Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Не прошло и года (прошло) Перевод продолжается! Следите за обновлениями Ким Харрисон "Чему быть, того не миновать" (3 книга о Мэдисон Эйвери). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 
NC-17, W, Дороги… (Прочитано 2064 раз)
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #30 - Октябрь 13, 2008 :: 11:32pm
 
Минут десять мы молча занимались каждый своим, я нарезала овощи, Ричард колдовал над кастрюлями. Когда я уже заправляла салат, он подошел ко мне и, заглядывая через плечо, хмыкнул.
-   Получилось красиво на вид. –
-   На вкус тоже красиво. –
-   Вот сейчас и проверим. – Он взял чистые тарелки и перенес поближе к печке.
-   Ричард, что на обед? –
-   Мясо под соусом с овощами. –
-   Ты не обидишься, если я скажу, что не очень голодна? –
Он посмотрел на меня и вернул одну тарелку на место.
-   А что ты будешь есть? –
-   Сейчас обследую твои запасы и решу. –
Он не стал возникать, просто положил себе мяса и уселся за стол, предоставив не право шнырять в холодильнике.
Я соображала, чего бы хотела съесть. Наконец, решила соорудить неправильный бутерброд. Это название придумал Эрик для моих художеств, а неправильный, потому что я делала его из всего, что находила в холодильнике, когда не было охоты готовить.
Вытащив все нужное, я устроилась на краешке стола и начала кромсать, ветчину, сыр, помидоры, и другие овощи, которые отловила. Потом отрезала ломоть хлеба, и принялась ваять свой обед.
-   И что бы это значило? – Ричард отложил вилку и с интересом наблюдал за моими действиями.
-   Эрик назвал это, неправильный бутерброд. –
-   Да, весьма точное название. Где ты откапала рецепт? –
-   Сама придумала. – Гордо заявила я, впиваясь зубами в край внушительной конструкции.
Ричард не спускал с меня глаз, пока я пережевывала, стараясь не подавиться под его взглядом.
-   И как? –
-   Превосходно, как всегда. – Промямлила я, проталкивая пищу в горло. – Хочешь попробовать? –
Он посмотрел на меня, потом на то, что я держала в руках, и кивнул. Я положила бутерброд на тарелку и передала через стол. Он осторожно взял его в руки, стараясь не нарушить целостность, и откусил приличный кусок, захрустел салатом, листы которого я тоже добавила для эстетики и улучшения вкусовых свойств.
-   Ну, как? – Я дождалась, когда он проглотил первую порцию.
Ричард пожал плечами и снова приложился к еде, уменьшив бутерброд на половину.
-   Эй, это моя еда! – Я возмущенно подняла брови и распахнула глаза. Ричард, продолжая жевать, подвинул ко мне свою тарелку и пробурчал.
-   Поешь мяса, в нем много белка. –
-   Я не хочу белок, я хочу назад свой неправильный бутерброд!- Моему возмущению не было предела, на что Ричард почти не обратил внимания, расправляясь с моим обедом. Я надулась как мышь на крупу, и смотрела, как исчезают последние следы моего поварского искусства.
-   Если ты всегда будешь так делать, я не ручаюсь, что наша совестная жизнь будет безоблачной.-
-   И чего так возмущаться, в холодильнике полно продуктов, сделай еще один. – Примирительно заметил Ричард. – Я бы не отказался от второй порции. –
-   А как же на счет приготовленного обеда? –
-   Сейчас придут гости, они и съедят. –
-   Гости? Какие гости? –
Он не успел ответить, так как в прихожей раздался звонок. Ричард отправился встречать гостей, а я начала доставать продукты для нового бутерброда.
Ричард вскоре вернулся, за его спиной я не сразу разглядела прибывших, но когда он отошел в сторону, я слегка растерялась.
Анита смотрел на меня темными подозрительными глазами, а рядом нарисовался Натаниэль. Именно он первым подал голос.
-   Привет Джо. – Он уже давно пользовался моим уменьшенным именем, так было удобнее в работе. Кстати, на работе многие так меня называли, не прижилось оно только в моих общениях с Ашером и Жан-Клодом. Почему-то им больше нравилось более претенциозное Джордан, хотя и оно было не совсем верно. При рождении, отец, мой генетический отец, обследовав фамильное древо, избрал ужасающе длинное Джордана Донателла де ла Франческа и Ривере, ну, и в свете последних событий, ко всему этому еще добавился роскошный графский титул. Красота, да и только! Хорошо, что вампирам не пришло в голову величать меня, ваша светлость.   Вот Анита не особенно заморочивалась на этот счет, в те редкие минуты общения, которые у нас бывали, она чаще всего опускала его вообще, а когда нельзя было этого избежать, проталкивала мое имя сквозь сжатые зубы.
-   Привет. – Я оторвалась от своего занятия и поинтересовалась.
-   Кто хочет есть? –
Анита нахмурившись смотрела на стол, очевидно, спрашивала себя, голодна ли она, потом посмотрела на меня и, отрицательно качнув головой, выдавила.
-   Нет, спасибо, если только кофе. –
-   А я буду. – Натаниэль улыбнулся, сверкнув фиалковыми глазами.
-   Садитесь. – Ричард махнул в сторону стола.
-   Я не умею варить кофе, если только согласишься на растворимое. – Я замялась, понимая, что не очень тяну на гостеприимную хозяйку.
-   Я могу сварить. – Вставил Натаниэль, на что Анита тут же заметила.
-   Сядь Натаниэль, ты не у себя на кухне. –
Я посмотрела на парня, не знала, что он на кухне главный, если учесть, что они живут вместе.
-   Я сварю. – Ричард прервал мои наблюдения.
Когда мы, наконец, расселись, перед Анитой стояла кружка с кофе и тарелка с пирожными, а Натаниэль с вилкой в руках воздавал должное кулинарным талантам Ричарда. Я доделала новую башню из овощей и всего остального и подвинула Ричарду, а сама налила себе чай и ухватила пирожное. Диеты я не придерживалась, и в последнее время я часто испытывала недостаток витаминов и решила порадовать себя вкусным, хотя и мало полезным десертом.
Мы сосредоточенно жевали пару минут, потом Анита осмотрела нас внимательно и произнесла.
-   Хотелось бы мне узнать, в какое дерьмо мы вляпались снова. –
-   С чего такие радужные надежды. – Ричард сделал глоток из чашки, в которую я только что налила чай. Сама я промолчала, так как была в этом почти уверена.
-   Ричард, ты помнишь, что было, когда нас почтили своим вниманием прошлый раз? –
Он кивнул.
-   И что, можно ждать хорошего от нового посещения? – так как Ричард промолчал, она продолжила свою мысль. – Новых безобразий. –
Я размышляла только минуту, наверно пришло время поговорить на чистоту. Боюсь, что, промолчав, я рискую еще больше восстановить ее против себя.
-   Анита, как ты отнесешься к тому, что я, возможно, знаю, зачем сюда едут вампиры? – наступила такая глубокая пауза, что у меня в ушах зазвенело, потом прозвучал голос, причем такой, от которого у меня внутри все смерзлось.
-   Возможно, или знаешь? –
-   Возможно, знаю. В таком порядке. – Я взглянула на Аниту, сидящую со сложенными на столе руками.
Ричард покосился на нее, потом на меня и глухо произнес.
-   Анита, успокойся и не делай глупостей. –
Она, не отрываясь, смотрела на меня. Натаниэль тоже положил вилку и замер в напряжении, интересно, она, что сейчас бросится? Я слегка напряглась, и тут же почувствовала, как от нее повеяло силой, и тут же вокруг замелькали странные протуберанцы, протянулись в стороны, прикасаясь ко всем предметам на своем пути. Эта сила была не однородной, какая-то смесь несовместимого. У оборотней она была чистой, устойчивой, напоминала покров без примесей и колебаний, вокруг Аниты было что-то чудное. Оболочку составлял белесый туман, неоднородный по всей своей площади, но под ним жило и перетекало что-то более густое и подвижное, именно всполохи этого нечто, время от времени просачивались через истончившийся белесый покров и рождали искрящиеся языки силы. Но и это было не все, было еще что-то, скрытное под самой толщей этого безобразия. Я потянулась узнать, что это было, но вдруг почувствовала такой толчок, что охнула и отпрянула назад.
Анита рассматривала меня темными холодными глазами, неподвижно застыв за столом.
-   Не лезь ко мне! – Произнесла она угрожающе.
Я только открыла глаза пошире. Она была напряжена как пружина, готовая вот вот сорваться.
-   Интересный у вас внутренний мир, мисс Блейк. – Я не могла не съязвить.
-   Что ты о нем вообще можешь знать? –
Я попыталась вспомнить свои опущения, и передернула плечами.
-   Слава богу, ничего. Мне по ночам хочется спать, а не вскрикивать от ужаса. – Она моргнула, потом снова уставилась на меня.
Мужчины следили за нами с вниманием ночных охотников находящихся в засаде, подмечая каждое движение, каждый вздох.
-   Успокойтесь оба, я не собираюсь на нее нападать. – Анита чуть расслабилась, и снова взялась за кружку, но не торопилась ее поднимать. – Так что там на счет приезда Совета?–
-   Думаю, они едут за мной. –
Снова воцарилась пауза.
-   Откуда тебе это известно? – Ричард разглядывал меня, задумчиво проводя кончиком пальца по краю пустой тарелки.
-   Это то о чем я говорила сегодня ночью. Сон. Я вижу один и тот же сон, вернее не совсем так… он развивается как кино. Сначала, меня просто затягивало в него, потом я скиталась по нему в поисках выхода, и, наконец, оказалась в том месте, где меня ужа давно поджидали, как оказалось. –
-   Кто ждет? –
-   Не знаю, кто она, вернее знаю, что она вампир, но ее имени мне неизвестно. Она и сказала, что я должна прийти к ней, говорила о том, что такие как я рождаются редко и только она может по настоящему пробудить и управлять моими способностями. В последний раз, она сказала, что посылает за мной кого-то. –
-   Совет прислал весточку как раз сегодня. А когда ты видел сон? –
-   Тоже сегодня. Я и проснулась от этого. –
Ричард и Анита переглянулись.
-   А как она выглядит? Ты можешь ее описать? –
-   Да как выглядит, как  и все вампирши, красивая, бледная и пугающая до одури. –
-   Черноволосая? – Анита выглядела задумчивой.
-   Да. –
-   Со светло- карими глазами? –
-   Да нет, зеленые такие, как у кошки во время охоты на мышей. – Я вспомнила эти глаза, и вздрогнула. У меня самой глаз иногда были такого же цвета.
-   Зеленые? Так это же не она! –
-   Кто она то? – Я удивленно подняла глаза на Аниту.
-   Бель Морт. –
-   А, это что та, главнокомандующий у Жан-Клода и Ашера? – Анита кивнула. – А с чего ты решила, что это должна быть она? –
-   Потому что если это не так, мы в еще более глубокой заднице! –
-   Поверю тебе на слово, но если это не Бель Морт, тогда кто? –
-   У меня есть подозрения, но пока отложим объяснения до тех пор, пока к нам не присоединяться те, кто может дать более вразумительный ответ. –
-   Ответ на что? –
-   Что ты есть такое, или кто? –
-   Для этого мне никто не нужен, у меня есть паспорт. Хотя можно спросить у родителей, хотя бы одного из них. –
Анита скептически поджала губы.
-   Боюсь, того, что нам нужно о тебе знать, не сможет сообщить никто, даже родители. И еще одно, чтобы стать слугой вампира, нужны четыре метки, у тебя только две, так что если кому-то взбредет перехватить тебя, то достаточно успеть это раньше. –
-   Звучит устрашающе. –
-   Еще как! – Анита была бесстрастна, и от этого еще более убедительна.
-   Если Ашер не сделает этого первым, то может кто-то другой? –
-   Или другая. –
Тут было над чем подумать.
-   Ричард, а ты что думаешь? –
-   Наверно, Анита права. Такое уже было. –
-   Черт! А у вас хоть чего нибудь не было раньше? –
-   Вот скоро и узнаем. – Резонно заметила Анита.

Вечер обещал быть очень насыщенным. Репетиция назначена на девять, после должно состояться собрание с участием всех заинтересованных лиц, т.е. вампиров, их слуг и некоторых из оборотней. Именно это сборище меня особенно волновало, и дело было не в тонкостях отношений между нами, а скорее в результате, которого можно добиться. Мне не понравилось замечание Аниты о существовании реальной возможности, что неизвестный вампир может принудить к тому, что меня совсем не вдохновляло.
После отъезда гостей мы навели порядок в кухне, хотя Ричард и попытался выпроводить меня, и сделать все самому. Когда с делами было покончено, я, наконец, задала мучивший меня вопрос.
-   Итак, зачем ты это сделал? –
По его глазам было видно, что он все понял и не собирается прикидываться и тянуть время.
-   А разве я поступил плохо? –
-   Я не сказала плохо, лишь спросила зачем? Я обратилась к тебе за помощью, ты позволил мне остаться у тебя на ночь, мы были близки, но это совсем не объясняет того, что ты при всех заявил о нашем решении жить вместе. – Я наблюдала за выражением его лица. Он был абсолютно спокоен, ни следа неуверенности или сожаления.
-   Мне показалось, в тот момент, что не сделай я этого, у нас было бы гораздо больше проблем. –
Это уже было совсем непонятно, о чем я тут же и заявила.
-   О каких проблемах ты говоришь? –
-   Джо, тебе не кажется, что в последнее время, у тебя масса поводов, чтобы чувствовать себя неуверенно. Постоянно случается что-то, из-за чего ты пребываешь не в лучшей форме. На тебя пытаются оказывать давление со всех сторон, а ты не достаточно хорошо ориентируешься в том, что тебя окружает. Тебе нужно принять решение, каким путем следовать, но для этого необходимо, чтобы тебя оставили в покое и дали подумать, как следует. Дав понять всем, что ты теперь со мной, я избавляю тебя от необходимости постоянно отбиваться от тех, кто торопит тебя. –
-   Черт, Ричард, ты говоришь мне, что сделал все это для того, чтобы усмирить некий ажиотаж вокруг моей персоны? – Сказать, что я была удивлена, значит сказать слишком мягко.      
-   Ну, положим, мои намерения были не настолько альтруистическими. – В темно-карих глазах блеснул золотой огонек.
-   Ага, значит и тебе что-то нужно? –
-   Я бы так сказал, кто-то нужен. – Он вытер руки и, отложив в сторону полотенце, пошел ко мне. Я наблюдала за его приближением, а внутри все сильнее разгорался огонь, заставляя кровь быстрее бежать по венам.
Ричард подошел в плотную, и мне пришлось закинуть голову, чтобы не выпускать из виду его лицо, на котором так явно проступали желания его владельца. Отступив на шаг, я уперлась в стену и замерла в ожидании дальнейших действий.
-   О чем ты сейчас думаешь? – Голос его стал ниже, в нем появились низкие вибрирующие ноты, от которых по всему телу разлилась истома.
-   О том, что ты только что сказал. – Слова давались мне с трудом, приходилось прилгать усилия, чтобы голос не дрожал, а еще нужно было следить за дыханием.
-   Не ври! Ты думаешь совсем не об этом. –
-   Если ты все знаешь, зачем спрашивать? – Я перевела дух, и облизнула вдруг пересохшие губы.
Ричард сделал последний шаг, и я оказалась зажатой между ним и стеной. Руками он уперся в стену около моего лица, не давая отвернуться. Его лицо приблизилось ко мне так близко, что я могла наблюдать за тем, как его темные глаза искрятся, будто в их глубинах  переливаются золотые песчинки. Теперь они напоминали светло-коричневые авантюрины, самые прекрасные, которые я когда-либо видела. Я почти не могла дышать от желания сдавившего мне грудь и сжавшего внутренности в тугой клубок.
Он ловил каждое мое движение как терпеливый охотник, и едва я приоткрыла губы, чтобы сделать вдох, он тут же быстро наклонился и, завладев моими губами, проник горячим языком внутрь.
Мне даже не хватило времени, чтобы набрать воздуха. Его губы были теплыми и нежными, а язык требовательно  и глубоко проникал внутрь, порождая все более сильное желание. Я чувствовала, как начинаю терять ориентацию, мир вокруг стал непрочным, зыбким, и чтобы сохранить устойчивость я обхватила его за плечи, пальцы касались  упругой кожа, она была такой горячей, гладкой, совершенной, что остатки мыслей вылетели из головы, и, закрыв глаза, я отдалась полностью чувству, которое рождали его поцелуи.
В спальне стоял полумрак. Я тихо лежала, свернувшись в объятьях Ричарда, не хотелось ни двигаться, ни думать, после того взрыва эмоций, который мы пережили. Голова была пустой и легкой, а тело бескостным как у амебы. Я была способна только бездумно взирать, как за окном умирал день. Ричард тоже не шевелился, я могла чувствовала как медленно вздымается его грудь, слышала, как ровно бьется сердце, так близко он прижимал меня к себе, а его дыхание шевелило волосы на мое виске.
Я смотрела в окно до тех пор, пока ночь не поглотила все краски осени, подарив миру свою спокойную черноту. Ричард пошевелился, прильнув ко мне плотнее, его руки, обхватывавшие меня за талию, скользнули выше, ладони накрыли груди.
-   Ты не спала? –
-   Нет, не хотелось как-то. – Я попыталась повернуться к нему, но он пресек мое движение еще в самом начале.
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #31 - Октябрь 13, 2008 :: 11:33pm
 
-   Не двигайся, мне нравится так лежать. – Я чувствовала, как его губы скользнули, лаская кожу за ухом, опустились ниже, приникли шее. Наконец, его губы припали к изгибу между шеей и плечом.
-   У нас мало времени, мне ведь еще на работу. – Он, казалось, ничего не слышал. – Ричард, перестань! – Кожа у меня начала вибрировать от сладких импульсов, посылаемых его губами. Он отстранился, но лишь для того, чтобы добраться до спины, и я тут же почувствовала как его теплый и влажный язык двигается, обрисовывая шрамы на моем плече. Это было безумно приятно, восхитительно, и сексуально, и я не смогла сдержать стона, когда он откинул в сторону мешавшие ему волосы и продолжил ласкать губами мою кожу.
-   Ричард, подожди! – Я еле-еле нашла в себе силы оторвать его от этого занятия. Не сделай я этого, то в ближайший час мы так и не выберемся из кровати.
Повернувшись чтобы высказать свою мысль, я встретила взгляд его глаз, цвета горького шоколада, и потерялась, а он смотрела на меня с понимающей улыбкой.
-   Знаю, что ты хочешь сказать, но я так же знаю, чего ты действительно хочешь сейчас. – Он прав, больше всего мне сейчас хотелось зарыться лицом у него на груди и не думать не о чем кроме него самого.
-   Тогда ты знаешь, как мне трудно это произнести? Нам пора. – Я осторожно отодвинулась от него, и выбралась из постели.
Он наблюдал за мной, пока я натягивала на себя футболку, и собирала вещи с пола.
-   Тебя что-то беспокоит? –
-   Очень многое. –
-   А что тебя беспокоит прямо сейчас? –
-   Ты. Я все еще не могу поверить, что для всех мы теперь пара. Ричард, ты не думал, что скажут окружающие? Что скажет Жан-Клод? И самое главное, что скажет Ашер? –
-   Это важно для тебя? – Он приподнялся на локтях, рассматривая меня.
-   Я не знаю что для меня важно, а что только кажется таковым. Я чувствую, происходит что-то плохое, плохое для меня, и если я не смогу понять откуда это идет, то не смогу защититься. Помоги мне, а остальное мы выясним позже, если у нас будет такая возможность. –
Он рывком поднялся, движения были стремительными и грациозными, как у сильного и красивого животного. Мускулы под упругой кожей двигались как живые существа, создавая иллюзию, что их у него гораздо больше, чем у обычного человека. Он выпрямился во весь рост, и уже через миг, прижал меня к себе, прошептав почти в самые губы.
-   Ничего не бойся. Никто из нас не позволит, чтобы с тобой случилось что-либо плохое. –
-   Ты не можешь этого обещать, да и мне не хотелось, чтобы кто-то рисковал жизнью ради меня. –
-   Это называется дружбой, когда ты не один, когда есть кому постоять за тебя. Друзья делают это друг для друга. –
-   Мы ведь не друзья, Ричард. –
-   Надеюсь, что нет. Очень на это надеюсь. – Я замерла, глядя на него. Мне стало так страшно, что даже голос отказался служить, но Ричард продолжил, и от его слов с моего сердца  свалился камень величиной с дом. – Потому что, мы теперь гораздо ближе, чем могут быть друзья, и я совсем не умею дружить с женщиной, которая занимает так много места в моих мыслях. –
-   Господи, Ричард … - Он не дал мне продолжить, приложив губам пальцы.
-   Не сейчас. Поговорим после, когда не будем спешить. Думаю, что у нас все будет хорошо, а теперь собирайся, и едем в клуб. -
Возразить мне было нечего, осталось только отправиться в душ, оставив его посреди комнаты с разбросанными на полу вещами, и разворошенной кроватью.

Работа немного отвлекла от тревожных мыслей. Сосредоточившись на том, что происходило, я почти забыла о своих проблемах. На удивление, все прошло гладко, даже вечно заносившиеся вампиры не сильно выпячивали свои способности. Напоследок, я оставила два номера со своим участием. К этому времени, я полностью обрела душевное равновесие и погрузилась в то, что предстояло сделать. Я ощущала руки партнеров, поддерживающих меня, привычные движения успокаивали и приносили радость от сознания того, что вокруг находятся живые существа. Их сила касалась кожи, омывала тело привычным теплом. Жизнь казалась простой и приятной, пока я двигалась в потоке звуков.
-   На сегодня все. –  Вокруг задвигались фигуры артистов. – Всем спасибо, вы были сегодня просто великолепны. – Я подхватила полотенце, протянутое Эриком, и, кивнув всем, направилась в комнату, являвшуюся моей грмерной, необходимо было привести себя в порядок перед встречей.
Поднимаясь по ступенькам, я натолкнулась на Жан-Клода. Он стоял неподвижно, напоминая скорее прекрасную статую, чем человеческое существо. В этот вечер на нем была рубашка вино-красного оттенка, узкие черные джинсы и кожаные сапоги. Сочетание красного и черного потрясающе шло к его белой коже. Надо сказать, я никогда не видела на нем вещей, которые бы не шли ему. Черт, мая мама любила говаривать, что подлецу все к лицу. Не знаю на сколько верна первая часть этого утверждения, но уж вторая списана точно с Жан-Клода, вот только я бы никогда не решилась процитировать всю пословицу ему самому.
-   Добры вечер, мисс Джордан. – В голосе как всегда прозвучал соблазн и насмешка.
-   Очень надеюсь на это, Жан-Клод. –
-   А разве есть что-то, что дает вам повод сомневаться в этом? – Темные глаза блеснули скрытым лукавством.
-   Повод можно найти всегда, если есть желание. –
-   Значит, у вас есть? –
-   Желания нет, но вот поводов сколько угодно. – Я попыталась пройти мимо, но он сделал едва заметное движение, и преградил мне дорогу.
-   Вас что-то угнетает? –
-   У меня есть другое слово, более точно отражающее суть. Пугает. –
Он смотрел на меня сверху вниз, что для меня было неудобно, так как он и так был выше меня ростом, да еще и стоял на ступеньку выше.
-   Вам нечего бояться, я не даю в обиду своих поданных. – Обнадеживающие слова, если учесть, кто произнес их.
-   Надеюсь, что так и есть. Вот только я не уверена, что отношусь к их числу. –
Его ресницы лишь слегка дрогнули, подтверждая то, что он слышал меня. Мгновенье мы молча смотрели друг на друга, я с интересом, а он совершенно бесстрастно.
-   Простите, Жан-Клод, мне нужно переодеться, скоро все соберутся, и мне бы хотелось привести себя в порядок. –
Он оглядел меня своими таинственно-поблескивающими глазами, и сделал шаг в сторону. Не нравился мне это взгляд, ой не нравился! Хотя ничего в нем не было предосудительного, просто взгляд, каким мужчины часто  оглядывают женщин. В том то и была странность. Как женщина я его не интересовала. Тогда может быть как еда? Тоже мало вероятно, насколько я знала, он предпочитает кровь оборотней, и у него есть свой слуга. В свете всех этих знаний, я не могла понять его интереса, поэтому молча проскочила мимо, и нырнула в коридор, ведущий к комнатам артистов.
Там меня ожидал еще один сюрприз. В кресле у столика с зеркалом сидел Ашер. Он был повернуть к двери в пол обороты, так что я могла видеть только его профиль, и не поврежденную сторону лица.
-   Привет. – Я закрыла дверь и оперлась на нее спиной.
Ашер повернулся вместе с креслом, и поднялся навстречу.
-   Здравствуй. -  
Вот так, просто приветствие без имени, даже нет официального мисс О`Райли. Интересно это хорошо или плохо? Скорее плохо. Да и чего ждать, когда не далее как несколько часов назад я имела глупость ввалиться в комнату, где собрались почти все фигуры городского масштаба, в одной простыне, со следами ясно показывающими, чем я занималась совсем недавно.
Ашер стоял, выпрямившись во весь рост, и смотрел на меня ясными голубыми глазами. Если до этого мне было неудобно, то сейчас стало совсем погано. Совесть имеет странную особенность просыпаться очень не вовремя.
-   Я тебя слушаю. – Нужно было с чего-то начинать, а то мы рискуем проиграть в молчанку до самого начала встречи,  а мне ужасно хотелось забраться в душ.
-   А мне казалось, что ты хочешь мне что-то сказать. – Он даже не шелохнулся. Ненавижу эту их дурацкую особенность изображать из себя трехмерные картинки.
-   Вот именно казалось. – Я сделала шаг в сторону душа, но тут же замерла, Ашер оказался передо мной как по волшебству. Я откинула голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Голубые глаза смотрели на меня с расстояния  несколько десятков сантиметров, ладони опустилась на плечи, не давая отойти.
-   Ашер, я не собираюсь оправдываться перед тобой. Да и времени на это у меня нет. –
-   А твои оправдания мне не нужны, я хочу знать, что действительно произошло, хотя уже и сам догадался. –
-   Тогда зачем об этом говорить? –
-   Чтобы больше не возвращаться к этому. –
-   Скажи, тебе нужен слуга, который не будет принадлежать тебе полностью? Слуга, у которого будет и другая, отдельная от тебя жизнь? – Зачем я это спросила? Разве так важно мне было знать ответ?
-   Нет. Мне нужен тот, кто будет принадлежать только мне. Тот, кто разделит со мной то время, которое отведено мне. – Голос Ашера был безжизненным, но даже сейчас он был прекрасен, и от него по всему телу пробегала дрожь.
-   Ты можешь снять с меня метки? – Я знала ответ и на этот вопрос.
Он отрицательно качнул головой, от чего волосы отхлынули в стороны, и на мгновенье мне открылась и вторая половина его лица.
-   Но другой вампир может завладеть мной, если поставит все четыре метки? – Я увидела, как он шелохнулся, даже вздрогнул, я ощутила, как дрожь прошла по его телу и передалась через его ладони.
-   Откуда ты об этом знаешь? –
-   Анита приезжала сегодня. Они с Ричардом рассказали, что такое уже бывало. –
Ашер убрал ладони с моих плеч и отошел в сторону.
-   Что-то происходит с тобой, вернее произошло. Я почти ничего не ощущаю, а ведь ты носишь две мои метки. Мне это не нравиться. –
-   А уж мне-то как это не нравится, ты не поверишь! Я иногда думаю, что легче было просто плюнуть на домогательства моего биологического папаши, жить как раньше, мотаться по миру с Эриком, может даже выйти за него замуж и жить как все люди. – Я не могла спрятать горького сарказма, такого горького, что во рту чувствовался противный привкус.
Ашер внимательно наблюдал за мной. В его взгляде мне почудилась грусть. Только этого мне и не хватало! Пора кончать болтовню, не к чему хорошему это не приведет. Я сделала новую попытку проскользнуть в душ.
-   Ашер, я умираю, как хочу в душ. Давай отложим вопросы на более позднее время. Ты все узнаешь позже, но могу сразу сказать, что проблема с Ричардом самая легкая по сравнению с тем, что может быть впереди. – Я не стала дожидаться реакции, просто захлопнула дверь за собой.
Я постаралась выставить самую низкую температуру, которую смогла выдержать. Холодные струи секли мою кожу как ледяные розги. Кожа покрылась пупырышками, я лязгала зубами от холода, но не стала менять режим, так и простояла несколько минут, пока не посинела. Потом врубила самую горячую воду, и взвизгнула, когда на окоченевшую кожу хлынул почти кипяток. Я выскочила из-под душа, подправила немного температуру, и снова  забралась под струи.
Я проделала подобную процедуру еще пару раз и когда, наконец, выбралась из душа, голова слегка кружилась, а колени дрожали. Взглянув на себя в зеркало, я ужаснулась тому, что кожа приобрела явно поросячий цвет, и это при том, что я была покрыта загаром, который не успел сползти за месяц пребывания в более холодном климате.
Пока я сушила волосы, гнала от себя всякие мысли. Что толку снова и снова рассусоливать одно и тоже. Я могу не признаваться в том, что смерилась или почти смерилась с тем, что стала кем-то вроде домашнего любимца для вампира. Его близость хотя бы не была мне противна, правда вначале это было мучительно. Не знала, что фобия излечима. Наверно это был не просто страх, а что-то большее, что защищало меня от таких как он.
Я готова принять даже то, что сказал Ричард о ситуации, в которой я оказалась, приехав сюда. Принять его предложение, стать любовницей вожака вервольфов Сент-Луиса. Ха! Просто улыбка судьбы, даже скорее гримаса, подружка оборотня, которая не то что сама никогда не сможет стать такой же, но даже при необходимости может помешать перекинуться целой стае. Но даже это не так напрягало, как тот факт, что кто-то неведомый, но обладающий огромной силой способен просто взять мою жизнь и сделать с ней что захочет. И не будет даже призрачного намека на благое дело. Этот кто-то просто заявил свои права на меня, лишь потому что по неизвестной мне самой причине я оказалась обладательницей таких качеств, который так ценны для кого-то. Можно было бы сказать, что это смешно, если б не было так грустно.
Я как раз влезла в джинсы и повернулась к зеркалу, на которое забросила свою блузку, когда в дверь постучали. Наверно прислали кого-то поторопить меня. Я натянула блузку и, запахнув на груди, крикнула.
-   Открыто. –
Дверь не шелохнулась. Я удивленно смотрела на нее, пытаясь понять, что там такое.
Стук раздался снова. Нахмурив брови, я быстро пересекла помещение, и толкнула дверь.
В коридоре, выстроившись полукругом, стояли три типа. Не знаю как, но мне сразу стало понятно, что это неприятности. Один вид этих молодцев наводил на мысль о чем-то плохом. Все трое были очень высокими, не менее метра девяносто, и ко всему тому были тощими как палки. Смуглая кожа имела нездоровым желтоватым оттенком, волосы гладко выбриты, от чего и без того неприятные лица напоминали застывшие маски.  Резкие черты лица, вкупе с тонки бескровными губами, напоминали древних африканских божков, вырезанных из древесины давно исчезнувших деревьев.
Я взглянула в их глаза и невольно попятилась назад. На меня смотрели три пары одинаковых золотисто-зеленых глаз, ярких как драгоценные камни, и таких же мертвых как они. У всех троих были ее глаза. Она смотрела на меня из глубины, и я чувствовала, как мной овладевает паника и оцепенение. Я ведь надеялась, что у меня есть время, и вот оказалась не готова к тому, что его-то у меня нет.
Я медленно отступала назад, понимая, что это ничего не дает, кроме самообмана. Незнакомцы двигались за мной слаженно, как будто были одним целым. При таком росте и телосложении, можно было ожидать от них нескладности и неуклюжести, но они двигались с поразительной грацией и легкостью, неотвратимо надвигаясь на меня как рок, в тройном исполнении.
-   Что вам нужно? – Я с трудом подавила визгливые ноты, так и рвавшиеся из горла.
-   Мы пришли за тобой, женщина. Госпожа ждет тебя давно, следуй за нами и ничего не бойся. – Голоса были такими же мертвыми, как и их глаза.
Я уже уперлась спиной в зеркальный стол, отступать можно было только в сторону, но это только загоняло меня в угол, из которого выбраться было бы гораздо труднее.
-   Я никуда не собираюсь. – Я прижалась к краю столика, вытягиваясь в струнку. Вдруг ужасно захотелось заорать, так громко, чтобы было слышно в каждом углу этого чертова клуба. Мои посетители сразу поняли мое желание и одновременно сделали ко мне шаг, заслонив от меня выход. Я не доставала им даже до плеч, такое впечатление, что ты оказался за забором.
Ну что за невезенье, вокруг полно народу, но прежде чем удастся пикнуть, мне просто зажмут рот и, перекинув через плечо, поволокут как куль с мукой. Взвизгнув от бессилия и злости, я бросилась на ближайшего из врагов, пытаясь дотянуться до его лица ногтями. Он легко перехватил мои руки, и даже не напрягаясь, отпихнул в сторону, как будто я была не взрослым человеком, а надоедливым котенком.
Толчок оказался такой силы, что я отлетела в сторону, больно ударившись затылком о что-то острое, а потом оказалась на полу вместе с рухнувшей вешалкой для костюмов.
Эти живые мумии как по команде сделали ко мне шаг. Я валялась по полу, пытаясь сбросить с себя одежду, рухнувшую сверху.
Вдруг рука наткнулась на что-то тяжелое, я уставилась вниз, пытаясь сообразить, что это было. На моих ногах лежала куртка, в которой я сюда приехала. Вдруг в голове блеснуло воспоминание. Именно сегодня я переложила  берету из сумки в карман куртки. Я ни за что не смогла бы вспомнить причины, побудившей меня к этому, но в данный момент, я к этому не стремилась. Не отрывая взгляда от высоких фигур передо мной, начала лихорадочно нащупывать прорезь кармана. Понадобилось всего пара мгновений, чтобы рукоятка легла в мою ладонь.
В тот момент, когда первый гость, согнувшись вдвое, протянул ко мне руку, я выхватила оружие и направила ему в лицо.
Выстрел прогремел необычно сильно, ударив по барабанным перепонкам, как молот. Мне не повезло, я слишком поспешила и спустила курок раньше, чем ствол поравнялся с целью.
Я еще успела увидеть, как пуля врезается в тело, нависавшее надо мной, в стороны полетели красные брызги, отброшенное отдачей тело, заваливается на пол. Но оно не успело достигнуть пола, как что-то тяжелое врезалось в мое плечо, рука сразу отнялась, пистолет отлетел туда, где я ни за что не смогла бы его достать. И снова что-то пронеслось рядом с лицом, я ощутила движение воздуха на коже, потом боль разорвала мой мозг, утопив мир в фейерверке разноцветных всполохов.
Мне показалось, что моя душа отделилась от тела, и зависла где-то рядом. Я ничего не видела, не чувствовала, единственным органом, который не отказал, был слух. Вокруг меня раздавался какой-то шум, но я никак не могла понять происходящего.
До моего слуха доносились странные низкие звуки, как будто где-то начиналась гроза, доносились раскаты приближающейся непогоды. Но я не чувствовала ни беспокойства, ни интереса к происходящему. Все мои мысли сосредоточились на вопросе, где я нахожусь, и что с моим телом. Тьма, окружавшая меня, была такой плотной, что казалась почти живой. Страшно не было, мне было безразлично все, кроме того, что я ничего не чувствовала.
Вдруг прямо передо мной появились глаза. Они просто висели в этой темноте, напоминая два пруда подернутых сочной ряской. В них было такое спокойствие и умиротворение, что мне захотелось нырнуть в их прохладную глубину, скрыться в ней, и навсегда забыть о том, кем я была раньше. Все прекрасное, что меня ждало, было спрятано под этими стоячими водами. Откуда-то из тайников памяти выплыл голос, напоминающий зов сирены.
-   Иди ко мне, будь со мной, и я подарю тебе вечность без страданий, без страха и сожаления. -
Это было так прекрасно, что я не смогла не ответить на призыв.
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #32 - Октябрь 13, 2008 :: 11:40pm
 
Где ты, как мне тебя найти? –  Сказала ли я это в слух, или слова рождались в мой голове. Я тянулась туда, куда звал меня голос, но он вдруг начал уплывать от меня, а пространство вокруг заполни другие звуки, резкие и грубые, они неприятно резали слух и приносили боль.
Вдруг, совсем рядом раздался крик ярости и страха. Я расслышала слова, но они ничего не значили для меня.
-   Не делай этого! Стой! –
Потом раздался страшный грохот, и я провалилась во тьму, в которой уже ничего не существовало кроме тишины.


Как же хочется пить. Ну зачем нужно было столько есть в самолете этого чертова ассорти. Ведь знала, что оно еще выйдет мне боком. Горло полыхало огнем, и если поднести спичку не удивлюсь, что она вспыхнет. Нет, нужно разлепить глаза, пойти на кухню и попить, иначе я просто сгорю заживо.  
С трудом пошевелившись, я попыталась открыть глаза. Сразу ничего не получилось. Ну что за черт, я же не пила вроде, откуда такое ужасное состояние? Не могла же я чувствовать себя так, как будто меня переехали катком от порции салата?
Тело было слабым, как у новорожденного, даже кожа болела и казалась такой тонкой, что от малейшего движения прорвется, и кости вылезут наружу.
От отчаяния я застонала или, может, завыла, получился одинаково неприятный звук. Он ранил горло, как будто по нему прополз ежик. Вдруг что-то холодное прижалось к губам, и несколько капель просочилось сквозь них. Я даже заурчала, такое это было облегчение.
Жидкость медленно поступала мне в рот, оживляя мой ссохшийся язык. С каждой каплей я чувствовала себя сильнее, как будто в меня вливали не воду, а жизнь.
Прошло еще несколько минут, прежде чем я смогла потушить огонь полыхавший внутри. Так было значительно лучше. Я даже смогла приоткрыть глаза. Сначала совсем немного, потом шире.
Предметы вокруг были размытыми, и мне не удавалось разглядеть, что находится рядом со мной. Я закрыла глаза и постаралась сосредоточиться. С мучительной жаждой уходили слабость и боль. Сомневаюсь,  что мне удастся встать, но я уже не была и раздавленной букашкой.
-   Джо, ты меня слышишь? – Голос заставил меня напрячься и замереть.
Я не смогла вспомнить того, кто говорил, но одно было точно, тот, кто называл меня этим именем, был близко со мной знаком. Я помедлила, прежде чем снова открыть глаза. Когда же я это сделала, то первое что увидела отчетливо, было окно. Оно не было зашторено, и поэтому я увидела, что с наружи окружаться крупные белые хлопья. Без сомнения это был снег, но откуда он мог взяться в сентябре? Снежинки были редкими, но такими крупными, что напоминали скорее перья, вытряхнутые из подушки, нежели снегопад.
Устав любоваться этим безобразием, я повернула голову и встретилась взглядом с мужчиной, сидевшим в кресле у кровати.
Темно-карие глаза смотрели внимательно и настороженно, но где-то в глубине тлел слабый огонек. Память возвращалась скачками. В первый момент я ничего не смогла вспомнить, потом всплыло имя, которое принадлежало этому мужчине, Ричард.
Он сидел неподвижно, вглядываясь в меня.
-   Ричард? – Одним рывком он вскочил с кресла и склонился надо мной.
-   Привет. Как ты себя чувствуешь? – Вопрос не был для него праздным.
-   Как будто меня переехало поездом. Что случилось? Где я? –
-   Ты ничего не помнишь? –
Я нахмурилась, пытаясь восстановить последние события. Мозг работал со скрипом, я даже слышала, как проворачиваются заржавевшие мысли.
-   Ну, мне казалось, что я только что вернулась домой. Даже подумала, что съела что-то в самолете и отравилась. – Тут до меня дошло, что если бы это было правдой, то откуда я могла знать Ричарда. Он не из той жизни.
Ричард опустился на край кровати и взял меня за руку.
-   Ты болела. Почти месяц пролежала в коме. Врачи сказали, что ты можешь никогда не прийти в себя. – Он говорил тихим низким голосом.
-   А что со мной случилось? –
Ричард задумчиво поглаживал мои пальцы, не торопился с ответом.
-   Значит, ты не помнишь, что случилось в тот вечер в клубе? Об этом врачи тоже предупреждали, но раз ты меня узнала, значит, можешь вспомнить и другое. – Он поднялся, и, отпустив мою руку, отошел в сторону.-  Мне нужно пойти сообщить, что ты пришла в себя. –
-   А где Эрик? – У меня было такое чувство, что это уже происходило раньше.
-   Он должен был приехать вечером, но думаю, примчится, как только узнает, что ты пришла в себя.- Ричард еще раз посмотрел на меня. – Я выйду всего на пару минут, а когда вернусь, покормлю тебя. Ты проголодалась? –
Это тоже уже было, в другой жизни, о которой я пока ничего не могла вспомнить.

День не успел завершиться, когда память полностью вернулась ко мне. К вечеру голова просто раскалывалась от всего.
Вскоре после того, как Ричард накормил меня, а вернее попросту втолкнул в меня какую-то безвкусную полужидкую гадость, в палату влетел Эрик,  и плюхнулся на колени рядом с кроватью, схватил меня за руку. За его спиной маячил Фабио, глаза которого предательски блестели.
-   Привет, Принцесса! Ну, ты и напугала нас! –
Я улыбалась как идиотка, переводя взгляд с одного на другого. Черт! Ну, как же приятно было их видеть. Ричард снова устроился в кресле и помалкивал, пока оба моих дружка изливали свои восторги по поводу моего выздоровления.
Правда, прежде чем, я смогла выбраться из больницы прошло еще две недели. За это время я ни разу не оставалась одна. В палате постоянно кто-то был, что очень нервировало врачей. В конце концов, пришлось просить, чтобы меня перевели в отделение для ликантропов, там, по крайней мере, никто не вопил из-за того, что около них постоянно бродят толпы лохматых монстров.
Я не была одной из них, и врачи это знали, и не могли понять, почему я с такой готовностью согласилась на перевод, хотя все-таки кое-что они знали.
Сама я узнала об этом чуть ли не последней. Ну, уж если рассказывать, то все по порядку, начиная с того, как оказалась на полу почти в невменяемом состоянии после того, как один из посланцев припечатал меня так сильно, что мои мозги перемешались как спагетти в руках у итальянского повара.
Выстрел все-таки услышали в клубе. Первыми ко мне добрались Эрик и Джейсон, они были ближе всех. Ввалившись в комнату, они застали в ней двух незнакомых оборотней, и еще один истекал кровью на полу. Я сама находилась в весьма плачевном состоянии, они даже решили, что я мертва.
Пока вервольфы пытались разорвать на тряпочки чужаков, подоспела группа поддержки.
Комната наполнилась воплями и ревом. Самой трудной задачей было оттянуть врагов подальше от того угла, в котором я отключилась. Оборотни пытались перенести схватку в коридор, но чужаки стойко оборонялись от наскоков защитников, не подпуская никого близко. В моем пистолете пули были обычными, и раненный мной оборотень, довольно быстро очухался. Пока другие два держали всех на расстоянии, этот связался со своей хозяйкой.
Когда вампиры заметили что происходит, времени почти не оставалось. Мой травмированный мозг не мог больше сопротивляться силе, и я послушно следовала туда, куда меня звала вампирша. Она как раз ставила мне первую метку, когда Эрик дотянулся до моего оружия. Не размышляя, он спустил курок. Пуля разнесла голову оборотня, склонившегося надо мной, и рикошетом отскочила в меня, угодив в плечо чуть ниже ключицы.
Ричард подумал, что Эрик пытался убить меня прежде, чем другой вампир закончит то, что не удалось Ашеру. Он успел лишь немного подтолкнуть его, но это и спасло мне жизнь. Если бы не он, пуля, разнеся голову оборотня, попала бы мне точно во впадину между ключицами. Вот такие бывают совпадения.
Потом все присутствующие навалились на оставшихся врагов, и растащили их почти по косточкам.
Пока скорая добиралась ко меня, Ашер и Жан-Клод пытались убедить всех, что необходимо поставить третью метку, чтобы спасти мне жизнь. Ричард никак не соглашался, напоминая, что я пообещал покончить с собой, если Ашер попытается сделать что-либо подобное. Как ни странно, но Анита стала на его сторону.
В больницу я попала в крайне тяжелом состоянии, но еще живая, а к утру после сложной операции, впала в кому.
Это произошло больше пяти недель назад. Вот откуда за окнами снег. На улице середина ноября. В тот день, когда я очнулась, пошел снег.
Теперь я знаю имя той, которая преследовала меня во сне, той, что послала за мной своих слуг. Вампиры кажется боятся ее до судорог, хотя она уже много веком ни с кем не общается. Ее называют Матерью Тьмы, а иногда и Королевой Кошмаров, кому что нравится. Лично мне не нравятся оба имени. Не думаю, что все так просто закончилось, наверно она притаилась в своих черных покоях, и ждет только случая, чтобы снова выйти на сцену. Но у меня есть свои планы на эту жизнь.
Я так и ношу две метки Ашера, но если возникнет малейшая угроза, он поставит две оставшиеся. Лучше такой выбор, чем никакого. Я ведь даже не могу пригрозить тем, что наложу на себя руки.
Как оказалось, наши с Ричардом отношения имели весьма неожиданные последствия.
Не знаю, как такое могла случиться, учитывая то, что еще несколько лет назад, врачи вынесли вердикт, что я никогда не смогу иметь детей. Но, тем не менее, как показали анализы, на лицо срок в шесть недель. Похоже, что верить нельзя даже стопроцентным прогнозам.
Ситуация надо сказать из ряда вон. Я до сих пор не знаю, как к этому относиться. Ричард ведет себя не в пример мне спокойно, это меня еще больше изводит, так как я не чувствую себя в подходящем настроении, чтобы стать матерью. Лишь одно остается неоспоримым, ребенок родится в июле. А значит, к этому времени придется принять какое-то решение. Ричард предложил пожениться, вот только я не могу представить, как в это впишется Ашер? А это сделать придется, учитывая наши отношения на данный момент, а также в каких можем еще оказаться.
Я вспоминаю слова сказанные в одном из интервью, данных Альберти, что я, возможно, вскоре осчастливлю его появлением внуков. Неужели он меня сглазил?                  


Ну слава тебе господи! Доковыляла до конца второго сезона. Так как третий в процессе, буду выкладывать по мере исполнения. Но прошу учесть, что я еще не знаю чем все это закончится. Посему будет выкладка не регулярно, а как получится. На днях будет продолжение того, что уже написано.
С благодарностью ко всем кто это читает. Я.  Подмигивание
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #33 - Октябрь 21, 2008 :: 11:26am
 
Приступаю к выкладке последней части. Проды больше не будет. И я решила больше фиков не писать.

-  Сожалею, мисс Джордан, но сделать ничего не возможно. – Молодой врач нервным жестом поправил очки на переносице.-  Я даже не знаю, как у вас вообще получилось зачать этого ребенка. Это само по себе удивительно, но в любом случае, вам вряд ли удалось бы доносить его.
Вот так несколько слов могут разом перечеркнуть все, чем я жила последнее время.

Я медленно шла по заснеженной улице. Рождество осталось позади. Настроение было хуже некуда. Мне всегда было нелегко приспособиться к новым обстоятельствам, а последнее время приходилось особенно трудно.
Я никогда не была склонна жалеть себя, но это был совсем другой случай. Теперь это касалось не только меня. Я привыкла к мысли, что внутри происходить что-то особенное, даже начала радоваться этому изменению. Нельзя сказать, что я любила детей, но теперь речь шла не о каком-то чужом, гипотетическом ребенке, а о моем собственном. Я привыкла думать о нем как уже свершившемся факте. Глядя на Ричарда, понимала, что ему мысль стать отцом приятна. Постепенно и до меня дошло, что этот новый поворот в моей жизни, как нельзя более кстати.
Родится ребенок, и все былые проблемы отпадут сами собой. Детям нужна семья, любящие их родители, чувство защищенности. К этому Ричард всегда стремился. Со мной было несколько иначе, но так уж случилось, что все сложилось по-другому.
Я и раньше жила с мужчиной, но Ричард не был мне только другом. Это были отношения между мужчиной и женщиной, со всеми вытекающими из этого последствиями. Мы вместе жили, вместе спали, и на всех встречах появлялись тоже вместе. Надо сказать, что данное положение меня вполне устраивало.
С Ричардом мы уживались великолепно. С ним вообще было довольно легко ужиться. Не могу взять в толк, что в нем не устраивало Аниту? Ну, да и бог с ней. Что касалось лично меня, то я чувствовала себя с ним  спокойно и уверенно. Мы никогда не ругались, а если появлялось что-то, на что у каждого была своя точка зрения, старались разумно во всем разобраться. Я, например, не была никогда хозяйственным человеком, в Неаполе у меня была домработница, которая приходила дважды в неделю и занималась уборкой и домашними делами. Мы с Эриком делали только самое необходимое, приготовить еду, сдать белье в прачечную и так все по мелочам. Ричард жил совсем по-другому. Чувство дома у него было сильно развито, наверно это из-за его семьи, а она у него большая, не то, что у меня. Глядя на него, и я со временем стала более домашней. У нас сложилось неписанное правило. Каждый день, просыпаясь,  вместе завтракали, затем он отправлялся в свою школу, а я ездила по магазинам, пополняя запасы провизии, ежедневно к нам кто-нибудь забредал. Ричард как вожак стаи и как один из правящего триумвирата, был нарасхват. После обеда на работу уезжала и я.
После перестрелки в «Данс Макабр», и последующей отлежи в больнице, я вернулась к работе. Ричард поначалу пробовал возражать, но со временем согласился, так мне было легче приходить в себя.
Программу мы все же откатали, правда, гораздо позже, чем намечалось. Надо сказать, что все получилось очень неплохо. Вот уж никогда не думала, что удачное выступление, так обрадует меня. К этому добавлялось ощущение спокойствия и комфорта, которое окружало меня. Как ни крути, а мое новое положение благотворно отразилось не только на мне, но и на моих близких, я имею в виду Ричарда, Эрика и конечно Ашера.
С ним было все немного иначе, чем с живыми, но и тут компромисс нашелся. До появления ребенка, никаких выяснений и сильных эмоций. Я его спросила, что будет, если я решу выйти за Ричарда замуж? Он пожал плечами, а потом поставил меня в тупик своим встречным  вопросом, хочу ли я сама замуж, или это идея Ричарда.
Идея была не моя, но … Я чувствовала, что она вполне вписывается в мои представления о жизни. Тогда он задал еще один вопрос, после которого я надолго задумалась. Люблю ли я Ричарда? Так сразу ответить я не могла.
Бесспорно, он мне нравился, как мужчина, как человек, как друг. Меня все в нем устраивало. Я радовалась, когда он возвращался домой, мне нравилось просыпаться рядом с ним каждое утро, уже не говоря об удовольствии от близости с ним. Это тоже было немаловажно.
Рядом с Ашером  я чувствовала себя как на качелях, вверх-вниз, то чувственная  эйфория, то падаешь в глубокую пропасть, где только угрызения совести, метания между можно и нельзя. Стоило только приблизиться к нему, просыпаются дремлющие страсти. Откуда-то всплывают самые темные желания.
Не могу сказать, что с Ричардом у нас не было страсти. Её-то как раз достаточно, я имею в виду физическую сторону наших отношений. Знаете, как принято говорить «ночи полные огня», это, несмотря на то, что я была беременна. А, в остальном, у нас не было выяснений отношений, скандалов и всего прочего, что бывает у любовников довольно часто. Наверно это странно, но нас это вполне устраивало. В жизни Ричарда и так было полным полно всяких потрясений и проблем, так что их полное отсутствие  дома было только на руку.
Я же в свою очередь тоже не старалась тянуть домой хвост из нерешенных проблем. Именно по этой причине в нашем доме царила тишь да гладь.
Все случилось внезапно. Еще утром я чувствовала себя нормально, прошлась по магазинам, присматриваясь к детским вещам. О покупке приданого для малыша думать было еще рано, но мне просто хотелось взглянуть, что покупают те, у кого такая потребность уже назрела. В три я была в «Запретном плоде», вообще-то бывать там мне приходилось не часто, но в тот день я сделала это по просьбе Джейсона и Натаниэля.
Ребятам потребовалась моя консультация в связи с постановкой нового номера. Скорее это была просьба просмотреть уже готовый номер, и вынести решение о том, насколько это интересно. С подобными просьбами я сталкивалась не часто, да и отказать ребятам я не могла. После совместной работы мы стали хорошими друзьями. Это вообще относится ко всем оборотням Сент-Луиса, почти ко всем. Нарцисс так и продолжал свои происки в отношении меня. Наверное, так он выражал свою ревность, ведь многие его поданные  также были со мной в хороших отношениях.
Итак, я приехала в стрип-клуб и занималась тем, что отсматривала номера Джейсона и Натаниэля. Они просили высказать мое мнение, я его высказала. Они остались довольны мной, после этого нашлись и другие желающие услышать мое мнение.
Острая боль, скрутившая меня, была неожиданной и такой сильной, что я упала на колени, прямо на сцене, на которую поднялась несколькими минутами ранее. В глазах все поплыло. Я схватилась за живот, как будто пыталась удержать жизнь еще не рожденного мной ребенка. Я даже не успела ничего понять, лишь когда по ногам потекла теплая кровь, я поняла, что случилось непоправимое.
Вокруг меня столпились парни, я подняла голову и увидела их белые, испуганные лица    и … потеряла сознание.
Джейсон потом мне рассказал, что в ту минуту чуть не умер от страха. Он догадался, что наш с Ричардом ребенок  погиб, ему стало страшно не только оттого, что он видел, но и  того, что могло произойти, когда Ричард узнает об этом.
Он и Натаниэль подхватили меня и помчались в госпиталь со скоростью, на которую были только способны. Все было напрасно. Врачи констатировали, что ребенок умер несколько дней назад.
Очнулась я в палате почти такой же, как и в первый раз. Ричард был рядом, он сидел на стуле, голова опущена так низко, что отросшие волосы скрывали его лицо, но мне не нужно было видеть его, чтобы понять, что он плакал. Я тихо лежала, боясь окликнуть его.
Я могла прожить рядом с ним жизнь, воспитывая детей, как нормальная жена, но вот была ли я нормальной? Да и он сам… Он много раз спрашивал меня, считаю ли я его человеком, в полном смысле. Да. Для меня он был человеком, хотя многие могут сказать, что не так в этом уверены.
Тогда я впервые задумалась, что же нам теперь делать. По большому счету, нас связывал наш ребенок, хотя и в остальном мы вполне подходили друг другу, но главным был, конечно, ребенок. И вот его не стало. Все как-то сразу рухнуло.  
Разговор состоялся лишь через несколько дней, когда врачи убедились, что со мной все в порядке, и случившееся никак не повредило моему здоровью. Странно слышать, не повредило…  Теперь-то я точно знаю, что подобного больше со мной не случиться, никогда.
-  Прости, Ричард, я даже не знаю, что тут можно сказать. – Мне было трудно начинать разговор первой, но видеть, как он молча переживает то, что произошло, просто не было сил.
-  Тебе на за что просить прощение Джо. – Он медленно поднял голову и посмотрел на меня глазами, в которых плескалось страдание.
-  А мне кажется, что есть за что. – Я подошла ближе и присела на край дивана, на котором он устроился с какой-то книгой.- Я и раньше знала, что у меня не может быть детей. Просто когда так вышло, мне показалось, что, может, раньше кто-то ошибся. Я  растерялась, и наверно сама поверила, что чудо возможно, но как видишь, все разрешилось само собой. И теперь я прошу прощения у тебя за то, что невольно причинила боль, дав надежду,  которой не суждено сбыться. Поверь, мне очень больно, ведь это был мой ребенок, я была рада, что он появится, что у него будут любящие родители. Я, правда, надеялась, что с его рождением и в моей жизни наступит мир и покой. Прости, Ричард, но этого не будит. – Произнеся эту тираду, я почувствовала себя опустошенной. Я как будто прощалась не только с нашим ребенком, но и с ним самим.
-  Ты хочешь сказать, что больше не имеет смысла нам быть вместе? –
-  Ричард, я говорю, что чувствую себя обманщицей. Мне всегда будет казаться, что я совершила подлость. Да и тебе будет, вряд ли, приятно, что я остаюсь рядом. Ты ведь хочешь семью, нормальную семью. А я никогда этого не смогу дать. Наверно это правильно, что, такие как я не должны оставлять потомства. Я даже не знаю, каким был мой ребенок. То, что я узнала о себе и своих способностях очень тревожит меня.-
Я замолчала, не зная, как продолжить свою мысль.
- Он был бы прекрасен, потому-что он был бы нашим. – В голосе Ричарда прозвучала такая уверенность, что у меня не хватило духа опровергнуть его.
- Да, ты прав. Он или она был бы самым лучшим. И мне очень жаль, что все так случилось. – Я не знала, как мне продолжать этот разговор, но это необходимо было сделать.
- Ричард, что же нам теперь делать? – В отчаянии я задала  тот самый, мучавший меня вопрос.
- Я думаю, жить дальше. – В голосе его не было той убежденности.
- Я говорю о том, что будет с нами? Сможем ли жить вместе?  Ричард, я хочу сказать, что я для тебя не самая лучшая пара. Со мной у тебя нет шансов обрести семью. –
- Ты хочешь уйти от меня? –
- Нет. Ричард, вопрос не о том. Я хочу узнать, что ты думаешь о наших отношениях теперь. Когда был ребенок, все было понятно, но теперь. Что нас связывает сейчас? Скажи мне, что ты чувствуешь ко мне?  -
- Для меня ничего не изменилось и теперь. Я все также хочу, чтобы мы оставались вместе. Ребенок был счастливой случайностью. Теперь его нет, но это не значит, что я ничего не чувствую к тебе. Просто мне тяжело смириться с тем, что его нет. Мне трудно говорить об этом. Наверно понадобится время, чтобы мы могли смириться с этим. –
- Ричард, ты слышишь меня? Я говорю о том, что никогда не смогу стать матерью. Я никогда не дам то, чего ты так хочешь и чего достоин. –
- А чего я достоин? Откуда тебе это знать? – Похоже, что он начинал сердиться. – Я сожалею о нашей потере, бог свидетель, но я не хочу, чтобы ты думала, что я был с тобой только из-за ребенка. –
- Ты никогда не говорил мне, что испытываешь ко мне. –
- А ты сама? –
- Да. Ты прав. Наши отношения развивались так быстро, что мы ничего не успели понять.-
Я попыталась определить, сто чувствую к Ричарду. Но чувство опустошения заполняло меня так плотно, что не для чего больше не было места.
- Так что ты можешь сказать о твоих чувствах ко мне, Джо? – В глазах Ричарда было ожидание и боль.
- Я не знаю, Ричард. Пока не знаю.-
- Я тоже не знаю, но считаю, что тебе не следует уходить. Пройдет время, и если мы поймем, что ничего нет, тогда… Тогда поговорим еще раз. –

Так мы и решили. Я жила в доме Ричарда, вот только перебралась в комнату для гостей. Он не стал настаивать. Жизнь пошла по-прежнему, вот только от интимной близости мы отказались. Мы не стали чужими, по прежнему проводили много времени вместе, и была в наших прикосновениях нежность и забота. Но и было во всем этом какая-то сдержанность, будто мы боялись сделать друг другу больно.
Миновало Рождество, которое мы встречали в семьей Ричарда. Наши отношения с Ашером претерпели изменения. Он стал более требовательным. В его поступках проявлялось больше нетерпения, чаще напоминал мне о том, что тоже присутствует в моей жизни. Об этом я никогда не забывала. Он не давал мне.
Мы решили, что несколько ночей в неделю я буду проводить в цирке возле Ашера. Вернее в своей комнате, которую мне там выделили. Ашер хотел, чтобы я оставалась в его комнате, но я решила, что пока не выясню, что происходит между мной и Ричардом, не буду встречаться ни с кем вообще. В интимном плане.
Эрик в это время стал для меня просто незаменим. Он ничего не требовал от меня, ни на что не претендовал, просто был рядом, когда был нужен. Фабио, пару раз ездил в Италию.  Ворох новостей, который он привез, напрямую касался меня. Из них я заключила, что на родину возвращаться мне еще рано.
Мой папаша не оставил надежды вернуть меня в свою семью. Он вовсю трубил о том, что я вот-вот вернусь и займу место директора концерна. Это тем более звучало убедительно, так как я совсем не опровергала этих заявлений, на что он возможно рассчитывал, чтобы узнать, куда я пропала.
И вот я шагала по улице, одна, Эрик пытался настоять на своем участии в прогулке, но мне нужно было обдумать новый проект, который Жан-Клод решил запустит весной в «Данс Макабр». Погода была холодной и я решила зайти в кафе погреться. Мне осталось свернуть на перекрестке и сделать пару шагов, как за спиной раздался хриплый голос.
- Джордан О`Райли?-
Я повернулась на голос. За моей спиной стоял огромный мужчина, человек. На других я научилась реагировать, даже не видя их. А это был самым что ни наесть нормальным человеком, просто очень большим, не меньше двух метров с чем-то. Одежда его тоже не вызывала подозрений, такой приличный, добротный и чистый. Так мог одеваться и любой человек от продавца до служащего банка.
Вот что бросилось в глаза, так это его взгляд. Такого не могло быть у простого обывателя, цепкий, напряженный, как будто он был готов к неприятностям. Черные глаза следили за мной как дула пистолетов.
-  Да, это я. А кто вы такой? Что вам нужно? –
-  Это не важно. – Очень короткий ответ.
- А что важно? – Я попыталась сострить, не думаю, что в этом городе мне могла грозить опасность. Тем более от людей. Бать слугой вампира и подругой Ульфрика местной стаи, много значило.
-  Важно то, что это вы. Вам придется поехать с нами. –
При его последних словах меня бросило в дрожь, я начала поворачивать голову, когда игла впилась в шею. Я дернулась от боли, а потом все поплыло перед глазами. Тело налилось свинцом и перестало слушаться. Ноги не держали меня, на последних вспышках сознания, почувствовала руки, подхватывающие мое тело. Мрак сгустился вокруг меня и во мне.

Просыпаться было тяжело, как будто после затяжной гулянки. Голова болела так, что самое безобидное движение доставляло адовы муки. Тело было ватным, все мышцы ныли, как после тяжелой работы. С трудом разлепив глаза, я осмотрелась вокруг.
Боже мой! Что со мной случилось? Я не помнила, как провела последние дни, и вообще, где я проснулась.
Комната была совсем мне незнакома, большая, роскошная, совсем не в моем вкусе.
Я лежала в кровати, на которой могли поместиться человек пять, правда, если лягут поперек. Но большая кровать это не так уж незнакомо. Кровать Ашера в «Цирке» пожалуй не меньше. Но я была не в «Цирке проклятых», в этой комнате были окна, через которые лился сумрачный свет. Это указывало на то, что день еще не окончился. Значит, прошло не так много времени.
Напрягая память до адской боли в висках, я наконец вспомнила верзилу с глазами как дула пистолетов. Черт! Даже боль в черепной коробке не смогла удержать меня на кровати. Я ринулась к окну. Отдернув штору, бросила взгляд наружу.
Мне с трудом удалось подавить крик. Перед глазами расстилался вид, при взгляде на который все внутри оборвалось.
Здесь я провела дни своего детства, и который посетила снова после возвращения из Штатов, когда приезжала сообщить о смерти Сирены. Это было фамильное поместье семьи Альберти под Миланом.
Итак, меня украли самым банальным образом. Джанфранко Альберти не терял ни времени ни денег даром.
Я смотрела,  как за окном тихо кружились крупные снежинки. Широкая аллея убегала прямо к кованным воротам, видневшимся в неверном свете угасающего дня.
Неужели Альберти думает, что может удержать меня против воли в своем доме? Он не так глуп. Значит, он придумал что-то, и это что-то вряд ли мне понравится.
В неведении я пребывала не долго. Когда в замке повернулся ключ, я не торопилась оборачиваться. За спиной раздались шаги, ели слышный звон возвестил о том, что кто-то поставил на стол поднос с посудой. Я даже не стала смотреть, кто приходил ко мне.
Прошло еще несколько минут, прежде чем дверь снова открылась.
-  Джордана, рад, что ты пришла в себя на столько, что можешь уже выражать свое призрение. –
Я повернулась на голос. Альберти стоял посреди комнаты. За его спиной застыла фигура давешнего верзилы с глазами-пистолетами.
За прошедшее время Альберти мало изменился, хотя… В его холодных глазах горело торжество. Он явно был чему-то рад. Еще немного, и он бы начал прыгать от радости. Это мне очень не нравилось. Если он в таком настроении, значит, кому-то будет очень плохо, и этот кто-то, скорее всего я.
-  По какому поводу столько радости? Неужели думаете, что если смогли меня выкрасть, сможете удержать здесь или заставить плясать по вашей указке? – Лучше самой начать атаку, чем ждать, когда тебя атакуют.
-  Ты права, привезти тебя было трудно, а вот держать насильно никто не будет. Уверен, ты сама с радостью останешься. –
-  Ага, а свиньи летают? –
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #34 - Октябрь 21, 2008 :: 11:56am
 
-  Ты стала дерзкой. Как видно твои американские друзья на тебя плохо влияли. Но теперь ты можешь о них забыть. –
-  Не надо быть таким уверенным. – Я бравировала, но каждое его слово вгоняло меня в беспокойство. Что он приготовил?
-  Я не только уверен, но и заранее поздравляю себя с большой удачей. Ты сама скоро убедишься в этом. –
-  Ну-ну. Что вы там придумали? Снова какую-нибудь мерзость? –
Выражение лица моего собеседника изменилось стремительно. Теперь оно стало таким бесстрастным и пустым, каким не бывает лицо человека. Мне стало страшно. Он не стал отвечать на мои колкости, сделал знак своему громиле, и тот подошел ко мне, в руках он держал камеру. Повернув ко мне монитор, он нажал кнопку.
В первый момент я не могла понять, что вижу, комната, предметы, и детали были четкими, но я не могла настроиться и понять что вижу. Но когда мне это удалось, кровь застыла в моих жилах. Еще через минуту я поняла, что попала в ловушку. И самое страшное, что сделаю все, что от меня потребуют.
Комната, которую я видела, была подвалом, в котором находился гроб, обвязанный цепями и с крестом на крышке. На моих глазах его убрали, цепи сняли и подняли крышку.
В гробу была моя сестра. Бледное лицо и закрытые глаза говорили о том, что она спала. Значит, снимали, когда были уверены, что она не сможет их достать. Она была сильнее этого громилы, и могла переломать ему хребет, даже не вспотев. Подлецы знали, и приняли все меры предосторожности.
-  Как вам удалось отыскать Сирену? –
-  Сирена умерла, а то, что там лежит, эта мерзость, это кровосос, ворующий жизнь у людей. -  Голос был как бритва. Он действительно так думал. Для него это не была его дочь. Это был враг, мерзость. Я содрогнулась, если бы он не решил, что может надавить на меня, он убил бы ее.
-  Ты думала, что я ничего не узнаю? Я так и знал, что у тебя не хватит духу закончить дело. Я стал проверять, что ты делала в Америке, с кем встречалась. Это заняло много времени и денег, но стоило того. И вот, ты здесь и я уверен, что будешь послушной девочкой, и делать то, что тебе говорят. – Это уж точно. Я буду делать все, только бы он не тронул ее.
-  Вы все рассчитали, не так ли? –
-  Да все верно. И без глупостей, а то мне достаточно сделать знак, и ЭТО получит кол в сердце. –
Взывать к его чувству порядочности было глупо, но придется попробовать.
-  Я буду делать, как скажете, но прошу вас убрать цепи и крест, она еще так недавно умерла, это сведет ее с ума. Ей нужно выходить и питаться. Вы подумали, как будете ее кормить? –
-  Я не собираюсь об этом думать. Ни я никто из моих людей не станет ее кормить. Так что ее состояние будут зависеть от тебя целиком. А цепи и крест нам необходимы для безопасности. Кто поручится, что она не попытается вырваться? –
-  Я поговорю с ней. –
-  Ты что думаешь, я глуп? Кто поверит слову кровососа? –
-  Но ведь она твоя дочь! –
-  Она мерзкий вампир, немертвая мерзость. И не старайся меня разжалобить, я и тебя бы упрятал в тот же подвал, ели б ты не была мне так нужна. – В его глазах горела безумная злоба. Он никогда не мог смериться с тем, что кто-то мог игнорировать его. Моя мать ушла от него, от его богатства и положения. Младшая дочь тоже оставила его, сделала что-то против его воли. И, наконец, я так долго игнорировала его приказы, отказывалась подчиниться. Боюсь, все это сводило его с ума. Он медленно терял разум. И вот я оказалась в руках безумца. Положение лучше некуда.
-  Итак, теперь мы можем обсудить мои планы в отношении тебя. – Он многозначительно посмотрел на меня.
-  Сначала я бы хотела поговорить с сестрой. – Надо было потянуть время. Для чего я пока не знала, но надеялась, что смогу хоть что-то придумать.
-  Тут я приказываю, ты, что еще не поняла? –
-  Я просто хочу увидеть Сирену, вот и все. –
Альберти уставился на меня, пытаясь понять, что я задумала.
-  Если это уловка, то она тебе не поможет. Я хорошо подготовился. Сама скоро поймешь.- Он самодовольно посмотрел на своего подручного, тот бесстрастно застыл у двери.
-  Тем более, чего вам бояться? Я просто поговорю с сестрой. Как давно она в гробу? –
Альберти кинул взгляд на фигуру у двери. Тот слегка пожал плечами.
-  Двое суток. –
-  Вы ей не давали выйти две ночи, и не кормили ее? Но это ужасно. Она еще молода, ее нужно срочно освободить! –
Альберти снова смотрел на мужчину у двери.
-  Что скажешь, Нино? –
-  Ваша дочь права, если оставить ее на большой срок в том положении, она рехнется, и нам от нее будет мало толку. Разве что прикончить ее. -
Я сразу же возненавидела эту груду мышц. Слишком много знает и абсолютно лишен сочувствия. Для него и я, и Сирена букашки, которых он раздавит без сожаления по приказу этого садиста.
-  Тогда отведи ее в подвал. Пусть пощебечет с той, но следи, чтоб ничего лишнего, а потом приведешь ее ко мне. –
Он снова посмотрел на меня, а потом повернулся, вышел из комнаты. Я осталась с громилой Нино.
Он, молча, стоял у двери.
-  Ну что, так и будем стоять? Который час? – Он меня раздражал и пугал одновременно.
-  Не надо на меня злиться, я делаю работу, за которую мне платят, вот и все.
-  Ага, работа, похищать людей. –
-  Да правильно, и поверьте, мне за это хорошо заплатили. – Вот гад, даже не скрывает, что он обыкновенный головорез. – А со временем порядок, закат через полчаса, как раз хватит чтобы спуститься в подвал и снять цепи.- Его рожа расплылась в циничной улыбке.
-  Ничего смешного не вижу, ублюдок. – Меня аж затрясло от ненависти.
-  Ну-ну, успокойтесь госпожа, а то вас удар хватит. И хозяин мне голову оторвет. –
-  Вот было бы чудесно! –
-  Ага, и пришлось бы хоронить не одну, а двух дочек сразу. Вторая ему тоже не понадобится. –
-  Ах, ты сволочь… - Я рванулась к нему, прицелилась выцарапать глаза, но он легко перехватил меня, вывернул руки за спину и вздернул выше. От боли я вскрикнула. У этого парня сила была такой, что он мог сломать меня пополам. Он наклонил ко мне лицо, от его выражения у меня мороз прошел по коже. Из его глаз на меня глянула смерть.
-  Одно движение, малышка, и я сверну тебе шейку, и плевать, что я потеряю заработок. –
Что-то было с ним не так. Он с легкостью сделал бы как сказал, и только невероятное самообладание позволяло ему этого не делать. Я замерла, смотря в его глаза, как кролик.
Он усмехнулся, криво и страшно, а потом наклонился и впился в мои губы.
Я была так ошарашена, что даже не сопротивлялась. А когда опомнилась, он уже отпустил меня и сделал шаг к двери, бросив через плечо.
-  Не зли меня, а то сама пожалеешь. –
-  Уже.-
-  Вот и чудно. –
Я шла по ступенькам вслед за огромным провожатым, на губах все еще ощущала след его прикосновения, вкус его ненависти. Что и говорить, его я боялась даже больше Альберти.
Ну и ну, он что собрал вокруг себя всех помешанных уродов? Тогда нам с сестрой будет очень трудно выбраться, а может и невозможно без помощи. Но кто придет нас спасать? Ведь никто наверно не знает, что со мной случилось. Вдруг на меня накатило такое отчаяние. Неужели все кончено? Я уже никогда не увижу Ричарда, Ашера, Эрика? Я почувствовала, как вся сжимаюсь от предчувствия беды.
Лестница закончилась у железной двери. Мой провожатый достал ключ и с трудом повернул кольцо. Внутри что-то громко щелкнуло, еще три оборота ключа и дверь начала открываться. Впереди был проход в другой коридор, более короткий. Свет зажегся автоматически. Мы прошли до конца и снова уперлись в дверь. Нино снова достал ключ, и, бросив быстрый взгляд на часы, повернул ключ в замке.
- Давай быстрее, мне еще цепи снимать. И помни, если мне что-то не понравится, пеняй на себя, сделаю так, что вам обоим будет больно, очень больно. – В это я поверила сразу и безоговорочно, а что прикажите делать, если находишься в руках психа, который того и ждет, чтобы размазать тебя о стену.
-  Ну что, договорились? –
-  Да. –
-  Вот и ладно. – Он рывком открыл дверь. Мне стало жутко, она была такой толстой, как минимум с мою ладонь. Похоже, что с подготовкой они точно не соврали.
Стены в комнате тоже были облицованы железом, но в центре каждой из стен я заметила странные углубления.
Нино оставил меня у порога, а сам быстро прошел в центр. Гроб стоял именно там. Простой черный ящик с ручками, но как много горя заключалось в нем. Со звоном цепи сползли на каменный пол. Нино снял крест и вышел из комнаты, бросив последний предупреждающий взгляд.
Я подошла  к гробу и остановилась в ожидании. Мне не было страшно, я надеялась, что очнувшись, Сирена почувствует меня рядом. Уже две ночи она не питалась,  голод ее будет очень силен, но кормить ее никто не будет, значит, единственный выход, накормить ее моей кровью. Мне не сильно улыбалось такая процедура, метки Ашера сделали меня не чувствительной к вампирским чарам, а это значит, что зачаровать меня Сирена не сможет. Это будет почти пытка.
Я так глубоко задумалась, что звук откинутой крышки заставил меня вскрикнуть.
Сирена поднялась так стремительно, хотя до старых вампиров ей было далеко. Я посмотрела на нее и ужаснулась. Лицо бледное, бескровное, кожа истончилась, губы уже не могли скрыть острые клыки. И над всем этим сверкали безумные глаза. Она была в ужасе. Я слышала, что и более старые вампиры сходили с ума от такого наказания. Я испугалась, что  ее рассудок пострадал от заточения. Нужно было срочно успокоить ее. Что-то сказать.
-  Сирена, это я. Мы вместе. Прошу тебя успокойся и послушай меня. – Я пыталась говорить спокойно и рассудительно. Хотя в данной ситуации это вряд ли поможет, если ее разум омрачен.
Пылающие глаза устремились на меня. Если бы не метки, я могла бы впасть в транс, наверно раньше так бы и было.
-  Сирена, это я, Джо. Твоя сестра. –
-  Я знаю кто ты. Что случилось, где я? Почему меня держали в гробу? Я ничего не ела несколько дней, голод просто чудовищный. Что происходит, Джо?
В ее голосе слышалась паника и гнев.
-  А что ты помнишь последнее? Ну, до того, как очнулась в гробу? –
-  Что помню? Я вернулась в «Цирк» перед рассветом. Джейсон сказал, что меня ждет посланник от Малькольма. Я поднялась наверх … И больше ничего не помню. – Я видела, как она хмурится, пытаясь вспомнить. Но проблеска так и не заметила.
Сирена после моего возвращения перебралась к Жан-Клоду. Ей казалось, что быть ко мне ближе, это хорошая идея. Вот так  Сирена оказалась в цирке рядом со мной. А вернее сказать я с ней, так как бывала там меньше нее.
-  Выходит, что кто-то знал, где ты, что тебя связывает с «Церковью вечной жизни» и поймали на этот крючок. –
-  Что значит поймали? Кто поймал? Где мы? – Паника снова овладела ей. Она вдруг осела на пол рядом со мной. Я почти физически чувствовала ее отчаяние и голод. Пришло время рассказать, во что мы с ней вляпались. Но сначала нужно набраться мужества и предложить ей пищу.
-  Сирена, я тебе расскажу все что знаю, но давай сначала решим другую проблему. – Я замялась, не зная, как предложить ей себя на обед. Последний раз, когда такое произошло, это было с Ашером.
-  Я так голодна, что не могу не о чем думать. Это такая мука. Он гложет меня, не могу больше. – Мне было тяжело ее слушать, нужно кончать побыстрее. Я оттянула рукав и протянула руку.
- Джо, что ты делаешь? – Она смотрела на меня огромными голодными глазами. – Я не могу питаться от тебя. Я даже подчинить тебя не смогу. Это будет очень больно. –
-  Ты думаешь, я этого не знаю. Но больше тут никого нет, так что я предлагаю себя, и давай поскорее, нам еще нужно поговорить, а времени все меньше. Нам могут помешать.-  Я снова сунула руку ей под нос. Сирена взяла ее двумя руками, но смотрела на меня вопросительно.
Следующие минуты были, пожалуй, самыми неприятными за последнее время. Острые зубы глубоко впились в тело, и боль была невыносимой, острой и мучительной. Не было в этом ничего романтичного. Что может быть романтичного в еде, если ты сам и есть основное блюдо. Я старалась не думать о том, что сейчас происходило, самое страшное было еще впереди.
Сирена подняла голову. Мене было неприятно, что в углах ее губ были следы крови. Моей крови. Заметив мой взгляд, она быстрым движением слизнула остатки.
- Так что же происходит, Джо? Мы в беде? –
-  Ну, я бы не назвала это бедой. Это гораздо хуже. Мы в доме нашего отца Джанфранко Альберти. Он нас выкрал. – Я наблюдала, как в ее глаза просачивается ужас.
-  Ты говоришь, что мы в доме отца, в Италии? Но ведь это значит… - Она не смогла закончить фразу. Но я и так все поняла. Быть вампиром в старой доброй Европе, значит быть вне закона. Быть вампиром здесь, значит быть преступником. Тем более в Италии, где католическая церковь не последняя сила.
-  Мы в большой опасности, и не можем рассчитывать на помощь. Наверно никто не знает где мы. –
-  Он хочет убить меня? – В голосе Сирены звучал страх. – Но тогда зачем ему ты?  -
-  Он не станет причинять тебе вред? Пока не станет. –
-  Что это значит? Он не убьет меня? Почему? Он ведь послал тебя найти и вернуть меня. Он хотел, чтобы я лежала в семейном склепе, как положено мертвым. Что изменилось теперь? –
-  Он хочет, чтобы я подчинялась его воли, заняла место, которое не смогла занять ты, и для этого он привез тебя сюда, чтобы я не пыталась сопротивляться. Он точно рассчитал, я на все соглашусь, если он пригрозит убить тебя. – Я пыталась не показать, сколь безысходно мое положение.
-  Так вот что он от тебя хотел. Как я сразу не догадалась. Он послал тебя найти меня, или занять место подле него. Тогда почему ты дала мне возможность остаться в Штатах? Он ведь преследовал тебя, считая, что я мертва. Он заставлял тебя вернуться в семью?-
-Да, это правда. Ты была потеряна для него. Ели бы я вернула тебя, или сказала Альберти правду, это не помогло мне, а только навредило тебе. Я решила, что справлюсь сама, а тебе дала шанс существовать. И все получилось бы, но я не учла, что столкнулась с человеком, который никогда не отказывается от задуманного. Никогда. Он безумен. А с безумцами трудно найти разумный компромисс. –
- И что нам делать? Как долго нам здесь оставаться? Он ведь не собирается держать нас взаперти вечно? Это невозможно! –
-  На это он и не рассчитывает. У него есть какой-то план, но пока что я ничего не знаю. Я постаралась договориться, чтобы тебя выпустили, а уже потом выслушивать его приказы.-
-  Зачем ты согласилась? Теперь он будет думать, что может помыкать нами обеими! – Сирена легко вскочила на ноги. Теперь ее движения были плавными и сильными как у сытого зверя. Бледность исчезла, по щекам разлился нежный румянец. Приток свежей крови придал сил и решимости. Она снова почувствовала, что не простая напуганная девушка, а существо другого мира, существо почти неуязвимое и почти бессмертное. Почти. – Я не позволю никому играть нашими судьбами. Никто не заставит меня быть чьим-то орудием. – От нее повеяло потусторонним холодом и почти осязаемым страхом. По моей спине поползли мурашки, захотелось обхватить себя руками и спрятаться. А ведь она только год как немертвая, и уже такая сила. Если ей суждено выжить, то через пару десятков лет, она станет сильным вампиром. Таких называют Мастерами.
-  Сирена, послушай, нам не стоит выступать против Альберти, тем более, когда мы не знаем, что он задумал. Нам не победить его. Пока не победить, но все может измениться, если мы наберемся терпения. –
-  Я не буду ждать и терпеть, я ведь не слабая, запуганная девчонка. Я могу голыми руками разорвать человека пополам. И ты говоришь, чтобы я терпела! – Она метнулась к двери, стремительная и смертельно опасная. Я даже не успела крикнуть, предупредить. Тело врезалось в дверь с грохотом, от которого заломило зубы. На закаленных пластинах осталась глубокая вмятина. Сирена ногтями заскребла по железу. На двери оставались глубокие царапины.
Я вскочила с пола, но не успела и шага ступить, как в центре каждой из стен с лязгом открылись окна. За ними оказались углубления, в центре которых были вставлены кресты. Они засветились одновременно. Свет был таким ослепительным, что глазам было больно.
Сирена издала вопль боли, и рухнула на пол, стараясь прикрыть лицо.
Я поняла, что кресты были серебряными, и располагались так, что скрыться от них в этом помещении не было возможности. Сирена корчилась на полу, ее крик резал слух как лезвие. Я поняла, что имел в виду Нино, когда сказал, что может причинить очень сильную боль.
Значит, нас слушали, за нами наблюдали, и как только Сирена сделала неправильный шаг, ее наказали. Я подбежала к ней, упала на колени и попыталась укрыть от ослепительного света. Тщетно. Здесь спрятаться было негде. Сирена выла и корчилась на полу, ее кожа начала покрываться ожогами. Если так пойдет дальше, она обуглится заживо. Я сорвала с себя жакет и накрыла ее голову. Это не та защита, которая могла спасти, но хоть что-то. Я попыталась закрыть как можно больше тела, и закричала, чтобы перекрыть вопли жертвы.
-  Ради бога прекратите! Вы убиваете ее! Перестаньте же! – На мои крики реакции не последовало. Я поняла, что те, кто устроил эту экзекуцию, не собираются так быстро заканчивать. Сколько еще это продлиться я не знала. Нужно было хоть что-то делать.
Трясущимися руками я расстегнула рубашку, стянула и набросила на тело, покрывшееся волдырями, через которые сочилась кровь. Мне показалось, что вот вот я сойду с ума. Но тут раздался скрежет, и железные окна закрыли свои пылающие глазницы.
Стало почти темно. Я мигала, пытаясь привыкнуть к новым условиям. Сирена перестала кричать, но осталась лежать, и тело ее сотрясала дрожь. Я подняла край жакета и попыталась рассмотреть, на сколько сильны травмы.
Мне было видно только часть плеча и кисть руки, но и увиденное привело меня в ужас. Кожу покрывали волдыри, многие из которых лопнули и были похожи на свежие язвы. Кровь пропитала одежду и прилипла к ранам. Пальцы скрючились как когти доисторической птицы.
Смотреть на это было больно и страшно. Надеюсь, она сможет это залечить, хотя и потребуется много сил. Нужно было дать время ей опомниться, а также убедить Сирену больше не совершать таких поступков. А для этого нужно объяснить все, как можно убедительнее. Я склонилась над распростертым телом.
-  Сирена, слушай меня. Ты больше не будешь так делать. Это ничем нам не поможет. Они просто убьют тебя. Я уверена в этом. –
-  Но тогда тебя перестанет шантажировать наш отец. Ты сможешь уйти. –
-  Разве ты ничего не поняла? Он затеял очень опасную игру. Такую опасную, что пути назад ему нет. Если ты умрешь, он либо найдет другой способ заставить меня, а вернее всего просто избавится от меня, как от ненужного свидетеля. Понимаешь? Твоя смерть мне не поможет, будет только хуже. –
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #35 - Октябрь 21, 2008 :: 12:29pm
 
Она повернула ко мне голову. Лицо ее было обезображено, но глаза остались целы, и смотрели на меня с болью.
- Ты действительно так думаешь? –
- Да, я уверена. Выхода у нас нет. Будем делать то, что от нас требуют. Но даже если б я смогла выбраться отсюда, я не заплачу за свою свободу твоей гибелью. Никогда. –
-  Если ты так говоришь, я тебе верю. Ели скажешь, чтобы я терпела, я сделаю это. Но сделаю не потому, что боюсь за себя. Я не хочу, чтобы мои опрометчивые поступки причинили тебе вред. – Она отодвинулась от двери, медленно отползла в угол и сжалась там.
-  Мне нужно идти. Я обещала что выслушаю, что хочет мне сказать Альберти. –
Но, поднявшись на ноги, поняла, на мне из одежды остались только брюки и лифчик. Не в таком виде пристало говорить с человеком, от которого зависит твоя жизнь. Одежда осталась на полу. Одеждой то она уже не была. Ткань пропиталась кровью и другими жидкостями и стала твердой как панцирь. Придется идти в чем есть, и надеяться, что это не сочтут вульгарным.
Взглянув на Сирену, я подошла к двери и стукнула кулаком.
-  Откройте эту чертову дверь! Я готова встретиться с вашим хозяином. – В подтверждение своих слов я еще раз пнула дверь ногой. Очень даже напрасно. От боли в ушибленной ноге меня перекосило.
Дверь открылась через мгновенье. Амбал Нино возвышался в проходе. Я вспомнила о том, что он проделал со мной недавно, и сразу почувствовала, что на мне из одежды… Короче, ее было недостаточно, чтобы спрятаться.
-  Ну-ну. Не знал, что теперь дамы из общества так похожи на дешевых проституток. – Какой все-таки мерзавец! Но, помня его угрозу, я промолчала, обхватила себя руками и бросила последний взгляд на Сирену.- Будь умницей, никаких необдуманных действий. Я к тебе еще приду. –
-  Я уже обещала Джо. – Мне было так жаль оставлять ее одну в этой камере пыток, но обстоятельства сильнее нас. Придется подчиняться, если хотим прожить достаточно долго.
Я прошла мимо нашего тюремщика и двинулась по проходу. За моей спиной раздался лязг, запирающихся замков. Нино догнал меня у первой двери. Я дала ему пройти вперед.
-  На вот, прикройся. – Мне в руки упал его пиджак. Я не стала возникать, молча натянула его на себя. В нем я смотрелась, как ребенок в одежде взрослого, так велик был его хозяин. Полы доходили до колен, и при желании, я могла завернуться в него дважды.
Закончив прихорашиваться, я подняла глаза на мужчину. Он молча наблюдал за мной с высоты своего роста. Пожалуй, он был выше Ричарда сантиметров на десять пятнадцать. Просто  гигант. Угрожающий, страшный гигант.
-  Папаша не знает про твои художества на спине? – Я и забыла совсем, что мое тело со спины выглядит довольно не аппетитно. Просто последнее время мне не приходилось об этом думать. Все кто меня окружал, знали об этой истории со шрамами. А в свете последних событий вспоминать и стесняться было некогда.
Вот и получается, что мне снова придется объясняться с кем-то.
-  А зачем мне было ему сообщать об этом? Мы много лет не виделись. Он мной не интересовался, да и я к этому не стремилась. У меня был отец, который меня любил и заботился. Альберти остался в прошлом. –
-  Как видно не совсем в прошлом. –
Это уж точно. Мое прошлое шло за мной по пятам, и вот нагнало и больно стукнуло по затылку.
-  Так что там с этим? Тебя ведь порвал ликантроп? –
-  Не порвал, а ранил. Да и то случайно. -  А он как видно кое-что обо мне знает.
-  Но ты ведь не из шерстяных? Да? Как же так получилось? –
-  Повезло.  – Говорить о том, что у меня иммунитет не хотелось. Хотя, может он знал и об этом.
-  Ну-ну. –
Опять это «ну-ну»! Как оно меня бесило. Но что я могла сделать. Я просто отвернулась и стала ждать, когда он откроет дверь.
Дорога до кабинета Альберти заняла время. Дом был огромен. И меня «поселили» на достаточном расстоянии от апартаментов хозяина.
Я уже бывала в рабочем кабинете Джанфранко Альберти. Именно здесь произошел так памятный мне разговор, когда Альберти давал мне указания на счет поисков Сирены. Даже я сказала бы, приказывал.
Кабинет был огромен. Книжные шкафы занимали все пространство от пола до потолка. За стеклами поблескивали золотом переплеты дорогих и редких изданий. У графа был пунктик на счет дорогих вещей. Для него они были доказательством его богатства. Я даже не уверена, что он прочел хотя бы десяток из этих книг. Это относилось и к предметам искусства, в изобилии украшавшим его старинный особняк. Они годы и годы пылились на своих полках, скрытые от глаз людей. Сам хозяин почти не замечал их, вспоминая об их ценности лишь, когда нужно было продемонстрировать свое богатство. Все это было мне чуждо, а в сочетании с антипатией, которую он во мне вызывал, просто непереносимо.
Хозяин кабинета восседал за огромным  столом, который и сам стоил целое состояние. На сколько я помню, он купил его у какого-то почти выродившегося отпрыска старой итальянской знати, по-моему, их предок упоминался в исторических летописях о Фридрихе Барбароссе. Этому столу было больше лет, чем некоторым государствам, старой доброй Европы.
Альберти поднял на меня глаза, и в них мелькнуло что-то, от чего у меня неприятно похолодело внутри. Я была почти уверена, то, что мне предстоит услышать, совсем мне не понравится.
-  Что произошло, Нино? Почему она в таком виде? –
-  Интересно в каком, таком? Я не голая, не с побоями на лице? – От нервного напряжения, я сама не знала, что несу.
-  Та в подвале, пыталась вырваться, пришлось ее успокоить. – Немногословное описание пытки, которой подверглась Сирена, меня привело в ступор.
-  Это называется, успокоить! Да она чуть не обуглилась! – Я повернулась к Альберти. – Вы можете и не признавать того факта, что Сирена жива, но ведь она же ваша дочь. У вас совсем нет жалости к ней? –
-  Жалость это для слабых и глупых. А мне нет до них дела. Я уже сказал тебе, Сирена мертва. И тот факт, что она не в семейном склепе, а бродит ночами в богомерзкой личине, ничего не меняет для меня. Если Нино посчитал необходимым применить к ней подобные меры, значит, на то были причины. – Что можно сказать человеку, которого назвать таковым можно лишь с усилием и большой натяжкой. Ничего. Вот я и замолчала, в ожидании продолжения.
-  Вижу, что мозги ты не все утратила, знаешь, когда нада замолчать. Это дает надежду, что мы придем к разумному компромиссу. – Альберти довольно потер руки.
-  Что вы имеете в виду, говоря о компромиссе? –
-  То, что каждый из нас в итоге получит , что желает. Ты свободу. А я… Вот об этом и поговорим. У меня были большие планы на Сирену, но как ни прискорбно это признать, она их не оправдала. Но у меня по счастью, осталась еще одна дочь. Надо сказать, что я не рассматривал тебя, как подходящую фигуру в моей игре, но в тебе течет кровь нашего рода, а значит, и ты можешь пригодиться. В сложившихся обстоятельствах, ты стала единственным кандидатом. –
-  Кандидатом на что? –
-  Стать матерью моего внука. Тому, кто после меня получит все, чем я владею. -  В глазах говорившего сверкнуло торжество.
-  Вы проделали все это, лишь для того, чтобы я родила ребенка? – Не верю своим ушам! Он что совсем того? Глядя на него, я поняла, что более нелепой ситуации не могла и вообразить.
-  А что я должен был делать? Ты сбежала. Мне пришлось заплатить кучу денег, чтобы отыскать твои следы. А когда это произошло, я узнал, что ты живешь в Штатах с каким-то
школьным учителем и собираешься родить ему ребенка. Честно сказать, я даже обрадовался, такая удача. Вы не женаты, значит, ребенок будет носить мою фамилию. Я вполне смог бы устроить так, что получил на него права опеки. Я даже начал предпринимать кое-какие шаги. Отправил Нино наблюдать за тобой, и тут такая неприятность. Ты потеряла ребенка. Это все твоя дурацкая работа! Пошла по стопам своей мамаши. Той тоже мало было положения, которое она занимала. Работа ей была нужна. Зарабатывать тем, что голой плясать перед толпой. – Я хотела возразить, но он жестом дал мне понять, что не собирается выслушивать мои протесты. -  Я должен был срочно принимать меры. Нино выследил тебя и выкрал, а чтобы ты не вздумала упираться, приволок и тот ходячий труп в подвале. – Ну, какой же он гад! Я была готова его задушить, останавливало лишь одно, плохо будет нам обеим. Плохо и больно, а результат ноль. И еще одна мысль скрутила меня страхом. Альберти не знает, что беременность мне не грозит. Если сказать ему об этом сейчас, что он сделает? Убьет нас сразу, или потянет к врачам на подтверждение. Нет, пока нужно молчать. Так хоть выиграю время, а может и спасу нам обеим жизнь. Ведь не всегда же меня будут охранять, да и не нужно терять надежду на то, что мои друзья начнут меня искать.
-  Итак, вы наконец подошло к тому чего хотите. И как вы намерены заставить меня рожать. Прикажете кому-нибудь из ваших амбалов меня изнасиловать? – Я невольно посмотрела в сторону Нино. Встретив мой взгляд, он скривился.
-  Да я даже за деньги к тебе не прикоснусь! – Слова были как плевок, по крайней мере, я почувствовала себя оплеванной.
-  Нет, зачем же так радикально. Ты выйдешь замуж за человека, которого я для тебя выбрал. Все будет очень пристойно, зачем мне скандал в прессе. Но если ты вдруг решишь все испортить, я пожалуй велю Нино поразвлечься с той, что в подвале. Он думаю с радостью сделает это. У него к таким особенное отношение. А если ты и тогда, не исправишься, я пойду на крайние меры. –
-  На сколько крайние. – Нужно было знать, к чему готовиться.
- Тебя будут держать за руки и за ноги мои люди, пока мой избранник будет делать свое дело. Так тебе больше понравиться? –
-  Нет, не понравиться, точно. –
-  Вот и я о том же. Так что будь умницей и все быстро закончится. –
-  А что будет, когда я выполню ваши условия? Вы отпустите меня и Сирену? – Как-то мне не верилось, что все так просто.
-  Нет, не сразу. –
-  А когда? –
-  После рождения ребенка, ты получишь некоторую свободу и поощрение. А если пойдешь навстречу и поспособствуешь прибавлению в семействе, тогда можно будет говорить о твоем освобождении. – Граф смотрел на меня хищно-выжидательными глазами.
-  Моего освобождения? А что с Сиреной? –
-  Какое тебе дело, что будет с ней после? Подумай сперва о себе.-
-  А я не хочу думать только о себе. Я желаю знать, что будет с моей сестрой, когда вы получите, то для чего нас сюда привезли? Без нее я отсюда не уеду. –
-  Скажем так. Если ты желаешь, чтобы вы обе получили свободу, ты после рождения детей, не будешь требовать развода, никогда. Второе, ты будешь приезжать сюда по первому требованию и быть рядом на всех семейных торжествах. Третье, вокруг тебя не должно быть никаких скандалов и сплетен. Никаких явных нарушений супружеской верности. Ничего, что бы бросило тень на семью и детей. Четвертое..
-  А сколько всего пунктов? –
- Не дерзи мне. Четвертое, если твой муж пожелает, ты будешь исполнять свои супружеские обязанности. Пожалуй, пока достаточно, но этот список может пополняться.-
-  Ага, я так и поняла. Можно было не перечислять, а просто сказать, что я должна быть белой и пушистой всю оставшуюся жизнь. –
Граф не понял моего сарказма. Он нахмурился и посмотрел на Нино.
-  С ней будет трудно, как ты и предполагал. Но я всецело доверяю тебе. Ты сможешь приглядеть за ней и сделать так, что она будет вести себя как надо. – Мне очень не понравились его последние слова. Радовало хоть то, что насилия со стороны Нино мне не угрожает.
Разговор был окончен. Протестовать было бессмысленно. Я молча поплелась за своим тюремщиком и телохранителем в одном лице. Пройдя по скудно освещенным помещениям, мы оказались у дверей комнаты, в которой я очнулась.
Нино открыл дверь.
-  Я хочу вернуться к Сирене. Она ждет меня. Я должна ей все рассказать. –
-  Не терпится поделиться радостью. –
-  Не твое дело, понял! Я хочу к сестре. И твой хозяин не говорил, что мне нельзя к ней. –
-  Так я тебе это говорю сейчас. – Он все также возвышался надо мной, насмешливо сощурив глаза.
-  Иди ты, знаешь, куда со своими запретами! Ты меня достал уже! – Меня понесло не на шутку. Хотелось орать и топать ногами, швыряться в стену вазами, и одну неплохо разбить об его тупую башку.
Расправа наступила быстро. Гигант легко оторвал меня от пола, внес в комнату и в несколько шагов добрался до кровати. Бросив на постель лицом вниз, прижал к матрасу, и скрутил руки за спиной. Было очень больно, но кричать я не могла. Лицо плотно припечатано, я даже дышала с трудом. От боли, из глаз хлынули слезы. Не хватало еще захлебнуться в собственных соплях.
За спиной лязгнуло железо и на моих запястьях захлопнулись наручники. Проделав это со мной, Нино рывком перекинул меня на спину. Стало еще больнее, теперь я навалилась на свои вывернутые руки всей тяжестью. Больно и унизительно одновременно, так как одолженный мне пиджак распахнулся. Я лежала, глотая слезы боли, полуголая, испуганно ожидая продолжения. Нино стоял надо мной на коленях, и все равно возвышался как башня. На угрюмом лице застыло выражения презрения.
-  А теперь слушай внимательно, госпожа графиня! Я больше не буду этого повторять. Когда я говорю, что тебе делать, ты молча выполняешь. Если ты еще раз попытаешься показать свой характер, я сделаю так, что долго этого не забудешь. А что касается твоей мертвой сестрички, я упакую ее в уютном гробике с крестом на пару дней. Чтоб было не повадно. За каждое твое выступление будет расплачиваться она заключением в гробу. А за ее неповиновение будет доставаться тебе. Так что обдумай все как следует. А чтобы помочь тебе принять правильное решение вот что сделаю. Он снова придавил меня к постели лицом вниз. Через несколько минут наручники были перестегнуты, пиджак снят, потом он снова скрутил мне не только руки, но и ноги и бросил на кровати, беспомощную и заплаканную.
-  Полежишь связанная, и подумаешь о том, как себя вести. – Он поднялся на ноги, и, окинув меня взглядом, добавил. – Еще раз попытаешься говорить со мной подобным образом, я избою тебя в кровь. Поверь мне на слово, я это сделаю. –
-  Что же ты за человек! Как можно быть таким бездушным, жестоким? – Неужели я пыталась взывать к его совести. О чем я только думала?
-  Что я слышу? Ты говоришь мне о жестокости? – Он наклонился ко мне. Я тут же пожалела, что привлекла его внимание. – Так я жесток? А ну-ка скажи мне это еще раз! – Он приблизил свое лицо к моему почти в плотную. Глаза были темными и угрожающими. -  Твои американские дружки, вампиры и оборотни гораздо ласковее. Может расскажешь, как твой вампир ублажал тебя? А ты взамен давала ему сосать твою кровь? Как ему это нравилось? Давай посмотрим, где он тебя кусал? – Ухватив меня за лицо, он поворачивал мне голову, разглядывая шею. – Тут нет.- Он перевернув меня вниз лицом. – На руках тоже ничего нет. Так где же, где? Может спустить штаны? – Я готова была заорать от отчаяния.
-  Оставь меня. Я никому не давала кровь, только Сирене сегодня. И нет у меня любовника-вампира. – Надо было как-то отвязаться от него.
-  Вранье я не люблю так же сильно, как и вампиров. Так что не пытайся обмануть меня. Я отрабатываю каждую лиру из своего жалования. Ты была любовницей вампира в Сент-Луисе, правда не долго, а потом перебежала к этому красавчику учителю. Интересно знать, как с этим смирился кровосос? – Я не знала, стоит ли мне отвечать или вопрос риторический. Но оказалось, что стоит, потому что мой мучитель снова начал меня трясти.
-  Так как же? Почему кровосос не оторвал твоему дружку голову? –
-  Потому, что он умный, в отличии от некоторых. - Господи, ну почему я не могу молчать, ведь от этого зависит если не моя жизнь, то уж точно мое здоровье.
-  Я предупреждал тебя. Но, похоже, слова тут бессильны. – Я едва успела сжаться, огромная твердая ладонь выбила из моей головы всякое желание дерзить. В глазах заплясали разноцветные искры, а во рту появился отчетливый кровавый привкус. На глаза навернулись слезы боли. Но как оказалось, наказание еще не закончено. Нино обхватил ладонью мою шею и сжал пальцы. Я открыла рот, хватая воздух, но было поздно. От ужаса, я выкатила глаза, из горла вырвался хрип. Я изо – всех сил задергалась на кровати. Тело забилось в конвульсиях. Инстинкт самосохранения заставлял тело бороться. Страх смерти самый большой стимул цепляться за жизнь. Мне казалось, что вот вот мои легкие разорвутся, в глазах потемнело. Вдруг на мгновенье мне показалось, что я вижу Ашера. Я почувствовала его удивление и поняла, что и он почувствовал мой страх, а может и увидел, распростертую на кровати, полузадушенную, испуганную. Мне показалось, что он тянется ко мне, а в следующий миг все пропало. Я потеряла сознание. Это избавило меня и от боли и от страха.
Пришла я в себя в одиночестве. Руки и ноги были свободны, и то хорошо. Моего мучителя не было рядом. Может, он испугался того, что сделал со мной. Какая глупая мысль. Наверно от недостатка кислорода в мозгу. Охая, я сползла с кровати и проковыляла в ванну. Горячий душ немного ослабил боль в суставах. Наверно, мышцы растянула, когда билась со своей страшной нянькой. Вернувшись в комнату, я выглянула в окно. Часов у меня не было, но темнота за окном подтвердила, что я не сильно долго была в отключке. Побродив по комнате, я поняла, что ни одежды, ни других личных вещей здесь нет. После душа мне нечего было одеть, разве что натянуть ту, что была на мне раньше. Я как раз собиралась в ванну за одеждой, когда дверь открылась. Я застыла, прижав руками к груди. В комнату вошел мужчина, в руках он держал поднос, вторая фигура маячила в дверях. Поставив поднос на стол, мужчина сделал еще один рейс к дверям и обратно. На этот раз возле стола была оставлена объемистая сумка. После этого показательного выступления, пара удалилась.
Едва в замке повернулся ключ, я занялась обследованием сумки и подноса. Наверно я очень им нужна. Это следовало из содержимого. Одежда была эксклюзивной, а еда дорогой. Может меня хотят привести в порядок и откормить, прежде чем показывать жениху. Какая, в конце концов, разница. Мне нужно одеться, голой ходить неприлично. И еще мне нужно поесть, если мне придется кормить Сирену каждый день, нужно хорошо питаться. Хотя. Сколько ни ешь, вряд ли я долго протяну. Одному человеку не потянуть вампира, даже если кормить не каждую ночь. Это тоже вопрос к моим тюремщикам.
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #36 - Октябрь 21, 2008 :: 10:51pm
 
Одевшись и поев, я подошла к двери и постучала, весьма интеллигентно. Не хотелось провоцировать новое избиение. Тут мне пришла в голову страшная мысль. Нино говорил, что за непокорность одной будет отвечать другая из нас. Мне стало не хорошо, и я снова постучала в дверь.
-  Эй, кто-нибудь! Можно мне выйти? Мне нужно поговорить с сестрой, срочно! Эй!- На мой крик сбежался весь дом! Держи карман шире! Что тут сделаешь? Я покрутилась по комнате, и ничего не добившись, легла не раздеваясь.
Утро не принесло ничего нового, если не считать, что появился Нино, угрюмый, но как мне показалось спокойный. Я с опаской посматривала на него, нужно держаться с ним очень осторожно. Сила у него такая, что если его разозлить, он прибьет меня и даже не вспотеет.
Нино уселся в кресло напротив меня. Пристальный взгляд, сжатые губы выдавали, что он в напряжении. Это меня не обрадовало. Хорошо было то, что хоть не кидается с кулаками. Рука потянулась к шее, где под воротником скрывались синяки, оставшиеся после ночной драки. Он заметил мой жест и догадался, о чем я подумала.
-  Я так понимаю, что мои предупреждения не действуют. Боюсь, что и от побоев толку будет мало. А если ты еще раз попытаешься разозлить меня, не могу обещать, что в следующий раз не сломаю тебе шею. Поэтому в последний раз говорю тебе, не зли меня, никогда. Я тебе скажу, почему со мной опасно спорить и злить. Ты была любовницей вампира, а в подвале у нас еще один кровосос, этого достаточно, что бы у меня терпение иссякло. Ели бы ты не потеряла ребенка, все бы уже закончилось. Я бы следил за тобой до его рождения, а потом привез в Италию к деду. Да, вот, что тебе нужно еще знать. Твой отец, посылая меня в Америку, велел найти твою сестру и убить ее, а тело привезти, чтобы похоронить в семейном склепе. -
Я смотрела ему в лицо, и не могла поверить услышанному. Это просто дикость какая-то. Они что, думали, что могут так просто сломать кому-то жизнь?
-  Из-за твоего поведения мы несколько раз меняли планы. Мне пришлось торчать в стране, кишащей вампирами, которых к тому же охраняет закон. Я видел тебя среди этих кровососов, и сообщил хозяину, что ты спишь с одним из них. Он велел мне подготовить твое похищение. Пока я готовился, ты переехала жить к своему учителю, а потом все так быстро менялось. Ты попала в больницу, кома, потеря ребенка. Хозяин не хотел рисковать, и я выполнил его приказ привезти тебя сюда, вот только убивать твою сестру было нельзя. Я сразу понял, что если ее не станет, у нас не будет ничего, чтобы надавить на тебя. Раз уж ты скрыла, что Сирена вампир, значит, хотела защитить ее. Я сразу понял, если мы поймаем ее, то ты будешь делать все, чтобы только мы не причинили ей вред. Теперь понимаешь, я не мягкотелый, добряк, которого можно разжалобить. Ты и твоя сестра в подвале, для меня ничто. Если придется, я раздавлю вас без сожаления. Для меня вы всего лишь дохлая кровососка и шлюха кровососа. Как видишь, все легко и просто. Либо ты выполняешь то, что от тебя хотят, либо ты умрешь. -  После этой длинной тирады он замолчал, но продолжал сверлить меня глазами.
Да, нужно что-то делать. Если станет известно, что матери из меня не выйдет, боюсь, что расправа будет скорой и жестокой. И как случилось, что эта информация не попала им в руки. Неужели всему виной спешка? Тогда, ура! Может еще не все потеряно. Главное чтоб Сирена не выдала моего секрета по неосторожности.  
-  А в чем причина такой ненависти к вампирам? Я тоже выросла в Старом Свете, как и миллионы других людей, но ведь мы не пылаем такой жаждой убийства? У тебя есть личные причины. Что случилось с тобой? – Не знаю, зачем я это спросила. Думаю не ради праздного интереса.
-  Не твое дело! Достаточно и того, что я их ненавижу, и убиваю при любой возможности. Именно поэтому твой отец нанял меня. –
-  Моего отца зовут Сэм О`Райли. С твоим хозяином меня ничего не связывает уже давно. Я и отцом его не считаю, жаль, что мама не изменила ему и не родила меня от другого. – Что я несу, сама не понимаю.
-  Да, в данной ситуации тебе бы это очень помогло. – Он криво усмехнулся.
-  А что вы решили с Сиреной? Я ведь одна не смогу кормить ее долго. Это не под силу человеку. –
-  Это не наша проблема. Будет голодать. –
-  Но это жестоко! Вы что привезли ее сюда, чтобы мучить? Тогда лучше ей умереть истинной смертью. –
-  Это можно устроить. –
-  Тогда не надейтесь, что и я буду выполнять условия. –
-  Что я тебе говорил о вреде угроз? –
-  А я не угрожаю. Мне было обещано, что с сестрой ничего не случится, если я буду делать, то, что от меня требуют. Если Сирену не кормить, это будет для нее пытка. Человек без еды тоже не выживет. Так что нужно что-то придумать или я буду для вас бесполезна. От потери крови я ослабну, а может, и вообще умру, и тогда у вас на руках окажется два вампира вместо одного. –
-  Ты думаешь, я буду ловить на улицах людей, и таскать их твоей сестре кровососке? Ты наверно не в своем уме, если веришь в это. -  На его лице заходили желваки. Я сжалась, чувствуя, что он распаляется.
-  Я не предлагаю делать это так. Но если вы притащили ее сюда, значит, должны были продумать, как ей питаться. Вы же планировали это. –
-  Она здесь не на курорте. Пусть питается крысами. А если ей это не по вкусу, может сесть на диету. –
Я поняла, что времени у нас не так много. Сколько протяну я, если буду кормить Сирену. А сколько она сама протянет без еды? Боюсь, что ответ прост и не утешителен. Очень недолго.
-  Когда я смогу увидеть сестру? –
-  Умница. Уже поняла, кто тут распоряжается. Если так пойдет и дальше, то скоро ты почувствуешь, что жизнь становиться приятнее и веселее.
-  Мне не до веселья как-то. –
-  А что плохого? Ешь, отдыхай, носи дорогие тряпки и драгоценности. Что тут тяжелого? –  Ты забыл упомянуть постель с незнакомым мужиком. –
-  Точно, забыл. Но тут тоже не на что жаловаться. Парень подходящий, не так красив как твой  учитель, но зато с длинной родословной и связями. И самое главное, человек. – Похоже, он решил поиздеваться надо мной. Пришлось сделать вид, что я насупилась. Хотелось прервать беседу и все обдумать, как следует.
-  Так, когда же мне будет разрешено свидание с сестрой? –
-  Да иди хоть сейчас. – Нино пожал широкими плечами. – Вот что только будешь с ней делать, она в спячке? –
-  Тогда я пойду туда перед заходом. Хочу, чтобы очнувшись, она почувствовала меня рядом. -  
До вечера ко мне никто не приходил, если не считать охраны, приносившей еду. У меня было время на переваривание информации. Из всего я сделала два вывода. Первое – скрывать невозможность моей беременности. И второе – срочно обдумывать план побега. А для этого необходимо выбраться отсюда под любым предлогом. Но как подать о себе весточку друзьям, у кого просить помощи? Мне вряд ли удастся отделаться от охраны.
Осталось надеяться на то, что у меня будет шанс. Ведь меня собираются представлять жениху, и сообщать о свадьбе. В высшем обществе полно условностей, которые нужно соблюдать. О свадьбах принято сообщать во время светских приемов. Надеюсь, что меня хоть раз вывезут куда-то. Необходимо продумать каждый шаг на такой случай.
Этим я и занялась, свернувшись на кровати, в ожидании заката.
-  Твой отказ ничего не решит, только ослабит. Зачем тебе мучить себя. – Мы сидели на полу ее камеры, облокотившись о гроб.
-  Я не буду пить твою кровь. Голод мучителен, но не настолько, чтобы я хотела навредить тебе. – Сирена опустила голову мне на плечо. Длинные темные волосы скользнули вниз, укрывая мою руку и грудь. Я погладила ее холодную ладонь.
-  Знаешь, дорогая, если ты будешь отказываться, нам обеим придется плохо. Я тебе говорила, что нам нужно делать, а чего не делать. Так вот, если ты не будешь питаться, вряд ли сможешь контролировать себя. Этот, чертов, Нино не упустит возможности наказать нас обеих. –
-  За что он так меня ненавидит? Я ведь не виновата, что Рене сделал меня такой. –
-  По-моему он именно так и считает. –
-  Ну, даже если и так, то за что он ненавидит тебя? Ты ведь живая? –
-  Для него я любовница вампира, а это ни чем не лучше. Неважно почему, важно, что это так. –
-  Но ты не любовница, ты …- Я не дала ей закончить.
-  Подруга, любовница, это всего лишь слова, а суть одна. Я, правда, была близка с вампиром. -  Не стоит говорить в слух то, что могут услышать чужие уши, а в том, что нас подслушивают, я была уверена. И не только подслушивают, но и подсматривают.
-  Джо, я боюсь этих людей. Они безжалостны. Мне некуда спрятаться от них. Вдруг они захотят вытащить меня на свет? Мне так тяжело. За что отец делает с нами это? –
-  Затем, что для него мы не были детьми, просто орудия достижения своих целей. Теперь ты понимаешь, почему мама ушла от него. Она всегда очень переживала, что ей пришлось оставить тебя с ним, но она была бессильна. Альберти слишком могущественный человек.-
Сирена опустила голову мне на колени и зарылась лицом в одежду. Я ее понимала. Кровь это то, что оживляло ее тело, давало силы и радость. А что теперь, когда она лишена всего этого? Боль, мучение, слабость.
-  Я тебе говорю, пей. –
-  Не могу.-
Я начинала сердиться.
-  Дура! –
-  Джо, не надо так со мной. Я все понимаю, но не могу. Лучше я умру. –
-  Тогда мы умрем вместе. – Я была благодарна ей за то, что она ставила меня выше всего, что так важно для нее. Но и я любила ее не меньше. Можно сказать, что после смерти я стала ее любить даже больше. Хотя нет, не больше, просто мы стали гораздо ближе. Но наши чувства сейчас вряд ли помогут нам.
Я погладила ее шелковистые волосы, она перехватила мою руку и прижалась губами к запястью. Как  ей было трудно, не продолжить, не впиться  клыками в пульсирующую жилку. Она справилась, прижала ладонь к своей щеке и снова положила голову мне на колени.
-  Скоро рассвет. Я так устала. Как бы мне хотелось, чтобы ты осталась со мной рядом. Почему они не разрешают нам быть вместе? –
-  Наверно так они получают удовольствие. –
-  Джо иди к себе. Мне тяжело бороться с собой. –
-  Так не борись. Сделай это, и всем будет лучше. Два дня это слишком. – Я сунула руку прямо под нос. Думаю, биение пульса, наконец, сломало ее сопротивление. Острые клыки впились в запястье. Я едва сдержала крик боли.

Я стояла посреди кабинета, как нашкодившая школьница. Альберти восседал в кресле и сверлил меня недовольным взглядом.
-  Так не может продолжаться дольше. Я запрещаю тебе давать кровь. Запрещаю! –
-  Тогда распорядитесь, чтобы мне нашли замену. – Я кинула взгляд на фигуру Нино, застывшего за спиной хозяина.
Альберти тоже повернул к нему голову.
-  Что скажешь Нино? Как тебе предложение? – Внутри у меня все похолодело. Что можно было ожидать от садиста?
-  Мы не можем привлекать посторонних. Это опасно. Разве только ловить простачков и кидать их ей на съеденье?
-  Вы что серьезно? Как так можно? – Я была шокирована.
-  Есть предложения лучше? –
Я почувствовала, что надежда оживает во мне. Я так загорелась, что не заметила выражения глаз Нино, устремленных на меня.
-  Почему не найти того, кто согласится на это добровольно? Можно заплатить за это. –
-  Да, добровольно? – Голос Альберти был задумчив. – Нино, а это выход. Что если найти придурка, который согласится за деньги на это? –
-  Да? И как долго его хватит. А когда он уйдет, начнет болтать о том, что узнал. И потом, что все начинать сначала? Нет слишком опасно. Боюсь, что мы не можем на это пойти. – Взгляд его не выражал ничего утешительного. Для меня. Он раскусил меня.
Мне казалось, чем больше людей нас увидит, тем больше возможностей связаться с нашими друзьями.
-  Тогда, что вы предлагаете? –
-  Ничего. –
-  Ну, тогда и я буду продолжать кормить ее сама. – Это очень смахивало на угрозу.
-  Нино, это не выход. Ты понимаешь это? – Альберти снова повернул к нему голову.-
-  Сеньор граф, девчонка путает нас. Мы притащим постороннего, а вампир затуманит ему мозги, и отправит сообщить о нас их друзьям. –
Граф повернулся ко мне. Похоже, он не предполагал такого развития ситуации. Чертов Нино! Он слишком умен для своего роста. Как же я ненавидела его в этот момент!
-  Джордана, ты напрасно пытаешься вывернуться. Отсюда для тебя только один выход. Так что не пытайся меня рассердить. – Что мне его гнев? Нино, вот кто пугал меня.
-  Я не буду пытаться, если вы сами придумаете что-то путное. А пока все будет по-прежнему. -  
Я и не надеялась, что последнее слово останется за мной.
-  Идемте, госпожа графиня, я провожу вас в апартаменты. – Нино отодвинулся от стола и пошел к двери. Весь его вид показывал, что спорить с ним, только себе дороже.

-  Никаких  кровопусканий, понятно? – Нино уставился на меня с мрачным предупреждением.
-  Тогда сделайте это сами! –
Мой взрыв удивил его, а меня испугал. Но слова сорвались с языка, затолкать их обратно было не возможно. Я лишь сжалась, ожидая продолжения. Но он медлил, и это пугало меня еще больше.
Нино возвышался надо мной и молча смотрел в глаза. Пауза затянулась, и стало уж очень неуютно. Я нервно прошла в перед, торопясь прошмыгнуть в комнату. Он поймал меня за руку и повернул к себе.
-  Никаких кровопусканий с сегодняшнего дня. Ты должна прилично выглядеть, когда будет сообщено о твоей помолвке. – Вот как! Значит, события развиваются и к тому же стремительно. Не прошло и недели, а меня уже окрутили. Появилось чувство, что надежда умирает. Хотелось плакать от отчаяния. Выхода из ловушки не будет. Нет ребенка, нет свободы ни для меня, ни для Сирены. В таком виде я не могу идти к сестре. Я опустила голову, не хотелось смотреть в лицо собственной смерти. Мое отчаяние Нино принял за покорность.
-  Иди в комнату, я придумаю, что сделать для твоей мертвой сестрички. Вот только не думай, что я дурак. Я многому научился, охотясь на вампов. Их повадки и способности, меня вряд ли могут обмануть. И тебе тоже не советую. Ты проиграла, так смирись. –
Да уж! Смирись! Но я не хочу. Я хочу жить. Увидеть Эрика, подурачиться с Фабио. Вдруг до боли в печенке захотелось прижаться к Ричарду. Почувствовать его рядом с собой. Увидеть, как он готовится к работе, проверяет тетради, сидя на диване.
Воспоминания нахлынули так внезапно, аж дыхание перехватило. Я вспомнила наш разговор с Ричардом после моего выхода из больницы. Как же больно! Ричард, помоги мне! Я так боюсь, за себя за Сирену. Ричард, как мне сообщить тебе, где я, что со мной.
Нервы совсем расшатались. Меня затрясло, слезы хлынули из глаз. Зажимая рот ладонью, чтобы не зареветь в голос, я кинулась в комнату. Погано! Как же все погано!
Я упала на кровать, уткнулась в подушку и дала волю своему отчаянию.
Вдруг мне показалось, что я слышу свое имя. Я подняла голову. В комнате никого не было. Дверь закрыта. Но я не могла ошибиться, я слышала свое имя. Хотя, я была в таком состоянии, что могла принять желаемое за действительное.
Снова уткнувшись в подушку, я предалась своему отчаянию.

После захода солнца я спустилась к Сирене. Она уже очнулась и встретила меня грустным взглядом. Мое настроение тоже не укрылось от нее. Она подошла ко мне и обняв за талию, прижала к себе.
-  Джо, дорогая. Что случилось. От тебя так и веет отчаянием. – Я и забыла, что вампиры способны улавливать настроение как мы можем ощущать запахи.
-  Ничего, просто устала. –
-  Устала? Джо? –
-  Да, устала. И еще соскучилась. Очень. –
-  По Ашеру? – Я вздрогнула.
Ашер. Вот, что это было. Я слышала, как он зовет меня. Хотя ума не приложу, как такое могло случиться. Но я не могла ошибиться, слишком хорошо я знала его манеру произносить мое имя.
Ричард звал меня Джо, иногда Джордан. Но Ашер только Джордана, и голос его при этом ласкал и гладил, как невидимая ладонь. От его голоса по коже бежали невидимые импульсы, от которых все ниже пояса сжималось в тугой комок.
Я была близка с Ашером лишь раз, но даже при воспоминании  об этом душа уходила в пятки. Наверно пока я жива, это воспоминание будет жечь меня.
-  Я скучала о Ричарде. – Не нужно давать чужим ушам лишнюю информацию. Тем более, я не врала. Я скучала по нему, по ним обоим. Как странно. Когда они были рядом, я и не задумывалась о том, что они для меня значат. Как оказалось, очень много.
Так всегда бывает, что-то имеешь, но не знаешь, что с этим делать. Но стоит лишиться этого, то чувствуешь, что умираешь от тоски. Но если тоска и не убьет меня, то уж мои тюремщики сделают это, если узнаю, что я для них бесполезна.
Я взглянула в глаза сестре и стараясь быть убедительной, произнесла:
-  Я очень скучаю по Ричарду, но если спасти нас можно только выйдя замуж и родив ребенка, я сделаю это. Наберись терпения, дорогая. Все будет хорошо, я тебе обещаю. У нас есть проблема, Альберти запретил мне кормить тебя. Хочет, чтобы я была в форме когда будет объявлено о помолвке. Мне так жаль, что придется подвергнуть тебя новым мучениям. – Я потрепала ее по щеке.
-  Да, и мне жаль. Но ведь у нас нет выбора. – Она улыбнулась. У нее плохо получалось прятать свои острые зубы. Еще слишком молода. Чтобы стать мастером по этой части ей нужно попрактиковаться еще лет пятьдесят.
Лязг открываемой двери заставил нас обернуться. В камеру прошел Нино, за ним маячила еще одна фигура. Он так редко заходил сюда, что его появление заставило меня напрячься. Нехорошее предчувствие зашевелилось внутри. Я невольно выдвинулась вперед, становясь между ней и вошедшими. Прямо как мать.
Окинув нас насмешливым взглядом, он сделал шаг вперед.

Если кто читает то, что я тут пишу, может скажете пару слов? А то у меня от всеобщего молчания наступает дефицит мозговой активности.  Печаль
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Jess
Мегамодератор
*****
Вне Форума


Не слушай слова, слушай
безмолвие

Сообщений: 1134
Подмосковье
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #37 - Октябрь 21, 2008 :: 11:15pm
 
Читаю, интересно Улыбка И интересно, как  же это все распутается.
Между двух кавалеров Джорданы - симпатии на стороне Ашера Улыбка Вот бы он её спас и они бы жили долго и счастливо Улыбка
Наверх
 

Если вы обнаружили, что не так умны сегодня, как вам казалось вчера, значит, сегодня вы стали мудрее
293520794  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #38 - Октябрь 22, 2008 :: 12:27am
 
Jess писал(а) Октябрь 21, 2008 :: 11:15pm:
Между двух кавалеров Джорданы - симпатии на стороне Ашера Улыбка Вот бы он её спас и они бы жили долго и счастливо Улыбка

А Ричарда не жалко? Я как-то давно писала, что из всеж муж. персов люблю именно его. Даже писать начала, чтоб хоть как-то его защитить, что ли  Улыбка
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Jess
Мегамодератор
*****
Вне Форума


Не слушай слова, слушай
безмолвие

Сообщений: 1134
Подмосковье
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #39 - Октябрь 22, 2008 :: 10:43am
 
Lola_Fe писал(а) Октябрь 22, 2008 :: 12:27am:
А Ричарда не жалко? Я как-то давно писала, что из всеж муж. персов люблю именно его. Даже писать начала, чтоб хоть как-то его защитить, что ли  Улыбка

Неа  Смущённый Нехорошо конечно, но нет. Хотя у тебя он получился более симпатичным, чем у ЛГ. Но пока что и у тебя ему не очень везет - и с Джорданой у него не все ладно, и ребенка они потеряли... И вряд ли им удастся жить втроем, а Ашер тоже вряд ли отступится... И там ещё где-то был Эрик... В общем, сложно Улыбка Буду следить за развитием событий Улыбка
Наверх
 

Если вы обнаружили, что не так умны сегодня, как вам казалось вчера, значит, сегодня вы стали мудрее
293520794  
IP записан
 
Oxi
Аниматор
***
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 540
С-Петербург
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #40 - Октябрь 23, 2008 :: 3:30pm
 
Lola_Fe, я читаю и мне нравится. У Вас мастерски получаются диалоги. Улыбка У Гамильтон Ричард и Ашер
какие-то неадекватные, один в неприятии своей сущности, второй в скорби по утраченному, а
у Вас они получились интересными. Улыбка
Жду продолжения. Очень довольный
Наверх
 

"Грех придаваться унынию, когда есть другие грехи"(с)
 
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #41 - Октябрь 23, 2008 :: 11:36pm
 
Спасибо Oxi, вот пару листов допишу и выложу продолжение.
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
JulianaC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


I Love YaBB 2!

Сообщений: 1374
Москва
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #42 - Ноябрь 17, 2008 :: 8:15pm
 
Мне понравилось. Даже очень. С нетерпением жду продолжения. Не задерживай его слишком долго. У тебя преврасно выходит. Жаль, что ты завязываешь с фиками...
Наверх
 
124487910  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #43 - Ноябрь 19, 2008 :: 11:08am
 
Завязать я решила потому что дело это неблагодарное, брать идею и крутить ее легко, для меня по крайней мере, труднее родить что то свое. А так как я пишу по чужому замыслу, свое пылится уже три года. Нет вдохновения, или лучше сказать, трудно переключаться с одного на другое. Получается тот же ритм, а это смахивает на плагиат. Во как!
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
JulianaC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


I Love YaBB 2!

Сообщений: 1374
Москва
Пол: female
Re: NC-17, W, Дороги…
Ответ #44 - Ноябрь 19, 2008 :: 7:37pm
 
Ну зато ты делаешь хорошую историю с понравившимися персонажами. Для написания фанфика есть несколько причин: автор мало пишет о любимом персе, или то, что пишет автор в корне не устраивает. Или хочется дополнить пробелы в истории. Гамильтон - как раз подходит под все категории. Так что приятно почитать хорошую историю, с нормальными персами...
А свое? Это конечно более благодарное дело... В этом нет сомнения.
Наверх
 
124487910  
IP записан
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9