Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Новый перевод! Ким Харрисон "Малышка на миллион долларов" (9,5 рассказ Рейчел Морган ). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 20
W, NC-17, Безымянные (Прочитано 97049 раз)
Lalianta
Адепт
***
Вне Форума


Вещи не меняются; меняемся
мы.

Сообщений: 395
Пол: female
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #75 - Ноябрь 20, 2005 :: 1:59pm
 
Ой, как мне нравитцццаааа!.. Я хочу ещё. JC, а когда будет продолжение?  Круглые глаза
Наверх
 

Только у нас «однажды» случиться может дважды.
163629321  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #76 - Ноябрь 20, 2005 :: 8:46pm
 
Shine_Wolf, будет пролетать мимо, пусть поделится! Улыбка

Да, я уже над этим работаю, Лали! Подмигивание
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #77 - Ноябрь 20, 2005 :: 9:10pm
 
Этого было не дано повернуть вспять.
Айя разделся и стал помогать Вану. Кажется, что-то он утратил с потерей имени. Что-то глубинное, привычное, не сразу заметное.
Ван залез вместе с ним в ванну и стал гладить его кожу, потерся о его руку и грудь.
- Я буду тебя мыть, да?.. Ты красивый, Айя... - он погладил его по щеке. - Ты мне позволишь тебя вымыть?
- Да, конечно. Ты очень милый Ван. Только очень худой. Тебя плохо кормят дома? - пальцы погладили бока, обрисовали плоский живот.
- Нет... Это я от природы такой... - Ван неподдельно смутился, потому что всегда комплексовал из-за своего телосложения. - Давай я лучше тебя вымою... - он намылил мочалку и принялся тереть шею, руки, грудь Айи.
Агнец, улыбаясь, позволял себя мыть, наблюдая за его глазами.
- Тебе нравится, когда ты меня касаешься? А если я? - руки легли на плечи Стража, притянули для поцелуя.
В глазах Стража было восхищение, они засветились, как было всегда, когда они были вместе, а в глубине притаилась какая-то хитринка.
- Поворачивайся, Айя... теперь надо вымыть спину...
- Угу... - его поцелуй был торопливым, предвкушающим. Он отстранился и подставил спину.
Ван знал, что нужно делать, чтобы завести его. Легкие касания мочалкой вдоль позвоночника, пока Страж намыливал и смывал, а потом просто принялся гладить спину Айяме, глядя внимательно, как тот реагирует на прикосновения.
- Наверно... наверно стоит вымыть твои ноги... я до них так и не добрался... - Ван открыл слив, уменьшая количество воды в ванной.
Айя подрагивал, наслаждаясь ласками. Прикрыв глаза, часто дыша, он блаженствовал от этих касаний. Потом резко повернулся к Стражу.
- Нет. Не до ног. Я хочу тебя, Ван...
- Хорошо, Айя... сан... - Ван скользнул ладонями по внутренней поверхности его ног, а потом обхватил плоть.
Его всегда возбуждали реакции Айи на его прикосновения.
Жаркий вздох - и Вана обняли сильные руки его Агнца. Поцелуй на этот раз был жадным, острым, как потребность в воздухе.
- Хочу тебя, - рука спустилась вниз, обхватила член Стража, возбуждая. - Повернись… пожалуйста.
Ван повернулся к нему спиной и оперся о борта ванной, вставая на колени.
- Да... Айя... я по тебе скучал...
Айя прижался к нему. Небольшое давление, и он оказался внутри. Неспешно, ласково провел по спине, вычерчивая узор подушечками пальцев.
Ван подался к нему. Было немножко больно, но он уже привык к Айе. Он вздохнул, выгнулся и пошевелился.
- Айечка... - тихо.
Повязки на руках выдавали его, но сейчас он не думал ни о чем, только о своем Агнце. Ему нравилось принадлежать именно Айе.
Агнец тем временем раскрылся, привычно подстраиваясь под ритм Стража, начиная жить в такт, лишь в терцию расходясь с ним. Его энергия переплеталась с аурой Стража, рождая новый союз, пока без имени.
Ван тянулся к нему, жил им, уже перестав различать  границы собственного тела. Стало тепло, удовольствие растекалось по венам, звенело в каждой клетке.
Айя почувствовал, как на его плече клеймом жжется новое имя. Не прерывая занятия, он склонился к Стражу, глядя на его плечо. Усмехнулся, прочитав возникший знак.
- Ну вот мы и вместе, малыш...
Ван не сразу понял, что произошло. С удивлением глянул на него.
- Имя?.. - беззвучно прошептали губы.
- Безымянные.
Айя фыркнул.
- Безымянные?.. Почему?.. - Ван попробовал испугаться, даже остановился.
- Потому что нас никто не именовал, - рука погладила вдоль позвоночника. - А мы уже пара и Воинами быть не перестали... Нагиса будет просто счастлива.
Ван выдохнул, ощущая облегчение.
- У нас общее имя... - он улыбнулся. - Так быстро...
- Да... Мы вместе, - Айя снова задвигался, придерживая плечи Стража, ускоряя темп.
От первого толчка Ван вскрикнул, не ожидая, а потом сам принялся вторить. Внутри становилось уютно, пусть ненадолго, но ему было очень хорошо.
Айя сильно и уверенно двигался, его руки ласкали плечи, спускаясь ниже, пока не обхватили бедра, насаживая Вана еще глубже. Он обнял одной рукой плоть, стараясь сделать своему Стражу еще приятнее.
Ван вздрагивал от прикосновений, наслаждаясь властностью, заходясь в едином ритме. Мальчишка прикусил губу, чтобы не стонать громко, как хотелось бы. Иногда с его губ срывалось имя Айи - еле слышно, на выдохе.
Айя наклонился, почти лег на него. Зубы чуть сжались на мочке уха, потом язык погладил укушенное место. Агнец снова отстранился и рывком вошел практически до отказа, продолжая действовать рукой.
Ван тяжело и часто дышал, доходя до пика напряжения. Наконец хрипло вскрикнул, дернулся вперед, едва не ложась на ванну. Плоть в руке забилась в судорогах экстаза.
Айя придержал его, продолжая двигать рукой, пока не стихли последние спазмы. Потом снова задвигался, быстро подгоняя себя к оттягиваемому рубежу. Замер, чувствуя, как дрожь удовольствия каскадом сбегает по позвоночнику.
Ван протянул руку и погладил Айю по бедру. Ему было очень спокойно и хорошо, на какое-то время он ощутил себя защищенным.
Айя постоял, а потом, отстранившись, вышел и сел, притянув к себе обновлённого Стража.
Ван улыбнулся. Ему хотелось что-то сказать, но мысли в слова не складывались.
- Айя... а мы можем... просто быть счастливы?
- Наверно, да, малыш... Надо хотеть быть счастливыми, - он задумался. - Наверное, стоит радоваться тому, что у нас уже есть... Правда, я так не умею...
- Радоваться? Я так люблю, когда ты улыбаешься... совсем не так, как для кино... для меня, Айя... - Ван погладил его по щеке.
Айяме смотрел на него внимательно, а потом улыбнулся, взъерошил волосы.
- Хороший ты парень, Ван. Отличный, я бы сказал.
- Я боюсь, что ты мне будешь врать... что ты будешь... играть для меня, как для публики... пожалуйста, даже если все будет плохо... лучше правда, Айя... - он обнял его.
- Ван... - Айя снова стал серьезным. – Может, сначала тебе так покажется, может, сначала я буду играть, но потом... Ты ничем не заслужил моего прежнего к тебе отношения. Я постараюсь стать другим. Поищем компромисса, хорошо?
- Хорошо, Айя, хорошо... я очень хочу тебе верить... потому что... кроме тебя... я не могу верить... почему-то никому... ты сделал для меня больше, чем все... - Ван поднял на него глаза.
- Пока что я ничего не сделал, малыш... Пока что я думал только о себе. Но я постараюсь измениться, - он сменил тон, не очень-то нравилось Айе эта исповедь, необходимая, но от этого не ставшая приятнее. - Давай домываться и спать.
- Все равно ты сделал для меня больше... - Ван кивнул и принялся мылить губку, а потом смыл следы их общей страсти с тела Айи и со своего.
Айя помог вымыться Вану, потом завернулся в полотенце и, подождав своего Стража, вышел в спальню. Рухнув в разобранную постель, он дотянулся до гребня на тумбочке возле изголовья и стал расчесываться.
Ван наблюдал за ним почти заворожено, он не стал одеваться, только завернулся в часть одеяла и ждал Айю.
Айяме закончил расчесываться и подмигнул.
- Нравлюсь?
- Да... ты очень красивый, на тебя приятно смотреть, приятно к тебе прикасаться, - Ван кивнул в согласие своим словам. – Знаешь, Айя... когда... тот Страж... умер... я... представил, что это могло бы случиться и с нами... кто-то так же мог... - он опустил глаза.
Айя посмотрел на Вана.
- Малыш... Мы не умрем. Договорились? Мы так не погибнем. Я обещаю тебе, а ты пообещай мне...
- Да, я обещаю, я все сделаю, чтобы защитить тебя, Айя... я не хочу так... я... это же, как взять и отрезать живую половину себя, - он вздохнул.
- Ну, вот и все. На том и договоримся, - Айя уложил его рядом. - Спи.
Ван подвинулся ближе, закинув руку и ногу, и закрыл глаза. Посреди ночи он проснулся от кошмара, вздрогнув всем телом, Агнец пошевелился рядом, но не проснулся, Ван закрыл глаза и прижался теснее к Айе.
Наверх
« Последняя редакция: Июль 5, 2007 :: 11:17am от JC »  

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Astra
Художник
*
Вне Форума


Carpe diem!

Сообщений: 1227
Tallinn
Пол: female
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #78 - Ноябрь 21, 2005 :: 5:02am
 
Появились обещанные бои!  :виктори: Да еще какие! Заклинания поэтичные авторами писались или из аниме взяты? Так возвышенно!

И Айе досталось! Это ему полезно  Со сжатыми губами  Круглые глаза Айя такие разносторонние эмоции вызывает, его и жалко - нельзя покупать реализацию мечты, это вредно для здоровья окружающих, и неприятие, за картинность и самодовольство.  Язык
Мне кажется, или Ван и правда взрослеет и становится более сильным, ему уже 18, пора становится взрослым.  Улыбка

Все представляю как они пьют на завтрак коктейль из сырых яиц, и морщусь, до чего невкусно!  Круглые глаза ;-D

Наверх
 

Мир не делится на черное и белое. Он - белый, как свет. Разложи его через призму, и получишь все краски радуги. Вот он, наш мир. (с)
229338773  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #79 - Ноябрь 21, 2005 :: 5:36am
 
Айю - да, жаль, я его понимаю, к сожалению... Почему к сожалению? Потому что в игре представляю сторону Вана... Улыбка Он не взрослеет - пока по крайней мере... Не способен пока на это... Улыбка

А заклинания писались сами, потому что у каждой пару Стражей свой стиль... Улыбка
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Shine_Wolf
Ночной охотник
**
Вне Форума


Извините, что я говорю,
когда вы перебиваете.

Сообщений: 212
Белгород
Пол: female
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #80 - Ноябрь 21, 2005 :: 7:27am
 
Цитата:
Shine_Wolf, будет пролетать мимо, пусть поделится! Улыбка



У меня есть идея получше. Улыбка Отправляю свою музу вместе с вином к тебе, а то у меня она без дела сидит. ;-D
Думаю, вы с ней договоритесь. Круглые глаза  Подмигивание
И спасибо за продолжение. Несмотря ни на что мне все еще нравится Ван.  Язык
Наверх
 

И это как же надо любить чтение, чтобы все это читать?
259271576  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #81 - Ноябрь 21, 2005 :: 8:31am
 
О... мне это льстит! Улыбка Скоро будет еще продолжение... Улыбка
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Jakly
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


...Не играй с мечтами
других...!

Сообщений: 2471
Москва
Пол: female
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #82 - Ноябрь 21, 2005 :: 9:53pm
 
Что-то у меня складывается какое-то гнятущее настроение от прочтения... из-за Вана что ли...
Наверх
 

Красота зависит лишь от точки зрения наблюдателя. (с)
 
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #83 - Ноябрь 21, 2005 :: 11:06pm
 
Ага, из-за него, Жакли... Улыбка Немного депресивно-обреченная вещь получилась... Улыбка
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #84 - Ноябрь 21, 2005 :: 11:17pm
 
***

Айя проснулся утром и бодро начал собираться на работу.
- Доброе утро... - Ван сонно потянулся и некоторое время лежал, с удовольствием наблюдая за деловитым видом Агнца. Поднявшись, Ван натянул одежду и пошел готовить завтрак.
Умывшись и одевшись, он заявился на кухню.
Ван расставлял тарелки и разливал по чашкам коктейль. Став временным домоседом, он намеревался сегодня позаниматься дома.
Айя плюхнулся на стул.
- Еще раз доброе утро! Как самочувствие?
- Гораздо лучше, спасибо, Айя... Когда мне тебя ждать? - Ван улыбнулся.
- Отлично! Вечером. Сходим куда-нибудь, если захочешь, - он хмыкнул. - Или посидим и посмотрим что-нибудь из моих фильмов. Хотя, если хочешь, кассеты могу привезти и для личного просмотра.
- Да, давай сначала сходим, а потом посмотрим... Я так хочу с тобой прогуляться, Айя... я так давно не был на улице, - Ван с улыбкой рассматривал его, буквально светясь от счастья.
- Ладно, договорились, - Айя выпил свой коктейль и поднялся. - Все, я пошел. До вечера, малыш!
- До вечера, Айя... Может быть, если Ихару не будет злиться... я как-нибудь схожу с тобой на съемки? - робко попросил он.
- Вполне! Пока! - Агнец умчался на работу, испытывая душевный подъем.
Ван позанимался, чтобы не отстать, а потом ему пришла в голову неожиданная и рискованная, но удачная, на его взгляд, мысль. Он поискал в доме телефонный справочник и, найдя, принялся штудировать его в поиске семьи Кода. Отыскав нужную фамилию, он, волнуясь, набрал номер.
- Резиденция семьи Кода. Слушаю? - приятный мужской баритон напомнил Вану голос Айи.
- Здравствуйте... - замешкался Ван. - Мне нужен Сейджемару Кода... - уточнил он.
- Я слушаю. С кем имею честь говорить? - голос стал чуть менее официальным.
- Сейджемару-сан, это... э-э-э... Ван Церес. Вы меня, наверно, не помните... Я хотел бы... поговорить о вашем брате Айяме... если можно, - запинаясь, выдал он.
- Айяме? Ван Церес? - голос Сейджемару сделался холодным, отстраненным. - О чем нам с вами разговаривать, ... Ван Церес?
- Айя... Я думаю, он хотел бы наладить отношения с семьей... Просто он такой гордый... а вы... так холодны с ним... да, может, он и делал ошибки... но... вы же семья... Пожалуйста, не вешайте трубку... подумайте, может быть, вам встретиться и поговорить спокойно... попытаться наладить отношения? – этот поток прозвучал робко, но горячо и искренне.
Некоторое время в трубке стояла тишина, затем раздался голос, сдержанно-холодный, но все же выдающий тщательно скрытое волнение говорящего:
- Айяме взрослый человек, и если бы он желал возобновить отношения с семьей, то мог бы и сам позвонить, а не поручать это своему... своему любовнику. Я не желаю с ним разговаривать или видеться. Он - позор нашего дома.
Ван заволновался сильнее и заторопился:
- Он не поручал мне ничего... я сам... Он разозлится, если узнает... но... пожалуйста, помиритесь с ним, это важно... вы же его брат... Вот только представьте, если вдруг его завтра не станет... Что вы тогда скажете и подумаете?..
- Я не столь мягкосердечен, чтобы прощать ему все его сумасбродства. Ему нет дела до семьи, а мне нет дела до него. Этот разговор не имеет смысла. Все было сказано еще тогда, когда он не захотел вернуться в семью.
Расстроенный таким стойким отпором, Ван предпринял последнюю попытку:
- Почему вы не хотите пойти навстречу брату? Все совершают в жизни ошибки... Надо уметь прощать друг друга... – он говорил часто, но тихо, смутно сознавая, каким отчаянием звучит его голос. - Вы говорите, как мои родители... Как бы я ни хотел помириться с ними, меня ждет тяжелое возвращение.  Если я вернусь... Пожалуйста, если вы все же передумаете, позвоните... – Ван, предпочитая не дожидаться ответа, торопливо продиктовал номер  своего сотового.
- Я передам отцу, - после паузы сдался Сейджимару Кода и записал номер. - Мне он безразличен.
- Простите за беспокойство, - выдохнул Ван, чувствуя опустошение, и повесил трубку.

***

Вечером Айя приехал в прекрасном настроении, пакет с едой отягощал одну руку, а вторую оттягивали купленные кассеты.
- Я дома! - сообщил он с порога.
Ван возник в дверном проеме, бледный и молчаливый, каким, впрочем, казался все предыдущее время. Он опустил глаза, не решаясь смотреть на Агнца.
- Айя... тебе надо отправить меня домой... - тихо сказал он.
- Хм. Что случилось? - тот насторожился.
- Айя... я... видел в новостях... Мой отец... Мне надо вернуться домой... и тогда они тебя оставят в покое... - Ван боялся оторвать глаза от пола.
- А! Вот в чем дело... Он проиграет, не волнуйся. У него нет шансов. И ничего не доказуемо. Я уже беседовал с полицией и адвокатами. Он скоро заткнется. Возьми пакет, - Агнец протянул вещи.
- Но эта шумиха... хоть мне теперь и восемнадцать... они же не успокаиваются... Как был прав Ихару-сан...
Ван всё же взял пакет.
- Ничего, не волнуйся. Он успокоится... - Айя презрительно улыбнулся. - Иначе я сам на него в суд подам. У меня есть чем его неприятно удивить...
Ван сник еще больше.
- Все из-за меня... - сказал он тихо и пошел на кухню.
Айяме завалился на диван, сменив одежду на домашнюю. Заложив руки за голову, он ждал, пока его позовут ужинать, и мысленно планировал завтрашний день.
Ван разложил продукты, подогрел еду и, накрыв на стол, позвал Айю.
- Все готово, пора ужинать, - он выглядел подавленным, но старался бодриться.
- Иду. Как провел день? - спросил Агнец, садясь за стол.
- Занимался, чтобы не отставать в школе, когда вернусь, - Ван пожал плечами.- А ты? Очень устал?
Айя поглощал еду, отдавая должное вкусу.
- Устал, но не сильно. Сегодня работал со стилистом над сценическим образом.
- И как?  - Страж оживился, в глазах появился блеск интереса. - И что тебе сказал Ихару-сан и остальные?
- Ихару там не было. Он сейчас занимается процессом. А стилист... у него есть уже эскизы костюмов и сейчас он разрабатывает грим.
- Так вы еще к самим съемкам не приступили? - Ван живо спрашивал и слушал, но ковырял в тарелке вяло.
- Нет. Пока много предварительной работы. Знакомлюсь с текстом, с актерами. Снимаю мерки... Пока что все в стадии начала, а что? Ты разочарован? - Айя наблюдал за Ваном.
- Нет, я просто не знаю, как это все работает, и мне интересно, потому что это касается тебя... Айя... А за что твой брат на тебя злится, а? – внезапно переменив тему, спросил он.
- А? Сейджимару? – Айя слегка удивился такому повороту, но не счёл нужным это показывать. – Он, наверное, не может мне простить... Ему все кажется, что я кого-то предал...
- Кого?.. Предательство - это очень серьезно... Ты кого-то предал?.. – Ван встрепенулся и смотрел внимательно, ожидая ответа.
- Его. Я ушел в тот момент, когда Сейджи было четырнадцать лет. Теперь он думает, что я его бросил. Один раз он пытался вернуть меня в семью... Но я отказался, - Айя положил палочки и подпер подбородок руками. - Я не хотел возвращаться в дом, где на меня давили, хотел стать самостоятельным и независимым.
- А почему ты не поговорил с ним и не объяснил?.. Ему же, наверно, было так больно... - Ван покачал головой, оставил свою тарелку и сел на пол у ног Айи, ему хотелось быть поближе.
- Я пытался объяснить, но в четырнадцать лет мы слушаем обычно только себя. А потом отец с матерью, наверное, настроили его против меня своими бесконечными сетованиями о том, что я позорю наш род.
- Может... может, сейчас тебе стоит поговорить с ним, а?.. - Ван поднял лицо.
- М... не уверен, что все не скатится до взаимных упреков, - Айя пожал плечами. - Почему это тебя беспокоит?
- Ты постарайся сдержаться и выслушать его, а потом объяснить еще раз... - Вану было странно давать совет. – Ну, так, просто... Они же твоя семья, как бы то ни было... Знаешь, как бы я хотел, чтобы мои родители... - он умолк.
- М… не самый удачный момент... Они решат, что я ищу помощи, - Айя замялся. - Я... не хочу выслушивать упреки.
- Айя... прости... это виноват я... Но... пусть лучше так... не стыдно же показать свою слабость семье, правда?.. Ты же... самый красивый... ты же звезда... - Ван погладил его по бедру.
Айя промолчал. Отмахнуться от слов Стража он не мог. Раньше мог. А теперь... Он перестал быть неблагодарным, он вычеркнул тот кусок жизни, где его подлая суть, выпестованная Нагисой, едва не уничтожила еще одного хорошего человека. Другим, он стал совсем другим, выкинув хлам "воспитания".
- Посмотрим. Я попробую... Но позже, не сейчас. Я не готов пока показывать свою слабость.
- Ты сильно устал? Можем никуда не ходить, а посидеть и посмотреть фильм... и... я могу сделать тебе массаж... - предложил Ван.
Он считал Айю очень терпеливым, а себя не достойным такого терпения.
- Давай посмотрим, - Агнец тронул его плечо, поднимаясь. - Сделай чай, я пока поставлю кассету.
- Хорошо, сейчас... - Ван скрылся на кухне, подогрел чайник и заварил чай по всем правилам процесса. 
Через несколько минут Страж принес поднос с чаем и сладостями в комнату Агнца.
Айя поставил кассету, отмотал  все титры и заставку.
Его первый сериал, благодаря которому имя Айяме Кода стало хоть что-то значить. Время, когда его первый Страж часто и подолгу оставался один. Невнимание, холодность… - Айя играл тогда с ним, балуясь вседозволенностью.
Ван сел рядом на диван и свернулся клубочком под боком, с чашкой в руке.
- А что это за фильм? И как называется?
- Это моя первая большая работа, - Айя включил фильм. - Наслаждайся.
Ван принялся внимательно следить за событиями, иногда посматривая на Айю и не забывая пить чай. Ему было тепло рядом.
Айя сначала вспоминал о том, как шла работа, а потом увлекся, невольно анализируя свою игру, подмечая ошибки, за которые следовало надавать ему ещё тумаков. Работа в сериале была для него тогда триумфом, и вся эта раздутость, все эти самоуверенные выставления напоказ были ему сейчас заметны. Любимец Нагисы, хозяин своего будущего, актер Кино, заигравшийся в Великого мальчишку. Он словно утопал в этой шелухе, которая мешала ему жить ролью.
- Айя... какой же ты красивый... ты самый лучший... - Ван поставил чашку и положил голову ему на бедро.
Айяме улыбнулся, посмеиваясь над этим искренним детским отзывом. До критики Ван еще не дорос...
- Айя... ты... Не надо принимать наказание от сенсея одному... пожалуйста, позволь мне разделить его...
- Не будем спорить, малыш, ладно? Мне нужно, чтобы ты был в рабочем состоянии, а Нагиса на тебя слишком зла, чтобы сдерживаться. Мне достанется меньше. Я всегда выхожу сухим из воды.
- Но, Айя, я твой Страж... Мы - одно целое. Я хочу все с тобой делить... - он прижался крепче.
- Мы одно целое, но как старший и самый здоровый из нас двоих пойду я один. Агнец должен думать и принимать на себя удар первым, - Айяме сказал это спокойно, но твёрдо.
Хотелось наговорить Айе много глупых, теплых слов, но Ван сдержался.
- А когда ты к ней пойдешь? У нас же новое имя теперь... Что на это скажет сенсей?
Айя пожал плечами.
- Не знаю, посмотрим. Ей это, конечно, не понравится, но деваться некуда, – он невольно улыбнулся.
- Безымянные... Это, пожалуй, еще более странно, чем Неблагодарные, - Ван тоже улыбнулся. - Ты поможешь мне придумать заклинания?
- Да. Надо будет понять, в чем сила нашего имени, - Айя задумался. - Хм... А ведь нас нельзя позвать. Как звать тех, у кого нет имени?
- Угум... а что это значит? - Ван недоумённо поднял брови.
- Это значит, что заклинания подчинения на нас не действуют.
- Понятно... оковы тоже?.. - начиная осмысливать серьёзность и преимущества новой перемены в их военном дуэте.
- Не знаю пока... Надо посмотреть, - Агнец повёл бровью и улыбнулся. - Чтобы сдерживать, надо сначала обозначить,  что... А мы Безымянные.
- Угум... Да, - Ван кивнул, - ты прав, это надо обозначать еще в самом начале битвы, ведь так?
Ощущая переполненность чувствами рядом с таким красивым и близким Агнцем, Ван набросился на него, повалив на кровать. Айя не ожидал такой реакции, но принял её охотно, обняв Стража и разглядывая это бледное, но счастливое мальчишечье лицо.
- Мы - Безымянные, у нас одно имя на двоих... Это же так замечательно! – Ван потерся щекой о его грудь.
Наверх
« Последняя редакция: Июль 5, 2007 :: 11:18am от JC »  

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #85 - Ноябрь 21, 2005 :: 11:25pm
 
Скетч. Девушка перед зеркалом.

Ее донимали тревожные сны. Фарти ворочалась и стонала. Ей чудилось… Разряды, уколы, ноющая боль по всему телу и змея-тоска, что свернулась в груди. За окном мерцали пятна-звезды, а в окно заглядывала полная Луна. Она звала и пела свою протяжную песню: «О-о-о-о… - тянула Луна. – О-о-о-о…» Но Фарти никак не могла собраться с силами и очнуться от своего кошмара. Он липкой росой окутал тело, омыл холодом душу.
-Фарти! Эй, Фарти! – ее младший брат тихонько приоткрыл дверь в комнату и заглянул. Заметив, что девушка не реагирует на его появление, подкрался на цыпочках к кровати и потряс ее за плечо. – Фарти, эй! Проснись!
-М?.. – чужое тепло пробудило ее, девушка прерывисто вздохнула и заморгала. – Чего тебе?..
-Ты обещала, что мы погуляем ночью! Сегодня же полная луна! – мальчишка еще раз потряс ее за плечо, на всякий случай.
-Луна… - Фарти посмотрела в окно. Выражение ее глаз стало настолько отстранено-пугающим, что брат на всякий случай отодвинулся.
-Ладно, спи, - он почему-то сразу пошел на попятный, потеребив край одеяла, посидел, раздумывая и испытывая непонятную неловкость. – Спокойной ночи! – шепотом сообщил он а потом поднялся и ушел.
Фарти опустила босые ноги на прохладный деревянный пол, ее глаза обратились к старому зеркалу. Там, в темной глади, поймавшей лунный луч, мелькнули очертания кабинета, уставленного полками с игрушками…

Глава 10. Расплата.

Айя закончил с делами и поехал к особняку Нагиссы, чтобы выполнить обещанное ей. Удовольствия будущее наказание не обещало, но он исправно, словно на свидание, привел себя в порядок и купил цветы.
Резиденция Нагиссы располагалась в небольшом имении на окраине города. Храм Всех ветров, так оно называлось, виднелся еще издалека и был одним из самых высоких зданий среди двух-трех этажных домиков. Резные ворота украшало имя хозяйки и надпись «Добро пожаловать», а на опорном столбе ворот на старинный манер висели небольшой деревянный молоток и гонг. Айяме, не задумываясь, приоткрыл тяжелую деревянную створку ворот, помедлил, заглянув в объектив камеры, нацеленный из угла, и прошел внутрь.
На входе в дом его встретила одна из служанок Нагиссы, молчаливая девушка, одетая в черное кимоно, и проводила Айяме к кабинету. Хотя больше всего он напоминал комнату для игр, но игры, которые проводились в нем, зачастую были далеки от невинно-детских.
Нагиса возилась с игрушками, попивая чай в окружении плюшевых медведей и фарфоровых  кукол. Она уже давно поджидала Айю и раздумывала, что к нему применить в качестве наказания.
Айяме постучался, прежде чем отворить дверь, и дождался приглашения. Он уже не раз бывал тут прежде. Тяжелые гардины, полки, уставленные игрушками, резко контрастировали с заваленным бумагами столом и огромным экраном почти во всю стену, находившимся справа от окна. На полу были разбросаны пазлы и кубики, кое-что из вещей.  Но это только казалось беспорядком, внешней атрибутикой характера Нагисы. На деле все было в четкой схеме и на своих местах.
Сама хозяйка сидела за столом, вертя в руках новую куклу. Сенсей то и дело откладывала ее, чтобы сделать неторопливый глоток и отправить в рот маленький кусочек клубничного торта.
Агнец вошел, стараясь не проявить того внутреннего страха, что сковывал его с каждым шагом, приближавшим к кабинету Нагисы. Три бело-лиловых орхидеи были флагом его капитуляции.
- Доброго дня, сенсей...
- Не торопился ты ко мне, Айя, - капризно произнесла Нагиса. - Заходи. А что это ты мне принес? Цветы... какое чудо... – нарочито растягивая слова, Нагиса смаковала удовольствие полного преимущества над этим строптивым, но таким ценным Агнцем.
- Это вам, Нагиса-сенсей. Я подумал, что их красота и запах могут понравиться Вам. – Айя протянул цветы, стоически перенося насмешки.
Она поднялась, взяла цветы, а потом наотмашь хлестнула ими по лицу Айи.
- Они отвратительны, как и ты. Посмотри на себя, ты опустился до того, что стал на побегушках у мальчишки!
Не столько больно, сколько унизительно, Айя заставил себя убрать руки за спину. Он возвышался над ней молча, глядя на своего сенсея, свою мучительницу.
- И ты, кажется, не переживаешь за это. Может, гордишься? Отвечай! - она недовольно сложила губы. 
Айя вздохнул и покорно начал:
- Я просто учусь сживаться со своим Стражем. Он хорошо сражается за меня…
- Он упрямый мальчишка! - нетерпеливо прервала Нагиса. - Ну я все равно найду способ его проучить... Сядь! - она указала на кресло, стоявшее напротив нее.
Айяме послушно сел, про себя пообещав, что не отдаст Вана на растерзание. Нагиса села напротив, нажав потайную кнопку на ручке своего кресла. Вокруг рук Айяме защелкнулись наручники.
Сотовый зазвонил. Она взяла трубку.
- Да, уже можно. Конечно, конечно, Сатти, – прервав диалог, Нагиса в упор посмотрела на Агнца. - Пожалуй, пришло время поучить тебя благодарности сенсею, Айя.
Айя смотрел на браслеты, каменея лицом. Страх сжал его сердце, больно кольнул, пробуя крепость нервов.
- Как скажешь, сенсей...
В дверь постучали.
- А-а-а... входи, входи, Сатти, - прощебетала Нагиса.
Вошла худенькая стройная девушка, но комната заполнилась ощущением сильного Агнца.
-Здравствуйте, Нагиса-сенсей.
-Можешь приступать, Сатти.
Девушка подплыла к Айяме, стоя над ним, сидящим, почти на одном уровне с ее грудью.
-Говорят, у тебя имя пропало, да?.. - она деловито поставила чемоданчик с инструментами на стол.
Айяме старался мысленно отстраниться от предстоящего и не мог. Хваленое самообладание изменяло ему. Он наблюдал за Сатти.
- У меня новое имя, - разлепил он губы, стараясь не показать волнения и страха в голосе.
- Новое. Вот как? Это значит, что тебе придется все начать сначала! - с упреком проговорила сенсей.
Тем временем Сатти оглядела будущую жертву.
-Нагиса-сан... вы не очень-то хорошо закрепили его... Будет лучше, если зафиксировать его стоя.
-Хорошо, Сатти, я доверяю тебе как профессионалу.
Наручники щелкнули, и Айя оказался на свободе.
-Подойди вон к той стене, - приказала девушка-палач, попутно интересуясь с усмешкой. - И какое же у тебя новое имя?
Айя нехотя выполнил приказ, игнорируя вопрос.
- Одежду снять? - поинтересовался он.
- Да, иначе испачкаешь ее в крови, - карие глаза девушки сощурились.
Агнец нехотя разделся, напомнив между делом:
- Раны должны зажить до завтра. У меня съемки, - он смотрел на Сатти.
- Возьмешь выходной, - отрезала Нагиса. – Вот подумываю, не лишить ли тебя твоей карьеры актера?
- Безымянный, - прочла Сатти имя на его плече. - Сенсей, мне сделать это?
-Да.
-Где?..
-На внутренней стороне бедра.
Она пристегнула Айяме к наручникам, вделанным в стену, зафиксировав так, чтобы он не мог шевельнуться. Наручники было не просто заметить ранее. Они прятались в видимом беспорядке игрушек.
-Отлично, приступим, - Сатти провела по внутренней поверхности бедра Айяме.
Айя дернулся, почувствовав новый приступ страха, ведь это была одна из его наиболее чувствительных зон, и он не выдержал.
- Что вы собираетесь делать?
- Я хочу, чтобы ты запомнил навсегда, Айяме-чан. Сенсея нужно слушать. Сенсею надо подчиняться. Всегда.
Сатти взяла маркер и принялась чертить вязь букв на поверхности бедра.
Нагиса  с жадным интересом наблюдала за происходящим.
-Неблагодарный. Я учила тебя быть неблагодарным ко всем, кроме меня, Айяме-чан. Что-то пошло не так... Не люблю, когда мои творения начинают делать что-то не то.
Айя не мог видеть, что делает у его ног Сатти, но начал догадываться, что его ожидает. Маркер вызывал щекотку.
- Зря Ван уговорил меня вернуться...
- А... так ты еще и сам не хотел возвращаться? - сладко пропела Нагиса. - Что ж, тогда я серьезно подумаю, не подпортить ли твою актерскую карьеру... Хотя скандал с твоим Стражем и так сделал свое дело.
Сатти отложила маркер и взялась за пистолет.
- Моя карьера постоянно под угрозой, из-за всех этих войн... - Айяме следил за девушкой напряженно, со страхом ожидая гадостей. Татуировку было бы трудно скрыть. Тем более такую странную.
Наркоза ему не сделали. Пистолет щелкнул, вонзая иглу и запуская краску под кожу.
Начала проступать надпись -  "Неблагодарный".
Айяме дернулся, втянул воздух, невольно напрягаясь. Зло глянул на Нагису.
Следующий укол последовал незамедлительно. Ему преднамеренно делали больно и не торопились накалывать всю тату.
Он прикрыл глаза и прикусил губу. Боль, его учили терпеть ее... Он - Агнец, и его удел - терпеть боль.
Около получаса ему делали тату. Все превратилось в череду глухих стуков пистолета. Для Айяме - в цепь белых вспышек боли в сознании.
-Может, стоит начать любительское видео, а потом показать твоему Стражу, чтобы он оценил тебя по-настоящему?.. - поинтересовалась Нагиса, продолжая пить чай.
Айяме чувствовал каждый укол, страшный зуд от раздражения. С его особой чувствительностью это вполне могло называться изысканной пыткой. На вид - невинная татуировка - но лишь ему было известно, как больно бывает ощущать обнаженными нервами выбивку рисунка.  Он не знал, какого  именно рисунка, и это злило больше всего. Про себя он решил, что сведет эту насильную тату, чего бы это ни стоило.
Отвлечься на Нагису было благом, не нужно было думать о боли.
- Видео? Про татуировки?
- О... эту тему я, пожалуй, оставлю в секрете до следующего раза, - улыбнулась она. – Ах, да! Тату просто чудесная, и я запрещаю тебе ее сводить! Она раскрывает твою истинную природу. Не хочу, чтобы ты об этом забывал.
Пистолет выбил последние уколы, и Сатти отошла.
-Все готово, сенсей! - она поклонилась Нагисе.
Айя мысленно грязно выругался, поняв, что вынужден будет носить этот, скорее всего, позорный знак, пока не расстанется с Нагисой. Он шевельнулся, скашивая глаза, чтобы увидеть, что с ним сделали.
Красивыми крупными, цветными буквами было вытатуировано "Неблагодарный".
Сатти увлеклась, поглаживая только что сделанную тату.
Безымянный дернулся от боли и душащего его гнева. Он снова закусил губу, стремясь не выдать комментарии и скрыть, насколько ему не нравится прикосновение Сатти.
-Какое у вас красивое создание. Это правда, что он не любит женщин? - Сатти обернулась к своей повелительнице.
-Да, - пожала плечами Нагиса. - Увы.
-А может, я ему понравлюсь? - Сатти улыбнулась и принялась гладить Айю. - Это же ненормально, когда не нравятся женщины...
- Отвали от меня, Сатти, - не выдержал Айя. - Со своей "ненормальностью" я без сопливых разберусь!
-За каждое твое грубое слово, Неблагодарный, тебя ждет наказание.- Сатти надула губы и прищурилась. -  Сенсей? - обратилась она к Нагисе.
- Бедра, - коротко бросила та.
- Хм... – Сатти усмехнулась и извлекла из саквояжа электрошокер. Послала разряд прямо перед глазами Айи. - Понял, Неблагодарный?
Айяме побледнел. Зрачки невольно расширились при мысли о подобной боли.
- Нет. Я прошу прощения.
Нагиса забавлялась: сейчас она была похожа на злобную кошку, которая поймала наконец долгожданную мышь, но уже была сыта, объевшись сливками.
-Твои извинения ничего не решат. Ты провалился, и ты слишком близко подпустил к себе этого мальчишку. Впрочем, если ты хорошо попросишь, Сатти, может быть, прекратит.
Перед глазами стрельнул еще один разряд. Холод электрошокера скользнул по внутренней поверхности бедра и гениталиям.
-Может, сделать так, чтобы он еще долго не смог подойти к мальчишке, сенсей? Может, это научит его уважать женщин... - задумчиво предложила Сатти.
А вот теперь Айя ощутил настоящий ужас. Уколы иголки были весьма болезненны... Но это!.. Он сглотнул и торопливо помотал головой.
- Не надо... пожалуйста, сенсей... Сатти, пожалуйста, не надо...
- Уже лучше, - похвалила Нагиса, - но еще не достаточно...
Сатти дала разряд по внутренней поверхности бедра, а потом наступила пауза, чтобы Айя мог прочувствовать, что ему грозило.
Безымянный взвыл и задергался, пытаясь свернуться и защитить слабое место. Всё тело содрогнулось от разряда.
- Не надо! Больно! Сенсей, Нагиса-сан... я прошу вас!
Теперь Нагиса не скрывала полновластной ярости:
- Цепляешься за свое жалкое достоинство? Неужели ты действительно верил, что сможешь от меня скрыться?
Как только боль унялась, Сатти снова ударила электрошокером уже ближе к гениталиям, как будто решив постепенно пройти весь путь.
- А-А!!! - Айя снова забился в конвульсиях. – Больно! Не надо больше... больно!
Сатти потянулась губами и поцеловала то место, куда ударил электрошокер.
- Но это же лучше, чем прикосновение женщины?
Айя загнанно дышал, не очень-то соображая, что ответить.
- Больно... Это больно... - простонал он, содрогаясь.
-Это только начало, в таком случае... Сенсей? - обернулась Сатти.
-Да, - ответила Нагиса, и разряд ударил совсем близко от самого чувствительного места.
Айя не выдержал и закричал. Его колотило от боли, страха, ненависти и унизительного желанья, обозначившего его интерес к данной процедуре. Почему его тело так радостно стремилось компенсировать боль, он не знал, но очень стыдился этого.
- О? Нагиса-сенсей, он, кажется, передумал насчет женщин... - Сатти встала, достала небольшую камеру и поставила прямо перед ним.
- Думаю, так будет лучше... Покажи все, на что ты способен, своим зрителям, Айя-сан... - она улыбнулась. - Пока достаточно, надо дать Айе момент для фразы.
Наверх
« Последняя редакция: Август 16, 2007 :: 12:40pm от JC »  

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #86 - Ноябрь 22, 2005 :: 4:30am
 
Уважаемые читатели, вы уверены, что хотите, чтобы я довывешивал эту вещь до конца?..
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Mistress
Некромант
****
Вне Форума



Сообщений: 669
Пол: female
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #87 - Ноябрь 22, 2005 :: 12:19pm
 
Остановившись на таком моменте, он еще спрашивает, уверены ли мы, что хотим дальше... По-моему, ответ очевиден: УВЕРЕНЫ!!! Подмигивание JC, ждем продолжения!!
Наверх
 
314834829  
IP записан
 
Jakly
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


...Не играй с мечтами
других...!

Сообщений: 2471
Москва
Пол: female
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #88 - Ноябрь 22, 2005 :: 6:48pm
 
JC, я что-то не пойму, что ты сомневаешься? Войны "в разнос" пошли - самое оно! Подмигивание ;-D
Наверх
 

Красота зависит лишь от точки зрения наблюдателя. (с)
 
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Фанфик по Loveless (гриф NC-18)
Ответ #89 - Ноябрь 22, 2005 :: 7:28pm
 
- Нет. Прекратите... -  от понимания публичного позора, мысли Айяме на короткий миг прояснились - Я ненавижу женщин именно за это… Вы всегда делаете больно... - он дергался, стараясь освободится. - Больно! Не хочу...
-Мне бы хотелось иные слова услышать из твоих уст, поэтому я, пожалуй, продолжу... - она снова дала разряд в то же место, что и прежде.
Айя снова дернулся и напрягся всем телом, пытаясь вырваться. Возбуждение, подхлестнутое болью, сделалось невыносимо стыдным.
- Да-да... А потом я вывешу эти съемки в общий доступ в Интернет, где каждый сможет полюбоваться, как проводит свое время знаменитый актер Айяме Кода.
Следующий разряд был в область паха.
- АЙ!!!! - голос сорвался на фальцет, судороги скрутили все тело, на глаза выступили слезы. Едва придя в себя, он уже утратил самообладание и корчился в ужасе перед еще одним ударом.
- Не надо, сенсей... Я умоляю... больно.. Сенсей! Я работать после этого не смогу... - корчился в ужасе Айяме.
-Ну, ты же все можешь! Ты возомнил себя всесильным, Айя... Может, подумывал скрыться от меня, а? Отвечай! - проговорила Нагиса требовательно.
Сатти щелкнула шокером, опять поднеся его к глазам Айи.
- Нет, сенсей... Пожалуйста, не надо! Я хотел быть свободным. Это глупо… но я хотел быть просто человеком.
-Запомни, неблагодарный, ты не сможешь быть никогда просто человеком. Ты - мое создание, - прошипела Нагиса, а Сатти снова послала разряд в пах.
Айя снова забился в конвульсиях. От боли он мощно извергся и это послужило дополнительным поводом для его терзаний.
- О... Нет, ну точно, надо вывесить в Интернет... - хмыкнула Сатти, стирая капли с одежды.
-Достаточно будет показать их твоему Стражу... Да, я бы очень хотела наблюдать твоего Стража, Айя... и именно за просмотром, – злобная кошка вонзила когти в свою жертву.
- Н-н-нет... - Айя тяжело дышал, красный от стыда и тщетных усилий освободится.
-Тогда этот сеанс повторится завтра... А, может, я еще что-то придумаю... – довольная улыбка не сходила с губ Нагисы. - Один день твоего Стража или десять твоих - что ты выберешь? Сатти, освободи, пусть убирается на сегодня и в следующий раз придет с ответом...
Сатти щелкнула наручниками. Кошка решила отложить обед.
Айя рухнул на колени и сжался, дрожа от боли, страха и стыда. Мелькнула малодушная мысль: не отдать ли Вана на день сенсею, всего лишь на день, это решило бы все проблемы? Айя тряхнул головой, но мысль не исчезла, подленько засев в подсознании. Двигаться он пока не мог, ожидая пока перестанут сокращаться мышцы и стихнет боль.
-Убирайся отсюда, я сказала! - прикрикнула на него Нагиса. - Ты жалок!
Айя заставил себя подняться и одеться. Поспешность, с которой он это делал, могла сказать многое. Он снова вспомнил, что такое боятся и унижаться. Маска Неблагодарного слетела с него, и теперь он всей своей ранимой самолюбивой душой повторно проходил весь ужас своего подчиненного положения.
Заставляя себя не шататься, он шагнул за порог и осел за выкрашенными в красно-желтый воротами.
Через полчаса он нашел в себе силы дойти до стоянки и поехать домой. Боль к тому времени улеглась. Остался стыд и глухая тоска.

***

Подъехав к дому, он посидел немного за рулем, просто собираясь с мыслями. Нацепил слабое подобие своей обычной самоуверенности и поднялся домой.
Ван распахнул перед ним дверь.
- Айя?.. - внимательно оглядел его, впиваясь в фигуру взглядом.
Ничто от него не укрылось. Айя изменил привычным манерам - плечи были опущены, даже походка изменилась.
-Заходи, заходи, Айя... заходи... - Ван затащил его в квартиру, и сам принялся помогать снимать обувь. – Дай я тебе помогу... Ты же на ногах не держишься!
Айяме обессилено принимал эту заботу. Одежда была в беспорядке, он так и не смог привести себя в порядок, но ему было плевать на это. Пройдя в комнату, он рухнул на кровать.
Ван нахмурился, сдерживая слезы. Потом принялся раздевать его, стаскивая одежду. Сняв брюки, он обнаружил тату. Кожа была в красных воспаленных пятнах после шокера.
- Айя... - прошептал Ван, но понял всю неуместность вопросов.
Принеся из аптечки мазь, осторожно намазал воспалённую кожу, минуя надпись.
Айя терпел. Завтра он должен ответить. Взгляд остановился на Ване... сполз на перевязанные руки... Нет... Он перестал быть Неблагодарным, а значит... значит, за все отныне будет отвечать он, раз уж в их паре он - Агнец.
-Айя-сан, может, если я разделю с тобой наказание,  Нагиса-сенсей не будет к тебе так строга?.. - осторожно начал Ван, нанося прохладную мазь.
- На татуировку не накладывай... Там должна оставаться корочка запекшейся крови. Иначе смажется, - Айя хмурился. - И ты к ней не пойдешь ни при каких обстоятельствах. Не дам ей над тобой измываться.
Руки, которые хотели положить слой на тату, дрогнули.
- Зачем она снова написала это имя? Зачем ей надо наказывать тебя? Что она с тобой делала, Айя? Я не могу позволить... - Ван прикусил губу, чтобы не расплакаться. - Я пойду, приготовлю тебе поесть и принесу...
- Чтобы я помнил, кто я такой... Не хочу есть, малыш, только пить... – Агнец в бессилии закрыл глаза.
- Сейчас... сейчас... - Ван убежал на кухню и приготовил коктейль, которым питался Айя, а также чай, и, принеся, поставил на тумбочку. Подал чашку.
- Айя... сколько будет длиться твое наказание?..
- Десять дней... - он подтянул себя и откинулся на подушку. Глотнул коктейль. - Вкусно. Теперь ты хорошо его готовишь.
-Я научился, Айя-сан... Десять дней... Ну она же хочет получить меня... может, если я приду с тобой, это уменьшит срок?.. - он умоляюще посмотрел на Айю.
- Нет. Она наверняка сделает нечто, что тебе трудно будет пережить... Я не желаю отдавать тебя на растерзание, - Айя одернул себя, поняв что снова пытается малодушно размышлять о том, чтобы отдать Нагисе Стража.
-Я люблю тебя, Айя... Ты самый сильный и.... самый красивый, - Ван осторожно продолжил втирать мазь, и та вскоре сняла боль. - Я готов пройти испытание...
- Иди сюда... - Агнец притянул Стража к себе и уткнулся в макушку. Невольно выступили слезы, он вспомнил, как едва не довел парня до самоубийства. - Нет, малыш, я больше тебя не предам. Пусть Неблагодарным я останусь только для Нагисы.
Ван прижался к нему всем телом, он с удовольствием защитил бы его, но не мог. Не мог - от сенсея, а от жизни его самого надо было защищать.
- Спасибо, Айя, спасибо тебе за эти слова... Но я правда готов. Я готов... с тобой...
Ван умолк, стараясь согреть своим теплом и то и дело подхватываясь, чтобы втереть очередную порцию мази.

***

Раны зажили в течение ночи, но страх, разъедавший душу, сделал из Айи сомнамбулу. Он позвонил на студию и сообщил, что болен. На вежливое предложение услуги врача, он сообщил, что справится сам.
По утру Ван отправился за саке и русской водкой, и ему пришлось долго убеждать, что он уже совершеннолетний. Спиртное ему всё же продали.
Поставил все перед Айей молча и забился в угол.
Айя принялся приводить себя в норму: две стопки водки для тела и две саке - для души, иначе лечиться он не умел. Снова заснул, велев разбудить через четыре часа.
Ван пристроился рядом и посматривал на часы. Указаниям Агнца он следовал неукоснительно.
У Айи зазвонил сотовый и Ван подскочил к нему, заглядывая, кто звонит.
-Здравствуйте, Ихару-сан, - Ван решился ответить, Айю беспокоить не хотелось.
- Кто это? - голос не был довольным.
- Это Ван... Ван Церес, - Ван вышел в коридор. - Простите, я знаю, что вам нужен Айя-сан, только он болен и спит в данный момент... Не могли бы вы перезвонить через час?
- Чем он там опять болен? Похмельем? Я не собираюсь платить неустойку по контракту, передай ему, чтобы перезвонил мне!
-Хорошо, Ихару-сан. Простите еще раз, болезнь – не его вина, - извинился Ван и отключил связь.
Потом пошел назад в спальню, ждать положенный час до пробуждения Агнца.
Айя пошевелился и забормотал во сне, извиняясь и пытаясь отползти прочь.
- Айя... Айечка... - прошептал Ван и принялся гладить его по голове и говорить что-то успокаивающее, хотя по щекам текли слезы.
Успокоить Агнца удалось, он продолжал спать уже более спокойно.
Ван прижался к нему и гладил по спине.
- Все хорошо... все хорошо... - повторял он.
Айяме подтянул его к себе, просто потому, что хотелось тепла и живого присутствия.
Ван прижимался к нему и гладил по спине, руке и боку. А когда пришло время, то легонечко потряс его за плечо, поцеловал и позвал по имени.
Айя мгновенно проснулся.
- Что? А...Ван.. уже?
- Да, уже... - Ван вздохнул, крепче прижал его.
- Сейчас, - Айя чувствовал себя и впрямь больным. Закрыв глаза, он поискал в себе резервы сил и потянулся, садясь, Стража он переместил к себе на колени.
Ван обнял его, умостившись на коленях и стараясь не очень давить своим весом, потерся носом о шею.
Айя вздохнул, погладил Вана по макушке.
- Надо вставать, малыш... Поможешь вымыться?
- Да, конечно, - Ван слез с колен и, поднявшись, окинул Айю взглядом, оценивая, прошли ли воспаления.
-Айя, тебе звонил Ихару-сан. Просил перезвонить. По-моему, он был раздражен... - подумав, проговорил Ван.
- Ох-х... Дай мне телефон, - Айя спустил ноги с постели и, дотянувшись до чашки с остывшим чаем, выпил всю.
Ван подал ему телефон, который оставил на тумбочке и присел рядом.
Айя набрал номер и устало поинтересовался.
- Что ты хотел, Ихару?
- Почему ты отказался от врача? Что с тобой? Опять эти твои запои? Ты понимаешь, что если они откажутся от тебя, ты не сможешь заплатить неустойку?
- Ихару… я болею. И слушать ничего о делах сейчас не хочу. Отвали от меня... - он выключил телефон.
-Айя... - Ван тихо к нему прижался. - Может, стоит перезвонить и поговорить нормально? Зачем ты обижаешь человека, он же о твоем благе... тоже печется...
- Ван... я сейчас не в настроении отвечать на его вопли о моем благе. У меня через два часа встреча с Нагисой. Это единственное, что меня сейчас беспокоит.
Айя пошел в душ.

***

Айяме как и в прошлый раз приехал к особняку сенсея и не спеша поднялся наверх. Задержался он только в одном месте, чтобы купить красивую фарфоровую куклу в традиционном кимоно. С куклой в руках и шагнул в кабинет.
Нагиса сидела в комнате и сверяла последние данные по клеточному усовершенствованию Стражей.
- А, Айяме, - она повела бровями. - Проходи. Сатти тебя уже заждалась. В прошлый раз ты ей понравился.
- Доброго дня, - зато Айя отнюдь не обрадовался. Настойчивость и увлеченная жестокость Сатти были отвратительны.  Он ненавидел этого палача. - Это в вашу коллекцию, сенсей... – Айя попробовал переключить внимание на куклу в руках.
- Решил купить мое расположение? - Нагиса приторно улыбнулась, небрежно скользнув взглядом по кукле.
- Привет, Айя-тян, уже жду - не дождусь повторения нашего сеанса... Тебе ведь понравилось? - Сатти выступила из сумрака комнаты.
- Нет, - ответил он на два вопроса разом. Глядя на Нагису, он продолжил. - Я просто принес подарок в знак уважения Вам, сенсей. Нельзя приходить в дом без подарка...
- У меня тоже есть для тебя подарок, Айя-тян, - Сатти вышла еще ближе.
-Сатти, можешь приступать. Иди к стене, Айяме, - Нагиса отхлебнула из чашки.
Айя хмуро кинул куклу на кучу подобных и стал раздеваться. Это послушание было ему поперек горла. Он подумал о Ване и немного успокоился. Главное, он не предаст своего Стража. Сделав шаг - иди до конца.
Щелкнули стальные браслеты, приковывая его лицом к стене.
-Ты не был на работе, - Нагиса проявляла чудеса осведомленности.
- Я плохо себя чувствовал... - Айя оглянулся на нее.
-Может, тебе стоит взять длительный отпуск? - участливо поинтересовалась она.
-Как ты относишься к пирсингу, Айя-тян? - Сатти подошла к нему с иглой. - В интересных местах.
- Ты же знаешь, что я не могу, - он ответил Нагисе и перевел взгляд на Сатти. - Плохо. Не портите мое тело, я им работаю...
-Хм, Нагиса-сенсей, он не оставляет мне поля для деятельности... - Сатти присела на стол, рядом с инструментами. - А чем тебе не нравится пирсинг?
- Это не мой типаж. Вдобавок, это может не понравится моим работодателям... - он смотрел на Сатти.
В её руке треснул электрошокер.
-Нет, тебе точно вчера понравилось... - Сатти подошла, соскользнув со стола, и ударила разрядом вдоль позвоночника.
Айя дернулся, впечатываясь в стену, больно стукнувшись при этом лбом. Он вжался в стену, словно стремясь защитить самую уязвимую часть тела.
-Ты на последнем месте в списках, ты позоришь меня, Айя. Ты забываешься... - вздохнула Нагиса.
-Эй, отойди от стены, - Сатти потянула его прочь.
- Нагиса-сан, я обещаю, что очень быстро мы вернемся к прежнему уровню... - он и не подумал подставлять спину. - Чем быстрее я излечусь, тем быстрее мы с Ваном вступим в бой.
- Слушайся Сатти, мальчик. Десять дней, и ты получишь сполна. Ты можешь привести своего Стража... на шесть часов, всего на шесть часов - и я отменю твое наказание.
- Да, Айя-тян, слушайся меня, - Сатти разрядила шокер в районе бедра.
Айя, вскрикнув, снова впечатался лбом в стену.
- Н-н-нет... - он прикусил губу и послушно подставил спину
- Это не правильный ответ. Правильный ответ - "Да", - улыбнулась Сатти, отпуская сразу несколько разрядов в район позвоночника.
Айя взвился, дергаясь в конвульсиях боли. Кожу жгло, на глазах снова выступили невольные слезы. Он старательно кусал губу, стараясь не кричать в полный голос. Грудная клетка ходила ходуном, сердце стучалось о ребра. Но страха не было... Только уверенность в своей правоте.
-Эй, Айя-тян, что же ты? Я говорю, что ответ был неправильным... А ну-ка, озвучь правильный! - потребовала Сатти. - Будешь хорошим мальчиком, попросишь меня перестать, я, может быть, оставлю тебя в покое...
Наверх
« Последняя редакция: Август 16, 2007 :: 12:40pm от JC »  

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 20