Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Встречайте! Нашу новую игру, увлекательный вроде как квест "School Days 2"! Скачивайте и играйте прямо сейчас! Или потом Улыбка
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Уроки стихотворчества :) от Мартина (Прочитано 11413 раз)
Martin
Ночной охотник
**
Вне Форума


В рамках мне тесно!

Сообщений: 249
Пол: male
Уроки стихотворчества :) от Мартина
Сентябрь 19, 2006 :: 7:44am
 
;-D Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь...

Этот пробный камень я кидаю в тех, кто хотел бы поучиться писать стихи Улыбка Если вас заинтересуют блоки информации выкладываемые здесь - напишите в комменты и тема продолжит свое существование. Если же, это не очень интересно - я попрошу уважаемых модераторов прикрыть это безобразие Улыбка
И так...

Экскурс в историю. Стихи и греки.


Античное стихосложение

Под античной в литературоведении понимается система стихосложения в Древней Греции, где она возникла еще в VIII в. до н.э., и в Древнем Риме, куда в III в. до н.э. она перешла из Греции.

В античном мире поэты не читали свои стихи, а пели; поэт был одновременно и певцом (рапсодом), изображали его с музыкальным инструментом - лирой (отсюда название - лирика).

Античное стихосложение называют также метрическим (от лат. Metron - мера).

Древнегреческий и латынь характеризовались долготой и краткостью гласных звуков. Поэтому в основе этой системы стихосложения лежит чередование кратких и долгих слогов, которые соединялись в стопы, напоминающие сочетание нот в музыкальном такте. Повторение таких стоп образовывало стих - стихотворную строку и обуславливало его внутренний ритм.

Коментарии меня
Фактически стихи отличались напевностью и огромным пафосом, который усложнял строки, делая их грамоздкими и тяжелыми. Однако! Большое количество пояснений и сравнений, приводило к тому, что произведение можно было "пощупать и увидеть"

пример:Гомер "Иллиада"

Стал он смущенный и, щит свой назад семикожный забросив,
Вспять отступал, меж толпою враждебных, как зверь, озираясь,
Вкруг обращаяся, тихо колено коленом сменяя.
Словно как гордого льва от загона волов тяжконогих
Гонят сердитые псы и отважные мужи селяне;
Зверю они не дающие тука от стад их похитить,
Целую ночь стерегут их, а он, насладиться им жадный,
Мечется прямо, но тщетно ярится: из рук дерзновенных
С шумом летят, устремленному в сретенье, частые копья,
Главни горящие; их устрашается он и свирепый,
И со светом Зари удаляется, сердцем печальный,


Не знаю как вам, но мне четко видится эта картина. Однако, со временем это утомляет, а еще усыпляет (если читать без выражения). Улыбка


В античном стихосложении не было рифмы.Метрическая система знала около 30 различных видов стоп. Среди них были стопы, сыгравшие впоследствии большую роль в развитии стихосложения у различных народов.

Понятие "стопы" сохранится, как мы увидим, и в русской классической системе версификации как условное обозначение такой речевой единицы, повторение которой создает ритм стиха.

(с)перто с сайта о стихах
Коментарии меня
О стропах, хореях, ямбах и прочих прибамбасах - поговорим в следующий раз Улыбка
Наверх
 
 
IP записан
 
Martin
Ночной охотник
**
Вне Форума


В рамках мне тесно!

Сообщений: 249
Пол: male
Re: Уроки стихотворчества :) от Мартина
Ответ #1 - Ноябрь 10, 2006 :: 9:27am
 
Вводный курс молодого бойца или как это понимать и как в этом ориентироваться.


РАЗМЕР СТИХОТВОРНЫЙ - способ организации звукового состава отдельного стихотворного произведения или его отрывка (в случае полиметрии). В силлабическом стихосложении определяется числом слогов; в тоническом числом ударений; в метрическом и силлабо-тоническом метром и числом стоп, и здесь обычно различаются понятия метр (напр., "ямб"), стихотворный размер (напр., "4-стопный ямб") и разновидность стихотворного размера (напр., "4-стопный ямб со сплошными мужскими окончаниями").

Коментарии меня
Не циклитесь на умных словах типа "силлабический", "тонический" и пр. Основной момент во всем этом куске информации - СТИХОТВОРНЫЙ РАЗМЕР. Эта штука определяется следующим образом - по количеству слогов, ударений или количеству строчек в стихе. Сразу не допрешь, умеют же запутать человека!

МЕТР в стихе - упорядоченное чередование в стихе сильных мест (иктов) и слабых мест, по-разному заполняемых.Так, в силлабо-тоническом анапесте сильные места приходятся на каждый 3-й слог и заполняются исключительно ударными слогами (ударение здесь является "константой"), а слабые на промежуточные слоги и заполняются преимущественно безударными слогами (безударность здесь является "доминантой"). Метр в таком значении слова имеется в метрическом, силлабо-тоническом, мелодическом стихосложении и отсутствует в силлабическом и тоническом.

Коментарий меня
я не нашел хорошего примера из классиков чтоб продемонстрировать это,  кто найдет - скажу большое спасибо. А вообще я метром привык считать отбиваемые такты. Например, когда я пишу, то отбиваю мысленно такт, следя чтоб он нигде в последующих строфах не нарушался(хотя наверно это ритм...Хм... совсем запутался). Метром стараюсь не баловаться больше - не мое это, нанизывать слоги на иголки смысла.


продолжение следует...
Наверх
 
 
IP записан
 
Martin
Ночной охотник
**
Вне Форума


В рамках мне тесно!

Сообщений: 249
Пол: male
Re: Уроки стихотворчества :) от Мартина
Ответ #2 - Апрель 14, 2007 :: 3:25pm
 
Возращаясь к метрической системе Смущённый

СТОПА - повторяющееся сочетание сильного и слабого места в стихотворном метре, служащее единицей длины стиха (напр., 2-, 3-, 4- стопные размеры стихотворные).

Что понимается под "сильным и слабым" местом? Смотрим далее

ЯМБ - (греч. iambos), стихотворный метр с сильными местами на четных слогах стиха (см.ПРИМЕР). Самый употребительный из метров русского силлабо-тонического стиха; основные размеры 4-стопный (лирика, эпос), 6-стопный (поэмы и драмы 18 в.), 5-стопный (лирика и драмы 19-20 вв.), вольный разностопный (басня 18-19 вв., комедия 19 в.).

Помните наш эскурс в историю? Собственно ямб - это прадедушка множества стихотворных размеров. Что сделалало его популярным во времена русского  Ренесанса.
Пример
"Мой дЯдя сАмых чЕстных прАвил,
КогдА не в шУтку занемОг,
Он уважАть себЯ застАвил
И лУчше вЫдумать не мОг.
А.С. Пушкин

ХОРЕЙ - (греч. choreios, букв. плясовой), трохей (греч. trochaios, букв. бегущий), стихотворный метр с сильными местами на нечетных слогах стиха (см. ПРИМЕР). Наиболее употребительные размеры русского силлабо-тонического хорея 4-, 6-стопный, с сер. 19 в. 5-стопный.

Пример
Я пропАл, как звЕрь в загОне.
Где-то лЮди, вОля, свЕт,
А за мнОю шум погОни,
Мне нарУжу ходу нЕт.

Л.Б.Пастернак

ДАКТИЛЬ - (греч. daktylos, букв. палец), стихотворный метр, образуемый 3-сложными стопами с сильным местом на 1-м слоге стопы (см. ПРИМЕР). Наиболее употребительные размеры русского силлабо-тонического дактиля. Дактиль 2-стопный (в 18 в.), 4- и 3-стопный (в 19-20 вв.).

Пример
ВЫрыта зАступом яма глубОкая.
ЖИзнь невесЕлая, жизнь одинОкая,
ЖИзнь бесприЮтная, жизнь терпелИвая,
ЖИзнь, как осЕнняя нОчь, молчалИвая, -
ГОрько она, моя бЕдная, шла
И, как степнОй огонЕк, замерлА.

И.С.Никитин

АМФИБРАХИЙ - (греч. amphibrachys, букв. с обеих сторон краткий), стихотворный метр, образуемый 3-сложными стопами с сильным местом на 2-м слоге (см.ПРИМЕР). Наиболее употребительные размеры русского силлабо-тонического амфибрахия 4-стопный (с нач. 19 в.) и 3-стопный (с сер. 19 в.).

Пример
Не вЕтер бушУет над бОром,
Не с гОр побежАли ручьИ –
МОроз-вОевода дОзором
Обходит владЕнья своИ.

Н.С.Некрасов
Наверх
« Последняя редакция: Апрель 17, 2007 :: 8:15pm от JC »  
 
IP записан
 
Gutta
Адепт
***
Вне Форума


gutta cavat lapidem…

Сообщений: 298
Пол: female
Re: Уроки стихотворчества :) от Мартина
Ответ #3 - Апрель 16, 2007 :: 4:16pm
 
Martin, спасибо за долгожланное продолжение  Улыбка
А ты позволяешь в данной теме помещать статьи о стихосложении, формах, типах - ?
Наверх
 

bonis avibus!
 
IP записан
 
Gutta
Адепт
***
Вне Форума


gutta cavat lapidem…

Сообщений: 298
Пол: female
Re: Уроки стихотворчества :) от Мартина
Ответ #4 - Май 17, 2007 :: 3:06pm
 
Приветствую всех, интересующихся основами стихосложения.  Улыбка

Мартин,
 Улыбка позеленев и встав с тобой в одну упряжку, подхватываю и продолжаю тему.


РИФМА – попарное созвучие окончаний, объединяющие две строки.

ЖЕНСКАЯ РИФМА – рифма женского типа с ударением на предпоследнем слоге.

МУЖСКАЯ РИФМА – рифма мужского типа с ударением на последнем слоге.

ЦЕЗУРА – пауза, выдерживаемая в строке ║

Изначально в русской поэтической речи господствовала силлабическая система стихосложения – слоговое (от греческого sillabo – слог).  
Антиох Дмитриевич Кантемир (1708-1744гг) - русский поэт-сатирик, обличал в своих произведениях государственный строй, прогрессивно боролся за торжество человечности и справедливости.  Во всей сатире только женская рифма:

Знаешь ли чисты хранить ║ и совесть и руки?
Бедных жалки ли тебе ║ слёзы и докуки?
Независтлив, ласков нрав, ║ не гневлив, беззлобен.
Веришь ли, что всяк тебе ║ человек подобен?  

Силлабическая система заменилась силлабо-тонической, где главным принципом  явилась чёткая последовательность ударных и неударных звуков, практически сохраняя и равенство слогов в стихах.

В 1735 году поэт В.К. Тредиаковский издал труд «Новый и краткий способ к сложению российских стихов», где решил упорядочить, привести в систему ритмику русской поэтической речи.  Тредиаковский первый предложил исходить из принципа ударности гласных; возникли правила о чередовании в стихах ударных и неударных слогов.

СТОПА – сочетание ударного и неударного слогов.
Стопа – понятие условное, она помогает анализировать стих, определять особенности ритма.  Однако, не стоит произнесение слов подчинять стопам, звучат только ударения самих слов.  Оно (стопное ударение) является средством понимания ритма строки.

Новое стихосложение воплотил в своих одах М.В. Ломоносов:

Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов  *(Ньютонов)
Российская земля рождать.

Рифма здесь и мужская: казать – рождать, и женская: Платонов-Невтонов.

Для любой строчки стихотворения требовалось, чтобы все стопы в ней были одного строя и формы.  Именно по форме стоп стихи стали получать свои названия (заимствованные из древнегреческого стихосложения).

Марти уже описал двусложные стопы: хорей и ямб, а также стопы трёхсложные – дактиль и амфибрахий.

Добавлю о пятой стопе, трёхсложной – это анапест

АНАПЕСТ – сочетание трёх слогов, где ударный слог третий.

Пример анапеста.
М.Ю. Лермонтов элегия «К Д…» - трёхстопный анапест:

Будь со мнОю, как прЕжде бывАла
О, скажИ мне хоть слОво однО,
Чтоб душА в этом слОве сыскАла,
Что хотЕлось ей слЫшать давнО…

Итак, подытожу:

1. Двусложные стопы:
ХОРЕЙ – роза
ЯМБ – река

2. Трёхсложные стопы:
ДАКТИЛЬ – дерево
АМФИБРАХИЙ – берёза
АНАПЕСТ – бирюза

По количеству и форме стоп стихи бывают  двустопный (трех-, четырёх-, пятистопный ) хорей или ямб; двустопный (трёх-, четырёхстопный) дактиль, амфибрахий, анапест.
Многостопные стихи получили право на цезуру.

Таким образом, в российской поэтической речи со времён Ломоносова господствует силлабо-тоническое стихосложение, которое основывается на правильном, едином для всех строчек-стихов чередовании ударных и безударных слогов, - это и создаёт упорядоченное (ритмичное) звучание.
Силлабо-тоника безразмерных стихов не признаёт: автор вправе выбирать любой размер для различных настроений, однако размер строго обязателен.


Дерзайте, ныне ободренны, современные "Платоны и Невтоны" от поэзии   Подмигивание
Наверх
 

bonis avibus!
 
IP записан
 
Gutta
Адепт
***
Вне Форума


gutta cavat lapidem…

Сообщений: 298
Пол: female
Re: Уроки стихотворчества :) от Мартина
Ответ #5 - Июнь 8, 2007 :: 5:13pm
 
Итак, несколько информационных "уроков" о жанре САТИРА - типах, видах, малых жанрах и основателях.


начало

Сатира.

Сатира — вид комического, отличающийся от других видов (юмора, иронии) резкостью обличения.

Сатира при своем зарождении являлась определенным лирическим жанром. Она представляла собой стихотворение, часто значительное по объему, содержание которого заключало в себе насмешку над определенными лицами или событиями.
Сатира как жанр возникла в римской литературе.

Самое слово «сатира» происходит от латинского названия мифических существ, насмешливых полубогов-полуживотных — сатиров.
Филологически оно связано и со словом satura, означавшим в простонародьи блюдо мешанины, что указывало на смешение различных размеров (сатурнический стих, наряду с греческими размерами) и на присутствие в сатире самых разнообразных описаний всевозможных фактов и явлений в отличие от других лирических жанров, которые имели строго ограниченную и определенную область изображения.

Римская сатира дала свои наиболее высокие образцы в произведениях Горация, Персия и особенно Марциала и Ювенала.
Изобличающая насмешка стала основным признаком сатиры, определяющим ее основную сущность. Это свое назначение сатира выполняла при помощи разных литературе форм и жанров. Правда, всякий раз, когда возрождались в литературе формы античной литературы, возрождалась частично и старинная жанровая сатира.
Так было направление в русской литературе второй половины XVIII в., когда классическая форма сатиры была использована Кантемиром, Сумароковым и др.
Комизм лежит в основе сатиры вне зависимости от жанра. Смех всегда является огромным средством социального воздействия. «...Во всей морали нет лекарства более действительного, более сильного, чем выставление на вид смешного» - Лессинг, Гамбургская драматургия.
Социальные функции комического определяют его форму: юмористическую, сатирическую и ироническую.
Социальная функция смеха и сатиры заключается в действенной борьбе с комически изображаемым объектом. В этом отличие сатиры от юмора и иронии.
От всех форм комического сатира отличается своей активностью, волевой направленностью и целеустремленностью. Смех всегда содержит отрицание.
Специфика сатиры не в том, что она вскрывает отрицательные, вредные или позорные явления, но в том, что она всегда осуществляет это средствами особого комического закона, где негодование составляет единство с комическим изобличением, изобличаемое показывается как нормальное, чтобы затем обнаружить через смешное, что это норма — только видимость, заслоняющая зло.
Реалистически-гротескная фантастика сатириков как основа их стиля определяет целый ряд отдельных приемов.
Главнейшие из них состоят в том, что фантастическое дается с точным и весьма обширным перечислением натуралистических подробностей (Рабле) или даже точным измерением его размеров (Свифт)
По-иному строится сатира, основанная на противопоставлении положительного и отрицательного, добродетели и порока.
На первый план сатиры выдвигает отрицательные типы и характеры, давая положительное лишь как фон для них либо не давая вовсе.
Сатира эта по преимуществу является сатирой типов и характеров. Отдельные отрицательные стороны социального строя сатирик воплощает в отдельных характерах.
Отрицательные типы построены большей частью на какой-нибудь одной резко выдающейся черте; на скупости Гарпагона, на лицемерии Тартюфа, на подличании и угодничестве Молчалина, на тупом солдафонстве Скалозуба. Эта сатирически заостренная черта характера создает порой вместо индивидуализированного образа социальную маску.
Мы говорили до сих пор о двух основных видах сатиры.

В рамках этих видов мы находим многообразные жанры сатиры: наряду с сатирическим романом, с сатирической драмой, комедией сатира использует и целый ряд малых жанров — эпиграмму, анекдот, сатирический фельетон, карикатуру.


Персоналии. Марциал и Ювенал: насмешка эпиграммы и хлыст сатиры

Любит стихи мои Рим, напевает повсюду и хвалит,
Носит с собою меня каждый и держит в руках.
Вот покраснел, побледнел, плюнул кто-то, зевнул, столбенеет...
Это по мне! И стихи нравятся мне самому.
                    Марциал. Эпиграммы (VI, 60).

О муза пламенной сатиры!
Приди на мой призывный клич!
Не нужно мне гремящей лиры,
Вручи мне Ювеналов бич.
                    Пушкин. Лицинию, 1814 г.

Два поэта принесли особенную популярность в веках римской сатире. Они почти современники: МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ родился около 40 г. и умер в 104 г., а ДЕЦИМ ЮНИЙ ЮВЕНАЛ жил примерно с 60 по 140 годы н.э. Делая, в сущности, одно дело, они были очень разными людьми и поэтами, как разными были и жанры, в которых они работали.

Начнем со старшего, с Марциала.
Он родился в Испании, приехал в Рим уже будучи взрослым человеком и быстро удостоился дружбы двух знаменитых литераторов - дяди и племянника - Сенеки и Лукана. Марциал не воспользовался добрыми советами заняться юриспруденцией, предпочтя вести небогатую жизнь свободного литератора, о чем скоро ему пришлось пожалеть, так как после раскрытия заговора Пизона всех его друзей предали казням и ссылкам.
Поэту пришлось посвящать свои эпиграммы тем, против кого они были направлены, чтобы хотя бы прокормиться и заплатить за комнатку в чердачном помещении, где ему приходилось жить в совершенном одиночестве.
Лишь спустя много лет, добившись славы и дружбы богатых покровителей, Марциалу удалось выбраться из нищеты и, призаняв денег у знаменитого литератора и мыслителя Плиния Младшего, возвратиться на родину прославленным и разочарованным автором пятнадцати книг эпиграмм. Дома его встретили лучше, чем в Риме, богатая почитательница поэта подарила ему небольшое поместье. Но в Испании Марциал затосковал по римским библиотекам и зрелищам, к которым привык за многие годы жизни в столице. Стареющий поэт хандрил, впадал в пессимизм, бросил сочинять и, наконец, скончался, как и жил, в одиночестве и полном разочаровании.
Однако этот пессимист и неудачник был гениальным поэтом, понимал это и сумел извлечь из своих способностей максимум возможного, во всяком случае для литературной славы.
В одном из своих стихотворений Марциал говорит:
Написать эпиграмму красиво
Очень легко; написать книгу - претрудная вещь.

В другом, обосновывая принципы своей творческой деятельности:
Здесь ты нигде не найдешь ни Горгон, ни Кентавров, ни Гарпий,
Нет, - человеком у нас каждый листок отдает.


Это - так. И хотя эпиграмма - древнейший жанр, современной (и по римским меркам, и по нашим нынешним) сделал ее именно Марциал.
Эпиграмма, первоначально обозначала надпись на могильной плите или статуе, а также на каком-либо предмете, посвященном божеству.
Первые стихотворные эпиграммы на греческом языке относятся к VII в. до н.э.
К началу нашей эры эпиграмма вполне стала формой книжной поэзии, сохранив при этом свое главное свойство - краткость. Часто остроумное поэтическое высказывание делалось применительно к какому-нибудь случаю.
К началу нашей эры относятся и первые собрания греческих эпиграмм. Разумеется, Марциал хорошо знал их, как хорошо знал он и соответствующую латинскую поэзию: Катулла и других авторов коротких, остроумных, выразительных стихотворений.
Марциал придал этому жанру реалистичность, животрепещущую современность, изобразил в нем живую жизнь столицы мира.
Целая галерея дельцов, мошенников, проходимцев, аферистов, проституток, воров, скряг, сплетников, словом, чуть ли не все население дантовского ада составляет эти 15 сборников коротких стихотворений. Над многими своими современниками Марциал издевается, над некоторыми беззлобно подшучивает, используя богатейшее метрическое разнообразие, а по содержанию - самые различные приемы: пейзажные зарисовки, описания, льстивые похвалы, литературные декларации, скорбь по поводу смерти близких и т.д.
Одним словом, отразив в своих эпиграммах всю жизнь Рима, Марциал впервые сделал этот жанр по-настоящему сатирическим. Приведем два коротких примера, в которых речь идет о "любви". Почему о любви в кавычках - ясно из текста:
И лица твоего могу не видеть,
Да и шеи твоей, и рук, и ножек,
И грудей, да и бедер с поясницей.
Одним словом, чтоб перечня не делать,
Мог бы всей я тебя не видеть, Хлоя.

                            (Пер. Ф.А. Петровского)

***
Ты, Фабулла, невинна, богата
И красива... Да кто ж с этим спорит?
А еще ты хвастлива - и, значит,
Не невинна, бедна и дурнушка!

                            (Пер. автора)

Уже по этим примерам видно, что главный заряд остроумия Марциал приберегает для последней строки.
Великий мастер неожиданной концовки, кажется, именно Марциал "научил" этому приему замечательного американского писателя XIX в., автора лирико-юмористической новеллы О. Генри.
Другой прием Марциала - гиперболизация (преувеличение) реальных явлений. Так, у Катулла в свое время было стихотворение об Асинии, воровавшем в гостях платки. Приведем вариацию на эту тему Марциала, до такой степени гиперболизировавшего платочного вора, что смешной становится не только вор Гермоген, но и сама эта гиперболизация.
Вор на платки Гермоген такой пронырливый, Понтик,
Что даже Масса и тот денег так ловко не крал!
Хоть и за правой гляди, и держи его левую руку,
Все же платок твой и тут он ухитрится стащить.


Марциал, кажется, не любит раскрывать перед читателем самого себя. Марциал, кажется, не любит рассуждать о проблемах философских. Но... разве вся римская жизнь, активным свидетелем, участником, бытописателем и критиком которой он был - не есть его философия, не есть он сам?
***
Ты не читаешь стихов, а желаешь слыть за поэта.
Будь чем угодно, Мамерк, только стихов не читай.

***
Геллий, голодный бедняк, на богатой старухе женился:
Право, можно сказать: сыт теперь Геллий женой.

***
Медик Герод утащил потихоньку чашку больного.
Будучи пойман, сказал: "Дурень, зачем же ты пьешь?"

***
Ежели это лицо Сократово было бы римским,
Юлий Руф поместить мог бы в "Сатирах" его.

***
Хлоя-злодейка семь раз на гробницах мужей написала:
"Сделала Хлоя". Скажи, можно ли искренней быть?

***
Где бы не встретились мы, ты, Постум, меня окликаешь
Тотчас, и первый вопрос сразу же твой: "Как дела?"
Встретив меня десять раз в течение часа, ты спросишь
То же. По-моему, ты, Постум, остался без дел.

"Основной прием комизма Марциала, - пишет М.Л. Гаспаров, - несоответствие внешности и сущности. Ловец наследств ухаживает за безобразной дамой; почему? Она в чахотке... Так строятся лучшие эпиграммы Марциала, напоминая загадку с отгадкой... Эта техника отточенной сентенции, замыкающей описание, разрабатывалась в риторических школах и оттуда была перенесена Марциалом в поэзию".
(История всемирной литературы. Т. 1. С. 483.)

Наверх
« Последняя редакция: Июнь 9, 2007 :: 2:33pm от Gutta »  

bonis avibus!
 
IP записан
 
Gutta
Адепт
***
Вне Форума


gutta cavat lapidem…

Сообщений: 298
Пол: female
Re: Уроки стихотворчества :) от Мартина
Ответ #6 - Июнь 9, 2007 :: 2:32pm
 
продолжение

Популярность Марциала еще при его жизни была огромна. Вся империя зачитывалась этими легкими, изящными, остроумными эпиграммами.
Раннее Средневековье бесконечно цитировало его и подражало ему. Боккаччо издавал и комментировал его книги; Лессинг построил на примере поэзии Марциала свою теорию эпиграммы.
Им увлекались, ему подражали, сочинив и выпустив совместную книгу эпиграмм Шиллер и Гете; оставшиеся безымянными британские мастера и гений шотландской лирики и сатиры Р. Бернс.
У Марциала учились, оттачивая свои перья в политической и журнальной полемиках Вяземский и Пушкин.

Жанр эпиграммы жив и популярен и сегодня.
В русской поэзии он проявляется и в прямой (Маршак, Вознесенский, А. Иванов и др.  добавлю сюда наших прекрасных актёров, талантливых на сатиру и эпиграмму - Л. Филатов, В. Гафт - G) форме,
и в видоизмененной ("Гарики" И. Губермана - оригинальное сочетание классической эпиграммы и четверостиший в духе персидского средневекового поэта О. Хайяма).
Немалое число марциаловых эпиграмм носят сатирико-меланхолический характер.
Это обстоятельство, по-видимому, и позволило И.А. Бродскому дать своей поэтической стилизации "Письма римскому другу" подзаголовок "Из Марциала", поскольку стихотворение Бродского как раз и представляет такую вот меланхолическую сатиру.

Близок к эпиграмме жанр лимериков - английских юмористических миниатюр.

По лимерику урок следующий - G


Да и вообще вся сатирическая поэзия навсегда прочными узами связана с творчеством великого римского поэта Марциала.

***

Впрочем, как и с творчеством последнего римского классика - Ювенала.

Жестокая, яростная, обличительная сатира имеет своим родоначальником Ювенала, профессионального ритора-декламатора и автора шестнадцати сатир в гекзаметрах. Он начал писать (или публиковать) свои безжалостные стихи после гибели тирана-императора Домициана, будучи уже сорокалетним человеком.
Огромная популярность Ювенала у русских демократов XIX столетия объясняется четко выраженной в его стихах оппозицией тирании со стороны маленького человека.
Такая оппозиция была любимым детищем и русской демократии. К этому надо добавить достаточно легкомысленное увлечение Ювеналом Петра Великого, который вряд ли пошел дальше восторгов по поводу Ювеналова выражения "в здоровом теле здоровый дух", и ученические заимствования у римского сатирика основоположника русской поэтической сатиры, поэта XVIII в. Антиоха Кантемира.
Как поэт Ювенал несомненно слабее всех римских классиков и в первую очередь своего старшего приятеля Марциала, у которого он немало перенял: круг тем, приемов (гиперболизм, сентенциозность), доводя их часто едва ли не до абсурда.

Если верить Ювеналу, в Риме конца I - начала II веков нормальному человеку жить было вообще невозможно:
...Разве не хочется груду страниц на самом перекрестке
Враз исписать, когда видишь, как шестеро носят на шее
Видного всем отовсюду, совсем на открытом сиденье
К ложу склоненного мужа, похожего на Мецената, -
Делателя подписей на подлогах, что влажной печатью
На завещаньях доставил себе и известность и средства.
Там вон матрона, из знатных, готова в каленское с мягким
Вкусом вино подмешать для мужа отраву из жабы...
...Восхваляется честность, но зябнет;
Лишь преступленьем себе наживают сады и палаты...


Современно, не правда ли? - G

Кажется, что Ювенал специально сгущает краски еще и потому, что великим успехом в его время пользуются книги Плиния Младшего (племянника автора "Естественной истории"), особенно его письма, представляющие собой благодушные речи довольного собой и миром аристократа, этакие панегирики (Похвальные речи, неумеренные восхваления.) императорам, Риму и римскому образу жизни.

В ответ Ювенал противопоставляет свои мрачные, оскорбительные гекзаметры.
Его речь хлестка, лексика забориста, типажи омерзительны.
Хуже всего он отзывается о женщинах:
Хочешь терпеть над собой госпожу?..
...Женишься ты, а жене настоящим окажется мужем
Иль Эхион-кифаред, иль Глафир, или флейта-Амброзий...
...Бросивши мужа, жена сенатора Эппия с цирком
В Фарос бежала...

В общем, картина мира у Ювенала совершенно безотрадная.
Но вот что любопытно: если осторожный Марциал писал о своих соседях, о современниках, то кажущийся бесстрашным и безудержным Ювенал пишет (в случае сильных мира сего) только о тех, кто уже либо умер, либо отошел от власти. Это, конечно, тоже примета меняющегося времени, но и в еще большей степени - личности.
Что вечного внес в литературу Ювенал?
Прежде всего, понимание сатиры как бичующего пороки кнута.
Далее - ряд четких и броских сентенций, ставших пословицами: "хлеба и зрелищ!", "так хочу, так велю: будь вместо довода воля!", "в здоровом теле здоровый дух" (последняя, впрочем, звучит в оригинале несколько иначе: "в здоровом теле предполагается (по идее должен быть) здоровый дух", что, конечно, меняет смысл привычного афоризма). Наконец, прямое выражение оппозиции маленького человека власти.

Предоставим завершить этот очерк В. Дюранту, хотя и не соглашаясь с ним в утверждении о том, что Ювенал - величайший из римских сатириков. (Да он и сам сказал о себе в первой сатире, может быть даже излишне резко: "Коль дарования нет, порождается стих возмущеньем"). Нам таковыми представляются все же Петроний, а в поэзии - Марциал.
"Не следует понимать его (Ювенала. - В.Р.) слишком буквально. Он был разгневан; ему не удалось сделать себе в Риме карьеру так быстро, как хотелось; он избрал сладкую месть - лгать о нем, вооружившись тяжелой дубинкой и ненавистью, которая и не притязала на справедливость. Его нравственные стандарты были высоки и здоровы, хотя и окрашены консервативными предрассудками и иллюзиями насчет добродетельного прошлого. На основании этих стандартов, если пользоваться ими без жалости и меры, можно вынести обвинительный приговор любому поколению в любой части света. Сенека знал, сколь древна эта забава. "Наши прадеды, - писал он, - жаловались, как мы жалуемся, и наши потомки тоже будут жаловаться на испорченность нравов, на всевластие порока, на то, что люди все глубже и глубже погружаются в бездну греха, что положение человечества из плохого становится еще худшим"

Вечная тема всех времен и всех литератур, в том числе и русской. Вокруг безнравственности, существующей в любом обществе, словно вокруг ступицы, вращается широкое колесо чистой и цельной жизни, в которой сплетены традиции и моральные императивы религии, экономические заботы о благе семьи, инстинктивная любовь и забота о детях, зоркость женщин и стражей общественного порядка (Нельзя не согласиться в этом с В. Дюрантом, учитывая, что Ювенал жил на рубеже I - II вв. н.э., когда до полного разложения и падения империи было еще далеко.
Конечно, поэты - пророки, но в случае с Ювеналом вряд ли можно говорить о пророчествах.) , и этого достаточно, чтобы заставить нас соблюдать общественные приличия и оставаться относительно трезвомыслящими.

материал о Марциале и Ювенале по книге:
Распопин В.Н.,Очерки истории зарубежной литературы. Литература Древнего Рима, Новосибирск, "Рассвет", 1996
Наверх
 

bonis avibus!
 
IP записан
 
Gutta
Адепт
***
Вне Форума


gutta cavat lapidem…

Сообщений: 298
Пол: female
Re: Уроки стихотворчества :) от Мартина
Ответ #7 - Июнь 29, 2007 :: 3:28pm
 
Думаю, что творческое мнение признанного Мастера мирового уровня удачно в качестве *Урока стихотворчества*

Владимир Набоков

ПОЭТУ

Болота вязкие бессмыслицы певучей
покинь, поэт, покинь и в новый день проснись!
Напев начни иной - прозрачный и могучий;
словами чёткими передавать учись
оттенки смутные минутных впечатлений,
и пусть остануться намёки, полутени
в самих созвучиях, и помни - только в них,
чтоб созданный тобой по смыслу ясный стих
был по гармонии таинственно-тревожный,
туманно-трепетный; но рифмою трёхсложной,
размером ломаным не злоупотребляй.
Отчётливость нужна и чистота и сила.
Несносен звон пустой, неясность утомила:
я слышу новый звук, я вижу новый край...

2 сентября 1918
Наверх
 

bonis avibus!
 
IP записан
 
Gutta
Адепт
***
Вне Форума


gutta cavat lapidem…

Сообщений: 298
Пол: female
Re: Уроки стихотворчества :) от Мартина
Ответ #8 - Июль 9, 2007 :: 1:42pm
 
Возможно, вызову нарекания в *женской непоследовательности*, однако, оставлю обещанный *урок САТИРЫ по лимерику* до времён куража для острословия Улыбка
Летнее состояние больше располагает к творчески-созерцательной *лени*, поэтому выбираю для урока стихотворчества тему "Японская поэзия".
В оправдание только то, что это тоже "малый жанр" поэзии.

Японская поэзия основана на чередовании определенного количества слогов.
Рифмы нет, но большое внимание уделяется звуковой и ритмической организации стихотворения.


Хокку, или хайку (начальные стихи), - жанр японской поэзии: нерифмованное трехстишие из 17 слогов (5+7+5). Искусство писать хокку - это прежде всего умение сказать многое в немногих словах. Генетически этот жанр связан с танка.

Танка (короткая песня) - древнейший жанр японской поэзии (первые записи - 8-й век). Нерифмованные пятистишия из 31 слога (5+7+5+7+7). Выражает мимолетное настроение, полно недосказанности, отличается поэтическим изяществом, зачастую - сложной ассоциативностью, словесной игрой.
С течением времени танка (пятистишие) стала четко делиться на две строфы: трехстишие и двустишие. Случалось, что один поэт слагал первую строфу, второй - последующую.

В двенадцатом веке появились стихи-цепи, состоящие из чередующихся трехстиший и двустиший.
Эта форма получила название "рэнга" ("нанизанные строфы"); первое трехстишие называлось "начальной строфой", по-японски "хокку". Стихотворение рэнга не имело тематического единства, но его мотивы и образы чаще всего были связаны с описанием природы, причем с обязательным указанием на время года.

Начальная строфа (хокку) часто бывала лучшей строфой в составе рэнги. Так стали появляться отдельные сборники образцовых хокку. Трехстишие прочно утвердилось в японской поэзии во второй половине семнадцатого века.


Хокку/ Хайку обладает устойчивым метром. Это не исключает поэтической вольности, например, у
Мацуо Басё (1644-1694)
.

Он иногда не считался с метром, стремясь достигнуть наибольшей поэтической выразительности.

Значительную и наиболее важную для нас часть наследия составляют его хайку - трехстрочные поэтические миниатюры, состоящие всего из 17 слогов:

В чашечке цветка
Дремлет шмель. Не тронь его,
Воробей-дружок!
(перевод Веры Марковой)

Именно Басе разработал и передал своим ученикам многие эстетические принципы сложения хайку, имеющие глубокие корни в японской философии.
Это "сатори" - состояние озарения, когда взгляду открываются вещи, недоступные другим людям,
"саби" - слово, означающее одиночество, отчуждение от всего внешнего мира, воспоминания, навевающие светлую грусть.
Такие ощущения были присущи поэту, когда он коротал свои дни у входа в банановую хижину, подолгу предаваясь раздумьям. Не покинули они его и после того, как Басе отправился странствовать. Но его эстетические взгляды постоянно менялись, эволюционировали.
В лексиконе Басе постепенно появляются такие слова, как "каруми" - легкость и возвышенность, простота восприятия,
"хосоми" - тонкость и ломкость,
"сюри" - грусть, сочувствие и, наконец,
"фуэки-рюко" - неизменная изменчивость мира, единство движения и покоя.

Хайку Басе последних лет становятся еще более простыми. Сам поэт говорил своим ученикам, что он стремится к стихам, "мелким, как река Сунагава".
Именно в простоте образов кроется истинная красота, считает Басе:

Только дохнет ветерок –
С ветки на ветку ивы
Бабочка перепорхнет.
(перевод Веры Марковой)

Хокку/ Хайку - не стихи, а образ жизни, часть философского восприятия мира по дзэн-буддизму, для полного погружения в который требуется осмысление таких категорий, как единение истинности и красоты, гибкости в соединении печали и сострадания, тонкости и хрупкости в стремлении постичь внутреннюю жизнь самых незначительных предметов, что соотносится с дзэн-буддистским представлением о духовном слиянии человека с явлениями и вещами окружающего мира.
Необходимо понимание очарования простых вещей, сочетания легкости, простоты и прозрачности с глубиной мысли и чувств.
И самое главное, ради чего собственно создается хайку, - это озарение или просветление, наступающее не только вследствие долгих и мучительных раздумий, но и вслед внутреннему освобождению, почти мгновенно, неожиданно, вдруг...

Я чуть доплелся
До горной ночлежки, как
Вдруг глициний цвет.

1686 г. Мацуо Басе
(Перевод Владимира Соколова)

В хайку так сочетается простое и сложное, что разобраться может каждый, у кого возникнет желание погружаться в мир одиночества, грусти и счастья внутреннего прозрения, в мир наслаждений и открытий, мир, который вас окружает, но в который все же стоит внимательнее вглядеться.

Мацуо Басё (1644-1694)
.
- создатель не только поэзии хокку, но и целой эстетической школы японской поэтики.
Его подлинное имя - Мацуо Мунэфуса. Родился в замковом городе Уэно провинции Ига (в центре острова Хонсю), в семье небогатого самурая Мацуо Ёдзаэмона. Родные Басе были людьми образованными, что прежде всего предполагало знание китайских классиков. Отец и старший брат Басе преподавали каллиграфию.
Сам Басе с детства был товарищем княжеского сына - большого любителя поэзии; вскоре сам Басе начал писать стихи. После ранней смерти своего молодого господина Басе ушел в город и принял постриг, освободившись тем самым от службы своему феодалу, но настоящим монахом не стал.
Учился у знаменитых в то время мастеров поэзии хокку Катамура Кигин и Нисияма Соин.
В 1680 г. опубликовал первую антологию собственных стихов и стихов своих учеников.
Тогда же поселился в хижине в предместье Эдо (Токио). В 1684 г. начинает странствовать, как его любимый поэт Сайгё.
По мере того как росла слава Басе, к нему стали стекаться ученики всех званий. К концу жизни у него было множество учеников по всей Японии, но школа Басё не была обычной для того времени школой мастера и внимающих ему учеников: Басе поощрял приходивших к нему на поиски собственного пути, каждый обладал своим почерком, иногда очень отличавшимся от почерка учителя.
Учениками Басе были Кёрай, Рансэцу, Иссё, Кикаку; к школе Басе принадлежит Тиё - талантливая поэтесса, которая, рано овдовев и потеряв ребенка, постриглась в монахини и посвятила себя поэзии...

Басё (1644-1694)

Тишина кругом.
Проникают в сердце скал
Голоса цикад.

* * *
Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.

* * *
Вода так холодна!
Уснуть не может чайка,
Качаясь на волне.

* * *
Жизнь свою обвил
Вкруг висячего моста
Этот дикий плющ.

* * *
О, сколько их на полях!
Но каждый цветет по-своему -
В этом высший подвиг цветка.


Иссё (1653-1688)

Видели все на свете
Мои глаза - и вернулись
К вам, белые хризантемы.

Рансэцу (1654-1707)

Осенняя луна
Сосну рисует тушью
На синих небесах.


Тиё (1703-1775)

На смерть маленького сына
О мой ловец стрекоз!
Куда в неведомую даль
Ты нынче забежал?

* * *
Роса на цветах шафрана!
Прольется на землю она
И станет простой водою...

* * *
Сливы весенний цвет
Дарит свой аромат человеку...
Тому, кто ветку сломал.

* * *
Я и забыла,
Что накрашены губы мои...
Чистый источник!

Бусон (1716-1783)

Грузный колокол.
А на самом его краю
Дремлет бабочка.

* * *
Я поднялся на холм,
Полон грусти, - и что же:
Там шиповник в цвету!

* * *
Выпала роса,
И на всех колючках терна
Капельки висят.

* * *
Холод до сердца проник:
На гребень жены покойной
В спальне я наступил.

Исса (1768-1827)

Так кричит фазан,
Будто это он открыл
Первую звезду.

* * *
Чужих меж нами нет!
Мы все друг другу братья
Под вишнями в цвету.

* * *
Дерево - на сруб...
А птицы беззаботно
Гнездышко там вьют!

* * *
О, с какой тоской
Птица из клетки глядит
На полет мотылька!

* * *
В зарослях сорной травы,
Смотрите, какие прекрасные
Бабочки родились!

* * *
Печальный мир!
Даже когда расцветают вишни...
Даже тогда...

На смерть маленького сына:
Наша жизнь - росинка.
Пусть лишь капелька росы
Наша жизнь - и все же...


Из книги: Бабочки полет. Японские трехстишия / Пер. с яп. В.Н. Марковой. - М., 2000.
А также материал из статей Владимира Соколова и Ильи Свирина



Наверх
 

bonis avibus!
 
IP записан
 
Gutta
Адепт
***
Вне Форума


gutta cavat lapidem…

Сообщений: 298
Пол: female
Re: Уроки стихотворчества :) от Мартина
Ответ #9 - Январь 10, 2008 :: 3:18pm
 
Новогодние праздники и длинные зимние вечера способствуют веселью и словотворчеству, особено в комплексе Улыбка  Предлагаю вниманию форумчан давно обещанный материал по лимерику

Людям свойственно стремление находить смешное и веселое вокруг — это помогает выстоять в трудных испытаниях и справиться с жизненными неурядицами.
Одной из форм английского комического стиха является лимерик, использовавшийся первоначально в песенном творчестве; и хотя происхождение его точно не известно, считается, что название «лимерик» произошло от рефрена песен, исполняемых ирландскими солдатами-ополченцами, служившими при французском короле Людовике XIV.
На своих вечеринках солдаты, импровизируя, исполняли песенки (часто не совсем пристойного характера), каждый куплет в которых завершался рефреном, громогласно повторяемым хором — Will you come up to Limerick? (или, по другой версии, Won't you come up to Limerick?) («Вернешься ли ты в Лимерик?»). Поэтому английское слово «лимерик» произносится с ударением на первый слог — так же, как название города в Ирландии, давшее название этой поэтической форме.

Наиболее распространенной и чаще других цитируемой является теория возникновения лимерика как жанра, принадлежащая Лэнгфорду Риду,который не только собирал и издавал лимерики, но и сам писал их. Именно согласно этой теории лимерики пелись, а не декламировались, причем это была импровизация; содержание их было различным, не менялся только рефрен, исполняемый хором.

Лимерик — это форма юмористического, комического стиха абсурдного содержания (nonsense verse), написанного, как правило, анапестом и состоящего из 5 строк, рифмующихся аавва; при этом 1-я, 2-я и 5-я строки трехстопные, а 3-я и 4-я — двухстопные.
Комичность в лимерике достигается бессмысленностью содержания или нелепостью поведения описываемых в нем характеров. Но хотя в основу лимерика положен абсурд, бессмыслица, эта бессмыслица, как отмечают исследователи, либо должна быть логически организована, либо, не имея очевидной логичности изложения, должна тем не менее содержать некий, пусть абсурдный, смысл («sensible nonsense or nonsensical sense») [Cammaerts 1925].

Авторы, пишущие лимерики, как правило придерживаются одного из двух направлений. С одной стороны, можно строго соблюдать все технические особенности формы при том, что описываемая ситуация должна быть достаточно гротескной; сторонники другого направления делают основную ставку на остроумную, не- обычную развязку, содержащуюся в последней строке, и придают большое значение оригинальности рифмы. Приводимые ниже примеры ярко демонстрируют различие двух подходов.
1a
There was a young lady of Wales
Who caught a large fish without scales.
When she lifted her hook
She exclaimed «Onlylook!»
That ecstatic young lady of Wales.
Э.Лир
1b
Said a foolish lady of Wales:
«A smell of escaped gas prevails».
Then she searched with a light
And later that night,
Was collected — in seventeen pails.
Л. Рид

Очевидную популярность лимерик как стихотворная форма приобрел после 1846 г. Тогда вышел в свет первый томик стихов Эдварда Лира «A Book of Nonsense», стихов, написанных для детей и, как потом оказалось, многих и многих взрослых, в форме лимерика. (Хотя, надо заметить, Э. Лир никогда свои стихи лимериками не называл; название закрепилось за этой стихотворной формой само собой несколько позже — видимо, благодаря сходству с импровизационной народной песенной формой.) Э. Лир признавался, что использовал эту форму, услышав как-то «There was a sick man of Tobago» — стишок, вошедший в сборник «Anecdotes and Adventures of Fifteen Gentlemen»; он находил, что форма лимерика предоставляет безграничные возможности для использования рифмы, а забавное содержание является замечательным материалом для художественных иллюстраций.

Э. Лира называют «отцом-основателем» этого жанра [Baring-Gould 1969], хотя по профессии он был художником, специализировавшимся на изображении животных и птиц. Однажды, когда он делал зарисовки в зоопарке, его работу заметил граф Дерби и пригласил к себе — учить рисованию своих внуков, а заодно и проиллюстрировать книгу о своей конюшне, одной из достопримечательностей графства. Надо заметить, что Э.Лир был человеком с огромными комплексами и неутоленной жаждой материнской любви — он был младшим в семье, где их было 21, и вырастила его старшая сестра (матери было совершенно не до него еще и потому, что к тому времени, когда он родился, его отец разорился и угодил за долги в тюрьму, и все свои силы и заботы мать направила на поддержание духа и здоровья мужа). Живя в доме графа, Лир наслаждался размеренной семейной жизнью и обществом детей и был для них не только учителем, но и компаньоном; он с удовольствием рисовал и писал для них, и именно в таких упражнениях однажды родились стихи, позже собранные в книгу «А Вооk of Nonsense» и «узаконившие» лимерик как литературную форму.

При переводе лимерика на русский язык на первом плане находится задача сохранить характерную для него стихотворную форму, при том, что при передаче содержания полного соответствия не требуется. Поскольку лимерик — бессмыслица, нелепость характера персонажа или нелепая ситуация могут быть переданы средствами другого языка с большей или меньшей точностью, но отсутствие формы, отсутствие «логичной организованности» языкового материала, которая достигается наличием определенного размера, ритма и рифмы, лишает произведение ожидаемого звучания, и в результате оно не воспринимается как комичное, забавное, утрачивает законченность образа.

В заключение, иллюстрируя все возрастающую популярность этой хотя и не родственной русской речи стихотворной формы в русскоязычной литературе — как уже отмечалось, в размер лимерика (анапест) и в требующуюся длину строк (две длинных, две коротких, одна длинная) нелегко укладываются русскоязычные слова, приведем в качестве удачных примеров два лимерика, созданных героем книги Б. Акунина «Алтын-толобас» Николасом Фандориным, русским немцем по предкам, но англичанином по воспитанию и культуре.
Николас сочинял лимерики в чрезвычайных ситуациях, в которые попадал во время своего пребывания в столице России. Понятно, что здесь надо отдать дань автору романа, вложившему истинно русское содержание в абсолютно английскую форму:
Пройдоха и ловкий каналья,
А также законченный враль я.
Одна мне отрада —
Бродить до упада
По диким степям Забайкалья.

И еще один лимерик, сочиненный Н. Фандориным в день бракосочетания с российской гражданкой:
Летят перелетные птицы,
Чтоб с Севера вовремя смыться.
Но я же не гусь,
Я здесь остаюсь.
На кой мне нужна заграница?

G/ Материал составлен по статье-реферату: Е.И. Ражева  "Лимерик: непереводимая игра слов или переводимая игра формы?" http://www.bestreferat.ru/referat-77965.html

G/ Рекомендую великолепную электронную версию книги Борис Архипцев. Полный нонсенс. Переводы «лимериков» Эварда Лира Full NonsensE!  Edward Lear in English&in Russian на сайте http://www.port-folio.org/2007/part277.html




Наверх
 

bonis avibus!
 
IP записан
 
Damaru
Переводчик
*
Вне Форума


Паранойя - базовый навык
выживания (с)

Сообщений: 425
Пол: female

Истина

Re: Уроки стихотворчества :) от Мартина
Ответ #10 - Июнь 28, 2011 :: 5:37pm
 
Нашла довольно интересную и с примерами статью о рифмах... Она несколько запутана, но в целом вполне понятна. К прочтению для всех, пишущих стихи, обязательно!!! Подмигивание


О «богатых» и «бедных» рифмах   

«Любить размеренность, соответственность свойственно уму человеческому», – писал Пушкин о рифме. В самом понятии рифмы заключена гармония, созвучность похожих частей слова, совпадение фонем, т.е. звуковой повтор. Но что считать порогом достаточности в звуковом повторе? Совпадение корней? Или совпадение ударной гласной хотя бы с двумя рядом стоящими согласными? А как же быть с такими случаями, как

мОЛОт–тОЛОм,
ШапКА–ШутКА,
ЗАДУмав–ЗАДУшит?

Ведь это тоже рифмы, и вполне правомочные. Рифмами, подобными этим, пользовались многие крупные поэты.
     Если проследить эволюцию рифмы в русской поэзии с течением времени, бросается в глаза, что определенные поэтические школы и направления, с одной стороны, и определенные крупные поэты вместе со следующими в их русле авторами более позднего времени, с другой стороны, предпочитали свои – те или иные – типы рифмы. Порой очень различные по качеству звуковых совпадений. И для каждой школы ее тип рифмы был совершенно достаточен и звучал гармонично. Складывается впечатление, что рифмовка вообще дело сугубо индивидуальное и зависит от человеческого слуха. Но – иногда – также и от того, что именно важно передать, подчеркнуть автору.
     Поскольку самому строю русской речи присуще некое «рифменное ожидание», что проявляется в многочисленных рифмованных пословицах и поговорках, можно утверждать несомненную тягу к точной, наиболее полно совпадающей рифме не только среди классической поэзии, но и в народном мышлении. Однако суть этого явления заключена не просто в звуковом соответствии, а в установлении определенных твердых пар рифмующихся слов, в накоплении культурной традиции и тех смыслов, которые можно заложить в это узкое пространство. Каждый последующий поэт-традиционалист, пользующийся этими стертыми от частого употребления рифменными парами, добавляет в пространство между ними свой личный, индивидуальный человеческий опыт, выражает при их помощи именно свои мысли. Возможно, мысли, полностью опровергающие заложенные прежде, другими авторами. И в то же время именно использование твердых – стертых – рифменных пар порождает нужные ассоциации, соотнесенность с уже высказывавшимися мыслями, а потому и помогает либо их подтвердить путем некоего разнообразия и обновления, либо успешно опровергнуть.

Такова, например, система рифмовки Ахматовой. Банальная рифма ценилась ею именно за «культурный слой», за крепкие ассоциативные связи. Недаром Мандельштам сказал о школе акмеизма, к которой принадлежала и Ахматова, что это «тоска по мировой культуре».
     Тем не менее, традиционализм может быть крепок только на оттеняющем его фоне новаторского стиха. Без такого фона он вырождается, теряет полемический задор, не удивляет, не останавливает читательского внимания. Рифма начинает ощущаться слишком прозрачной и ясной, напрашивается сама собой, увядает и не нуждается даже в произнесении.

    «Читатель ждет уж рифмы розы –
     На вот, лови ее скорей!»
   
     (Пушкин «Евгений Онегин»).

     Мертвая система синтаксиса и лексики, закрепленная в рифменных парах, нуждается во взаимодействии, противоборстве. Именно в борьбе она освежается какими-то новыми смыслами и акцентами. С этой точки зрения нельзя переоценить важнейшую роль «взрывателей» традиционной рифмы. И назову я в это связи, как ни странно, не современных авангардистов и даже не Маяковского, а... Державина.
Именно ему принадлежит первый опыт деканонизации, развенчания точной рифмы. Индивидуальная творческая манера этого большого поэта была своеобразна, в частности, и в способах рифмовки.
     Как его предшественники и ближайшие последователи (Пушкин и Баратынский), Державин пользовался почти только одними мужскими (с ударением на последнем слоге) и женскими (с ударением на втором от конца слоге) рифмами, без дактилических и гипердактилических. Единственная вольность, которая допускалась до него, состояла в усечении конечного «й» в женской рифме. Она нередка и у Державина: красивыЙ–гривы. Но он позволяет себе делать усечения и в мужской рифме (смеРть–терпеть, лаВр–дар), а в женской замещает глухие согласные на звонкие (блиЗко–василиСкоВ) и твердые гласные на мягкие (потОмки–ПотЁмкиН). У него часто выпадает один из группы согласных после ударной гласной – в основном перед конечным согласным (воЛн–звон) и даже замещается конечный согласный (богатыРЬ–пыЛЬ), что до сих пор для требовательного уха звучит грубо.
     Но ведь и в поговорках, основанных на точной рифме, нет-нет да и встретишь:

«ГоЛ – да не воР», «БараН – по двораМ» и даже «Умом туП, да кошель туГ».

В этих случаях исчезает надоедливое деревянно-твердое звучание, которое придает стиху обязательное совпадение опорных согласных ударного слога.
     Фактически Державин опробовал почти всё, что применяется в системах рифмовки сейчас: поглощающие рифмы с перемещением (рАЗОрил–ОЗАрил), паронимы и близкие к ним рифмы с внутренним усечением (Пётр–ветр, лаТах–лаПах, взДором–взором) и т.д. Не имея предшественников, он в одиночку обновил всю систему русского стихосложения. Из пассивного, второстепенного фактора, каким рифма была при Кантемире и Ломоносове, она превратилась в важный инструмент создания гармонии, в конструктивный элемент стихотворчества. Недаром у Державина рифмами становятся важные в смысловом значении слова, в которых заключены наиболее яркие образы.
     Отступает Державин и от стандартной грамматической рифмы, т.е. от сопоставления слов, основанного на совпадении одинаковых частей речи (прилагательных с прилагательными, глаголов с глаголами) и слов, одинаковых по грамматической форме (например, с одинаковыми суффиксами, или существительных одного рода, числа и падежа, или глаголов одного числа и времени). Этот синтаксический стандарт построения парных, рифмующихся строк взрывают его громы–несомы, путь–растут, даров–любовь.
     Протестуя против канонов книжного благозвучия, Державин применяет одногласную, самую бедную рифму, когда слова совпадают только одной гласной в ударном слоге: себЕ–ордЕ, злО–добрО. В этом он идет от народного слуха, которому вполне гармонично звучало: «На Волге винО по три деньги за ведрО». Это его личный вкус, в этом проявляется усилие искусства, требующее решительного отступления от жестких канонов, вплоть до выпрыгивания из строгой стихии рифменного океана на неприветливую твердую сушу. Иногда смелые эксперименты кончаются тем, что поэты, не нашедшие для себя определенной границы, дальше которой заходить в развенчании точной рифмы нельзя, остаются непонятыми не только современниками, но и далекими их потомками. Такова плата за право первого авторства.
     Даже сейчас принято замещать в основном только глухие и звонкие согласные (п-б, к-г, т-д, с-з), сонорные (м-н, л-р), фрикативные (ж-ш, к-х). В отдельных, довольно редких случаях применяются замещения б-в и б-м, й-л, й-в, й-н и в-л, а также глайды в-у (литаВр–траУр). Так что в некоторых отношениях Державин вполне современен, если не сказать «более чем». Другое дело, что у него это было экспериментом, а не постоянной творческой программой. Но ведь и современные поэты не зацикливаются на одних экспериментах, поскольку, как ни важно в стихах сказать «как», всегда остается пространство для того, чтобы сказать «что», и рифма не может здесь играть самой определяющей роли.
     В истории поэзии вообще много такого «нового» – хорошо забытого старого, «изобретения велосипеда» и «открывания Америк». До сих пор люди уверены, что дактилические рифмы впервые ввел Некрасов, а наиболее парадоксальная рифмовка присуща Маяковскому. Однако впервые последовательно применил в нескольких своих стихотворениях дактиль не кто иной, как Лермонтов. Возьмите хотя бы его знаменитые «Тучи» (жемчужные–южную, странники–изгнанники). Он же, кстати, впервые сочетал в пределах одного стихотворения ямб с дактилем («В минуту жизни трудную / Теснится ль в сердце грусть»).
     Маяковский же, как ни странно, в принципе, был сторонником твердой рифмы и в основном использовал обычные усечения конечной согласной. Другое дело, что он подхватил и внедрил в практику предложенную Хлебниковым рифмовку неравносложными (нате–знаЕте, замш–замУж) и составными (шагов мну–Гофману, ад тая–проклятая). И всё же рифмы Маяковского богатые, полные; рифмы Хлебникова гораздо расшатаннее и вольнее. Именно поэтому у Маяковского много поглощающих рифм (мотивы–локомотивы) и паронимов (драки–фраки). Паронимы его почти не затрагивают гласных и скорее тяготеют к омонимам (цоколе–цокали), чем к диссонансу, как у Хлебникова (кИнуло–кАнуло, дАбы–дЫбы).

    Тем не менее, не эти два поэта, а Блок был зачинателем так называемой новой рифмы. В это понятие входит сознательная ориентация на неточность созвучия: ослабли созвучия заударных слогов, отпали глухие конечные, запели группы согласных, зазвучали начала слов. Ранее активной была часть слова, находящаяся за ударением, в конце строки, она выпевалась ясно и четко, оттуда изгонялись приблизительные созвучия. У Блока затор ударной гласной прорван, и приблизительные созвучия хлынули и направо (в заударную часть), и налево (в предударную часть). Заударное пространство как бы «перестало считаться», им стали пренебрегать. Рифма исчерпала себя как простой повтор звуков и повела за собой не только участок, непосредственно связанный с ней, но и всю строку слева от него. Она превратилась в синтетическую. Усечения, замещения и перемещения начали появляться в пределах одной рифменной группы. Прислушаемся: травка–оврага. Совпадает только гласная «а» в корне и в окончании. Глухая «к» заменяется звонкой «г». «Р» перемещается со второй на третью позицию. А в фьОРДЫ–геРОЛЬДЫ «р» перемещается вперед, перед «о», с замещением «ль» на прежнем месте. Такая рифма сразу широко раздвинула границы возможного, рифменных пар стало много. Сложилась новая национальная система поэзии.
     Внутри этой системы сосуществуют два потока. Более традиционный и ориентирующийся на более-менее точную рифму, лишь изредка использующий неравносложные, составные и разноударные, с одной стороны. И сторонники резких рифменных рядов, с другой стороны. Признаки резкого рифменного ряда – обилие неточных, дактилических и неравносложных рифм. Таковы ряды Есенина, Евтушенко, Р.Рождественского, Ахмадулиной, Вознесенского. Огромное количество подражателей Есенина как-то забывают, что, кроме русских национальных мотивов, Есенин силен и интересен и технической стороной своей поэзии (в отличие от его современных эпигонов). Опять мы сталкиваемся с тем, что, оказывается, «причесанный» образ поэта из школьной программы совершенно не соответствует истине, и на самом деле «русский пастушок» был таким же революционером и «хулиганом» в системе рифмовки, как и современные авангардисты. Есенин и нынешняя «есенинщина» настолько несопоставимы, что это любому непредубежденному человеку бросается в глаза. Сравните РадонЕЖ–залЕЖи у Есенина и ОБЛекшись–ОБЛожкой у считающегося суперавангардным раннего Пастернака. Пастернак затушевывает, компенсирует неточность окончаний полным совпадением предударной части слов. Такая компенсация в большом ходу и посейчас. А Есенин не боится рыхлой, ничем не компенсируемой рифмы, которая держится только на безударной гласной и на замещении ж-ш. У него гораздо больше замещенных и смешанных созвучий, чем просто усеченных. И неравносложность не скрытая, как у Маяковского, а демонстративная: мЕСТО–ТелЕСнОе (плюс перемещение «т» и замещение «м» на «л»). Это создает плавное раскачивание стиха и намеренное замедление конечного слова строки для придания особой значительности.

     Всех связали, всех вневолили,
     С голоду хоть жри жеЛЕЗО.
     И течет заря над полем
     С горла неба переРЕЗАнного.


Кроме того, Есенин стабильно применяет предударную рифму, которая до него встречалась у поэтов эпизодически. Фактически его резкий ряд гораздо заостреннее, чем у Маяковского, и наш авангард, более идущий от Маяковского и Пастернака в своей системе рифмовки, развивает несколько другое направление. Таким образом, «есенинский» ряд как интересное и плодотворное явление, является одним из перспективных направлений развития русской литературы.
     Статья будет неполной, если не рассмотреть ситуацию с рифмовкой в современной литературе на примере поэтов, как говорится, «широко известных в узких кругах», – а таковы сейчас для украинского читателя, увы, все имена.
     Начнем с русских поэтов и поэтов из дальнего зарубежья, которых охотно печатают в таких толстых питерских журналах, как «Звезда».
    
Елена Ушакова (С.-Пб.):    
 
ЗАПятУЮ–ЗАПиснУЮ (совпадение окончания в женской рифме и предударного начала);
ПокОЙ–ПростОЙ (совпадение окончания в мужской рифме и первой согласной в начале слов);
КотОРым–сКОРо (неравносложные; перемещение «к»; несовпадение безударных окончаний);
алфавИТом–плИТы (неравносложные; в-пл рифма неточная),
глазкОВ–улОВ (зк-л рифма неточная);
лЮДи–бУДет (ю-у взаимозаменяемы; безударная «е» в «будет» слышится как «и»; усечение конечного «т»);
рЯДОм–нагрАДА (неравносложные; я-а, о-а в безударной позиции; усечение конечного «м» – тот же случай);
кАЖдОЙ–эрмитАЖнОЙ (неравносложные; внутреннее замещение д-н);
сТАРЫм–гиТАРЫ (неравносложные; усечение конечного «м»);
дОМОм–незнакОМОй (неравносложные; замещение м-й);
всЁ Что–пОШлым (составная рифма; созвучные ё-о и ч-ш).
    
Много неравносложных и женских рифм. Предударные согласные в мужских рифмах чаще всего не совпадают и не компенсируются, что делает рифму неточной, «провисающей». Окончания в безударной позиции «не считаются». Часты конечные усечения и замещения.

    Михаил Окунь (Германия):
    
УТрОм–почемУ-ТО (неравносложные; усечение конечное – «м» – и внутреннее – «р»);
сиРЕНЕвый–поЛЕНЬями (дактилическая рифма; замещение созвучных р-л и е-j);
чУДиЩЕ–бУДуЩИм (то же, с замещением е-и в безударной позиции, усечением «м» и несовпадением гласных и-у в положении «между»);
КруШИНах–КамыШИНых (неравносложные; совпадение женской рифмы и первой согласной в начале слова);
живОЙ–рекОЙ (совпадение окончания мужской рифмы при несовпадении предударных согласных в-к, рифма неточная);
рОСтКИ–тОСКИ (почти паронимия, за исключением перемещения «т»).

     Много неравносложных. Есть дактилические рифмы. Замещения родственные и часто сочетаются с усечением, конечным или внутренним. Неточных рифм мало. Компенсации за счет перемещений.
    
Наверх
 

"Нет ни искупления, ни отпущения грехов; грех не имеет цены.
Его нельзя выкупить обратно, пока не будет выкуплено обратно само время"  Дж. Фаулз
205707340  
IP записан
 
Damaru
Переводчик
*
Вне Форума


Паранойя - базовый навык
выживания (с)

Сообщений: 425
Пол: female

Истина

Re: Уроки стихотворчества :) от Мартина
Ответ #11 - Июнь 28, 2011 :: 5:38pm
 
Ирина Машинская (Нью-Йорк):     

тряСИНой–оСЕНней (диссонанс син-сен с усечением «н»);
СТОльКо–поСТрОйКа (неравносложные; замещение л’-р и конечных безударных о-а);
двОЕ–тО И (составная рифма; замещение звонкой и глухой д-т и в безударном положении е-и; внутреннее усечение «в»);
рАСКрыЛИСЬ–КАСаЛИСЬ (диссонанс ыли-али, компенсирующийся полным совпадением конечного слога; перемещение «к»);
ПОтоЛОК–ПОпЛавОК (мужская рифма с внутренним усечением безударного «ав» и компенсация совпадающим первым слогом);
КаЛуГЕ–эпиЛоГЕ (диссонанс лу-ло; компенсация совпадением заударного пространства);
оттогО ЛИ–вОЛИ (составная рифма; совпадение ударной гласной и заударного пространства).

     Много диссонансов с компенсацией в предударном или заударном пространстве. Много внутренних усечений, часто сочетающихся с замещением звонких-глухих или созвучных. Много составных рифм.

    Татьяна Вольтская (С.-Пб.):     

БРОвЬ–дРОБЬ (перемещение «б» и замещение в’-б’);
коСА–нельЗЯ (замещение глухой и звонкой с-з и а-jа);
гоВоРИ–ВнутРИ (неравносложные; замещение предударных о-нут);
намОТАЛ–пОДвАЛ (неравносложные; замещение глухого и звонкого т-д со внутренним усечением «в»);
начеКУ–ГУб (то же: неравносложные; замещение глухого и звонкого к-г с усечением конечного «б»);
пыЛьЦОй–ЛиЦО (замещение л’-ли; усечение конечного «й»);
кРАй–поРА (неравносложные; усечение конечного «й»; рифма «провисающая»);
ВЕН–Не ВЕм (неравносложные; внутреннее перемещение «н» с замещением н-м);
похожа НА–имеНА (составная неравносложная рифма);
пьЮ-твоЮ (одногласная «провисающая» рифма);
СафО-СовОй (двойное замещение в безударной позиции а-о, ф-в; усечение конечного «й»);
углЯМ-глазАМ (рифма «провисающая»; замещение jа-а);
ОРд-гОРб (замещение несозвучными конечными согласными);
ГнеЗд-ГроЗ (совпадение первой и последней согласных; замещение jо-о под ударением; усечение «д» на конце).
    
В основном неточные, «провисающие» рифмы. Много неравносложных. Сочетания замещений с перемещением или усечением. Очень резкие рифменные ряды.

     У большинства русских поэтов все-таки в том или ином виде присутствует новая рифма, и это роднит «традиционных» и «парадоксальных» авторов.
    
     Разумеется, это исследование отрывочное, однако фактический вывод сделать можно. Современной рифмовке в гораздо большей степени присущи диссонансы. Заударное пространство во многих случаях как бы «не считается», поскольку произносится нечетко. Авторы нередко пытаются компенсировать его совпадающими согласными в начале слов. Наблюдается тенденция усложнения одновременных замещений, перемещений и усечений, причем многоступенчатых. Внутренних усечений становится больше, чем обычных усечений конечных «й» или «м».
    
Автор: Светлана Скорик, http://expertpoetry.info
Наверх
 

"Нет ни искупления, ни отпущения грехов; грех не имеет цены.
Его нельзя выкупить обратно, пока не будет выкуплено обратно само время"  Дж. Фаулз
205707340  
IP записан
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1