустоту, но Пустота пускала метастазы и возвращалась, будто по дорожкам хлебных крошек; она тянула руки к Пустоте и лобызала ее в объятиях, но Пустота была необъятна. И каждую ночь Ирнэ засыпала, и с уст ее срывались строчки стихов бывшего монаха, ставшего поэтом-ересиархом Хорхе Диос-Миос, сожженного на костре триста пятьдесят два года назад за то, что призывал Апокалипсис.
Пусть станет шире тьма
И пустота внутри.
Пускай ослепнет первый луч,
И не зажжет зари.
Пускай умрет и небо
Без криков птичьих стай.
Пускай не будет мыслей.
Пускай...
Пускай...
Пускай...
Но небо не умирало, и в этом они были едины………

То было двести лет назад. Все вокруг источало запах гари, будто чистый горный воздух согрешил с едким дымом, разродившись пощарищным маревом. Очередная деревня, отказавшаяся платить дань, хулящая Пророка и предающаяся греховным помыслам. Верховный Жрец уже навострил на убогие дома мысы сандалей, и все вокруг полыхало Святым Пламенем. Матери, не обращая внимания на занимавшиеся юбки, лишь выше поднимали детей, будто надеялись, что те, кому они молились, протянут руки с небес и спасут их чад. Отцы вооружались лопатами и вилами и бились до конца, но что они могли сделать против закованных в броню воинов Священного Отряда? Ничего.

Отрядом командовали Онри и Ирнэ. Они шли по деревне, будто нож чрез масло, добивая тех, кто пытался бежать. Как и всегда, выполняя волю Пророка, Ирнэ чувствовала небывалый прилив духовных и физических сил. Меч будто сам танцевал в ее руке, разрубая слабую плоть, крики и проклятия неотвратимым приговором вырывались из ее уст, глаза горели праведным огнем, а волосы будто раздувал невидимый ветер. Но что-то было не так.

- Онри! – вскричала Ирнэ, наспех разрубая пополам ковылявшую прочь старуху. – Посмотри!
Острие меча указывало на ничем не примечательный дом, и не дом даже - сарай с покосившимися дверями и прохудившейся соломенной крышей. Вокруг бушевало пламя, но дом не горел, слепящие языки пламени бросались на гнилую древесину и тут же подавались назад, словно зверек, обнаруживший змею под прелой листвой.

Одного удара закованного в сталь кулака хватило, чтобы выбить двери. Внутри за столом сидела древняя старуха. Ее тело покрывали язвы, огромные блохи водили хороводы по коже, клоки грязных спутанных волос опускались на плечи, глаза закрывали бельма, а вместо носа зияла дыра. Но не это поразило Ирнэ. Старуха была одета в грязный мешок с прорехами в таких местах, которые приличная женщина отважится показать лишь законному мужу глубокой ночью при погашенных свечах и плотно занавешенных окнах и только через дырку в простыне! Ирнэ бросилась прикрыть Онри глаза, дабы не оскорблять его взора подобным непотребством, но не успела.

- Развратная тварь! – потрясая мечом, прокричал Онри. – Ведаешь ли, что творишь?! Разумеешь ли, что за грех сей не сидеть тебе одесную престола Пророка нашего в белой ризе, не умастит Он уста твои елеем и поцелуй не запечатлеет на челе твоем?!!!!!!!!!!
- Очень надо, - хмыкнула карга, раскладывая карты Таро.
От такой ереси  Воины Света лишились дары речи и, напади кто на них в эту секунду, не сделали бы ни одной попытки защититься.
Старуха тем временем достала карту и показала ее незваным гостям. То была Смерть.
- Это твоя смерть, -  закричал Онри, вскидывая меч.
Старуха вновь усмехнулась и поманила Онри черным языком, крепко сжав пальцами сморщенные соски на иссохшей груди. Второго приглашения не требовалось. Воин бросился на каргу, гневно нацелив меч меж выступающих ребер, но карга оказалась быстрей. Старуха пошмакала губами, будто полоща рот, и в ту же секунду плюнула Онри в лицо. Мифриловый шлем, заговоренный самим Верховным Жрецом, задымился и начал плавиться, будто воск. Онри скинул его, но было поздно – яд попал на кожу. Волосы цвета воронова крыла ссохлись и прилипли к голове черными маслянистыми пятнами, кожа, будто мед, медленно стекла с костей, череп покрылся проплавинами, в которые, будто в крохотные оконца, выглядывал мозг.

- Ирнэ, - с последним вздохом прошептал Онри и испустил дух.
Ирнэ упала на колени и зарыдала, прижимаясь щекой к нагрудной пластине. Она звала Онри, она покрывала поцелуями закопченные наручни и поножи, она умоляла Пророка воскресить его, но все было тщетно. И тогда, с именем возлюбленного на устах, Ирнэ схватила меч и бросилась на каргу.
- Муа-ха-ха-ха, - расхохоталась бестия и вновь плюнула.

Наученная горьким опытом, Ирнэ увернулась, и спустя секунду клинок пронзил сердце ведьмы с такой силой, что она оказалась пришпиленной к бревенчатой стене дома, будто особо мерзкая бабочка в коллекции энтомолога-извращенца. Достав кинжал из ножен, Ирнэ перерезала ведьме горло от уха до уха, едва успев увернуться от фонтана черной крови, после чего в изнеможении опустилась на колени. Все кончено… Слезы крохотными хрусталиками падали в лужицы, что были некогда глазами Онри – мазками индиго на белизне заснеженных вершин Великих гор. Огонь гас, жаровня покрывалась льдом.

- Муа-ха-ха-ха! – внезапно раздалось над головой, и Ирнэ в ужасе вскочила.
Ведьма смеялась, но тем ртом, что исторгал смертоносные плевки, она смеялась страшной раной на горле. Края ее шевелились, будто губы, и безжизненная голова старухи двигалась им в такт, словно кукла-марионетка, ниточки которой уходили ввысь, к пальцам неведомого кукловода.

- Это еще не все, -  сказала она. – Я проклинаю тебя, воительница Света. Доколе не рухнет тысячелетняя твердыня Храма, доколе не умрет бессмертный Жрец, и сам Пророк не спустится на землю, не встретить тебе смерть! Ты будешь жить, и края этой раны никогда не срастутся.
Словно скрепляя ужасное проклятие, из груди карги прыснули две струйки черного молочка…

***
- Никогда не срастутся, - повторила Ирнэ и уронила слезинку на деревянный стол. – Старче, достанет ли у тебя сил снять это проклятие? Сам Верховный Жрец пытался, но потерпел неудачу. Это наказание, сказал он, наказание, ниспосланное Пророком, за то, что я была слаба в своей вере…
- Сам Верховный Жрец? – удивился старик. - Забавно. Впрочем, не имеет значения. Проклятие наложила не деревенская ведьма, а силы, которые стоят неизмеримо выше ее. Но я могу тебе помочь. Я избавлю тебя от страданий.
- Избавитель… - прошептала Ирнэ и выпустила еще одну слезинку.
- Разумеется, не просто так, - усмехнулся старик. – Ты должна мне кое-что принести и тогда… Тогда я смогу разрешить твою маленькую проблему.
- Но если я сделаю то, что ты просишь, мне никогда не попасть на Небеса, - слезы градом покатились из глаз Ирнэ. – Никогда не воссоединиться с Онри, ведь это величайший из грехов!
- Не буду врать, - сказал старик, отправляя в рот очередную порцию похлебки. – На Небеса ты действительно не попадешь. Но… я бы на твоем месте не стал переживать. Туда никто не попадет. Кроме тех небес, что над нашими головами...
- Я не верю тебе! – вскрикнула Ирнэ, не дав старику закончить страшную фразу. – Это не то, что говорил Пророк своей пастве!
- Как хочешь, - старик равнодушно почесал бороду морщинистой рукой.
Они помолчали.
- Но… что же тогда меня ждет после смерти?!
- То же, что и всех остальных, - он пожал плечами. – Забвение.
- Забвение… - прошептала Ирнэ.
- Да, забвение. Но, согласись, - старик наставительно поднял палец, - лучше уж забвение, чем такая жизнь…

***
Жрец никак не мог понять, отчего так тревожно сгустился воздух. Братья громко молились, уткнувшись лбами в пол, и никто не заметил, как одна из фигур в голубом одеянии поднялась и неслышно приблизилась к человеку у алтаря. Спустя миг Верховному Жрецу показалось, что в его почки с разбегу врезался боевой алифонт.

- О-о-о-о, - простонал он, падая на колени, так громко и с таким чувством, будто молился за ниспослание благодати на всю ведомую и неведомую ойкумену.
- О-о-о-о, - подхватили братья, не отрывая лбов от пола, - о-о-о-о, Пророк!
Тяжелый головной убор, отлитый из золота, потянул голову Жреца вниз и с громким стуком ударился о плиты пола.
«Верховный Жрец молится с нами!» возликовали братья, и принялись еще усердней стучаться лбами в пол, будто требовали, чтобы тот немедля отверзся и пустил их сражаться с Демонами Подземного Мира.

Тем временем фигура в голубом одеянии схватила с алтаря сандалии и бросилась к дверям. Кое-как Жрец повернулся и перстом левой руки указал на вора. С его пальца сорвалась струя ослепительного пламени и ударила в фигуру, но…. Пламя рассыпалось на маленькие язычки, сбежавшие с голубой ризы, словно вода с гуся. Тогда Жрец указал на вора перстом правой руки, и с его пальца сорвались кривые росчерки молний, но… Молнии рассыпались на безобидные разряды, чуть потанцевавшие на голубой ризе и пропавшие прочь. И тогда Жрец заголосил:
- Держите вора!!!

Но братья слишком хорошо знали эти уловки. Горе, горе тому, кто откроет глаза и прервет молитву: следующее утро сей несчастный встретит на дыбе… Сбросив тяжелый головной убор, Жрец сам помчался за негодяем. Однако стоило ему выбежать за пределы чертога, Храм вздрогнул. Прекрасные витражи лопнули и рассыпались разноцветными осколками, по стенам пробежали трещины, а пол заходил ходуном. За дверями чертога раздался звон и крики людей – то обрушился хрустальный купол. От следующего толчка Жрец повалился на пол, упавшая колонна придавила его ноги.

***
Сжимая заветные сандалии, Ирнэ в ужасе наблюдала, как рушится Храм. Вот из окон, словно пыльца фей, брызнули сверкающие осколки витражей, вот треснул и повалился грозный шпиль, за которым последовал зиккурат со знаменитым балконом, а спустя несколько минут зрелище милосердно укрыла пелена серой пыли…

***
Жрец пытался выбраться из-под колонны, но силы, что всегда были в избытке, в минуту сю оставили его. Храм рушился, надежды на спасение таяли с каждой секундой… Но – чу! – что это? Что за фигура робко выглядывает из-за угла? Эльфийка. Та самая Дщерь Порока, что провела ночь в пыточных застенках.

- Дщерь моя! – вскрикнул Жрец, маня пальцем робкую девчушку. – Сам Пророк во знак искупления послал тебя мне на подмогу! Подойди же скорее, освободи удесы мои и будешь сидеть у Его престола в белой ризе, вести беседы с праведниками и пить мед из златых чаш!
- Мед? – прочитал Жрец по ее губам.
- Да-да, мед, густой и сладкий словно… Ну же, шевелись, сукина дочь!
Эльфийка подползла к Жрецу и склонилась над ним.
- Я не люблю мед, отче, - сказала она, с улыбкой погружая в брюхо Жреца жертвенный нож, секунду назад висевший у него на поясе.
- Тварь! – заголосил Жрец, пытаясь запихнуть обратно кишечные петли, что скользили меж его пальцев, будто юркие угорьки в речной водице. – Я бессмертен, слышишь?! Бессмертен!
Эльфийка молча накинула на шею Жреца скользкую удавку и затянула. Умиротворенная улыбка озаряла уста ее до тех пор, пока массивная глыба, свалившаяся с потолка, не размозжила хрупкую черепную коробку.

***
- Ты принесла? – спросил старик, вытирая рукавом бороду.
- Да…. Принесла…
- Я знал, что у тебя получится, - удовлетворенно кивнул он.
- Не понимаю, зачем они тебе, старче, - покачала головой Ирнэ. – Сандалии Пророка повинуются лишь Жрецу, ибо сказано… «И перед тем как вознестися, снял великий Пророк сандалии с ног своих и протянул Ученику своему самому верному и слова сказал: «Аз говорю тебе истинно, яко служили мне сандалии эти в странствиях моих, так и тебе пусть послужат в деле укрепления Учения моего, альбо в деле наказания врагов его. Лишь тебе повиноваться будут и никому более».
- ВРАНЬЕ! – старик стукнул кулаком по столу. – Ничего я ему не давал. Он… сам снял.
На несколько секунд Ирнэ замерла, широко раскрыв рот, после чего бухнулась на пол и громко стукнулась лбом.
- Пророк!
- Я и в самом деле возносился, - сказал старик, недовольно теребя бороду, - когда этот сукин сын подпрыгнул и вцепился мне в ноги. Возьми меня с собой, говорит… Я уж его и так, и сяк стряхнуть пытался, а вона как оно вышло… с сандалиями-то…
Ирнэ, казалось, его не слышала.
- Ведомо мне, зачем ты пришел, - прошептала она, и глаза ее зажглись огнем, что, казалось, давно угас на веки вечные. – И было предречено, что настанет день и час, и чаша терпения Пророка переполнится, и явится он на землю с громом и молниями, и отделит агнцев от козлищ, и поведет праведников, что Его учению следовали, к благодати вечной, а нечистых швырнет в огонь!!!

Последнюю фразу Ирнэ прорычала, потрясая кулаком. Старик смотрел на нее, лишившись дара речи. При словах "Его учению следовали" борода, торчащая из капюшона, изумленно опустилась.
- Вижу, все вижу! Изболелась душа твоя, глаза умастились слезами при виде нечестивцев, во грехе живущих и грехом промышляющих, и праведников, что страдают без счету на земле этой, но настал тот день и пришел тот час, и явился ты Суд вершить праведный!
Суд вершить, - повторила она, но договорить не смогла, ибо испустила дух, как и было уговорено.

Старик долго смотрел на ее бездыханное тело, после чего неторопливо надел сандалии и пошел к двери. На пороге обернулся.
- Агнцев от козлищ, - пробормотал он. - Вона как…
Бросил задумчивый взгляд на сандалии и пожал плечами.
- Да просто босиком ходить надоело, - сказал он и вышел, прикрыв за собой дверь.
Наверх
 

- Кто так молится: "Боже, сделай меня добродетельным, но не сегодня"? Не помните?
- Нет. Вы, наверное.
- Я-то конечно. Каждый вечер.
©
WWW WWW  
IP записан
 
Laverna
Администратор
*****
Вне Форума


Кто с чем к нам зачем,
тот от того и того!

Сообщений: 5889
Москва
Пол: female
Re: Simplex Veritas
Ответ #2 - Май 24, 2006 :: 4:55am
 
Разиэль, я тебе уже говорила, что ты очень хорошо пишешь?
Так вот еще скажу!
Наверх
 

Laverna, она же Алия Я.
WWW WWW 397987287  
IP записан
 
Jess
Мегамодератор
*****
Вне Форума


Не слушай слова, слушай
безмолвие

Сообщений: 1134
Подмосковье
Пол: female
Re: Simplex Veritas
Ответ #3 - Май 24, 2006 :: 5:16am
 
Мда... И я кажется поняла исходную идею...
Наверх
 

Если вы обнаружили, что не так умны сегодня, как вам казалось вчера, значит, сегодня вы стали мудрее
293520794  
IP записан
 
Eina
Магистр
****
Вне Форума


Бог меня простит, это
его специальность. (с)

Сообщений: 700
Ukraine
Пол: female
Re: Simplex Veritas
Ответ #4 - Май 24, 2006 :: 8:24am
 
22 минуты сижу уже и не могу ничего написать.
Закопать бы Пророка под осиной и воскурить благовония.
Завтра не объясню, почему так написала. И Банальное: спасибо, Разиэль...
Наверх
 

Покорность - вот единый путь,&&А этого мне гордость не велит...&&
273757166  
IP записан
 
JackCL
Администратор
*****
Вне Форума


У нас же здесь отель,
а не концлагерь

Сообщений: 2662
Пол: male
Re: Simplex Veritas
Ответ #5 - Май 24, 2006 :: 2:31pm
 
Raziel наш немерянно крут и чертовски талантлив. Респект.
Наверх
 

Я - писатель. Мы в тягостных раздумьях! (С)
WWW WWW 100001025918190 73713659  
IP записан
 
Winter
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Шоу маст гоу он!

Сообщений: 1228
Сургут
Пол: female
Re: Simplex Veritas
Ответ #6 - Май 24, 2006 :: 4:24pm
 
Я давненько, еще в бытность мою ночным гостем на нашем форуме, лазила в топики нашего любимого Архангела.

Ну что я могу сказать? Скажу просто - как всегда - Архангел - ты меня потрясаешь! Пошла еще разок перечитаю. Надо срочно еще раз приобщиться.
Наверх
 

жертвоприношение - это всего лишь нечто &&среднее между искренней благодарностью и предоплатой
274301691  
IP записан
 
Tiara
Ночной охотник
**
Вне Форума


Небо и ветер. Вот настоящая
свобода.

Сообщений: 189
Пол: female
Re: Simplex Veritas
Ответ #7 - Май 24, 2006 :: 4:28pm
 
Браво, Raziel...
Наверх
 

Я знаю тропу, где колдуньи во мраке ночном &&Блуждают, с улыбкою восстав из озёрных глубин, &&Любая в жемчужной короне и с веретеном... &&
 
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: Simplex Veritas
Ответ #8 - Май 24, 2006 :: 5:35pm
 
Нету слов - одни эмоции!
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
tihonika
Магистр
****
Вне Форума


Душа Вселенной - Истина!

Сообщений: 754
Ростов-на-Дону
Пол: female
Re: Simplex Veritas
Ответ #9 - Май 24, 2006 :: 6:47pm
 
Задумка супер!
Сюжет очень итересный и местами непредсказуемый!
Вот только произведение было тяжело читать, не знаю как остальным, а мне трудно дался твой язык.
Наверх
 

Надо уметь переносить то, чего нельзя избежать.
268601275  
IP записан
 
Raziel
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


for the time is near (Revelation,
22:10)

Сообщений: 4834
Пол: male



Re: Simplex Veritas
Ответ #10 - Май 24, 2006 :: 8:19pm
 
Ой, как неожиданно! )) Всем спасибо! :доволен: :доволен: :доволен: А похвала от двух издающихся авторов вдвойне приятна.
:да:

Цитата:
Вот только произведение было тяжело читать, не знаю как остальным, а мне трудно дался твой язык.

Да, местами, наверно, язык тяжеловат для восприятия. Улыбка
Наверх
 

- Кто так молится: "Боже, сделай меня добродетельным, но не сегодня"? Не помните?
- Нет. Вы, наверное.
- Я-то конечно. Каждый вечер.
©
WWW WWW  
IP записан
 
Eina
Магистр
****
Вне Форума


Бог меня простит, это
его специальность. (с)

Сообщений: 700
Ukraine
Пол: female
Re: Simplex Veritas
Ответ #11 - Май 24, 2006 :: 10:07pm
 
Язык - замечательный! Я каждое слово смаковала!
Наверх
 

Покорность - вот единый путь,&&А этого мне гордость не велит...&&
273757166  
IP записан
 
Astra
Художник
*
Вне Форума


Carpe diem!

Сообщений: 1227
Tallinn
Пол: female
Re: Simplex Veritas
Ответ #12 - Май 24, 2006 :: 11:16pm
 
Язык замечательный, да. Вот только мерещится мне, что язык этот, точнее стиль – пародия. Улыбка Simplex veritas cовсем совсем, не oratio est Подмигивание
Разиэлевский саркастический прищур неотразим. Респект!
Наверх
 

Мир не делится на черное и белое. Он - белый, как свет. Разложи его через призму, и получишь все краски радуги. Вот он, наш мир. (с)
229338773  
IP записан
 
Jakly
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


...Не играй с мечтами
других...!

Сообщений: 2471
Москва
Пол: female
Re: Simplex Veritas
Ответ #13 - Май 24, 2006 :: 11:39pm
 
2Raziel: Да вы талант, батенька! (с) Подмигивание Поцелуй

Цитата:
Едва работа была окончена, Верховный Жрец собственными руками вырвал творцам глаза, и руки с языками жертвенным ножом отрезал им, дабы не повторили и не превзошли они собственных дел, да не рассказали о них неправедным с нечестивцами.

Аж вздрогнула! Ужас

Цитата:
Каюсь во грехе, я завидую вам. И себе вырвал бы я глаза, да удесы отсек бы в сей же сладостный миг, но… я недостоин.

Как удобно. ;-D

Цитата:
Разиэлевский саркастический прищур неотразим. Респект!

Однозначно! ;-D
Очередной Респект! :цветы:
Наверх
 

Красота зависит лишь от точки зрения наблюдателя. (с)
 
IP записан
 
Hellgus
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


А боги тоже когда-то были
людьми?

Сообщений: 1908
Пол: male
Re: Simplex Veritas
Ответ #14 - Май 25, 2006 :: 12:13am
 
Круто! Очень Круто! И идея. И реализация. И стиль. Всё очень Круто! *качает головой*
Наверх
 

Каждый искажает реальность соответственно тому, как он её воспринимает. А если вы не можете воспринять, то пугаетесь. И испугавшись, иногда искажаете реальность самым непостижимым образом. Р. Желязны
430517042  
IP записан
 
Страниц: 1 2 3