Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Новый перевод! Ким Харрисон "Игры немертвых" (12 книга о Рейчел Морган. Финальная!). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 21
Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга" (Прочитано 125266 раз)
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Сентябрь 7, 2009 :: 8:44pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom, Damaru.

Перед первой главой хочу отметить, что "Маленькая услуга" - название условное. Здесь еще есть, что обсудить.


Глава 1

     Зима в тот год наступила рано, словно предупреждая о чем-то.
     Снежок просвистел в вечернем воздухе и попал в рот моей ученицы. Так как в этот момент она бормотала нараспев нечто вроде мантры, она завершила ее с полным ртом снега. Хотя,  может, для человека, который таскает на себе столько пирсинга, неожиданный контакт  со снегом не был таким впечатляющим, как для большинства людей.
     Молли Карпентер что-то бормоча, выплевывала снег, а дети вокруг нее хохотали. Высокая, белокурая и спортивная, одетая в джинсы и тяжелое зимнее пальто, она выглядела естественной в снежном уборе, хотя ее щеки и нос покраснели от холода.
    - Концентрация, Молли! – призвал я. Я очень старался, чтобы в моем голосе не проскользнул смех. - Ты должна сконцентрироваться! Еще раз!
    Дети, ее младшие братья и сестры, немедленно начали готовить новые боеприпасы для обстрела. Задний двор дома Карпентеров был уже полностью разгромлен за вечер зимней войны, и две низеньких крепостных стены смотрели друг на друга через десять ярдов открытой лужайки. Молли стояла между ними, дрожа и посылая мне раздраженные взгляды.
    - Не может быть, чтобы это было нужно для обучения, - сказала она  дрожащим от холода голосом. - Вы делаете это для удовлетворения вашей больной фантазии, Гарри.
     Я нежно улыбнулся ей и поймал свеженький снежок от маленькой Хоуп, которая, очевидно, назначила себя моим оруженосцем. Я с серьезным видом поблагодарил маленькую девочку и заставил снежок подпрыгнуть на моей ладони несколько раз.
    - Ерунда, - сказал я. - Это замечательная практика. А ты хотела начать тренироваться сразу с настоящими пулями?
Молли одарила меня сердитым взглядом. Потом она глубоко вздохнула, нагнула голову и подняла левую руку с широко растопыренными  пальцами. Она опять начала бормотать, и я чувствовал тонкое изменение перемещающихся энергий, поскольку она начала сплетать магию вокруг себя в почти твердый барьер, щит, который возник между нею и начинающимся метательным штурмом.
    - Готовьсь! – крикнул я. - Целься!
    Тут каждый, включая меня, сделал бросок прежде, чем я добрался до конца команды. Воздух наполнился снежками, брошенными детьми, от самого старшего, Дэниэла, которому было семнадцать, до самого младшего, Гарри, слишком маленького, чтобы суметь бросить снежок далеко, но не терпящего, чтобы ему мешали сделать самый больший снежок, какой он мог поднять.
    Снежки врезались в щит моей ученицы, и он остановил первые два: замороженные ракеты разлетелись в снежную пыль. Остальные, тем не менее, прошли через щит, и теперь Молли была забрызгана  несколькими фунтами снега. Маленький Гарри дошел до нее, бросил последний обеими руками и теперь вопил с веселым триумфом, так как его снежок размером с буханку хлеба разлетелся по всему животу Молли.
    - Пли! -  рявкнул я запоздало.
    Молли упала задом в снег, продолжая бормотать и задыхаясь от хохота. Гарри и Хоуп, самые младшие, быстро запрыгнули на нее, и с этого момента урок защитной магии плавно превратился в давнишнюю традицию детей Карпентеров - накидать как можно больше снега за шиворот друг другу. Я стоял и усмехался, глядя на них, и мгновение спустя заметил, что их мать стоит рядом со мной.
Молли очень походила на Черити Карпентер, которая передала ей свой цвет волос и телосложение. Черити и я не всегда ладили, фактически, мы почти никогда не ладили, но сегодня вечером она рядом со мной улыбалась детским выходкам.
    - Добрый вечер, мистер Дрезден, - пробормотала она.
    - Добрый вечер, Черити, - ответил я дружелюбно. - Это у вас часто случается?
    - Почти всегда после первого настоящего снегопада в году, - сказала она. - Вообще, обычно  это ближе к Рождеству, чем к Хэллоуину.
    Я наблюдал за шумно играющими детьми. Хотя Молли уже сильно выросла во многих смыслах, сейчас она мгновенно вернулась в детство, и мне было приятно на это смотреть.
    Я ощутил, что Черити разглядывает меня, и поглядел на нее, вопросительно подняв бровь.
    - Вы никогда не играли в снежки с семьей, - сказала она спокойно, - верно?
    Я покачал  головой и переключился на детей.
    - У меня не было семьи, так что играть было не с кем, -  сказал я. - Иногда мы пытались играть в школе, но учителя не позволяли. И многие дети делают это от злости, а не для развлечения.  Это совсем другое.
    Черити кивнула и повернулась к детям
    - А моя дочь? Как движется ее обучение?
    - Хорошо, я думаю, - сказал я. - Ее таланты лежат в совершенно иной плоскости, чем мои. И она не станет боевым магом.
    Черити нахмурилась.
    - Почему вы так говорите? Вы думаете, что она недостаточно сильна?
    - Сила не имеет к этому никакого отношения. Но самые большие ее способности не подходят для боевых действий.
    - Я не понимаю.
    - Видите ли, у нее хорошо получаются тонкие вещи. Деликатные вещи. У неё выдающиеся способности по обработке тонкого волшебства, и они постоянно растут. Но именно эта тонкость плохо совместима с психическими стрессами реального боя. Поэтому работа с грубым изическим материалом для нее серьезная проблема.
    - Например, останавливать снежки? - спросила Черити.
    - Снежки - хорошая практика, - сказал я. - Ничто не пострадало, кроме ее гордости.
    Черити задумчиво кивнула.
    - Но вы учились не на снежках, верно?
    Воспоминания о моем первом уроке ограждения при Джастине Дюморне не были особенно сентиментальны.
    - Бейсбольные мячи.
    - Боже милосердный, - сказала Черити, качая головой. – Сколько вам было лет?
    - Тринадцать. - Я пожал плечом. - Боль - хороший стимул. Я быстро научился.
    - Но вы не пытаетесь преподавать моей дочери тем же самым путем, - сказала Черити.
    - Нет такой срочности, - сказал я.
Детский шум стих, упал до шепота, и я подмигнул Черити. Она поглядела на детей, потом на меня, веселье засветилось на ее лице.
    Почти тут же Молли крикнула: “Давай!”, и множество снежков понеслось ко мне.
    Я поднял левую руку, сосредотачивая свою волю, свою магию, и воплотил ее в форму широкого, плоского диска передо мной. Щит был недостаточно хорош, чтобы остановить пули или даже хорошо брошенные бейсбольные мячи, но для снежков его было достаточно. Они разлетались в порошок на нем, оставляя вспышки светло-голубого света  в местах удара.
    Дети хохотали и возмущались. Я крикнул: “Ха!” и вскинул триумфально кулак.
    И тогда Черити, стоявшая позади меня, засунула мне здоровенную горсть снега за воротник. Я заорал, как будто холод съел мой спинной мозг, подпрыгнул и затанцевал вокруг в попытке вытряхнуть снег из-под одежды. Дети подбадривали свою мать и начали бросать снежки в более или менее случайные цели, и во всем этом волнении и легкомыслии я не думал, что мы попадем под удар, пока не погас свет.
    Целый квартал погрузился во тьму: погасли фонари, освещающие задний двор Карпентеров, огни окон в соседних домах и фонари на улице.
    Зловещий, обтекающий свет отражался от снега. Тени внезапно зазияли там, где их не было прежде, и запах чего-то среднего между скунсом и бочонком гниющих яиц коснулся моих ноздрей.
    Я выдернул свой боевой жезл из  креплений за отворотом плаща и скомандовал Черити:
    - Уведите их в дом.
    - Чрезвычайная ситуация, - сказала Черити намного более спокойным голосом, чем я. -  Все в безопасную комнату, точно так же, как практиковались.
    Дети только начали двигаться, когда в снегу возникли три существа, которых я никогда не видел прежде. Время замедлилось от всплеска адреналина, словно у меня было полчаса, чтобы изучить их.
    Они были не слишком высоки, где-то пять с половиной футов, но мускулисты и покрыты белым мехом. У каждого козлиная голова, только рога были выгнуты не назад, а в стороны, словно бычьи. Ноги с обратными коленями заканчивались копытами, и двигались они серией одиночных прыжков. Они выглядели куда реальнее, чем эмблема Чикаго Буллз, а все это вместе означало, что я имею дело с кем-то, обладающим сверхъестественной силой.
    Хотя, если подумать, я, фактически, не могу вспомнить  последний раз, когда я имел дело с кем-то, у кого не было сверхъестественной силы, такой вот недостаток есть у волшебного бизнеса. Я хочу сказать, некоторые существа более сильны, чем другие, но для моего черепа нет разницы, двинул меня по черепу хулиган чем-то повседневным или некто, способный двинуть, скажем, рефрижератором.
    Я направил наконечник своего жезла на существо во главе компании и краем глаза увидел, как охапка снега упала сверху и с мягким ударом приземлилась около меня.
Я бросился вперед, перекувыркнулся и встал на ноги, уже переместившись в сторону. Как раз вовремя, чтобы избежать встречи с четвертым созданием, которое только что свалило эту охапку, а теперь прыгнуло на меня с дома на дереве, который Майкл построил для своих детей. Оно издавало шипящее булькающее рычание.
    У меня не было времени, чтобы терять его на этого типа. Поэтому я поднял жезл, и с его наконечника сорвалось алое пламя, повинуясь моему слову и воле:
    - Fuego!
    Копье чистого пламени толщиной с запястье сорвалось с конца жезла и обуглило верхнюю часть тела твари. Лишний жар расплавил весь снег вокруг него и поднял лавину ошпаривающего пара. Думаю, это причинило такую же боль, как и сам огонь.
    Существо упало, и я понадеялся, что это было недостаточно живописно для обмана. Дети Карпентеров кричали.
    Я огляделся вокруг и, ещё не зная, куда стрелять, снова подготовил жезл. Одно из бело-меховых существ тяжело бежало за Дэниэлом, старшим из братьев Молли. Он тащил как багаж, держа в обеих руках за  шкирку пальто маленького Гарри и Хоуп, самых младших детей.
Когда он подбежал к двери,  тварь была в трех метрах позади него, она опустила неприятно выглядящие рожки, прицеливаясь. Дэниэл пролетел через дверь и закрыл ее ногой, нисколько не замедлившись, и существо врезалось в нее головой.
    Я и не знал, что Майкл для безопасности установил цельностальные, обшитые деревянными панелями двери на своем доме, такие же, как у меня. Существо, вероятно, пробило бы деревянную дверь насквозь. Вместо этого оно хлопнулось рогатой головой о сталь двери, оставляя вмятину футовой глубины.
    Затем оно отшатнулось, и сквозь бормотание прорвался вопль боли. Дым поднялся с его рогов, и оно зашаталось, ударяя по ним своими трехпалыми когтистыми руками. Не много я видел существ, которые реагировали на контакт со сталью таким образом.
    Два других гостя разделили свое внимание. Один преследовал Черити, которая  сломя голову неслась к мастерской, держа на руках маленькую Аманду. Другой наскакивал на Молли, которая загораживала Алисию и Мэтью.
    Времени не было ни на то, чтобы помочь и Черити, и Молли, ни на то, чтобы потратить его впустую на моральные дилеммы.
    Я повернул жезл на бестию, преследовавшую Черити, и выстрелил. Взрыв попал прямо в спину и сбил её с копыт. Она полетела боком, врезавшись в стену мастерской, а Черити скрылась внутри с дочерью.
    Я обернулся в другую сторону, уже зная, что не успеваю. Существо нагнуло свои рога и слишком приблизилось к Молли и ребятам прежде, чем я смог подготовиться для другого выстрела.
    - Молли! – крикнул я.
    Моя ученица схватила руки Алисии и Мэтью, выпалила слово, и все трое резко исчезли.
    Бестия с разгону пронеслась мимо места, где они только что были. Что-то, чего я не видел, подставило ей подножку, и тварь упала.
    Она рухнула на полной скорости, вздымая снег, и я почувствовал внезапную, пылкую волну восторга и гордости. Кузнечик не была в состоянии поднять приличный щит, но умела ставить завесы как никто другой, держа концентрацию и не теряя остроумия.
    Тварь замедлилась, осмотрелась, и заметила, как снег проминается под невидимыми ногами, перемещаясь к дому. Она издала воинственный крик и кинулась за ними, а я не рискнул сделать выстрел, когда дом Карпентеров был на линии огня. Так что вместо этого я поднял свою правую руку, активизировал одно из тройных слоистых колец и послал в нее взрыв чистой силы.
    Невидимая энергия ударила ее по коленям, подбросив с такой силой, что она врезалась головой в снег. Следы в снегу помчались вокруг дома к передней двери. Молли, должно быть, поняла, что погнутость стальной двери может помешать открыть ее, и я снова почувствовал пылкое одобрение. Но это быстро прошло, когда существо, лежавшее позади меня, словно локомотив, врезалось мне в спину.
    Защитное заклинание на моем длинном черном кожаном плаще не позволило рогам вонзиться мне в спину. Однако удар чуть не вышиб из меня дух, сильно задел голову и отшвырнул в снег. На мгновение все смешалось, и затем я почувствовал, что кто-то стоит на мне, раздирая мне шею когтями. Я сгорбил плечи, покатился и тут же получил в нос раздвоенным копытом и совершенно бесплатную боль в
комплекте с кучей крутящихся звезд.
    Я продолжал пытаться вывернуться, но мои движения были вялыми, а существо было быстрее меня.
    Черити появилась из мастерской со стальным молотком в левой руке и пистолетом для дюбелей в правой.
Она подняла пистолет и начала стрелять с расстояния в три метра, двигаясь вперед. Оружие производило звуки фут-фут-фут, и мой обугленный противник начал кричать от боли. Он дико подпрыгнул, крутясь в отчаянных конвульсиях в воздухе, и пораженный упал на снег. Я видел, что тяжелые гвозди выглядывали из его спины, и дымящиеся раны отсвечивали зелено-белым огнем.
    Он попытался бежать, но мне удалось пнуть его в копыта прежде, чем он смог восстановить равновесие.
Черити занесла молоток в вертикальном ударе, издала резкий крик, и стальная голова инструмента пробила череп козла. Из раны прорвалось сероватое вещество, а потом зелено-белый огонь, существо задергалось, огонь пошел дальше и охватил все его тело.
    Я встал, сжимая жезл в руке, и нашел оставшихся бестий ранеными, но мобильными, их желтые глаза с прямоугольными зрачками ярко блестели ненавистью и голодом.
    Я убрал жезл и поднял детский совок для снега, окованный сталью, который остался лежать рядом с одной из детских снежных крепостей.
    Черити подняла свой дюбельный пистолет, и мы пошли к ним.
    Независимо от того, кем были эти типы, у них не хватило смелости бороться против смертных, вооруженных холодным оружием. Они задрожали, как будто до этого собирались жить вечно, потом повернулись и растворились в ночи.
Я стоял, задыхаясь и всматриваясь в пространство вокруг себя, и через каждые несколько вздохов сплевывал кровь. Ощущение в носу было такое, словно кто-то приклеил к нему несколько тлеющих углей. Небольшие серебряные провода боли бежали по шее до места, куда меня двинули рогами, и вообще, вся спина чувствовала себя как один огромный ушиб.
    - Как ты? - спросила Черити.
    - Фэйри, - пробормотал я. – Почему, черт возьми, фэйри?
Наверх
« Последняя редакция: Сентябрь 8, 2009 :: 1:35am от upssss »  
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Джим Батчер. Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #1 - Сентябрь 7, 2009 :: 8:52pm
 
Глава 2

    - Да, - сказала Черити, - он сломан.
    - Думаешь? – спросил я. Мягкое прикосновение ее пальцев на моем носу было, скажем так, не очень приятно, но я не дергался и не издавал звуков, пока  она осматривала меня. Я же мужчина.
    - По крайней мере, это не исключено, - сказал Майкл, сбивая снег с ботинок. – Пинок в нос – это не то, что можно тут же забыть.
    - Нашел что-нибудь? - спросил я его.
    Он кивнул головой, прислоняя вложенный в ножны палаш к стене в углу. Майкл  только на несколько дюймов ниже меня и гораздо более мускулистый. У него  темные волосы и короткая борода с проседью,  он носит синие джинсы, рабочие ботинки и сине-белую фланелевую рубашку. - Труп все еще там. Он почти полностью сожжен, но не распался.
    - Точно, - сказал я. - Фэйри лишь частично существа мира духов. Они оставляют трупы.
    - Кроме того, там есть следы, - проворчал Майкл, - но это  все. Никаких признаков, что эти чертовы козлоподобия все еще где-то рядом.- Он поглядел в столовую, где дети Карпентеров сидели за столом, жуя пиццу и взволнованно переговариваясь на повышенных тонах. Их отец отсутствовал, когда произошло нападение. - Соседи думают, что проблема со светом была, потому что выбило
трансформатор.
    - Хорошее оправдание... Впрочем, как и любое другое, - сказал я.
    - Я благодарю Господа, что никто не пострадал, - сказал он. Для него это не было просто выражение. Он подразумевал это буквально. Он действительно был очень набожным католиком, имел святой меч с клинком из стали, в состав которой входил гвоздь с Распятия. Он встряхнулся и едва заметно улыбнулся мне. - И тебя, конечно, Гарри.
    - Благодари Дэниэла, Молли и Черити, - сказал я. - Я только заставил наших посетителей напряженно трудиться. Твоя семья понимает, что значит безопасность. А Черити нанесла решающий удар.
    Брови Майкла поднялись, и он повернулся к жене.
    - Именно она?
    Щеки Черити вспыхнули. Она подмела кусочки ваты и бинтов, пропитанные моей кровью, и вынесла их из комнаты, чтобы сжечь в камине в гостиной комнате. В нашем бизнесе никому не хочется, чтобы его кровь, волосы или ногти кто-то нашел. Я кратко изложил Майклу обстоятельства борьбы, в то время как она ушла.
    - Мой дюбельный пистолет? – спросил он с усмешкой, когда Черити возвратилась в кухню. – А как ты узнала, что это были фэйри?
    - Я не знала, - сказала она. - Я захватила то, что было под рукой.
    - Нам просто повезло, - сказал я.
    Майкл выгнул бровь в мою сторону.
Я нахмурился.
    - Не каждая случившаяся хорошая вещь - это божественное вмешательство, Майкл.
    - Правда, - сказал Майкл, - но я предпочитаю верить «в долг», если у меня нет серьезного основания  думать иначе. Мне это кажется более вежливым, чем наоборот.
    Придя, Черити встала возле мужа. Хотя они улыбались и говорили о нападении легко, я заметил, что они крепко сцепили руки, а Черити искоса поглядывает на детей, как будто заверяя себя, что они все здесь, в целости и сохранности.
    Я внезапно почувствовал себя лишним.
    - Хорошо, - сказал я, поднимаясь, - похоже, что у меня есть новый проект.
    Майкл кивнул.
    - Ты знаешь мотив этого нападения?
    - Только предполагаю, - сказал я. И натянул свой плащ, вздрагивая, поскольку это движение заставило меня двинуть шеей. - Я думаю, что это из-за меня. Нападение на детей было предлогом, чтобы дать тому, на дереве, возможность напасть сзади.
    - Ты уверен? - спросила Черити спокойно.
    - Нет, - сказал я. - Возможно, что они сердятся за то дело на Арктис Тор [1].
    Глаза Черити сузились и стали стальными. Арктис Тор была сердцем Зимнего Двора, крепостью и святилищем Королевы Мэб. Некие нехорошие парни с Зимнего Двора украли Молли, поэтому мы с Черити с небольшой помощью штурмовали башню и забрали Молли силой. Дело получилось шумное, и мы в результате, естественно, сильно обидели зимних фэйри.
    - На всякий случай будьте настороже, - сказал я ей. - И скажите Молли, что я хотел бы, чтобы она пока что оставалась здесь.
    Майкл поднял бровь.
    - Ты думаешь, что она нуждается в нашей защите?
    - Нет, - сказал я. - Я думаю, что вы, возможно, нуждаетесь в её.
    Майкл моргнул. Черити слегка нахмурилась, но не возразила. Я кивнул им обоим и вышел.
    Я закрыл дверь дома Карпентеров за собой, отрезая аромат горячей пиццы и громкие звуки оживленных, охрипших от волнения детских голосов. Молли уже не восставала против всего, что я просил ее сделать, но все-таки лучшим способом избежать спора было поставить ее перед свершившимся фактом.
    Ноябрьская ночь была тиха. И очень холодна.
    Я перестал дрожать и поспешил к своему автомобилю, старому потрепанному Фольксвагену Жук, который первоначально был голубым, но теперь представлял собой соединение красных, синих, зеленых, белых, желтых, а больше всего серых пятен на новом капоте. Какой-то неизвестный шутник, который видел слишком много мультфильмов Диснея, нарисовал баллончиком круг на капоте с номером 53 внутри, но все-таки имя автомобиля было Синий Жук, и таким оно и останется.
    Я сел в машину и какое-то время смотрел на теплый золотой свет, льющийся из окон дома.
    Затем я уговорил Жука проснуться и поспешил домой.

-------------------------------------
[1] - Обстоятельства этого дела изложены в восьмой книге серии о Дрездене «Доказательства вины».
-------------------------------------
Наверх
« Последняя редакция: Сентябрь 29, 2009 :: 3:04pm от _Юлиетта_ »  
 
IP записан
 
S0N1C
Божество
*****
Вне Форума



Сообщений: 999
Украина
Пол: male
Re: Джим Батчер. Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #2 - Сентябрь 7, 2009 :: 9:10pm
 
а может есть смысл сразу файликом куданить на файлообменники а сюда ссылку ?  Смущённый
Наверх
 

"Jamaica is beautiful but you can't hunt a human under the afternoon sky there."

http://twitter.com/LavkaFeed
http://twitter.com/LavkaTranslate 
http://twitter.com/S0N1C_zzz
WWW WWW S0N1C s0n1c_zzz 100001118828594 262502196  
IP записан
 
upssss
Переводчик
*
Вне Форума


Неймется птеродактилю
в душе моей...

Сообщений: 584
Комсомольск-на-Амуре
Пол: female


Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #3 - Сентябрь 8, 2009 :: 1:49am
 
SON1C, ссылка на фалообменник, как помнишь, предусмотрена правилами. Если хозяева будут не против, ты, как модератор соотвествутствующего раздела, мог бы этим заняться. Улыбка
Наверх
 

Я ворона сильная, я ворона смелая, но на голову.... (с)
WWW WWW  
IP записан
 
S0N1C
Божество
*****
Вне Форума



Сообщений: 999
Украина
Пол: male
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #4 - Сентябрь 8, 2009 :: 7:57am
 
Я просто помню что вроде говорилось что книжка уже полностью переведена... может стоило вычитать все сразу и выложить одним файлом а не по главам (просто мысли), ну да ладно
Наверх
 

"Jamaica is beautiful but you can't hunt a human under the afternoon sky there."

http://twitter.com/LavkaFeed
http://twitter.com/LavkaTranslate 
http://twitter.com/S0N1C_zzz
WWW WWW S0N1C s0n1c_zzz 100001118828594 262502196  
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #5 - Сентябрь 8, 2009 :: 5:35pm
 
Нет, пока переведено только 32 главы из 46.
Наверх
 
 
IP записан
 
Damaru
Переводчик
*
Вне Форума


Паранойя - базовый навык
выживания (с)

Сообщений: 425
Пол: female

Истина

Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #6 - Сентябрь 8, 2009 :: 8:46pm
 
Цитата:
Я просто помню что вроде говорилось что книжка уже полностью переведена... может стоило вычитать все сразу и выложить одним файлом а не по главам (просто мысли), ну да ладно

Чтобы вычитать все сразу, надо уйму времени и заниматься этим с утра до ночи, а редакторы все-таки не монстры Смех Не думаю, что читатели согласны ждать два месяца, чтобы прочесть все сразу Улыбка
Наверх
 

"Нет ни искупления, ни отпущения грехов; грех не имеет цены.
Его нельзя выкупить обратно, пока не будет выкуплено обратно само время"  Дж. Фаулз
205707340  
IP записан
 
S0N1C
Божество
*****
Вне Форума



Сообщений: 999
Украина
Пол: male
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #7 - Сентябрь 9, 2009 :: 11:57am
 
просто я только первую книгу начал, потому видимо и не спешу  Смех
Наверх
 

"Jamaica is beautiful but you can't hunt a human under the afternoon sky there."

http://twitter.com/LavkaFeed
http://twitter.com/LavkaTranslate 
http://twitter.com/S0N1C_zzz
WWW WWW S0N1C s0n1c_zzz 100001118828594 262502196  
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #8 - Сентябрь 13, 2009 :: 12:17pm
 
Глава 3

    - Ты уверен, что это были фэйри? - спросил Боб-череп.
    Я нахмурился.
    - А у многих кровь вспыхивает при контакте с железом и сталью, Боб? Да, я думаю, что я могу узнать фэйри, когда он мне нос ломает.
    Я спустился в лабораторию по складной деревянной стремянке через люк в своей подвальной квартире. Эта комната расположена достаточно глубоко под остальной частью пансиона, в котором я живу, и в ней постоянно прохладно. Летом это хорошо. Зимой не очень.
    Центр лаборатории занимает деревянный стол,  целая куча рабочих столов и стеллажей тянется вдоль стен, оставляя узкий проход вокруг центрального стола. Рабочие места заставлены всякими нужными вещами, а к стенам прикреплены стеллажи, на полках которых можно найти самые разнообразные контейнеры, от освинцованного бокса до сумок из мешковины, от Тапервер [2] до кожаного мешочка, сделанного из мошонки (я не вру!) африканского льва.
    Даже и не спрашивайте, как я его получил. Это был подарок.
    Свечи горели по периметру комнаты, освещая ее мерцающим  светом, отражавшимся от оловянных зданий миниатюрной  модели города Чикаго на центральном столе. Я присел за единственный письменный стол в комнате. Он был для Молли – как-то вот сумел выкроить для него место – для ее блокнотов и медленно накапливающейся коллекции инструментов и справочников, которые были аккуратно разложены, несмотря на крошечное пространство.
    - Н-да,  похоже, что кто-то обиделся на тебя за Арктис-Тор, - сказал Боб. Череп, чьи глазницы мерцали оранжевым, словно свет невиданной ранее свечи, располагался на своей собственной полке на более-менее свободной стене. С полдюжины любовных романов в мягких обложках валялась вокруг него, а седьмой вообще упал и лежал на полу, закрывая часть серебряного круга для вызова духов. - Фэйри очень злопамятны, босс.
    Я кивнул ему, поднял упавшую книгу и положил обратно.
    - Ты когда-нибудь слышал о чем-то похожем на этих тварей?
    - Мое знание царств фейри ограничено, главным образом, Зимним двором, - сказал Боб. - Эти создания не похожи ни на что из того, с чем я сталкивался.
    - Тогда почему ты решил, что они обиделись на меня за Арктис Тор, Боб? – спросил я. - Черт, на самом деле это же не мы напали на столицу Зимы. Мы только вломились в самом конце и дрались всего лишь с мальчиками на побегушках у Зимы, которые захватили Молли.
    - Возможно, некоторые из Зимних Сидхе привлекли их как рабочую силу по контракту. Может, это были дикие фэйри. Ведь диких фейри намного больше, чем тех, кого мы знаем. Может, это были сатиры?  - Его глаза-огни засияли. - Ты не видел нимф? Если есть сатиры, то где-нибудь поблизости обязательно будут одна-две нимфы.
    - Нет, Боб.
    - Ты уверен? Голая девочка, потрясающе красивая, достаточно взрослая, чтобы знать, что почем, и достаточно молодая, чтобы ни о чем не заботиться.
    - Я бы запомнил, если бы увидел такую, - сказал я.
    - Фе! – сказал Боб, его глаза-огни разочарованно притухли. - Ты ничего не можешь сделать правильно, Гарри.
    Я потер рукой шею, боль была уже не так сильна. И тут я что-то начал припоминать.
    - Я уже где-то видел этих козлоногих парней или что-то читал о них, - сказал я. – Или, по крайней мере, о ком-то похожем. Куда я засунул те рассказы про окраины Небывальщины?
    - Северная стена, зеленая пластмассовая коробка под столом, -  немедленно сообщил Боб.
    - Спасибо, - сказал я и вытащил тяжелую пластмассовую коробку. Она была заполнена книгами. В основном, это были рукописные трактаты в кожаном переплете на различные сверхъестественные темы. За исключением одной, которая являлась компиляцией “Кэлвина и Хоббса”. Комиксы. Как она там оказалась?
    Я взял несколько книг, отнес их к краю стола, к модели озера Мичиган, подтянул туда свой табурет и начал их просматривать.
    - Как прошла поездка в Даллас? - спросил Боб.
    - Мммм? А, отлично, отлично. Черный Пес кого-то преследовал, - я поглядел на карту Соединенных Штатов, висящую на стене пониже полки Боба на толстом куске щита наружной рекламы, рассеянно выдернул оттуда зеленую чертежную кнопку и воткнул ее в Даллас, Техас, где она оказалась в компании более, чем дюжины других зеленых кнопок. Там еще было немного красных, в тех местах, где тревога оказалась ложной. - Они связались со мной через ПараНет, и я объяснил им, как дать понять Фидо, чтоб он уносил задницу из города.
    - Эта сеть поддержки, которую придумали вы с Элайн, в самом деле хорошая штука, - сказал Боб. - Обучаете пескарей, как собраться в кучу, когда появляется большая рыба, чтобы съесть их.
    - Я предпочитаю думать об этом, как об обучении воробьев умению объединиться и выгнать ястребов, - сказал я, возвращаясь к своему месту.
    - В любом случае, это для тебя означает уменьшение опасности, ну и объема работ, в конечном итоге. Конструктивная трусость. Хитро. Одобряю, - его голос стал задумчивым. - Я слышал, что у них там, в Далласе, одни из лучших стрипклубов в мире, Гарри.
    Я строго посмотрел на Боба.
    - Если ты не собираешься помогать мне, то, по крайней мере, не отвлекай.
    - О, - сказал Боб. – Заметано.
    Роман, который я положил на полку, подрожал в течение секунды и затем перевернулся и открылся на первой странице. Оранжевый отсвет его глаз упал на нее, когда Боб повернулся к книге.
    Я пролистал один старый фолиант. Потом второй. Третий. Черт возьми, я знал, что видел или читал что-то нужное именно в одном из них.
    - Сорви с нее платье! – закричал Боб.
    Он относился к романам в мягкой обложке очень серьезно и был еще больше помешан на книгах, чем я. Страницы переворачивались настолько быстро, что он даже немного порвал бумагу.
    - Это именно то, о чем я говорю! – заявил Боб, переворачивая страницы дальше.
    - Они не похожи на сатиров, - бормотал я вслух, пытаясь привести мысли в порядок. Нос чертовски болел, и шея напоминала о себе. Такая боль достает, даже если ты волшебник, который изучал основы магии под градом бейсбольных мячей. - У сатиров человеческие лица. У этих козлов – нет.
    - Веркозлы? - предположил Боб, хрустнул следующей страницей и продолжил читать. Боб - дух интеллекта и может делать несколько дел одновременно даже лучше, чем… Ну, в общем, намного лучше, чем кто-либо еще. – Или, возможно,  козловеры.
    Я остановился на мгновение и сердито глянул на него.
    - Не могу поверить в то, что я слышу подобное слово.
    - Какое? - спросил Боб жизнерадостно. - Веркозлы?
    - Веркозлы. Я совершенно уверен, что мог бы прожить совершенно богатую и насыщенную жизнь, даже если бы никогда этого не слышал и не знал, что это значит.
    Боб захохотал.
    - Черт возьми, Гарри! Здорово излагаешь!
    - Веркозлы, - пробормотал я и вернулся к чтению. Закончив пятую книгу, я повернулся за другой охапкой. Боб ругался на героев романа, как будто они были живыми людьми, подбадривая их во время любовных сцен и перебивая во всех остальных случаях.
    Эта манера, вероятно, могла бы сказать мне что-нибудь важное о Бобе, если бы я был проницательным человеком. В конце концов, сам Боб был, по сути, духом, созданным из энергии мысли. Характеры в книге имели один и тот же фундамент и были весьма похожи. Не существовало их изображений, их нельзя было потрогать. Они были только образами в голове читателя, основанными на воображении и идеях. Их создало мастерство автора и фантазия читающего. Такие вот своеобразные родственники Боба.
    Мог ли Боб, прочтя эти книги и вообразив их события, расценивать персонажей как… скажем, родных братьев и сестер? Как равных себе? Или как детей? Могло ли такое создание, как Боб, скучать по семье? Вполне возможно. Это могло бы объяснить его неослабевающий интерес к вымышленным сюжетам, основной темой которых было создание смертной семьи.
    С другой стороны, он мог бы просто использовать персонажей так же, как некоторые мужчины используют надувных женщин. Я  был твердо уверен, что мне не хочется это знать.
    Хорошо, что я не настолько проницателен.
    Я обнаружил наших знакомых в восьмой книге, примерно на середине пути через страницы, полные примечаний и эскизов.
    - Святое дерьмо, - пробормотал я, выпрямляясь.
    - Нашел? - спросил Боб.
    - Да, - ответил я и повернул книгу так, чтобы он мог видеть рисунок. Он был похож на наших козлоподобных нападавших больше, чем полицейские фотороботы на преступников. - Если книга не врет, мы столкнулись с граффами.
    Боб издал задыхающийся звук, и любовный роман шлепнулся на полку.
    - Эммм, ты сказал, граффы [3]?
    Я нахмурился, а он начал хихикать, громыхая об полку.
    - Граффы? – ухмылялся он.
    - Что такого? – спросил я оскорбленно.
    - Как в «Трех Грубых Козлах»? - череп завыл от смеха. - Тебе только что надрали задницу персонажи детских рассказов?
    - Я бы не сказал, что они надрали мне задницу, - сказал я.
    Боб просто давился от смеха. И это, заметьте, при том, что у него не было никаких легких. Как ему это удавалось?
    - Да ты  посмотри на себя, - задыхался он. - Нос совсем распух, и вокруг глаз черно. Ты похож на енота. И говоришь, что они не надрали тебе задницу!
    - Ты не видел этих ребят в действии, - сказал я. - Они сильны и довольно умны. И их было четверо.
    - Точно, как Четыре Всадника Апокалипсиса! – сказал он. - Только из детской книжки
    Я нахмурился сильнее.
    - Прекрасно, прекрасно, - ответил я. - Я рад, что смог тебя развлечь.
    - О, супер, - сказал Боб.
    Судя по голосу, его распирало от веселья.
- Помогите, помогите! Это Грубые Козлы!
    Я вспыхнул.
    - Тебя заклинило, Боб.
    - Это ужасно забавно, - сказал он. - Держу пари, что каждый Зимний Сидхе посмеивается над этим.
    - Только они не зимние, - сказал я. – Вот в чем суть. Граффы работают на Лето. Они на посылках у Королевы Титании.
    Смех Боба резко оборвался.
    - О!
    Я кивнул.
    - Я еще мог бы понять, если бы после того дела в Арктис Тор на разборки явился кто-то из Зимних. Но я никогда не конфликтовал с Летом.
    - Ну, - сказал Боб, - однажды ты помог дочери Королевы Титании умереть от тысячи порезов [4].
    Я сердито фыркнул.
    - Да, но почему нападающих посылают только теперь? Это было несколько лет назад.
    - Но это – фэйри, - сказал Боб. – Они никогда не страдали излишней логикой.
    Я зарычал.
    - В жизни все намного проще, - я постучал пальцами по книге, размышляя. – Нет, должно быть еще какое-то объяснение. Я в этом уверен.
    - Как высоко они в Летней иерархии? – спросил Боб.
    - Довольно-таки высоко, - ответил я. - Как группа, во всяком случае. У них  репутация истребителей троллей. Похоже, на этом детские рассказы заканчиваются.
    - Истребители троллей, - повторил Боб. - Тролли. Такие, как личная охрана Мэб, части которой вы нашли рассеянными по всему Арктис Тору?
    - Точно, - сказал я. - Но отметь, это был конфликт с Зимой, не с Летом.
    - Я всегда восхищался твоей способностью быть односторонне-раздражающим.
    Я покачал головой.
    - Нет. Я, должно быть, сделал что-то такое, что так или иначе нанесло Лету вред, - я нахмурился. - Или помогло Зиме. Боб, знаешь что…
    Зазвонил телефон, который я провел в лабораторию после того, как Молли чуть не сломала себе шею, кинувшись по стремянке отвечать на звонок. Я поднял трубку, кинув взгляд на часы, стоящие на полке. Было уже заполночь. Никто не станет звонить мне так поздно, если не случилось чего-то плохого.
    - Подумай над этим, - посоветовал я Бобу.
    - Это я, - сказала Мёрфи, когда я ответил.  – Ты мне нужен.
    - О, да, сержант, я тронут, - отозвался я. - Вы наконец-то признались в этом. Сейчас заиграет романтическая музыка.
    - Я серьезно, - сказала она. Ее голос был усталым и напряженным.
    - Где? – только и спросил я.
    Она дала мне адрес, и мы дружно повесили трубку.
    Стипендия Стража Белого Совета ограждала меня от банкротства, но мой счет в банке буквально истекал кровью, так что мне нужно было делать все возможное, чтобы оплачивать предъявляемые чеки. Мне нужна была работа. Поэтому, между частыми поездками в другие города в качестве Стража, я не терял время даром, периодически получая работу от Чикагской полиции.
    - Это была Мёрфи, - сказал я, - предлагает поработать.
    - Ясное дело, что еще она может предложить так поздно вечером? - согласился Боб. - Береги спину, босс. Особо тщательно.
    - Зачем? – спросил я, пожимая плечами.
    - Я не знаю, слышал ли ты в детстве эти рассказы, - ответил Боб, - но если слышал, то должен  помнить, что у Грубых Козлов была целая куча братьев.
    - Да, - сказал я, – и каждый последующий  был больше и злее предыдущего.
    И я вышел из дома на встречу с Мёрфи.
    Веркозлы. О, Господи!

----------------------------------------------------- 
[2] Знаменитая воздухо-влагонепроницаемая посуда Tupperware сохраняет свежесть продуктов и создаёт непревзойдённое удобство при их транспортировке. (С сайта компании).
[3] Gruff – по английски «грубый».
[4] Это событие описано в книге «Летний рыцарь». Файлы Дрездена-4
-----------------------------------------------------
Наверх
« Последняя редакция: Сентябрь 29, 2009 :: 3:06pm от _Юлиетта_ »  
 
IP записан
 
Фрида
Неофит
*
Вне Форума


Мне туточки нравится!!!

Сообщений: 21
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #9 - Сентябрь 21, 2009 :: 7:01am
 
АААААА.Дрезден. Вот это персонаж... Спасяб за такие радости....
Наверх
 
411221369  
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #10 - Сентябрь 21, 2009 :: 1:42pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom, Damaru.

Глава 4.

    Я стоял,  глядя на огонь вместе с прочими зеваками, когда полицейский привел Мёрфи.
    - Самое время, - сказала она напряженным голосом, подняла полицейскую ленту и пропустила меня. Я уже прицепил удостоверение консультанта к отвороту плаща. - Что так долго?
    - Снега целый фут, и он валит не переставая, - ответил я.
    Она подняла на меня глаза. Кэррин Мёрфи – совсем малявка. И тяжелое зимнее пальто, которое она надела, делало ее еще меньше. Все ещё падающие большие пушистые снежинки цеплялись за ее золотые волосы и блестели на ресницах, кружась синими кристаллами в глазах.
    - Твой игрушечный автомобиль застрял во льдах? А что у тебя с лицом?
    Я огляделся вокруг.
    - В снежки играл.
    - Чувствую я, что ты проиграл, – проворчала Мёрфи.
    - Ну, ты просто не видела того, с кем мы играли.
    Мы стояли перед маленьким пятиэтажным жилым домом, часть которого, видимо, провалилась к черту. Передняя часть здания исчезла, словно отрубленная огромным топором. Мы рассматривали этажи и интерьеры пустых квартир сквозь покровы пыли, дыма и густого падающего снега.
    Пожар в здании, словно иллюзия, просвечивал сквозь туман пламени и зимы. Щебень засыпал  улицу до здания на противоположной стороне, повсюду валялось битое стекло, ошметки железа и обломки кирпичей, а полиция отгородила большую часть улицы. В воздухе висело резкое зловоние горящего металла и пластика.
    Несмотря на погоду, несколько сотен человек собралось возле полицейских кордонов. Некая предприимчивая личность продавала горячий кофе из большого термоса. Я не стал изображать ханжу и отдал доллар за чашку кофе Ява с сухими сливками и пакетиком сахара.
    - Куча машин с мигалками, - отметил я. - И только одна скорой помощи. И команда пьет кофе в то время, как все остальные дрожат на холоде, - я отпил из своей чашки. - Ублюдки.
    - Здание не было заселено, - сказала Мёрфи. – Его только-только отремонтировали.
    - То есть никто не пострадал, - отметил я. - Это плюс.
    Мёрфи бросила на меня непонятный взгляд.
    - Ты согласен работать неофициально? С оплатой посуточно?
    Я снова отхлебнул кофе, чтобы скрыть, как меня передернуло. Я уже давно предпочитаю двухдневный минимум.
    - Я догадываюсь, что город не расщедрился на бОльшую оплату для консультанта, а?
    - Мы собрали кофейные деньги на случай, если нам что-то понадобится от тебя.
    На сей раз я не потрудился скрыть дрожь. Брать деньги с городской администрации – это одно. Брать деньги с полицейских спецотдела – это другое.
    Отдел Специальных Расследований был полицейской версией фильтра. В нем оседали дела, которые не входили в сферы интересов других отделов. По большей части,  эти дела представляли из себя поганую работу, которую никто больше брать не хотел. Таким образом, ОСР занимался исследованием всего, от обыденных дождей из жаб и рэкета на собачьих боях до сообщений о чупакабре [5], пристававшем к домашним животным по соседству от его логовища в местном коллекторе. Это была в буквальном смысле дерьмовая работа. И в результате ОСР расценивался городом как своего рода приют для некомпетентных. На самом деле это было не так. Сотрудники ОСР, обычно, имели пару особенностей: интеллект достаточный для того, чтобы задавать вопросы, которые не имеет смысла задавать, и непростительную нехватку благоразумия в вопросах навигации в темных водах офисной политики.
    Когда сержант Мёрфи была лейтенантом Мёрфи, она была за старшего в ОСР. Потом ее разжаловали за отсутствие в течение двадцати четырех часов, особо важных для расследования. Вообще-то ей это не свойственно, но ведь не могла же она сказать своему руководству, что была занята штурмом крепости Зимы на территории Небывальщины [6]? Теперь ОСР руководил ее бывший напарник лейтенант Джон Сталлингс. И ему приходилось управляться с работой в напряженных условиях дырявого, много раз перевязанного веревочками бюджета.
    Отсюда и нехватка средств для единственного профессионального волшебника Чикаго. Я не мог взять у них деньги. Не похоже было, что они могут раскидывать их направо и налево. Но, в то же время, и у них была гордость, и я не хотел их обидеть.
    - Посуточно? – переспросил я ее. - Черт, мой счет в банке тоньше, чем моральное оправдание лоббиста табака. Я согласен на почасовую.
    Мёрфи мгновение смотрела на меня с негодованием, затем сдержанно и благодарно кивнула мне. Гордость не всегда перевешивает практичность.
    - Ну, что у нас здесь? – спросил я. - Поджог?
    Она пожала плечами.
    - В некотором роде взрыв. Возможно, несчастный случай. Возможно – нет.
    Я фыркнул.
    - Да уж, ты всегда звонишь мне только при возможно-несчастных случаях.
    - Пошли, - Мёрфи вытащила из кармана пальто маску-респиратор и надела ее.
    Я вынул бандану и завязал ее, закрыв рот и нос. Не хватало ковбойской шляпы и каких-нибудь шпор для завершения образа. «Прищучим их, партнер».
    Она оглянулась на меня, выражение ее лица трудно было разглядеть под маской, и повела меня к зданию смежному с разрушенным. Нас ждал ее напарник.
    Роулинз был человеком лет пятидесяти несколько избыточного веса, но, при этом, выглядел столь же мягким, как грузовик. Он зарос бородой, покрытой сединой, словно изморозью, что резко контрастировало с его темной кожей, и носил потрепанное непогодой старое зимнее пальто.
    - Дрезден, - сказал он просто. - Рад видеть тебя.
    Я пожал ему руку.
    - Как твоя нога?
    - Болит, только когда о ней спрашивают, - ответил он с серьезным видом. – Ой!
    - Тебе лучше не ходить. И не спорь, - сказала Мёрфи, складывая руки в жесте, который проницательный наблюдатель, возможно, охарактеризовал бы как крайнюю степень настроя спорить до последнего. - У тебя есть семья, которую надо кормить.
    Роулинз вздохнул.
    - Да-да. Я буду на улице, - он кивнул мне и ушел. Его рана в ноге почти зажила, и он даже не хромал. Хорошо ему. И мне тоже хорошо. Это ведь я тогда втянул его в неприятности.
    - А он спорил? - спросил я Мёрфи.
    - Не особенно, - сказала Мёрфи. - Но люди, курирующие ОСР, дали понять, что ты - персона нон-грата.
    Меня это немного задело, и мой голос зазвучал куда более едко, чем я хотел.
    - О, само собой. Способ, которым я продолжаю помогать полиции с делами, с которыми они не могут справиться самостоятельно, совершенно непростителен.
    - Да знаю я, - сказала Мёрфи.
    - Мне еще повезло, что они не обвинили меня в грубой компетентности и помощи общественному строю и не заперли меня.
    Она устало махнула рукой.
    - Так всегда происходит. Подобным же образом действуют все вышестоящие организации.
    - За исключением того, что, когда, например, сельский клуб делает ошибку и решает кого-то выгнать, никто не умирает после этого, - сказал я и добавил. - Обычно.
    Мёрфи впилась в меня взглядом.
    - Что еще ты от меня хочешь, Гарри? Я вспомнила и собрала все, что мне были должны, даже мелочь, чтобы сохранить свою гребаную работу. Но нет никакой надежды на то, что меня опять сделают руководителем отдела и поднимут на ступеньку, с которой я действительно могу
что-то изменить в департаменте.
    Я сжал челюсти и почувствовал, что кровь бросилась мне в лицо. Она этого не сказала, но она потеряла свою команду и будущую карьеру потому, что она прикрывала мою спину.
    - Мёрф…
    - Нет, - прервала она меня, ее тон был явно спокойнее и уравновешеннее того, что творилось у нее внутри. - Я действительно хотела бы знать, Дрезден. Я плачу тебе из своего собственного кармана, когда город не желает тратиться. Остальная часть отдела добавляет в копилку все деньги, которые они могут сэкономить, чтобы заплатить тебе, когда ты действительно нам нужен. Или ты думаешь, что я должна клепать гамбургеры по ночам, чтобы оплатить твой гонорар?
    - Елки-палки [7], Мёрф, - сказал я. – Я ведь не о деньгах. Я никогда не имею в виду деньги.
    Она пожала плечами.
    - Тогда о чем этот скулеж?
    Я задумался на секунду и ответил.
    - Чтобы делать свою работу, ты не обязана плясать вокруг всех требований альпинистов, которые лезут по служебной лестнице.
    - Нет, - сказала она откровенно. - В разумном мире не обязана. Но если ты не заметил, у того мира совсем  другой междугородный код. Ты со своими Стражами должен бы это знать.
    - Фи, - сказал я. - И туше [8].
    Она слабо улыбнулась.
    - Это не радует, но так уж оно есть. Ты закончил ныть?
    - К черту все, - ответил я. - Пошли работать.
    Мёрфи резко повернулась к забитому щебнем переулку между поврежденным зданием и соседним, и мы двинулись, перебираясь, где надо, через завалы кирпичей и обломки досок.
    Мы прошли совсем немного, когда зловоние серы резко ударило мне в нос, перебивая запах распотрошенного жилого дома. Так может пахнуть только одна вещь.
    - Дерьмо, - пробормотал я.
    - Точно. Знакомый запах, - сказала Мёрфи. – Как на задворках крепости, - она поглядела на меня. - И … когда-то мне случалось такое нюхать.
    Я бросил делать вид, что не замечаю ее взгляда.
    - Да. Это Адский огонь, - ответил я.
    - Дальше запах сильнее, - сказала Мёрфи спокойно. - Пошли.
    Мы спустились по переулку до  края разрушенной части здания. Шаг – и нет ничего, кроме обломков. Еще шаг – и кирпичная стена здания в полном порядке. Граница между порядком и хаосом была грубой неровной линией, окутанной пылью, снегом и дымом. За исключением части стены футов около пяти от основания.
    Там, вместо ломаной линии битого кирпича и искривленной арматуры, был совершенно гладкий полукруглый участок стены.
    Я наклонился ближе, морщась. Запах серы стал сильнее, и я понял, что нечто проложило себе путь через кирпичную стену, расплавив ее словно гигантским сверлом. Это было что-то невообразимо горячее, так как оно испарило и кирпич, и бетон и сталь, оставив после себя поверхность гладкую, как стакан. Часть круга размером с баскетбольный мяч отсутствовала, обрушившись вместе со стеной.
    Любой естественный источник высокой температуры оставил бы в переулке гарь.  Но переулок был полон обычного городского мусора, а также щебня и снега, навалившего за несколько часов.
    - Не молчи, - тихо попросила Мёрфи.
    - Никакой нормальный огонь этого сделать не мог, - отозвался я.
    - Что ты имеешь в виду?
    Я покрутил руками, изображая неопределенность.
    - Огонь, созданный магией, это все-таки просто огонь, Мёрф. Я хочу сказать,  магией можно вызвать очень высокую температуру, но потом она ведет себя, как обычная высокая температура. То есть, в соответствии с законами термодинамики.
    - Таким образом, мы говорим о заклинании, - сказала Мёрфи.
    - Ну, технически заклинание не…
    Она вздохнула.
    - Так мы имеем дело с магией или нет?
    Как будто запаха адского огня было не достаточно, чтобы понять это.
    - Да.
    Мёрфи кивнула.
    - Ты все время вызываешь огонь, - сказала она. - Я видела, что при этом получается много чего, не похожего на нормальный огонь.
    - Да, конечно, - сказал я, проводя рукой по поверхности оплавленных кирпичей. Они были еще теплые. - Но если хочешь управлять огнем, который вызываешь, нужна еще дополнительная энергия, чтобы дать огню нужное направление. Для управления им требуется такое же усилие, как для его вызова, если не больше.
    - Ты мог бы сделать что-то подобное? - спросила она, показав на здание.
    Когда-то давно она задала бы этот вопрос совсем по-другому, и я озаботился бы тем, не держат ли ее руки в карманах оружие или наручники. Но это было давным-давно. Конечно, тогда я наверняка не дал бы ей прямого ответа, такого, как теперь.
    - Очень сомневаюсь, - сказал я спокойно. – Во-первых, у меня нет столько энергии. И у меня нет ничего, что могло бы этим управлять, - я закрыл глаза на мгновение, пытаясь уловить любые следы силы в округе. Но разрушение и, как его следствие, облака пыли и дыма (да еще и снега) спутали все, что можно, и я не нашел ничего, что могло дать мне хотя бы намек на то, как это было сделано.
    Впрочем, кое-что я заметил. Поверхность разреза не была перпендикулярна стене здания. Что бы это ни было, оно вошло под углом. Я нахмурился и посмотрел назад под тем же углом, пытаясь выстроить прямую линию до стены здания с другой стороны переулка.
    Мёрфи знала меня достаточно, чтобы понять, что я что-то заметил. И я знал ее достаточно, чтобы увидеть внезапный интерес, проложивший складку между её бровей, вынудивший её притихнуть и дать мне работать.
    Я встал и пошел в дальнюю часть переулка. Легкое покрывало из снега и пыли накрыло стену.

-------------------------------------
[5] Чупакабра (El Chupacabra)или "козий вампир" - феномен, появившийся в середине 1995 года в горах Пуэрто-Рико. Что-то странное убивало скот внутри и вокруг города Канованаса, выпивая всю их кровь. Когда были обнаружены трупы, кровь оказалась высосанной через одну или две маленьких раны-отверстия (как укол иглой). "Ранки обычно диаметром примерно с соломинку и от трех до четырех дюймов длиной" - рассказывал местный ветеринар, который осмотрел несколько трупов жертв. Домохозяйка, увидевшая нападение чупакабры, описала зверя как клыкастое, кенгуруподобное существо со злыми красными глазами. Другой свидетель сказал, что существо было "около трех или четырех футов высотой (90-120 см) с кожей как у динозавра. У него были яркие красные глаза размером с куриные яйца, длинные клыки и шипы, расположенные сзади на голове и далее вниз по спине". По словам пастухов, на животных и птиц нападает загадочный зверь высотой 1 - 1,2 метра. Многие отмечают, что передние конечности у него маленькие, некоторые видят еще и крылья. Или гребень на спине. Туловище у чупакабры то ли как у рептилии, то ли как у собаки, голова продолговатая, лапы - с перепонками между пальцами, мягкая шерсть, как у летучей мыши.
Достоверность существования чупакабры пока не доказана. Но у криптозоологов она уже стала таким же нарицательным персонажем, как, например, "снежный человек".
[6] Обстоятельства этого дела изложены в восьмой книге серии о Дрездене «Доказательства вины».
[7] В этом месте я хочу попросить помощи. На самом деле Гарри говорит «Hell's bells»,  то есть очень коротко, и даже в рифму. Буквальный перевод – «Адские колокола», но мне кажется, это слишком длинно. Но колоритно. Можно использовать «проклятье» или «черт возьми», по смыслу подходит, но как-то очень уж затерто, скучно. Может, кто-то предложит более интересный вариант? Про «блин-тарарам» я знаю.
[8] Touché (франц.) – «задел», фехтовальный термин, обозначающий, что удар достиг цели.
--------------------------------------

   
Наверх
« Последняя редакция: Сентябрь 29, 2009 :: 3:11pm от _Юлиетта_ »  
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #11 - Сентябрь 21, 2009 :: 1:49pm
 
Глава 4. Окончание.

    - Береги глаза, - буркнул я, смотря искоса не глазами, а Зрением. Потом поднял правую руку, сосредоточился и пробормотал: “Ventas reductas”.
    Ветер, который я вызвал, был не тем, который я обычно использую. Этот был намного более легким и  устойчиво дул из моей протянутой руки. Та работа, которую я делал, обучая Молли, позволила мне переосмыслить мои основные навыки быстрой и грязной магии, которые чародеи используют в отчаянных и тяжелых ситуациях. Я пытался научить этому заклинанию Молли, но она не владеет сырой силой так, как я. Это практически вырубило её при вызове сильного порыва ветра. Я сменил метод обучения, чтобы использовалось небольшое количество воздушной магии, и чтобы ей было удобно. Так мы случайно изобрели колдовское олицетворение электрического фена.
    Я инициировал сушащее заклинание, чтобы мягко сдуть в сторону пыль и снег со стены. Мне потребовалось приблизительно полторы минуты, а когда все было закончено, я учуял другой запах под зловонием самородной серы и выругался.
    - Дважды дерьмо.
    Мёрфи вышла с фонарем вперед и направила его на стену.
    Символ был нарисован на стене чем-то густым и коричневым, пахнущим кровью. Сначала я подумал, что это был пентакль, но тут же увидел отличия.
    - Гарри, - ровно позвала Мёрфи. - Это человеческая?
    - Скорее всего, - ответил я. - Кровь смертного  - самые сильные чернила, которые можно использовать для символов в высокоэнергетическом колдовстве. Не думаю, чтобы что-то еще могло дать энергию достаточную для того, чтобы взорвать здание.
    - Это пентакль, верно? - Спросила Мёрфи. - Как тот, что использовал ты.
    Я отрицательно покачал головой.
    - Я использовал совсем другой.
    - В чем другой? – Уголок ее рта дернулся. – Я имею в виду, кроме крови.
    - Пентакль - символ приказа, - ответил я спокойно. - Пять точек – пять сторон. Они олицетворяют собой силы воздуха, земли, воды, огня и духовной сущности. Точки заключены в круг и касаются внешнего кольца. Это обозначает силы волшебства в рамках человеческого контроля. То есть, сила строго ограничена, - я показал на символ. – А теперь посмотри на это. Лучи звезды выступают далеко за пределы кольца.
    Она нахмурилась.
    - Что это означает?
    - Понятия не имею, - ответил я.
    - Черт возьми, - сказала она. - Ценный ответ.
    - Ха-ха. Слушай, даже если бы я видел этот символ прежде, он может означать разные вещи для разных людей. Понятия о свастике, например, у индусов и нацистов очень отличаются.
    - Но ты можешь высказать предположение?
    Я пожал плечами.
    - Просто из головы? Это несколько походит на комбинацию пентакля и символа анархии. Несдерживаемая магия.
    - Анархисты-чародеи? - спросила Мёрфи.
    - Это только предположение, - сказал я. Но все мое нутро говорило мне, что это было верное предположение. И мне казалось, что  Мёрфи чувствовала то же самое.
    - Но для чего этот символ? - спросила Мёрфи. - Что он должен был сделать?
    - Отразить энергию, - ответил я. – Думаю, что энергия, которая пронзила здание, была отражена от этого символа. А значит, - на ходу выстраивал я логическую цепочку, - энергия должна была сначала войти где-то в другом месте. - Я медленно поворачивался, пытаясь определить угол. - Поступающий луч должен был пройти через разрушенную часть здания и …
    - Луч?
    Я указал на полукруглое отверстие в разрушенной стене.
    - Да. Тепловая энергия. Очень большая.
    Она изучила отверстие.
    - Не похоже, чтобы этого было достаточно для разрушения здания
    - Да, этого недостаточно, - сказал я. - Не для взрыва, во всяком случае. Луч только просверлил отверстие. Возможно, начался пожар, но здание рухнуло не от этого.
    Мёрфи хмурилась, наклонив голову.
    - А от чего?
    - Я думаю над этим, - пробормотал я. Как можно более точно я определил углы  и отправился вниз по переулку. Пожарные все еще трудились над зданием, и мы старались не попасть под шланги, когда вышли на улицу позади жилого дома. Я пересек дорогу и подошел к зданию на противоположной стороне, поднял руку и стал искать любое остаточное волшебство. Я не увидел ничего, но снова почувствовал запах адского пламени и несколькими футами дальше нашел другой не-пентакль, идентичный первому, скрытый под тонким слоем снега.
    Я продолжал идти по часовой стрелке вокруг разрушенного здания и вдоль целых домов нашел еще два символа. И еще один через улицу со стороны разрушенных квартир, а затем закончил круг, возвратившись к нашему первому отражателю.
    Пять точек отражения, которые вели действительно чертовски пугающее количество энергии через дом, выстраивая на своем пути одну огромную фигуру.
    - Это пентаграмма, - констатировал я.
    Мёрфи нахмурилась.
    - Что?
    Я коснулся круга гладкой метки на стене разрушенного здания.
    - Луч энергии, который прошел сквозь здание, был одной из пяти сторон пентаграммы. Пятиконечной звезды.
    Мёрфи никак не отреагировала.
    Я полез в карман и вытащил кусок мела.
    - Хорошо, смотри. Все учатся рисовать это в начальной школе, верно? - Я быстро изобразил звезду на чистом участке кирпичной стены. Пять штрихов мела, соединяющие пять точек. - Так?
    - Так, - ответила Мёрфи. - Их получают от учителя, когда зарабатывают A [9].
    - Это еще один пример символов, имеющих несопоставимые значения, - сказал я. - Но посмотри сюда, в середину. Я обвел закрытую форму в центре звезды. - Это пентагон, видишь? Центр пентаграммы. Это место, где держат то, что нужно удержать.
    - Что ты имеешь в виду под «удержать»?
    - Пентаграмма является символом власти, - сказал я. - Есть много способов ее использования, в зависимости от того, что требуется. Но чаще всего ее используют, чтобы изолировать или удержать некую сущность.
    - Ты имеешь в виду вызов демона, - уточнила Мёрфи.
    - Ну да, - ответил я. - Но можно использовать ее, чтобы заманить что-то в ловушку, если все сделать правильно. Помнишь круг власти в имении Харли Макфинна [10]? Пять свечей на нем формировали пентаграмму.
    Мёрфи вздрогнула.
    - Я помню. Но он не был таким большим.
    - Не был, - согласился я. - И чем больше пентаграмма, тем больше сил нужно, чтобы контролировать ее. Я никогда не слышал, чтобы с ее помощью можно было энергию активизировать.
    Я подрисовал  крестики в верхних точках звезды и повел мел от одного к другому, утолщая линии пентаграммы.
    - Видишь? Луч тек от одного отражателя до следующего сквозь дом. Отражатели сформировали луч в одну огромную пентаграмму на уровне земли. Примерно так.
    Мёрфи нахмурилась и искоса посмотрела на чертеж.
    - Центр этой фигуры наверняка не закрыл целое здание.
    - Нет, - сказал я. – Не помешала бы хорошая карта, чтобы убедиться, но я думаю, что центр пентаграммы должен находится приблизительно в двадцати футах позади входной двери. Что объясняет, почему разрушилась только передняя половина дома.
    - Взрыв возник в этом пентагоне? Волшебный тротил?
    Я пожал плечами.
    - Взрыв возник в центре пентаграммы, но не обязательно из-за пентаграммы. Я хочу сказать, это, возможно, было обычное взрывное устройство.
    - Точно в центре гигантской, страшной пентаграммы? - спросила Мёрфи.
    - Возможно, - ответил я, кивнув. - Это зависит от того, для чего использовалась пентаграмма. И хорошо бы знать, где ее вершина. - Я обвел самую верхнюю точку магической фигуры мелом. - Я имею в виду направление первой линии.
    - Это имеет значение?
    - Да, - сказал я. - Почти каждый рисует звезды точно так же, как я. Из левого нижнего угла вверх – первая линия. Так рисуют, когда хотят защитить что-то, отправить что-то далеко от его местоположения или изгнать духа.
    - Так, возможно, это было колдовство изгнания? - спросила Мёрфи.
    - Возможно. Но можно сделать много других вещей, если рисовать ее по-другому.
    - Например, построить клетку для чего-то, - сказала Мёрфи.
    - Да, - я был обеспокоен. - Или открыть входную дверь.
    - Что было бы очень плохо, судя по твоему лицу.
    - Я… - я покачал головой. Я даже знать не хочу, что за кошмар может устроить тот, кто просочился в наш мир  сквозь такую огромную пентаграмму. - Я думаю, что если что-то размером с эту пентаграмму вошло через нее сюда, вероятно, это важнее, чем одно здание в огне.
    - О, - сказала Мёрфи спокойно.
    - Слушай, пока я не знаю, какова была цель этой пентаграммы, все, что я могу делать - это строить предположения. И есть здесь еще кое-что странное.
    - Что именно?
    - Здесь нет следов остаточной магии, а они должны быть. Черт, да с такой большой силой, брошенной по кругу, все здесь, фактически, должно пылать от магии. А этого нет.
    Мёрфи медленно кивнула.
    - Ты хочешь сказать, что они стерли свои отпечатки.
    Я скривился.
    - Точно. И я понятия не имею, как это сделано. Черт возьми, я вообще не знал, что это возможно.
    Я потягивал свой кофе в тишине и чувствовал, что по моей спине бегут мурашки, как от холода. Я передал чашку Мёрфи, она отпила глоток с противоположной стороны и передала ее мне обратно.
    - Итак, - сказала она, - у нас возникли следующие вопросы: что за сверхъестественный нападающий высшей лиги размещает огромную пентаграмму под пустым жилым домом? Зачем он это делает?
    - И почему здание после этого взрывается? - Я нахмурился и тут мне пришел в голову еще один хороший вопрос. - Почему именно это здание? - Я повернулся к Мёрфи. – Кому оно принадлежит?
    - Предприятию озера Мичиган, - ответила Мёрфи, - филиал Митигейшен Анлимитед, президентом  которого является…
    - Трижды дерьмо, - сплюнул я. - Джентльмен Джонни Марконе.


-----------------------------------
[9] А – высшая оценка в американской школе, эквивалент нашей пятерки.
[10] История с Харли Макфинном описана во второй книге «Файлов Дрездена» «Луна светит безумцам».
-----------------------------------
Наверх
« Последняя редакция: Сентябрь 29, 2009 :: 3:13pm от _Юлиетта_ »  
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #12 - Сентябрь 22, 2009 :: 6:12pm
 
Глава 5

    Я попытался собрать часть крови из отражающих символов и использовать ее в колдовстве отслеживания, чтобы найти ее владельца, но ничего не вышло. Или кровь уже совсем высохла, чтобы ее использовать, или человек, который ее пожертвовал, был мертв. Меня не оставляло плохое предчувствие, что в провале виноват не зимний воздух.
    Впрочем, это типично. Ничто никогда не бывает просто, когда дело касается Марконе.
    Джентльмен Джонни Марконе был бароном грабителей чикагских улиц и бесспорным лордом преступного мира. Несмотря на то, что он долго был под юридической осадой, его крепости, выстроенные из документов и защищаемые легионами адвокатов, никогда не завоевывались, и его влияние росло устойчиво и неуклонно. Власти, возможно, попытались бы жестче прижать его, но бесспорная истина состояла в том, что стиль, который Марконе практиковал, управляя своими подданными, был лучшей альтернативой, чем любой другой. Он выдавал преступников властям, тем самым резко сокращая насилие против гражданских лиц и регулируя правопорядок. Его бизнес не становился от этого менее уродливым, но зато это позволяло сохранить внешнюю благопристойность. Но, что было гораздо хуже, так это заинтересованность городских властей. Конечно, власти об этом и не подозревали.
    Теперь же Марконе начал расширять свое влияние и на сверхъестественный мир, позиционируя себя перед его сообществами как свободного владетельного лорда. Это сделало его в глазах властителей другой реальности своего рода маленьким нейтральным государством, то есть незаинтересованной силой. И я не сомневался, что он использует новые возможности на полную катушку.
    Причем, все это стало возможным благодаря Гарри Дрездену. И самым раздражающим фактом во всей этой истории было то, что это действительно являлось наименьшим злом из имеющихся на тот момент вариантов [11].
    Я поднял глаза от круга, который нарисовал мелом на бетоне ниже защищенного выступа в переулке и покачал головой.
    - Жаль. Ничего не получается. Возможно, кровь уже совсем высохла. Или ее владелец мертв.
    Мёрфи кивнула.
    - Тогда надо проследить за моргами.
    Я сильным ударом руки сломал круг  и поднялся с коленей.
    - Я могу спросить у тебя кое-что? – поинтересовалась Мёрфи.
    - Конечно.
    - Почему ты никогда не используешь пентаграммы? Насколько я знаю, ты всегда создаешь круги.
    Я пожал плечами.
    - Общественное мнение, главным образом. Только попробуй использовать пятиконечную звезду в этой стране, и люди начнут кричать о Сатане. Все, включая сатанистов. У меня и без того достаточно проблем. Если мне нужна пентаграмма, я обычно просто воображаю ее.
    - Ты можешь так делать?
    - Волшебство, по большей части, у нас в голове. Построй изображение в уме и держи его там. Теоретически можно сделать все без всякого мела, символов или чего-нибудь еще.
    - Тогда почему так не делают?
    - Потому что бессмысленно тратить больше сил для получения идентичных результатов. - Я смотрел искоса на все еще падающий снег. - Ты полицейский. А мне нужен пончик.
    Мы как раз выходили из переулка. Она фыркнула.
    - Стереотипно мыслишь, Дрезден.
    - Полицейские много времени проводят в автомобилях и не всегда могут планировать свое время, Мёрф. Иногда они не могут оставить место преступления, чтобы смотаться перекусить. Таким образом, им нужна пища, которая может лежать в автомобиле в течение многих часов и при этом не испортиться. Например, пончики.
    - Есть еще гранола-бары [12].
    - А Роулинз тоже мазохист?
    Мёрфи толкнула меня плечом, заставляя пошатнуться, и я усмехнулся. Мы вышли на почти пустую улицу. Пожарные уже сворачивали свою работу, когда я приехал, и теперь они отбыли. Как только потух огонь, шоу было закончено, и зеваки тоже разошлись. В поле зрения оказались только несколько полицейских, большинство же сидело в машинах.
    - Так что случилось с твоим лицом? - спросила Мёрфи.
    Я рассказал ей.
    Она скрыла улыбку.
    - «Три Грубых Козла»?
    - Эй! Они на самом деле жесткие, понимаешь? Они убивают троллей.
    - Я видела, что ты тоже однажды это сделал. Было очень трудно?
    Я усмехнулся.
    - У меня была маленькая помощь [13].
    Мёрфи вернула мне усмешку.
    - Еще одна мелкая острота, и я арестую твое колено.
    - Мёрфи, - упрекнул я, - низменное насилие тебя не возвышает. Каждый ведь что-нибудь да говорит.
    - Продолжай, умник. Я всегда смогу возвыситься, когда ты грохнешься на землю без сознания.
    - Ты права. Это удар ниже пояса. Я попробую быть выше этого.
    Она показала мне сжатый кулак.
    - Бам, Дрезден. И ты на Луне.
    Мы дошли до автомобиля Мёрфи. Роулинз сидел на пассажирском месте, симулируя храп.
    - Итак, Лето устроило на тебя набег, - сказала Мёрфи. - Ты думаешь, что нападение на здание, принадлежащее Марконе, связано с этим?
    - Я давно утратил веру в совпадения, - ответил я.
    - Садись, - сказала она. - Я отвезу тебя домой.
    Я покачал головой.
    - Есть еще кое-что, что я мог бы здесь сделать, но для этого я должен быть один. И мне нужен пончик.
    Мёрфи выгнула тонкую темно-золотую бровь.
    - Ooooooo-кей.
    - Вытащи свой ум из сточной канавы и дай мне этот чертов пончик.
    Мёрфи покачала головой, села в автомобиль и бросила мне пакет с пончиками  Дункин, который стоял на приборной панели  возле Роулинза.
    - Эй! – запротестовал Роулинз, не открывая глаз.
    - Это на доброе дело, - сказал я ему, благодарно кивая Мёрфи. – Я позвоню, когда кое-что узнаю.
    Она, нахмурившись, смотрела на мой нос.
    - Ты уверен, что хочешь остаться один?
    Я подмигнул ей своим почерневшим глазом.
    - Некоторые вещи чародей должен делать самостоятельно, - ответил я.
    Роулинз подавился смешком.
    Никто меня не уважает.
    Они уехали и оставили меня в безмолвии предрассветных часов среди тихо падающего снега. Здесь все еще  оставалось несколько пожарных команд и одиночных полицейских. Последние блокировали улицы, хотя работа пожарных была уже закончена. Здания практически не было, а оставшаяся часть покрылась слоем льда. Однако мне казалось что там, в стенах, что-то прячется и ждет момента, чтобы высунуться. Я услышал, как один из полицейских сказал другому, что дорожная команда, которая должна была убрать щебень с улицы, помогает городским снегоуборочным машинам и будет здесь, как только освободится.
    Я прошел дальше, нашел не перекрытый переулок и свернул в него со своим пончиком. Я чуток поспорил с собой, какой метод лучше выбрать. Мои отношения с этим специфическим источником изменились за эти годы. Разум говорил, что придерживаться  проверенной годами процедуры было бы лучше всего. А инстинкты утверждали, что разум меня не раз разочаровывал и никогда не думал о долгосрочных перспективах.
    За эти годы я и мои инстинкты очень сроднились.
    Итак, вместо того, чтобы озадачиться простой приманкой-ловушкой, я обвел кругом свои ноги, вытянул правую руку с пончиком-подношением и пробормотал Имя.
    Имя  – это тоже средство, имеющее силу. Если ты знаешь Имя какого-то существа, у тебя автоматически появляется канал, через который ты можешь коснуться его, он всегда будет дома. Но иногда это может оказаться плохой идеей. Называя Имя большого злого духа, можно дотронуться до него, все верно, но и он в свою очередь  может тронуть тебя, а большие парни имеют склонность делать это намного сильнее, чем любой смертный. Так что неплохо сначала как следует подумать, а стоит ли это делать?
    Однако Небывальщина большое место, и, как говорится, в этом море много рыбы. Есть буквально бессчетное количество существ гораздо меньшего метафизического значения. И не так трудно, взывая к его Имени, заставить одного из них сотрудничать с вами за приемлемую цену.
    (У людей тоже есть Имена. В некотором смысле. Но еще у смертных есть противная привычка постоянной переоценки личности, ценностей, верований. Все это делает использование Имени смертного весьма ненадежным методом).
    Я знаю несколько Имен. Я позвал его негромко и так мягко, как только мог, чтобы быть вежливым.
    Много времени у меня это не заняло, может, всего дюжину повторений до того, как появился владелец Имени. Глобус размером с баскетбольный мяч синего цвета вынырнул из снегопада где-то наверху и понесся в переулок, прямо к моему лицу.
    Я стоял спокойно, когда он появился. Даже имея дело с относительно небольшим созданием, никогда не позволяйте ему увидеть, что вы вздрагиваете.
    Глобус мгновенно остановился на расстоянии фута от пончика, и я смог рассмотреть светящуюся крошечную человекоподобную фигурку внутри шара. Крошечную, но не настолько, как в последний раз, когда я видел его. Черт возьми, да он, кажется, стал в два раза выше с тех пор.
    - Тук-Тук, - сказал я, кивая эльфу.
    Тук-Тук, довольный проявленным мною вниманием, рявкнул:
    - Милорд!
     Эльф выглядел как стройный атлетически сложенный юноша, одетый в броню, сделанную из всякого ненужного хлама. Пряди его прекрасных волос цвета лаванды дрейфовали вокруг ободка шлема, сделанного  из крышечки трехлитровой бутылки Кока-Колы. Еще на нем был нагрудник из чего-то, похожего на тщательно обработанную бутылочку Пепто-Бисмола [14], а также канцелярский нож-резак в футляре из оранжевой пластмассы на ремне из круглой резинки через плечо. Грубая надпись на футляре, написанная, кажется, черным лаком для ногтей, гласила: «Пицца или смерть!». Длинный гвоздь с рукоятью, тщательно обмотанной изоляционной лентой, был вложен в ножны из шестиугольного пластмассового корпуса шариковой ручки. Ботинки он, должно быть, снял с куклы Кена.
    - Ты вырос, - сказал я смущенно.
    - Да, милорд, - рявкнул Тук-Тук.
    Я выгнул бровь.
    - Это тот нож, который я тебе дал?
    - Да, милорд! – взвыл он. - Это тот нож! Он много кому нравится, но он только мой! - Тук-Тук говорил резко и отрывисто, и я понял, что он подражал сержанту-инструктору по строевой подготовке из «Цельнометаллической Оболочки» [15]. Я задушил внезапное желание улыбнуться до того, как оно проявилось у меня на лице. Было видно, что он относится к этому серьезно, и я не хотел задеть его крошечные чувства.
    Что ж, черт возьми. Я мог и подыграть.
    - Вольно, солдат.
    - Милорд! – ответил он. Затем отсалютовал, вскинув руку ко лбу, и сделал быстрый круг вокруг пончика, пристально на него уставившись.
    - Это, - объявил он голосом намного более звучным, чем его обычный, - пончик. Это мой пончик, Гарри?
    - Возможно, - сказал я. - Я предлагаю его, как оплату.
    Тук безразлично пожал плечами, но стрекозиные крылья эльфа гудели в волнении.
    - За что?
    - За информацию, - ответил я и кивнул в сторону разрушенного здания. – Здесь несколько часов назад много и серьезно колдовали. И вокруг этого здания, и внутри него. Мне нужно знать все, что знает об этом Маленький Народ. - Небольшая лесть никому еще не повредила. - А когда я нуждаюсь в информации от Маленького Народа, лучше тебя никого нет, Тук.
    Его пепто-бронированная грудь раздулась от гордости.
    - Многие из моего народа признательны тебе за то, что ты освободил их от бледных охотников [16], Гарри. Некоторые из них присоединились к охране Ца-Лорда [17].
    «Пицца-Лорд» это был титул, которым Маленький Народ наградил меня в значительной степени потому, что я предоставлял им еженедельную взятку в виде пиццы. Практически никто из круга моих знакомых не знает этого, но Маленький Народ есть повсюду, и они видят намного больше, чем кто-либо может подумать. Моя политика моццарелла [18]-управляемой доброжелательности обеспечила мне привязанности большого количества местных жителей. А когда я потребовал, чтобы эльфы, которых захватили вампиры, были освобождены, я поднялся еще выше в их коллективной оценке.
    Но даже при всем этом “Охрана Ца-Лорда ” была для меня чем-то новеньким.
    - А у меня есть охрана? – спросил я.
    Тук-Тук выпятил грудь.
    - Конечно! А как Вы думаете, кто препятствует Страшному Зверю Мистеру убивать домовых, когда они приходят, чтобы прибрать вашу квартиру? Мы препятствуем! Кто уничтожает мышей, крыс и уродливых больших пауков, которые могли бы заползти в вашу кровать и откусить вам пальцы на ногах? Мы уничтожаем! Не бойтесь, Ца-Лорд! Ни самые грязные из крыс, ни самые умные из насекомых не нарушат покоя в вашем доме, пока мы дышим!
    Я и не знал, что в дополнение к услугам по уборке, я приобрел, к тому же, истребителей. Удобно, черт возьми, тем не менее. В моей лаборатории были вещи, которые легко могли бы испортить грызуны.
    - Круто! - сказал я ему. - Так ты хочешь пончик или нет?
    Тук-Тук не ответил. Он только взвился вверх, как безудержный бумажный фонарь, причем настолько быстро, что падающий снег завихрился, обозначая его траекторию.

---------------------------------------------
[11] То есть, как видите, Гарри винит себя в том, что Марконе вообще узнал о существовании Небывальщины.
[12] Гранола-бар – продукт, популярный в Соединенных Штатах, продвигаемый по линии здорового питания, представляет собой нечто вроде мюслей (то есть хлопьев овсяных и других злаков, орехов и сухофруктов), спрессованных в плитку.
[13] Это событие описано в небольшом рассказе «Вера возвращается». Он мало известен, но в Интернете можно найти любительский перевод. В этом рассказе Гарри впервые встречает Мерфи, (то есть по времени действия рассказ располагается перед первой книгой «Файлов Дрездена») и она помогает ему справиться с троллем.
[14] Пепто-Бисмол – лекарство от расстройства желудка, густая жидкость, очевидно, в  какой-то бутылочке.
[15] «Цельнометаллическая оболочка» - фильм Стэнли Кубрика о войне во Вьетнаме. Сержант-инструктор – в высшей степени колоритная личность, особенно в переводе Гоблина. Сам Гоблин, впрочем, настаивает, что его перевод полностью адекватен. Фильм из разряда «Обязателен к просмотру».
[16] Это событие случилось в книге «Белая ночь». Бледные охотники – вампиры, они держали эльфов в клетках (в декоративных целях). После разгрома вампирского гнезда, по требованию Гарри эльфы были освобождены.
[17] Ца-Лорд – сокращение от полного титула «Пицца-Лорд». Я не сразу сообразила.
[18] Моццарелла – вид сыра.
---------------------------------------------
Наверх
« Последняя редакция: Сентябрь 29, 2009 :: 3:19pm от _Юлиетта_ »  
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #13 - Сентябрь 22, 2009 :: 6:18pm
 
Глава 5. Окончание.

    Вообще, фэйри имеют обыкновение стремительно добиваться цели, когда хотят, во всяком случае. И вот сейчас у меня хватило времени только на то, чтобы промурлыкать "Загадай желание на звезду”, а Тук-Тук уже вернулся. Свечение вокруг него изменило цвет, вспыхивая возбужденно-алым.
    - Бегите! -  прокричал он, несясь вниз в переулок. - Бегите, милорд!
    Я моргнул. Из всех новостей, которые я предполагал получить от маленького фэйри по его возвращении, этих в моем списке не было.
    - Бегите! -  пронзительно кричал он, испуганно описывая круги над моей головой.
    До меня все еще не доходило.
    - Так что насчет пончика? – спросил я, как идиот.
    Тук-Тук метнулся ко мне, его плечи оказались напротив моего лба, и толкнул изо всех сил. Он был сильнее, чем выглядел. Мне пришлось сделать несколько шагов назад, чтобы не потерять равновесие.
    - Забудьте про пончик! – крикнул он. - Бегите, милорд!
    Забудьте про пончик?
    Это сдвинуло меня с места быстрее, чем что-либо еще. Тук-Тук был не из тех ребят, которые легко впадают в панику. Наоборот, маленький фэйри, казалось, вообще не знал, что такое опасность. Раньше он и внимания не обратил бы на какую-то угрозу, когда ему предлагали человеческую пищу.
    В тишине снежного вечера я услышал звук, приближающийся из дальнего конца переулка. Шаги. Тихие и медленные.
    Дрожащий негромкий голосок в моей голове посоветовал мне послушаться Тука.  Я ощутил, как мое сердце зачастило, развернулся и рванул в направлении, которое он указал.
    Вылетев из переулка, я повернул налево, пробираясь через глубокий снег. В двух-трех кварталах отсюда было отделение полиции. Там светло и есть люди, и это, по всей вероятности, отпугнет неизвестную опасность. Тук-Тук летел около меня над самым  плечом, свистя в маленький пластмассовый спортивный свисток в частом ритме. Через падающий снег я смутно видел полудюжину светящихся сфер разных цветов, меньших, чем Тук. Они появлялись из ночи и сопровождали нас.
    Я пробежал один квартал, потом второй. И все сильнее и сильнее чувствовал, что нечто идет по моему следу. Это была тревожное чувство, словно бегущие по телу мурашки или покалывание в основании шеи, и я был уверен, что привлек внимание чего-то действительно ужасного. Страх нарастал, и я бежал изо всех сил.
    Я повернул направо и увидел отделение полиции, его освещенный фасад, в свете которого кружились облака падающего снега, обещал безопасность.
    В этот момент налетел ветер, и целый мир стал застывшим и белым. Я ничего не видел, даже собственных ног, пробирающихся сквозь снег, даже руку, которой я пытался прикрыть лицо. Я поскользнулся и упал и тут же вскочил в страхе,  что если мой преследователь поймает меня лежащим, подняться он мне не даст.
    Я налетел на что-то плечом, и меня отбросило назад. В этой белой тьме я не мог сказать, где нахожусь. Не вышел ли я на проезжую часть? Вроде бы автомобилей не было, но если бы и были, даже медленно движущиеся, я ни за что не увижу их вовремя, чтобы убраться с дороги. Вряд ли я даже услышу гудок.
    Снег валил уже настолько густой, что стало трудно дышать. Я выбрал направление, которое, кажется, должно было привести меня к отделению полиции, и торопливо пошел. Через несколько шагов я наткнулся вытянутой рукой на здание и побрел дальше, опираясь рукой о твердую стену. Футов этак двадцать все было отлично, затем стена кончилась, и я ввалился боком в переулок.
    Воющий ветер стих, и внезапная неподвижность вокруг повергла меня в шок. Я оперся руками о колени и огляделся. На улице все так же вертелся слепящий занавес снега, толстый, белый и непроницаемый, начинаясь внезапно, как стена. В переулке снег был только в один дюйм глубиной, и, за исключением отдаленного стона ветра, было тихо.
    В этот момент я понял, что эта тишина не была пустой.
    Я был не один.
    Блестящий снег в переулке взвихрился, смешался, и из него возникло сверкающее белое платье,  местами слегка окрашенное полосами морозно-синего или льдисто-зеленого цвета. Я поднял глаза.
    Она носила платье с нечеловеческой элегантностью, ткань, легко колеблясь, подчеркивала женственное совершенство, ее тело представляло собой идеальную гармонию выпуклостей и впадин, красоты и силы. Платье с низким вырезом оставляло обнаженными плечи и руки. Снег в сравнении с её кожей казался желтоватым. Блестящие сверкающие самоцветы мерцали на ее запястьях,  шее и пальцах, все время переливаясь из глубокого сине-зеленого в фиолетовый цвет. Ее ногти блестели теми же самыми невозможными движущимися оттенками.
    На ее голове сиял венец изо льда, изящный и замысловатый, словно сплетенный из одной единственной прозрачной снежинки. Длинные шелковистые волосы спадали ниже бедер, белые, они сливались с платьем и снегом. Ее губы, ее великолепные чувственные губы, цвели замороженной малиной.
    Она была видением той красоты, что вдохновляет художников в течение многих столетий, бессмертная красота, которую трудно вообразить и уж, тем более, увидеть на самом деле. Такая красота должна была выбить из меня всякий разум. Она должна была заставить меня плакать и благодарить Всевышнего, что мне разрешили увидеть ее. Она должна была остановить мое дыхание и заставить сердце зайтись от восхищения.
    Но этого не произошло.
    Она ужасала меня.
    Она ужасала меня потому, что я видел ее глаза. Это были огромные глаза хищника с вертикальными зрачками, как у кошки. Они меняли цвет одновременно с ее драгоценными камнями или, что более вероятно, драгоценные камни меняли цвет вместе с ее глазами. И хотя они также были нечеловечески красивы, это были холодные глаза, жестокие глаза, в них были и интеллект, и желание, но не было ни сострадания, ни жалости.
    Я знал эти глаза. Я знал ее.
    Если бы меня не сковал страх, я бы убежал.
    Вторая фигура возникла из темноты позади нее и парила в тени, словно адъютант. Очертаниями она могла бы напомнить кошку, если бы домашняя кошка была настолько большой. Я не различал цвет ее меха, но ее зелено-золотые глаза отражали холодный синий свет, яркий и жуткий.
    - Кланяйся хорошенько, смертный, - промяукала кошачья фигура. Ее голос звучал, словно в кошмаре, пульсирующий в странных интонациях, пытаясь воспроизвести человеческие слова нечеловеческим горлом. - Склонись перед Мэб, Королевой Воздуха и Тьмы. Склонись перед Императрицей Зимнего Двора Сидхе.
Наверх
 
 
IP записан
 
Фрида
Неофит
*
Вне Форума


Мне туточки нравится!!!

Сообщений: 21
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #14 - Сентябрь 23, 2009 :: 6:19am
 
АААА, сколько сразу... Спасибо,спасибро.. Всё день прожит не зря. Очень довольный
Наверх
 
411221369  
IP записан
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 21