Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Новый перевод! Ким Харрисон "Игры немертвых" (12 книга о Рейчел Морган. Финальная!). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 
NC-17, End, Цена проклятья (Прочитано 14054 раз)
JulianaC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


I Love YaBB 2!

Сообщений: 1374
Москва
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #15 - Март 20, 2009 :: 3:45pm
 
Я могу выложить оставшиеся главы. У меня есть этот фанфик... Смущённый

Может быть Lola напишет новый фанфик - но про Ашера, чтобы его никто не кинул в конце...
Наверх
 
124487910  
IP записан
 
Autumn
Ночной охотник
**
Вне Форума


Если орел-я выиграла.
Если решка-ты проиграл...

Сообщений: 162
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #16 - Март 21, 2009 :: 4:12pm
 
Может, Ашера с Ричардом оставить?Ни у Аниты проблем, ни у Ашера, ни у Ричарда, в конце концов ПодмигиваниеА оставшиеся главы -  это хорошо Очень довольный
Наверх
 
 
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #17 - Март 21, 2009 :: 11:23pm
 
JulianaC писал(а) Март 20, 2009 :: 3:45pm:
Я могу выложить оставшиеся главы. У меня есть этот фанфик... Смущённый...

Я просто в восторге,  Очень довольный что ты оставила у себя мое скромное творение, не пожалела места. Если можешь сбрось мне на мыло, я его подправлю (я это и с новой выкладкой проделала) мыло fe12@yandex.ru

JulianaC писал(а) Март 20, 2009 :: 3:45pm:
Может быть Lola напишет новый фанфик - но про Ашера, чтобы его никто не кинул в конце...

На счет нового фанфика..... не знаю, не знаю... Как-то нет вдохновения, пока. После окончания Дорог планировала закончить свои собственные работы (их у меня три, на разных стадиях исполнения), ну и еще хочу несколько сказок написать, продумываю сюжет. Думаю как закончу мангу по зоомагазинчику ужасов, так и созрею.
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
JulianaC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


I Love YaBB 2!

Сообщений: 1374
Москва
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #18 - Март 22, 2009 :: 8:46am
 
Отправила тебе твой фанфик...
Наверх
 
124487910  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #19 - Март 23, 2009 :: 5:37pm
 
Спасибо JulianaC я получила. Но с радостью сообщаю, в дом вернулся мой собственный блудный сын( фанфик  Очень довольный) Сегодня и выкину окончание... Поцелуй
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #20 - Март 24, 2009 :: 12:17am
 
Ну вот я и готова окончить свое повествование


-   Если говорить точнее, это не тигр, а тигрица. – Элена тоже смотрела на меня, припав плечом к Ричарду. Они сидели, прижавшись, друг к другу. Я невольно отвлеклась, вспомнив, о том, что  у нее было свидание с Ашером прошлой ночью. Похоже, я чего-то не поняла, или у нее весьма свободное отношение к жизни. Впрочем, оба возможных ответа могут подождать.
-   Две женщины и мужчина, если быть еще точнее. И при том, все торе очень сильные. – Голос Ричарда был мрачным. -  Я точно могу сказать, что  все это очень серьезно. Не думал, что встречу женщину ликантропа, с которой  будет так тяжело справиться. Не уверен, чем бы вообще это закончилось, если бы Элена не вздумала прижечь ей шерсть. – Ричард опустил глаза на девушку, прижимавшуюся к его бедру.
-   Не собиралась я этого делать. – Элена опустила глаза. -  Я просто испугалась.  Иногда от сильных эмоций я не могу удержать себя, и моя человеческая личность стекает с меня. Это может быть очень опасно для окружающих. Если это вовремя не остановить, все могли погибнуть. Мне очень жаль, что так случилось, но это происходить со мной тем чаще, чем меньше я позволяю себе бывать в своей естественной форме. – Она спрятала лицо в ладони. Потом подняла голову и, смотря перед собой невидящим взором, продолжила глухим голосом. – Наверно настало время рассказать о себе. Может, кому-то это поможет лучше понять, что происходит, и даже спасет жизнь. –
Она начала свой рассказ, и чем дольше я слушала, тем более неправдоподобной и тяжелой мне казалась эта  история.

                                                                    Глава 17

Род Сартариев был могущественным среди Многоликих.  Древность рода была сопоставима лишь с их непомерным тщеславием.
Многоликие правили миром за долго до того, как люди стали отделять себя от животных. Постоянные войны за власть и богатство, ослабили некогда могущественную расу. В то время как Многоликие вырождались, людской род креп и множился. Постепенно осталось лишь двенадцать кланов. Они укрылись в своих неприступных крепостях, охраняя свои секреты, и кичась остатки былого могущества.
Только две вещи почитали Многоликие власть и богатство. Только они имели для них значение. Они обладали даром магии.  Жизнь их могла быть почти бесконечной, но род их вырождался. Дети рождались все реже. Женщина могла иметь только одного ребенка, и девочек рождалось с каждым годом все меньше. В конце концов, случилось так, что на  каждую из женщин приходилось пятеро мужчин.
Тогда надменные властители обратили свой взор к людям, которых раньше считали почти животными. Многоликие часто продавали им свои знания, но теперь одной из возможных плат, стала близость между мужчиной из рода людей и женщиной расы Многоликих.
Никто из людского племени не мог выносить долго близкого соседства с Бессмертным, как их называли люди, в его естественной форме. Но одной из их способностей,  была возможность изменять свое тело, придавая ему черты схожие с человеческими. Они отправляли своих женщин к людям, на время достаточное, чтобы зачать от них ребенка. Таким образом, кровь обновлялась, позволяя поддерживать расу.
Принимая другую форму, Многоликие теряли некоторые свои способности, и не могли поддерживать свои силы, которые сильно зависели от их физиологических особенностей.
Основа их долгой жизни была в силе, которую они черпали из людей. По сути, они были близки к нынешним вампирам, только более страшной их формой. Сама их чуждость людскому обществу, делала их менее понятными и более жестокими, так как они даже не понимали всю чудовищность этого отличия. Лишенные каких бы то ни было эмоций, они относились к этому, как вопросу питания, не больше и не меньше.
Во времена величия своей расы, они могли использовать силу жизни, которая наполняла
мир, изливаясь свободно из всего живого. Но процесс вырождения, коснувшийся их, лишил этой возможности. Единственным способом поддержания бессмертия, стало человеческое тело.
Моя мать, Тарамия Сартарис, была последней женщиной в роду. Последней, которая могла дать потомство.
Для того чтобы зачать с ней ребенка, был выбран старший сын правителя страны, на землях которого находилась цитадель Сартариев. Адриан был молод, но уже приобрел славу дальновидного и смелого полководца. Правитель обещал Бессмертным, за помощь в войне, что Тарамия сможет остаться  с его сыном до тех пор, пока, не забеременеет.
Это была только сделка. Многоликие не могли испытывать эмоций, какие либо чувства для них были не возможны. Главным был результат. Моя мать исполняла свой долг перед семьей, ее не волновало, что человек, в постель которого она ложилась каждую ночь, может не испытывать к ней ничего кроме страха или отвращения.  Она прожила с Адрианом несколько месяцев, но как только поняла, что беременна, вернулась домой. Договор был выполнен, остальное не имело значение, даже желание отца узнать о рождении ребенка, своего первенца.
Когда я родилась, род Сартариев постигло великое разочарование. Впервые у Многоликих появился такой ребенок. Я ничем не отличалась от своих человеческих родственников. Даже имя мне дали, Илениа, что на языке древних значило «Иная». Через некоторое время меня было решено отправить к отцу, в доме Бессмертных меня ждала смерть.
Не могу сказать, что отец встретил меня пылкой любовью, но свои обязанности выполнял неукоснительно. Я была официально принята как его дочь, и стала называться, госпожа Иления Адриана.
К этому времени, мой отец уже имел беременную жену, отличавшуюся очень ревнивым характером. Она не желала видеть меня подле мужа. В итоге моим воспитанием занялась бабка моего отца. Она была очень стара, но прожила достаточно, чтобы я успела вырасти. Я прожила с ней двенадцать лет. За это время я привыкла считать себя человеком. О моей бессмертной родне я почти ничего не знала, и даже никого из них не видела.
Не могу сказать, что все были согласны со мной. Меня боялись, справедливо считая, что чуждая кровь еще даст о себе знать. Да и росла я не такой как мои братья и сестры. Более медленно внешне, но гораздо умнее и способнее их.
Жена моего отца родила ему пятерых детей, сына и четырех дочерей. У дядей и теток тоже было полно детей. Как ни странно, с годами я становилась более похоже на своего отца, чем его законные дети. Его холодное отношение ко мне, постепенно сменилось теплой отцовской любовью. Все свободное время он проводил со мной. Мы уезжали на долгие прогулки в лес и горы. Он рассказывал мне об истории своего рода, о войнах и временах мира. Иногда он брал меня с собой в поездки по стране, и заседания военного совета. Учил владеть оружием и ездить верхом. Это было самое счастливое время моей жизни, и воспоминания о тех днях остались самыми светлыми в моей жизни.
Все изменилось, когда наступил мой двенадцатый день рождения. Сначала умерла моя прабабка.
На день рождения отец подарил мне коня. Это было самое потрясающее животное, которое я видела.  Черный как ночь и быстрый как удар молнии, с глазами звездами, а длинная грива и хвост летела за ним как черный ветер, когда он скакал по полям, окружавшим  замок. Он был с норовом, почти дикий. Никто не мог подойти к нему, кроме отца и меня, и это был мой единственный друг.
Когда мой сводный брат узнал о подарке, он взбесился. Считалось, что он старший наследник правителя, а этот подарок был поистине королевским. Он кинулся ко мне и начал орать, чтобы я не смела подходить к животному. Отца не было дома, да я никогда не жаловалась на плохое отношение ко мне мачехи и ее детей.
На следующий день, когда я пришла в конюшню, там меня уже ждал брат. Он приказал слугам выгнать меня, а сам оседлал коня. Он был младше меня, но гораздо выше и сильнее.
Он вскочил в седло, но конь, чувствуя чужого, рассвирепел. Он брыкался и скакал, изо всех сил стараясь сбросить седока.  Он метался по загону, а злобный мальчишка смеялся и мучил бедное животное.
Я не могла больше этого вынести, злоба и отчаяние душили меня. Перемахнув через ограду, я кинулась к ним.
Я почувствовала, как вдруг весь мир вокруг изменился, и как бы надвинулся на меня. Я видела все по-другому, странно. Цвета изменились. Стали более яркими, предметы более четкими. Я могла различать самые мелкие детали, и видеть то, что было удалено от меня на большое расстояние. Звуки заполнили мир вокруг меня, как невнятный шум, но если напрячься, я могла определить, кот их издавал.
Я обернулась к всаднику и лошади, и тут же почувствовала, как что-то теплое и безумно приятное потянулась ко мне. Это было так восхитительно, что хотелось окунуться в него всем телом, ощутить, как  оно льнет к коже, вернее кожа как будто исчезла, и я ощущала все  обнаженными нервами.
Мой брат завопил и, бросив поводья, закрыл глаза руками. Конь, выкатив безумные  глаза, взвился на дыбы,  и сбросил седока. Тот грохнулся на землю, как камень, и больше не двигался.
Но самое страшное началось после этого. К нам со всех сторон кинулись слуги, завывая от ужаса.  И сразу же ко мне устремился поток, такой сильный, что меня захлестнуло как утопающего. Но это было так приятно, что по началу я была охвачена восторгом, но постепенно это становилось мучительным, как будто меня начало разрывать на части. Я ничего не знала о своей второй сути, и не умела ее контролировать. Я просто тянула к себе свою силу, до которой могла дотянуться. Не зная, как прекратить это, я кинулась прочь, зажимая уши, чтобы не слышать криков ужаса и боли за своей спиной. Я мчалась так быстро, как будто за мной гнался ад.
Я забилась в самый темный угол, но все равно могла ощущать, как сила врывалась в меня, грозя раздавить. И тогда я потеряла сознание, в этом было мое спасение.
Я пришла  в себя в темноте, почти ничего не ощущая. Я чувствовала облегчение, мне нужно было время, чтобы прийти в себя и понять, что произошло.
Вдруг я поняла, что-то не так.  Темнота не была полной. Я не видела предметы, но могла ощущать их. Я двигалась, обходя то, что не видела, так как будто знало о том, что там находилось. Тишина тоже не была такой, как прежде. Теперь тишины не существовало для меня. Это было необъяснимо. Мир был наполнен невнятным шумом голосов, шуршания и вздохов.
Проходило время, но никто не приходил ко мне.  Даже еду мне не приносили. Сначала это мучило меня, но потом я поняла, что вовсе не испытываю голода.  
Я не знаю, сколько прошло дней. Свет в мою тюрьму не поступал. Но однажды дверь открылась, и в комнату вошел мой отец. Он не мог меня видеть в темноте, но я видела его также хорошо, как при свете солнца.
Он стоял молча, всматриваясь в темноту. Наконец, он позвал меня по имени. Его голос звучал так, как я никогда не слышала раньше. В нем я слышала боль, боль о того, что он ничем не мог мне помочь. Он пришел сказать, что я не могу остаться здесь. Теперь я была как мои бессмертные родственники, и поэтому опасна для людей, так как не умею  управлять своими силами. Меня спрятали за толстыми стенами, самой отдаленной башни, что бы я не могла тянуть из людей силу, наполняя их ум ужасом. Мачеха потребовала от отца избавиться от меня, мой брат лежал в бреду, и никто не мог сказать выживет ли он.
Никто не хотел приближаться ко мне, чтобы носить мне еду, поэтому в течение этих дней мой отец тайно приходил ко мне, и стоял под дверью. Я даже не знала, что вытягиваю из него жизнь.
Я слушала его, и мне было так больно, как никогда в моей короткой жизни. Я слушала его  глухой голос и чувствовала, что не могу даже плакать. Все во мне окаменело от ненависти. Я ненавидела себя за то,  чем я стала. За то, что чувствовала радость, когда в меня струился теплы поток силы. Даже зная, что убиваю самого дорогого мене человека, я испытывала восторг.
Я закричала. Забилась в угол, умоляя его оставить меня. Мне было так страшно и больно, что я готова была биться головой о стену, пока не умру.
Он ушел, даже не коснувшись меня на прощанье, а через несколько дней дверь снова открылась, и в комнату вошла женщина.
Я никогда не видела мою мать, но сразу поняла, что это была она.
Она выглядела как человек, но я сразу почувствовала разницу. От нее не шло тепло жизни. Ничего. Она стояла передо мной, как прекрасная и пугающая статуя, совсем чуждая мне.
В ее сверкающих глаза, изучающих меня, я не увидела любви, только холодное торжество. Она осматривала меня своими холодными глазами, замечая каждую деталь. Она увезла меня в крепость Сартариев.
Пять лет понадобилось на то, чтобы я научилась тому, что умели Многоликие. Пять лет из меня пытались вытравить то человеческое, что досталось от отца. Но не проходило и дня, чтобы я не думала о нем.
Я знала, что мой брат поправился. Об этом позаботилась Тарамия. Коня, подаренного мне отцом, и ставшего невольным виновников моих несчастий, пришлось убить, так как он взбесился.
Отец был очень слаб и долго болел, но отказался от помощи, которую ему предлагала моя мать. Он даже не захотел с ней встретиться. Я тоже его не видела.
Спустя пять лет, моя семья нашла для меня мужа из другого клана. В обмен, мой род получал сразу двух женщин, так как оказалось, что я не подвержена слабости всех женщин Многоликих, то есть могла иметь столько детей, сколько пожелаю.
Это была торговая сделка и ничего более. Еще более далекая от того, что случалось даже у людей. У правителей тоже в ходу были подобные сделки, но сохранялось хотя бы подобие нормальных семейных отношений. Меня меняли, как товар, пусть и весьма дорогой.
К тому времени  я уже достаточно хорошо разбиралась в том, что представляет собой раса Многоликих. Можно сказать, что они были весьма странным сочетанием противоречивых  качеств. Их схожесть с людьми была только физиологической, во всем остальном они были гораздо ближе к искусственно созданному интеллекту, лишенному всяческих эмоций, свободного от каких бы то ни было желаний и стремлений, кроме жажды власти и богатства.
Бездушные, бесчувственные, жестокие ко всему кроме своего рода, не способные изменить ни себя, ни окружающий их мир. Все, что было не понятно им, считалось не достойным внимания, да и самой жизни. Первое время, когда я только приехала, от меня скрывали многие стороны жизни семьи. Но постепенно ужасная правда открывалась мне. Я замечала, как из ворот замка выносили тела, завернутые в материю. Странно было то, что, находясь среди родни, я не нуждалась в поддержании своих сил. Постепенно я научилась контролировать себя. Мне было гораздо уютнее в своем человеческом теле. Мать объясняла это тем, что моя форма не была притворством, как у них, а была дана мне при рождении, и являлась моей неотъемлемой частью. Но стоила мне оказаться в близи человека, как приходилось контролировать свои силы, не позволяя себе брать от них силу. Я, как и люди, могла использовать пищу для поддержания своего человеческого тела. Мои же бессмертные родичи не нуждались в этом.
Когда-то, очень давно, предки Многоликих умели использовать  силу окружающего их мира, но когда вырождение коснулось их расы, они потеряли многие свои способности, в том числе и эту. Теперь они отличались от своих прародителей так, как нормальный человек отличается от своего слабоумного родственника. Но и с тем, что осталось в них, они были устрашающе могущественны.
Проводя много времени в человеческом теле, я была лишена большей части своей силы, меня это вполне устраивало, так как я была лишена и их слабостей. Вот только одно беспокоило меня, когда я меняла форму, это всегда напоминало сильный всплеск, почти взрыв. Это было похоже на то, как будто долго запертая в узких рамках, я накапливала в себе силу, а потом при изменении она вырывалась подобно вихрю. Эти всплески приводили мою родню в ужас, так как после каждого из них они долго не могли восстановить свои силы. Эти всплески  заставляли их напрягаться, чтобы устоять перед силой способной осушить их до дна.
Думаю, что это было одной из причин, по которой мне так быстро нашли жениха.
Мой отказ подчиниться требованиям семьи, был подобен удару молнии. Все родичи пришли в неистовство. Я впервые видела у них хоть какое-то подобие эмоций.
Я и так была кем-то вроде паршивой овцы или урода,  а тут еще и мой отказ совсем добил их. Такого еще не случалось за тысячелетнюю историю рода. Мне угрожали всеми возможными карами и отлучением от семьи. Но все было напрасно. В конце концов, меня оставили в покое. Но после всего, ко мне стали относиться как к пустому месту. Да мне было это безразлично. Я проводила все меньше времени в замке. Я путешествовала по окрестностям, забираясь все дальше и дальше. Возвращалась только чтобы передохнуть перед очередной вылазкой. Там, вдали от всех, я поняла, что-то во мне меняется. Я могла все дольше оставаться в человеческом теле, не испытывая неудобства от того, что подавляю свою другую сущность. Но я понимала, что не могу сдерживать  ее вечно, поэтому позволяла отпускать себя, когда поблизости не было никого, кому это могло повредить. Тогда то я  и поняла, что, принимая форму Многолики, могу чувствовать живые предметы вокруг себя, и даже дотягиваться до тех, которые отделены от меня расстоянием. Это было интересным приобретением.
Иногда на меня накатывала волна отчаяния, из-за невозможность быть такой как все, люди или Многоликие. Быть не такой как другие, это довольно спорное преимущество, а иногда и весьма болезненное. Однажды, после очередного такого всплеска отчаяния, я ушла из дома. Я была очень похожа на людей, и надеялась, что смогу жить среди них, не привлекая внимания. Но я ошибалась. Мне приходилось тяжело. Находиться среди такого количества людей было трудно. Постепенно я нашла приемлемый выход. Это позволило мне жить, не нарушая моих моральных принципов, не брать ни у кого силы без разрешения, или не давая ничего взамен. Мужчины всегда добивались моего внимания.  Многие из них шли на все, только бы завлечь меня в свою постель. Когда же узнавали мои условия, отшатывались в страхе. Но были и такие, кто вполне был доволен подобным обменом. В то время связь с бессмертным давала большие преимущества тем, кто мог за это заплатить.  Таким образом, для многих моя цена была приемлемой. Но это не были подлинно близкие отношения, скорее необходимое зло. Им приходилось бороться с тем чувством страха, который я в них вызывала. Мои способности не были достаточной компенсацией моей нечеловеческой природе. Я это постоянно чувствовала, но сделать ничего не могла.
Шли годы. Мир вокруг меня менялся, и только я оставалась такой как много лет назад. Тела Многоликих почти не подвержены старению. Через двадцать пять лет, я все еще выглядела так же, как и в восемнадцать лет. К этому времени я поняла, что безумно устала от попыток выглядеть другой, чем я есть на самом деле. Я решила вернуться домой. Нет не в крепость Сартариев, а в дом моего отца.
Время для него не стояло на месте, как для меня. Многое здесь изменилось. Моей мачехи уже не было в живых. Отец встретил меня сильно постаревшим и ослабшим. Даже мои племянники выросли и стали взрослыми. Правителем страны был мой сводный брат, отец уже не мог исполнять свои обязанности.
Отец встретил меня радостно. После стольких лет холодного безразличия, это был так необычно приятно.  Он не забыл меня, не выбросил из своего сердца, как делали многие в течение  долгих лет. Сказать, что я была счастлива, это не сказать ничего. Я испытывала такое блаженное чувство облегчения и спокойствия, какое было только в детстве, когда я еще не знала того, что уготовано мне жизнью.
Но дни счастья были коротки. В то время шла война. Мой брат не был ни хорошим полководцем, ни дальновидным политиком. Война всех застала врасплох, и с каждым днем положение становилось все хуже. Я напрягала все свои силы, чтобы спасти хотя бы то, что еще оставалось. Все было напрасно, мои бессмертные родственники продали свои услуги врагам. Я была одна против более чем дюжины подобных мне. Все было потеряно почти в один день.
Отец умер у меня на руках, защищая свою страну. Женщины и дети попали в руки победителей.

Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #21 - Март 24, 2009 :: 12:20am
 
Все взрослые мужчины были убиты. Среди них были трое моих малолетних племянников, детей правителя. Самого его прибили к дверям пиршественного зала. Он истекал кровью на глазах у своих детей и жены. А когда он умер, его сыновья стали платой Бессмертным, а женщин сделали рабынями победителя.
Я была слишком далеко, что бы спасти хоть кого-то из них. Когда я прибыла в замок, там никого уже не осталось. Брат был мертв, его жена покончила собой, чтобы не быть наложницей у победителя, его старшая дочь изуродовала себя и ее зарезали, как и большинство тех, кто не представлял никакой ценности. Маленьких детей увезли в крепость Сартариев. Я стояла посреди крови и разрухи, переполненная дикой злости и отчаяния. Я была почти безумна от боли, которая рвала меня на части, при виде того, что стало с моей семьей.
Я сделала то, что никогда не позволяла себе, находясь среди людей. Я отбросила сою человеческую форму так поспешно, что сила полыхнула, как ураган. Она, выворачивала людей, выжимая из них жизнь до капли, оставляя сухие мумии, но в них еще теплилось сознание. Я не отгораживалась от этой силы, впитывала ее, как голодающий глотает пищу, даже не пережевывая. Ненависть сжигавшая меня, не давала осознать, что я делаю, иначе мой разум вряд ли смог вынести то, что я творила. Я шла по комнатам моего бывшего дома, и устилала его трупами, как будто моя ненависть была костром, в котором плавились их тела.
Оставив замок, я отправилась в крепость Сартариев. Спасти детей я не успела, но ненависть бушевала во мне с прежней силой, от избытка ее, во мне что-то будто сломалось, мозг уже не контролировал мои действия, мной владело только одно желание, уничтожить всех до кого могла дотянуться моя сила. Я убила всех, кто был там. Последней умерла мая мать, Тарамия, корчась у моих ног, вопя от ужаса, и посылая мне свои проклятия.
С ее смертью я упала как подкошенная, больше не было силы, которая питала мою ненависть. Сразу мир как будто опустел. Я пришла в себя в опустевшем замке, с чувством холодной решимости, что Многоликим не место в этом мире. Их время давно миновало. На земле не может существовать одновременно двух, столь разных,  народов. Тем более что это угрожает уничтожением одной, и не принесет возрождения другой. Люди способны разобраться в своих отношениях без помощи сверхъестественных  сил.
На исполнение моего решения мне понадобились века. После того, что я сделала со своей семьей, Многоликие стали скрываться от меня, полагая, что я сошла с ума и опасна для них. Мне приходилось прятать собственную суть, что бы убедить людей, что те, кто отличаются от них, являются врагами, и их нужно уничтожать.
Это было опасное решение, но на тот момент необходимое, так как я не могла бороться против всех Многоликими одна. Борьбы была долгой и жестокой. И когда пали последние представители расы Многоликих, война окончилась. Но еще больше времени заняло истребление памяти о них. Это должна была сделать я сама. Я искала и уничтожала шаг за шагом то, что осталось.
Но и я делала ошибки. Прожив такую долгую жизнь, не возможно было всегда поступать только правильно. А люди оказались гораздо умнее, чем даже я могла ожидать. Нашлись такие, кто не только нашел то, что ускользнуло от меня, но и даже научился использовать это.  
«Lex» стал именно такой ошибкой. Моей личной болью. Я потратила более пятисот лет на то, чтобы найти книгу, а когда она была у меня в руках, я не смогла убедить Папу в том, что ее нужно уничтожить. Я не решилась рассказать правду о себе, чтобы убедительно доказать, силу и опасность знаний, содержащихся в ней. Единственное чего мне удалость добиться, это то,  что если погибнут все некроманты, угроза исчезнет сама собой.


                                                                       Глава 18

-   Вот теперь вы знаете обо мне все, или самое основное, без излишних подробностей. Чтобы рассказать обо всей моей жизни не хватит и недели. - Элена устало откинулась в кресле, прикрыв печальные серые глаза. Казалось, что это не их настоящий цвет, а пепел выжженной дотла жизни их хозяйки.
-   Сколько же тебе лет? – Я смотрела на нее, стараясь уложить всю историю во временные рамки.
Она посмотрела на меня, и горькая улыбка скользнула по ее губам.
-   Больше семи тысяч. – После ее ответа, мы все впали в прострацию. Она была старше всех известных мне существ, живых и не живых. Я знала только одно, которое было еще более старым, но я убила его несколько лет назад. Такой возраст был просто устрашающим, особенно если перед тобой сидит женщина, которой на вид дашь не более двадцати пяти.
По-моему, не я одна была выбита из колеи. Жан-Клод и Ашер смотрели на нее в немом удивлении. По сравнению с ней, их возраст не был даже младенческим. Пожалуй, только Дамиан, хоть в какой то  мере, был на ее уровне, но и это еще спорный вопрос. Ричард смотрел на нее расширенными глазами. По-моему, он даже слегка побледнел. Да и кто не побледнел бы на его месте. Вот я, думаю, что тоже выглядела не лучше, просто заметить это мешало то, что я от природы бледная. Джейсон и Зейн выглядели так же, как Ричард, если не сказать больше.
Короче говоря, мы были убиты этой новостью.
Но после ее рассказа кое-что действительно прояснилось. Но были и другие вопросы.
-   А что на счет Пожирателя душ? –
-  Так называли тех, кто использовал знания Бессмертных. Став на путь опасных знаний, жертвуешь собственной душой. Чтобы овладеть этим знанием требовались годы и годы, а жизнь человека ограничена, но продлить ее можно, правда, это требовало изменения сути. Он уже не был человеком, в полном смысле слова, но продолжал жить как раньше, стареть, но с тем отличием, что теперь ему приходилось использовать живую субстанцию, так сказать силу жизни, чтобы замедлить распад своего тела, так как в смертном теле теперь обитал дух более сильный, чем человеческий. Смерть тела еще не значила смерти духа. Если по какой то причине тело Пожирателя погибало, он мог продолжать существовать, даже если его тело начало разлагаться. Сами понимаете, этого не мог допустить ни один из них. Он должен обеспечить себе постоянный приток новых душ. –
-   И как часто это должно происходить? – Меня мучил вопрос, как скоро нам нужно ожидать нападения, и где оно произойдет?
-   Я этого не могу знать. В принципе, для обновления организма может хватать и одной жертвы на долгие годы, а может и одной в месяц. Все зависит от самого Пожирателя. –
-   И как долго можно продлевать жизнь таким образом? – Ричард, похоже, пришел в себя. Он сидел близко к ней, но что-то в его взгляде изменилось. Нет, он не смотрел на нее, как на чудовище. Ей, похоже, повезло больше, чем мне в свое время. Скорее, он смотрел на нее с жалостью и нежностью. Странно, но ей он простил ее чуждость, почему же тогда мне он этого не смог простить? Не думаю, что от недостатка любви. Он любил меня, может и сейчас еще любит, по-своему. Может дело в том, что я с самого начала была человеком, и оставалась им по сей день. Просто в процессе общения с Жан-Клодом и самим Ричардом, что-то во мне менялось. Элена же с самого начала человеком не была, но очень хотела этого. И стремилась быть им даже в ущерб себе самой. Может, именно это сближало их. Ричард всегда старался быть даже больше человеком, чем любой из нас. Похоже, он нашел родственную душу. Но я отвлеклась.
-   Очень долго, но человеческое тело ставит определенные границы. Оно дряхлеет. Можно продлить жизнь, но не молодость. Вот почему я спросила тебя, Анита, как выглядит князь де Эльяно? – Элена смотрела на меня, не мигая. – Но он не смог бы справиться даже с самым слабым из вампиров. Кто-то помог ему. Теперь я знаю точно, что это его тигры-оборотни. Чтобы связать силу вампира, его конечности прибили не только стилетами, но и использовали заклинание четырех стихий, которое действует на все живое и не живое.  Это первые элементы, из которых зародилась жизнь, и в которые обращается все после смерти. –
-   Тигры-оборотни? – Свет прозрения вспыхнул так ярко, что ослепил меня.
-   Да. Одно из преимуществ моего другого я, это видеть предметы такими, какие они на самом деле. Я умею двигать время в обе стороны, правда, не очень далеко от настоящего. Это я и сделала с тобой, в ту ночь, когда мы познакомились. Отодвинула время назад, и изменила твое будущее, убрав из него некоторые детали. Это позволило мне, слить в твое тело часть моей силы. Но для этого требуется соблюдать условие, тело должно быть достаточно живым. –
-   И что ты видела, смотря на них? –  Мне было жутко оттого, что она подтвердила мои подозрения. Я действительно умерла, вернее почти умерла.
-   Я видела женщину из клуба, это тот оборотень, что бросился на меня. –
-   Я другие два? –
-   Блондинка с голубыми глазами, но я видела ее лишь мельком, и ...-
-   Молодой мужчина с карими глазами? – Слова, казалось, вырвались помимо моей воли.
-   Нет, Анита. Это был мужчина гораздо старше. Я думаю не менее шестидесяти, скорее это дворецкий князя.- Элена задумчиво смотрела куда-то себе под ноги.
-   О чем ты думаешь? – Ричард провел по ее щеке костяшками согнутых пальцев, и, поймав за подбородок, поднял к себе.
Они смотрели друг на друга, так что мне захотелось стать невидимой и тихо выползти из комнаты.  Такого взгляда я давно не видела у Ричарда. Это было, более чем я могла вынести. Он смотрел на другую женщину так, как когда-то смотрел на меня. Это было больно еще и от того, как она сама смотрела на него. Такая отчаянная надежда на счастье. Но я увидела еще кое-что, отчего внутри у меня образовалась холодная пустота. В самой глубине ее чистых серых глаз была смерть. Страх так резко заполнил меня, что в глазах потемнело. На миг я выпала из реальности, и только прохладное прикосновение пальцев Жан-Клода, привело меня в чувство. Он склонил ко мне черноволосую голову и тихо прошептал.
-   Что с тобой, ma petite? Я почувствовал твой страх. Что тебя испугало? –
Не могла я ему сказать о том, что увидела в глазах Элены смерть. Она знала что-то такое, чего не рассказала нам. Не рассказала Ричарду. Я молча покачала головой.
Элена и Ричард сидели, прижавшись, друг к другу. Он осторожно обнял ее за плечи, и притянул к себе. Переведя взгляд на меня, она выпрямилась и произнесла твердо.
-   Я хочу встретиться с Виторио де Эльяно. И чем скорее, тем лучше. – Это прозвучало как утверждение.
-    И как это будет выглядеть? – Я смотрела на нее задумчиво.
-   Анита, я историк. Меня знают во многих странах. В Италии я прожила достаточно долго и могу придумать вполне убедительный предлог. –
-   Ты не пойдешь туда одна. – Ричард посмотрел на нее недовольно.
-   Ричард, я же не могу брать с собой охрану? – Она улыбнулась ему светло и нежно.
- А как на счет приятеля? – Его ответная улыбка была очень интимной.
-    Если ты беспокоишься, то я, думаю, доказала, что могу постоять за себя. –
-   И не думал сомневаться, но не хотелось, чтобы ты оставалась одна среди врагов. – Меня снова посетила ощущение, что я здесь лишняя, видя, как они припираются.
И, похоже, только меня. Зейн и Джейсон наблюдали за всем, открыв глаза пошире, и разинув рты. Жан-Клод смотрел на них, загадочно улыбаясь и посверкивая синими очами. Он явно не был смущен, и даже получал удовольствие.
А вот Ашер не выглядел столь благодушным. Он наблюдал за Ричардом и Эленой задумчиво, и, я бы сказала, с затаенной грустью. Я могу его понять, но факты, вещь упрямая.
-   Итак, как я понимаю, началось обсуждение планов на завтра. – Пора было двинуть разговор в нужном направлении.
-   Я постараюсь увидеться с князем и узнать, что он собой представляет, но думаю, я вряд ли и ошибусь, если скажу, что он ищет новую жертву. Нужно быть осторожными. Это относится ко всем. – Элена обвела всех взглядом.
Ричард взял ее за руку.
-   Я пойду с тобой. – Она явно хотела отказать, но потом посмотрела ему в глаза и кивнула.
-   Раз ты настаиваешь ...-
-   Элена, ты говорила, что вторая тоже женщина. Кто она такая, как ты думаешь? –
-   Похоже, что это Катарина де Марко. Я видела ее в журналах светской хроники, но это было несколько лет назад. Она считается одной из самых красивых женщин Европы. Одно время она была фотомоделью. Мужчины просто падали к ее ногам пачками. –
-   Так уж пачками? – Жан-Клод улыбнулся. Его глаза, как синий бархат, были полны скрытого огня. На алых губах застыл соблазн, черный шелк волос струился с плеч, как ночной водопад.
Не знаю, что он сделал, но в животе у меня взорвался огненный шар, и в кровь хлынул такой поток гормонов, что я чуть не подскочила, как ошпаренная.
В зале раздался веселый смех. Он звенел под темными сводами, как искристый родник, переливаясь по камням, в которые мы обратились.
Элена зажала рот ладонью, стараясь подавить взрыв веселья. Потом, проглотив,  выступившие  слезы, произнесла сдавленным голосом.
-   Умоляю, простите меня Жан-Клод! – Она наклонилась вперед, прижав руку к своей груди в жесте раскаяния и смотря на него глазами полными смирения.
Если бы я была мужчиной и на меня смотрели такими глазами, я простила бы что угодно.  
Жан-Клод был мужчиной.
-   Вы прощены, ma belle! – Он улыбнулся ей, но в этом уже не было вампирской магии.
-   Если бы вы видели Катарину де Марко, Жан-Клод, вы бы поняли мой истеричный смех. Я не преувеличиваю, говоря, что она прекрасна. Я ведь сама женщина, и за свою долгую жизнь повидала всякое. Катарина  вошла бы в первую десятку самых красивых женщин всех времен. –
Элена улыбалась, задумчиво поглаживая руку Ричарда, лежащую у нее на плече. – Думаю, что это именно та приманка, на которую князь ловит свои жертвы. –
-    Неужели, так хороша? – Джейсон подался вперед.
-   Джейсон, мой тебе совет, если увидишь похожую женщину, беги как можно дальше, и как можно быстрее. – Элена была абсолютно серьезна. – Не испытывай судьбу. –
-   А что на счет второй женщины? Секретаря князя? – Ашер был серьезно настроен.
-  Я ничего не знаю о ней, кроме того, что она ликантроп, и очень сильна для женщины. А, следовательно, и крайне опасна. –
-   Интересно, не имеет ли она отношения к тому, что внучка князя тоже ликантроп? –
-   Вполне могу в это поверить. – Элена кивнула.
-   А Паоло де Марко? –
-  О нем я ничего не могу сказать. - Голос ее был задумчив. – Паоло юрист. А они люди своеобразные, но я не слышала о нем ничего плохого. –
-   Кто такой этот Паоло? – Жан-Клод осмотрел нас с Эленой по очереди.
-   Наследник Виторио де Эльяно. –
-  Жан-Клод, я видела его. Он похож на Филиппа, так как будто он его отражение. – Наверно в моем голосе прозвучало что-то, от чего он потянулся ко мне и обнял за плечи.
-   Ma petite, это было так давно, но ты все еще чувствуешь боль. Почему?  -
-   Ты ведь знаешь, как это произошло? Даже спустя столько лет, мне кажется, что я могу видеть его кровь на той стене. – Голос изменил мне, последние слова я произнесла почти шепотом.
-   О ком вы говорите? – Ашер осмотрел нас подозрительно.
-   Филипп был танцовщиком в «Запретном плоде». Его убили по приказу Николаос на глазах Аниты. – Объяснил Жан-Клод.
- Он помогал мне в расследовании убийств вампиров. Когда Филипп отказался подчиниться приказу Принца Города, она велела убить его, чтобы запугать меня, а потом подняла как зомби.-
-   И что ты сделала? – Глаза девушки были как серый туман.
-   Я убила Принца Города, а его положила в могилу собственными руками. –
-   Ты боишься снова увидеть, как он умирает? – Умная девушка!
-   Да, не хочу! - Пожалуй, в моем голосе прозвучала истерика, так как Жан-Клод сильнее сжал мою ладонь.
-   Ma petite! –
-   Я все понимаю, Жан-Клод! Не беспокойся! –
-   Надеюсь, ma petite. Очень надеюсь. – Он прижался губами к моей руке.
-   Анита, а что ты собираешься делать? – Элена прервала наш тет а тет. И, слава богу!
-   Я собираюсь выжать из полиции сведения о жертвах. А что на счет смерти священника?
-   Пока ничего. – Она пожала плечами. – Думаю, придется ждать. Церковь довольно инертная организация. – Еще одно пожатие плеч.
-   Да, уж! – Я была полностью согласна.
Когда план действия был утвержден, почти наступило утро. Жан-Клод и Ашер удалились к себе. Дамиана я оставила в «Цирке» с Джейсоном и спящим Натаниэлем. Зейн поехал со мной домой.
Когда я выезжала со стоянки, Ричард как раз закрывал дверь синего «Феррари». Я еще успела заметить, что он наклонился к окну и поцеловал ее.
-   Они спят вместе? – Зейн бывает просто несносен.
-   А что, ты имеешь что-то против? –
-   Я думал, что ты имеешь! –  В улыбке он обнажил свои острые зубы.
-   Если не хочешь выйти из машины на ходу, закрой свой рот, на фиг! –
Он промолчал. Вот и славно! Наслаждайся тишиной, родной!

                                                                  Глава 19
Звонок раздался в девять. Элена протянула руку, постучала по тумбочке в поисках телефона. Наконец, нащупав его, прижала трубку к уху и сонно пробормотала.
-   Слушаю. –
- Defensora? – Голос на том конце прозвучал с почтением. Элена мигом проснулась и резко села в кровати. Ричард, потревоженный ее движением, невнятно забормотал, протестуя, что не чувствует ее рядом, вытянул руки и потянул к себе. Подчиняясь, она снова опустилась на подушку, прижав трубку к уху. Ричард уткнулся лицом в ее обнаженное плечо и тихо засопел.
Они с Ричардом добирались домой каждый на своей машине. Элена пришлось ждать его на стоянке, Ричард не был поклонником быстрой езды, как она. Поднявшись в квартиру они, не сговариваясь, направились сразу в спальню. Нет, бурного секса у них в этот раз не было,  раздевшись, и крепко обнявшись, они быстро уснули.
-   Да, это я. – Элена перешла на испанский.
-  Я говорю по поручению отца Хименеса. Он связался с его преосвященством, кардиналом Пантанелли. Теперь мы знаем кто вы. –
-   Что хочет передать мне отец Хименес? –
-  Он не пожелал говорить об этом по телефону. Сегодня наш человек передаст вам запись. Смерть отца Романо стала большой потерей для церкви. То, что вы ищите было украдено у него. Отец Хименес подозревает тут предательство.- Голос говорящего прервался, потом снова произнес глухо. – Defensora, мы в большой опасности! –
-      Я сделаю, что смогу. –
-   Мы верим в это. Это нужно вернуть. Кардинал Пантанелли хочет, чтобы это было уничтожено –
-   Я уже обещала. –
-   Прощайте, defensora! –
-   Прощайте! –
Телефон издал серию коротких гудков. Элена лежала в полумраке спальни, сжимая трубку во влажной ладони. Мысли заметались в голове, как потревоженный улей. Если кардинал сообщил ее тайное имя, значит, в Ватикане очень обеспокоены создавшейся ситуацией. Час от часу не легче.
Ричард протянул руку и забрал все еще пищащую трубку, вернул на место.
-   Что случилось? – Он смотрел на нее, приподнявшись на локте. В глазах еще не остыл сон. Волна каштановых волос спадала на плечи.
-   Сегодня я буду знать точно, что случилось с «Lex», и как он попал в руки князя. –
-   Тебе звонили поэтому? –
-   Да. Боюсь, что сегодня я не смогу навестить князя. У церкви есть, что сообщить мне. У них глаза и уши везде. –
-   Если хочешь, я буду с тобой весь день? – Ричард плотнее придвинулся к ней. Его теплое красивое тело так привычно и уютно прижалось к ней.
-  Ты уже отказываешься от своих обязанностей, чтобы побаловать мое самомнение? – Она обняла его за шею и притянула к себе.
-   Не угадала! Попытаешься еще раз, или сразу сдашься? – Он наклонил голову и чмокнул ее в кончик носа.
-   Сдаюсь! – Она рассмеялась, потираясь носом о его щеку.
-   Я тешу свое собственное самомнение и пытаюсь приучить тебя к тому, что я буду постоянно маячить у тебя перед глазами, в надежде, что у тебя не останется времени на других. –
Следующий поцелуй не был уже шуточным. Это было даже больше, чем поцелуй. Слияние не только их губ, но и их душ. Сами их жизни сливались в этом поцелуе.
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #22 - Март 24, 2009 :: 12:24am
 
-  Когда тебе надо ехать? – Руки девушки скользнули на узкую талию Ричарда, опустились ниже, прижимая к себе. Узкие прохладные ладони нежно пробежали по упругой золотистой коже, замерли на мускулистых, гладких ягодицах. По телу Ричарда прошла дрожь. Он прильнул к ней плотнее, чувствуя, как ее сердце бьется все быстрее.
-  Через полтора час, если я решу ехать. – Голос звучал глухо, от еле сдерживаемого возбуждения.
-   Поезжай, но сначала сделай для меня кое-что. –
-   Что угодно! – Голос охрип еще на тон.
-   Подари мне себя. Хотя бы на пол часа. –
-   Я предлагал тебе целый день, а ты просишь только тридцать минут? – Он смотрел на нее, не отрываясь.
-   Пока только это, но когда ты освободишься, я бы хотела продолжить. Надеюсь это не слишком затруднительно? – Она лукаво сверкнула глазами.
-   Ты понимаешь, что делаешь? –
-   А, что такого? –
-  Ты нарываешься на то, что вообще не покинешь кровать сегодня, а может и завтра тоже!
Ричард состроил многообещающую ухмылку.
-   Боже мой! Язык мой - враг мой! И когда я научусь держать его за зубами? – Элена с восторгом прижалась к нему.
-   Вот тот и оно! – Удовлетворенно выдохнул он, и зарылся лицом в густые пепельные волосы.
Его руки обвили тело Элены, прижимая к себе так близко, что его возбужденное и трепещущее начало вдавилось в тело девушки. Она слабо охнула и обвила его бедра стройными ногами.

Когда снова зазвонил телефон, Элена работала, разыскивая сведения о семье де Эльяно. На столе перед ней лежала стопка бумаг, распечатанных из разных изданий.
-   Слушаю. –
-   Defensora? –
-   Да. –
-   Приезжайте к церкви Святой Марии, через час. Спросите отца Лоренса. Он передаст вам пакет. Там все, что вы хотели знать. –
-   Спасибо, я приеду. –
Элена положила трубку, и задумчиво посмотрела на фотографии на столе.
-   Ну, вот и все. Кажется, скоро все закончится. Ричард, что же нам делать? Как ты это воспримешь? Простишь ли меня когда-нибудь? Поверишь ли, что я не хотела причинять тебе боль? – Девушка смотрела на фотографии, и ничего не видела, глаза ее застилали слезы, они покатились по щекам и закапали на бумагу.
Успокоившись, она начала собираться. Через час Элена вошла под своды небольшой церкви. Спросив у служителя, где найти отца Лоренса, прошла к кабинкам исповедален.
Ей пришлось подождать, пока место освободиться.
Сухонькая старушка в черных кружевах на голове, вышла из тесной кабинки, что-то бормоча.
Проходя мимо Элены, она прошептала.
-   Ах, молодежь! С непокрытой головой в святом месте! – И поспешно процокала по плитам своими старомодными туфлями с квадратными пряжками.
Элена быстро достала из сумочки прозрачный шарф, и накинула на свои волосы, заплетенные в косу и уложенные в тугую петлю.
-   Отец Лоренс? – Прошептала она в темноте.
-   Да, дочь моя. – Голос священника был густым и приятным. – Вы желаете исповедаться?
-   Я не католичка, отец. –
-   Тогда, чего вы хотите? –
-   То, что вам передали для меня. –
-   Defensora? – Голос священника упал до шепота.
-   Si, padre. Soy yo. Usted tiene algo por mi? –
-   Si, Tengo aqui. – Ему явно было трудно поддерживать разговор по-испански. Элена перешла на английский.
-   Итак, где это? –
Окошко открылось, показался белый плотный конверт. Элена быстро схватила его и сунула в сумочку.
-   Удачи тебе, дочь моя. –
-   Спасибо, и прощайте. –
Она вышла из комнатки и, не оглядываясь, пошла прочь из церкви. В машине она открыла конверт. Там была кассета. Вставив ее в проигрыватель, Элена включила запись.
Незнакомый голос звучал из динамика, слова лились как монотонное журчание. Кто-то просто читал с листа. События излагались по-испански. Прослушав до конца, Элена поняла, что первый голос принадлежал покойному отцу Романо. В конце пленки голос изменился, продолжил повествование приемник покойного, отец Хименес.
Ну, что же? Как она и думала, все нити привели к одному клубку. Теперь оставалось решить, как лучше и быстрее покончить со всем этим. Встретиться с самим князем, может быть даже сегодня вечером. И еще одно, узнать у Аниты результаты ее поисков, чтобы оценить возможности противника.
Открыв дверь в квартиру, она услыхала звонок телефона. Схватив трубку, она выдохнула слегка сдавленным голосом.
-   Слушаю. –
-   Элена, это я. – Голос Аниты звучал жестко на другом конце провода. – У нас, похоже, снова проблема. Пропал Натаниэль. –
-   Пропал из «Цирка»? – Элена была озадачена.
-   Нет, он сам ушел оттуда. Он заходил домой, потом ушел и больше его никто не видел. – Анита явно нервничала. Натаниэль был не из тех, кто мог сам о себе позаботиться.
-   Что ты собираешься делать? –
-   В том то и дело, что ума не приложу. Я послала всех леопардов на поиски, а так же кое-кто из волков и крыс помогает им, но пока ничего. Ты можешь сделать что-нибудь? –
-   Мои силы ограничены моей формы. Думаю будет не слишком умно, разгуливать по городу в моем истинной виде. Представляешь, как это будет выглядеть? – Элена произнесла это, многозначительно хмыкнув.
-   Да нет же. Я не то имела в виду. Можешь ли ты найти его? Ты говорила, что можешь чувствовать даже тех, кто находится от тебя на расстоянии. –
-   Я могу попробовать. Вчера я достаточно близко соприкасалась с ним. Если это нить еще не порвана, я могу потянуть за нее. Но, Анита? –
-   Да? –
-   Это будет болезненно, и он может испугаться. Более того, может прийти в ужас. Ты готова пойти на это? –
-   Но ты не причинишь ему вред? –
-   Нет, но если ему будет угрожать что-то, я должна буду защитить его, а это может привести к некоторым последствиям. –
-   Каким, например? –
-   Может привести к шоку. –
-   Делай что можешь, и перезвони мне. А пока мы будем продолжать поиски. –
Элена освободилась от одежды и медленно перетекла в бледно-мерцающее эфемерное создание. Замерев посередине комнаты, она прислушалась к звукам города, звукам жизни за стенами ее квартиры. Это было похоже на то, как будто она забарахталась в теплом море. По коже  струилось ощущение приятной вязкости, оставляя ощущение чего-то живого.
Она начала прислушиваться, стараясь найти знакомую нить жизни, которую ощущала ранее. Перебирая потоки жизней, как струны, прислушиваясь к звучанию каждой, она пыталась найти нужный тон. Иногда она натыкалась на знакомые потоки, и тут же отпускала их, осознав, что это не то, что ей нужно.
Наконец, она тронула следующую, и тут же узнала ее. Она была очень тонкой, но вполне достаточной, что бы потянуть себя к ней.
Очень осторожно она двигалась вдоль этой силы, не прикасаясь к ней. Закрыв глаза, медленно плыла в слабом отсвете чужой жизни, приближаясь ближе и ближе к тому, кто излучал ее.
Резко качнувшись навстречу, Элена открыла глаза. Вспышка света ослепила ее, и тут же все прошло. Она лежала на кровати, обнаженная, вернее тело было чужим и ощущения странными. Руки и ноги были привязаны ремешками к кровати. Она подняла глаза и посмотрела на женщину, которая только что вошла в комнату. Элена узнала ее сразу же, хотя видела только на фото и телеэкране.
Катарина де Марко была еще красивее, чем на всех ее изображениях.
Обнаженная, с золотом густых волос, сбегающих по плечам на великолепную упругую грудь. Стройное тело, с изумительно нежной кожей, казалось скорее произведением неведомого скульптора, а не работой доброй Матери Природы. Длинные ноги с узкими лодыжками, переходили в красиво очерченные бедра. Двигалась она подстать своему телу, так же плавно и грациозно, как будто танцуя.
На точеном, изысканном лице сверкали огромные небесные глаза, осененные шелком черных ресниц. Брови, тоже черные, были насмешливо изогнуты. Она была очень хороша, но застывшее в глазах жестокость и надменная складка, залегшая у пухлых розовых губ, придавала ей неприятное хищное выражение.
-  Пришел в себя, мой нежный красавец? – В голосе женщины прозвучала издевка. – Чудесно! У нас как раз есть время поиграть. Боюсь, что потом, тебе будет не до развлечений! – Она двинулась к кровати, тягучей походкой большого хищника. Наклонившись над кроватью, стала на колени, а потом на четвереньках поползла к распростертому телу, облизывая полные губы.
Она была прекрасной и отталкивающей одновременно. В голубых глазах сверкнуло предвкушение жестокого наслаждения. Из этих глаз на Элену глянуло безумие.
Она не только была безумной, но еще и садисткой к тому же. Страшное приданное к неземной красоте.
Элена собрала свои силы в один тугой комок, и как только обнаженное тело прижалось к распростертому телу, выбросила силу, как каменный кулак. Раздался глухой удар, это бесчувственное тело отлетело в другой конец комнаты, ударилось о стену и плюхнулось на пол с мокрым шлепком. Женщина замерла там, как изломанная кукла.
-   Натаниэль, беги, беги немедленно! – Приказ, как звук хлыста заставил тело дернуться. Резкое движение, и одна рука освободилась, еще  один, на свободе была вторая.
Освободив ноги, он сполз на пол. Тело было тяжелым, как будто налитое свинцом. Управлять им было не легко, но оставить его сейчас в таком состоянии, значит дать погибнуть. Заставляя двигаться, она толкала его дальше и дальше,  к одежде брошенной на полу. С трудом, натянув джинсы, он прошел к двери и, открыв ее, вышел на улицу. На город опускались сумерки.
Элена очнулась посреди своей гостиной. Ее слегка подташнивало от слабости. Перед глазами, ставшими вновь человеческими, замелькали разноцветные круги. Потребовалось время, прежде чем она смогла справиться с охватившим ее безразличием. Темнота и холод окружавшие ее, потянули в свои объятия.  Так близки и так желанны они были, что она уже совсем была готова последовать в их прохладные глубины. Вдруг что-то шевельнулось в этой темноте, какая то нить  протянулась к ней, воспоминание шевельнулось в оцепеневшем мозге. Снова и снова, пока не заставила ее очнуться и всплыть из прохладной тьмы к свету. Она лежала на полу и, щурясь, смотрела, как рядом с ней на полу умирает последний луч солнца.
Она медленно поднялась и с трудом двигаясь, прошла к телефону.
Анита ответила сразу же.
-   Элена, что у тебя? –
-   Я сделала что могла. Натаниэль свободен, но его нужно быстрее найти, он в шоке. –
-   Что ты с ним сделала? – В голосе Аниты слышался испуг.
-   А как я могла найти его, не прикасаясь вовсе? Он в принципе здоров, но сильно напуган и дезориентирован. Его надо найти и успокоить. – Элена устало вздохнула. -   Он где-то не далеко от «Запретного плода». Не могу сказать точнее, но мне показалось он знаком с этим местом. –
-   Хорошо, мы прочешем тот район. Спасибо! – Помолчав немного, Анита спросила. -  А что у тебя нового? В полиции я кое-что разузнала о жертвах. Удалось выцарапать у Дольфа. Я сказала, что ты хотела посмотреть, но у тебя дела и ты не можешь приехать. Между прочим, он зол на то, что мы еще ничего ему не сообщили. –
-   Ну, так  позвони ему и скажи, что считаешь нужным. Да, и скажи, что церковь, наконец, согласилась предоставить нам сведения. –
-   Это правда? –
-   Да, кассета у меня. Сегодня получила. Встретимся в «Цирке» и обменяемся информацией. –
-   Ладно. Сейчас свяжусь с Дольфом, налажу поиски и еду в «Цирк». –
Элена едва положила трубку, как телефон ожил  снова.
-   Элена, это я. – В трубке раздался мягкий баритон Ричарда. – Как дела? –
-   Пока все нормально. А у тебя? –
-  Тоже нормально. Ты знаешь о Натаниэле? –
-   Да, знаю. Он где-то бродит в городе, в состоянии шока.  –
-   С чего ты это взяла? –
-   Я имею к этому отношение. Анита просила меня, я его нашла и помогла бежать, но теперь ему нужна помощь. Анита организует поиск и едет в «Цирк», я тоже сейчас выезжаю. –
-   Тогда я еду туда, подожди меня там, я только дам указания своим.-
-   Хорошо встретимся у входа. – Элена положила трубку, и пошла в спальню за одеждой.


                                                                 Глава 20

Я гнала  джип по темным улицам к «Цирку Проклятых», когда какой-то сумасшедший ступил с тротуара под колеса. Я ударила по тормозам, и выскочила из машины с намерением высказать все, что думаю обо всех родственниках  и святых угодниках этого ненормального.
Едва мой взгляд упал на фигуру, стоящую на коленях посреди дороги, слова застряли у меня в горле. Потом я с воплем радости кинулась к нему и обхватила его за голые плечи, прижимая к себе, гладя по длинным волосам.
-   Натаниэль, слава богу! Мы сбились с ног, разыскивая тебя! – Я чувствовала такое счастье, что могла бы взлететь в воздух, если бы сказка о Питере Пэне была правдой. Я обхватила его за талию и потянула за собой.
Он двигался как безвольная кукла. Я с трудом тянула его к машине, никого поблизости не было. Запихнув Натаниэля на заднее сидение, устроилась за рулем и понеслась к «Цирку».
Подъезжая к заднему выходу, я сразу увидела машину Элены. Сама она стояла у входа, разговаривая с Джейсоном. Я подрулила к ним.
-  Джейсон помоги мне вытащить Натаниэля! – Они оба подскочили ко мне одновременно.
-   Ты его нашла? – Элена заглянула мне за плечо, пытаясь разглядеть фигуру на сидении.
-   Ну, если назвать его прыжок под колеса моей машины поиском, то да, я его нашла! – Я открыла заднюю дверь, и начала поднимать Натаниэля. Джейсон отстранил меня.
Пока мы втроем возились, бестолково мешая друг другу, рядом остановилась еще одна машина. Я посмотрела через плечо. Из машины выскочил Ричард, следом за ним показались Джемил и Шанг Да.
Ричард подошел к нам, отодвинул Джейсона и легко, как ребенка, вытащил безвольное тело из машины, произнес, взглянув на нас с высоты своего роста.
- Пойдем вниз. Нечего маячить на глазах у всех. – Потом, взглянул на своих телохранителей, добавил – Передайте всем, что Натаниэль найден, и предупредите еще раз на счет общения с незнакомцами. – Закончив разговор, он двинулся к двери. Джейсон рванул вперед, чтобы открыть ему дверь. Мы с Эленой замыкали шествие. Джемил проводил нас улыбкой, Шанг Да, похоже, хотел что-то возразить, но вовремя заткнулся.
Мы спускались по ступенькам в том же порядке.
-   Как тебе удалось освободить Натаниэля? – Я глянула на девушку искоса.
-   Это оказалось не очень трудно, вот только ему это не было приятно. Да и у красавицы Катарины будет пара чудесных синяков. – Она улыбнулась, блеснув белоснежными зубами.
-   Это была она? –
-  Ага. Маленькая стерва, похоже, превратилась в извращенную садистку. Думаю, что она покалечила бы его, до того как отдать своему родственнику. –
-   Мерзавка! Как только доберусь до нее, размажу по стене! – Я пылала от ярости, эти гады меня уже достали! – А что с теми сведениями, которые ты получила? –
-   Я привезла кассету с собой, правда там все на испанском. Насколько хорошо ты владеешь этим языком? –
-   Скажем так, могу спросить, сколько стоит и где туалет. Не более. А что проблемы? –
-   Нет, просто я переведу и все. Думаю, вампиры тоже захотят послушать. –
-  А то! Ничто человеческое им не чуждо, и любопытство тоже. – Элена, похоже, понимала мой юмор, и лишь улыбнулась.
Когда мы вошли в зал, там уже появился Жан-Клод. За его спиной маячили золотые волосы Ашера и огненные Дамиана.
-   Что опять произошло, ma petite? – Он приблизился ко мне, и, схватив за руку, притянул к себе.
-   Натаниэля пытались похитить. Элена лучше сможет объяснить. Я же нашла его, когда ехала сюда. –
В этот момент он открыл глаза и слабо позвал меня с дивана, на который его уложил Ричард.
-   Анита? –
Я тут же кинулась к нему.
-   Натаниэль, ты как? – Я смотрела в испуганные сиреневые глаза, сжимая его руку.
-   Где я? –
-   Ты в «Цирке». Все хорошо. –
-   Мне страшно, Анита! – Его глаза смотрели на меня, потемнев от страха.
-   Тебе нужно успокоиться, и ты сразу почувствуешь себя лучше. – Элена выглянула из-за моего плеча и, наклонившись вперед, коснулась плеча Натаниэля. – Прости, что напугала тебя, но это нужно было, чтобы спасти тебя. – Она погладила его по плечу и убрала руку. Натаниэль смотрел на нее, не отрываясь, и не мигая.
-   Это была ты? – Голос прозвучал как дуновение легкого ветра. – Мне казалось, что я не один, будто кто-то наблюдает за мной. –
-   Да, это я. Теперь все позади. –
-   Ты можешь рассказать, как ты оказался вместе с Катариной де Марко? –
-   Она сказала, что ее зовут Вики. – Взгляд его был полон боли.
-   Все нормально, любой мог оказаться на твоем месте. – Я снова попыталась его успокоить.
-   Я проснулся в «Цирке», оделся и поехал домой. Тебя там уже не было, я вспомнил, что сегодня у меня репетиция в клубе. Когда я приехал к клубу, ко мне подошла девушка и спросила, могу ли я провести ее.
Она сказала, что хочет устроиться на работу. Таких красавиц как она я никогда не видел! Потом мы поехали в кафе, Вики сказала, что только сегодня утром приехала в город и еще не ела, оттуда к ней. У нее в номере она дала понять, что я ей понравился. Мы разделись, она спросила, чего я хотел бы ... – Натаниэль замялся и поднял на меня несчастные глаза.
-   Все нормально. – Я погладила его по щеке. Для меня не было секретом, какие игры предпочитает Натаниэль. Так уж он устроен, что ему нравится подчиняться. А тут еще красивая женщина обратила на него внимание. – Успокойся, я же говорю, что ты не виноват. –
-   Он связала меня. Я думал, что мы будем играть, но она подошла ко мне и ударила чем-то, и я отключился. Когда пришел в себя, она говорила по телефону. Она сказала, что все готово, и будет ждать до наступления сумерек.
Я чувствовал, что со мной что-то происходит, что-то внутри меня разрастается. Меня будто распирало изнутри. Так странно. И еще мне было так страшно, даже волосы шевелились от ужаса, который рос с каждой минутой. Скоро я уже чувствовал боль, меня просто разрывало на куски. Еще немного и моя кожа и мускулы лопнули бы.
И тут она вернулась, и сказала, что пока мы ждем, можем  поиграть. Она полезла по кровати ко мне, но как только коснулась меня, сила, которая разрывала меня, рванулась наружу, ее сорвало с кровати и бросило через всю комнату.
Страх не отпускал меня. Я освободился от ремней. Все было как в тумане. Что-то толкало меня вперед и вперед. Почти ничего не помню, пришел в себя,  когда меня ослепил свет. –
-   Это был мой джип. Ты вышел на дорогу прямо перед ним. – Я смотрела на него и радовалась, что все закончилось. Если честно, то мне не верилось, что мы найдем его живым.
Он тоже выглядел более спокойным. Я села с ним рядом, положила его голову себе на колени.
-   Так, с одним делом мы разобрались. А что на счет твоей информации? – Я посмотрела на Элену, которая примостился, напротив, рядом Жан-Клодом. Ричард возвышался за их спинами.
Элена достала из сумочки диктофон, пощелкала кнопками. Из динамика донесся шелест.
-   Я забыла перемотать. Для тех, кто не понимает испанского, я буду переводить. Только, давайте договоримся, Сначала послушаем, а вопросы потом. –
Снова раздался щелчок. Элена откинулась на спинку. Ашер и Джейсон напряженно поддались вперед. Ричард обошел диван и сел на подлокотник около девушки.
Дамиан занял такой же стратегический пост, только рядом со мной.
Из динамика донесся довольно невнятный голос.
Элена начала переводить. Весьма бойко, я бы сказала. Моих скудных знаний еда хватило, чтобы пройти дальше первых двух слов.
Отец Романо рассказал, как принял на себя заботу о сохранности «Lex». Это случилось всего пару лет назад. До этого книга была под надзором некого отца Молины.  По традиции, принявший «Lex» должен был вести дневник, в который заносил все, что имело отношение к книге.  После того, как хранитель менялся, дневники перевозили в Ватикан. Отец Романо рассказал о том, как четыре месяца назад, в его монастыре появился новый послушник. Был он пожилым и приехал из Италии. С его появлением в обители стали происходить странные вещи. Кто-то рылся в книгах библиотеки, потом кто-то перерыл комнату самого отца Романо. Со временем произошли и более серьезные проступки.
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #23 - Март 24, 2009 :: 12:27am
 
Монахи были взвинчены, постоянно устраивали склоки. Дисциплина падала все ниже и ниже. В конце концов, из офиса епископа пришло распоряжение явиться на беседу. Отец Романо отсутствовал три дня, а когда  вернулся вечером, то застал в своей комнате нового послушника. Тот сказал, что занимался уборкой. Священник его выставил, и велел больше не появляться здесь.
Дальнейшее повествование велось другим голосом, более резким и властным. Он сообщил, что отец Романо был найден утром следующего дня в своей комнате. Его сердце было извлечено из груди. На теле были видны следы пыток, но никто из монахов ничего не слышал. В комнате обнаружили вскрытый тайник, в нем было пусто, но случайно был обнаружено еще одно отделение, в котором находился дневник. Романо начитывал его на пленку. Из него стало ясно, что необходимо сообщить о случившемся в Рим. Там проверили информацию, затребовали из хранилища дневники других хранителей. И каково же было удивление, когда их не обнаружили. Кто-то украл их все. Было проведено расследование, и установлено, что один из сотрудников библиотеки исчез несколькими днями ранее. Удалось установить, что он раньше работал в корпорации «де Эта», главой которой был князь де Эльяно. Так же было установлено, что сам князь является потомком рода, которому некогда принадлежала пропавшая книга.  В данное время князь находится в Штатах, куда он приехал из Мексики.
Диктофон щелкнул, запись окончилась. Элена посмотрела на нас.
-   Круг замкнулся. Но если есть еще сомнения, - она открыла портфель, который лежал с ней рядом, и достала  еще какие-то бумаги. Она встала с дивана и подошла к нам с Натаниэлем. – Посмотри на это! – Она протянула ему лист бумаги с изображением женщины. Натаниэль посмотрел на фото и, вскрикнув, закрыл глаза.
-   Это она. Вики! –
-   Нет, ее зовут Катарина де Марко. – Она вложила мне в руку остальные бумаги и отошла в сторону.
Все мужчины встали со своих мест и окружили меня. На фотографиях была изображена одна и та же женщина. Я вспомнила, что о ней говорила Элена. Боюсь, она даже преуменьшила ее красоту. Блин! Мне было не знакомо чувство зависти к чужой привлекательности, но сейчас, перебирая фото, где была изображена Катарина в различных позах, я просто исходила черной завистью. До меня донеслись вздохи, похоже, мужчины полностью разделяли мое восхищение. Я посмотрела на тех, кто окружал меня, и без труда отгадала чувства, которые вызывают в них эти картинки.
-   Я теперь понимаю, что вы имели в виду, ma belle, когда говорили об этой женщине. Я, пожалуй, не вспомню ни одной столь же прекрасной, за свою четырехсотлетнюю жизнь. – Его глаза пристально рассматривали женщину на фото.
-   Жан-Клод, не вздумайте даже пробовать. – Голос Элены был холоден. – Эта женщина больная садистка и отменная дрянь. Не советую никому подпускать ее близко к себе. –
-   И не думал, ma belle! – Жан-Клод усмехнулся и отвесил поклон.  
-   Мне тоже вполне достаточно случая с Натаниэлем. – Джейсон отвел глаза от бумаг и посмотрел на Элену, стоящую напротив, с ладонями сжатыми в кулаки. Остальные молча кивнули.
-   Вот и чудесно! – Она расслабилась и посмотрела на меня. – А что у тебя есть на жертвы некроманта? –
Я достала листок из кармана и протянула ей через стол. Она наклонилась вперед, взяла его и, усевшись на диван, углубилась в чтение. Я, молча еще раз, посмотрела на фотографии.
Как только буду достаточно близко от нее, наваляю ей по первое число, и если останется в живых, будет гнить в тюрьме до конца своих дней.
Элена подняла голову, и задумчиво, произнесла.
-   Это не все, и данные весьма приблизительные, но примерно получается пятьсот лет, плюс минус еще сто лет. –
-   Вы это о чем? – Ашер опустился в свое кресло, и посмотрел на нас обеих.
-   Мы с Эленой подсчитывали совокупный  возраст всех жертв князя де Эльяно. – Я отложила картинки на стол.
-   А для чего это нужно? – Жан-Клод тоже уселся на диван. Ричард вернулся к Элене, но не сел, а стоял рядом, скрестив руки на груди.
-   Если сила, которую он накопит, будет достаточной, он сможет изменить себя при помощи заклинания, которое находится в «Lex» -
-   Какова должна быть сила? – Я задумчиво поигрывала длинными густыми волосами Натаниэля.
-   Как минимум тысяча лет. – Элена побарабанила по подлокотнику. – Но если ее будет больше, это только облегчит переход, и сведет его с ума еще быстрее. В мозг хлынут сведения, которыми обладали жертвы. Это все равно, что втиснуть в одну книгу сведения из всей библиотеки. Уверяю, формат его мозга совсем не приспособлен к тому, что он собирается получить от этого. – Нет, она не улыбалась. Серые глаза были серьезны и печальны.
-   Зачем ей понадобился Натаниэль? – Джейсон задал вопрос, который и не надо было задать.
-   Думаю, он нужен не ей, а князю. – Элена посмотрела на мужчину на моих коленях. – Князь, очевидно, одряхлел, ему нужна сила, чтобы поддержать тело. –
Натаниэль посмотрел на нее своими несчастными глазами.
-   Она хотела меня убить? –
-   Она заманила тебя, и потом бы отдала в руки князя. – Ее глаза потеплели, она улыбнулась ему успокаивающе. – Натаниэль, ты поверишь, если я скажу то, что случилось, это не имеет лично к тебе никакого отношения. Им нужен был кто-то с твоей силой. Ты оказался просто в нужное время и в нужном месте. –
-   Я верю тебе. Просто, мне так больно оттого, что она хотела сделать это со мной. – Голос его звучал так печально, что сердце мое облилось кровью. Гадина! Попадись только мне!
-   Я обещаю тебе, что она успеет раскаяться в том, что собиралась сделать. – То, как Элена произнесла это, заставило всех посмотреть на нее. Похоже, игры окончены!

                                                                  Глава 21

Утро застало Элену и Ричарда на полпути к ее квартире. Это становилось традицией, приезжать домой уже засветло.
Анита увезла Натаниэля домой. Дамиан отправился туда же, только раньше и по воздуху.
Договорившись, что Анита сообщит сама всю имеющуюся информацию полиции, а Элена и Ричард ищут предлог навестить князя де Эльяно, все расстались на стоянке пред «Цирком».
Добравшись до квартиры, Элена посмотрела на Ричарда и задумчиво улыбнулась.
-   Что такое? – Он сразу же насторожился, как будто услышал звук выстрела.
-   Ничего. Я просто подумала, что последние несколько дней была счастлива больше, чем за всю свою жизнь. –
-   Мне приятно это слышать, если я имею к этому хоть маленькое отношение. – Ричард потянул ее к себе, положив ладонь на талию.
-   Не скромничай, уж ты то имеешь к этому самое непосредственное отношение. – Она прильнула к нему, обвив руки вокруг его пояса.
-   Знаешь, мне до сих пор не верится, что ты родилась еще до того, когда были построены пирамиды. –
Она улыбнулась и, спрятав лицо на его груди, сказала.
-   Вечная жизнь не такое уж счастье, если ее не с кем разделить. А когда приходиться еще нести груз ответственности на своих плечах, она становится просто мучительной. Веками я пыталась отрицать свою природу, стремилась быть человеком гораздо более чем сами люди, и все равно первый же порыв срывал с меня мою вновь обретенную личность и доказывал, что я то, что я есть, существо, не принадлежащее ни одному из миров. Слишком много для Многоликих, но не достаточно для людей. Так я и жила, познавая цену проклятия вечной жизни. –
-   Ты сказала, что теперь ты чувствуешь себя счастливой. Что мешает тебе оставаться счастливой и дальше ... со мной? – Ричард смотрел ей прямо в глаза.
Они стояли у дверей ее квартиры. Чтобы избежать его пытливого взгляда, Элена отвернулась и стала доставать ключи из сумочки.
-   Ты не хочешь отвечать? – Ричард перехватил ее руку и забрал ключи.
-   Не хочу отвечать на лестнице. – Элена посмотрела на него, пряча за улыбкой беспокойство.
-   Значит ли это, что когда мы войдем, я получу ответ? –
-   Это значит, что ты получишь все, чего только захочешь, но, по-моему, ты уже знаешь сам ответ. – Девушка опустила глаза, тень от ресниц была такой неправдоподобно длинной и густой.
Ричард более не медлил, повернув ключ в замке, он распахнул дверь и пропустил ее в прихожую.
Они не стали тратить время на разговоры. Приняв душ вдвоем, забрались в постель, предварительно задернув плотные шторы.
-   Пару часов на сон, и поедем на встречу. – Элена прижалась к сильному прохладному телу, легко скользнув губами по его коже. Через пару минут Ричард услышал ее ровное дыхание. Она заснула, что называется, не донеся голову до подушки.
Он лежал в полумраке спальни, прислушиваясь к ровному, глубокому дыханию, и чувствовал себя ...счастливым. Даже предстоящая неприятная встреча, и возможная опасность, не могли изменить этого. Он ощущал себя полностью счастливым, прислушиваясь как тихо дышит во сне женщина, с которой он познакомился всего пару дней назад, но которая уже сейчас занимала в его жизни и сердце самое главное место.
Стараясь не разбудить ее, он повернулся к ней, и, притянув к себе как можно ближе, тихо прошептал в густые локоны на макушке.
-   Надеюсь, ты прожила эти века только для того, что сейчас быть со мной. – Губы его нежно коснулись ее чистого лба и остановились на припухших губах. Элена, не просыпаясь, пошевелила ими и улыбнулась безмятежно и радостно, как ребенок, не понимая чему так рад.
Сердце Ричарда на миг замерло, а потом застучало быстрее и радостнее. Он прижал ее к своей груди и закрыл глаза, чувствуя, как тепло ее дыхания щекочет его кожу.

Телефонный звонок прозвучал  резко и настойчиво в прохладном сумраке спальни. Ричард сонно потянулся к телефону, не осознавая, что это не его телефон, не его постель, и вообще не его квартира.
-   Да. –
- Ричард? – Голос Аниты донесся с другого конца провода. В нем он сразу уловил замешательство, хотя и хорошо скрытое.
-   Да, это я. –
-   Ричард, мне нужно поговорить с Эленой. Она может взять трубку? –
Ричард посмотрел на женщину рядом с собой. Элена проснулась и смотрела на него своими чудными глазами, цвета утреннего тумана.
-   Это Анита. Она хочет поговорить с тобой. – Ричард протянул ей телефон.
-   Анита, я тебя слушаю. – Элена все так же смотрела на него, не отрываясь.
-   Я только что разговаривала с полицией. Они нашли тело. Дольф просит нас приехать. –
-   Вампир? –
-   Нет.  На этот раз человек. –
-   Почему их внимание привлекло просто убийство человека? – Элена удивленно подняла брови.
-   У него вырвано сердце, но их заинтересовало то, что смерть наступила давно, но тело еще не остыло, и нет признаков тления. – Анита тоже была в недоумении.
-   Так бывает, если над жертвой произнесено  заклинание удержания силы жизни. Если жертва умрет слишком быстро, душа покинет его и никто не сможет воспользоваться ей. Душа вне тела не поддается поглощению. Она должна покидать тело медленно, очень медленно, а сердце, извлеченное из груди должно биться как можно дольше. –
-   Нам обеим нужно ехать туда. –
- Нет, Анита, так мы только потеряем время. Ты поезжай сама, если все признаки перечисленные мной присутствуют, а самой души ты не почувствуешь, значит это наш случай. Я поеду к князю, как мы и договаривались. –
-   Ты ведь не поедешь одна? – Элена поняла вопрос.
-   Ричард поедет со мной. Я смогу защитить нас обоих, если потребуется. –
-   Ладно, так и сделаем. Сразу как что-нибудь узнаешь, звони. – Анита помолчала. – Будьте осторожнее там! –
-   Не волнуйся. Все будет хорошо. Уверяю тебя.- Голос Элены  прозвучал слишком уверенно. Положив трубку на место, Элена  посмотрела на Ричарда.
-   Нужно ехать на встречу с князем. Аниту вызвали на очередное убийство. Похоже, князь в отчаянии. –
-   Почему это? –
-   Он использовал для поддержания своих сил душу человека. Для такого старого тела, как его, это слишком слабая помощь. Он решился на это потому, что считает, что цель уже близка. Когда он завершит обряд, ему больше не понадобятся другие жертвы. –
-   Он что, почти победил? –
-   Очень близок к этому. Ричард, я думаю, что он задумал что-то очень серьезное. Я буду говорить с ним сама, а тебе придется делать вид, что ты мой американский приятель. Только старайся не выдать, что ты ликантроп. Я буду прикрывать тебя.-
-   Почему только  делать вид? Я думал, что это так и есть! – Ричард шире открыл глаза.
-   Конечно, ты прав. – Элена ласково провела ладонью по его груди. – Я все еще никак не привыкну  к  этому. –
-   Времени у тебя будет сколько угодно.  – Ричард улыбнулся и, собрав длинные густые локоны, потянул к себе и погрузил лицо в душистый поток. – Когда ты спала рядом, я вдруг почувствовал себя таким счастливым. Знаешь, появились разные мысли. –
-   Какие мысли? – Элена посмотрела на него, пряча печаль в самой глубине туманных далей.
-   Мысли о доме, семье, детях... – Ричард запнулся. – Я никогда не спрашивал тебя, как ты ко мне относишься? –
-   Ричард! – В голосе девушки послышалось отчаяние. – Я даже не знаю, с чем могу сравнить то, что  чувствую к тебе!  Поверь, ни к одному мужчине я  не испытывала и десятой части того, что испытываю к тебе! – Она протянула ему свою руку. Ричард  взял ее в обе свои ладони  и прижал к груди.
-   Это значит да? –
-   Да, на что? –
-   Да на мои мысли о нас? – Ричард смотрел на нее, крепко сжимая ладонь.
-   Ричард, я никогда не обещаю того, что не могу исполнить. Давай выберемся из всего этого, и я отвечу на твой вопрос. –
-   Ты ответишь мне да? – Ричард не отводил глаз.
-   Ричард! – Он даже не пошевелился. – Да, когда все закончится, я отвечу? –
-   Ты ответишь, да? –
-   Да. Я отвечу да. – Элена опустила глаза, скрывая боль, но потом посмотрела на него и улыбнулась.

Когда они вошли в «Хилтон» на часах было двенадцать по полудню. Элена грациозно двигалась на высоких каблуках, даже не замечая мужчин, которые пялились на нее, не обращая внимания на гневные взгляды своих подруг. Прижавшись к Ричарду, она давала всем понять, кого считает самым желанным мужчиной в своей жизни. Ричарда забавляла это игра, но в глубине все равно наслаждался ощущением ее тела, прижатого  тесно к нему.
Подойдя к портье, Элена произнесла с деланным акцентом.
-   У меня назначена встреча с князем Виторио де Эльяно. –
Слегка обалдевший, парень уставился на нее так, что едва не ослеп.
-   Простите, но я должен сначала позвонить. –
С трудом сглотнув, он принялся набирать номер. На том конце никто не ответил.
-   Никто не отвечает. – В глазах портье почти блестели слезы.
- Не думаю, что Виторио пошел погулять. Насколько я его знаю, он сидит в номере с отключенным  телефоном и изводит свое окружение несносными замечаниями о назойливости местного персонала. – Элена засмеялась, чуть откинув красивую головку и блистая безукоризненной белизной зубов. Ричард смотрел на нее, стараясь не показывать сколь явно восхищается девушкой.
-   Но мисс... – Портье от избытка чувств начал задыхаться, – вы не правы. Наш отель считается, лучим в городе. –
-   Вы может так и считаете, но князь очень вредный старый хрыч. От него стонали даже в самых шикарных отелях Европы. Ладно, я поднимусь и сама дам о себе знать. Мне не впервые иметь дело со старым  скрягой. – Элена  снова сверкнула улыбкой и потянула Ричарда за собой.
-   Пойдем, дорогой, навестим старую развалину, и узнаем, что ему нужно от меня на сей раз! –
Ричард прижал ее к себе и искоса посмотрел на портье, замершего с отвисшей челюстью.
Поднявшись на последний этаж отеля, Элена подвела Ричарда к двери, мимо которой проходила с Анитой несколько дней назад.
-   Это здесь. – Она  постучала в дверь. Прошло несколько минут, но за дверью не раздалось ни звука. Она снова подняла руку, но Ричард перехватил ее.
-   Что-то не так. – Он как будто принюхивался, ноздри слегка трепетали, в глазах появился желтоватый оттенок.
-   Что там, Ричард? – Элена замерла, смотря на него.
-   Я чувствую запах крови. –
-   Что? Что ты говоришь? – Элена уставилась на дверь с удивлением и тревогой.
-   Я чую за дверью кровь, еще достаточно свежую. Там есть кто-то еще живой, или умер только что.-
Элена  рванула ручку двери. Она не поддавалась. Девушка снова и снова дергала ее. Ричард осторожно отстранил ее, и слегка отступив, ударил плечом. Дверь издала стон, и замок выскочил из паза.
-  Вот теперь можно войти. – Ричард  вошел первым, внимательно прислушиваясь и принюхиваясь. Элена шла за ним, широко распахнув свои глаза, ставшие темно-пепельными от тревоги.
Руководствуясь своим чутье, Ричард привел их в комнату, по-видимому, кабинет. На полу перед роскошным столом в луже собственной крови лежал мужчина. Ричард склонился к нему и осторожно перевернул на спину. Элена охнула.
-   Это Паоло де Марко. –
-   Тот самый наследник князя, о котором вы говорили с Анитой? – Ричард рассматривал мужчину на полу. Он был молод, красив и цветом волос напоминал его самого. На груди и животе зияли страшные рваные раны. Клочья разорванной одежды смешивались с лоскутами изорванной плоти.
-   Он жив, но еще немного и ему придет конец. – Ричард посмотрел на девушку, стоящую возле него с ладонями сжатыми в кулаки.
-   Он очень плох? – Она уже и сама это поняла. Мужчина умирал.
- Думаю, он умрет раньше, чем приедет скорая. – Ричард задумчиво смотрел на умирающего.
-   Что тут произошло, и где  все остальные? –
-   Если Паоло умрет, мы ничего не узнаем. – Элена нервно сжимала и разжимала кулаки.
-   Что ты задумала? – Ричард поднялся.
-   Мне нужно немного времени. Я попробую его поддержать, пока приедут медики и полиция.-
-   Зачем нам вызывать их? –
-   Ричард, мы с тобой последние, кого запомнили входящими сюда. И при том, на него напал ликантроп. Его хотели убить. Кто и за что? Вот что самое главное. – Элена уже стягивала с себя одежду.
-   Что ты делаешь? – Ричард смотрел на нее, распахнув глаза.
-   Я не могу меняться в одежде, это ее испортит, а у меня нет другой. Как на меня посмотрит полиция, если застанет голой? – Она уже стянула с себя узкие белые брюки.
-   А мне что делать? –
-   Закрой дверь. Да, и еще, не смотри на меня, если не хочешь пострадать. – Элена  быстро сняла белье и подошла к фигуре, распростертой на полу.- Как только закончу, вызывай полицию.
-   Может лучше Аните? –
-   Это одно и тоже. – Элена опустилась на колени у тела. – Ричард, отвернись, мне надо сделать все быстро.
Ричард отвернулся, но когда она изменилась, он почувствовал, как по его коже прокатилась такая волна силы, что мускулы сократились так быстро, а кожа вспыхнула, как будто он ступил в пламя. Тело начало дергаться и ломить, будто его протягивали между гигантских жерновов, поливая жидким огнем.
Ричард прижался лбом к двери. Он старался сдержать крик, страх, как мерзкая липкая тварь, опутывал его, заполняя сознание картинами, пугающими своей нереальностью. Ему уже приходилось ощущать на себе действие ее силы, но теперь это было гораздо сильнее. Воздух буквально горел вокруг него. Сама кожа обугливалась слой за слоем. Глаза нестерпимо резало. Чтобы уменьшить боль, Ричард зажмурился и сжался у двери.
Когда все пропало, это было такое облегчение, что Ричард чуть не упал. Оказалось, что он из всех сил упирался в стену, чтобы сохранить хоть какую то реальную опору.
-   Ричард. – Голос девушки был как дуновение прохладного ветра. – Ричард, звони портье.
Ричард обернулся к ней. Она стояла на коленях, опираясь одной рукой на край стола. Бледность ее кожи просто ужасала, она была почти прозрачной, и даже на расстоянии были видны голубоватые вены. Под глазами залегли глубокие тени, делая их огромными, и страшно пустыми. Бескровные губы дрожали. Она была похожа на обессилившего испуганного ребенка. В глазах медленно затухал свет жизни. Ричард, не думая ни о чем ринулся к ней, едва успев подхватить на руки.
-   Что с тобой? – Он прижал к себе ее холодное тело.
- Помоги мне одеться и позови ради бога полицию, время дорого! – Губы плохо слушались ее.
-  Тебе самой нужна помощь! –
-  Ричард, делай то, что я тебе говорю! – Она слабо отбивалась в его руках.
-  Хорошо. Успокойся! Я все сделаю. – Он начал одевать ее, стараясь не сильно двигать.
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #24 - Март 24, 2009 :: 12:29am
 
Приведя одежду девушки в порядок, он усадил ее в кресло у стола и начал набирать номер Аниты. Только теперь он посмотрел на пострадавшего. Он уже не казался таким безнадежным.
-   Анита не отвечает. – Ричард оглянулся.
Она махнула рукой и произнесла устало.
-   Дай мне телефон из моей сумки. – Когда  Ричард достал ей телефон, она пощелкала кнопками и произнесла. – Мне нужен кто-то из отдела по расследованию противоестественных преступлений. Да, спасибо, я жду. – Через минуту она произнесла. – Здравствуйте детектив Перри, это Элена, помните, я приезжала с мисс Блейк. Я рада, что вы меня помните! Дело в том, что мне нужна ваша помощь, я не могу дозвониться Аните, а больше я никого не знаю, это по делу, которое вы расследуете. Я в отеле «Хилтон», приехала по делам к князю де Эльяно. Мы нашли здесь тяжело раненного племянника князя. На него напали, он едва жив. Да, конечно, мы ничего не трогали. С кем я? Я с моим другом. Я немного испугалась и потеряла сознание, так что если бы была одна, то, думаю, вы не скоро узнали бы о том, что здесь произошло. Мы ждем вас, но, что делать с раненным, не знаем. – Элена все больше слабела, говорить становилось все тяжелее. Закончив разговор, она откинулась в кресле, в лице не осталось ни капли краски.
-  Они едут. Скорая приедет с ними или даже раньше. – Глаза девушки стали закатываться, по лицу прошла судорога. Ричард подхватил ее раньше, чем она рухнула на пол.
Тело безвольно обмякло в его руках. Она была холодной и какой-то страшно расслабленной. Ричарду показалось, что она умерла, по крайней мере, было очень на то похоже. Страх как волна окатил его. Вдруг он представил, что ее нет больше в его жизни. От осознания такой возможности, Ричард почувствовал, как безысходная засасывающая тоска тянет его в темноту отчаяния, где уже не будет ничего.
Сжав ее в объятиях, он, не колеблясь, выпустил свою силу. Теплая живая волна окутала тела, прижатые друг к другу. Отчаяние придавало ему дополнительную силу, которая вырывалась из него подобно горячему ветру.
Тело в его руках дернулось, раз, другой. Дрожь прокатилась по нему, ладони сжались и разжались, хватая воздух, с бледных губ сорвался стон протеста. Ричард прислушивался к тому, что она шептала. Слова были невнятны и больше напоминали шелест ветра в сухой траве. Склонив голову ниже, он, наконец, различил несколько слов.
-   Так ... больно ... отпусти ...-  Всхлип прервал слова, но тут он почувствовал как сила, которую он излучал, как будто втягивает в воронку, центр которой был у него в руках. Тело впитывало силу, оживало, на глазах возвращались краски жизни. Это не было неприятным или болезненным, просто, он почувствовал, что это опустошило его до дна. Не осталось ничего. Он остался один, его вторая сущность, ослабшая и истощенная, спряталась так глубоко, что он почти не ощущал ее. От этого непривычного чувства одиночества вдруг ослабли колени. Чтобы не упасть, Ричард опустился в кресло и закрыл глаза.
Элена пошевелилась и посмотрела на того, кто держал ее в объятиях. Два чувства одинаково сильные всколыхнулись в ней. Ей хотелось смеяться от радости, видя рядом чудесное мужское лицо, такое близкое и любимое. Но еще ей хотелось закричать от отчаяния, ударить его, вырваться из его объятий и бежать, бежать, пока силы не оставят ее совсем. Пережитая боль еще жила в ней. Круги ада, через которые она проходила раз за разом, и которые предстояло снова пройти, ослабляли ее мозг, и заставляло тело визжать от страха перед новым испытанием.
Похоже, она застонала, потому что Ричард открыл глаза и посмотрел на нее темными глазами. В них Элена увидела страх и боль. Страх потерять ее и боль, которую он при этом испытал.
И она заплакала, поняв, что совершила самую большую ошибку в своей жизни, подарив надежду, которой не суждено было сбыться. Вина, как раскаленная игла, впилась в ее измученное сердце, но боль эта была желаннее того, что уже поселилось в нем и жило в нем несмотря ни на что. Лишенная этого чувства столь долго, она, наконец, обрела его. Но, Господи, как же поздно! Она любила. Любила, зная всю тщетность этого чувства,  несбыточность желания, зная, что никогда ей не утолить жажду, горящую в ее крови с того момента, когда незнакомый мужчина с чудесными теплыми глазами и золотистой кожей прижал ее к себе, а потом заполнил собой не только ее тело, но и весь ее мир.
Она прижалась к нему так близко, поливая своими слезами его одежду. Она оплакивала себя, потому что должна будет его оставить. Она оплакивала себя за них обоих, так как он не мог знать этого, и не узнает, пока не станет слишком поздно.
Когда в комнату ворвалась полиция и медики, они так и сидели обнявшись. Элена подняла голову и посмотрела на людей, окруживших их.
Детектив Перри стоял перед ними, вытаращив глаза. Дольф хмуро разглядывал их. И еще один человек протолкнулся к ним и, отпихнув других, опустился на колени рядом с ними.
-   Элена, что с тобой? – Анита смотрела на нее, сверкая темными глазами. Потом, переведя взгляд на Ричарда, спросила. – Что тут у вас произошло? –
-   Я просто сильно расстроилась, Ричард утешал меня. Мне стало так плохо! – Элена спрятала глаза в тени длинных ресниц. Анита внимательно осмотрела ее, но воздержалась от замечаний.
Подошел врач и произнес, обращаясь к Дольфу.
-   Мужчина очень пострадал. Раны серьезные, но угрозы жизни пока нет. –
-   Это работа ликанторпа? – Дольф осмотрел всех.
-   Да, это очевидно. Если он выживет, думаю, в ближайшее полнолуние покроется мехом. Врач, как и все медики, был конкретен и деловит. – Мне нужно забрать пострадавшего. И, похоже, девушке тоже не помешает пара часов спокойствия и доза успокоительного.-
- Это точно! – Из-за спины Дольфа выдвинулся Зебровски и, посмотрев на Элену, хмыкнул.
-   Ты как? – Анита осторожно тронула девушку за плечо.
Элена склонила голову ей на плечо  и, почти не шевеля губами, прошептала.
-   Когда Паоло придет в себя, я должна быть рядом.- Подыгрывая ей, Анита осторожно погладила ее по волосам и посмотрела на Дольфа.
-   Пусть едет в больницу. Рассказать о том, что тут было, может Ричард. –
-   Я не оставлю ее в таком состоянии. – Ричард встрепенулся.
-   Не беспокойся. Я поеду в больницу, а ты можешь приехать позже. – Элена прижалась к нему, незаметно пожимая руку, и давая понять, что он должен подчиниться.
Поняв ее желание, Ричард не стал больше возражать, поднявшись, он огляделся вокруг. Тут же к нему придвинулся здоровенный мужчина в  медицинской форме. Ричард неохотно передал девушку ему. Прежде чем отпустить ее, он на мгновенье прижал ее к себе,   поцеловал в губы и прошептал.
-   Я люблю тебя. – И уже громче добавил. – Как только здесь все закончится, я приеду за тобой и отвезу домой. –
-   Все будет хорошо. Я тоже тебя люблю. – Она погладила его по щеке. Дюжий медик понес ее из комнаты, откуда уже вынесли раненого. Ричард провожал их взглядом, не замечая, как на него смотрит двое из присутствующих. Анита  с печалью,  Зебровски  задумчиво чесал свой длинный нос.  

                                                                     Глава 22
Элена позволила врачу проявить заботу о ней. Она выслушала несколько советов, послушно глотала то, что ей давали. Когда, наконец, ее оставили одну, она выждала немного, а потом осторожно выскользнула из палаты. Ей пришлось поплутать по коридорам, прежде чем ей удалось узнать, где находится Паоло де Марко.
Врачи обследовали потерпевшего очень тщательно. Были проведены тесты, чтобы сравнить их с теми, которые будут сделаны позднее. Пока что его жизни ничего не угрожало. Он был, слаб от большой потери крови и раны были глубокими и болезненными, но не были фатальными, если не принимать во внимание того, что приведут к необратимым последствиям.
Медсестра, сняв последние показания, вышла, не плотно прикрыв за собой дверь. Элена бесшумно вошла в палату, когда она опустела. Паоло лежал на кровати, от обеих его рук к штативам протянулись тонкие жилы капельниц. Тело прикрывали повязки. Они выглядели до странности неуместно на его золотистой коже. Лицо было бледным и приобрело землистый оттенок, так бывает у смуглых или сильно загорелых людей. Впрочем, в его случае оба эти утверждения были вполне подходящими.
Элена подошла и склонилась над мужчиной, присматриваясь и прислушиваясь к его дыханию.
Лицо его было спокойно и даже расслабленно. Элена невольно залюбовалась тонкими, благородными чертами. Паоло был очень красивым мужчиной. Элена  отметила и высокий умный лоб, и полные чувственные губы, и даже то, как темные тени от ресниц дрожат на побледневшей коже. Темные локоны разметались по подушке. Обнажения грудь просвечивалась между ослепительно белыми лентами бинтов.
Девушка смотрела на него и думала о том, как он воспримет свое новое состояние, когда придет в себя. То что он будет жить, не вызывало сомнений, этим он был обязан ей. Она отдала ему кусочек свой жизни. Осталось надеяться, что он того стоил.  Каждый человек стоил того, чтобы  рисковать ради него частью своей жизни, так она думала, несмотря на то, что за долгие века повидала много как хорошего, так и плохого. Но теперь это жизненное кредо отдавало горечью. Элена отдавала себе отчет в том, что ничего уже изменить невозможно, и остается двигаться дальше, несмотря на боль и отчаяние, затаптывая слабые ростки надежды, следя за тем, чтобы они не дали еще более пышные всходы.
Углубившись в свои грустные мысли, Элена пропустила момент, когда темные ресницы дрогнули и распахнулись темные карие глаза. Она даже чуть ахнула от неожиданности. Справившись с первым удивлением, она произнесла тихо.
-   Паоло, как вы себя чувствуете? –
Мужчина никак не реагировал на ее вопрос, глаза смотрели очень серьезно.
-   Паоло, меня зовут Элена. Это я с моим другом нашли вас. Вы были очень плохи, мы вызвали полицию и врача. – Заметив, что раненный не собирается ее прерывать, Элена попыталась расшевелить его.
-    Мне не хотелось вас тревожить, но это очень важно. Вы можете сказать, что с вами произошло? И где князь Виторио? –
Молчание было ответом на все ее вопросы. Такая странная пассивность начала тревожить и сердить девушку.
-   Послушайте меня! Люди, которые мне очень дороги, находятся в опасности, чтобы им помочь, я должна знать, что произошло! Вы поможете мне? –
-   Я должен был умереть! – Голос больного был едва слышен.
-   Да, так бы и случилось, не появись мы вовремя. Мы нашли вас едва живого, но я сделала все возможное, чтобы сохранить вам жизнь. Это дорого стоило мне, теперь ваша очередь помочь нам! Неужели мои усилия пропадут впустую? – Голос девушки повысился, в нем зазвучало отчаяние и злость. – Где князь, куда делся этот мерзавец?-
Когда последние слова сорвались с ее губ, Паоло открыл глаза шире.
-   Вы знаете его? –
-   Да, я знаю кто он. Мерзкий старый труп, которому самое место в могиле, которую он избегает, как минимум последние лет семьдесят. –
-   Он не хочет умирать. – Наконец в его голос просочились эмоции. – Он в ужасе оттого, что может с ним случиться. Он так много отдал, что бы продлить сою жизнь. Он на все пойдет, что бы добиться своего! –
-   Достаточно с него и того времени, что он украл! – Элена гневно взмахнула рукой.
-   Моя сестра помогала ему. Она совсем помешалась. Виторио специально поощрял развитее ее болезни.  Она с детства была психически неустойчивой, но пока были живы родители, они контролировали ее, следили за тем, как она ведет себя. После их смерти, Виторио стал ее опекуном, я тогда был слишком молод, чтобы заботиться о ней. Он специально поощрял ее дурные наклонности, тем самым только усугубляя ее болезнь. К тому времени, когда я смог сам контролировать ее, она была уже не в состоянии нормально вести себя.  Виторио сделал так, что она уже не смогла жить по-другому. Приходилось терпеть ее взрывы беспричинного гнева, скрывать ее жестокие наклонности. Иногда мне случалось заминать скандалы на месте ее работы. Она частенько набрасывалась на тех, кто работал вместе с ней. Ей даже пришлось бросить работу. -  Паоло замолчал, переводя дыхание.
Элена смотрела на него с жалостью. То, что он любил свою сестру, было понятно, но то, что он своим молчанием делал ей только хуже, казалось, не доходило до него.
-   Я надеялся, что все изменится, когда она убежала и вышла замуж. Она изменилась, встретив Ланса Гордона. Виторио  был против ее замужества, поэтому я обрадовался, когда она сбежала и вышла замуж. Но все стало только хуже. Виторио чуть с ума не сошел от бешенства. Он послал Мадаллену  к ней и велел ей заразить ее. –
-   Я знаю, что его секретарь ликантроп, и очень давно, но зачем князю надо было, чтобы его наследница стала оборотнем? –
-   Мы никогда не были его наследниками, он до сих пор не составил завещания. Он заставил меня отказаться от своей карьеры, угрожая, что если я не буду на него работать, он сдаст Катарину в дом для умалишенных. Что я мог сделать? –
-   Почему вы сами не сделали этого?  Она же опасна. Я видела, какой она, может быть! – Элена с возмущением осматривала мужчину на больничной кровати. – Это она на вас напала? –
-   Нет, это работа старого Серджо Лукка. Виторио поручал ему то, что отказывались делать девушки. –
-    Мадаленна тоже? –
-   Она умна и всегда знала, где граница, за которую не стоит заходить. В детстве она случайно поранила своего деда, но с тех пор научилась владеть собой. Она очень сильна, даже для женщины-ликантропа. Это необычно. Она ни разу не пошла против Виторио, но меня все же  никогда не тронула, и он это знал, и не стал ее заставлять. –
-   А Катарина? Она может ослушаться его? –
-   Нет, но Виторио и не требовал, хватало и того, что она выделывала, если никто не останавливал ее. –
-   Это она завлекала вампиров? – Элена с отвращением поджала губы.
-   Да. Она находила тех, кто был ему нужен. Он позволял ей мучить их, прежде чем использовал их в своих целях. Мне иногда казалось, что страдание и страх, также питают его, как души жертв. –  Паоло закрыл глаза, очевидно, ему также было противно вспоминать это. – С каждым разом она становилась все ужаснее. Я так жалею, что не решился увезти ее раньше! –
-   Как вы могли позволить это? Вы же честный человек? – Ей все труднее было скрывать свое призрение к нему. Он мог только оплакивать свою сестру-садистку, забывая, сколько человек, погибло по ее вине.
-   Я не мог отказаться от своей сестры, она единственное дорогое мне существо, и она не виновата в том, что безумна. –
-   Может и так, но ей нельзя было позволять делать это. Наслаждаться мучениями людей, это не просто жестоко, это чудовищно, недостойно! –
-   Вампиры не люди! – Паоло выплюнул последнюю фразу, как ругательство. – Они монстры, чудовища! –
-   Откуда вам знать об этом! – Элена сразу сникла.
-   Они опасны для всех. Для них и люди и оборотни просто пища, скот! –
-   Паоло, среди людей и оборотней тоже достаточно неприятных личностей. Жестокость, это не только прерогатива вампиров. Кто, по-вашему, Катарина, князь Виторио и остальные? Кто вы сами, если так легко решаете, кто имеет право на жизнь, а кто нет? –
-   Вампиры не живые! – Это был все еще протест, но уже не такой яростный, как прежде.
-   Может быть не так как люди и оборотни, но и у них есть право на то, что мы называем не жизнью.- Элена уже устала приводить доводы здравого смысла. Если бы он не был ей нужен здоровый, она тряхнула бы его как следует, чтобы мозги его, наконец, стали на место.
-   Кто вы такая? – Лицо  Паоло  было повернуто к ней, а глаза смотрели с испугом и удивлением.
-   Что вы знаете о «Lex necromantis»? – В голосе девушки появился оттенок металла.
-   Это книга, принадлежавшая предкам Виторио. –
-   Вы видели ее? Знаете, что это такое? –
-   Видел, как он читал ее. Виторио рассказывал немного, когда книга оказалась у него. –
-   И что вы знаете? –
-   Книга, в которой собраны знания некогда великой расы бессмертных. –
-   Да правильно. Эта книга мощное оружие и большая опасность. Знание Многоликих не должно остаться в мире. –
-   Многоликие! Вы тоже читали эту книгу? – Паоло побледнел и отодвинулся от нее.
-   Ты знаешь кто это? –
- Тайное имя древней расы. Виторио рассказывал, что они были могущественны и прекрасны.-
-   Вот как! – Элена усмехнулась и отвернулась в сторону. Обдумав немного последние слова, она снова посмотрела на него.
-   Они не были ни велики, ни прекрасны, Паоло. Они были всего лишь ошибкой эволюции, жестокой насмешкой над природой. Вы не считаете вампиров достойными существовать на земле, но они хотя бы когда-то были людьми, и в них осталось немного человеческого. Многоликие никогда не были людьми. Трудно представить более чуждые существа. – Элена печально посмотрела на мужчину. Она отошла подальше от кровати и позволила своему лицу измениться, лишь на мгновенье.  Всего лишь секунда, но Паоло вскрикнул и отшатнулся от нее. Чтобы спрятать от нее свое лицо, он вскинул руки, резиновые вены капельниц потянулись за ним, как бледно-зеленые лианы.
-   Не бойтесь. Я всего лишь показала то, что видели очень немногие. – Элена снова подошла к кровати. Мужчина следил за ней с опаской.
-   Многоликие давно исчезли, но вы ... ведь? –
- Одна из них? Вернее последняя из них. Да! Хотя, думаю, сами Многоликие не согласились бы с этим. – Элена усмехнулась, вспоминая своих родичей. – Моя мать была из их рода, а отец был человеком. –
-   Виторио рассказывал, что давно некроманты верили, что еще не все Многоликие исчезли. Они надеялись на это.  Искали их следы много столетий, но сам он в это не верил. – Паоло успокоился, но теперь в его газах читалось не только удивление, но и тревога.
-   Паоло, что случилось с вами? Почему князь так поступил с вами? –
- Это из-за Катарины. Она упустила того, кто нужен был Виторио. Он пришел в бешенство. Силы его иссякают, необходимо поддерживать его тело. Он велел сестре найти кого-нибудь из оборотней. Она все устроила, но когда они приехали на место, парень сбежал, да еще так ее отделал, что она некоторое время провела без сознания. Тогда то он и велел Серджо ее наказать. Когда я узнал об этом, то решил забрать Катарину и вернуться в Италию. Я так ему и сказал. Она бы поехала со мной, и Виторио понимал это.
Я даже отправился собирать вещи, и хотел поговорить с сестрой, когда в комнате появился Серджо и объявил, что хозяин недоволен мной. Я ничего не успел сделать, когда он бросился на меня.
-   Виторио решил вас убить? Но почему здесь, это так опасно! –
-  Теперь это не важно. Он уже в двух шагах  от победы. – Паоло замолчал и прикрыл глаза.
Элена смотрела на него нетерпеливо. Раненный только что сказал что-то очень важное. Она напряглась, сдерживая отчаянное желание схватить его и вытрясти из него все.
-   Скажите мне, что задумал князь? Он недавно убил человека и забрал его душу. Этого ему хватит не надолго. Он будет продолжать убивать, и ваша сестра ему поможет. Вы этого хотите, чтобы она стала законченной садисткой и убийцей? Безумным оборотнем? – Элена не сдержалась и тряхнула его за плечо, привлекая к себе внимание. Мужчина застонал и лицо его выражало муку, не только физическую, но и душевную.
-   Он не будет убивать людей. Ему нужны лишь вампиры. – Он снова замолчал, гримаса боли исказила тонкие черты.
-   Вампиры? Вы сказали, вампиры? Какие? Сколько ему еще нужно? – Вопросы потоком лились на его голову. Элена смотрела на него, забывшись, она с силой трясла его, вцепившись в плечи. Капельницы не выдержали, иглы выскользнули из вен, доставляя тем самым еще больше мучений. Она трясла и трясла его, как дерево, пока он не выкрикнул с болью и отчаянием.
-   Мастер! Мастер города Сент-Луис! – Элена отшатнулась он него, как будто от заразного. Паоло перевел дыхание и продолжил – Он достаточно стар и силен, а также ему нужен и другой. Виторио говорил, что тот другой тоже  прекрасно подойдет для завершения ритуала.-
-   Но как он собирался это сделать. Нельзя вломиться в дом к главному вампиру и убить его. – Элена недоверчиво смотрела на мужчину.
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #25 - Март 24, 2009 :: 12:31am
 
-   Днем он не так неуязвим. Один из его вампиров рассказал, где его дневное пристанище, а также кто его защищает. Они уже раз пытались сделать это ночью, это была их большая ошибка. Вампиры и оборотни были на стороже. –
-   Я знаю. Я сама была там. Если бы я была человеком, то, скорее всего, погибла бы в ту ночь. Мне едва хватило времени, чтобы защитить себя. –
-   Они допустили ошибку тогда, но теперь они были хитрее. Они, наверное, уже там. Виторио собирался захватить вампиров во время сна, и лишь дождаться, когда они очнуться. Все будет кончено. – Паоло смотрел на девушку как-то странно безжизненно.
Элена перевела взгляд на окно, и почувствовала, как холодные пальцы страха медленно двинулись по ее телу, изгоняя из него жизнь.  Солнце уже опустилось к самому краю земли. Сумерки наползали на город как черная кисея. Времени оставалось совсем не много. А еще нужно было добраться до «Цирка». В отчаянии, Элена повернулась к кровати, на которой молча лежал раненый.
-  Глупец! Ты не знаешь, что случится с твоим мерзким родственником! Он совсем спятит, его мозгов не хватит на то, чтобы справится с тем, что он выпустит! Безумное, бездушное чудовище! Он будет сеять смерть везде, где появится. А первыми его жертвами станут его слуги. Твоя сестра! – Почти выкрикнув последние слова, Элена рванулась к выходу, едва не сбив с ног медсестру, пришедшую выяснить, как себя чувствует больной.
Выбежав в коридор, Элена  кинулась к своей палате, где были ее вещи и одежда. Девушка пронеслась по этажу, отчаяние придало ей силы. Ворвавшись в комнату, она застала там врача, который с удивлением уставился на пациентку, которая еще час назад была беспомощной, а теперь влетела в комнату как фурия, сверкая глазами.
-   Где вы были, мисс Сартарис? – Врач строго смотрел на нее.
-   Навещала одного знакомого. – Элена ринулась к стулу, на котором лежала ее сумка.
- Немедленно ложитесь в постель, вам пока не следует двигаться. – Строгий доктор подошел к постели и выжидательно застыл, приподняв край покрывала. Он надеялся, что она послушно ляжет. Ничуть не было ... Элена выхватила из сумки телефон и начала с остервенением нажимать кнопки, даже не обратив внимания на галантный жест доктора.
-   Мисс... Прошу вас лечь. Мне нужно осмотреть...- Элена замахала на него рукой, как на назойливое насекомое.
-   Оставьте меня в покое! Мне не до этих глупостей! – Элена приложила трубку к уху.
-  Но знаете... я.. - Похоже, доктор опешил от всего, и хотел выяснить отношения, но девушка оборвала его.
-   Оставьте меня! Я собираюсь уезжать.- Она снова яростно нажимала на кнопки, снова и снова вызывая Аниту.
-   Но...-
-  Да оставьте же меня, наконец! Я здорова! – Элена гневно топнула ногой, но в этот момент из трубки раздался голос Аниты. Элена бешено замахала на врача, предлагая ему катиться  куда подальше.
-   Элена, это ты? Что случилось? – Голос был далеким, похоже, она была в зоне плохого приема.  Элена надеялась, что она в «Цирке».
-  Анита, ты где? Я знаю, куда делся князь! Мерзавец направился в «Цирк»! – Элена нервничала, и от этого проявился акцент, которого не было раньше. Врач, видя столь явное раздражение, почел за благо молча ретироваться.
-   Зачем ему туда? – Аниту было плохо слышно, но удивление итак было заметно.
-   Паоло рассказал, что он задумал захватить  Жан-Клода и Ашера, пока они беспомощны. Обряд начнется, когда они придут в себя. У нас совсем нет времени. – Элена почти кричала.
-   Черт! – Ругательство, вдруг, донеслось очень отчетливо. – Там только Джейсон, и еще человека три-четыре. –
-   Этого очень мало. Оборотни князя очень сильны. Я их видела, да и сам князь обладает силой. Надо что-то делать немедленно! Анита, где ты, где Ричард? –
-   Я в полиции, но сейчас же выезжаю. Позвоню в « Запретный Плод» и скажу, чтобы Натаниэль и другие ехали в «Цирк». –
-   А где Ричард? –
-   Минут пятнадцать назад его отпустили. Я думаю, он едет к тебе. По крайней мере, он так собирался. –
-   Если это так он скоро будет здесь. Я одеваюсь и выхожу. Если его не будет, когда я выйду, то поеду в «Цирк» сама. – Элена перевела дыхание, и чуть тише произнесла. – Анита, даже если обряд начнется, у нас еще может получиться спасти их, но только что бы я не решила делать, не вздумай мешать мне. И еще.  Может так случится, что мне не пережить сегодняшней ночи. Я прошу тебя позаботиться о Ричарде. –
-   Что ты собираешься сделать? Ты ведь не можешь умереть? –
-   Это не так. Жизнь моя может быть очень долгой, но не бесконечной. Я не хотела говорить раньше, но я умираю. Не так как люди, значительно медленнее, но все равно это так. Силы мои иссякают. Последнее время я слишком часто прибегала  к своей силе, и вот ее почти не осталось. –
-   Ты знала, что умрешь, когда приехала сюда? –
-   Нет, узнала лишь, когда поняла, что здесь происходит. Я могла оставить все и уехать. Так я смогла бы жить еще долго но ... Я не могла бросить вас одних сражаться с тем, что сильнее вас. Я не могла позволить, чтобы вы все погибли. И еще, Ричард. Я не могла оставить его. Я понимаю, что сделала ошибку, но что толку ругать себя теперь. Я не могу сказать, как закончится наше предприятие, но если так случится, то знай, я уже сделала выбор. – Элена не стала продолжать.
-   Ты уверена, в том, что говоришь? – Голос Аниты  был глух.
-  Да. Мне пора. Надеюсь, у нас все получится. – Элена постаралась, чтобы это прозвучало не безнадежно.

Она как раз застегнула брюки, когда в палату вошел Ричард. Он понял, что случилось что-то серьезное, едва взглянул на девушку. Она стояла босая, в расстегнутой блузке. Длинные распущенные волосы водопадом сбегали до колен. Казалось, что они ожили, и шевелились как змеи, и льнули к  плечам и груди хозяйки.
-   Ричард! – Элена кинулась к нему. – Едем в «Цирк», князь уже должно быть там, Анита тоже  уже едет. – Элена судорожно пыталась попасть пуговицами в петли. В итоге оказались застегнуты лишь несколько из них. Подхватив обувь и сумку, она ринулась к двери. Ричард едва успел поймать ее за руку. Она тянула его за собой, напористо, как муравей дохлую гусеницу.
-   Ричард, умоляю, побыстрее. Жан-Клод  и Ашер вот-вот очнутся, Виторио начнет обряд. Если мы сильно задержимся, то они умрут. – Элена  скакала через несколько ступеней, Ричард с трудом поспевал за этой резвой скачкой. Он еще никогда не видел такой скорости у людей. Хотя, Элена не было человеком в полном смысле этого слова, но сейчас он как-то об этом забыл.
Элена выскочила из дверей на улицу, и нервно огляделась по сторонам.
-   Ричард, где машина? –
-   Я оставил ее за углом. – Элена рванула в указанном направлении. Ричард двигался за ней, приноравливаясь к ее быстрым шагам.
-    Как князь смог пробраться в «Цирк»? –
-   Думаю, при помощи своих оборотней и магии. Узнаем, когда приедем. – Машина стояла совсем не далеко. – Ричард, дай мне ключи. –
-   Я сам поведу. Ты слишком взволнована. –
-  Да, я взволнована, мне страшно, и т.д., но даже в таком состоянии я вожу машину быстрее. Где ключи? – Серые глаза зыркнули в его сторону. Ричард молча протянул ключи. Элена распахнула дверь и плюхнулась на сидение.
-   Забирайся скорее. – Она с нетерпением вцепилась в баранку. Ричард чуть усмехнулся и уселся рядом. – Пристегнись. –
-   Ты прямо как Анита. – Ричард осекся, но Элена не среагировала. Мотор взвыл, и машина рванулась с места так, что их прижало к спинкам.
-   Осторожнее, ради бога, а то мы совсем никуда не доберемся. –
Элена глянула на него, надменно улыбаясь.  
-   Ты это мне? – Машина помчалась еще быстрее. Огни слились в блестящие нити. Это было безумие, но мешать ей сейчас, было еще большим безумием. Он просто вжался в кресло и напряженно застыл.
Сумерки уже вползли в город. Ричард почувствовал, как проснулся Жан-Клод.

                                                             
                                                               Глава 23  
Я впервые в жизни гнала машину по городу на такой бешеной скорости. Стараясь ни о чем не думать, я смотрела на дорогу, не пропуская ничего. Только не хватало разбиться в машине, тогда уже точно не понадобится спасать Жан-Клода, он вряд ли переживет меня. А вот на счет Ашера  я сомневалась.
Когда я подъезжала к «Цирку», солнце бросало последние лучи на горячий асфальт, окрашивая  его в цвет засохшей крови. Я проехала к задней двери, и заглушила мотор. Пока вылезла из машины, около меня, как будто из воздуха, материализовался Натаниэль.
- Что происходит, Анита? – Он выглядел озабоченным. Глаза его поблескивали в подступающем сумраке. Я разглядела, что вместе с ним пришли Зейн, Стивен и Грегори. Все кого он смог найти быстро.
-   Нам нужно проникнуть внутрь. Похоже, князь опередил нас. Где Дамиан? –
-   Он ведь был дома. Если то, что ты говоришь, правда, хорошо, что он не остался здесь. – Да, это уже точно! Хоть одной проблемой меньше.
Мы столпились у двери, необходимо было решить, как проникнуть внутрь.
-   Может нам позвонить и узнать, что там вообще происходит? – Зейн задумчиво  смотрел на закрытую дверь.
Я тоже посмотрела туда. Как мне самой не пришло это в голову? Похоже психоз заразителен. Откуда мне знать, что происходит внутри. Я не привыкла полагаться только на слова других, что же со мной случилось сейчас? Я достала мобильник и набрала номер. Гудки лились мне у ухо, безразличные к тому, что я нервно постукивала ногой в ожидании результата. Все было напрасно, никто не ответил.
-   Никто не отвечает. – Я отключила вызов.
-   Ты ведь слуга Жан-Клода, разве ты не можешь чувствовать его? – Натаниэль посмотрел на меня своими чистыми сиреневыми глазами.
-   Он еще не очнулся. Может быть, когда встанет я и смогу это сделать. – Я задумчиво подбрасывала телефон в ладони.
-   Может нам взломать дверь? – Стивен неуверенно потрогал замок.
-   Ага. Дверь бронированная. Для таких случаев она и была установлена. – Я покосилась на металлического монстра.
-   Но попробовать  то мы можем? –
-   Хорошо, давайте попробуем. – Я отошла подальше. Оборотни управятся и без меня.
Ребята подошли вплотную и стали совещаться, кто, что должен делать. В этот момент солнце село, я почувствовала Жан-Клода. Он проснулся. Я сразу же поняла, что мы в полной лаже. Я, наконец, смогла увидеть то, что происходило там.
Он лежал распластанный на полу в одном из залов. Его обнаженное тело было прекрасным и бледным. Я вспомнила, как выглядели тела погибших вампиров, и липкий ужас проник мне под кожу. Он как холодный воздух прошел по моим внутренностям, заставил волосы на теле подняться дыбом. Я не хотела, чтобы с ним случилось то же самое! Я не могу допустить этого, и не только потому, что это убьет и меня, но и потому ... Потому, что я его люблю! Не могу позволить ему умереть, да еще вот так! Отдать свою силу мерзкому скелету, который и жив еще лишь потому, что не нашлось никого, кто упрятал бы его в могилу!
-   Ma petite? Где ты? – В голове раздался его голос.
-   Я рядом, у входа. Мы пытаемся пробиться к тебе. – Я задрожала от горя.
-   Мне очень жаль! – Голос его замолк.
-   О чем ты? Ради бога, Жан-Клод держись мы уже близко, еще ничего не потеряно! –
-   Мне жаль, что если мне суждено умереть, ты можешь тоже погибнуть. – Он был как-то странно спокоен. Я чувствовала, как боль пронзает его руки и ноги, они были прибиты к полу так же как у других жертв.
-   Жан-Клод, что там сейчас происходит? Где все? Что с Джейсоном и Ашером? –
-   Ашер рядом со мной. Что с другими не знаю, я никого не чувствую, кроме тебя. –
-   Держитесь. Ричард и Элена тоже вот-вот приедут, мы что-нибудь придумаем и спасем вас. – Я сама очень хотела поверить в это.
Ребята бились над дверью. Результат - ноль! Вдруг я почувствовала резкую боль в груди. Это было так неожиданно и больно, что не удержалась и, закричав, рухнула на землю, схватившись за грудь. Почти тут же боль исчезла, но и Жан-Клода я больше не чувствовала.
-   Жан-Клод! – Я в отчаянии звала его в слух. Я не могла пробиться через невидимую стену. Что это было? Что с ним сделали, или он сам отрезал меня, что бы я ничего не могла чувствовать? Я сидела на земле и смотрела, как оборотни бьются о дверь.
Вдруг  на полной скорости на площадку влетел автомобиль. Резкий звук тормозов ударил по моим нервам, как когти. Дверь резко распахнулась и из нее выскочила женщина. Я не сразу смогла сфокусировать зрение, слезы застилали мне глаза.
Элена подскочила ко мне, и тряхнула за плечо.
-   Анита, что тут у вас происходит? Чего ты плачешь? – Ее огромные серые глаза стали прозрачными от испуга.
-   Я ничего не чувствую. Он не дает мне его ощутить. И к тому же мы не можем войти. – Я начала подниматься, Элена протянула мне руку. Плохо она меня все-таки знает!
-   То что ты его не чувствуешь даже лучше. Ты нужна здоровая, а не вопящая от боли. Ему сейчас очень больно, поверь мне! Я открою дверь. – Элена двинулась к входу. -   Отойдите подальше от меня! –
Мальчики отпрянули в разные стороны. Она осталась стоять одна.
-   Ты тоже почувствовала боль? – Ричард подошел ко мне и стал рядом.
-   Да, а потом все пропало. Я даже не могу до него достучаться. – Я посмотрела на него, отчаянно надеясь, что не все потеряно.
-   Он жив еще. Иначе мы с тобой знали бы это точно. – Он говорил спокойно, но в глазах спокойствия не было и в помине. Они были уже и не карими, как обычно, а желтоватыми, и в их глубине поднимал голову его зверь.
Со стороны входа донесся приглушенный вскрик, тут же по нам ударила волна силы. Она как языки пламени лизала нашу кожу, высушивая любую телесную влагу. Мускулы завибрировали, напрягаясь под ставшей как пергамент кожей. Вместе с силой накатил страх. Он как хищный зверь крался за всполохами силы, слизывая жадным языком, порожденные ей эмоции.
Элена стояла к нам спиной, в нескольких футах от двери. Обнаженная, с мерцающей голубоватой кожей, в серебряном вихре волос, она была какой угодно, но только не безобидной. Сила была такой, что нас почти выворачивало на изнанку. Глаза снова наполнились слезами, как будто в них попало мыло.
Ребята были к ней ближе, чем мы с Ричардом. Ее сила отбросила их, разметав по земле. Воздух вокруг нее  заклубился, по волосам прошли голубые искры. Я чувствовала такой густой аромат магии, что дыхание перехватило.
Она пошла прямо на дверь, медленно, как будто проталкиваясь через густой кисель. При ее приближении, дверь застонала  как живая. Если бы я не видела это собственными глазами, не поверила бы, что бронированное железо может рваться как бумага, но это было именно так.
Она шла к входу, и железо трескалось и расползалось в разные стороны как обожженная кожа. Когда она протянула руку вперед, сила метнулась вперед, заламывая стальные пластины внутрь.    
Элена прошла в разлом, не пригнув головы, не останавливаясь. Она двинулась вниз. Мы все потеряли время, смотря на нее в невольном ужасе. Потом, кинулись за ней, стараясь не обращать внимания на неудобства, создаваемые ее формой. Она двигалась по ступенькам, так как будто не шла по земле, а передвигалась над ней. Движения ее были так стремительны, что она была похожа на размытое по краям изображение, а не на живое существо.
Следующая дверь «пала» так же как  первая, но с еще большей скоростью. Когда мы ворвались в зал, она уже исчезала в темном зеве коридора, ведущего к другим помещениям «Цирка». В темноте она походила на приведение, клочья страха неслись за ней, как гончие псы.
Не думаю, что она хорошо знала «Цирк», но какая то неведомая сила вела ее вперед. Мы бежали следом по гулким залам. По-моему, мы направлялись в зал гробов, но я не так часто посещала его, что бы сказать наверняка.
Впереди мелькнула вспышка света. Трудно было понять, что это, к тому же мешало сияние, идущее от Элены. Я заметила, что интенсивность сияния изменилась, оно стало более густым, что ли, и приобрело более глубокий оттенок, теперь она сияла как сапфир, даже волосы потемнели, и стали напоминать цветом старое фамильное серебро. В темноте это выглядело как экзотически красивый, но ядовитый цветок.
Она влетела в зал, и вокруг сразу стало темно и холодно. Я перевела дыхание, привалившись к стене. Мимо меня промчались гибкие и бесшумные тени, мальчики перекинулись и ринулись в атаку. Я отлепилась от стены и двинулась за ними.
Картина, которая предстала передо мной, была потрясающей и ужасной одновременно.
Зал не был большим, но из-за высоты потолка казался огромным. Его освещали по периметру лампы в виде факелов, бросая бледный желтый свет на темный пол. На его фоне четко виднелись два белых  распятых тела.  Руки и ноги, пробитые кинжалами, раскинуты в стороны. Вокруг них дрожала легкая дымка, искажая очертания. Сквозь нее можно было разглядеть очертания фигуры и лица. Волосы их как темное и светлое облако клубилось вокруг бледных лиц. Глаза были закрыты. Я с ужасом увидела крестообразные надрезы на их телах, не такие как у виденных мной жертв, не такие глубокие, но они как будто расширялись и углублялись, прямо на глазах.
Между ними возвышалась скелетоподобная обнаженная фигура.
Князь был неимоверно, чудовищно худ. Казалось, что под желтой сморщенной кожей нет ничего кроме костей и сухожилий, скрепляющей их. Я видела его в одежде, но и тогда он произвел на меня  мерзкое впечатление, что уж говорить о том, как выглядел теперь, представ во всей своей красе.
Сморщенная кожа похожая на старую тряпку, отвисала дряблыми складками. Странное сочетание для такого худого человека. Его гениталии более напоминали болячки, чем предмет мужской гордости. Это и было понятно, прожив столько лет, не думаю, что он был еще хоть на что-то способен. Я смотрела на эту пародию, и не могла даже представить, что раде такого можно позволить умереть двоим другим, пусть даже монстрам.
Элена остановилась перед ним, разделяли их только несколько футов и три оборотня. Женщины были еще в человеческом обличье, но старый дворецкий перекинулся, видимо раньше, и теперь стоял спиной к своему хозяину, нервно обхлестывая себя длинным хвостом.
Катарина  стояла сбоку от него, ближе к распростертому на  полу Ашеру. Прекрасное лицо кривилось в наглой усмешке. Даже не зная, о ней всего, можно было с уверенностью сказать, что она вряд ли была нормальной. Следы безумия явно проступали на ее лице, в глазах сверкал бесшабашный блеск, свойственный только тем, кто давно не был дружен с головой.
Мадаллена не улыбалась. Она стояла по другую сторону от деда. По сравнению с Катариной, она не была столь хороша, но лицо ее было более одухотворенным, и в нем светилась мысль, пусть злая, но все же это была мысль. Она внимательно наблюдала за происходящим, золотистые глаза перебегали с одного персонажа на другой, замечая малейшие нюансы.
Надо еще отметить, что обе женщины были обнажены, длинные волосы обвивали гибкие тела как шелковые накидки.
Мы подступили к ним, пока не решаясь на первый шаг. Все зависело теперь от Элены.
Она стояла перед князем. Я сразу заметила, что он при виде ее выкатил свои птичьи глаза от удивления, но не прекратил читать книгу, которую держал в руках. Голос его разносился по залу как шипение огромной змеи, неприятное как трение сухой кожи о камень.
Вдруг, перекрывая его шипение, зазвучал другой голос. Он разносился подобно шелесту листьев в ветреную погоду. Голос Элены был как порыв холодного воздуха, он пронесся по нашей воспаленно коже, неся легкое облегчение. После ее слов туман, окутывающий вампиров, стал таять. Теперь я могла отчетливее видеть, что происходит с их телами. Глаза обоих были закрыты, разрезы на теле были видны отчетливее и от это, страшнее. Я невольно сжалась от боли, не могла видеть их обоих в таком состоянии.
Виторио снова зашипел, как разгневанный змей, а голос девушки был все так же спокоен и холоден, если это слово подходит к языку, на котором она говорила. Туман вокруг тел совсем рассеялся, и тут же раздался гневный вопль князя.
-   Ты не сможешь остановить меня, самозванка! -  Когтистые пальца вцепились в книгу, он поднял ее как щит.
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #26 - Март 24, 2009 :: 12:34am
 
-   Ты так уверен в этом, старик? – Голос Элены звучал насмешливо. – Ты готов рискнуть всем и проверить, действительно ли я самозванка? – Она сделала жест, воздух наполнился невнятным шумом, как будто все происходило под водой. Даже в ушах ощущалось давление. Оборотни, припав к полу, заскулили, прижав морды к самому полу. Я сама чувствовала, как  тяжесть навалилась на мои плечи. Все чувства, обостренные до предела, сейчас как будто замерзли.
Элена двинулась к Виторио, оборотень, поджав хвост, отполз в сторону. По дороге он наткнулся на Катарину. Она отшатнулась от него, и, прикрыв глаза ладонями, попятилась к стене.
Девушка встала перед князем, и, протянув к нему руку, произнесла голосом холодным, как вековые льдины.
-    Отдай мне книгу, старик! Ты все равно не сможешь победить меня. – Она сделала еще один шаг к нему. – Не заставляй меня делать так, что бы это было мучительнее, чем может быть.
-   Я уже в двух шагах от победы, а тебе еще нужно перешагнуть через меня! –
-  Я сделаю это, если ты не оставишь мне другого выхода. – Теперь она стояла прямо перед ним.
Я чувствовала, как сила ломится в меня, круша все мои заслоны. Наверное, другие чувствовали себя не лучше, но продолжали храбро бороться. Элена обернулась назад, и произнесли, смотря на меня.
-   Анита,  я сделала все, чтобы предотвратить бой. Мне придется убить его, если он не отдаст книгу. Надеюсь, у тебя не будет никаких возражений? – Она взглянула на меня. Я поняла, что этим она хотела предупредить меня о том, что дальнейшее развитие событий может пойти как угодно, но только не мирным путем.
-   Не думаю, что я пожалею о нем больше, чем о своих друзьях! – Я тоже могу быть жестокой, когда того требуют обстоятельства.
-   Итак, как насчет моего предложения? – Она снова смотрела на князя.
В ответ на ее слова, Виторио прошипел, какое то ругательство, по крайней мере, было на то похоже. В ту же минуту вокруг них заклубился невидимый ураган. Сила рванулась мощными патоками в разные стороны, охватила нас в кольцо, сразу стало трудно дышать. Рядом со мной раздались стоны и рычание. Над телами вампиром снова заклубился туман и начал быстро сгущаться.
-  Он пытается продолжить обряд. – Элена проговорила это, не поворачивая к нам голову.- Мне нужна вся моя сила. Анита, вам придется терпеть это!
-  Делай, что необходимо, о нас не думай!- Последнюю фразу я выкрикнула, когда увидела через пелену, как на груди Жан-Клода раскрылась страшная крестообразная рана. В тот же миг меня захлестнула  волна жгучей боли. В глазах все поплыло, как сквозь сон я услышала рядом звериный рев. Почти теряя сознание, пыталась удержаться на ногах. На какое то мгновенье я выпала из реальности, не знаю, что происходило вокруг меня.
Когда ко мне вернулась способность чувствовать, я поняла, что стою на коленях недалеко от места, где были распяты Жан-Клод и Ашер. Я не помнила, как сюда добралась, но теперь могла видеть, что происходит между Эленой и князем.
Она стояла между телами вампиров, вокруг них закручивался вихрь такой силы, что ее тяжелые густые волосы взвивались выше плеч. Она стояла прямо, протянув руки над телами, и смотрела на Виторио, скорчившегося у ее ног. Было что-то неестественное в его фигуре, как будто он не был живым существом, а марионеткой небрежно брошенной кукловодом после неудачного выступления. Тело его дергалось и дрожало, на желтой коже проступали капли, будто он исходил кровавым потом. Зрелище мало приятное, даже для меня.
Вокруг меня уже кипел бой. Три тигра, свирепо ревя, отбивали атаки волков и леопардов. Недалеко от себя я увидела еще одного волка. Он поднялся на мощные лапы, потряс крупной темной головой и огляделся. Всего лишь минута прошла, как он очнулся, но тут же метнулся  к свалке мохнатых тел. Движения его были несколько заторможены. Это был Ричард. И дело было даже не в том, что я его узнала, только он мог так же как я среагировать на то, что происходило с Жан-Клодом. Я была уверена, что почувствовала то же, что испытал он, еще немного и, возможно, мне было не суждено очнуться.
Я смотрела на Элену. Она как будто менялась, сияние меркло вокруг нее, вихрь силы ослаб. Неужели она слабела? Взглянув на Жан-Клода, я удостоверилась, что с ним ничего не происходило, он казалось, спал или был в забытьи, если такое было возможно с вампирами. Я больше ничего не ощущала, это и к лучшему.
Но вот что-то изменилось. Две фигуры в центре сражения дернулись. Элена издала звук, напоминающий и стон боли, и крик разочарования. Она рухнула на колени, тело ее задрожало, она закачалась, как осенний цветок под порывами холодного ветра. Я с трудом подняла глаза  к ее лицу. Оно было таким тонким, казалось почти прозрачным, и только глаза зияли темно-пепельными провалами. Она почувствовала, что я смотрю на нее, и послала мне короткий взгляд. Этого было достаточно. Я поняла, происходит, что-то серьезное. Во всей ее фигуре появилась неустойчивость. Распростертые над телами вампиров руки, как будто цеплялись за невидимую опору. Длинные волосы, упавшие на плечи, шевелились как змеи в агонии. Когда сияние ее тела меркло, она казалась более хрупким, слабым что ли.
Она не произнесла ни слова, но я и так поняла, что это конец, или почти конец. Ее сил было слишком мало, чтобы бороться против Виторио, и при этом защищать обоих вампиров, разделяя с ними свою силу.
Я больше не колебалась. Выхватив из кобуры браунинг, я послала пулю в фигуру, поднимавшуюся медленно с пола. Звук выстрела показался таким сильным под сводами пещеры, гулкое эхо загрохотало по углам, отдалось в ушах болью. Виторио дрогнул, схватившись за грудь. Моя пуля угодила ему немного выше темного сморщенного соска. Я снова подняла оружие. Вдруг над ухом раздался рык, и тут же что-то твердое ударило меня по руке. Браунинг полетел на пол. Я с удивлением посмотрела, как по моей руке расплывается красная полоса, но заниматься созерцанием было некогда, я резко качнулась в сторону и откатилась от места, где только что была. Как раз во время, потому, что там приземлилась полосатая туша. Промедли я хоть миг, и была бы расплющена силой и тяжестью тела ликантропа, упавшего на меня.
Вскочив на ноги, и развернувшись к нему, я уже выхватила запасной и, не целясь, спустила курок. Зверь заревел, как только кусок металла впился в его шкуру. Слава богу, я не забыла зарядить его серебряными пулями! Огромный оборотень, оглушительно ревы, рванулся ко мне, я отступила, снова и снова нажимая куров и посылая одну за другой смертельные заряды. Наконец, она упал неподвижно, у самых моих ног.
Я подняла глаза и посмотрела на то, что происходит вокруг. Элена стояла на коленях около Жан-Клода, ладони ее лежали у него на груди. Я почти ничего не видела из-за ее волос, но что-то насторожило меня, едва я взглянула на нее.
-   Элена? – Я окликнула ее. Сначала она не реагировала. Я сделала шаг к ней, и поняла, что почти не чувствую силы, что окружала ее раньше, заставляя тело сжиматься и трепетать. Лишь слабая искра оставалась от того, что было в ней прежде.
-   Элена? – Она, наконец, подняла на меня глаза.
-   Виторио мертв, а Жан-Клод будет в порядке, когда его накормят. Они оба будут в порядке. – Голос был едва слышен. Лицо осунулось, как после долгой болезни.
-   А как ты? – Я уже стояла рядом, смотря на нее сверху.
-   Я тоже в порядке. – Что-то с трудом верилось, но ей виднее. Если честно, я была рада, что все так кончилось. Хотя! Я осмотрелась. Вокруг была настоящая свалка. После смерти Серджо, женщины дрались как одержимые. Я повидала много за то время, что крутилась среди монстров. Пожалуй, впервые я видела такое бешеное сопротивление. Двое против шестерых, соотношение убийственное, но они продолжали битву, стоя спина к спине, не позволяя противнику приблизиться к ним.
Я еще раз взглянула на девушку у своих ног. Она сидела, низко опустив голову, опираясь на пол обеими руками. Что-то было в этом такое жалкое, беспомощное, что сердце у меня защемило, но помочь ей я ничем не могла, а сейчас необходимо было заканчивать все это.
Я пошла туда, где шевелился, рыча и повизгивая, клубок живых тел. По пути подобрала с пола выбитый оборотнем браунинг. В этот миг волки и леопарды разом навалились на полосатых монстров, погребя их под горой разноцветных тел. Зал потряс бешеный рев. Злость и отчаяние слышались в нем. Битва двигалась к развязке.
Но я ошиблась. Когда уже казалось все кончено, из центра этой кучи вылетело тело и грохнулось об пол рядом со мной. Светлый мех был залит кровью. Сразу за ним появилось светло-бежевое чудовище, шерсть стояла дыбом, с огромной пасти капала кровь. Глаза тигра сверкали как синее пламя, было в нем столько яростной силы, что она как незримая рука толкнула меня в грудь. Я подняла руку, отступая на шаг. На перерез тигру кинулся другой ликантроп. Оба тела столкнулись в воздухе и покатились по земле, издавая вопли.
Тигр оказался сверху. Прижав тело волка, он рвал его когтями и клыками, издавая звуки, сильно напоминающие вопль восторга. Тело вервольфа извивалось под ним, стараясь столкнуть с себя противника, полосуя его по бокам длинными когтями. Тигр ревел от боли, но продолжал прижимать противника к полу. Кровь лилась из рваных ран, капала на темный волчий мех, смешиваясь с его собственной кровью. Я подняла пистолет и прицелилась в голову. В этот момент тигр, издав раскатистый вопль, рванул мощными длинными когтями тело, распластанное под ним, прозвучал хруст ломаемых костей, и влажный треск разорванной плоти. Меня аж передернуло.
Не медля ни минуты, я нажала на спуск. Пуля, свистнув в воздухе, точно вошла в череп, расплескав мозги вокруг. Тело дернулось и обмякло, придавив волка, который тоже не подавал признаков жизни.
Я подошла ближе, разглядывая тела. Тигр был явно мертв, с такими ранениями не могут справиться даже оборотни, тем более пуля была серебряной. Как подтверждение этого, тело начало меняться, принимая человеческое обличье, перекидывалось последний раз.
За моей спиной раздавались звуки, которые не побуждали меня повернуться в ту сторону. Там разворачивался последний акт пьесы. Оборотни с ожесточением рвали тело своего врага, издавая победные вопли. Нет, мне не хотелось смотреть на это. Я смотрела на то, как на моих глазах  огромное тело, раскрашенное полосами бежевого и черного цвета, течет, меняет форму. Еще немного, и на полу передо мной лежала обнаженная женщина, череп ее был наполовину разворочан пулей. На спину и плечи падали остатки волос, окрашенные кровью и мозгами. Жуткое это зрелище, обнаженное женское тело, еще не остывшее и все еще прекрасное, а голова сплошное месиво из крови костей и волос, еще недавно золотых, а теперь слипшихся, и пропитанных кровью.
Я перевела взгляд на того, кто лежал под ней, он был все еще в зверином облике, что позволяло надеяться, что он жив. Огромный вервольф, темной масти, корица с золотом. Я не знаю, на что я надеялась, может на то, что это мне кажется. Но чудес не бывает, я смотрела на Ричарда, смотрела, как на полу вокруг него растекается кровавая лужа.
-   Анита, помоги мне. – Я повернулась на тихий голос, донесшийся оттуда, где были трупы князя и его дворецкого, а также где я оставила Элену и вампиров. Она смотрела на меня, но глаза ее были такими странными, как будто в них медленно плыли серые облака, то, становясь прозрачными, то, темнея, как предгрозовые тучи. Я вдруг поняла, что она все еще остается в своем нечеловеческом теле, но только теперь оно не выглядело так устрашающе, кожа ее была бледной до голубизны, и почти прозрачной. Она ползла ко мне на четвереньках, с трудом передвигая руки и ноги. Тело дрожала так сильно, что ее качало из стороны в сторону, как траву.
Я подошла, подхватила под руки и рывком подняла на ноги. Она была легкой, очень легкой, почти как ребенок. Тихий вздох сорвался в ее бледных губ, когда она приняла горизонтальное положение. Тело ее было прохладным. Я обняла ее, прижала к себе, помогая двигаться.
Мы опустились на пол у распростертых тел. Оставив девушку, я оттолкнула тело женщины в сторону. Теперь обнажились страшные раны на груди. Когти разорвали грудь, глубоко войдя в тело, рассекли ребра и ткани, проникнув почти до самого сердца. Очевидно, и легкие были задеты, так как при дыхании из горла доносились характерные хлопки. Когда Элена коснулась его ран, когтистые лапы заскребли пол, издавая скрежет по камням. Начиналась агония.
-   Иди, Анита. Освободи Жан-Клода и Ашера. Я могу прикрывать только одного из вас. Больше мне не по силам. – Она склонилась к мохнатому телу.
Подойдя к Жан-Клоду, я увидела, что он смотрит на меня, повернув голову. В темных глазах горело пламя. Не знаю, что его зажгло, сознание того, что он жив, или проснувшийся голод. Я наклонилась, и, ухватив за рукоятку стилета, потянула. Он сидел очень крепко. Я пошевелилась, перехватила поудобнее и снова потянула. Лезвие вышло с чавкающим звуком. Едва оно вышло из бледной полти, рана тут же затянулась. Я повернулась к другой ноге. Второй стилет удалось вытянуть с первой попытки. Когда я передвинулась ближе, Жан-Клод  сказал.
-   Ma petite, я рад снов видеть тебя. –
-   Я тоже, Жан-Клод! Я тоже! – Я была искренне, как никогда.
-   Что с Ричардом? –
-   Он серьезно ранен. –
-   Это я понял. Почему мы ничего не чувствуем? –
-   Думаю это из-за Элены. Она что-то сделала с нами. –
-   Он не умрет? –
-   Нет, надеюсь. – Я выдернула последний кинжал и помогла ему сесть.
-   Я чувствую слабость. –
-   Тебе нужно поесть. – Я придерживала его, обнаженные плечи были холодны, он весь был холодный. Я посмотрела на Ашера, он лежал с закрытыми глазами, неподвижный. – Мне нужно помочь Ашеру. –
Я оставила Жан-Клода, и поднялась. Преодолев расстояние, разделявшее нас, я опустилась на пол.
-  Ашер, ты меня слышишь? – Он не открыл глаза. Я выдернула первый кинжал и посмотрела на него снова. Он поднял веки медленно, его светлые глаза казались почти бесцветными и пустыми. Пока я выдергивала оставшиеся кинжалы, перемещаясь вокруг него, он не произнес ни слова. Наконец, когда я закончила и присела около него, чтобы проверить как он, заметила, что его голова повернута в сторону. Я проследила за ним.
Ашер смотрел туда, где я оставила Элену и раненого Ричарда.
Девушка лежала поперек груди Ричарда. Он перекинулся обратно в человека. Не знаю, как это ему удалось при таком ранении, но теперь он был снова человеком. Элена лежала на нем навзничь, длинные волосы укрывали обоих. Я с облегчением вздохнула, когда заметила, как поднимается и опадает грудь Ричарда. Он был жив, это уже хорошо!
-   Ее больше нет. – Голос Ашера был тих.
-   О чем ты? –   Я посмотрела на него.
-   Элена мертва. – Он говорил, все так же смотря на них.
-   Откуда ты можешь это знать? – Я поднялась и пошла к ним.
Ричард был без сознания, но дышал ровно и глубоко. Мне не были видны его раны, кровь перестала течь. Девушка лежала, прикрывая его своим телом. Голова лежала на его груди. Через пряди разметавшихся волос была видно одна ладонь. Она прижала ее к его груди, приложившись поверх щекой. Казалось, что она спит. Я подошла ближе и села с боку, разглядывая ее внимательно. Она не дышала, по крайней мере, я не могла обнаружить этого на глаз. Я потрогала ее плечо, оно было прохладным, не холодным, а таким, как если бы она замерзла. Около меня раздался шорох. Огромный волка подошли к нам, уселись рядом, принюхиваясь и посматривая своими желтым глазами. Его светлый мех был залит кровью, на морде следы были еще гуще.   За ними подтянулись остальные оборотни. Около меня опустился Жан-Клод. Я посмотрела на его обнаженное тело, и впервые не почувствовала смущения. Было сейчас не до этого. Ашер сел с другой стороны от тела.
-   Может перевернуть ее? Надо посмотреть, что с ней? – Я посмотрела на Жан-Клода.
-   Думаю, что и так могу сказать. Она мертва. – Он смотрел на девушку, а когда перевел взгляд на меня, я увидела печаль в этих синих, синих глазах.
Ашер потянул руку и убрал волосы, обнажая ее лицо. Оно было спокойным и каким то умиротворенным. Вдвоем с Жан-Клодом они подняли ее и положили на пол, рядом с Ричардом. Волосы потянулись за ней, но несколько длинных густых прядей осталось на груди и бедрах Ричарда.
Когда я смогла увидеть ее, то поняла, что она так и осталась прежней. Вот только сила, которая ломала и корежила нас вначале, теперь вытекла из нее, до последней капли. Теперь я смогла рассмотреть то, что раньше было невозможно из-за изменений, происходивших с ней. Смерть остановила эти превращения. В том, что она мертва, я поверила, едва увидела ее лицо. Я вспомнила ее слова, сказанные мне по телефону. Она как будто предчувствовала, что не выберется из этой заварухи живой. Я глянула на Ричарда, на его груди видны были следы, оставленные когтями Катарины де Марко. Они выглядели вполне прилично. Еще пара дней и совсем исчезнут. Я знала, что за сила излечила его, но как-то не хотелось думать о том, что будет, когда он очнется.
Я снова стала разглядывать девушку. Я и раньше с трудом могла поверить, что ей не одна тысяча лет. На вид она едва дотягивала до двадцати пяти. Я даже видела ее такой, когда ей можно было дать едва двадцать. Теперь то, что осталось от нее, было хрупким, бледным созданием, с тонкими, почти детскими чертами. Темные пушистые ресницы уснули на щеках, бледные губы чуть приоткрыты, как будто она хотела сделать последний вдох. Лишь теперь я смогла определить, какого же цвета были ее дивные волосы, светло- пепельные, самые светлые, какие я когда-либо видела, с легким стальным отливом. Я смотрела на нее и думала о том, что она прожила такую долгую и такую одинокую жизнь, и умерла тогда, когда, наконец, нашла в ней что-то стоящее. Было это очень не справедливо! И еще одно! Что я скажу Ричарду, когда он очнется?
-   Что МЫ ему скажем? – Голос Жан-Клода вспугнул мои мысли. Похоже, я проговорила последнюю фразу в слух.
-   Вот именно, что МЫ скажем? – Я посмотрела на вампиров и оборотней, окружавших меня.
-   Я думаю, что он все поймет сам. – Ашер отвел глаза от неподвижного женского тела, и посмотрел на мужчину. – Он уже приходит в себя. –
Я тоже повернулась к нему. Лицо его дрогнуло, ресницы затрепетали и глаза открылись. Он смотрел перед собой, взгляд его ничего не выражал. Я задержала дыхание, наблюдая за ним.
Ричард лежал, моргая, потом посмотрел вокруг, поочередно оглядывая каждого из нас. Когда его глаза добрались до меня, в них что-то мелькнуло.
-  Анита? – Он узнал меня. Не знаю, радоваться мне или грустить. Он возвращался к жизни, скоро он спросит у нас и о том, на что у меня не было ответа.
-   Как ты? – Я подвинулась чуть ближе.
-  Не знаю. Грудь болит. – Он приподнял голову и посмотрел на себя. Глаза его расширились. Я наблюдала за ним, ожидая продолжения.
-   А что еще, mon ami? – Жан-Клод выдвинулся из-за моей спины.
-   Слабость. Как будто все. - Он с сомнением сдвинул брови. Потом пошевелился, пытаясь определить свое самочувствие. Рука его наткнулась на тело, лежащее близко. Ричард повернул голову, я замерла, боясь вздохнуть.
Он молча смотрел на тело женщины. Он не сразу узнал ее, но постепенно на его лице появилось то, что я больше всего боялась. Это был ужас. Он рывком поднялся, его качнуло так, что если бы не реакция вампиров, он свалился бы на нее. Жан-Клод и Ашер удержали его за плечи.
На секунду он застыл, пытаясь справиться со слабостью. Затем отстранил от себя руки, и тяжело перевалился на бок, лицом к девушке.
-   Что с ней? – Голос его был хриплым, почти рычащим.
Я молчала. Не хотелось мне быть черным гонцом. Их, как известно, убивали за плохие вести.
-   Он умерла, Ричард. – Ашер избавил меня от необходимости произнести первое слово.
-  Она не может умереть. Она бессмертна. Она прожила столько веков, почему она должна умереть сейчас? – Он не поверил.
-   Ричард, Ашер прав. Она умерла. Она сказала мне, что жизнь ее была долгой, но время, отпущенное ей, кончалось. Она медленно умирала. Не так как мы, но это одно и тоже. – Я остановилась, и посмотрела на него.
Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Lola_Fe
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизнь, это не то, что
мы о ней думаем

Сообщений: 1005
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #27 - Март 24, 2009 :: 12:40am
 
Он лежал, прижавшись к ней, его рука охватывала ее поперек талии, лицо склонилось очень низко так, что темные волосы падали на ее плечи. Я не видела выражения его лица, но почувствовала, что сейчас они не были человеческими. По моей коже пробежали мурашки, как от прикосновения холодного воздуха. Ричард выпускал силу своего зверя.
-   Ричард, что ты делаешь? – Я потянулась к нему.
-   Не надо, ты уже ничего не можешь сделать. – Жан-Клод сидел, притянув к себе колени и положив на них подбородок.
Ричард не слушал нас, по-моему, даже, не слышал, что мы ему говорили. Поток силы еще усилился, он крепче обнял тело. Я открыла рот, что бы окликнуть его, но тут тело дернулось. Я уставилась на нее, и захлопнула рот. Снова и снова по нему проходила судорога. Я молча ждала. Мы все ждали. Но ничего больше не произошло, если не считать того, что оно обрело ту форму, к  которой мы все привыкли. Она больше не отзывалась на силу Ричарда. Она была мертва. Во истину мертва, как человек и как то существо, каким была в течение многих веков. Я не знала, могу ли назвать ее Многоликой? Сама себя она такой не считала.
- Оставь ее, Ричард. Посмотри же, она ушла  навсегда. – Ашер тронул его за руку, лежащую поперек застывшего тела.
Ричард поднял на него глаза, через приоткрытые губы просочилось  глухое рычание.


                                                               Эпилог
Хоронили Элену мы вчетвером. Я стояла над могилой, в окружении Джейсона и Натаниэля. Ричард стоял по другую сторону могилы один.
После того, как все закончилось, он молча, положил цветок на гроб, и ни на кого не глядя, удалился.
После всех событий я вижу его очень редко, но знаю, что он ни с кем не обсуждает эту тему. Если вдруг заходит об этом речь, он просто уходит. Мы не пытаемся его образумить. Какой смысл? Ричард всегда умел настоять на своем. Сейчас ничего не изменилось. Может, просто, стал еще тверже и упрямее.
Книгу я сожгла собственными руками. Думаю, что Элена так и хотела. С полицией пришлось объясняться как всегда мне. Мы выдали им тела князя и его дворецкого. От Мадаллены почти ничего не осталось. Оборотни ничего не оставляют.
Кстати, Джейсону тоже досталось, когда он защищал своего хозяина. Но ведь он оборотень, а значит живуч.
Паоло де Марко провел в больнице несколько недель. Я навещала его. Пришлось рассказать ему все, о том, что случилось.
Не могу сказать, что убийство его сестры легло на меня тяжелым бременем. Я сделала то, что было нужно, и не сожалею об этом. Каждый из нас сделал в этой ситуации что мог. Одни больше, другие меньше. Какая разница! Был важен результат, а он окупил все.
Мне жаль, что так случилось с Эленой, она пожертвовала собой ради всех нас. Хотя последняя капля ее жизни досталась Ричарду.  Я иногда задумываюсь над тем, могла бы пожертвовать жизнью ради почти не знакомых мне людей? Твердого ответа у меня нет. Хотя за Ричарда я точно могу поручиться. Есть в нем некая склонность к суициду. Это, по-моему, сблизило их с Эленой. Этим они притянули друг друга.
Паоло принял известие о смерти сестры относительно спокойно.
- Так для нее, наверное, лучше, чем попасть в тюрьму. Я, по крайней мере, могу похоронить ее рядом с родителями, и навещать. – Паоло был рационален, качество, напрочь, отсутствовавшее у его сестры.
После выхода из больницы он провел несколько дней с нами. Было полнолуние, первое в его новом качестве. Я сама предложила ему остаться, пока не пройдет его первое превращение.
Он стал ликанторопом,  тигром-оборотнем. Надо отдать ему должное он принял все философски, могло быть и хуже. По мне уж, что может быть хуже?
Я как-то спросила Жан-Клода, что он думает обо всем этом? Он ответил, что был рад остаться в «живых». Его лицо при этом было нейтрально, но я ведь его слуга, и могу читать его мысли. Я знаю точно, что он сожалел о смерти девушки.
Мы все сожалеем, но скрываем это по разным причинам. Я, например, потому что чувствую вину из-за того, что могла раньше прикончить Катарину.
Что чувствуют другие, могу только догадываться. Например, Ашер! Я до сих пор не знаю, что чувствовал к ней он. А ведь именно он привел ее к нам!          
   
                                                            КОНЕЦ

Ну вот и все.... Это был мой первый (в временном отношении) фанфик. Дороги последовали уже после. Буду рада услышать мнение тех, кто прочитал его впервые, хотя и ветеранов тоже уважаю!  Улыбка Поцелуй

Наверх
 

Все тихо, лишь маятник слышен негромкий, да кашляют свечи в немые потемки. Пугающий сумрак клубится по плитам, так мрачно и пусто в затворье забытом...
272077867  
IP записан
 
Autumn
Ночной охотник
**
Вне Форума


Если орел-я выиграла.
Если решка-ты проиграл...

Сообщений: 162
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #28 - Март 27, 2009 :: 8:28am
 
Lola_Fe, спасибо за фанфик!Понравилось, но очень грустноПечальЭлена-интересное существо
Наверх
 
 
IP записан
 
Oxi
Аниматор
***
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 540
С-Петербург
Пол: female
Re: NC-17, End, Цена проклятья
Ответ #29 - Март 27, 2009 :: 10:20am
 
Lola_Fe, спасибо, читалось с интересом, чувствуется, что к Ричи вы неравнодушны Улыбка.
Наверх
 

"Грех придаваться унынию, когда есть другие грехи"(с)
 
IP записан
 
Страниц: 1 2 3