Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Новый перевод! Ким Харрисон "Игры немертвых" (12 книга о Рейчел Морган. Финальная!). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 
PG-13, W, Поднебесная (Прочитано 8936 раз)
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
PG-13, W, Поднебесная
Январь 24, 2008 :: 3:47pm
 
Название: Поднебесная
Рейтинг: пока PG-13, возможно увеличение рейтинга
Форма: роман
Жанр: фэнтези
Бета: нет
Предупреждение: возможны слабые намеки на яой
От автора: Поднебесная - это мир, стилизованный под Японию периода Эдо. Создавался он на основе японских сказаний и легенд, боевых искусств, японской философии и пр. Добавила я в этот мир и элементы высоких технолий, так что если вдруг увидите нечто "высокотехнологичное", не спешите кричать, что в период Эдо такого не было. Опять же напомню, что это лишь стилизация, и стилизация не стопроцентная, поэтому в тексте допускаются имена и названия с не-японской фонетикой.
Запрос на критику: надо

 
Болезнь и исцеление - в каждом сердце.
 Смерть и спасение - в каждой руке.
 Орсон Скотт Кард
 
 
Глава 1
 Девочка по имени Амэ

 
 "Церемония! Сегодня будет Церемония!" - засуетились тени на потолке.
 С наступлением темноты они начинали шебуршиться в углах, бегать по стенам и шептаться. А шептались они о событиях прошедшего дня, подслушанных у людей. Амэ давно понял, что тени не обладают собственным разумом, они лишь копируют чужие слова, а потом по цепочке передают друг другу.
 Сегодня тени были особенно возбуждены. Так бывало только в канун Канто Мацури(1), когда городские жители готовились к главному зрелищу года - Церемонии. Именно на ней будут зачитаны списки будущих первокурсников Академии Аши. Все пятнадцатилетние подростки и их родители с нетерпением ждали этого момента. И хотя ежегодно в их городе на фестивале Канто было около сотни подростков подходящего возраста, поступало только двое-трое. Никто не знал, по каким критериям ведется отбор, и порой результаты Церемонии оказывались неожиданными. Для того чтобы поступить в Академию Воинов-Теней Аши не нужно было ни денег, ни положения в обществе. Сын простого крестьянина и принц имели равные шансы. А еще все знали, что Академия Аши неподкупна. На нее невозможно повлиять деньгами.
 Амэ тоже с нетерпением ждал начала Канто Мацури и то и дело косился в сторону окна, стараясь зорким взглядом не пропустить момент, когда небо на востоке заиграет ярко-зелеными всполохами - активируются барьеры. Но нет, небо по-прежнему сохраняло свой бархатный темно-синий цвет, только иногда в нем сверкали яркие огни орбитальных спутников, которые специально собирались над городом для создания барьеров.
 В этом году Амэ исполнилось восемь лет, и он с детским возбуждением ждал ярких впечатлений и сгорал от нетерпения увидеть показательные выступления Воинов-Теней Аши, когда на свободу будет выпущена неукротимая Сейкатсу(2). А еще ему очень хотелось встретится со страшим братом. В прошлом году Акито поступил в Академию Аши, и это будет первый раз за много месяцев, когда они увидятся.
 Акито для Амэ был самым любимым братом. Они с детства были очень близки, Амэ, точно привязанный, ходил за Акито. Тот сначала выглядел недовольным, а потом привык, и даже грустил, когда не находил рядом с собой свою маленькую сестричку. Хотя Акито никогда себе в этом не признавался.
 Акито, как и остальные братья Амэ - Канске и Макетаро, искренне считали, что Амэ их младшая сестра. И только мать знала, что это не так. Сам Амэ тоже считал себя девочкой. Дети - существа доверчивые, и во многом верят своим родителям. Амако, мама мальчика, старательно берегла его секрет.
 Началось это много лет назад. Амако, сколько себя помнила, мечтала о дочери. И вот у нее родилось три сына, а дочери все не было. Когда женщина забеременела в четвертый раз, случилась трагедия: у Амако на глазах погиб муж. Женщина до самых родов пребывала в глубокой скорби, а когда появился Амэ, она подкупила бабку-повитуху и всем сообщила, что у нее родилась дочь. Амако говорила тогда, что хоть Масура и погиб, но успел исполнить ее самую главную мечту в жизни - подарил ей дочь.
 С тех пор прошло восемь лет. Амако понимала, что ее обман может раскрыться в любой момент, но не могла открыть правду. Она очень хотела дочь. У нее она была.
 Поэтому Амэ стоял в легкой летней сорочке перед зеркалом, распустив свои длинные темно-каштановые волосы, и терпеливо ждал, пока мама выберет ему кимоно. Устоять на месте ему было невероятно сложно - он был подвижным, непоседливым ребенком. Мама была со своей "дочерью" очень строгой, и часто гневалась, когда Амэ много двигался.
 Тени шептались. И если понять голову или заглянуть в угол, то можно было увидеть, как они слабо шевелятся, передавая от одного к другому последние людские сплетни и обрывки разговоров. Самое главное, что Амэ никто не верил, что он слышит голоса теней. Мама сердилась, когда он заговаривал об этом. Попытки ей что-то доказать, успехом не увенчались. Мальчик получил подбитую губу, многочисленные синяки и предупреждение, что если он еще раз заговорит об этом, то сильно пожалеет.
 В последний год, с поступлением Акито в Академию Аши мама изменилась. В лучшую или в худшую сторону, Амэ понять не мог. Он просто чувствовал, что мама стала другой, и теперь стал еще больше опасаться ее и по возможности не злить. Уроки, закрепленные болью, усваиваются быстро. Раньше за Амэ вступался Акито, когда мама сердилась, но теперь его не было рядом.
 Акито для Амэ был настоящим героем и защитником. И Амэ очень расстраивало, что он - девочка и не может быть похожим на своего брата.
 Чуткий слух мальчика уловил отдаленный раскат грома. И Амэ сразу же повернулся в окно и радостно засмеялся. Небо на востоке полыхало ярко-зеленым. Но вскоре сияние начало угасать, и на небе осталась только легкая изумрудная дымка.
 - Барьеры активировали! - радостно сообщил Амэ.
 Мама ничего не ответила, только нахмурила свои угольно-черные, идеальной формы брови и продолжила перебирать шелковые кимоно.
 - Волосы причеши, - приказала она.
 Амэ не понимал, зачем их так часто расчесывать, они ведь не путаются, но все свои возражения оставил при себе. Он бросил прощальный взгляд в небо, украдкой вздохнул и поплелся к небольшому столику, на котором лежала деревянная расческа.
 У Амэ очень быстро росли волосы. И в свои восемь лет густая темно-каштановая грива доходила ему до середины спины, и это с учетом того, что Амако довольно часто подравнивала концы. Стричься Амэ не любил. Ему вообще не нравилось, когда кто-то прикасался к его волосам. Если мама бралась его причесывать или стричь, то безжалостно драла запутавшиеся пряди, и на больших светло-карих глазах Амэ выступали слезы.
 Деревянная расческа легко скользила в мягком шелке волос. Сам же Амэ сидел на полу, подобрав ноги, и старательно причесывался. Ему очень хотелось схалтурить, сделать вид, что он уже закончил, но он знал, что такой номер не пройдет - мама обязательно проверит и надает оплеух.
 - Ты закончила? - послышался невыразительный голос мамы.
 Амэ вздрогнул от неожиданности, а потом повернулся и торопливо закивал.
 - Иди сюда.
 Амэ послушно поднялся и приблизился к матери. Та взяла в руки расческу, критически осмотрела его волосы и потянулась за кимоно. Амэ понял, что она удовлетворена тем, как он расчесал волосы. Мальчик покорно стоял, пока мама одевала его в бледно желтое шелковое кимоно, зелеными нитками на котором были вышиты кленовые листья. Оби(3) был оранжевым с изображением цветов. Амэ не любил кимоно. Гораздо больше ему нравилась хлопковая юката - она была легкой и свободной. Когда он надевал кимоно, то не мог свободно двигаться, приходилось семенить маленькими шажками и постоянно опасаться, что запутаешься и упадешь. А еще нельзя было пачкаться. Мама очень ругалась, когда на дорогой шелковой ткани появлялись пятна от сладостей. А на фестивале продавали столько всяких вкусностей: и фигурки животных из карамели на палочке, и данго(4), и фондю, что обойтись без пятен оказывалось почти невозможно.
 Когда мама завязала оби, то взяла в руки расческу и несколько раз провела по волосам Амэ, потом критически его осмотрела и кивнула. Мальчик повернулся к зеркалу. Девочка, которая отражалась в зеркале, была не знакомой, странно чужой и какой-то отталкивающей. Амэ захотелось сорвать с себя эти яркие тряпки и завязать волосы, чтобы вновь стать похожим на самого себя. Как-то раз он поддался внутреннему порыву и так сделал. В итоге был наказан. Побои было легко вытерпеть, но то, что мама оставила его дома и не взяла на фестиваль - нет. Амэ очень не хотел оставаться дома, и поэтому терпел.
 - Подожди меня в гостиной, - сказала мама.
 - Хорошо, - откликнулся Амэ и направился к выходу.
 Кимоно было узким. Оно стесняло движения. Ходить в нем было неудобно, а ведь Амэ еще не надел гэта(5)... Тогда каждый шаг будет даваться с огромнейшим трудом.
 Канске и Макетаро, увидев свою сестру, бросились к ней и наперебой стали расспрашивать, скоро ли оденется мама. Но Амэ ничего конкретного ответить не мог: Амако была в скверном расположении духа, потому неизвестно, сколько времени ей понадобится на то, чтобы собраться. Тихо зашелестели отодвигаемые фусума(6), послышались тихие голоса: строгий глубокий мамин и высокий служанки по имени Йако.
 - Они всегда так долго одеваются... - вздохнул Макетаро.
 - И не говори, - подтвердил Канске, закатив глаза, и бросил на Амэ хмурый взгляд.
 А Амэ неожиданно захотелось закричать, что он не виноват, что это так долго, а потом вздохнул и поморщился, когда за его спиной пронеслась тень с громкими воплями: "Горячие пирожки!!!". Фестиваль давно начался, и это была не первая тень, которая кричала подобное.
 Амэ посмотрел на братьев, которые не могли усидеть на месте и минуты, и затеяли шумную драку, нашел глазами свои гэта, заботливо приготовленные слугами, обулся и вышел на веранду. Звезды в это время года были крупными и близкими. Кажется, что если протянешь руку, то без труда сможешь достать одну из них. И она будет, точно драгоценность сиять в ладонях.
 Амэ очень любил и облака, и звезды, и тяжелые дождевые тучи. Он любил небо в любом его проявлении, но каждый раз, когда он задирал голову вверх его сердце сжимала необъяснимая тоска. Ему хотелось летать наравне с птицами, но его неотступно преследовало ощущение, что его крылья подрезали. Тогда мальчик забирался на самое высокое дерево или на крышу и мог оставаться там часами, пока рассерженная мама его не находила, или живот не начинал невыносимо урчать от голода. Мама много раз говорила, что лазанье по деревьям и крышам - это занятие не для девочек и запрещала ему это делать, но Амэ не слушал маму. Без неба он не мог жить. И без ветра. И без солнца.
 Амэ бы и сейчас забрался бы на крышу, и, обняв колени, смотрел на крупные звезды, наблюдал, как меняет очертания зеленая дымка. Звезда мигнула, а потом мигнула еще одна, и еще. И на лице Амэ появилась радостная улыбка. Спутники! О них говорили много чудесного и невероятного. Рассказывали, что они могут не только создавать барьеры, но и служат вратами для ками(7), помогают защищать мир от коварных тенгу, хитрых кицуне и двуличных тануки. Акито тоже будет защищать мир от Ёкаи(8), и Амэ этим очень гордился.
 От раздумий мальчика отвлекли возбужденные голоса братьев. Потом послышались тихие легкие шаги, которые Амэ безошибочно определил как мамины, и мальчик опустил голову, потер рукой затекшую шею и повернулся.
 - Амэ, мы идем.
 - Да, мама! - отозвался он и засеменил к Амако.
 Та еще раз критически его осмотрела, поправила волосы и взяла за руку. Пальцы Амако были ледяными. Амэ всегда удивлялся, как в такую жару они оставались у нее холодными, но никогда не спрашивал - боялся. Мама в своем голубом кимоно с вышитыми на нем бледно-розовыми облаками выглядела очень красивой, но какой-то далекой и холодной. Когда Амэ смотрел на нее, ему почему-то казалось, что она идет не рядом, а за несколько метров от него, и как бы он ни старался, ему до нее не дотянуться. Аромат ее духов мальчику не понравился, он наморщил носик. Амэ не любил искусственные запахи, они все ему казались неестественными и раздражающими, а если он оказывался в плохо проветриваемой комнате, то у него вовсе начинала кружиться голова.
 
 
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #1 - Январь 24, 2008 :: 3:58pm
 
***
 
 Мама шла не спеша. Она крепко держала Амэ за руку и иногда шипела, чтобы он прекратил смотреть по сторонам и следил за своей походкой. Амэ старался слушаться, но у него плохо получалось. Вокруг все казалось волшебным и очень красивым. Теплый ветер доносил до Амэ возбужденные голоса людей и множество запахов: карамели, печеной рыбы, цветов, женских духов и терпкий, немного неприятный запах мужского пота. Они еще не приблизились к месту основного действа, но даже издали были видны огромные гирлянды канто, светящиеся мягким оранжевым светом.
 - Ну вот, - заныл Канске, - мы опоздали на вынос! Мама, а почему нельзя было начать собираться раньше?
 Холодные пальцы сильнее сжали руку Амэ. Мальчик задрал голову и увидел, как мама недовольно поджала губы.
 - Я была занята! - отрезала Амако.
 Макетаро скорчил гримасу и отвернулся. Выглядел он обиженным. Амэ тоже жалел, что не увидел вынос Канто. Это такое потрясающее зрелище! Оранжевые фонарики, точно светлячки, горели в темноте, их несли крепкие мужчины, потому что Канто достигал порой умопомрачительной высоты, и даже тогда, когда Амэ задирал голову, он не мог увидеть конца бамбуковой палке. И ему казалось, что шест упирается в небо. И маленькую голову мальчика не раз посещала мысль: "Если забраться по Канто вверх, у него получится дотянуться до волшебных спутников?" Но Амэ понимал, что ему будет неудобно карабкаться по шесту в кимоно, да и мама отругает, ведь наверняка, он испачкает одежду. Когда-нибудь он придет на праздник в юкате и осуществит свой замысел.
 А если повернуть голову в другую сторону, то глазу откроется совершенно другая, не менее удивительная картина. Огромный столб зеленого цвета образует защитный барьер. Вот уже много лет подряд, перед Церемонией, Воины-Тени Аши демонстрируют свою силу. Канто Мацури - это единственный шанс увидеть свободную Сейкатсу без вреда для здоровья. Сила Жизни оказывает разрушительное действие на человеческую плоть. И если Воин-Тень выпустит ее без защитного барьера, то это чревато тяжелыми последствиями. Сейкатсу подобна на огню, но поражает все живое в радиусе сотни метров, даже если находится в неагрессивном состоянии.
 И где-то там, рядом с барьером, находится и Акито. Амэ это знал, и рвался к нему всей душой, но мама не спешила, и пришлось подчиниться. Когда мальчик думал о том, что вскоре увидит брата, то его сердце начинало биться быстрее, а дыхание учащалось, ноги начинали путаться, и Амэ буквально повисал на руке матери. Та приподнимала его, ставила на ноги, что-то шипела. Но ее голос не мог унять радостное возбуждение мальчика. Он так давно не виделся с братом, и ему не терпелось быстрее встретиться! Амэ был так возбужден, что не обращал внимания даже на сладости, которые в изобилии продавались вокруг.
 Мама не спешила идти к барьеру. Она чинно прогуливалась вдоль торговых рядов, иногда подходила к какому-то прилавку с оберегами, посудой или другими совершенно не интересными для Амэ вещами. Торговец начинал нахваливать свой товар, но мама не обращала на него внимания. Хотя, иногда что-то спрашивала, холодно приподнимая бровь, а торговец расплывался в блаженной улыбке и начинал тараторить без умолку. Амако хмыкала, брала Амэ за руку и удалялась. А иногда она спрашивала о цене, и когда слышала ответ, кривила свои красивые губы и начинала торговаться, и если оставалась довольна результатом, то покупала понравившуюся вещь.
 Амэ казалось, что эта прогулка по рынку длится вечно. Братья давно умчались смотреть на Канто, выпросив у мамы немного денег на лакомства. Амако фонарики не интересовали. Амэ с удовольствием бы пошел с братьями, если бы те его взяли. Обычно, когда он просился с ними поиграть, они кривились и говорили, что с мелкими девчонками пусть играют мелкие девчонки. Порой, Амэ чувствовал себя очень одиноко.
 - Я думаю, пора, - удовлетворенно произнесла Амако и развернулась.
 Амэ захотелось прыгать от счастья. Они сейчас пойдут к Акито!
 Чем ближе они подходили к барьеру, тем чаще им попадались Воины-Тени в облегающей сине-черной униформе. Они все как один были тонкими и гибкими, а за поясом в черных ножнах, инкрустированных серебром, висели мечи - их главное оружие. Воины-Тени Аши двигались очень красиво, точно опасные хищники, легко и естественно. Движения их были плавными, текучими и экономными.
 Но были и другие Воины. Амэ видел их и раньше, и ему они казались сверхъестественными существами, спустившимися с небес. Мальчик про себя называл их Курикара(9), такое название он им дал из-за одежды. Эти Воины носили которткие черные брюки и шелковые зеленые чеонгсамы(10), доходящие до середины бедра. На чеонгсамах были золотом вышиты сказочные драконы. За спиной Курикара носили по два меча, и если присмотреться, то можно заметить, что один из мечей примерно на треть длиннее другого. Но самыми удивительными у этих Воинов были глаза. Цвет у них был необычный: ярко-зеленый, или темно-вишневый, или сиреневый. Зрачки у глаз были странные. Не круглые, а вертикальные, как у кошек, когда те смотрят на свет.
 Когда кто-то из Курикара проходил мимо, Амэ замирал и оглядывался, долго смотрел в след. И странно он себя чувствовал. Они его притягивали, но и в то же время пугали. Хотя, любопытство, в случае чего, победило бы. Но мама дергала за руку.
 Возле барьера было много народу. И не только Воинов-Теней, которые стояли по всему периметру и следили за порядком, но и простых крестьян, купцов и даже дворян. Все пространство вокруг барьера было поделено на зоны. Самой небольшой из них была зона, где располагались подростки, которым исполнилось в этом году пятнадцать лет. С ними были родители. Они успокаивали своих детей или, наоборот, подбадривали. Кто-то из подростков храбрился, говорил, что обязательно поступит в Академию Аши. Амэ вспомнил, как в прошлом году они с мамой и братьями стояли здесь. Только мама молчала, а Акито не казался взволнованным, но он хмурил брови. Амэ помнил события прошлого года урывками. После хмурых бровей была радостная улыбка, потом Акито поднял его на руки и закружил. А вскоре Амэ сообщили, что его брат поедет учиться, и с ними больше жить не будет. Мальчик расстроился до слез, хотя и старался их не показать.
 Они минули эту зону, и направились в сторону палаточного лагеря, разбитого чуть в стороне от барьера. Там людей почти не было. В основном Воины-Тени и родители Сэйто(11), такие же, как Амако. Они не видели своих детей год и теперь обнимались или разговаривали в стороне. Амэ озирался по сторонам в поисках Акито. Тут столько было Сейто в черной ученической форме, что у мальчика заболели глаза, а брат так и не был найден. Мама подошла к одному из Воинов-Теней и что-то спросила.
 - Первый курс? - он тепло улыбнулся, - они все в том шатре, - и показал рукой.
 Амэ еще никогда в жизни не казалось, что он так медленно двигается. Казалось, Священная Богиня(12) смеется над ним, и расстояние до шатра никак не хочет сокращаться. Терпение заканчивалось, и Амэ ощутил, что еще немного, и он отбросит в сторону гэта, распахнет проклятое кимоно и побежит вперед. И никто его не остановит, даже мама.
 Из шатра кто-то вышел. Это был высокий и стройный юноша. Он положил руку на рукоять катаны, которая висела за поясом, и вскинул черноволосую голову к небу. В это время барьер вспыхнул, и на волосах забегали зеленые блики. Амэ показалось, что его сердце от волнения выпрыгнет из груди, когда юноша повернулся, и мальчик узнал в нем своего брата.
 - Акито!!! - закричал Амэ и бросился к нему.
 Маленькая рука мальчика выскользнула из холодных пальцев матери. Амако попыталась схватить свою непутевую дочь и прикрикнуть на нее, но не успела. Амэ бежал, не разбирая дороги, спотыкался и только чудом не растянулся на земле. Хотя, у самого финиша ноги все-таки запутались в длинных полах кимоно, и Амэ потерял равновесие. Столкновение с землей казалось неизбежным, но сильные руки подхватили его и закружили.
 - Моя маленькая сестричка! - засмеялся брат.
 Все закрутилось и завертелось вокруг Амэ, он почувствовал, что закружилась голова, и в этот момент Акито прижал его к себе и стал гладить по голове.
 - Как ты выросла, Амэ. Стала такой красавицей. Небось уже от мальчиков отбоя нет! - произнес он.
 Амэ наморщил носик и недовольно возразил:
 - Все мальчишки - глупые, кроме тебя, братик.
 Амэ снова засмеялся, а потом поставил на ноги свою "сестру". Мама к тому времени уже подошла, более того, она подобрала потерянные Амэ гэта и помогла обуться.
 Стоять было трудно из-за дрожи. Амэ так переполняли чувства, что его трясло. А потом он не выдержал, разревелся в голос и снова бросился обнимать брата. Он плакал и говорил о том, как он скучал, как ему плохо было без Акито, что мама не разрешала ему сидеть не крыше и смотреть на небо и еще много-много разных глупостей. И казалось, слезы льются нескончаемым потоком. Акито бормотал в ответ что-то ласковое и успокаивающе гладил по голове.
 Амэ не знал, сколько они так простояли, но постепенно слезы стали утихать, и на смену им пришли тихие всхлипывания. Акито не отстранялся. Он продолжал обнимать Амэ, и мальчику казалось, что вот так он может простоять вечно.
 Хотя... маленький Амэ в то время еще не знал, что такое вечность.
 - У тебя изменился запах, - прошептал хриплым срывающимся голосом Амэ, - но это все равно ты.
 - Конечно, я, глупенькая! - ласково ответил Акито и мягко отстранился. Он взял из рук Амако платок и стал стирать слезы с лица мальчика.
 Лицо Акито было так близко, что Амэ невольно стал его рассматривать. Как оказалось, за этот год у брата изменился не только запах...
 Акито стал таким красивым, что дух захватывало. На смуглом лице сверкала белоснежная улыбка, глаза стали, кажется еще чернее, чем раньше. И теперь в них невозможно было различить, где заканчивается зрачок и начинается радужка. А еще Акито проколол ухо, и не в одном месте, а в трех! Амэ нерешительно поднял руку и коснулся уха серебряных колечек.
 - Нравится? - спросил Акито.
 Амэ пожал плечами. Он не понимал, зачем брат проколол уши, ведь это делают только девушки...
 - Я так и думал, - ухмыльнулся Акито.
 - Безвкусица! - фыркнула мать.
 Улыбка брата стала еще шире. Он встал, и Амэ заметил, что теперь Акито примерно на голову выше Амако.
 - Я тоже рад тебя видеть, мама, - произнес он, шутливо поклонившись.
 Но даже этот поклон вышел так изящно, что Амэ пораженно захлопал глазами. Белым промелькнул перед глазами мальчика большой белый мон Хатимана - три жирные запятые образовывали окружность(13), который был изображен на спине брата. А Амэ и не замечал этого раньше...
 - Не ехидничай, сын. Тебе это не идет, - произнесла Амако ледяным тоном.
 У Акито с мамой всегда были прохладные отношения. Они постоянно не сходились во мнении, Акито начинал язвить, а Амако отфыркиваться, точно рассерженная кошка. Многие считали, что это потому, что Акито и Амако были похожи настолько, что не могли спокойно прожить в одном доме и дня.
 Акито взял Амэ за руку и двинулся в сторону Канто. Амако направилась за ними.
 - А где Канске и Макетаро? - спросил брат.
 - Ушли на Канто смотреть, - ответила мать, - сказали, что тебя они скоро увидят дома, зато до следующего Канто Мацури еще целый год.
 - Понятно, - ухмыльнулся Акито и посмотрел на Амэ.
 Амэ поднял голову и радостно улыбнулся.
 - Как дела в Академии? - спросила Амако.
 - Ничего. Ты ведь получала мои письма. Почти ничего не изменилось. Мы там так долго учимся, что почти не замечаем перемен.
 - Еще только год прошел, - фыркнула мать, - а ты уже говоришь так, будто проучился там все тринадцать лет.
 - Я по старшим курсам смотрю. Ничего не меняется.
 - Думаешь, так и останешься, лучшим Сейто на своем курсе?
 Акито улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами. Амако нахмурилась, а Амэ загордился своим братом. Акито не только поступил в Академию Аши, но и был лучшим на своем курсе!
 - Преподаватели говорят, что давно они таких сильных первокурсников не набирали. Все бы, может, и ничего, но эти ками... - улыбка на лице брата неожиданно померкла, а рот презрительно скривился, - считают себя чуть ли не властелинами Поднебесной(14).
 - Они - Боги, сын.
 - Боги? - возмутился Акито, - они просто в них играют. Им все достается гораздо проще, чем нам. Их Сюгендо(15)... Когда они поступают в Академию, почти все владеют Сейкатсу на таком уровне, как не каждый Воин-Тень сможет! Отсюда и гонору столько. И смотрят на нас, точно мы жуки навозные!
 Амако остановилась. Акито остановился тоже, удивленно посмотрел на мать.
 - Они не люди, - произнесла женщина, - ты должен это понять. Они - Ками! И они нас защищают.
 - Мы тоже защищаем Поднебесную! - выпалил Акито.
 Амэ испугался вспышке гнева брата. А еще он приготовился, что мама выйдет из себя и залепит сыну подзатыльник, но ничего такого не произошло. Амако только тяжело вздохнула и покачала головой.
 - Когда-нибудь ты поймешь, - и пошла дальше.
 За время разговора они подошли к ярмарочной площади. Акито увидев лоток с фондю, лукаво посмотрел на Амэ.
 - Хочешь? - спросил брат.
 Невозможно описать, какая борьба сейчас происходила в душе мальчика. Он боялся очень, что если сейчас согласится, то мама будет недовольна. Потому что фондю очень легко запачкать кимоно, и зная Амэ, можно не сомневаться, что так и произойдет. Но Амэ не смог отказаться от сладкого.
 - Хочу.
 - Тогда сейчас купим. Банан или яблоко?
 Амэ задумался. Выбор трудный, очень трудный. На это Акито засмеялся и заказал и то, и другое. Счастью Амэ не было предела. Амако молчала, потому что знала, что сейчас с сыном лучше не пререкаться.
 А потом Амэ катался на разноцветных каруселях вместе с Акито. И они ходили смотреть на Канто. Амэ сказал, что шесты такие длинные, что достают до неба. Акито посмеялся, но возражать не стал. Его всегда изумляла тяга своей "сестры" к небу. Однажды ему даже приснилось, что у нее есть белые крылья.
 
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #2 - Январь 24, 2008 :: 4:10pm
 
  Время летело быстро. Очень хотелось его остановить. Амэ так не хотел снова расставаться с братом, но это было невозможно. Раздался глубокий звон гонга, возвещающий о начале Церемонии. Народ на улицах неожиданно притих, а потом потянулся к барьеру. Скоро начнутся показательные выступления Воинов-Теней.
  - Прости, сестренка, но мне надо бежать, - Акито нагнулся, запечатлел поцелуй на лбу Амэ, - увидимся дома!
  Он быстро кивнул матери, подмигнул растерянному мальчику и скрылся в толпе.
  - Так быстро... - Амэ казалось, что солнце погасло навсегда, и что глупые тени сведут его с ума своим шепотом.
  - Он приедет завтра, - произнесла мама.
  Амэ посмотрел на ее и улыбнулся. Амако отвернулась.
  Они направились к барьеру. Народу было очень много. И если бы мальчика не держала за руку мама, он бы, наверное, потерялся. И хотя в толпе было шумно, Амэ все равно различал, как мерно гудит активированный барьер. Для Амэ это был самый, красивый звук на свете. Ему казалось, что он мог его слушать часами.
  - Амэ, следи за походкой! - дернула его за руку мама. Мальчик вскрикнул от боли, запутался в кимоно, и стал падать. Он и не заметил, как холодные пальцы выпустили его ладонь, а люди, которые шли нескончаемым потоком, врезались между ним и мамой.
  Амэ приземлился на пятую точку и потер руку. Было больно. Такое ощущение, что кто-то специально грубо расцепил их руки... Когда боль немного утихла, Амэ поднялся на ноги и стал озираться по сторонам в поисках мамы. Но ее нигде не было. Из-за народу. Его меньше не становилось. А потом прозвучал еще один гонг, и люди заспешили и засуетились, потому что скоро должно было начаться представление.
  Амэ стало страшно. Столько народу, и никого знакомого. Мама ведь никогда от него ни на шаг не отходила, а тут... Куда она делась? Почему ее нигде нет?! Амэ закричал, но было слишком шумно, чтобы мама смогла услышать его голос. Мальчик скинул гэта и побежал, он расталкивал народ, все искал фигуру в голубом кимоно, но никого похожего не находил. Множество лиц, но все чужие: удивленные, испуганные, недовольные. Множество цветов: красный, синий, желтый... зеленый и золотой...
  Амэ и сам не заметил, как натолкнулся на высокого мужчину. Мальчик поднял голову и оторопел. Это был прекрасный Курикара. У него были потрясающие золотые волосы, которые были такими длинными, что доходили почти до середины бедра. И глаза. Глаза хищного зверя, ярко-желтые, с тонким черным вертикальным зрачком. Амэ тогда показалось, что они светятся в темноте.
  - Извините, - пролепетал Амэ. Его голос от волнения дрожал. Он никогда не думал, что существует на свете нечто настолько красивое и совершенное, как человек стоящий перед ним. Хотя, человек ли?
  - Ты потерялся? - спросил Курикара.
  Мальчик на миг растерялся от внимательного взгляда золотых глаз, и неуверенно кивнул. Он смотрел в эти глаза, как завороженный, не в силах ни пошевелиться, ни отвернуться.
  - Хочешь, я провожу тебя?
  Мальчик снова растерялся. Он не знал, как поступить.
  - Мама сказала, чтобы с незнакомцами... - но голос срывался. Амэ замолчал, потом набрал в легкие побольше воздуха и закончил, - я не ходила!
  - Но со мной ведь можно, - улыбнулся незнакомец.
  Амэ нахмурился.
  - Почему?
  - Потому что я - ками.
  Так вот о ком говорил Акито! Курикара, которыми Амэ так восхищался, оказались... плохими. Да, плохими, иначе почему Акито так их не любит.
  - Вы плохие все! Так говорит мой брат!
  - Плохие? - улыбка ками стала шире, - почему это?
  Почему? Почему ками плохие? Акито что-то говорил.
  - Потому что вы смотрите на Сюгендо, как на навозных жуков! - выпалил Амэ, весьма довольный собой.
  Брови ками насмешливо дрогнули.
  - Неплохое мнение! Хотя не думаю, что Сюгендо от этого страдает. Пойдем, - золотоволосый бог протянул руку, - я помогу тебе найти твою маму.
  Амэ долго смотрел на тонкие длинные пальцы, унизанные тяжелыми золотыми перстнями, и на ногти, которые были длинными, как у девушки. Потом растерянно заглянул в лицо ками. Тот улыбался. И улыбался он очень по-доброму.
  - Ладно, - обреченно вздохнул Амэ, - но все равно вы - плохой! И меня ничего не переубедит!
  Незнакомец усмехнулся.
  Они шли через толпу, и Амэ казалось, что люди перед ними расступаются. Хотя, почему казалась? Это было, действительно, так! Амэ шел рядом с богом. Все должны уступать им дорогу.
  - А как вас зовут? - спросил Амэ.
  - А зачем тебе?
  Мальчик задумался, а потом ответил:
  - Расскажу о вас брату. Скажу, что тоже видела ками. Хотя... раньше я назвала вас Курикара, а теперь... не знаю.
  - Курикара? - рассмеялся незнакомец, - но почему именно так?
  - Ваша одежда, - объяснил Амэ, - на ней драконы.
  - Но они золотые, а не черные.
  Амэ пожал плечами.
  - Ну и что.
  Рука у ками была странная. Теплая. И еще Амэ испытывал необычное ощущение от ее прикосновения к своей коже: как будто множество маленьких иголочек легонько колют его в ладонь. Никогда ничего похожего Амэ не доводилось ощущать.
  - Хорхе.
  - Что? - не понял Амэ.
  - Меня зовут Хорхе.
  Мальчик смутился. Ведь он сам сначала просил ками представиться, а теперь повел себя невежливо.
  - Извините, - произнес он, - меня зовут Амэ. Приятно познакомиться!
  - И мне приятно, - ответил Хорхе, - Амэ... "Небо" (16), значит? Тебя мама так назвала?
  - Да. Папа умер, когда я еще в животике у мамы была.
  Ками остановился.
  - Интересная у тебя мама, Амэ.
  Мальчик оглянулся. Только когда они остановились, Амэ неожиданно понял, что за разговором они ушли далеко от барьера. Ками завел мальчика куда-то. И место это было не знакомо, и вокруг - ни души. Амэ испугался. Говорил же Акито, что ками все плохие, надо было бежать от него подальше! И мама предупреждала, чтобы ни с кем он не ходил, так нет...
  - Где мы? - спросил Амэ.
  - Не волнуйся, - спокойно ответил ками, - здесь нам никто не помешает.
  Амэ испуганно отшатнулся от Хорхе и стал пятиться назад, но вскоре уперся в кирпичную стену.
  - Где мама?
  Бог пожал плечами.
  - Ее здесь нет.
  Амэ задрожал. Коленки подогнулись. Это существо, оно... что оно хотело сделать с ним? Он поднял на Хорхе взгляд, полный страха.
  - Не волнуйся, - произнес холодным тоном ками, - ты ничего не почувствуешь.
  Хорхе сделал несколько шагов по направлению Амэ, потом медленно поднял руку, и мальчик неожиданно понял, что ками потянулся за катаной.
  - Все в порядке, - произнес Хорхе куда-то в сторону, - ты можешь идти.
  Амэ заметил боковым зрением промелькнувшую тень, а потом на мальчика навалилось чувство одиночества. Ему неожиданно показалось, что его покинул кто-то очень важный. Слезы брызнули из глаз, страх заставил Амэ еще плотнее приникнуть к сырой кирпичной стене. Перед глазами все плыло, но у мальчика получилось различить сияние катаны, которая теперь была в изящной руке ками.
  - Пока ты не умрешь, ты не сможешь летать, - произнес Хорхе.
  Быстрое движение, вспышка зеленого и золотого цветов, а потом выключили свет.
   
  Амэ умер в восемьсот четырнадцатом году Лошади Третьего Круга на празднике Канто Мацури.
   
Конец первой главы
   
  Примечания автора
   
  1. Канто Мацури - фестиваль бумажных фонариков. Этот фестиваль проводится каждый год с пятого по седьмое августа. Его кульминация - отбор студентов в Академию Аши.
   
  2. Сейкатсу - иначе ее называют Сила Жизни. По легенде Великая Священная Богиня Аматэрасу и ее братья Сусаноо-но микото и Цукиёми-но микото создали Поднебесную из Сейкатсу. Сейчас Сила Жизни используется ками и Вонами-Тенями как оружие
   
  3. Оби - Широкий пояс, который повязывают вокруг талии
   
  4. Данго - сладкие рисовые шарики, нанизанные на деревянную палочку.
   
  5. Гэта - сандалии с деревянной подошвой и кожаными ремешками.
   
  6. Фусума - тонкие отодвигаемые перегородки из рисовой бумаги внутри здания.
   
  7. Ками - боги
   
  8. Ёкаи - монстры, которые создал Сусаноо, чтобы уничтожить мир. Основные из них: тенгу, кицуне и тануки.
   
  9. Курикара - яп. черный дракон, одно из буддийских божеств.
   
  10. Чеонгсам - традиционная китайская туника с воротником-стойкой.
   
  11. Сейто - студенты Академии Воинов-Теней Аши.
   
  12. Священная Богиня - имеется ввиду Великая Священная Богиня, сияющая в небе - Аматэрасу-но миками. Верховное божество Поднебесной.
   
  13. Мон Хатимана - официальный знак Академии Воинов-Теней Аши. Хатиман - Бог-Покровитель воинов, считалось, что именно он основал Академию.
   
  14. Поднебесная - весь мир.
  15. Сюгендо - (дословно переводится "путь овладения сверхъестественными силами"). Это боевая техника, которая используется только ками. Она включает в себя владение катаной и вакадзаси совместно с Сейкатсу.

   16. Существует два иероглифа, которые будут читаться как "Амэ". Один из них означает "дождь", другой - "небо" и "высокий". Амэ был назван "небом", об этом и говорит Хорхе.
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #3 - Январь 24, 2008 :: 4:14pm
 
От автора: в этой главе будет много сносок. Крепитесь, в последующих главах их будет меньше.

ГЛАВА 2
Легенда о сотворении мира

   
 
Сущность мира - бытие,
а не совершенство.
  Майкл Гир
  "Ответный удар"
 


  - Поторапливайся! - послышался недовольный голос Амако, который заставил изумленно распахнуть глаза. Мама была рядом, она крепко сжимала маленькую ручку Амэ, буквально волочила мальчика за собой, который из-за длинных и узких полов шелкового кимоно не мог нормально передвигать ногами.
  - Мама?.. - Амэ чувствовал себя так, будто только что вынырнул из холодной воды и неожиданно обнаружил, что находится совершенно не там, где предполагал. - А где Хорхе?
  Амэ отчаянно пытался осознать происходящее, понять, что произошло, и почему обстановка так неожиданно переменилась. Не получалось. Он помнил золотоволосого Ками с желтыми миндалевидными глазами, который увел его далеко от мамы... Амэ помнил звук поющей катаны, которая покидала ножны за плечами Хорхе; помнил, как неожиданно выключили свет. А что было потом? И откуда здесь взялась мама?
  Амако внезапно остановилась, и мальчик от неожиданности налетел на нее. Мать сверху вниз посмотрела на Амэ, угрожающе прищурив глаза.
  - Кто такой Хорхе? - спросила она, и Амэ почувствовал, как от одного ее голоса по телу разбегаются шустрые стайки мурашек.
  - Ками, - несмело прошептал он.
  - Ушел, - отрезала она, можно было даже и не пытаться продолжать этот разговор.
  Амэ поджал губы. Он никак не мог понять, что происходит. Его последние воспоминания были подобны черному шелку - непроницаемые, прохладные и ускользающие. И самое главное, мальчик никак не мог понять, чем это вызвано. Амэ поднял голову и увидел небо, затянутое тяжелыми тучами, без намека на зеленую дымку. Значит, праздник уже подошел к концу, и воины-тени Аши убрали барьеры. Не было видно и высоких Канто, их давно унесли и потушили, закончился и праздничный фейерверк. Но народ все еще веселился - тени передавали возбужденные голоса и заливистый смех молодежи; воздух был странно влажный, как будто перед грозой, дышать было трудно от обилия в нем запахов. Но больше всего в нем выделялся запах маминых духов - аромат полевых цветов, но сейчас он казался тяжелым и странно удушливым. Был и ветер, легкий, едва различимый, он мирно шелестел листвой и праздничной мишурой.
  Амако надоело стоять и ждать, пока Амэ насмотрится по сторонам, она грубо дернула его за руку, и намеренно ускорила шаг. Мальчик запутался в своих ногах, повис на руке. Испуганно заколотилось сердце, и, боясь быть наказанным, Амэ задергался, начал пытаться подняться на ноги, но проклятое кимоно не давало. Пришлось приложить воистину титанические усилия, чтобы перестать, наконец, волочиться по земле, и частыми неуклюжими шажками пойти за матерью. Амэ все ждал, что мама повернется и надает оплеух за неуклюжесть, но как ни странно, этого не происходило. Амако молчала и шла настолько быстро, насколько позволяла ей ее одежда.
  Амэ, когда немного приноровился к быстрому темпу матери, смог рассмотреть, что Амако необычно бледна, и что ее лицо похоже на бесстрастную фарфоровую маску. Она испугана, - понял Амэ. И опять же оставалось загадкой, что вызвало у нее страх.
  В полной тишине они дошли до дома. Амэ устал волочиться за матерью, но он боялся сказать ей, что у него гудят ноги и попросить о передышке. Поэтому, когда Амэ увидел дом, то едва не расплакался от радости.
  Стояла глубокая ночь, и слуги, зная о том, что хозяева вернутся поздно, зажгли фонари во дворе и на веранде. В траве пели сверчки, мотыльки тщетно бились о белую бумагу зажженных фонарей. Теней здесь было больше, их голоса сливались, переходя то в почти раздражающий рокот, то в неровный гул, выделить из которого отдельные слова не представлялось возможным.
  Амако и Амэ шли к дому по узкой дорожке, выложенной серым камнем; гэта методично стучали, выделяясь в нестройном гуле перевозбужденных теней. Амэ приподнял голову, выглянул из-за мамы и увидел на веранде длинную тень, которая вела себя довольно странно: не пыталась разговаривать. И когда они с мамой подошли ближе, мальчик вдруг понял, что это была далеко не тень, и его сердце забилось быстрее. На веранде, окутанный шелковистой ночной тьмой, в позе лотоса сидел Акито.
  - Что-то вы поздно, - произнес он.
  Брат повернулся к ним. В темноте густым серебристым цветом сверкнули его глаза, и Амэ неожиданно понял, что это была Сейкатсу - сила жизни, которой могут пользоваться только Воины-Тени Аши. Амэ, который увидел ее так близко и без защитных барьеров впервые, подумал, что Сила Жизни похожа на свет Аматэрасу (1).
  И тут хватка на руке Амэ усилилась, стало больно. Да, мама разозлилась.
  - Твоя сестра совершенно не умеет себя вести. Пожалуй, я больше не буду ее брать на праздники.
  Не будет? В следующий удивительный праздник Канто Мацури мама оставит его дома? Но... за что?
  Акито на это лишь легко усмехнулся, поднялся на ноги и услужливо распахнул седзи. Амако отпустила руку Амэ, изящно сняла гэта и величественно прошла в открывшийся проход. Мальчик же не удержался и потер запятьте, из-за чего Акито нахмурился, а потом бросил упрекающий взгляд в Амако, который был успешно проигнорирован. Амэ же решил не гневить маму, поэтому поспешил разуться, и засеменил в дом настолько быстро, насколько мог. Ноги дрожали от перенапряжения, и Амэ казалось, что он вот-вот они откажут, и он шлепнется на пол.
  - И что же натворила моя сестрица? - вежливо поинтересовался Акито. К маминым словам он относился довольно скептически и никогда не спешил принимать на веру то, что она ему говорила.
  - Она? - Амако изящным движением поправила свои длинные распущенные волосы, прикрыла глаза, точно хитрая кошка, которая делает вид, что безопасна и спрятала свои коготки, а на самом деле думает о том, как бы напасть на свою жертву. - Убежала от меня. И чем она только думала?
  - Амэ? - приподнял бровь Акито и посмотрел на него.
  - Я потерялась. Там было много народу, - пытался оправдаться тот. Амако в ответ демонстративно фыркнула. Акито же в ответ покачал головой и сделал шаг в строну Амэ, взял его за руку. Он ловко закатал широкий рукав кимоно, оголив тонкое запястье, на котором выделись темно-синие следы пальцев матери. Акито нахмурился, осторожно коснулся синяков, будто боялся сделать больно. А потом быстро прикрыл запястье рукавом кимоно и отошел от мальчика.
  - Иди спать, Амэ. Уже поздно, - произнес Акито, отвернувшись.
  Амэ хотелось возразить. Хотелось спросить, что происходит, когда он заметил, как напрягся брат, как его руки сжались в кулаки. А потом мальчик посмотрел на маму. Она тоже наблюдала за своим старшим сыном и чему-то улыбалась. Только от улыбки этой у Амэ кровь стыла в жилах.
  - Я... - начал было он, и запнулся. Потому что он понял, что возражать храбрости у него нет, но и уходить, покидать Акито он не хотел.
  Амэ заметил, как брат усилием воли заставил свои плечи расслабиться, а руки разжаться. Он повернулся к мальчику и улыбнулся. Но улыбка эта не могла обмануть Амэ, потому что в глазах у Акито была какая-то странная решимость.
  - Я тебе подарок привез. Но отдам его, только если ты будешь слушаться, - улыбнулся через силу брат.
  Эти слова для Амэ были так неожиданны, что он растерялся.
  - Подарок? - несмело переспросил он.
  - Да. И если будешь хорошей девочкой и пойдешь сейчас спать, то получишь его завтра.
  Так вот в чем дело! Акито хотел, чтобы Амэ ушел спать, но боялся, сопротивления, потому и завел речь о подарке.
  - Хорошо, - согласился Амэ. Тем более что он чувствовал такую усталость, какой в жизни никогда не ощущал, и поэтому еле держался на ногах. - Мама, не волнуйся, я сама сниму кимоно.
  На миг в глазах Амако мелькнуло сомнение. Она было открыла рот, чтобы возразить, но потом увидела, как смотрит на нее Акито и осеклась, незаметно вздохнула и кивнула. Амэ же не знал радоваться ему или огорчаться, ведь самому кимоно снимать - это сущая мука, зато мамы поблизости не будет, и некому будет надавать оплеух.
  Амэ пожелал всем спокойной ночи и поднялся вверх по лестнице. Стоило ему только скрыться из виду, как одна из теней донесла до него голос мамы, с котором звенел металл:
  - Я запрещаю использовать тебе Сейкатсу в моем доме!
  Амэ услышал, как усмехается брат, и ему стало страшно потому, что прежний Акито никогда не усмехался с таким высокомерием и неприкрытым презрением.
  - Ладно, - снисходительно отозвался Акито, - но...
  Зашуршали фусума, и тень, которая передавала его голос, сбежала. Амэ остановился на пороге, положил руку на деревянную стойку, весь превратился в слух, пытаясь уловить, о чем же говорят брат и мама, но тщетно. В его комнате горел светильник, в ней были свои тени, которые прибежали не от мамы с братом, а с праздника.
  Поняв, что его старания тщетны, Амэ прошел в комнату и задвинул тонкие перегородки. Затрещало пламя свечи. Мальчик вздохнул, кинул равнодушный взгляд на расстеленный футон - служанки позаботились, чтобы все было готово, когда он вернется - и стал развязывать оби.
  Чувство, что что-то в нем изменилось, не оставляло Амэ. Но вот беда: он никак не мог понять, что именно в нем не так.
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #4 - Январь 24, 2008 :: 4:19pm
 
***
   
  Амэ сделал осторожный шаг вперед, но остановился, маленькая ручка, которая потянулась к подарку, пугливо отдернулась. Амэ боялся к нему прикасаться, а вдруг он что-то не так сделает?! Подарок же такой красивый! Вместо этого, Амэ привстал на цыпочки и любопытно вытянул шею, пытаясь лучше рассмотреть большую книгу в толстом кожаном переплете.
  - Что ты там стоишь? Бери, - произнес Акито.
  Амэ растерялся. Ему еще никогда ничего подобного не дарили. Книги, в отличие от свитков, были очень редкими. Амэ манили книги, они ему казались чем-то волшебным, вроде тех же спутников Аши.
  - Это... мне? - Амэ не верил своим глазам, а маленькое сердечко в груди билось часто-часто, и почему-то дрожали руки.
  - Конечно тебе, глупенькая, - улыбнулся Акито. - Ты теперь большая девочка, я подумал, что пора подарить тебе это.
  - Спасибо, - прошептал он и взял в руки книгу.
  На темно-коричневой кожаной обложке было вытеснено несколько серебряных иероглифов.
  - "Сотворение мира", - прочитал Амэ и снова нерешительно посмотрел на брата.
  - Садись, - сказал Акито, - будем вместе читать.
  Амэ прижал книгу к груди, будто это была самая огромная драгоценность в мире, а потом испуганно посмотрел в сторону выхода.
  - Но мама... - вздохнул он.
  - Я поговорю с ней, - успокоил его Акито. - Садись уже!
  Амэ опустился на татами(2). Рядом устроился Акито. Он взял книгу из рук мальчика и раскрыл ее. На первой же странице была яркая иллюстрация, Амэ пораженно уставился на нее. Только он никак не мог понять, что именно здесь изображено. Похоже на море, огромное, бескрайнее и неспокойное...
  - Это Сейкатсу, - объяснил Акито, - Сила Жизни.
  Волны, точно морские. Они такие огромные и красивые, нежно-бирюзовые...
  - Она так выглядит, да?
  - Примерно так, - ответил Акито, провел длинными смуглыми пальцами по столбику черных иероглифов, которые располагались справа от иллюстрации.
   - Когда из Великого Потока (3) впервые раскрылись Небо и Земля, имена Богов, явившихся в Такама-но хара (4) были: Аматэрасу-но миками (5), Такэхая-Сусаноо-но микото (6) и Цукиёми-но микото (7), - прочитал брат и перевернул страницу.
  Амэ ахнул: там была иллюстрация, на которой была изображена прекрасная девушка. Длинные черные волосы спадали до пят, но пронзительные зеленые глаза смотрели печально. Одета она была в шелковое темно-зеленое кимоно, на нем были вышиты сказочные золотые драконы.
  - Ее одежда похожа на одежду ками, - заметил Амэ.
  - Ками считают себя последователями Великой Священной Богини Аматэрасу, - объяснил Акито.
  Амэ кивнул и посмотрел на вторую иллюстрацию. Там во весь рост был изображен прекрасный юноша с волосами нежно-бирюзового цвета. Его длинные кудри напомнили мальчику поток Сейкатсу. Амэ обратил внимание на глаза юноши. Они были ярко-бирюзовыми, и чем-то неуловимо напоминали кошачьи. Или просто это были глаза хищника? Одет юноша был как Воин: в широкие хакама голубого цвета, такого же цвета ги(8). Амэ присмотрелся и увидел серебряные узоры. Он не мог сказать, что именно на одежде было вышито, но ему казалось, что это были морские волны.
  - Такэхая-Сусаноо-но микото, - сказал Акито, - Брат Аматэрасу, и наш главный противник.
  - Сусаноо-но микото? - изумился мальчик.
  Акито усмехнулся и ласково потрепал Амэ по голове.
  - А кому, по-твоему, принадлежат Ёкаи?
  Амэ покосился на бога, изображенного на иллюстрации, и недоверчиво вздохнул. Слишком красивый. Разве такой красивый будет создавать таких безобразных существ, как Екаи?
  - Я не знаю... - замялся Амэ.
  - Вот ему и принадлежат.
  Мальчик перевернул страницу и увидел еще одного бога. "Цукиёми-но микото" - гласила подпись под иллюстрацией. Бог Счета Лун был тоже очень красивым. У него были черные блестящие волосы и пугающие красные глаза. И одежда на нем была черно-красная. Пожалуй, Цукиёми был самым пугающим Богом, из всех трех. Амэ было бы легче поверить, что Екаи - создал именно он.
  Акито, наблюдая за реакциями Амэ, покачал головой, и начал читать:
   - И жили они в Такама-но хара, но все чаще взор их обращался к носящейся по морским волнам землей(9), и решили Три Бога что нужно превратить ее в твердь, и населить ее существами прекрасными, чтобы красотой своей радовали они глаз.
  И спустилась с Равнины Высокого Неба Великая Священная Богиня, зачерпнула она горсть щедрую живительной Сейкатсу, и засияло в небе солнце, и возникла земля плодородная.
  И спустился с Равнины Высокого Неба Бог Счета Лун. Зачерпнув горсть Сейкатсу щедрую, создал он ночь. Но ночь была такая темная и бескрайняя, что испугался Цукиеми, и вновь зачерпнул Сейкатсу, оросил ею небо. Зажглись в нем звезды и засверкали в небе Три Луны, которые названы были в честь Трех Богов(10). Последним спустился Сусаноо. Зачерпнул он горсть Сейкатсу серебристой, и оросил ею землю плодородную, и заревело море неистовое, и заштормило море бурное.
 
Акито перевернул страницу, и Амэ увидел еще три иллюстрации: как Аматэрасу создавала землю, как Цукиеми создавал ночь, звезды и луну, и как Сусаноо создал море.
  - Так было? - недоверчиво спросил мальчик.
  - А ты сомневаешься? - засмеялся брат.
  Амэ пожал плечами.
  - Я просто спрашиваю...
  - Тогда я отвечу: да, так создавалась Поднебесная. Давай дальше читать. Или ты устала?
  Амэ прижался к брату, обвил его талию руками.
  - Я не устала, - возразил он, - я хочу быть подольше с тобой. Я так скучала, братик.
  Акито провел рукой по щеке Амэ.
  - Я тоже скучал по своей маленькой сестренке. Мне тебя очень не хватает в Академии Аши.
  - Правда? - приподнялся Амэ, доверчиво заглядывая в лицо брата.
  - Правда.
  Амэ задумался, закусил губу, а потом выдал:
  - Тогда я тоже поступлю в Академию Воинов-Теней Аши! Чтобы быть рядом с тобой! Тогда нам не нужно будет больше расставаться!
  - Ну-ну, тебе еще рано об этом думать.
  Брат перевернул страницу и продолжил чтение:
   - И собрались все Три Бога у реки Великой и слепили они детей себе из глины, которые мир созданный населять будут и радовать красотой своей и совершенством своим очи Трех Богов. Но дети глиняные оживать не хотели, сколько бы Сейкатсу на них не лили.
  Опечалилась Аматэрасу и стала слезы горькие лить. И из слез этих, наполненных живительной Сейкатсу стали растения и звери разные появляться.
  Опечалился Сусаноо, и море взбунтовалось и вспенилось. И из пены этой стали появляться животные морские и водоросли разные.
  И сказал тогда Цукиеми: "Смешайте слезы печали и пену морскую и оросите этим детей наших восемь раз, и на девятый они оживут".
  Так и сделали.

  У Акито был очень красивый голос, глубокий, мягкий. И читал он с выражением. Амэ слушал, и ему казалось, что он видит, как происходило создание людей в глубокой древности. Ему казалось, что он видел Аматэрасу рыдающую из-за того, что дети не хотят оживать. И Сусаноо - Морской Бог, из-за которого заштормило море и вспенилось... Амэ казалось, что в голосе своего брата он слышит, как рокочет море, как неистово бьется о скалистый берег.
   - А после назвали Три Бога созданный мир Поднебесной, и поделили его на три части между собой. Аматэрасу досталась Равнина Высокого Неба, чтобы оттуда на детей своих она взирала и помогала им. Цукиеми получил Ёминокуни(11), чтобы помочь детям своим проходить восемь кругов(12). Сусаноо, как владыка стихии морской, получил Равнину моря.
  - А Три Бога до сих пор там? - поинтересовался Амэ, рассматривая очередную иллюстрацию.
  - Где? - спросил Акито.
  - На Равнине Высокого Неба, на Равнине Моря и в Еминокуни?
  Акито пожал плечами, тряхнул головой. Его черные волосы рассыпались по печам. Одна из длинных прядок упала на лицо Амэ и защекотала. Мальчик наморщил носик и зафыркал. Старший брат ласково улыбнулся, а потом быстро убрал мешающую прядь.
  - Кто знает, - ответил Акито, - ками говорят, что Три Бога теперь где-то среди людей, но я не верю.
  Амэ ничего не понял, нахмурился, хотел переспросить, а потом решил, что не стоит. Слишком все сложно, он давно уже запутался во всем этом.
  - А что было потом? - спросил мальчик, заглядывая в книгу.
  Акито перевернул страницу.
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #5 - Январь 24, 2008 :: 4:22pm
 
- Сейчас узнаем, - усмехнулся он и продолжил, - и все бы хорошо, но Сусаноо вскоре стал замечать, что дети их вместо того, чтобы красоту вечную и совершенство бесконечное являть, постоянно ссорятся друг с другом. И спустился Сусаноо в Поднебесную и побродил по ней. И увидел он в сердцах детей своих зло: ненависть, зависть и алчность. И чем больше он оставался в Поднебесной, и тем сильнее становилось его желание мир этот от скверны очистить, сделать его совершенным и прекрасным.
  Поднялся Сусаноо в Такама-но хара к сестре своей Аматэрасу. И сказал он ей, что не хотят их дети быть такими, какими они их задумали, и предложил он уничтожить их. Но Аматэрасу разозлилась и выгнала Сусаноо, сказав, что ни за что детей своих, рожденных в муках таких не уничтожит, и не предаст, какими бы они ни были.

  - Уничтожить? - изумился Амэ. - Но как же?...
  - Ты такие вопросы задаешь! Кто поймет Богов. Захотели мир создали, захотели - уничтожили. На то они Боги.
  Амэ обиженно засопел.
  - Это не правильно, - произнес Амэ, - совсем не правильно. Нельзя просто так захотеть и что-то уничтожить. Нельзя!
  Брат тяжело вздохнул, а потом обнял Амэ, прижал его к себе, успокаивая.
  - Конечно, не правильно. Для того и существует Академия Аши. Чтобы защищать этот мир, любой ценой, Амэ. Давай дальше читать, хорошо?
  Мальчик кивнул. Акито перелистнул страницу. Там снова была иллюстрация: прекрасная Аматэрасу - теперь уже не в кимоно, а в шелковом чеонгасаме точь-в-точь, как у нынешних Ками - стоит у огромных врат. В одной руке она держит катану, в другой - вакадзаси. Ее ноги широко расставлены, правая рука с катаной протянута вперед, вакадзаси - в левой, опущенной вдоль тела. Ее волосы заплетены в длинную косу и перекинуты через плечо, зеленые глаза горят удивительной решимостью.
  Сусаноо изображен со спины. Амэ видит скрещенные ножны на его спине. Те, что подлиннее - пусты, а из тех, что предназначаются вакадзаси - торчит черная рукоять. Ноги Сусаноо расставлены на ширину плеч, и тело бога не выглядит так напряженно, как у его сестры.
  - А это лезвие катаны так торчит? - нахмурился Амэ и показал странного вида серебристую палку, которая выступала справа от Сусаноо.
  - Да, он специально выбрал эту позу для сражения с Аматэрасу. Это стойка Презрения. Она означает, что он не уважает своего противника, весьма сомневается в его способностях фехтовальщика, и он собирается закончить бой одним ударом.
  - И кто победил? - полюбопытствовал Амэ, продолжая рассматривать яркую иллюстрацию. Он нерешительно коснулся изображения Аматэрасу, и сразу же отдернул руку, будто боялся чего-то.
  - Великая Священная Богиня, сияющая в небе, - ответил Акито, с улыбкой наблюдая за Амэ. - Она показала своему брату, что не так проста, как кажется.
  - А что случилось после сражения?
  - Аматэрасу пощадила брата, но навсегда изгнала его. Сусаноо ушел к Цукиеми, и там стал создавать первых Екаи. Это вот здесь написано, - Акито пробежался пальцами по ровному столбику черных иероглифов, - разгневался Сусаноо и решил мир уничтожить без сестры своей. Но Аматэрасу стала на пути его и победила своим мечом, а потом изгнала из мира людей. Ушел Сусаноо в Еминокуни к брату своему Цукиеми и стал он там Екаи создавать, чтобы мир уничтожить, и сестре своей отомстить за унижение. И когда первые Екаи пришли в Поднебесную, то Великая Богиня подарила детям своим умение управлять Силой Жизни и использовать для защиты от демонов.
  Амэ неожиданно улыбнулся и сильнее прижался к брату.
  - Я горжусь тобой, братик, - произнес мальчик.
  Акито ничего не ответил. Он закрыл книгу, отложил ее в сторону и обнял мальчика. Позже Амэ будет вспоминать этот момент, как один из самых счастливых в своей жизни. Тогда мальчика так переполняли чувства, он был так горд своим братом, что хотелось выпятить грудь и ходить по улицам с важным видом и рассказать всем, что у него есть брат, который защищает мир от безобразных Ёкаи. В то время Амэ еще ни разу не видел в глаза ни одного из них, и все они представлялись ему уродливыми чудищами.
 
   Конец второй главы

   Примечания автора  

  1. Имеется ввиду, что Амэ сравнивает Сейкатсу со светом второй луны, которая называется Аматэрасу.
   
  2. Тата́ми (яп. 畳, дословно "складывать") - маты, которыми в Японии застилают полы домов (традиционного типа). Плетутся из соломы и соломой же набиваются, хотя в последнее время для набивки используется и пенопласт. Длинные края татами обшиваются тканью.
   
  3. Великий Поток - поток Первозданной Сейкатсу. (Первозданная Сейкатсу - Сила Жизни из которой потом создается все живое. В Первозданном виде для человека опасна: выжигает его плоть)
   
  4. Такама-но хара - Равнина Высокого Неба, главная обитель Ками.
   
  5. Аматэрасу-но миками - см. Священная Богиня.
   
  6. Такэхая-Сусаноо-но микото - Доблестный Яростный Бог-Муж, бог Морской Стихии, бог, создавший Екаи. Стихия - Вода.
   
  7. Цукиёми-но микото - Бог Счета Лун. Правитель Ёминокуни (страны мертвых). Стихия - Огонь.
   
  8. Ги - это одежда, которая выглядит как укороченное кимоно.
   
  9. Морские волны - имеется виду чистая Сейкатсу, которая в первозданном виде похожа на море
   
  10. В Поднебесной на небе горит три луны, самая большая носит имя Цукиеми, та, что поменьше - Аматэрасу, самая маленькая - Сусаноо
   
  11. Еминокуни - Страна Вечной Ночи, или Царство Мертвых. Туда отправляются те души Ками, которых убили либо Ёкаи, либо сами Ками по неосторожности. Так же туда отправляются души Екаи, которых убили Ками. Когда возрождается Аматэрасу и Сусаноо, они проводят обряд, по которому "выводят" души в Поднебесную, где они проживают восемь человеческих жизней и вновь становятся Ками или Екаи.
   
  12. Восемь кругов - восемь человеческих жизней. Чтобы стать Ками и не отправиться в Еминокуни, люди должны умирать только собственной смертью, или от рук других людей первые семь кругов, на восьмом, чтобы возродиться в Ками нужно умереть от руки Ками или Екаи.
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #6 - Январь 25, 2008 :: 1:20pm
 
Глава 3
Небо и Вода


Тени никогда не умели молчать. И сейчас они разговаривали настолько тихо, что приходилось напрягать слух, чтобы разобрать, о чем они шепчутся, просто затем, чтобы успокоиться, расслабиться, придти в себя. В груди беспокойно билось сердце, сжималось от какого-то необъяснимого страха, тело бил озноб, хотя в комнате было почти жарко и немного душно. В воздухе витал чуть сладковатый запах страха. Амэ крепко, почти до боли сжимал легкое одеяло из мягкой шерсти. Все нормально, это всего лишь сон. 
Шелест теней успокаивал, их тихие, иногда осторожные, иногда полные любви, муки, или ненависти голоса были настолько привычны, что на Амэ неожиданно накатывал страх от мысли, что он может остаться в абсолютной тишине. В его странных, тяжелых снах тени не разговаривали. Никогда. В снах Амэ всегда было тихо, и это было намного страшнее воображаемых монстров, которые могли выпрыгнуть из темноты, когда мама гасила тусклую лампу и легкой поступью выходила из комнаты, задвигая за собой фусума.
Амэ не боялся оставаться один. Амэ боялся тишины.
Сердце постепенно успокаивалось, и страх, вызванный кошмаром – темной комнатой, в которой было так мало звуков, но много других незнакомых ощущений и запахов, теперь стихал. Амэ с усилием разжал руки, которые успели занеметь, и сел. Коса почти расплелась, и теперь легкие пряди щекотали лицо. Мальчик убрал их за уши трясущейся рукой и вздохнул. Все в порядке, он дома, здесь тени, которые говорят. То был лишь сон…
Амэ зашуршал одеялом, а потом поднялся, протопал по деревянному полу к небольшому столику и зажег лампу. Когда комнату осветил тусклый желтоватый свет, а тени стали больше и отчетливее, Амэ почувствовал себя значительно лучше. Он присел на колени рядом с зеркалом и стал ловко расплетать косу. Он медленно перебирал тяжелые шелковистые пряди пальцами и чувствовал, как дрожь страха проходит, оставляя за собой странное волнение и легкую истому. Если вспомнить  сегодняшний сон, если отбросить страх, то Амэ было, над чем подумать. Мальчик закусил губу и бросил быстрый взгляд на свое отражение в зеркале.  Волосы были растрепаны и торчали в разные стороны, кожа сейчас казалась еще более бледной, чем обычно. Но не это удивило его и заставило изумленно ахнуть - Амэ был не в силах поверить, что та растрепанная девушка, которая смотрела на него из зеркала – это он. У незнакомки были бледно-сиреневые глаза и зрачки, почти незаметные, тонкие, вертикальные, точно у кошки, которая смотрит на свет. Амэ прикрыл глаза и потряс головой, решив, что он еще не проснулся. И, правда, когда мальчик снова взглянул в зеркало, то отражение было знакомым: глаза стали прежними, темно-карими, и  не было в них и  намека на прежний цвет.
Амэ вздохнул и потянулся за расческой. Воспоминания о сне, где он был довольно известной гейшей, никак не хотели его покидать. Как будто наяву случились все эти прикосновения мужских рук, легкие, но настойчивые поглаживания; когда Амэ начинал думать об этом, его лицо заливал густой румянец. Он и помыслить не мог, что подобное бывает!
Амэ уже много лет знал, что он «неправильная» девочка. Не то чтобы его волновало,  правильный он или нет, ему было все равно, несмотря на то, что доставляло некоторые проблемы. Мама тоже была в курсе, что Амэ - «неправильная» девочка, и потому злилась и била его. Во всяком случае, он так считал.
Вспышка зеленого света, и мальчик вздрогнул, невольно поднял голову к потолку, будто через толстую крышу можно было разглядеть, как высоко в небе мигал спутник; и Амэ застыл, затаил дыхание. Скоро тень принесет весть, на самом ли деле он видел вспышку нефритового портала или просто показалось.
- Я дома… - тихая, едва слышная тень произнесла голосом Акито. И Амэ почувствовал, что радость накрывает его с головой. Он подскочил и засуетился – стал искать подходящую юкату, чтобы накинуть поверх сорочки и выбежать встречать брата.
Дом уже ожил – послышался быстрый и частый топот ног, зашелестели фусума, и тени сообщали Амэ о том, что Айко – одна из их служанок встретила молодого господина. А Амэ нашел подходящую юкату, быстро накинул ее и помчался к брату, на ходу запахиваясь. Он, точно сумасшедший, распахнул фусума, выбежал в темный коридор, громко топая ногами, побежал на свет, вниз, в гостиную, туда, где находится брат. И оказавшись у первой ступеньки, Амэ вдруг остановился, оперся дрожащей левой рукой на деревянный поручень, чувствуя, как от волнения срывается дыхание. Брат стоял внизу, у самого входа – он не успел еще даже снять обувь, и, услышав шум сверху, поднял голову и тепло улыбнулся.
- Амэ… - ласковый голос заставил счастливо улыбнуться, - сестренка…
Мальчик хотел было ответить, и уже открыл рот, но неожиданно вскрикнул от боли. Он чуть наклонил голову и краем глаза увидел Амако, которая намотала на кулак его распущенные волосы и тянула назад. Вид у матери был очень рассерженный.
- Ты что себе позволяешь?! – крикнула она, рванула назад с силой, и Амэ не удержался на ногах, упал на пол. Голова жутко болела, казалось, что в руке у матери остался клок волос.
- Мама! – тут же послышался негодующий возглас Акито.
- Не вмешивайся! – приказала мать.
Амэ приподнялся и увидел ее со спины. Гордая осанка – мальчик давно понял, что никогда он не сможет стоять так же величаво, как его мать – длинные, черные волосы  были распущены и струились вдоль спины. Одета она была в кимоно из темно-синего шелка, на котором были вышиты красно-золотые цветы. Руки в широких рукавах казались тонкими и очень хрупкими…
Когда Амако была такой, никто не мог ей и слова поперек сказать, но к Акито это не относилось, и Амэ это знал. Амэ знал, что сейчас может спровоцировать ссору между мамой и братом. Ссору, которая случится из-за него, а ведь Акито только приехал, и…
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #7 - Январь 25, 2008 :: 1:22pm
 
Мальчик быстро подобрал полы юкаты, вскочил на ноги, метнулся в свою комнату. Он сделал это как раз вовремя, потому что Акито взбежал по лестнице, и, оттолкнув в сторону мать, рванулся к сестре. Амэ со всех ног бросился к себе в комнату и с силой захлопнул фусума. Тонкие перегородки заходили ходуном, застонали от грубого обращения.
- Амэ?
Конечно, Акито так просто не хотел сдаваться, а через тонкие полупрозрачные фусума, сделанные из дерева и рисовой бумаги, все было отчетливо слышно, и, разумеется, брат видел тонкий силуэт Амэ, который бессильно опустился на колени и съежился.
- Уходи.
Мальчика всего трясло от обиды, но Амако хорошо научила его скрывать свои чувства.
- Амэ, это недоразумение. Мама всегда перегибает палку…
Амэ сидел на коленях, склонив голову, и смотрел на свои нескладные острые колени. Он так сильно сжимал кулаки, что ногти врезались в ладони настолько сильно, что казалось, они разодрали кожу до крови.
- Уходи, - повторил мальчик тихо, но ответа не последовало, и одна из длинных теней, которая пересекала комнату, отозвалась и повторила, другая тень перехватила информацию и передала следующей. Помещение наполнилось беспокойным шелестом.
Но брат не внял мольбам Амэ – он продолжал стоять в коридоре, будто надеялся, что мальчик передумает и выйдет. Сам он войти не мог, потому что появиться в комнате девушки было чрезвычайно неприлично. Амэ глубоко вдохнул и разжал кулаки. Кончиками пальцев он коснулся своего лица с удивлением обнаружив на щеках мокрые дорожки. Он плакал, и сам не заметил этого. Вот еще одна причина, чтобы не показываться Акито – он не должен увидеть свою сестру с покрасневшими глазами.
Он должен стать сильным.
Он часто повторял себе эти слова, потому что знал, что слабых в Академию Воинов-Теней Аши не берут. И когда ему исполнится пятнадцать, то он обязательно туда поступит, чтобы всегда быть рядом с братом.
Послышались частые шаги и шелест шелка. Амэ вскинул голову, узнав мать.
- Оставь ее, - произнесла Амако. – Ты вряд ли чего-то от нее добьешься сегодня. Твоя сестра упряма и непослушна.
- Я никогда не прощу тебе то, что ты с ней делаешь, – отозвался брат. Его голос был холоден, как лед. Гулко забилось сердце, и мальчик сильнее ссутулился, прикрыл лицо руками, борясь со слезами и прерывающимся дыханием. Акито не успел переступить порог дома, как они уже ссорятся с матерью. Ссорятся из-за него!
- Мне не нужно твое прощение, - равнодушно отозвалась Амако, но Амэ сумел уловить в ее голосе странный оттенок печали.
Чуткий слух Амэ различил несколько легких шагов, принадлежащих Акито. А потом зашелестел шелк – это двинулась Амако, приподняла голову, чтобы заглянуть в лицо сыну.
- Когда-нибудь, - произнес Акито, - я заберу у тебя Амэ.
Амако тихо засмеялась. У Амэ кровь застыла в жилах от ужаса, потому что когда мама <i>так</i> смеялась, это значило, что ему будет очень больно.
- Ты не сможешь. Знаешь, почему? Она только моя, и ничья больше!
Амэ прикрыл рот рукой и тяжело вздохнул, зажмурившись, пытаясь не расплакаться от отчаяния. Акито может попробовать его забрать у матери, но она не отпустит свою единственную «неправильную» дочь. Никогда не отпустит. Особенно к Акито.

Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #8 - Январь 25, 2008 :: 1:23pm
 
***

Амэ сидел на небольшом стареньком мосту, свесив ноги. Он подобрал блинные полы бледно-голубого, расшитого синей нитью кимоно, оголив коленки, болтал ногами, едва касаясь спокойной глади воды. Беззаботно пели птицы, в камышовых зарослях неподалеку квакали лягушки, а за спиной, на небольшой полянке, сплошь усыпанной летними луговыми цветами, стрекотали кузнечики. Амэ плотнее подтянул кимоно, чтобы оно не сползло вниз и не намокло – хватит и того, что он получит от мамы за то, что умудрился его помять – откинулся на спину и стал смотреть в чистое голубое небо.  На душе было мрачно: Амэ все еще переживал насчет ссоры мамы и Акито – поэтому очень хотелось, чтобы пошел дождь. Чтобы дождь был не летним и теплым, а другим: холодным и неистовым, чтобы ломал деревья, крушил все на своем пути, а Амэ бы спрятался в самом дальнем углу дома, подальше от посторонних глаз, приоткрыл бы седзи, высунул бы личико на улицу и вдыхал бы свежий аромат дождя…
- О чем задумалась?
Амэ вздрогнул от неожиданности. Он так глубоко ушел в себя, что не заметил, как подошел Акито, к тому же брат совсем тихо в последнее время ходит, почти неслышно его.
Амэ сел, тряхнул головой, а потом повернулся к брату. Акито стоял в нескольких шагах от него, одетый в черное кимоно Сейто Академии Аши. Амэ не мог не отметить, как за последние годы изменился его брат. Из нескладного, угловатого, порой даже неуклюжего подростка он превратился в прекрасного юношу, гибкого, точно кошка, ловкого, сильного. Его движения стали обманчиво плавными – мальчик не раз видел, какой превосходной реакцией обладал брат.
- Я думала о дожде, - ответил Амэ.
Акито ослепительно улыбнулся и покачал головой.
- Ты не изменилась.
Он скинул гэта, и устроился рядом с сестрой, свесив ноги вниз. Акито был намного выше Амэ, поэтому если ступни Амэ только едва касались глади воды, то ноги брата были погружены до лодыжек.
- Вода холодная, - заметил Акито.
Амэ пожал плечами.
- Я не заметила.
Акито еле слышно хмыкнул, потом наклонился и быстро пробежался пальцами по поверхности воды. По ней стали расходиться слабые круги.
- Знаешь, вода может многое рассказать, - произнес брат, склонив голову набок, он смотрел на свою руку, на кончики пальцев, которые были мокрыми и слегка поблескивали на солнце. - И сейчас она говорит мне, что ты грустишь. Что-то случилось, Амэ?
Мальчик поджал губы и отвернулся. Нет, он не хотел говорить о сложных отношениях матери и брата, из-за которых страдал. Некоторые вещи невозможно изменить, он смирился с этим.
- Ничего, - ответил он.
Мягкие, но прохладные пальцы коснулись его подбородка, легко, настойчиво потянули. Амэ не стал сопротивляться и, подумав, что вода и правда холодная, повернулся, чтобы встретиться с непроницаемо черными глазами брата, которые не казались светлей даже здесь, на улице, среди яркого солнца. Уголки губ слегка приподнялись, и Амэ почувствовал, как тепло этой слабой улыбки с головы до ног окутывает его.
- Потерпи немножко, ладно? – произнес Акито, и погладил Амэ по волосам. – Я закончу Академию и увезу тебя отсюда. Там ты сможешь жить, как хочешь.
Амэ закусил губу и покачал головой.
- Не нужно.
Брови Акито невольно приподнялись - он не верил своим ушам.
- Через два года я поступлю в Академию Аши, - несмело улыбнулся Амэ. – И буду рядом с тобой.
Брат некоторое время пристально смотрел на него, а потом неожиданно засмеялся  и взъерошил волосы. Мальчик надулся – брат его за ребенка считает – и грубо оттолкнул руку Акито.
- Сестренка, если ты поступишь в Академию Аши, я буду только рад. Но давай договоримся, если вдруг тебя не примут, то я тебя заберу. Хорошо?
Амэ смотрел в улыбающееся лицо брата, и его губы сами по себе расползались в улыбке, и он ничего не мог с этим поделать!
-  Я поступлю в Академию Аши! – настойчиво повторил Амэ.
А разве может быть по-другому?
Акито ничего не ответил, он поднял голову и посмотрел в небо, на большие пушистые облака, которые медленно проплывали над ними. Амэ, который наблюдал за братом, заметил, что тот подозрительно сузил глаза, а уголки губ его приподнялись. Амэ тоже поднял голову к небу. Облака расступились, и мальчик заметил как среди безмятежно чистого, голубого пространства слабо мелькнуло нечто зеленое. Амэ нахмурил брови и произнес:
- Над нами спутник.
Акито повернулся к мальчику, в его глазах было такое искреннее удивление, что Амэ на миг растерялся, ведь не мог понять, чем оно вызвано.
- Откуда ты знаешь?
Амэ пожал плечами.
- Его видно. Он мигает зеленым. Всегда, - произнес Амэ с улыбкой.
- Хм… Интересно, - Акито задумчиво почесал подбородок. – Днем его практически невозможно заметить. Как это получается у тебя – ума не приложу.
Мальчик почувствовал, как щеки заливает румянец. Брат иногда говорил такие странные вещи! Акито заметил смущение Амэ, рассмеялся и потрепал его по щеке, мальчик попытался отстраниться, но ловкие пальцы схватили его за нос.
- Попалась! – рассмеялся он.
Амэ зажмурился, замотал головой, отчаянно пытаясь не рассмеяться.
- Ба! Что я вижу?! Наш каменный Акито наконец-то нашел себе девчонку! – незнакомый голос заставил вздрогнуть.
Амэ потерял равновесие и едва не упал в воду с моста, но Акито успел вовремя его подхватить. Мальчик сам и не заметил, как оказался стоять на ногах, а брат одним быстрым движением поправил его кимоно, чтобы оно сидело, как полагается.
- Здравствуй, Сабуро, - сказал Акито невысокому улыбчивому парню, который стоял в нескольких шагах от них. – Не ждал тебя в гости.
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #9 - Январь 25, 2008 :: 1:24pm
 
- Ну…  мне скучно стало!
Юноша был одет, как Акито – в черное кимоно с моном Хатимана, поэтому Амэ решил, что это друг брата. Мальчик с интересом оглядел незнакомца. У него была ничем не примечательная внешность – короткие русые волосы, торчащие в разные стороны, круглое лицо, губы тонкие, слабо очерченные, - да мало ли таких парней в деревнях(1). А еще у него были большие голубые глаза, полные задора и веселья, и лицо, усыпанное веснушками.
Незнакомец, заметив интерес Амэ к себе, улыбнулся еще шире и сделал несколько шагов вперед.  Мальчик испугался и спрятался за Акито.
- Какая она у тебя пугливая! – заливисто рассмеялся он. – Но красивая. Я бы тоже домой спешил, если бы меня там ждала такая цыпочка…
- Сабуро, заткнись! – прорычал Акито. Амэ, маленькие ладошки которого лежали на сгибе локтя брата, почувствовал, как неожиданно напряглись мускулы брата под хлопковой тканью кимоно.
- А? – опешил визитер. – Что я такого сказал?
Амэ подумал, что только неотесанные деревенские парни, не могут понять происходящего. Хотя, мальчик не злился на юношу, было в нем что-то такое светлое, открытое, доброе. Возможно, все, что он говорил, было не со зла.
- Амэ – моя сестра. И ей только тринадцать.
- Правда? – юноша наклонился к Амэ. Тот снова почувствовал панику и поспешил отодвинуться. – Ага, вижу, вы похожи.
- Вообще-то, не очень, - сухо возразил Акито. – И ты ее совсем запугал.
Брат обнял Амэ за плечи и прижал к себе.
- Дикая у тебя она какая-то, - заключил Сабуро и на том успокоился. Понял, что если будет приставать к сестре Акито и дальше, то может сделать еще хуже, а то еще и по голове схлопотать, поэтому Сабуро отошел от них, уселся на траву, закинул руки за голову и подставил лицо солнцу.
– Все-таки замечательно, когда разрешено пользоваться спутниками, - произнес он. –Захотел, друга навестил и на другой конец планеты смотался!
Акито усмехнулся, успокаивающе погладил по голове Амэ. Тот поднял голову и встретился взглядом с братом, а потом легко кивнул и несмело улыбнулся, давая понять, что все в порядке, и страх прошел.
- Твой друг? – спросил мальчик.
- Ага. Его зовут Сабуро.
Амэ в это время вспомнил о манерах, и решил поприветствовать друга брата, как полагается. Он отошел от Акито, встал перед сидящим юношей и поклонился:
- Рада встрече, господин Сабуро.
На лице на миг отразилось недоумение. Юноша даже вопросительно взглянул на Акито, который в ответ лишь пожал плечами и улыбнулся. Сабуро в тот же миг подскочил, точно ужаленный, что заставило пугливого Амэ отшатнуться. Но юноша уже успел схватить его за руки, а потом произнес:
- Да ладно тебе! Где ты тут господина увидела?
- Но… - попытался возразить Амэ. Он хотел сказать, что к друзьям брата нужно относиться уважительно и…
- Прекращай это! Я Сабуро, просто Сабуро. И никакой не «господин». Поняла?
Амэ несмело кивнул. Юноша по-прежнему держал его руки в своих. Ладони у Сабуро были немного шершавые, огрубевшие от частых занятий с мечом – такие же руки были и у Акито, который очень усердно тренировался.
- Тогда скажи! – потребовал юноша.
- Что сказать? – опешил Амэ.
- Мое имя.
Он улыбался. Широко и солнечно, и Амэ это нравилось. Этот юноша был добрым, немного чудаковатым, но добрым. Его не стоит бояться.
- Сабуро, - произнес Амэ.
- Вот и замечательно! Будем знакомы! – он сжал руки мальчика, а потом отпустил.
Потом они устроились в тени огромного дуба, который рос недалеко от озера. Амэ сидел на коленях, как и полагается приличной девушке, Акито подпирал спиной ствол дерева, а Сабуро лежал на траве.
- Как проходят каникулы? – поинтересовался Сабуро.
- Как обычно, - коротко отозвался Акито. Он сидел, прикрыв глаза, его лицо было настолько безмятежным, а дыхание спокойным, то можно было решить, что он уснул.
- Мои тоже, - вздохнул Сабуро. – Мамаша все хочет меня загнать в поле, чтобы отцу и братьям помогал.  Скукотища!
Акито ничего не ответил. А Амэ поднял голову, посмотрел на лежащего юношу.
- А вы из бедной семьи, да?
Сабуро закатил глаза.
- Акито, что у тебя за сестра такая! Мы же договорились, как будем друг к другу обращаться!
Амэ виновато потупился. Он сделал что-то не так?
- Не обращай внимания, - отозвался брат. – Это воспитание Амако сказывается. Я уже устал с этим бороться.
- Понятно, - Сабуро подскочил и уселся рядом с Амэ. Мальчику казалось, что слишком уж близко они были друг к другу, но отодвигаться не осмеливался. – Тебе интересно узнать о моей семье?
- Угу.
Мальчик опустил голову и уставился на свои руки, которые лежали на голубом шелке кимоно.
- Тогда слушай, - Амэ услышал, как зашелестела трава рядом, и понял, что Сабуро снова улегся на землю. – Нет, наша семья не бедная. У нас достаточно земли, и скотины немало. Просто живем мы на самом краю Поднебесной, и…
- На краю? У Великого Потока? – живо поинтересовался Амэ, повернувшись к собеседнику, и нахмурился, когда увидел, что Сабуро смеется. Мальчик повернулся к Акито, пытаясь понять, что происходит. Брат тоже улыбался.
- Вообще-то мы живем недалеко от моря, но так как Великий Поток на него похож, то думаю, что могу на твой странный вопрос сказать «да».
Амэ фыркнул. Море и Великий Поток. Сравнили то же! Амэ много раз смотрел на Великий Поток, изображенный в книге, которую подарил ему брат, и точно может сказать, что Сейкатсу похожа на небо, затянутое тяжелыми грозовыми тучами! Амэ озвучил свои соображения. Сабуро заулыбался и посмотрел на Акито.
- Говорит, как Ветер(2)!
Брат приоткрыл глаза, лениво взглянул на друга.
- Она не Ветер, а Небо. Имя говорит само за себя.
- Правда? – Сабуро на миг задумался, а потом так резко воскликнул, что Амэ испугано вздрогнул. - Здорово! А я Земля!
- Сабуро, она вряд ли понимает, что ты хочешь этим сказать. Поэтому угомонись.
Юноша приподнялся, долгое время смотрел на Амэ, иногда он почесывал голову, из-за чего его волосы становились еще растрепаннее. Мальчик же чувствовал себя редким насекомым, которого рассматривают под микроскопом.
- Правда, не понимаешь? – спросил он. Амэ в ответ покачал головой, продолжая настороженно следить за действиями друга Акито. – Странно…
Сабуро почти вплотную приблизился к Амэ. Мальчик не выдержал и отодвинулся. Он уже решил, что если и дальше так продолжится, то он убежит к Акито, но ничего такого не случилось. Сабуро только положил руку на место, где только что сидел Амэ. Акито с интересом приоткрыл глаза и стал наблюдать за действиями друга.
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #10 - Январь 25, 2008 :: 1:26pm
 
- Странно… - произнес он. – Ощущение Сейкатсу, от нее.
Акито пошевелился, устроился поудобнее.
- Не мели ерунды. С чего бы ей фонить Сейкатсу?
Сабуро пожал плечами.
- Я просто так чувствую.
- Ты что-то напутал.
Сабуро посмотрел на Амэ, который с любопытством слушал двух друзей. Конечно, он не понимал, о чем идет речь, но ему очень хотелось узнать. Это казалось важным. Да только брат вряд ли пустится в объяснения.
- Эх… - вновь заговорил Сабуро, казалось, он не мог и минуты помолчать. – Была бы Амэ Землей!
- И что тогда? – спокойно спросил Акито.
- Женился бы!
Амэ не верил своим ушам. Женился. Он? На нем? Это шутка? Акито усмехнулся, и Амэ решил, что все же они говорят об этом не всерьез.
- Забудь. Она – Небо. И Земля никогда с ним не встречается, как ни крути.
- Почему же, а как насчет горизонта? На горизонте небо и земля встречаются.
Акито согнул одну ногу в колене и поставил на нее локоть, посмотрел на друга из-под густой черной челки, которая упала на глаза.
- Именно это мы сейчас и наблюдаем.
Сабуро покосился на Амэ, а потом фыркнул.
- У тебя красивая сестра.
- Потому я ее и берегу от каких оболтусов, как ты, - сверкнул белозубой улыбкой Акито.
Амэ, поняв, что все их разговоры – это шутка, расслабился и позволил себе улыбнуться. Он поднялся на ноги, немного походил босиком по траве, а потом опустился рядом с Акито.
- Старший брат(3), ты ведь Вода? – спросил Амэ.
- Откуда ты узнала? – глаза Акито подозрительно сощурились.
Амэ сказал, что решил так из-за того, что Акито без воды жить не может, и постоянно к ней стремится. И он очень любит купаться, а еще больше любит брызгаться. Выводы Амэ рассмешили брата, но он так и не сказал, что Амэ ошибся. Хотя, он и не сказал свою стихию. Тогда Амэ еще некоторое время подумал, а потом спросил:
- Небо и Вода. Какие у них отношения?
- Они бывают вместе, но недолго. Вода рано или поздно все равно прольется на землю, и уйдет с неба, – ответил Сабуро.
Амэ вдруг почувствовал, как напряжение повисло в воздухе. От Акито шли волны раздражения такого сильного, что мальчику становилось страшно, и не верилось, что перед ним сейчас его родной и любимый брат. Он был каким-то: злым, страшным, холодным. Амэ взглянул на Сабуро и увидел, как улыбка сползла с его лица, как померкли лучащиеся весельем глаза. И было ощущение, что солнце зашло за тучу. Акито поднялся на ноги, Амэ последовал за ним.
- Тебе не следовало приходить сюда, Сабуро, - холодно произнес Акито. – Уже поздно, возвращайся домой. Увидимся в Академии.
Брат схватил Амэ за руку и поволок за собой. Мальчик вначале упирался: нельзя так с человеком прощаться, он все-таки гость. Но Акито и слушать ничего не хотел. Мальчик набрался смелости и оглянулся. Сабуро все еще сидел в тени дерева, казалось, что его недоуменный взгляд было видно даже отсюда.

Конец третей главы

Примечания автора:

1. Не будем забывать, что Поднебесная – мир собирательный, хотя и с уклоном на Японию. И поэтому многие жители имеют не азиатскую внешность, и быть парнем с русыми волосами и голубыми глазами в этом мире не является чем-то необычным.

2. В Поднебесной каждый человек рождается, принадлежащим к двум каким-либо стихиям. Первая стихия основная, и у всех она идентичная – это Сознание. Всего стихий шесть: Сознание, Вода, Ветер (или Воздух), Огонь, Небо (или Пустота) и Земля.

3. По правилам этикета Амэ обязан обращаться к Акито «Старший брат» (в японском «нии-сан»).
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
SvetaR
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Свет лишь оттеняет тьму

Сообщений: 1364
Киев
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #11 - Январь 25, 2008 :: 7:42pm
 
Новая интересная вещь. Спасибо!  Поцелуй
Но у меня Поднебесная вызывает в памяти Китай. Приходится напрягаться, чтобы напоминать себе, что это выдуманный мир.  Со сжатыми губами
Наверх
 

Тьма лишь подчеркивает свет
WWW WWW 192198477  
IP записан
 
Juel
Житель
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 73
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #12 - Январь 26, 2008 :: 7:04pm
 
интересно. использованы японские слова, верно? или это придумано автором? но в любом случае, если позволите дать совет - слово сейкатсу лучше убрать, можно его изменить или вообще придумать свое слово, обозначающее силу жизни - ибо сейкатсу означает жизнь в ее бытовом значении, и при чтении изрядно напрягает. кицуне это лисица, а тануки - енот, интересно было бы узнать источники, ведь откуда-то основа всей этой легенды о богах взята? мико - жрица в синтоистском храме, а вот слово микото попалось впервые.. возникло впечатление что идет перечисление (то обозначает союз "и"). ёминокуни - страна чтения? и каково происхождение слова ёкаи? ни в коем случае прошу не воспринимать все это как злобные нападки, просто видно, что автор интересуется японией, и, как человеку, немного говорящему по-японски, очень интересно именно происхождение слов, тем более что многие употреблены правильно. мое же личное мнение о самом произведении - интересно будет следить за развитием сюжета, но текст стал бы намного читабельнее если оставить японские имена собственные и более-менее известные японские слова, как-то "кимоно" "гэта" "мацури" "ками" и т.п., а остальное все же писать по-русски, к примеру, страна вечной ночи или царство мертвых вместо еминокуни значительно улучшили бы впечатление от чтения соответствующего абзаца.
Наверх
 

если к вам пришел кто-то белый и пушистый - все кончено... это песец!!!
 
IP записан
 
SvetaR
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Свет лишь оттеняет тьму

Сообщений: 1364
Киев
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #13 - Январь 27, 2008 :: 3:30am
 
Ээээ, может, я и ошибаюсь, но тануки - не енот, а енотовидная собака. И ругательство (если его применять к человеку).
А ёкаи - это из "Путешествия на запад"?
Наверх
 

Тьма лишь подчеркивает свет
WWW WWW 192198477  
IP записан
 
Juel
Житель
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 73
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #14 - Январь 27, 2008 :: 7:41am
 
может конечно и енотовидная собака, я не особо в курсе зоологических отличий.. такой пузатенький зверек, часто статуэтка его стоит на входе в небольшие ресторанчики - то ли счастье приносит, то ли от чего-то защищает.. опять же персонаж детских песен и сказок, ну и конечно если человека так обозвать то будет ему неприятно.. насчет божественной его сути не в курсе. а в "путешествии на запад" были ёкаи? не подскажете где можно взять почитать, а то это произведение, к моему стыду, знаю только в общем пересказе.. был у меня сборник китайских легенд и сказок, но это вроде отдельная книга и объем там большой, верно?
Наверх
 

если к вам пришел кто-то белый и пушистый - все кончено... это песец!!!
 
IP записан
 
Страниц: 1 2 3