Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Осторожно! На форуме могут водиться зомби!!!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 
PG-13, W, Поднебесная (Прочитано 9267 раз)
SvetaR
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Свет лишь оттеняет тьму

Сообщений: 1364
Киев
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #15 - Январь 27, 2008 :: 1:34pm
 
Смущённый К своему стыду, "Путешествие" не читала, только пересказ. А еще мангу, где эти самые ёкаи дружно сошли с ума и стали нападать на людей; приблизительно их можно назвать демонами (но не совсем).
Может, Иными, как у Лукьяненко?  Смех
Но я не автор, так что надо подождать ответа, откуда что взялось. А то, может, и не отсюда вовсе. Улыбка
Наверх
 

Тьма лишь подчеркивает свет
WWW WWW 192198477  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #16 - Январь 28, 2008 :: 6:49pm
 
SvetaR
"Но у меня Поднебесная вызывает в памяти Китай. Приходится напрягаться, чтобы напоминать себе, что это выдуманный мир."
Япония в основе, а не Китай Улыбка

Juel, спасибо за большой отзыв. Отвечу на ваши вопросы.
"использованы японские слова, верно? или это придумано автором?"
Использованы не только японские слова (сверялось со словарем), но и японские легенды. Прежде всего "Кодзики", которые являются началом начал японской культуры и синтоизма в частности.
Каждое слово было обдумано, прежде чем оно появилось в тексте, каждому слову было подобрано русское название, и простите, мир вовспринимается намного лучше именно с данными названиями, чем с русскими. И я знаю значение слова "Сейкатсу", и опять же повторяю, что мир стилизован, и расширение границ значений - это личное дело автора.
"кицуне это лисица, а тануки - енот, интересно было бы узнать источники, ведь откуда-то основа всей этой легенды о богах взята?"
Кицуне - это лисица-оборотень, которая превращается в прекрасную девушку и соблазняет мужчин. Тануки - это оборотень-енотовидная собака. В японских легендах фигура скорее проказливая, чем злая. Тенгу - оборотень-ворон, по преданиям, тенгу станоятся злые монахи.
Так что, как видите, в этом вопросе я подкована.
Основа легенды о богах - "Кодзики" свиток первый. Его можно с качать в интернете, есть на сайте "Загадочная Япония"
"а вот слово микото попалось впервые.."
Это Ками женского рода. Соответвенно, Ками мужского рода будет называться "миками". Опять же - "Кодзики". А мико - это уже от миками пришло.
"ёминокуни - страна чтения?"
Нет, это с Древнеяпонского "Страна Вечной Ночи".
"и каково происхождение слова ёкаи?"
Почему бы вам не почитать японскую демонологию. Там вам скажут, что это духи-животные, к которым, кстати, и причисляются кицуне, тануки, тенгу.
"ни в коем случае прошу не воспринимать все это как злобные нападки, просто видно, что автор интересуется японией, и, как человеку, немного говорящему по-японски, очень интересно именно происхождение слов, тем более что многие употреблены правильно."
Нет, я не воспринимаю это как нападки. ОМГ, хорошо хоть вы не стали мне говорить, что по-японски "Амэ" - это дождь, тогда бы я точно озверела Улыбка
"а остальное все же писать по-русски, к примеру, страна вечной ночи или царство мертвых вместо еминокуни значительно улучшили бы впечатление от чтения соответствующего абзаца. "
Если вы имеете ввиду легенду о сотворении мира - то ничего поделать не могу, такой она и должна быть. Тем более, что это всего кусочек главы, чтобы сделать вводную. Дальше будет легче. И количество названий будет меньше.

Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
SvetaR
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Свет лишь оттеняет тьму

Сообщений: 1364
Киев
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #17 - Январь 28, 2008 :: 7:17pm
 
Kida писал(а) Январь 28, 2008 :: 6:49pm:
SvetaR
"Но у меня Поднебесная вызывает в памяти Китай. Приходится напрягаться, чтобы напоминать себе, что это выдуманный мир."
Япония в основе, а не Китай Улыбка

Я говорю о том, что в нашем мире Поднебесная - это Китай, а Япония - Страна восходящего солнца (а Корея - Страна утренней свежести, если ничего не путаю).  Подмигивание
Наверх
 

Тьма лишь подчеркивает свет
WWW WWW 192198477  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #18 - Январь 29, 2008 :: 9:18am
 
Ну, насчет Кореи - не знаю. А так, вроде, правильно.
А название миру я такое дала, ибо посчитала, что звучать оно будет лучше Улыбка
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Juel
Житель
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 73
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #19 - Январь 29, 2008 :: 10:28am
 
спасибо за ответ. вообще надо сказать, что заинтересовало не на шутку – пришлось и сказки вспомнить, и иероглифы поискать, и кодзики найти и почитать, за что автору отдельная благодарность. я понимаю, что мир авторский и легенда о его возникновении приведена именно так, как видится автору, пусть и по мотивам кодзики (кстати говоря, легенда стала намного привлекательнее без всей толпы богов которая там наличествует). если можно, здесь опечатка:
Цитата:
- И жили они в Такама-но хара, но все чаще взор их обращался к носящейся по морским волнам землей(9), и решили Три Бога что нужно превратить ее в твердь, и населить ее существами прекрасными, чтобы красотой своей радовали они глаз.

носящейся по морским волнам земле.
а вот тут получается противоречие:
Цитата:
- Ками считают себя последователями Великой Священной Богини Аматэрасу, - объяснил Акито.

Цитата:
"а вот слово микото попалось впервые.."
Это Ками женского рода. Соответвенно, Ками мужского рода будет называться "миками". Опять же - "Кодзики". А мико - это уже от миками пришло.

то есть ваше же пояснение противоречит вашему тексту: аматэрасу оомиками - женщина. вообще ми-ками, иероглиф ми обозначает вежливый префикс (еще читается как о- или го-), ками - бог (нет указания на пол), а вот иероглиф микото – это иночи, жизнь (значение жизни конкретного существа, в отличие от бытовой сейкатсу), еще спрошу у кого-нибудь почему он так читается и не означает ли пол бога в данном контексте, просто уже для себя интересно.

Цитата:
ОМГ, хорошо хоть вы не стали мне говорить, что по-японски "Амэ" - это дождь, тогда бы я точно озверела

нуу, вообще-то после первой главы была сноска
Цитата:
Существует два иероглифа, которые будут читаться как "Амэ". Один из них означает "дождь", другой - "небо" и "высокий". Амэ был назван "небом", об этом и говорит Хорхе.

хотя иероглифов читающихся «амэ» больше чем два, действительно, наиболее употребляемые это дождь и конфеты (леденцы), а тот, что у вас, «тэн», обычно «тэн» и читается, но любой, мало-мальски знакомый с японским, знает, что имена собственные читаются по-разному, иногда очень необычно, сами японцы частенько ошибаются.
ну и по большому счету разговор, конечно, не о тонкостях японского языка, а о данном произведении, развития сюжета которого я с нетерпением жду (интересно, как пройдет осознание амэ себя как мальчика и какова будет реакция на это окружающих.. ведь не всегда же он будет девочкой считаться? до тринадцати лет не разобраться – это ж в какой изоляции надо находиться!), хотя обилие японских слов скорее всего все-таки будет вызывать вопросы. уж простите мне высказывание насчет сейкатсу, согласитесь, слыша каждый божий день, как сейчас трудно вести сейкатсу потому что все дорожает, или о том сколько сейчас надо зарабатывать чтобы получалась нормальная сейкатсу, трудно воспринять это слово как обозначение для магической силы жизни, источника всего сущегоУлыбка
Наверх
 

если к вам пришел кто-то белый и пушистый - все кончено... это песец!!!
 
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #20 - Январь 30, 2008 :: 1:02pm
 
"а вот тут получается противоречие:
Цитата:
- Ками считают себя последователями Великой Священной Богини Аматэрасу, - объяснил Акито."

Здесь нет противоречия, ибо не по Кодзикам идет, а по моей фантазии Улыбка Ками в данном контексте обозначает не "бог", а "тот, кто защищает порядки, установленные Аматэрасу"
то есть ваше же пояснение противоречит вашему тексту: аматэрасу оомиками - женщина. вообще ми-ками, иероглиф ми обозначает вежливый префикс (еще читается как о- или го-), ками - бог (нет указания на пол), а вот иероглиф микото – это иночи, жизнь (значение жизни конкретного существа, в отличие от бытовой сейкатсу), еще спрошу у кого-нибудь почему он так читается и не означает ли пол бога в данном контексте, просто уже для себя интересно.
Здесь я кое-что перепутала, признаю. Сейчас посмотрела в справочнике.
хотя иероглифов читающихся «амэ» больше чем два, действительно, наиболее употребляемые это дождь и конфеты (леденцы), а тот, что у вас, «тэн», обычно «тэн» и читается, но любой, мало-мальски знакомый с японским, знает, что имена собственные читаются по-разному, иногда очень необычно, сами японцы частенько ошибаются.
Вот что нашла я в своем справочнике: "Ама, Амэ - "небо". В именах богов часто выступает как стилизованный эпитет, говорящий о том, что данное божество связано с обиталищем богов.
интересно, как пройдет осознание амэ себя как мальчика и какова будет реакция на это окружающих.. ведь не всегда же он будет девочкой считаться? до тринадцати лет не разобраться – это ж в какой изоляции надо находиться!
Так осознание Амэ, что он "не такой, как остальные девочка" и "неправильный" произошло уже давно. Просто, ему в этом смысле все равно. (дети знают, чем девочки от мальчиков отличаются примерно с пяти лет, другое дело, что в данном случае, у Амэ было еще соответсвующее воспитание, т.е. у него несколько искаженное представление о мире и половых различиях).
И я рада, что вам нравится Улыбка


Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #21 - Январь 31, 2008 :: 9:25am
 
Вкусно написано, Кида. Улыбка Слушай, у меня к тебе два вопроса. 1. Мне бы хотелось хотя бы временами видеть тебя в асе, чтобы не кидать новости и обсуждения в офф. 2. Ты не хочешь ли мобилизоваться для участия в очередном планирующимся конкурсе?
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Pti
Художник
*
Вне Форума


Но кто меня знает?  Что
я за птица?... (с)

Сообщений: 481
Санкт-Петербург
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #22 - Январь 31, 2008 :: 6:11pm
 
Очень интересно и замечательно написано!  Очень довольный
Затягивает с первых абзацев. Не считаю себя специалистом по японской литературе и мифологии, но некоторое количество японских авторов я все же прочитала. Хочу заметить, что стилизация удалась замечательно. Ничто не выбивается из ряда образов, не царапает глаз, все продумано, все органично. 
Когда продолжение?  Улыбка
Наверх
 

У моего отца почерк - как курица лапой, у матери - круглый, как бока рыбок. У меня среднее - как курица лапой рисует рыбок
342027242  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #23 - Февраль 9, 2008 :: 1:08am
 
JC, ты смерти моей хочешь, наверное. Я сомневаюсь, что рожу что-то не по теме, если честно, но там посмотрим.
И как в аське буду, я тебе стукну.

Pti, рада, что нравится   Смущённый Прода пишется, хоть и медленно. Это не та вещь с которой нужно спешить.
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #24 - Февраль 15, 2008 :: 2:16pm
 
Четвертая глава получается огромной, поэтому буду выкладывать ее по кусочкам.

Глава 4
Снег и кровь


Зима пришла, когда Амэ спал. Она появилась так тихо, что он не мог ее расслышать. Не было ни завывающего ветра, ни пронизывающего холода или трескучего мороза. Только вечером, когда солнце закатилось за горизонт, небольшой пруд во внутреннем дворике покрылся тонкой корочкой льда. А потом на чистое небо набежали тучи и просыпались крупными хлопьями снега. Хлопья тихо легли на землю, наклонили гибкий бамбук, припорошили пруд.
Зима пришла как раз на пятнадцатый День Рождения Амэ. До праздника Канто Мацури и Церемонии оставалось полгода.
- Снег! Снег! – доносились веселые голоса с улицы. Показалось?
Амэ прикрыл глаза и напряг слух. Рассвело, и можно было не рассчитывать на помощь теней – они всегда уходят с восходом солнца, нужно было полагаться только на собственные силы. Благо, что в доме стояла тишина, только с улицы доносились возбужденные голоса и задорный смех. Амэ не составило особого труда понять, что это шумит прислуга, которая вышла на улицу, чтобы поиграть в снежки.
Значит, Амако дома нет. Она еще вчера говорила, что с утра собирается съездить в город – ей нужно было что-то купить ко Дню Рождения дочери.
Юноша поднялся с постели, быстро привел себя в порядок и отправился на улицу. Похолодало. На небе не было ни облачка, и солнце казалось необыкновенно ярким из-за выпавшего накануне снега. Амэ прикрыл глаза рукавом теплого кимоно, постоял так немного, давая им привыкнуть к свету и ожидая, что глаза перестанут слезиться. Тем временем шум стих. Слуги, увидев, что на веранду вышла молодая госпожа, остановились, стали нерешительно смотреть на Амэ, ожидая от него порицания или, не дай Ками, наказания. Хотя Амэ никогда и никого не наказывал, никогда не жаловался, слуги все равно его остерегались – давали о себе знать порядки, царившие в доме Амако. А юноша опустил руку, несмело улыбнулся и кивнул, разрешая продолжить, а потом медленно пошел по веранде, любуясь красотами природы и наслаждаясь первым зимним днем. Ему нравилось вдыхать прохладный свежий воздух, смотреть на деревья, осыпанные ослепительно белым снегом.
Топот ног за спиной. Шаги мелкие, частые, торопливые, и мужские.
- Госпожа Амэ?
Юноша повернулся и увидел слугу в простом светло-коричневом кимоно. Мужчина низко поклонился.
- Вам послание, моя госпожа. Из Академии Аши.
Сердце гулко забилось в груди. Амэ всегда с нетерпением ждал писем от брата, но они, к сожалению, случались редко из-за большой занятости Сейто. К тому же Акито был лучшим Сейто на курсе, он много времени посвящал тренировкам, он много учился, а еще его часто посылали в «горячие точки», в места, на которые нападали Екаи. Когда Амэ узнавал, что Акито снова отправился сражаться с Екаи, то не находил себе места и постоянно переживал за благополучие брата.
- Спасибо.
Амэ взял в руки небольшой свиток, который протягивал слуга. На коричневой восковой печати красовался мон Хатимана, что, несомненно, говорило о том, что послание прибыло из Академии Аши. На самом свитке черными чернилами были выведены несколько аккуратных иероглифов, которые означали имя и род. Неожиданно Амэ вспомнился давнишний странный разговор мамы и Акито.
- Почему ты это сделала? Зачем дала ей это имя? – спрашивал Акито.  Эти двое снова спорят насчет Амэ.
- Потому что, - голос у мамы был сладкий, точно мед, ей нравилось спорить с Акито, ее это развлекало, - мне нравится это имя.
- Я не возражаю против звучания. Но ты могла записать ее «Дождем», а не «Небом»?
- Хочешь, чтобы она была Водой, да? – теперь голос Амако изменился, он понизился, и стал таким холодным, что Амэ невольно почувствовал озноб. Акито же хранил молчание, но Амэ слышал, что его дыхание изменилось. Оно стало частым и неглубоким – брат был рассержен.

Амэ моргнул, прогоняя воспоминания. Иногда он задумывался о том, что было бы, если бы ему дали другое имя. Неужели бы все изменилось? Акито в это верил.
Пальцы озябли, стали плохо гнуться, поэтому разорвать печать и развернуть свиток оказалось невероятно трудно. Письмо не было большим - Акито редко писал длинные письма, но сами иероглифы были довольно крупными – одна из особенностей почерка брата - и написаны они были идеально. Искусство каллиграфии его не знало равных.
«Здравствуй, сестричка.  Заранее извиняюсь, если этот свиток не придет вовремя. У нас здесь снежная буря, и спутники не могут поймать сигнал. Надо ждать пока небо очистится, - писал Акито. – Мне очень жаль, что твой  День Рождения я не могу провести с тобой, но из Академии так просто не отпускают.
Последняя моя стажировка прошла неплохо. На деревню напало только двое Екаи, и поэтому мы смогли обойтись без Ками. С нами были опытные Воины-Тени Аши, у которых мы многому научились.
Кстати, можешь меня поздравить – меня назначили командиром нашей группы. Инструкторы были впечатлены моими способностями и уровнем владения Сейкатсу.
В Академии царит суматоха – скоро начнутся экзамены. Особенно волнуются первокурсники, преподаватели часто запугивают их, у некоторых сдают нервы. Приходится успокаивать, и говорить, что ничего страшного в этих экзаменах нет. Что же до меня, так я экзамены все давно сдал, и могу это время использовать, как хочу. Я решил потратить его на медитации, один из преподавателей обещал выделить для меня тихое место, где не будет всей этой суеты.
Вот и все новости.
С Днем Рождения тебя, дорогая сестренка. Целую и обнимаю. Не позволяй Амако издеваться над тобой.
P.S. Сабуро передает привет и поздравляет с Днем Рождения.»
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #25 - Февраль 15, 2008 :: 2:17pm
 
Амэ вздохнул и свернул свиток. Юноша совсем замерз, поэтому поспешил в дом выпить горячего чаю, а там он перечитает письмо еще раз. С души камень упал: с Акито все в порядке. Амэ вошел в дом и попросил чаю, сам же как можно быстрее залез под котацу(1), чтобы согреть озябшие ноги и руки. Вскоре розовощекая служанка принесла чай. Она так и лучилась весельем – утреннее сражение в снежки не прошло для нее даром.
- Пришло письмо от старшего брата, - сказал Амэ. – С ним все в порядке.
- Слава Священной Богине! – с искренним облегчением ответила девушка.
Акито любили слуги, и переживали за его благополучие не меньше Амэ. Некоторые знали его с пеленок, а молодая прислуга, которая работала в их доме только год-два, была быстро покорена братом Амэ, хотя тот бывал дома всего месяц в году. Все дружно за него волновались, все ждали известий из Академии, и все радовались, когда от Акито приходила весточка.
Амако вернулась после обеда. Дом сразу оживился, затопали служанки, спеша принять покупки. Покупок было много, мама из города никогда не возвращалась с пустыми руками. Пока слуги суетились, женщина успела подняться к себе, привести себя в порядок после дороги, и спуститься к Амэ.
Амэ сидел на коленях за низким столиком из темного дерева. На столе были разложены инструменты для письма. Юноша макал кисточку в чернила и сосредоточенно выводил иероглифы на белоснежной бумаге. У Амэ не получалось писать так красиво и быстро, как у Акито, и искусство каллиграфии далось ему с большим трудом, но результат превзошел все ожидания. Иероглифы Акито были идеально правильными, по ним можно было учить, а иероглифы Амэ часто называли изящными.
Амако заглянула Амэ через плечо, бегло взглянула на письмо, хмыкнула, но промолчала. Она обошла стол и устроилась напротив юноши. Амэ очень не нравилось, когда кто-то наблюдает за тем, как он пишет. Ему казалось, что его рука вот-вот дрогнет и вся работа пойдет насмарку. В такие моменты он мог неправильно обмакнуть кисть или сделать еще какую-нибудь глупую ошибку, которую специально-то сделать трудно.
- Госпожа Амако, - подошел слуга, присел, низко поклонился.
Мама медленно повернула голову и кивнула, давая понять, что готова слушать.
- Утром принесли почту, моя госпожа. Посмотрите?
- Что-то интересное? – скучающим тоном осведомилась она.
- Юино (2), моя госпожа. Семь конвертов.
Вот теперь рука Амэ, действительно, дрогнула, и аккуратный иероглиф оказался перечеркнутым. Амэ смотрел невидящим взглядом на испорченное письмо, дыхание перехватило.
Замужество. Участь каждой девушки. Служанки часто шептались об этом, говорили о том, что Амэ растет очень красивым. А потом прошел слух, что к нему сватался старший сын губернатора, но Амако ответила, что ее дочь еще слишком молода, чтобы выдавать ее замуж. К тому же мама хотела подождать пятнадцатилетия Амэ. Оказалось, что это не досужие сплетни, все правда. И в тот день, когда Амэ исполнилось пятнадцать, пришли юино.
Смех Амако заставил вздрогнуть и выйти из задумчивости.
- Каков нахал! – Амэ было страшно, потому что, когда у матери так горели глаза, могло случиться, что угодно. Сейчас она была в сто крат опаснее, чем раньше. – Решил, что уже все улажено, и Амэ выйдет за его непутевого сына? Решил, что если я сказала, что хочу подождать пятнадцатилетия Амэ, то он имеет право в день ее рождения присылать юино? Или он подкупить меня хочет? Думает, что меня интересуют их деньги?
Амако поднялась, поправила кимоно, которое и так было безупречно, хотела было куда-то уйти, может быть в свой кабинет, чтобы посмотреть на присланные юино, но внезапно остановилась, когда ее взгляд натолкнулся на Амэ, который застыл с кисточкой в руках. Он боялся пошевелиться. Мама сейчас была раздражена, и в таком состоянии, когда рядом не было Акито, предпочитала не сдерживаться. Обычно доставалось всему, что подвернется под руку.
На ее лице появилась злая усмешка, а выражение глаз изменилось. Амэ на миг подумалось, что опасность миновала, но нет – Амако, вновь присела на колени, с собой тщательностью разгладила несуществующие складки на одежде, а потом произнесла:
- Дай мне бумагу и кисточку.
Амэ молча повиновался. Передвинул инструменты для письма ближе к маме, предварительно убрав испорченное письмо, которое он несколько часов к ряду писал к Акито. Амако взяла тонкую кисточку, макнула ее в чернила и принялась писать. Не прошло и пяти минут, как Амако выпрямилась и удовлетворенно взглянула на плоды трудов своих. Она подождала, пока чернила высохнут, а потом подала послание слуге, который покорно ожидал приказаний своей хозяйки.
- Отправь это господину Саруда вместе с его юино.
- Слушаюсь, моя госпожа, - слуга принял послание, вновь поклонился и вышел.
Когда фусума задвинулись, Амако перевела взгляд на Амэ. Взгляд у нее был полон непонятной злости, раздражения, и еще хуже сумасшествия, что заставляло юношу бояться матери чуть ли не до дрожи.
- Хочешь замуж, Амэ? – спросила она с издевкой.
Амэ хотелось сжаться, а еще лучше обнять себя руками, но делать этого было нельзя, потому что это только спровоцирует маму.
- Нет, - равнодушно ответил юноша.
- Тем лучше, - произнесла она и поднялась, - потому что ты никогда не выйдешь замуж!

_________________

Примечания автора:
1.      Котацу – небольшой столик с подогревом, используется японцам в холода.
2.      Юино – это пять, семь или десять конвертов, которые перед свадьбой посылают родители жениха, в которые складывают деньги на предстоящую свадебную церемонию.
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #26 - Март 11, 2008 :: 10:29am
 
***

Амэ проснулся от истошного крика. Юноша сразу узнал голос – это была Тайко, служанка, которой была поручена забота об Амэ. Она наводила порядок в его комнате, забирала белье в стирку, следила, чтобы все было в порядке. И сейчас она кричала, и в крике этом было столько ужаса, что у юноши похолодело все внутри.
Сам того не понимая, он подорвался и бросился к источнику звука. Как оказалось, Тайко стояла на пороге комнаты Амэ, неяркий свет бумажного фонаря, стоящего на столике, освещал ее лицо. Оно было бледное, как мел, а глаза девушки расширились от ужаса. И вдруг Амэ почувствовал, что что-то не так. Что его комната наполнена каким-то отвратительным запахом, а сам юноша мокрый, будто упал в чан с водой во сне.
Глухой стук о деревянный пол – девушка упала в обморок, фусума задребезжали, проснулись спящие до этого тени и завопили голосом Тайко. Амэ бросился к служанке, наклонился. Несколько красных капель упали на бледное лицо бесчувственной девушки, Амэ некоторое время взирал на них, а потом медленно наклонил голову и посмотрел на себя. Ночная сорочка была вся красная от крови, в нескольких местах она была разрезана, а из длинных ран на груди текла теплая кровь. Амэ ошеломленно приложил руку к одному из порезов, потом посмотрел на свои пальцы, окрашенные алым.
Юноша никак не мог понять, что происходит. Он, наверное, еще спит. Ведь, когда столько крови и такая рана на груди, должно быть больно. Так он спит?
Амэ оглянулся, увидел свой футон, который был насквозь пропитан кровью.
- Священная Богиня! – послышался возглас Амако.
Чьи-то руки схватили Амэ за плечи, грубо развернули. Юноша плохо понимал происходящее, но ему казалось, что мама что-то кричала, а потом его куда-то волокли. Мама сдирала с него сорочку, пропитанную кровью, он инстинктивно пытался защититься, складывал руки на груди, но Амако решительно их разводила. Потом она уложила Амэ на постель.
- Госпожа… - оказывается, фусума были задвинуты, и они с мамой в комнате находились одни. Голос доносился из коридора, - госпожа, я принесла воду и бинты.
Амако встала, грубо выхватила таз, при этом не расплескав ни капли воды, взяла бинты и задвинула фусума. На миг она остановилась, а потом рявкнула:
- Что встала? Убирайся отсюда к демонам!
Послышался быстрый топот ног и возбужденные голоса взбудораженных слуг, заплескалась вода в тазике. Юноша приоткрыл глаза и увидел сосредоточенное и очень бледное лицо Амако. Она принялась протирать Амэ влажной губкой.
- Слишком много крови потеряно. Слишком… доктор может не успеть придти…
Волосы лезли в глаза Амако, она иногда смахивала непослушные пряди рукой, и из-за этого на ее бледно фарфоровой коже остались следы крови. Амэ наблюдал за ее действиями. Она сполоснула губку, а потом снова провела по груди юноши и неожиданно замерла.
- Кровь… - прошептала она, - остановилась?..
Женщина выглядела настолько ошеломленной, что Амэ самому захотелось посмотреть на происходящее, он приподнялся и глянул на свою рану. Амако отскочила он него, как от прокаженного.
- Ты в сознании?! – глаза у нее были большие-большие, полные удивления. – И можешь двигаться?! После того, как потеряла столько крови! Это…
Она попятилась назад. Когда Амако наткнулась на стену, она вздрогнула и остановилась. Руки у нее все были в крови, поэтому в тех местах, где она коснулась ими стены, оставались кровавые отпечатки.
- Нет… - она покачала головой. Глаза у нее были стеклянные, в них не было и искорки сознания. – Нет… – повторила она и закрыла глаза.
Ее грудь, которая бешено вздымалась, будто от долгого и изнуряющего бега, вдруг успокоилась, дыхание выровнялось. Амэ показалось, что с ней будет то же, что и с Тайко, но нет, мама медленно открыла глаза, и в них появилась какая-то осмысленность, но безумие, которое так ясно читалось в них всего мгновение назад, еще не отступило.
- Глупости, - блаженно улыбнулась она, - глупости. Задумала мне отомстить?
О чем она говорила? Амэ почувствовал страх, потому что глаза матери загорелись демоническим огнем, страшным, всепоглощающим, сумасшедшим.
- Ну?! – потребовала Амако, сделав несколько шагов в сторону Амэ, схватила за волосы и потянула. Глаза Амэ распахнулись, ужас сковал его, когда он встретился с взглядом Амако.
- Думаешь, что сможешь?! Думаешь, хватит силенок?! – заорала женщина, и Амэ невольно зажмурился от громкого звука, который насиловал его чуткий слух. – Ты ошиблась, - сказала она на полтона ниже. – Я знаю,  как выглядят порезы катаной и вакадзаси! И здесь тебе не меня не обмануть!
Она грубо толкнула Амэ обратно на футон и наклонилась над ним. Ее рука легла на его грудь, на длинный порез, покрытый коркой запекшейся вопреки всякой логике крови. У Амако всегда был безупречный маникюр, но сейчас, длинные ногти с кровью под ними, выглядели зловеще. Амэ дрожал, и не оставалось сомнений, что  мать это чувствовала.
- Мечи обычно протыкают насквозь, - прошипела она. – Катана бы просто пригвоздила тебя к полу, будь это настоящим Пробуждением (1). Я ведь видела. Видела…
Амэ лишь прикусил губу и отвернулся. Дрожь уже не была мелкой, его трясло так, что можно было заподозрить, что у него начинаются судороги. Он не мог понять, за что с ним так поступают, ведь он совершенно не виноват ни в чем. Он проснулся весь в крови, он не понимал, откуда взялись порезы, и о чем говорит мама!
- Твой отец… да… - она сдавленно рассмеялась. – На моих глазах… стал Ками!
Теперь она схватила Амэ за плечи и потрясла, точно тряпичную куклу. Амэ был полностью расслаблен, казалось, что он потерял сознание, ведь глаза были широко распахнуты, зрачки расширены, а невидящий взор устремлен в потолок. Мама, кажется, совсем с ума сошла, раз несет эту ересь! Папа умер из-за несчастного случая, на него разбойники напали…
- Ты не видела, насколько это ужасно! – она снова потрясла Амэ за плечи. – Он становился Ками на моих глазах… - зловеще прошептала она, - я наблюдала за тем, как клубилась у его ног Сейкатсу. Она была похожа на грязный туман. А потом были эти мечи…
Она заглянула в глаза Амэ, и юноша отметил, что ее зрачки были расширены. Казалось, Амако потеряла связь с реальностью.
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #27 - Март 11, 2008 :: 10:31am
 
- И рядом были тануки. Эти проклятые твари! Они хотели убить… - она неожиданно отстранилась, ссутулилась, положила руку на живот и нежно погладила себя. – Они хотели убить мою еще не родившуюся дочь. Но Масура стал Пробуждаться. И мы были обречены… - горько усмехнулась она.
Амэ приподнялся, посмотрел на мать. Он впервые видел, чтобы она плакала. Слезы текли по щекам, размывали засохшую кровь, оставляли за уродливые полосы на щеках. Амэ дрожал, но в этот момент, глядя на Амако, которая всегда была прекрасна и идеальна, которая всегда была очень сильной, он неожиданно понял одну вещь: мама давно сломалась. Она притворялась сильной, она делала вид, что все хорошо, но ее сумасшествие все-таки нельзя было скрыть.
Амэ смотрел на сломленную женщину, которая рассказывала страшную историю. Он сожалел, что вызвал в ней эти воспоминания. Юноша несмело протянул руку и коснулся ее плеча, в его груди несмело шевельнулась жалость.
- Меня не обмануть… не обмануть, - забормотала она, поглаживая свой живот. – Моя дочь все равно родится…
Амако подняла голову и взглянула на Амэ. Ее лицо было бледным, точно простыня. Она смотрела на Амэ, и казалось, не понимала, где находится: прошлое и настоящее перепуталось, слилось воедино. Амэ опасался, что Амако сделает что-то из ряда вон выходящее, и думал о том, что не сможет ей помешать, если что – не хватит решимости. Страх перед мамой с детства въелся в его кости, он и помыслить не мог, чтобы ей возразить и чтобы пойти против ее воли, даже если эта воля сумасшедшего.
- Она сказала назвать дочь Амэ. И она так улыбалась… Проклятая рыжая тварь! – закричала Амако. – Я ненавижу Ками. Ненавижу их! Из-за них все разрушено, они… Они нас защищают! Только почему она спасла лишь меня? Почему Масуре оказалось слишком поздно? Разве Ками не должны защищать всех людей? Нет-нет, - она помотала головой, - Масура уже не был человеком. Масура рождался как Ками…
Амэ почти ничего не знал об отце, только то, что он умер, когда мама была беременной им. И теперь он не знал, что и думать. Отец жив? И он Ками?
Амэ понял одну вещь: нужно перебороть свой страх, свой ужас перед Амако и спросить. Потому что второго шанса может не представиться.
- Мама, - с дрожью в голосе произнес Амэ, - скажи, а папа жив еще?
Амако на миг застыла, посмотрела безумным взглядом на него. Амэ боролся с порывом зажмуриться, и не видеть выражения ее лица.
- Он…
- Госпожа Амако, прибыл доктор, - раздался несмелый голос одной из служанок из-за фусума.
Мама ничего не ответила, она застыла, точно статуя, полностью погрузившись в мир своих воспоминаний. Амэ оглянулся, посмотрел на цветные фусума, потом снова на Амако, и когда понял, что женщина отвечать не собирается, произнес:
- Пусть поднимается.
- Слушаюсь, госпожа Амэ.
Послышался топот ног. Юноша вновь посмотрел на мать, а потом поднялся и взял одну из юкат Амако – его хорошо воспитали, он и помыслить не мог, чтобы в ненадлежащем виде показаться людям. Его «неправильность» нельзя демонстрировать.
Послышались шаги, и Амэ раздвинул фусума, оказавшись лицом к лицу с доктором. Этого человека юноша знал с самого детства, он был их семейным врачом. Глаза у этого человека были светло-голубые, которые светились добротой. Он часто улыбался, поэтому на его лице было много мимических морщин. Амэ не знал точного возраста этого человека, но он казался ему стариком с сединой на висках. Юноша всегда считал, что седина – это признак старости.
- Проходите, - Амэ отошел в сторону, пропуская врача.
- Мне сказали, что тебе плохо, Амэ, - доктор был единственным человеком не из семьи, который обращался к нему по имени. Наверное, это потому, что Амэ родился у него на глазах.
Юноша вежливо улыбнулся.
- Я подожду. Гораздо важнее сейчас мама. Ей плохо.
Одного взгляда на нее доктору хватило, чтобы понять, что Амако пребывает в шоке. К тому же врача беспокоила кровь, которая была обильно разлита в комнате, о чем доктор и сказал.
- Это моя кровь, господин Нагаи, - ответил Амэ. – Мама не ранена, можете не беспокоиться.
Мужчина посмотрел на Амэ с недоверием в глазах, незаметно вздохнул и опустился перед сидящей Амако на колени.
- Я дам ей успокоительное. Она проспит до утра.
Амэ кивнул.
- Я распоряжусь, чтобы приготовили для нее комнату для гостей. Здесь ее лучше не оставлять. Как насчет чашечки чая, господин Нагаи?
- А как же ты? Если эта кровь твоя…
Амэ махнул рукой.
- Не волнуйтесь, порезы уже затянулись, и я чувствую себя просто прекрасно.
Во взгляде доктора снова мелькнуло недоверие.
- Все равно позволь мне взглянуть.
Амэ пожал плечами. Он не видел причин отказать доктору. Юноша приблизился к нему, присел на корточки и развязал пояс. Полы юкаты распахнулись, обнажая крестообразный порез на груди. Глаза Нагаи расширились.
- Это… - мужчина выглядел ошеломленным.
- Вы знаете? – с некоторым интересом спросил Амэ.
Доктор кивнул. Он поднял было руку, желая коснуться пореза, но заколебался, а потом вовсе опустил ее.
- Никаких сомнений, - произнес он. – Большой порез – это катана. Маленький – вакадзаси.
Амэ нахмурился. Нет, этого не может быть, ведь мама недавно сказала, что…
- Это произошло, пока ты спала? – поинтересовался доктор.
Юноша кивнул. Он ждал, что Нагаи заговорит и сообщит ему что-то важное, но он только вздохнул и поднялся на ноги.
- Ты, и правда, в порядке, так что можно выпить чаю.
Амэ снова кивнул, запахнул кимоно и спешно покинул комнату. Ему надо было найти слуг, чтобы дать некоторые распоряжения. Проходя мимо своей комнаты, он остановился. Фусума были распахнуты, бесчувственной Тайко на полу уже не было, убрали и окровавленный футон. Одна из служанок – Амэ не мог разглядеть, кто это был - стояла на четвереньках и тщательно драила пол. В воздухе витал запах крови.
К Амэ подошел Нагаи, тоже заглянул в комнату.
- Извините за задержку, - произнес Амэ. – Пойдемте, чай скоро подадут.
Он распорядился, чтобы приготовили комнату для гостей и перенесли туда Амако, и попросил, чтобы подали чаю. Потом он быстро помыл руки, умыл лицо и шею, чтобы хоть немного ослабить запах крови, исходящий от него, и отправился к ожидающему его в гостиной доктору. Чай только принесли и разлили. Служанки нигде не было видно, наверное, господин Нагаи ее отпустил. Амэ понял, что разговор им предстоит серьезный, и поэтому никто не должен им помешать.
Юноша аккуратно опустился на татами, стянул с растрепавшейся косы, которую он заплетал на ночь, кожаный шнурок и принялся распускать волосы. Он медленно и тщательно перебирал тяжелые каштановые пряди, удивляясь, как они не испачкались в крови.
- Ты не выглядишь взволнованной, - начал доктор.
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #28 - Март 11, 2008 :: 10:32am
 
Амэ остановился, посмотрел на врача. Тот сидел на коленях перед столиком и держал в руках чашку с чаем. Юноша решил, что излишне отвечать на замечание доктора, и не желая переливать из пустого в порожнее, произнес то, что его волновало уже давно.
- Мама больна, - не вопрос, а утверждение.
Нагаи еле заметно кивнул. Амэ откинул за плечи волосы и слегка наклонился в сторону доктора.
- Ей ведь можно помочь?
Доктор вздохнул.
- Не думаю.
Амэ не собирался сдаваться.
- Почему?
- Наверное, потому, что не существует на свете лекарства, способного вылечить ее, - он поднял голову и очень серьезно посмотрел на Амэ.
- Вот как… - юноша печально опустил голову.
И все же он не верил, что Амако нельзя было помочь. Где-то должен быть выход, и не один. Его только нужно найти. И доктор Нагаи здесь не поможет. Он давно сдался, смирился с болезнью Амако.
Они некоторое время молчали. Амэ потянулся к своей чашке; перед тем, как сделать глоток чая, он вдохнул цветочный аромат, который распространял напиток. Чай оказался горячим, поэтому трудно было ощутить его вкус в полной мере. Амэ подул в чашку, и стал наблюдать, как оранжево-зеленый настой пошел мелкой  беспокойной рябью.
- Я так понимаю, что госпожа Амако впала в это состояние, потому что увидела твою рану? - нарушил молчание доктор.
Амэ поднял взгляд с чашки и кивнул.
- Эти порезы… они появлялись раньше?
- Нет, - ответил Амэ. – Это впервые.
Доктор немного нервно поставил чашку на стол. Амэ наблюдал за мужчиной, и искренне недоумевал, почему тот волнуется. Неужели произошло что-то страшное?
- Послушай, Амэ, - произнес Нагаи. – Это повторится. Не раз и не два. Это будет до тех пор, пока ты полностью не Пробудишься, понимаешь?
Амэ это понимал. Даже больше, чем понимал, и, не отвлекаясь на мелочи, он задал самый главный вопрос:
- Как оградить от этого маму?
Если это продолжится, то Амако станет только хуже. У Амэ не было ощущения, что происходит что-то неправильное. Он знал, что с ним все будет в порядке, и сейчас не задумывался о том, что с ним происходит. Сейчас это было неважно. Главное, что все происходит так, как и должно быть. Другое дело, что происходящее могло повредить тем, кто находится рядом с ним.
- Скрывай, - ответил доктор. – Прячь кровь от нее, прячь порезы. Скрывай от мамы свое тело так, как ты его скрываешь от других людей. Не позволяй ей видеть. От этого зависит ее здоровье.
Амэ долго и пристально рассматривал доктора. Конечно, смотреть так на человека было неприлично – он волей-неволей почувствует себя неуютно. Да и кому нравится, когда его изучают будто под микроскопом? Нагаи не выдержал, заерзал. И только тогда Амэ кивнул и прикрыл глаза. Пришло осознание, что доктор советует ему правильные вещи.
- Я постараюсь.
Это может стать проблемой. Амэ никогда не мог ничего скрыть от мамы, то придется научиться. И преодолеть свой страх перед Амако.
Доктор Нагаи выглядел удовлетворенным. Он поднялся на ноги. Амэ тоже встал, зашелестев шелком кимоно.
- Я знал, что подобное рано или поздно случится, - с доброй улыбкой произнес мужчина. – Ты всегда была странной.
Амэ легко нахмурился.
- Неправильной? – неожиданно для самого себя спросил он.
- С какой стороны на это посмотреть, - тихо рассмеялся доктор Нагаи. – Ты похожа больше на Ками, чем на человека. Вот что в тебе странного. И… - его глаза погрустнели, а улыбка погасла, - я, надеюсь, что ты не изменишься, когда узнаешь правду.
Амэ сделал несколько шагов в сторону доктора, пытливо вглядываясь в его лицо, и заметив его испуг, неожиданно остановился и опустил голову. Амэ понятия не имел, откуда он это понял, но доктор не мог ответить на его вопрос, господин Нагаи был связан страшной клятвой.
Тогда Амэ легко улыбнулся, поправил волосы и произнес:
- Спокойной ночи, господин Нагаи. Извините за беспокойство.
- Спокойной ночи, Амэ.
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Kida
Магистр
****
Вне Форума


Дзен - это не состояние,
а образ жизни ;-)

Сообщений: 809
Смоленск
Пол: female
Re: PG-13, W, Поднебесная
Ответ #29 - Март 11, 2008 :: 10:33am
 
***

После ухода доктора Нагаи, Амэ приказал приготовить ванну, а сам взял тусклый фонарик и поднялся в комнату для гостей, где спала Амако. Женщина лежала на спине, ее лицо застыло бесстрастной, немного пугающей маской. Она была бледна, и в неярком свете ее кожа была похожа на фарфор. Амэ опустился на колени и поставил светильник на пол. Амако лежала неподвижно, и дыхание ее было настолько незаметным, что на первый взгляд могло показаться, что она не дышит вовсе. Распущенные черные волосы рассыпались по светлому постельному белью, лицо было настолько бледным, что сливалось с наволочкой. Даже сейчас Амако была поразительно прекрасна, но красота ее была какой-то леденящей и потусторонней.  Амэ наклонился, осторожно коснулся щеки матери – сейчас ему было важно убедиться, что она живой человек, а не хрупкая кукла, которую уложили в постель. Кожа под его пальцами оказалась теплой и сухой, было в этом ощущении что-то неправильное, юноша никак не мог понять, что именно. И это заставило его брови нахмуриться, застыть на мгновение, чтобы проанализировать свои ощущения.
Амако была луной, которая ярко светит в небе, которая вроде рядом, но сколько бы ты руки к ней не тянул, все напрасно. Она яркая, прекрасная и недосягаемая. Ее тоже огорчало, что Амэ не может к ней дотянуться, ее огорчало, что несмотря на все усилия, они оставались бесконечно далеки друг от друга. Мама могла бы поправиться после того, как на ее глазах произошла трагедия, могла бы, если бы Амэ оказался чуть ближе к ней.
Но он не мог. И она не могла.
В этом никто не виноват. Это мир, в котором они живут, с его рамками и запретами. Ох, если бы преодолеть эти границы!
Амэ вздохнул и поднялся, взял фонарик – руки дрожали, и поэтому свеча плеснула горячим воском, обожгла тыльную сторону ладони. Амэ некоторое время созерцал, как расплавленный воск застывает на его руке, превращается в корочку, которая стягивает кожу, потом покачал головой и вышел из комнаты. С мамой все в порядке, можно было не беспокоиться.
Но сколько бы он ни говорил себе об этом, его не оставляло странное ощущение, что Амако должна быть другой. Давно-давно, когда Амэ был еще ребенком, когда Акито еще не учился в Академии Аши, старый Тёзен – преданный слуга отца Амэ, рассказывал, что когда Масура был жив, то и Амако была другой – она часто улыбалась и беззаботно смеялась, никто ее не боялся, и все ее любили. Акито об этом никогда не говорит, или быть может, просто плохо помнит те счастливые времена.
А сейчас мама была больна. И не было на свете  лекарства, чтобы вылечить ее…
Перед тем, как принять ванну, Амэ попросил принести ему бинты. Потом, когда он отмылся от собственной крови, аккуратно омыл уродливый шрам, который несмотря на свой вид был не глубоким и совсем не опасным, юноша перебинтовался. Маме не стоит видеть это. Амэ твердо решил, что его шрамы не увидит ни одна живая душа, кроме него самого.
На самом деле, юношу не очень волновали эти порезы и причина их появления. Он чувствовал только, что все, что происходит – правильно. Кем он станет после, его не волновало, потому что давно предчувствовал, что когда-нибудь произойдет нечто подобное. И конечно, он знал о том, что не такой как все. Он был чем-то… кто знает чем? Быть может Ками?
Эта мысль заставила Амэ остановиться, взглянуть на себя в зеркало на бледное лицо с тонкими аристократичными чертами,  в большие светло-карие глаза, обрамленные густыми ресницами; сделать несколько шагов назад, чтобы увидеть себя в почти обнаженным в полный рост. Он был похож на Ками? На этих неземных существ, которые все тонкие и гибкие, точно стебли бамбука, которые нереально прекрасны в своих зеленых с золотым одеждах. У Ками узкие ладони и длинные пальцы, часто на них множество золотых перстней самой искусной работы, и даже у мужчин такие длинные ногти, что обзавидовалась бы любая модница. Ками немного угловаты, точно подростки, их поступь легка, едва слышна. Но самое изумительное – это их глаза, яркие, большие, нечеловеческие. Если долго в них смотреть, то можно утонуть, можно…
В памяти Амэ всплыли ярко-золотые глаза с тонкими вертикальными зрачками. Юноша даже немного удивился, когда понял, что еще помнит их. Помнит глаза Ками, встреченного им на Канто Мацури много лет назад. Амэ не мог сказать точно, но знал, что их встреча что-то в нем изменила.
Амэ вновь взглянул на себя в зеркало и покачал головой. Нет, не похож он на Ками. Надо же было подумать такую глупость!
За окном занимался рассвет. Амэ спешно оделся потеплее и спустился вниз. Зимний рассвет прекрасен, не стоит лишать себя удовольствия полюбоваться им. Юноша вышел из дома, и колючий зимний ветер сразу бросился к нему, обдал снегом, заставил съежиться, подхватить длинные рукава кимоно. Ветер дохнул своим морозным дыханием, растрепал волосы. Амэ зажмурился, уже совсем не уверенный, что полюбоваться рассветом было хорошей идеей, а потом упрямо вскинул подбородок, развернулся, подставил лицо ветру. Мороз защипал щеки, заставил озябнуть пальцы. Амэ терпеливо ждал, не боясь простудиться, ведь когда гнев ветра пройдет, все будет в порядке. Иногда ветер напоминал Амэ любовника, который ревнует его к небу. В конце концов, он знал, что с этим делать. Юноша вышел под открытое небо, поднял лицо вверх, прикрыв глаза, и расставил руки. Небо, просыпавшееся снегом, усыпало его длинные распущенные волосы серебром, ветер бросился к нему, резкий и холодный, замораживая в своих ледяных объятиях.
- Амэ! – послышался голос матери.
Юноша медленно опустил руки, а потом повернулся на голос, почти заглушенный ревом ветра. Она стояла на пороге, тяжело опираясь на порог, вся в темно-синем шелке, из-за чего ее лицо казалось совсем бледным, точно снег. Под глазами залегли глубокие тени.
- Иди в дом, - тихо приказала она.
Амэ кивнул и маленькими шажками пошел к ней. Сейчас, как никогда, она напоминала ему призрака.
- Как ты себя чувствуешь? – спросил Амэ, и в его голосе было беспокойство.
Амако только поджала губы, хмыкнула и быстро скрылась в дверном проеме. Юноше оставалось только вздохнуть.
- Поднимайся к себе! – холодно приказала мама.
Амэ закрыл седзи, и направился за Амако, которая медленно поднималась по лестнице. Женщина старалась не показать своей слабости, но от зоркого взгляда юноши не могло укрыться, что на перила она опирается гораздо сильнее, чем обычно. Амако еще не совсем поправилась после пережитого шока.
Она рванула в сторону фусума так неистово, что Амэ на миг показалось, что они не выдержат и упадут.
Амако остановилась в середине комнаты и скрестила руки на груди.
- Аюми сказала мне, что вчера закололи свинью. Это была ее кровь?
Наверх
 

Если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит. (с)КГБ
WWW WWW 197171826  
IP записан
 
Страниц: 1 2 3