Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Перевод продолжается! Нэнси Коллинз "Самое черное сердце" (5 книга о Соне Блу). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
W "Путешествие из Тиары в Стамбей" (Прочитано 5727 раз)
Winter
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Шоу маст гоу он!

Сообщений: 1228
Сургут
Пол: female
W "Путешествие из Тиары в Стамбей"
Апрель 17, 2009 :: 9:10pm
 
Название: Рабочее название «Путешествие высокородного дворянина Кайрина Рея дер Каррига из Тиары в Стамбей. Или, куда Макар телят не гонял».
Рейтинг: отсутствует
Форма: повесть
Жанр: фэнтези, юмор.
Бэта: -
Предупреждение: нет, разве что ненормальный автор.
Аннотация: Эта повесть возникла из одной неоконченной игры с великодушного разрешения моего замечательного, великолепного и любимого семпая Teeth2.
Запрос на критику: если не лень.
Наверх
 

жертвоприношение - это всего лишь нечто &&среднее между искренней благодарностью и предоплатой
274301691  
IP записан
 
Winter
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Шоу маст гоу он!

Сообщений: 1228
Сургут
Пол: female
Re: W "Путешествие из Тиары в Стамбей"
Ответ #1 - Апрель 17, 2009 :: 9:11pm
 
- Рыба! Рыба! Свежая рыба!
- А вот кому яблоки!
- Ой, люди добрые, что ж это делается!!! Кошелек, сволочи, украаали...
- Да твоей зелени красная цена полпенса за пучок!
- Держи его! Держи вора!
- Ножи! Точу ножи!
- Слюшай, дарагой, зачем обижяешь?! Самий лючий орех на весь базар!
- Да ты меня без ножа режешь! Никак не могу дешевле! Ты только глянь – какой шелк! Как кожа девственницы! Мягкий, нежный...
- Подходи, не робей! Испытай свое счастье!
- Ты что мне подсунул, морда твоя бесстыжая?! Ты что мне подсунул?!
- Гадаю! Гадаю! Всю правду расскажу!
- Девушка, возьми, попробуй, не пожалеешь!
Торговля на базарной площади славного города Тиары была в самом разгаре. Народ сливался в едином порыве товарообменного  безумия, а высокородный дворянин Кайрин Рей дер Каррига пробирался через взбудораженную толпу. Сверху светило ласковое весеннее солнышко. Дул ласковый ветерок. Душа его пела песнь любви, а на боку мелодично позвякивала в такт шагам верная подруга шпага с богато изукрашенным эфесом. Ей весело вторили славными голосами золотые фунты в бархатном расшитом кошельке. И вообще,  жизнь была прекрасна и удивительна. Длинные ноги, едва касаясь грешной земли, сами несли благородного господина к цветочным рядам, где сосредоточился центр вселенной молодого человека, туда, где, хлопая белоснежными крыльями, парили розовощекие амуры и пели звездные хоралы упитанные херувимы, туда, где меж прекрасных цветочных ароматов жило и восторженно билось его сердце, туда, где ... Короче, он шел к павильончику семьи Плам где с недавних пор меж вазонов со свежесрезанными розами, лилиями, хризантемами, герберами и прочими прекрасными представителями цветочной флоры царила несравненная Милена. Старшая дочь цветочника Фуцика Плама.

Ах, как хороша была юная цветочница. Нежный взгляд голубых глаз, белокурые локоны воздушными волнами по хрупким плечам, губки алым бантиком и лилейно-белое личико сердечком. Вкупе с тонюсенькой талией и стройными ножками, иногда мелькавшими из-под длинной юбки, все это производило убойное впечатление на большую часть мужского населения города в возрасте от 14 до 94 лет. И каждый из них, не взирая на возраст, общественное и семейное положение, был готов сложить свое сердце на алтарь любви ради прекрасной богини этого цветочного рая. Предложения руки и сердца сыпались на нее со всех сторон, но девица никому не давала положительного ответа. Скромно опуская глазки долу и складывая ладошки у пышной груди, едва прикрытой газовой косынкой, она нежнейшим голоском уверяла очередного воздыхателя, что лично против него ничего не имеет.  И готова хоть сейчас идти под венец, но, как послушная дочь не может ослушаться своего обожаемого папа, который и думать не хочет о ее замужестве. Так как семейное дело в последнее время пошатнулось, младшие сестры еще совсем дети и помочь семье кроме нее совершенно некому. Надо ли говорить, что цветы в павильончике семьи Плам раскупались со страшной скоростью? Папаша Плам не успевал подвозить новый товар и подсчитывать барыши, и подумывал, вместо поиска достойной кандидатуры супруга для дочери, открыть еще один павильончик. А там, глядишь, и подмять под себя весь цветочный ряд.

Но нашему герою не было абсолютно никакого дела до меркантильных планов главы семейства Плам. Его трепещущее сердце стремилось к объекту обожания. Чтобы сладко замирать от созерцания оного. Чтобы заглядывать в небесно голубые глаза, любоваться милыми гримасками и слушать звонкий голосок, звучащий в его ушах небесной музыкой. И, если боги будут сегодня к нему благосклонны, даже поцеловать кончики прелестных пальчиков несравненной Милены. Ах, если бы только тетя позволила ему жениться, но, по непонятной для молодого человека причине, тетя Шарлота наотрез отказалась даже слышать о цветочнице. А, так как тетя его вырастила и являлась его опекуном, то Каю ничего не оставалось кроме как смириться и ждать своего двадцати пятилетия, после которого он мог по завещанию отца самостоятельно распоряжаться собой и своим имуществом. А пока ему приходилось лишь мечтать о прелестной мисс Плам, дарить ей купленные в ее же лавке цветы и изысканные стихи собственного сочинения.

Паря на крыльях любви, он пробирался через ряды торговой площади, практически ничего не замечая вокруг. Но, чудесный аромат свежайшей выпечки навел его на мысль о нежных сладких кремовых пирожных в прелестной упаковке, которые неплохо было бы подарить объекту своей страсти. Он решительно направился к одной из маленьких кондитерских. И уже собирался открыть дверь, как она распахнулась сама и оттуда ему под ноги вылетела, чуть ли не кубарем маленькая фигурка, а следом за ней несся с ревом толстый булочник. Кай машинально подхватил падающего мальчишку, помогая сохранить равновесие.
- Господин, держите его! – заорал булочник, почуяв неожиданную помощь в лице молодого дворянина.
Кай надменно задрал голову. Не хватало еще слушаться приказов этого неумытого простолюдина.
- А в чем, собственно, дело, милейший? – холодно произнес он. Но брыкавшегося мальчишку на всякий случай не выпустил. Кай мельком взглянул на свою добычу. Невысокий, тщедушный паренек. Что мог украсть такой у кондитера? Только булку.
- Он съел у меня шесть пирожных и не заплатил, - толстяк, отдуваясь, вытирал рукавом потный лоб.
- Ого, да ты, оказывается, гурман! - молодой человек снова перевел глаза на воришку, которого держал за шиворот, рассматривая его уже более внимательно. Тот не кричал, а только шипел как рассерженный кот. И пытался вывернуться из сильной хватки и дать деру. Кай смотрел на черноволосого чертенка и поражался тонкости черт замурзанного личика, цвету яростно сверкающих сапфировых глаз, изящным линиям напряженного стройного тела. Без дворянской крови здесь явно не обошлось. И неожиданно для самого себя выпалил:
- Я заплачу.
И отпустил паренька. Тот, не теряя ни секунды, отскочил от них на безопасное расстояние и показал язык.
- Ах, ты...- задохнулся от возмущения булочник и шагнул ловить маленького прохвоста. Но тот развернулся и дал такого стрекача, что только пятки засверкали.

Вид красной, возмущенной рожи толстяка, всей его грузной трясущейся от негодования фигуры, вызывал смех. С трудом подавляя улыбку, молодой дворянин все таки толкнул дверь кондитерской и направился к витрине, разглядывая сладкие шедевры выставленные за стеклом. Громко топая, булочник пошел за ним, боясь упустить хорошего клиента.
- Чего желаете, ваше благородие?
- Вот этих шу и этих кремовых по полудюжине. Да упакуй мне их в коробку из золотистой фольги, милейший.
Пока булочник шуршал оберточной бумагой, Кай с улыбкой вспоминал недавнее забавное происшествие. И без того хорошее его настроение поднялось до заоблачных высот.
- С вас два шиллинга и пять пенсов с учетом пирожных, которые слопал этот маленький прохвост, ваше благородие.
Все еще посмеиваясь, молодой человек выгреб из кармана мелочь и не глядя, сунул в широкую лопату булочника. Тот, увидев сумму почти вдвое большую, стал мелко кланяться и рассыпаться в благодарностях, попутно нахваливая свой товар и приглашать благородного господина приходить еще и непременно в его лавку, так как здесь у него, у Мишека Крима, самые лучшие пирожные и торты во всей Тиаре. Пусть благородный дворянин даже не сомневается.
- Всенепременно, милейший, - смерив толстого надоеду взглядом, Кай забрал пирожные и направился к выходу.
- И будьте внимательны, ваше благородие. А то тут, таких как этот паршивец, полным-полно. И не заметите, как кошелек срежут.
Не успел Кай пройти и несколько метров, как из-за соседней лавки выскочил собственной персоной недавний поедатель дармовых пирожных.
- Ну и дурак ты, твое благородие! – выпалил мальчишка, - надул тебя булочник. Ничего я у него не крал.
- Так таки ничего и не крал? – недоверчиво сощурился молодой человек.
- Ну, - насупился воришка, - я собирался, но не успел. Он засек меня раньше, чем я успел стянуть с прилавка те фруктовые корзиночки. А ты все равно дурак. Стал бы я платить неизвестно за кого.
«Маленький нахал» - подумал Кай.
- Ну, так, пойди и потребуй у хозяина кондитерской те сладости, за которые я заплатил, раз ты у нас такой умный, - насмешливо прищурился молодой дворянин, глядя в синющие глаза мелкого похитителя фруктовых корзиночек.
- Пока, мой юный друг, - Кай изящно взмахнул рукой, салютуя насупившемуся мальчишке, и двинулся дальше.

Наконец, показались цветочные ряды. С двойным усердием молодой человек заработал ногами, а иногда и руками, не гнушаясь расталкивать нерасторопный простонародный сброд со своего пути. Еще немного, и вот она, вожделенная цель путешествия – маленький белый павильончик, из раскрытых окон которого лились упоительные цветочные ароматы. Вернее, вожделенная цель путешествия был отнюдь, как мы с вами понимаем, не павильончик, а прелестная Милена Плам, скрывающаяся в его недрах, как прекрасная драгоценная жемчужина в раковине. Но, конечный пункт путешествия уже был непосредственно в поле зрения и, можно даже сказать, на расстоянии вытянутой руки, и высокородный дворянин  остановился, снял шляпу, провел дрожащей рукой по волосам, подкрутил щегольские локоны, обрамлявшие лицо и неимоверно модные в этом сезоне, одернул богато расшитый камзол, поправил перевязь со шпагой. Сделал глубокий вдох и толкнул дверь павильона. Где-то в глубине помещения мелодично звякнул колокольчик, и в ту же секунду молодого человека буквально захлестнуло чувство абсолютного счастья, ибо перед его глазами возникло волшебное виденье. Прелестная золотистая богиня появившаяся в темном проеме двери, на секунду замерла, давая полюбоваться собой. Как драгоценное произведение искусства, как картина великого художника в тяжелой темной раме.
- Доброго вам дня, прекрасная Милена! – молодой человек с достоинством поклонился, взмахнув рукой с зажатой в ней шляпой, изящно подметая пол украшавшими головной убор перьями.
- Ах, благородный господин Рей! – девушка сделала  не менее изящный реверанс, - как рада я вас видеть!
Сердце молодого дворянина сделало резкий скачок и замерло на мгновение. Богиня рада его видеть! Это значит, что он не такой как все. Он избранный. И возможно... Но дерзкие мысли Кая снова были прерваны мелодичным голоском девушки, возвращая размечтавшегося кавалера с небес на землю.
- У нас сегодня есть отменные розы. Очень редкий сорт «Кордон Блю».
Она подошла к большому вазону с крупными белыми розами на высоких стеблях. «Почему «Блю», если розы белые», - мелькнуло в голове у Кая, но этот вопрос резко отошел на  второй, а может быть и третий, или четвертый план, став совершенно неважным. Так как прекрасная цветочница немного наклонилась, и молодой человек имел счастье лицезреть в вырезе ее платья две прелестные немилосердно затянутые корсажем упругие грудки. Ооо! Это было уже выше его сил. Перед глазами все поплыло, в голове сделался какой-то розовый туман, а в ушах зазвучали толи рев фанфар, зовущих в бой, толи нежные напевы морских сирен, славящихся своим сладкоголосьем. Ничего не соображая, молодой человек шагнул вперед и потянулся, желая привлечь к себе это дивное создание, напрочь забыв, что у него в одной руке шляпа, а в другой коробка с пирожными.
- Ах! Это мне? – воскликнула златовласка, во все глаза уставившись на вдруг возникшую практически перед самым носом золотистую упаковку.
Кай от неожиданности споткнулся, резко приходя в себя, и попытался остановиться, чтобы не налететь со всего размаху на девушку. Но набравшее инерцию тело его не слушалось, и он врезался в вазон с розами «Кордон Блю».

Злополучные пирожные вместе со шляпой шлепнулись на пол, а молодые люди бросились ловить падающий вазон. Каким-то чудом Каю удалось поймать и удержать на месте тяжелую керамическую бадью. Но часть цветов все-таки высыпалась.
- Ах, простите, Милена! Право же, я так неловок! – молодой человек густо покраснел, сетуя на свою неуклюжесть. Он стал подбирать рассыпавшиеся цветы.
- О, сударь, это все пустяки! – и с этими словами девушка наклонилась, чтобы помочь. И снова в вырезе декольте мелькнула соблазнительная грудь, вгоняя благородного дворянина в ступор, и погружая его в розовый туман эротических грез.
Мозг молодого человека срочно взял выходной, и Кай схватил юную цветочницу в объятия и прижался ртом к ее алым устам. Голова кружилась, земля под ногами тоже, но в другую сторону. А потом и вовсе понеслась какими-то дикими скачками, когда молодой дворянин почувствовал, что его богиня не только не отбивается, но, напротив, прижимается к нему еще сильнее, пылко отвечая на поцелуй. О боги! Сбывались его самые смелые мечты! Он уже чувствовал под ногами райские кущи, как вдруг прекрасную парочку разметало по разным углам павильончика, и, словно гром среди ясного неба откуда-то сверху прогремело разъяренное:
- Шалава! Стоит мне только отвернуться и ты уже виснешь на очередном ухажоре!
Некто очень больших размеров и обладающий внушительной мускулатурой нависал над побледневшей девицей Плам.
- Позвольте, милейший! – воскликнул наш дворянин, пытаясь одной рукой оттолкнуть непрошеного гостя от девушки, а другой выхватывая шпагу из ножен.
Увидев оружие, цветочница взвизгнула и с криком «Только не убивайте его!», повисла на огромном как носорог парне, пытаясь закрыть его своим телом. Но тот оторвал ее от себя и швырнул в угол. Его красное, перекошенное от  гнева лицо пылало, рот выкрикивал оскорбления пополам с ругательствами, а пудовые кулаки безостановочно двигались, напоминая чудовищную мельницу.  
Кай занял оборонительную позицию и направил кончик шпаги в грудь детины, закрытую толстым кожаным фартуком, какой носят кузнецы, и приготовился к сражению за честь своей дамы. Но дама ждать не стала. Подскочив к Каю, она замолотила маленькими кулачками по широкой груди молодого дворянина:
- Уходите! Уходите сейчас же! Видеть вас не желаю! Вы! Вы...
Закрыв лицо руками, цветочница рухнула на колени у его ног и истерически разрыдалась. Детина кинулся ее поднимать и утешать, разом растеряв весь свой страшный и грозный вид. Опешив от такого поворота дел Кай, не очень понимая, что собственно происходит, недоуменно переводил взгляд с объекта своей неземной страсти на кузнеца и обратно.
- А вы, собственно, кто такой, милейший? – надменно задрав подбородок и гордо расправив плечи, осведомился Кай.
- Шел бы ты отсюда, твое благородие, - пробасил парень, вытирая невесть откуда взявшимся платком, больше похожим на тряпку, покрасневший носик прекрасной цветочнице, - Милена моя невеста. Помолвлены мы.
Мир рухнул. Солнце упало на землю, и наступила вечная ночь.
Потрясенный до глубины души молодой человек с мукой в голосе воскликнул:
- Как???
- А вот так. Венчаемся завтра. Так что иди, откуда пришел.
Жизнь потеряла всякий смысл. Сердце, еще несколько минут назад так сладко сжимавшееся в груди от ощущения маленьких ручек, обнимавших Кая за шею, вмиг заледенело и ухнуло в пропасть, разбиваясь на тысячи мелких кровоточащих осколков. Шатаясь от обрушившегося на него горя, бедный юноша медленно переставляя непослушные ноги, двинулся к выходу из павильона. Прямо по нежным белым лепесткам рассыпавшихся по полу роз редкого сорта «Кордон Блю».



Деревянное здание на каменном фундаменте стояло в конце портовой набережной, у старого пирса. Последний раз его красили лет двадцать назад в веселый цвет гнилой сливы, но краска давно облупилась, и в данный момент стены заведения имели нежный цвет свежеподтаявшего снега, смешанного с грязью. Вывеска над входом представляла собой шедевр живописного искусства. И изображала ядовито-зеленую каракатицу, обнимающую щупальцами якорь, рыбий скелет, пару сковородок, жирного одноглазого кота и русалку с потрясающим воображение размером голого бюста. Корявыми буквами поверх сего шедевра написано "БеШИНАЯ КАРАКАТИА".
    Задний двор выходил в запутанный лабиринт портовых складов, борделей низкого пошиба и покосившихся домов непонятного назначения, из дверей которых то и дело выныривали подозрительные личности.
Кай толкнул полуоткрытую дверь и понуро ступил в харчевню. Здесь было темно, воняло чем-то гнилым. Нос благородный дворянина, не привыкший к подобным ароматам, не распознал нюансов запаха вяленой рыбы. И, будь сегодня обычный день, Кай ни за что бы не сунулся сюда. Но день был траурный, и, по правде говоря, он так и не понял, где оказался. Кай просто шёл и шёл по улице, пока не упёрся в пристань, куда-то свернул и снова шёл до тех пор, пока море не оказалось с двух сторон, а с третьей была дверь.
  Внутри заведения виднелось несколько грубо сколоченных столов с колченогими лавками и грязная стойка с одноглазым барменом в красной косынке и трубкой в зубах.   Кай понял, что судьба привела его в правильное место. Пожалуй, именно сейчас напиться  хотелось больше всего. Напиться и забыть о предательстве Милены.
    Бармен, больше похожий джентльмена удачи в отставке, чем на мирного работника сферы обслуживания,  взглянув на нового посетителя и оценив его дорогую одежду, небрежно протер грязной тряпкой липкую стойку и, передвинув трубку из одного угла рта в другой, процедил сквозь зубы:
    - Чего изволите, вашество?
    - Лекарства. Лекарства от сердечных ран и прекрасной памяти.
  Пропустив лирику мимо ушей, с каменным лицом старый пират ожидал, когда посетитель сделает заказ.
    - Налей чего покрепче, - вздохнул Кай.
Перед ним появилась оловянная кружка, в которой плескалось что-то подозрительное. Запах чёрного пойла чуть не заставил передумать, а вкус едва не вернул к жизни. Во всяком случае, о Милене закашлявшийся Кай забыл начисто. Жаль, ненадолго. Увидев на стене за стойкой намалёванную русалку в объятиях каракатицы, Кай скривился и решительно сделал второй глоток.
Счастливчик Г" ро был на мели. Вчера он подчистую проигрался в карты и весь немалый заработок от прошлого рейса осел в карманах местных кидал. Денег было жаль. Но связываться с местными было себе дороже. Необходимо было срочно найти какого-нибудь лоха, желающего перевезти груз или собственную персону из Тиары в другой порт.
Пожалуй, стоит наведаться к старому Джо, - подумал гоблин, - Может у него на примете есть какое-никакое дельце.
Почесав в чешуйчатом затылке, он направился в сторону пирса.
С удовольствием оглядев неожиданно добротную окованную железом дверь харчевни, Г" ро смачно сплюнул табачную жвачку, попав точнехонько в валявшегося в забытьи у крылечка грязного забулдыгу. И потянул на себя железное кольцо.
С наслаждением вдохнул в себя восхитительно зловонный воздух помещения, он шагнул в сизый туман и плотный шум заведения.
Оглядевшись, он направился прямо к стойке. Взгромоздился на высокий табурет.
- Привет, Джо, давно не виделись.
Джо молча смерил гоблина единственным глазом и перекинул трубку из одного угла рта в другой.
- Мне как обычно.
Бармен швырнул ему оловянную кружку  с черным пойлом. Сграбастав емкость, Счастливчик отхлебнул из нее и удовлетворенно крякнув, огляделся еще раз.
Справа от него сидел парень и с отсутствующим выражением лица потягивал местный ром. Мгновенно оценив стоимость его одежды и оружия, жадный гоблин прикинул сколько можно выручить если их продать. А если удасться, то и самого парня тоже.
«Ага! Вот она, удача! Молодчик-то дворянин! – гоблин с удовольствием осмотрел дорогое оружие, - Да и сам красавчик, каких поискать!»
В чешуйчатой голове уже защелкали косточки счетов, прикидывая, сколько можно получить за молодого, статного и красивого парня благородных кровей у торговцев живым товаром. Вместе с оружием и одеждой сумма получалась немалая.
- Ваше блаародь, пазвольте угостить такого замечательного человека? – обратился гоблин к парню.
Дворянин с трудом повернул голову и воззрился на говорящего.
- Уй, -  дернулся Кай, увидав справа от себя жуткую образину. Он моргнул. Образин стало две.
«Мерещица черти что», -подумал Кай, - Изыди, - пробормотал он и снова уткнулся в свою кружку.
«Ага! Фрукт почти дозрел! Только бы не спугнуть!» - подумал Счастливчик.
- Джо, давно тут ево блаародь штаны протирает?
- Да уж часа два, - проскрипел бармен, - крепкий оказался. Вон, парни Красавчика Свинга уже замаялись ждать, когда он соизволит домой свалить.
И бармен мотнул головой в сторону ближайшего стола уставленного бутылками
Наверх
 

жертвоприношение - это всего лишь нечто &&среднее между искренней благодарностью и предоплатой
274301691  
IP записан
 
Winter
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Шоу маст гоу он!

Сообщений: 1228
Сургут
Пол: female
Re: W "Путешествие из Тиары в Стамбей"
Ответ #2 - Апрель 17, 2009 :: 9:13pm
 
И бармен мотнул головой в сторону ближайшего стола уставленного бутылками и закуской, за которым сидело пять личностей весьма живописной наружности.
«Нет, так не пойдет!» - подумал гоблин.
- Эй, Джо, дай-ка мне бутылочку Пряного Магрибского и копченой селедки. Той, что с Белых Островов.
Бармен молча показал Счастливчику два пальца, тот безропотно передал ему две сверкнувших серебром монеты.
- Ах, ваше блаародь! Ну что вы эту гадысть глыкаете?! Давайте я вас угощу прекрасным ромом, который пристало пить человеку блаародных кровей!
С этими словами Г» ро вырвал из рук парня кружку и выплеснул ее содержимое под ноги. Затем отбил кинжалом сургучную пробку и налил янтарной жидкости в емкость. Над стойкой поплыл потрясающий аромат пряностей, перебивая даже зловонную смесь запахов дыма дешевого табака, перегара, немытых тел и алчности, витающих в воздухе харчевни.
- Вот, ваше блаародь! Пейте! И закусывайте!
Он сунул в одну руку парня кружку с ромом, а в другую прозрачный ломоть истекающей янтарным жирком рыбы.
Кай тупо смотрел, как впитывается в грязный пол прежнее содержимое его кружки. Потом он перевёл взгляд на новую, что держал в руке, увидел, что она полна, и мимолётно отметил, что это хорошо. Потом посмотрел на рыбу. Затем осоловело уставился на гоблина.
     - Вы всё ещё здесь? Все оба?.. Ну ладно, ваше здоровье... - быстро смирился он, залпом ополовинил кружку и впился в рыбу, не подозревая о том, как радует гоблина видом здоровых белых зубов.
     - ...А она променяла меня на какого-то кузнеца! - изливал он душу уже через пять минут. - Меня! Дворянина! На какого-то грязного кузнеца! Ты представляешь?! - обратился Кай к ближайшему из двух гоблинов.
     Те кивали сочувственно, подливали и выпивали сами. Неудивительно, что бутылка скоро опустела - пили-то в три горла!
     - Ещё, - похоронным голосом потребовал Кай у двух барменов. - Что ж вы все парами ходите?..
     Он покопался в кошельке, дав возможность всем присутствующим прикинуть его вес и объём, вместо одной достал две серебряные монеты, бухнул деньги на стойку, откуда они непременно бы укатились, если б не прилипли, и снова уронил взгляд на стену за спиной левого бармена.
     - А знаете, какая она была? Краси-и-ивая!.. - Кай ткнул пальцем в намалёванную на стене пышногрудую русалку. - Во! Вылитая! Посмотри, какие глаза! Хотя и дура, - добавил он.
- Да ты, блаародь, не переживай так! Все оне дуры. Поголовно. Хоть красивые, хоть нет, - глубокомысленно изрек Г" ро, и сцапал новую бутылку за горлышко.
Налив парню в новую кружку, заботливо поставленную барменом до краев пряной обжигающей жидкости, он выдал ему еще кусок рыбы.
- Да ты закусывай, закусывай, блаародь.
- Ты прав, друг, - скорбно согласился Кай, покосился на собутыльников, пересчитал.
     Нахмурился, пересчитал ещё раз. Гоблинов было трое.
     - Проклятье, да откуда вас столько?..  Ну и ладно! Больше компания... ик... веселее пить! Сдвинем бокалы! - он попытался чокнуться с одним из троих гоблинов и залпом осушил всё, что осталось в кружке после этой попытки. Потом крепился ещё несколько мгновений, и, наконец, уткнувшись лбом в чешуйчатое плечо ближайшего из гоблинов, взвыл:
     - Что мне делать?! Что мне теперь делать?!
Счастливчик заботливо похлопал дворянчика по плечу, попутно оценивая крепость мышц:
- Ты эта, блаародь, не бери в голову! А если не везет в любви, так всем известно, что повезет в другом. Во! Точно! А почему бы тебе, блаародь, не отправиться в морское путешествие. Так сказать народ посмотреть и себя показать? Проветришься заодно. У меня, вон, и посудина подходящая есть. Очень даже знатная посудина моя «Черный Кракен»! И команда моя, все как на подбор, прохин… Ой, то есть молодцы все как один!
- Эх... - шумно вздохнул Кай. - Вероломная Милена... Слушайте, а может вы и правы! Податься в дальние края... ик! развеяться...
     Богатое воображение тут же нарисовало мраморные покои в пышных тропических кущах, а вокруг гурии, гурии, гурии... одна другой краше! Как поют барды, смысл жизни прекрасных гурий в том, чтобы ублажать мужчин. Кай представил себе жаркую картину, и по лицу расползлась пьяная улыбка. Тут, правда, ещё трое в компанию набиваются, ну да ничего, гурий много, на всех хватит!
     - Да! Вот тебе, Милена! - возвестил он, пытаясь скрутить из пальцев какую-то комбинацию и показать её русалке. - За море! Путевш... путешво... путьш... ездить! Поехали! Поехали сейчас!
     Кай нетерпеливо топнул и сверзился бы со стула, не схвати гоблин его за руку.
Компания, сидящая за ближайшим столом, видя, что предполагаемая жертва вот-вот уплывет из-под носа, напряглась. Они молча переглянулись.
Один из них, бородатый и приземистый, поднялся и в раскорячку подошел к гоблину.
- Слушай сюда, чешуерылый! Ты отбиваешь чужой куш.
- Чево? На ем написано, что он ваш? Что-то не видю. – Г" ро состроил сосредоточенную мину, делая вид, что пристально рассматривает пьяного до изумления Кая на предмет надписей «Руками не трогать! Частная собственность!», отчего его и без того внушительная нижняя челюсть и торчащими изо рта клыками еще больше выехала вперед.
- Мы его первые увидели.
- Отвалите, он мой друг. Можно сказать, родственник. Да, самый что ни на есть разлюбимый брат. Во, как одна мама рожала. Наследственная красота у нас в крови! Так что паситесь на лужайке.
- Красавчику Свингу не понравится, что какая-то недоделанная ящерица забрала у него товар. Я тебя последний раз предупреждаю – оставь залетного и вали отсюда, морда.
- Да чхать я хотел на вашего Свинга! – он обнял за плечи Кая, - Мы хотели чхать, правда, братка? А за морду получай! – и чашуйчатой пятерней взял оппонента за лицо и отшвырнул его обратно к столу, на руки собутыльникам.
Рука у гоблина была ого-го, так что его собеседник приземлился аккурат на крышку стола, снеся при этом пару бутылок и тарелку с закуской. Вся шайка повыскакивала со своих мест. Блеснули клинки.
- Ну, все, гоблинская морда, я тебя порешу, - бородатый стряхнул с себя закуску и ринулся на Счастливчика.
- Не сметь! - прикрикнул Кай, выхватывая шпагу из ножен.
- Я вам покажу! - пригрозил он, нацеливая её на вражеский стол. - Я вам покажу обижать моих... ик... друзей!
     Он покачнулся и вцепился в одного из гоблинов. Сколько там за столом? Пятеро? Ха! А их с гоблинами всего на одного меньше. Четверо против пятерых - неплохой расклад. Вот если бы ещё пол так не качался... землетрясение тут у них, что ли?
-Не-не, блаародь! Так не пойдеть! Мы ж мирные путешественники! – хитрый гоблин ловко задвинул богато изукрашенную шпагу обратно в ножны, не дай Нептун, сломают еще.
- Во, держи! – с этими словами он всучил Каю дубинку, которую выхватил из-за голенища сапога.
Бородатый еще раз рыкнул и, перехватив нож, попытался ударить Счастливчика в бок.
Г ро ловко увернулся, дав возможность бородатому врезаться со всей дури в стойку. И хрястнул его пустой бутылкой по голове.
Из зала послышались крики «Наших бьют!» и пара тяжелых табуретов кувыркнувшись в воздухе, полетела по направлению к людям Красавчика Свинга. Драка, начавшаяся у стойки, как пожар стала охватывать всю харчевню. Дрались все со всеми. Но эпицентр находился у стойки.
Встав спиной к спине, Кай и гоблин отбивались от нападающих, время от времени направляя кого-нибудь по красивой дуге через стойку, где их с распростертыми объятиями ждал Джо, добавляя каждому дубинкой по затылку и радостно обшаривая их карманы. Перебрасывал бандитов через стойку преимущественно кто-то из гоблинов. Кай же с энтузиазмом месил подбегавших дубиной, пользовался которой второй раз в жизни. Тычки в грудь и живот на манер ударов шпагой оказались неэффективными: противники почему-то всегда подбегали вдвоём, а то и втроём. Пока выберешь, кого ударить... И он сменил тактику на простое и действенное махание. Спьяну замах получался королевским - с одного удара Кай укладывал обоих. Если попадал. Попадал, однако, не всегда, и всё-таки схлопотал несколько зуботычин.  А тут ещё и ноги предательски подкосились. Кай схватился за гоблина, отчего и тот чуть не пропустил удар, заплетающимся языком извинился и попытался поднять выроненную дубину...
«Пора линять» - подумал Счастливчик, опасаясь, что его товар может потерять внешний вид.
Он ловко шандарахнул очередного нападающего табуретом, и подхватив падающего Кая, двинулся к проходу за стойку.
-Пойдем-ка, твое блаародь, что-то жарковато тут стало. Пора проветриться.
С этими словами он потащил упирающегося и рвущегося в бой парня к кухонной двери, находящейся позади стойки.
- Увидимся, Джо, - крикнул гоблин одноглазому бармену.
И вытолкнул Кая в кухню. Свирепого вида одноногий повар равнодушно проводил взглядом эту парочку, прикрикнув на кухонных мальчишек, побросавших свои дела, чтобы поглядеть на драку.
Гоблин толкнул дверь, выходящую на задний двор. И им в лицо ударил свежий соленый ночной воздух.
- Пашли, блаародь. Повеселились и будет. «Черный Кракен» тут недалеко.
И он потащил ничего не соображающего дворянина через запутанный лабиринт портовых складов и камбузов.


Наверх
 

жертвоприношение - это всего лишь нечто &&среднее между искренней благодарностью и предоплатой
274301691  
IP записан
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1