Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Не прошло и года (прошло) Перевод продолжается! Следите за обновлениями Ким Харрисон "Чему быть, того не миновать" (3 книга о Мэдисон Эйвери). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 ... 21
Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга" (Прочитано 123020 раз)
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #105 - Ноябрь 30, 2009 :: 3:38pm
 
Франсин писал(а) Ноябрь 30, 2009 :: 3:16pm:
уже привычно и даже иногда используется в обычной жизни не чародеев 

Ну, мне не кажется, что это достоинство.

Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #106 - Ноябрь 30, 2009 :: 4:28pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 22


    Автомобиль Мерфи выглядел, как прошедший через район боевых действий. Поэтому мы взяли грузовик Майкла. Я поехал в кабине с Майклом, а Мыш поехал в кузове. Да, я понимаю, небезопасно, но что делать – невозможно запихнуть двух человек нашего размера и пса размера Мыша в кабину. Там бы места для кислорода не осталось.
    Мыш, казалось, совершенно не был обеспокоен холодом, пока мы двигались к Юнион Стейшн. Он фактически разгуливал по кузову и высовывал морду на ветер, счастливо вывалив язык. Не то, чтобы было очень много ветра, но все же погода была плохая – и Майкл вел машину терпеливо и осмотрительно.
    После того, как мы увидели третий или четвертый автомобиль, который занесло на тротуар или в кювет, я прекратил дрыгать ногой и мысленно убеждать Майкла поспешить. Пожалуй, лучше двигаться осторожно.
    Мы не говорили по пути. Не поймите меня превратно. Майкл вообще не любит трепать языком. Однако обычно у него есть что сказать. Он приглашает меня сходить с ним в церковь (что я делаю, только когда кто-то за мной гонится), или, как гордый папа, говорит о том, что сделал один из его детей. Мы говорим об успехах Молли, о погоде, или о спортивных состязаниях, или о чем-то еще.
    Но не на сей раз.
    Возможно, он хотел сосредоточить свое внимание на дороге, сказал я себе.
    Да. Вероятно, дело было в этом. Не может же это иметь отношение к моему длинному языку.
    На въезде в гараж была насыпь снега, но Майкл чуть поддал скорости, прогрохотал  через нее, и мы оказались внутри.
    Освещение в гараже отсутствовало, и сугробы, наваленные вокруг первого уровня, пропускали внутрь совсем мало света снаружи. Гаражи очень хороши в качестве запугивающих мест, даже когда в них светло. И тем более они неприятны, когда они полностью темные, за исключением совсем маленьких областей, освещенных ярким светом фар.
    - Ну ладно, - сказал я, - по крайней мере,  много свободных мест.
    - Кто захочет путешествовать в такую погоду, как эта? - проворчал Майкл. Он вырулил на самое близкое свободное место для стоянки, и заглушил мотор. Он вышел, держа тяжелую спортивную сумку, в которой обычно носил Амораккиус на людях, и забросил сумку на плечо. Я вышел, и Мыш выпрыгнул из кузова на землю. Грузовик заскрипел и закачался на рессорах, избавившись от веса большой собаки. Я отстегнул поводок Мыша, и затем прицепил небольшую табличку, которая объявляла, что это служебная собака. Это - конечно ложь, но это делает публичное перемещение с ним намного легче.
    Мыш бросил на табличку одобряющий взгляд, и терпеливо ждал, пока его маскировка не оказалась на месте.
    - Служебная собака? - спросил Майкл с недовольным видом. У него был фонарь в правой руке, и он осветил нас на мгновение, а затем двинулся дальше, разгоняя тени.
    - У меня редкое заболевание, - сказал я, чеша большого пса под подбородком. – Не-могу-познакомия. Он, как предполагается, является некоторым катализатором или стартером беседы. Или утешительным призом в случае провала попытки. Так или иначе, он необходим.
    Мыш издал пыхтящий звук, а его хвост застучал по моей ноге.
    Майкл вздохнул.
    - Ты ужасно внезапно законопослушен, - сказал я.  - Особенно учитывая, что ты таскаешь в сумке холодное оружие.
    - Пожалуйста, Гарри. Мне и без того неудобно.
    - Я не буду говорить о твоем Мече, если ты не будешь говорить о моем оружии.
    Майкл вздохнул и пошел. А мы с Мышом следом.
    Гараж, как оказалось, был очень холодным, очень темным, очень жутким, и в нем отсутствовала какая-либо угроза. Мы пересекли полупохороненную улицу, Мыш прокладывал путь через снег.
    - Снегопад стал гуще после захода солнца, - отметил Майкл.
    - Может, это Мэб старается, - сказал я. - Если это так, Титании сложнее выступать против ее власти после захода солнца. Ну и агентам Титании это тоже создает дополнительные сложности в движении по городу.
    - Но ты не уверен, что это – дело рук Мэб - спросил Майкл.
    - Нет. Может, это просто Чикаго. В некоторые дни он может быть столь же страшным, как Мэб.
    Майкл хохотнул, и мы вошли в Юнион Стэйшн. Это не похоже на сцену в «Неприкасаемых» [45], если хотите знать. Нынче это просто большая комната, которую сдают в аренду. И остальная часть тоже не похожа ни на что, что вписывается в Ревущие Двадцатые. Все модернизировано, и более или менее напоминает аэропорт.
    Это вид снижения стоимости, на самом деле. Я хочу сказать, из всех возможных эстетических выборов, аэропорты должны вообще входить в первую пятерку или десятку, как минимум. Но я предполагаю, что они рентабельны. Это имеет большее значение, когда дело доходит до красоты. Несомненно, все мраморные и коринфские колонны, устремленные ввысь, были красивы, но как они отражались на стоимости сметы?
    Призрак стиля все еще витает на Юнион Стэйшн, но, осматривая это место, я испытываю то же самое чувство, что у меня было, когда я осматривал Колизей в Риме, или Парфенон в Афинах - что когда-то это было шикарное место. Когда-то. Но очень давно.
    - А где тут камеры хранения? - спросил Майкл спокойно.
    Я кивнул на северо-восточный конец здания и мы пошли. Пункты продажи билетов были закрыты, за исключением одного, клерк которого был, вероятно, где-нибудь в задней комнате. И народу вокруг совсем не много. Поздно вечером вокзалы вообще, кажется, не бурлят деятельностью. Особенно при такой погоде, как сегодня. Один измотанный представитель обслуживания клиентов от Амтрэк имел дело с маленькой группой сердито выглядящих путешественников, которые были, вероятно, захвачены в городе штормом. Они требовали предоставить им гостиницу. Удачи! Аэропорт закрыт еще со вчера, и гостиничный бизнес очень оживился.
    - Ты хорошо знаешь дорогу, - прокомментировал Майкл.
    - Поезда быстрее, чем автобусы, и более безопасны, чем самолеты, - сказал я. - Я однажды взял билет на самолет до Портленда, и у пилота отказало радио, компьютер и так далее. Он вынужден  был приземляться без приборов и коммуникаций. Нам еще повезло, что это был ясный день.
    - Статистически, самолет является самым безопасным - начал он.
    - Не для волшебников, - ответил я серьезно. - У меня были полеты, которые прошли гладко. Несколько таких, где были небольшие проблемы. Но после той поездки в Портленд … - я покачал головой. - В том самолете были дети. И вообще я собираюсь жить долгое время. Я могу потратить его немного больше, чтобы спокойно добраться, куда надо. Привет, Джо, - сказал я седому швейцару, идущему с колесной тележкой чистящих материалов.
    - Гарри, - сказал Джо, кивая с маленькой улыбкой, пока проходил мимо.
    - Я часто бывал здесь в последнее время, - сказал я Майклу. - При путешествии, чтобы поддержать ПараНет, главным образом. И еще шефство - Я закатил глаза. - Я не хотел эту работу, но будь я проклят, если я буду делать ее через задницу.
    Майкл задумчиво оглянулся  на швейцара  и затем повернулся ко мне.
    - Что это такое?
    - Шефство? – спросил я. И пожал плечами. - У меня есть четыре других Стража, которые находятся, как бы, под моей «командой». - Я поставил воздушные кавычки вокруг слова. - В Атланте, Далласе, Нью-Йорке, и Бостоне. На самом деле я просто остаюсь в поле их досягаемости и позволяю им делать их работу самостоятельно, но помогаю, когда они нуждаются в этом. Они - дети. Росли они трудно, на войне, хотя это не заставило их повзрослеть настолько, чтобы не оглядываться на меня.
    Мыш внезапно остановился.
    Я тоже. Я не стал оглядываться вокруг. Вместо этого я сосредоточился на псе.
    Уши Мыша дергались как индивидуальные радарные тарелки. Его нос дрожал. Одна лапа была поднята, но пес только неопределенно оглядывался вокруг.
    - Лэсси [46] унюхала бы что-то конкретное, - сказал я ему. - Она дала бы ясное, краткое предупреждение. Один гав для граффов, два гава для Никелевых голов.
    Мыш кинул на меня укоризненный взгляд, опустил лапу, отступил и чихнул.
    - Он прав, - сказал Майкл спокойно.  – Кто-то наблюдает за нами.
    - Что за фигня? – пробормотал я, глядя вокруг. Я ничего не видел. И мои высоко настроенные любознательные инстинкты ничего не видели. Я очень не люблю чувствовать себя подобно Хэну Соло [47] в мире джедаев. - Я, как предполагается, сам джедай, - пробормотал я громко.
    - Что? - спросил Майкл.
    Огни станции потухли. Все вместе. В одно и то же время.
    Аварийные огни, которые, как предполагается, должны включиться  в такой ситуации немедленно, не включились.
    Около меня шелестело пальто Майкла и что-то щелкнуло несколько раз. Видимо, он пытался включить свой фонарь, и видимо, тот не работал.
    Это было очень нехорошо. Волшебство может конфликтовать с технологией, это  так называемый эффект Мёрфи: Все, что может пойти не так, как надо, имеет тенденцию идти не так, как надо. Однако этот эффект не ведет себя предсказуемым или однородным способом. Он не мог погасить свет, и аварийные огни, и фонарь, имеющий питание от батареек, все вместе в одно и то же время.
    И я не знал, отчего бы так могло случиться.
    - Гарри? - спросил Майкл.
    Мыш прижался к моей ноге, и я почувствовал предупреждающее рычание, вибрирующее в его груди.
    - Правильно говоришь, Косматый, - сказал я своему псу. - У меня тоже плохое предчувствие насчет этого.

------------------------------------------------
[45] "Неприкасаемые" - гангстерский фильм (1987 г.) — одна из лучших работ мастера жанра Брайана Де Пальма. В основе увлекательного напряженного сюжета — борьба полиции с королём преступного мира, знаменитым гангстером Аль Капоне (Роберт Де Ниро), которого, как известно, удалось засадить за решётку лишь как лицо, уклоняющееся от уплаты налогов. В Чикаго 1931 года криминальная жизнь бьёт ключом. Для того, чтобы остановить хладнокровного и неуязвимого Аль Капоне, правительством создана специальная команда «Неприкасаемых». Рассказывая о времени сухого закона в Америке, фильм представляет собой историю юриста Элиота Несса (Кевин Костнер) и его попыток очистить Чикаго от гангстеров. Его команда полицейских не принимала взяточничество и двурушничество, которые стали нормой для многих их коллег; они назывались «Неприкасаемые». Их главным врагом был Аль Капоне, король преступного мира Америки, колосс, у ног которого лежал весь Чикаго... В фильме играет Шон О'Коннери, который за эту роль получил Оскар.
[46] Шотландская овчарка по кличке Лэсси известна миллионам зрителей по девяти полнометражным картинам и множеству телефильмов. Последний фильм вышел в 2005 г.
[47] Хэн Соло (англ. Han Solo) — один из главных персонажей фильма-саги Джорджа Лукаса «Звёздные войны». Он фигурирует в эпизодах «Новая надежда», «Империя наносит ответный удар» и «Возвращение джедая». Во всех этих эпизодах его играет Харрисон Форд.
------------------------------------------------
Наверх
« Последняя редакция: Декабрь 3, 2009 :: 5:56pm от _Юлиетта_ »  
 
IP записан
 
Safie
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #107 - Декабрь 1, 2009 :: 12:07am
 
Спасибо!!!  Улыбка
Наверх
 

Столько уже сказано ни о чём, что уже и добавить нечего.
399641481  
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #108 - Декабрь 7, 2009 :: 8:36pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 23


    Где-то рядом закричали люди.
    Я нашарил амулет у себя на шее,  вытащил его, и направил в него волю, вызывая свет.
    И ничего не случилось.
    Я уставился бы на свой амулет, если б мог его увидеть. Я просто поверить не мог, что это не работает. Я встряхнул ожерелье, обругал его и поднял снова, направляя в амулет еще больше моей воли.
    На мгновение он замерцал сине-белыми искрами, и все.
    Мыш издал более громкое рычание, то, которое я слышу только, когда он идентифицирует реальную угрозу. Кто-то приближался. Мое сердце резко подпрыгивало, иногда оказываясь прямо в горле.
    - Я не могу вызвать свет! – сказал я срывающимся голосом.
    Застежка-молния звякнула в темноте рядом со мной,  сталь скользнула по стали, и зазвенела как мягко нажатый звонок.
    - Отец, - мягко пробормотал голос Майкла, - нам нужна твоя помощь.
    Меч вспыхнул белым светом.
    Около дюжины существ совсем рядом с нами, присели и закричали.
    Я раньше никогда никого похожего не видел. Они были около пяти футов высотой, но приземистые и толстые, с как бы резиновыми мускулами. Выглядели они более-менее похожими на бабуинов, где-то между чистым четвероногим животным и двуногим, с неприятно торчащими когтями, длинными, тягучими хвостами, и массивными плечами. Некоторые из них держали грубо обработанное оружие: дубинки, топоры с каменной головкой, и ножи с каменным лезвием. Головы их были похожи на обезьяньи, и  черная кожа обтягивала напряженные мускулы и кости. У них были уродливые, похожие на акульи зубы, настолько негабаритные, что  можно было видеть, где они разрезали свои собственные губы и…
    И у них не было никаких глаз. Где должны бы быть глаза, была только чистая, впалая кожа.
    Они закричали от боли, когда свет от меча Майкла упал на них, и отшатнулись назад, как будто сожженные внезапным пламенем - и если внезапный, сильный запах тления, который заполнил воздух, что-нибудь означал, так оно и было.
    - Гарри! - крикнул Майкл.
    Я знал этот тон голоса. Я присел так быстро и низко, как только  мог, и едва я это сделал, как Амораккиус пронесся через место, где только что была моя голова, -
    - и врезался в прыгнувшую фигуру одного из существ, которое собиралось приземлиться на моей спине.
    Существо упало недалеко от меня и растянулось на полу, сраженное. Его кровь превращалась в сине-белый огонь, и он бил струей от раны.
    Я уставился на Амораккиус. Кровь шипела на лезвии меча, как жир на горячей неглубокой сковороде.
    Железо.
    Эти существа были фейри.
    Я никогда не видел их раньше, но я читал их описание, когда пытался идентифицировать граффов. Учитывая, что эти бестии были фейри, я понял, кто это такие.
    - Хобы! - крикнул я Майклу, вытаскивая оружие из кармана пальто. - Это - хобы!
    После этого у меня не было времени разговаривать. Несколько хобов вокруг нас успели оправиться от шока внезапного освещения и бросились вперед. Мыш зарычал и столкнулся с одним из них в воздухе. Они покатились по полу в путанице сверкающих зубов и конечностей.
    Следующий хоб прыгнул  ко мне с каменным ножом в узловатой руке. Я ускользнул с линии его прыжка и двинул его в лицо рукоятью пистолета. Сталь разбила слепое лицо хоба, опалила плоть и разбила зубы. хоб закричал от боли, и отлетел, врезавшись в одного из своих товарищей.
    - С богом! - проревел Майкл. Я почувствовал, как его лопатки наткнулись на мои, и свет от его меча качался и вспыхивал, сопровождаясь криками хобов.
    Хоб, борющийся с Мышом, прижал огромного пса к полу и навалился на него, обнажив клыки.
    Я шагнул к ним, сунул револьвер ему в лицо, и с криком “Отпусти моего пса!”, начал стрелять. Я не был уверен, что сильнее навредит хобу - пули или небольшие вспышки света от выстрелов. В любом случае, получилось неплохо, этот тип бросился прочь, Мыш вскочил на ноги, все еще полный сил и задора. Я схватил его за холку и потащил назад за собой, пока снова не почувствовал спиной спину Майкла.
    Хобы ушли в тень, но я все еще мог слышать их вокруг нас. Меч Майкла был настолько ярок, что можно было видеть потолок далеко наверху, но вокруг он распространялся только футов на двадцать, этого было достаточно, чтобы не давать хобам прыгать на нас, но не более того.
    Я все еще слышал крики, разносящиеся по станции. Я слышал, как стреляло оружие меньшего калибра, чем мой 44-й, это были быстрые панические выстрелы. Кто бы ни делал это, по-видимому, он стрелял вслепую в темноту. Адские колокола, это превращалось в реальный беспорядок, нам надо было сделать что-нибудь, причем быстро.
    - Нам нужно уйти с открытого пространства, - сказал я, думая вслух. - Майкл, давай продвинемся к кассам.
    - А ты не можешь очистить путь? - спросил Майкл. - Я бы тебя прикрывал.
    - Я ничего не вижу в этом дерьме, - сказал я. - А здесь есть другие люди. Если я начну бить вокруг вслепую, я могу убить кого-то.
    - Тогда держись ближе, - сказал Майкл. Он начал продвигаться, держа меч высоко над головой, готовым обрушиться на голову кого-нибудь достаточно глупого, чтобы прыгнуть на нас. Мы миновали двух мертвых хобов, оба они были покрыты синим пламенем, которое давало очень мало света, но пожирало тела с жадной скоростью. Я услышал шкрябанье когтей по полу и крикнул.
    Хоб, вооруженный парой каменных топоров, ворвался в свет святого меча. И Майкл начал действовать. Темный фэйри бросил один из топоров в Майкла. Мой друг отбил его в сторону презрительным щелчком меча, и встретил хоба  горизонтальным ударом, который разбил его второй топор и разрубил его туловище до самого хребта. Хоб упал, извергая пламя, и Майкл отшвырнул падающее тело прямо на его приятелей, заставив их на мгновение разбежаться и выигрывая для нас еще двадцать футов.
    - Здорово, - сказал я, держась ближе, и пытаясь наблюдать за качающимися тенями вокруг нас. – Долго тренировался? Шикарно смотрится.
    Зубы Майкла блеснули в быстрой улыбке.
    - Знаешь,  разговор дает этим существам неплохие возможности, - Он прервался, и Амораккиус щелкнул перед моим лицом, отклоняя летящий каменный нож. - Целились в тебя, - продолжал он.
    Я и мой большой рот. И я закрыл его на оставшуюся часть пути к кассам.
    Потом я повел Майкла вокруг стойки и почти споткнулся о тело раненного человека в деловом костюме. Он издал сдавленный крик боли и схватился за кровавое пятно внизу на ноге. Из раны торчал сломанный кусок каменного лезвия.
    - Гарри, - сказал Майкл, - не останавливайся. Они собираются для прорыва.
    - Хорошо, - сказал я. Я встал на колени перед раненным бизнесменом и сказал, - Давай двигаться, приятель; это не то место, где можно сидеть без дела. - Я ухватил его под руки и потащил за стойку. – Здесь где-то должна быть дверь, которая ведет в служебные помещения.
    - Прекрасно, - сказал Майкл. - Я пока буду их сдерживать.
    Раненый человек изо всех сил пытался помочь мне, но в основном только мешал передвигать его. Он все время издавал звуки ужаса и боли. Я был рад, что есть барьер прилавка между нами и вторгающимися хобами. Я совсем не хотел узнать, что чувствует человек, пораженный острым каменным топором.
    Мы достигли двери позади прилавка, и она была закрыта. Я подергал ручку, но она, определенно, была заперта. У меня не было времени на это дерьмо. Я поднял правую руку и сосредоточился на одном из энергетических колец, которые я носил. Это была группа из трех колец, по одному на каждом пальце. Кольца сохраняли энергию до подходящего случая.
    Я направил волю на дверь, поднял руку, сжатую в кулак, сосредотачивая энергию колец в самую маленькую область, насколько мог. Я не проектировал их для такой работы. Они были сделаны, чтобы отбрасывать далеко от меня всякие штуки прежде, чем они смогут порвать мне лицо. Но сейчас не было времени придумывать что-то более опрятное.
    Поэтому я прицелился так тщательно, как только мог, активизировал кольцо, и наблюдал, как оно вырвало из двери ручку, замок, и пластину, в которой они были установлены, и все это упало в комнату за дверью. Не имея препятствий в виде любой из этих противных металлических настроек безопасности, дверь качнулась внутрь.
    - Пошли! - сказал я Майклу, хватая раненного человека снова. - Мыш, иди вперед.
    Мой пес переступил через дверной проем, пригнувшись и с оскаленными зубами. Я двигался за ним, буквально наступая ему на хвост, а Майкл почти наступал на окровавленную ногу раненного человека.
    Так как свет от Амораккиуса осветил комнату, в которую мы вошли, мы увидели измотанную служащую по обслуживанию клиентов, которую мы видели за несколько минут до этого. Она стояла на коленях на полу с распятием в руке со склоненной головой, отчаянно читая молитву. Когда свет упал на нее, она заморгала и посмотрела вверх. Белый огонь святого меча обрисовал полосы слез на ее лице, ее рот широко открылся в выражении шока и ошеломленной радости. Она глянула вниз на свое распятие, и подняла его снова.
    Майкл кинул быстрый взгляд вглубь комнаты, улыбнулся женщине, и сказал, - Конечно, Он здесь. Конечно, Он слушает. - потом сделал паузу, и признал, - Хотя Он не всегда быстро отвечает нам.
    В комнате были и другие люди - клиенты, для которых она пыталась найти гостиничный номер. Когда пошли дела темные и страшные, она как-то собрала их и завела в эту комнату. Это потребовало намного больше смелости, чем есть у большинства людей. Я также отметил, что она стояла на коленях между клиентами и дверным проемом. Мне она даже понравилась.
    - Кэрол, - сказал я достаточно резко, чтобы оторвать ее пристальный взгляд от Майкла, который стоял в дверном проеме со святым Мечом в руке. - Кэрол, помогите мне,  дайте вашу руку.
    Она мигнула, затем отрывисто кивнула и поднялась. Она помогла мне оттащить раненного человека туда, где сидели другие.
    - К-как Вы узнали мое имя? - она заикалась. – В-вы - ангелы?
    Я вздохнул и постучал ногтем на бейджику на ее блузке.
    - Я совершенно уверен, что я не ангел, - сказал я. И повернул голову к Майклу. - Хотя думаю, вот этот парень к ним ближе всех, кого Вы когда-либо увидите.
    - Не паясничай, Гарри, - сказал Майкл. - Я просто… - Он прервался и резко отклонился. Какой-то снаряд просвистел за ним и пробил отверстие размером с мою голову в стенке чуть выше нас. Заклубилась пыль, закричали напуганные люди.
    Майкл хлопнул дверью, закрывая, но без этих,  знаете ли,  противных металлических настроек безопасности, она распахнулась снова. Он захлопнул ее снова и подпер плечом. Что-то тяжело ударило в дверь. Потом стало тихо.
    Я разорвал вдоль шва брюки раненного человека, открывая ногу. Нож поразил его в голень, и там был кровавый беспорядок, но могло стать и хуже. - Оставим его внутри, - сказал я Кэрол, - и присматривайте, чтобы он там и оставался. Он засел близко к некоторым большим сосудам, и я не буду пытаться вынуть его. Пусть лучше пока там и будет, не давайте его вынимать. Хорошо?
    - Я … Да, хорошо, - сказала Кэрол. Она моргнула несколько раз. - Я не понимаю, что происходит.
    - Я тоже, - ответил я. Потом поднялся и  встал рядом с Майклом.
    - Эти штуки все вместе немного сильнее, чем я, - сказал он, понизив голос, так чтоб люди позади нас не могли услышать. - Если они выбьют эту дверь, то я буду не в состоянии сдержать их.
    - Я не уверен, что они будут, - сказал я.
    - Но ты же здесь.
    - Я не думаю, что они здесь из-за меня, - сказал я. - Если бы так,  они не трогали бы всех остальных.
    Майкл нахмурившись глядел на меня.
    - Ты сказал, что это фейри.
    - Они и есть фэйри,-  сказал я. - Но я не думаю, что это удар по мне. Их тут слишком много для этого. Это – более развернутое нападение.
    Майкл скривился.
    - Но здесь в опасности люди. Они нуждаются в нашей помощи.
    - И они ее получат, - сказал я.  - Слушай, хобы не могут выдерживать свет. Любой вид света. Он жжет их, и он может их убить. Именно поэтому они вызвали этот мирк прежде, чем вошли.
    - Мирк?
    - Это – такая штука из Небывальщины. Думай об этом, как о целлофановом фильтре, только вместо того, чтобы быть вокруг лампы, это распространено на всем протяжении воздуха. Именно поэтому мы не могли видеть свет от моего амулета, и поэтому вспышка от выстрела была столь приглушена. И чтобы избавиться от них...
    - Нам надо избавиться от мирка, - сказал Майкл, кивая.
    - Точно, - сказал я. Я причесал пятерней волосы и начал исследовать свои карманы, чтобы понять, что у нас есть с собой. Не очень. Я держу маленькую коллекцию удобного колдовского инвентаря в больших карманах моего плаща, а в карманах моего зимнего пальто нашелся только кусок мела, два пакета кетчупа от Королевского Бургера, и Тик-Так в стильном пушистом футлярчике. – Хорошо, - сказал я. – Дай мне минутку подумать.
    Что-то врезалось в дверь с другой стороны и оттолкнуло Майкловы рабочие бутсы на добрых пол-метра. Через образовавшееся отверстие ко мне рванулась лапа. Я убрался с дороги, но рукав моего пальто не успел. Когти хоба сделали три аккуратных разреза в ткани.
    Майкл поднял Амораккиус и пронзил крепкую дверь насквозь на всю его сверкающую длину. Хоб закричал и отшатнулся. Майкл захлопнул дверь снова, и выдернул оружие. Темная кровь шипела на святом лезвии.
    - Я не хочу торопить тебя, - сказал он спокойно, - но не думаю, что у нас есть эта минутка.

Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #109 - Декабрь 7, 2009 :: 8:45pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 24


    - Черт возьми! – возмутился я. - Это - мое единственное зимнее пальто! - Я закрыл глаза на секунду и попытался сосредоточиться на задаче. Мирк не походил на другие формы гламора фэйри. Они могли создать видимость, они могли моделировать эмоциональное состояние. Мирк же был заклинанием физическим, материальным, он фактически существовал и будет существовать так долго, как нужно хобам.
    Ветер мог бы развеять его. Достаточно сильный ветер мог бы унести мирк далеко - но для этого нужно очень много ветра. Небольшая буря, как та, которую я вызвал, чтобы справиться с нападающими Торелли, только покрупнее масштабом. Я мог бы, вероятно, сделать кое-что более сильное и широко распространенное, но когда дело доходит до перемещения, тут не так все просто. Боюсь, я не смогу поддерживать такое состояние достаточно долго.
    Я мог бы попробовать отключить хобов от мирка. Если я смогу разъединить эту связь, воспрепятствовать тому, чтоб они питали его энергией, и пуф-ф-ф, мирк превратится в свое естественное состояние, а именно эктоплазму. Конечно, отключить их совсем не было легким танцем. Мне нужны были б некоторые средства создания канала к каждому хобу, чтобы иметь уверенность, что я сделал работу. А у меня не было ничего, что я мог бы использовать, как центр, и я понятия не имел, сколько здесь этих хобов.
    Круг силы мог бы прервать колдовство с другой стороны, изолируя хобов от потока энергии вне круга. Но круг должен был бы охватить все это чертово здание. А я сомневался, что хобы позволят мне выйти наружу и пробежать вокруг города Чикаго, чтобы замкнуть круг. Кроме того, у меня не было столько мела. Проточная вода может свести колдовство на нет, если ее достаточно много, но мы-то, черт возьми, находимся в здании. Так как же, черт, мне отключить это глупое колдовство, учитывая те несчастные ресурсы, которые у меня имелись?
    Мой нос пульсировал все сильнее, и я отклонял назад свою голову, чтобы он смотрел вверх. Мне казалось, что так уменьшается давление и немного ослабевает боль. Я смерил взглядом потолок офиса, который был высотой десять или одиннадцать футов, а не вздымался до пещеристых пределов старой станции. Потолок был разборный, ну, знаете, такая металлическая структура, поддерживающая тоскливые рентабельные прямоугольники акустического материала, прерываемые через каждые несколько ярдов уродливой маленькой шпорой автоматического противопожарного разбрызгивателя.
    Мои глаза расширились.
    - Ха! - сказал, и взметнул руки в воздух. – Ха-ха! Ах-хахаха! Я - чародей; услышьте мой голос!
    Мыш искоса кинул на меня взгляд и крадущимся шагом двинулся подальше от меня.
    - И правильно делаешь! – заявил я, указывая на собаку. - Потому что я - внушающий страх вызыватель огня! - Я поднял правую руку, и пробормотал вызов крошечной сферы пламени. Колдовство заикалось и кашляло прежде, чем сработало, и даже тогда свет был чуть более ярким, чем свеча.
    - Гарри? - спросил Майкл тем тоном, каким говорят с сумасшедшими. - Что ты делаешь?
    Стенка с одной стороны двери внезапно выгнулась, и сквозь нее начали продираться когти хоба. Майкл, повернулся в ту сторону, временно оставляя дверь, примерился к стене, как будто решая, куда вбивать гвоздь, и затем воткнул Амораккиус в стену. Меч возвратился, шипя и плюясь, а за стеной взвыл еще один хоб.
    - Без мирка эти типы долго не протянут, - сказал я. - Кэрол, будь любезна, подкати ко мне тот стул.
    Кэрол, с очень широкими глазами, и очень бледным лицом, так и сделала. Она дала стулу небольшой толчок так, чтобы он подкатился ко мне самостоятельно.
    Майкл снова прижал дверь плечом, поскольку другой хоб попытался открыть ее. Эти существа не были глупыми. Они не стали продолжать ломиться, и когда Амораккиус прошел через дерево, как будто это была ширма из рисовой бумаги, вернулся он незапятнанный.
    - Независимо от того, что ты собираешься делать, лучше сделать это скорее.
    - Две минуты, - сказал я. Потом подкатил стул к правой ячейке и встал на него. В течение секунды я искал равновесие, затем стабилизировался и быстро отвинтил разбрызгиватель от его основы. Потекла грязно пахнущая вода, но я этого ожидал и, в основном, увернулся. Правда, я не ожидал, что это будет пахнуть так противно, хотя можно было сообразить. Водоразбрызгивательные системы используют воду из цистерн хранения, и только Бог знает, сколько лет вода ожидала там,  что ее начнут использовать.
    Я спрыгнул со стула и отодвинулся от текущей воды. Вытащил кусок мела из моего кармана, встал на колени, и начал рисовать большой круг вокруг себя на ковре. Это не должен быть идеальный круг, главное, чтобы замкнутый, но кое-кто, конечно, заинтересовался
    - П-простите меня, - сказала Кэрол. – Ч-что Вы делаете?
    - Наши очаровательные посетители известны, как хобы, - сказал я ей, тщательно рисуя, вкладывая в меловую линию свое желание и волю. - Свет убивает их.
    Тут через сломанную стенку полез еще один хоб, он просунул голову и одну лапу. Он с воем полоснул когтями Майкла, который все еще опирался на дверь. Он разодрал ему бедро, но тут блеснул Амораккиус, и снес голову хоба с плеч. Темная, сверкающая кровь забрызгала комнату, и часть ее попала на мой круг.
    - Эй! – возмутился я. - Я работаю здесь!
    - Извини, - сказал Майкл без тени сарказма. Хобы врезались в дверь прежде, чем он мог вернуться к ней, и открыли ее. Но он успел вовремя, поднырнул под занесенный тяжелый молот, всадил Амораккиус в живот существа и тяжелым пинком выпихнул злого фэйри из комнаты  назад к его приятелям. И снова захлопнул дверь.
    - Н-но здесь темно, - заикалась Кэрол, переводя взгляд с Майкла на меня и обратно.
    - Они поместили кое-что в воздух, называется мирк. Нечто вроде дымовой завесы. Мирк  не дает свету повредить хобов, - сказал я. Я замкнул круг и почувствовал, как он ожил вокруг меня, неосязаемый занавес власти, который отсек стеной от внешнего воздействия мирк, который был пойман в кругу, когда круг активизировался. Мирк сгустился в тонкую пленку слизистой эктоплазмы на всем, что было внутри круга – в том числе и на мне. – Супер! – пробормотал я, и ударил по ней волей так сильно, как только мог.
    - А-а, - сказала Кэрол, - что Вы делаете?
    - Я собираюсь убрать их дымовую завесу. - Я зажал головку разбрызгивателя в своей правой руке и закрыл глаза, сосредотачиваясь на ней, на ее структуре, ее форме, ее составе. Я начал вливать энергию в объект, воображая ее, как пылающую ауру сине-белого света со множеством небольших усиков, вырастающих из нее. Как только энергия была твердо обернута вокруг разбрызгивателя, я переложил его в левую руку и раскрыл правую.
    - Н-но у нас нет никаких огней.
     - О, у нас есть огни, - сказал я. Я вытянул правую руку и вызвал небольшую сферу света. В пределах круга без мирка она была раскалена добела и такая же яркая, как обычно, но я мог видеть, что за пределами круга свет распространяется не больше чем пять или шесть футов через мирк.
    - О, Боже, - сказала Кэрол.
    - Фактически, все прочие огни также работают. Только они заблокированы. Мирк не отключает электричество. Эти компьютеры все включены, например, но мирк не дает Вам увидеть любую из контрольных ламп.
    - Гарри! – позвал Майкл.
    - Будете мешать чародею,  получите паршивые чудеса! – ответил я раздраженным тоном. Остальная часть колдовства будет немного хитрой.
    - К-как Вы делаете это? – выдохнула Кэрол.
    - Магия, - проворчал я.- Тихо. – Я, как обычно, носил кожаную перчатку на своей левой руке, она предоставляла моей травмированной коже небольшую защиту. Все равно, это не игрушки. Я пробормотал, “Ignus, infusiarus,” и засунул конец разбрызгивателя в пламя, плавающее по моей правой руке.
    - Как это поможет нам? – спросила Кэрол, ее голос испуганно подрагивал.
    - Здесь у  нас все еще есть электричество, - сказал я. Кажется, я чувствовал  запах подпаленной кожи, пока высокая температура от пламени лилась в металлический разбрызгиватель. - Здесь все еще есть компьютеры. Здесь все еще есть телефоны.
    - Гарри! - сказал Майкл, качая головой и пристально глядя на потолок. - Они поднимаются. Они собираются проникнуть сюда через крышу.
    Я начал чувствовать высокую температуру даже  поврежденными нервами пальцев моей левой руки. Кажется, уже было достаточно горячо. Я сосредоточил больше своего желания, поднял разбрызгиватель и пламя, и визуализировал то, что я хотел: усики энергии вокруг моего разбрызгивателя тянутся к каждой головке разбрызгивателя, какие только есть во всем здании.
    - И еще здесь есть разбрызгиватели.
    Я сломал круг ногой, и энергия стеганула из разбрызгивателя к любому подобному объекту вокруг. Высокая температура вылилась из меня волной во множестве различных направлений, и я отправил всю энергию, какая была в сфере света во все головки разбрызгивателей, какие попадутся на пути.
    Буквально через десять секунд  взвыл датчик огня, и противопожарная система пробудилась к жизни. Люди  удивленно вскрикивали, где-то в станции завопили сигналы тревоги. Искры взлетели от нескольких телефонов, мониторов, и компьютеров.
    - Ну ладно, -  сказал я. - Пускай у офиса нет компьютеров. Но все остальное все-таки работает.
    Майкл посмотрел на меня и обнажил зубы в свирепой усмешке.
    - Когда?
    Я наблюдал за своим маленьким шаром света, с потолка лилась вода. В течение возможно половины минуты ничто не случалось, за исключением того, что мы промокли насквозь. Было просто удивительно, сколько лилось воды, удивительно хорошо, я подразумеваю. Я хотел много воды.
    Где-то в районе шестьдесят второй секунды я почувствовал, что мое колдовство начало мерцать, его власть разрушалась льющейся водой.
    - Жди, - сказал я. - Скоро…
    Через две минуты мое колдовство иссякло, связь с другими разбрызгивателями разрушилась, и огонь в моей руке потух.
    - Майкл! – крикнул я. - Готово!
    Майкл что-то проворчал и бросился открывать дверь. Прежде, чем он ступил через порог, в воздухе возникло внезапное порхание колеблющейся силы, и святое лезвие засверкало более ярко, чем сам солнечный свет.
    Он выскочил через дверь, и когда свет Амораккиуса возник на станции, завопили сотни глоток фобов. Звук криков злых фэйри был настолько громок, что я буквально чувствовал, как он давит на мои уши, вроде как на действительно громком концерте.
    Но их перекрывал голос Майкла Карпентера, Рыцаря Креста, воплощенного ангела мести, носителя лезвия, которое когда-то принадлежало оруженосцу по прозвищу Бородавка [48].
     -  Lava quod est sordium!  [49] - проревел Майкл, его голос был громоподобен, слишком огромный, чтобы исходить из человеческого горла. - In nomine Dei, sana quod est saucium!
    После того, как Меч покинул комнату, я смог видеть, что все огни офиса возвратились, так же как и те, что снаружи.
    - Мыш! – крикнул я. - Останься! Охраняй раненого! - И поспешил за Майклом, правда, все-таки успев оглянуться. Мыш понесся вперед и встал в дверном проеме между хобами и людьми в офисе, голова высоко, ноги расставлены, чтобы занимать больше места.
    За пределами офиса разбрызгиватели уже успели создать полное впечатление настоящего вонючего муссона. Я вляпался в лужу воды и горящей крови хобов в нескольких шагах от двери. Свет от Меча был настолько ярок, просто даже мучителен, мне пришлось прикрыть глаза одной рукой. Я не мог смотреть прямо на Майкла или даже просто в его сторону, поэтому я следовал за ним по тропе из кусков хобов, которыми он отмечал свой путь
    Несколько злых фэйри были сражены мечом Майкла.
    Этим еще повезло…
    Гораздо больше их – там, где я мог видеть - лежали слишком далеко для того, чтобы Майкл мог дотянуться до них мечом. Они были просто глыбами тлеющего древесного угля, извергающего колонны сального дыма, их зажаренное мясо отваливалось от костей.
    Адские Колокола.
    А я не называю его Кулаком Господа в качестве уменьшительного имени, почему, люди?
     Я следовал за Майклом, с тревогой ожидая, что где-нибудь нас встретит темнота. Если какой-нибудь из разбрызгивателей в здании был другой модели, чем та, которую я использовал для моего колдовства, он будет не в состоянии нагреться и включить противопожарную систему. Если Майкл снова войдет в мирк, то хобы, защищенные от света, наскочат на него - и очень быстро.
    Но поскольку нам улыбнулась удача (или, возможно, судьба, или, возможно, Бог, а по всей вероятности, дешевый городской подрядчик), было похоже, что все разбрызгиватели были одной и той же модели. Вода лилась всюду, смывая мирк, как будто это был слой грязи, заменяя его тысячами кусочков радуг, поскольку чистое свечение Амораккиуса сияло через искусственный ливень.
    Хобам просто негде было скрыться.
    Я следовал по следу сражённых злодеев. Сражёных злодеев? Сражоных злодеев? Не смотрите на меня так. Я не заканчивал среднюю школу. Возможно, изучение различных спряжений  [50] и было где-то в старших классах. Но я совершенно, черт возьми, уверен, что их не было в моем GED-тесте [51].
    Я остановился и осмотрелся вокруг, насколько мог, через слепящий свет и потоки воды от разбрызгивателей, пытаясь понять, куда направился Майкл.
    И тут я почувствовал внезапную, быструю вибрацию, которая доносилась через подошвы моих ботинок, и затем тяжелый глухой стук, сопровождающий это сотрясение. Я повернулся лицом к передней стороне здания, и тут стекло, кирпич и камень буквально взорвались у входной двери. Позади этого была какая-то неопределенная вспышка тумана в воздухе, но когда то, что было позади завесы, вошло в яркий свет Амораккиуса и моего импровизированного ливня с грозой, колдовство заколебалось и исчезло.
    Двадцать футов [52]  и четыре или пять тонн Большого Брата Граффов прорвались через завесу.
    Он носил броню, сделанную из какого-то прозрачного кристалла, и меч в его руке был длинней, чем мой чертов автомобиль. Его рот открылся, и я почувствовал его боевой рев вместо того, чтобы услышать его, звук, столь глубокий и громкий, как если бы его издавал чертов кит.
    - О, да, - пробормотал я. – Дела сегодня идут все лучше и лучше.

------------------------------------------
[48] Оруженосец Варт -  (бородавка, или еще есть вариант перевода – салага, или то, что является проблемой), - это легендарный король Артур в детстве.
[49] Здесь и далее Майкл читает на латыни молитву к святому духу. Я считаю, что переводить это не нужно, на латыни звучит очень внушительно, в частности потому, что непонятно. Тем более, что и у самого Гарри с латынью не очень.
[50] Вообще-то, на мой взгляд, речь идет о причастиях, но вмешиваться не буду.
Наверх
« Последняя редакция: Декабрь 10, 2009 :: 5:30pm от _Юлиетта_ »  
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #110 - Декабрь 7, 2009 :: 8:46pm
 
[51] General Education Development test – Общий тест образования и развития. Эквивалентен аттестату за среднюю школу, хотя, говорят, разница все-таки есть. Вот и Гарри тоже об этом. Тест состоит из пяти частей, при сдаче занимает 7.5 часов, видимо, полтора часа на каждую. Это науки (физика, химия, биология), общественные науки (история, география, экономика), математика, литература и язык. Английский, само собой. Нужно выбрать правильные ответы на вопросы, и выполнить некоторые задания.
[52] Двадцать футов – это шесть метров, ребята.
---------------------------------------------------
Наверх
 
 
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #111 - Декабрь 7, 2009 :: 11:26pm
 
Боги, я вижу какую-то Кэрол!!!!!! Ужас Ужас неужели долгожданный роман??!! Убежала читать!! Спасибо большое, такая радость под вечер!! Очень довольный Очень довольный Очень довольный
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
Фрида
Неофит
*
Вне Форума


Мне туточки нравится!!!

Сообщений: 21
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #112 - Декабрь 8, 2009 :: 7:18am
 
АААА.Спасибочки,я вас обожаю!!Вы просто все чудо.. Улыбка Улыбка
Наверх
 
411221369  
IP записан
 
Safie
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #113 - Декабрь 9, 2009 :: 12:23am
 
Спасибочки, становится все интереснее и интереснее...
Наверх
 

Столько уже сказано ни о чём, что уже и добавить нечего.
399641481  
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #114 - Декабрь 10, 2009 :: 5:15pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 25


    Любой, в чьей голове есть унция смысла, знает, что борьба с кем-то, существенно превосходящим вас в размере, весе и досягаемости, очень трудна. Если ваш противник тяжелее вас на пятьдесят фунтов, выиграть борьбу против него, мягко говоря, очень сомнительно.
    Если же ваш противник тяжелее вас на восемь тысяч и пятьдесят фунтов, вы должны оставить царство боя и зарегистрировать себя на Роадкилл 101 [53]. Или, возможно, в мультике «Том и Джерри».
    Мое тело уже было в движении, очевидно решив, что не стоит ожидать, когда мозг заработает и придумает, что можно предпринять для выживания. Думаю, что аналогия «кошки-мышки» была довольно хорошей. В то время, как я был более ловким и мог набрать скорость более стремительно, чем огромный графф, он мог развить большую скорость по прямой. Фактически, у меня не было почти никаких шансов нанести ему серьезный вред, а ведь даже ласковая трепка от него, вероятно, сломала бы мне грудную клетку.
    В мультике побеждает Джерри, но в действительности Том редко остается с оборванным хвостом. Я не помню, чтобы Мистер когда-либо, придя домой, зализывал раны, нанесенные мышами. Опять же, он почти никогда не приходил домой с прогулки голодным. Игра в «кошки-мышки» для кошки вообще только забава.
    Мое тело тем временем бросилось в сторону, вынуждая преследовавшего меня Крошку повернуться, ограничивая его скорость и выгадывая для меня драгоценные секунды, нужные, чтобы убежать к секции пола, отгороженной желтыми предупредительными флажками, где швейцар Джо вощил пол. Я по-спринтерски пересек влажный, гладкий пол и только просил бога, чтоб он не дал мне поскользнуться. Если бы я упал, Крошке достаточно было бы один раз топнуть своим огромным копытом, чтобы разрезать меня  пополам.
    Но копыта все-таки не очень удобны на скользкой поверхности. Я пролетел по вощеному полу, остановился так резко, как только мог, и изменил направление. Крошка попытался сделать то же самое, но его ноги поехали дальше.
    Это была не очень хорошая идея для него – делать резкий поворот. Споткнувшись на бегу, можно упасть. Можно ободрать одно колено или оба, можно ободрать руки, но очень редко случается что-то худшее, чем растяжение связок.
    Но это для человеческой массы тела. Если же увеличить массу до размеров Крошки, то падение становится очень проблематичным, особенно на большой скорости. Это - одна из причин, почему слоны фактически никогда не бегают - они не способны к этому, им неудобно отрывать свой вес от земли большими бегущими шагами. А если б они упали, то при их размерах повреждения могли бы быть чрезвычайными, и поэтому, очевидно, природа вычеркнула слонов из списка спринтеров.
    Крошка, похоже, весил раза в два больше, чем слон. Пять тонн плоти и костей повалились на бок и приземлились, скользя, и неся такой большой импульс, что Крошка скорее напоминал грузовой поезд, чем любого вида живое существо. Он проскользил через весь пол, врезался в стену арендного автомобильного киоска - посыпались осколки - и прошел прямо через него, почти не замедлившись.
    Крошка пытался зацепиться за пол когтями своей огромной руки, но у него ничего не получилось, только завитки воска ободрались с пола, пока он скользил мимо меня.
    Я затормозил и попытался вычислить, где Крошка остановится. А потом я выпростал свою волю.
    Это было здорово трудно посреди падающей воды, но мне и не нужно было многого. Когда дело доходит до взаимодействия с технологиями, у меня всегда есть кое-что  с собой.
    Я сосредоточился на огнях выше секции, где должен был остановиться Крошка, поднял  правую руку, и прорычал, “Hexus!” Некоторые из них взорвались снопом золотых искр. Некоторые просто испустили дым - но так или иначе, все они потухли.
    Майкл двигался в нижний зал, и был уже далеко от меня, и свет Амораккиуса был теперь закрыт от нас внутренними стенами станции. Когда я погасил электрические огни, это породило ряд косых вязких теней.
    На внезапно возникший остров темноты потянулись хобы, как мухи на бесхозный труп: подожженные, испуганные, разъяренные хобы, для которых заполненная лакомыми кусочками ночь в городе внезапно превратилась в кошмар. У них не было глаз, но они нашли свой путь к темноте достаточно легко, и я увидел, как больше, чем дюжина их прорвалась туда, один из них прошел в нескольких футах от меня, нисколько не замедляясь и не принимая во внимание мое присутствие.
    Секунду спустя Крошка начал реветь, его огромный голос смешивался с мстительными завываниями сердитых хобов.
    - Ну что, - выдохнул я, - ты, оказывается, не настолько большой.
    Однако оказалось, что Крошка все-таки очень большой.
    Смятый хоб вылетел из теней и забрызгал пол в радиусе, кажется, двадцати футов. Я не хочу сказать, что он упал,  как тряпичная кукла. Он был сокрушен, смят, как банка из-под пива. Видимо, Крошка своим огромным кулаком просто схватил хоба, сжал его, выдавив из него различные внутренние жидкости, и затем выбросил.
    Свет вспыхнул в тени, длинная полоса искр просыпалась от длинной, длинной полосы стали, и внезапное низкое синее пламя окружило лезвие меча Крошки. Оно было не очень сильное, едва способное светиться под льющейся водой, но оно отбрасывало достаточно света, чтобы позволить мне видеть, что происходит.
    Хобы сошли с ума от ненависти.
    Думаю, это было неизбежно. Фавориты Зимы и таковые же Лета НЕ играют друг с другом по правилам, и жители Небывальщины не ведут себя, как люди. Их природа является гораздо более примитивной, менее гибкой. Они такие, какие есть. Хищники всегда нападут на добычу, которая упала и уязвима. Зимние фэйри ненавидят чемпионов Лета. Хобы были и теми, и другими.
    Несколько из них бросились на голову Крошки, в то время как другие начали рубить его своим оружием или кусать своими акульими зубами. Броня Крошки хорошо послужила ему в этом беспорядке, защищая самые критические области, поскольку хобы пытались добраться до его горла, а  графф начал дергать головой назад и вперед. Я было подумал, что это действие было вызвано паникой, но тут он всадил один свой рог в хоба с такой силой, что это пробило череп злобного фэйри. Его меч летал взад и вперед быстрыми, точными движениями, и вот уже с полдюжины хобов свалились мертвыми и горящими.
    Другие, издавая вопли ужаса, отскочили подальше, их ненависти было недостаточно, чтобы противостоять упавшему граффу. Крошка перекатился на колени, начал подниматься, и хотя его лицо было искажено болью, его жестокие глаза, рыскали вокруг, пока не разыскали меня.
    О, дерьмо.
    Я не стал ждать, когда он встанет и убьет меня. Я побежал.
    И именно сейчас я позволил себе остаться без моего плаща и посоха. Черт возьми, крикни громко, о чем я думал? Что я смогу так здорово обмануть Лето, что они мне и не понадобятся? Что жизнь меня до сих пор еще мало чему научила? Глупый Гарри. Глупый, глупый. Я поклялся, что, если я переживу этот эпизод, я сделаю фиктивные копии своих вещей, чтобы давать Томасу для маскировки.
    Под ногами опять задрожал пол, так как Крошка снова преследовал меня.
    Мои варианты были очень ограничены. С правой стороны от меня была внешняя стена здания, и я не мог выйти наружу в углубляющийся снег. Мое воображение нарисовало мне чудное изображение того, как я увязаю в глубоком по бедра снеге, в то время как Крошка, с его намного большей высотой и массой, легко подходит ко мне и вскрывает меня, как банку с пивом. Передо мной была пустая прихожая, приводящая к другой стене, и с левой стороны от меня были только ряды и ряды … … ячеек хранения.
    Я начал рыться в своем кармане, пока бежал по воде, покрывающей пол, и пытался при этом рассматривать номера на ячейках. Я определил ячейку, соответствующую ключу, полученному от Гард, и, скользя на мокром полу, остановился. Я сунул ключ в замок отчаянным движением, потому что Крошка бежал за мной, хотя и хромая, но все же достаточно быстро, и уже оказался совсем близко.
    У меня было чуть-чуть времени на подготовку. Я поднял правую руку, прицелился в копыто на его раненой ноге, и ждал, когда он перенесет вес на нее, после чего активизировал  все энергетические кольца, выпуская мчащуюся колонну силы, которая врезалась в него с силой ускоряющегося автомобиля.
    Копыто граффа подвернулось на влажном полу, и он рухнул вперед с рассерженным ревом. Он уронил свой меч и попытался в падении схватить меня обеими руками.
    Я ждал до последней секунды, а потом отскочил назад, раскрывая дверь в ячейку Гард, и убираясь в сторону.
    Я могу описать то, что случилось затем, как вспышку молнии. Это не была молния – во всяком случае, не настоящая. У настоящей молнии не было дикой интенсивности этой … штуки, и я, пораженной вспышкой, вдруг понял, что эта энергия, независимо от того, что она из себя представляла, была жива. Раскаленная добела сила, окрашенная во вспышки алого, выскочила из ячейки, как сто гиперкинетических змей, делая зигзаги с невозможной скоростью. Эта живая молния разорвалась на Крошке, прорубая его прозрачную броню, как будто та была сделана из мягкого воска. Она жгла и резала и трамбовала плоть ниже плеча Крошки до самой ноги, издавая кричащее гудение,  какого я никогда не слышал прежде.
    В последнее мгновение секунды, прежде чем исчезнуть, энергия рванулась назад и вперед, как наконечник кнута, и левая нога Крошки оторвалась в колене.
    Графф закричал. Независимо от того, что это было, оно вывело Крошку из строя.
    Адские колокола.
    Я уставился на искалеченного Летнего чемпиона и затем на открытую, невинно выглядящую ячейку. Потом я медленно пошел вперед.
    У Крошки был открыт только один глаз, и  было видно, что он не может сосредоточиться на чем-нибудь. Его дыхание было резким, частым и прерывистым, что создавало пахнущий овсом бриз на расстоянии десяти или пятнадцати футов  от его головы.
    Крошка мигнул другим глазом, и хотя они все еще не могли сосредоточиться, он издал слабо звучащее ворчание.
    - Смертный, -  прохрипел он, - я повержен. - Одно из его ушей щелкнуло, и он выдохнул со стоном. - Прикончи меня.
    Я прошел мимо упавшего граффа без остановки, отметив, что удар энергии, который разорвал его ногу, также прижег рану. То есть  кровью он не истечет.
    Я осторожно вгляделся в ячейку.
    Она была пуста за исключением единственной, плоской деревянной коробки  размером с большой комплект трик-трака. На обратной стороне ячейки было что-то еще - почерневшая схема какой-то руны. Это был не первый раз, когда я видел, что Гард использовала какое-то основанное на рунах волшебство, но будь я проклят, если я знал, как это сделано. Я осторожно потянулся своим магическим чувством, но ничего не ощутил. Независимо от того, что за энергия была там,  теперь она ушла.
    Ну что, черт возьми? Я протянул руку и схватил коробку. Ничто не разорвало меня в дрожащие клочки.
    Я подозрительно нахмурился и медленно достал коробку, но ничего больше не случилось. Очевидно, Гард полагала, что ее меры  безопасности были адекватны для того, чтобы иметь дело с вором. Или динозавром. Любого вида.
    Как только у меня появилась возможность, я вернулся к граффу.
    - Смертный, - прохрипел Крошка, - прикончи меня.
    - Я никого не убиваю, разве что другого выхода нет, - ответил я, - и у меня нет никакого желания убивать тебя сегодня. Это не было личным делом. Это все. Я закончил.
    Графф сфокусировал глаза и уставился на меня, пораженный.
    - Милосердие? От зимнего подданного?
    - Я не подданный, - рявкнул я. - Это просто временная работа. - Я посмотрел искоса вокруг. - Я думаю, что хобы в большинстве убрались. Ты можешь уйти сам, или  нужно, чтобы я послал за кем-то?
    Графф вздрогнул и покачал огромной головой.
    - Не надо. Я сам. - Он положил  пальцы одной руки на пол и начал погружаться в него, как будто это был зыбучий песок. Подобный портал к фэйри был новостью для меня.
    - Это - одноразовое предложение, - сказал я ему перед тем, как он полностью ушел. - Не возвращайся.
    - Я не буду, -  прогрохотал он, его глаза закрывались от слабости. - Но имей в виду, волшебник…
    Я, нахмурившись, глядел на него.
    - Что?
    - Мой старший брат, - проворчал он, - придет убить тебя.
    И тут Крошка совсем ушел в пол и исчез.
    - Еще брат? – спросил я у пола. – Ты, наверное, шутишь!
    Я прислонился к ячейкам, и немножко постучал головой по стали. Потом я снова твердо встал на ноги и побежал назад к тому месту, где я расстался с Майклом. То, что хобы ушли из этой части станции, не означало, что это везде так. Майкл, возможно, нуждается в моей помощи.
    Я снова видел остатки тел хобов, хотя к этому времени большинство из них превратилось в насыпи темного порошка, похожего на пыль, которую разбрызгиватели превращали в клейкую пасту. Участки этой массы стали более толстыми, поскольку я двигался в том направлении, куда, как я думал,  пошел Майкл.
    Я проследовал к основанию широкого полета каменной лестницы – той самой, что была в «Неприкасаемых», она такой и осталась. Здесь тоже были видны тела. И эти хобы были мертвы недолгое время. Они лежали ковром неподвижных, горящих трупов на лестнице. Судя по их позам, они свалились с лестницы, когда умерли.
    Несколько упавших хобов имели раны, которые показывали, что Майкл прорубал себе путь через них. Майкл, конечно, Рыцарь Света, но меч, похоже, тоже имеет свой характер, и когда он вступает в игру, Майкл действует так же жестко,  как любой другой воин, каких мне доводилось видеть.
    Не то, чтобы я обвинял его. Все-таки с хобами надо было как-то справляться.
    Еще здесь лежали три охранника, один в десяти футах от лестницы, другие двое прямо на лестнице. Они упали по отдельности в темноте.
    Я увидел несколько пятен крови, которые почти наверняка были фатальными для их владельцев, разве что, может, падающая вода заставила их выглядеть более обширными, чем они фактически были. Я никогда не сталкивался с хобами лицом к лицу прежде, но я знал о них достаточно, чтобы надеяться, что, кто бы ни пролил эту кровь, он уже мертв.
    У хобов есть привычка утаскивать жертвы с собой в свои неосвещённые туннели.
    Я задрожал. Я предпочитаю иметь проблемы с Летом: все граффы просто хотели убить меня, и это было бы все. Меня уже однажды уносили в темноту монстры. Это не то, что я пожелал бы кому-либо. Когда-либо.
    Это действительно невозможно пережить, даже если удается выжить. Это меняет тебя.
    Я отодвинул плохие воспоминания и попытался игнорировать их, сейчас надо было подумать. Некоторые из хобов, очевидно, взяли своих жертв и бежали. Согласно книгам, это был их принцип работы. Хотя это все нападение, казалось, указывало на более высокий уровень организации, чем среднее волнение, очевидно, что кто бы ни стоял за этим, он не мог контролировать их  полностью. Фэйри имеют одну универсальную черту - их собственная природа не терпит подчинения, и общеизвестно, что ими очень трудно командовать.
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #115 - Декабрь 10, 2009 :: 5:21pm
 
Глава 25. Окончание.

    Хобы на лестнице отличались от тех, кого я уже видел. Они все имели более продвинутое оружие, вероятно сделанное из бронзы, и носили броню, сделанную из непонятного материала. Чтобы сгруппироваться так плотно на лестнице, они должны  были по крайней мере хоть немного организоваться.
    Что-то заставило этих хобов нападать вместе. Черт, если число поверженных хобов передо мной было каким-нибудь признаком, банда, которая прибыла после того, как Майкл и я забаррикадировались в комнате, пошла по своим делам, ища что-то, что им было нужно забрать с собой.
    Так, и какова же была цель нападения? Что, черт возьми, привлекло их всех к лестнице?
    Что бы это ни было, очевидно, оно было наверху.
    Выше меня свет святого Меча замерцал и начал гаснуть. Я с пыхтением понесся вверх по лестнице, все еще держа свои пальцы, как щит, перед глазами, и нагнал Майкла. Он трудно дышал, и держал Меч все еще поднятым над головой, готовый при малейшей тревоге нанести удар. Я мимоходом отметил, что зловоние застойной воды исчезло, сменившись тихим, сильным ароматом роз. Я поднял свое лицо вверх и почувствовал, как прохладная чистая, пахнущая розами вода падает мне на лицо. Она преображалась, падая сквозь свет святого Меча, а может, это мне так показалось.
    Последний лежащий хоб, большой скот размером с чертову горную гориллу, вытянул ноги возле Майкла. То, что осталось от бронзового щита, и меч лежали посреди аккуратно нарезанных фрагментов тела. Его тело горело, и кровь медленно растекалась вниз по лестнице, покрытая сине-белым пламенем.
    - Все могут расслабиться, -  выдохнул я, догнав Майкла. - Я здесь.
    Майкл приветствовал меня кивком и быстрой улыбкой.
    - Ты как?
    - Неплохо, - сказал я, - Извини, что не смог помочь тебе.
    - Да без тебя вообще бы ничего не получилось, - сказал Майкл серьезно. - Спасибо.
    - De nada [54], - ответил я.
    Я поднялся по последним ступенькам и посмотрел на то, что там было.
    Дети.
    На верху лестницы было что-то около тридцати десятилетних детей, все они в школьной униформе, все они запиханы вместе в угол, все они напуганы, большинство из них плачут. Там была ошеломленно выглядящая женщина в спортивной куртке, того же стиля, что и у детей, и две женщины, одетые в униформы стюардов Амтрэк.
    - Поезд только что прибыл, - пробормотал я Майклу, поняв, что случилось. – Я думаю, хобы кого-то встречали.
    Майкл щелкнул Амораккиус по одной стороне, стряхивая маленькое облако черного порошка с лезвия. Потом он убрал оружие.
    - Теперь тут уже должно быть безопасно, - сказал он  спокойным голосом. – И власти будут здесь с минуты на минуту. - И добавил более тихим тоном, - Вероятно, нам пора уходить.
    - Нет еще, - сказал я спокойно. Я зашел в Большой Зал достаточно далеко, чтобы видеть область позади первого ряда коринфских колонн, которые вытянулись вдоль стены.
    Там стояли три человека.
    Первый был ростом с Майкла, но строения более поджарого, от него исходила опасность. У него были волосы цвета темного золота, которые падали на плечи, и тень бородки, какая бывает, если несколько дней не бриться. Он был одет в темно-синий спортивный костюм и белую футболку, и в обеих руках держал бронзовые мечи хобов, запятнанные их темной кровью. Он оценил меня спокойными, отстраненными глазами большой кошки, и показал мне зубы, когда узнал. Его звали Кинкейд,  он был профессиональным убийцей.
    Рядом с ним была молодая женщина с длинными, вьющимися каштановыми волосами и сияющими темными глазами. Ее джинсы были достаточно тугими, чтобы демонстрировать некоторые приятные изгибы, но не такими тугими, чтобы мешать двигаться, и она держала в одной руке тонкий прут футов пять длиной, с вырезанными на нем рунами и символами. У капитана Люччио была длинная пластиковая туба на ремне через плечо, ее верхушка свободно свисала. Внутри находился серебряный меч. Я знал, что, когда она улыбается, у нее чертовски милые ямочки на щеках - но сейчас выражение ее лица ничего хорошего не сулило. Ее черты были тверды и сдержанны, но не могли полностью скрыть жестокий гнев. Я надеялся, что он предназначался для нападавших хобов, а не для меня. Я бы не хотел, чтобы капитан на меня сердилась.
    Между ними и немного позади этих двух взрослых стояла девочка, не намного старше, чем все другие дети, которые нашли убежище в Зале. Она выросла больше, чем на фут, с тех пор, когда я видел ее в последний раз, то есть приблизительно лет пять назад. Она все еще была похожа на аккуратно одетого, отлично ухоженного ребенка - за исключением ее глаз. Ее глаза были дьявольски неуместны на этом невинном лице, тяжелые от знания и всех трудностей, которые его сопровождают.
    Архив положила руку на локоть Кинкейда, и наемный убийца опустил свои мечи. Девочка вышла вперед и сказала,
    - Привет, мистер Дрезден.
    - Привет, Ива, - ответил я, вежливо кивнув.
    - Если эти существа были под Вашей командой, - сказала маленькая девочка ровным тоном, - я Вас казню.
    Она не угрожала. Для этого в ее голосе было недостаточно эмоций. Архив просто объявила простой и бесспорный факт.
    Страшно было то, что, если бы она решила убить меня, я вряд ли смог бы что-то ей противопоставить. Этот ребенок не был просто ребенком. Она была Архивом, воплощенной памятью человечества, живым складом человеческих знаний. Когда ей было шесть или семь лет, я видел, как она убила дюжину самых опасных воинов Красной Коллегии. Для этого ей понадобилось не больше усилий, чем мне, чтобы вскрыть упаковку крекеров. Архив была Силой с большой буквы С, и действовала совершенно на другом уровне, совершенно не сравнимом с моим.
    - Конечно, они были не под его командой, - сказала Люччио. Она поглядела на меня и выгнула бровь. - Как Вы могли подумать такое?
    - Я нахожу, что вряд ли нападение такой величины могло быть чем-то иным, кроме преднамеренной попытки похитить или убить меня. Мэб и Титания вовлечены в это дело, - сказала Архив сухим тоном. - Мистер Дрезден в настоящее время является эмиссаром Зимы - и нужно ли вам напоминать, что хобы являются подданными Зимы, то есть Мэб?
    Мне не нужно было это напоминать, хотя я уже некоторое время эту мысль от себя отодвигал. Факт, что хобы были подданными Мэб, означал, что дела были еще более темными, чем я думал, и получалось, что сейчас было самое время, чтобы начать паниковать [55].
    Но сначала: надо сделать так, чтобы страшная маленькая девочка меня не убила.
    - Я понятия не имею, кто командовал этими типами, - сказал я спокойно.
    В течение бесконечной секунды Архив пристально смотрела на меня. Потом этот древний, непримиримый пристальный взгляд, переместился на Майкла.
    - Сэр Рыцарь, - сказала она вежливым тоном. - Вы можете поручиться за этого человека?
    Возможно, это только мое воображение, но Майклу для ответа потребовалось на секунду больше, чем было бы раньше.
    - Конечно.
    Она уставилась на него также, а затем кивнула головой.
    - Мистер Дрезден, Вы помните моего телохранителя, Кинкейда.
    - Да, - сказал я. Мой голос точно не пузырился энтузиазмом. - Привет, жесткий парень. Что привело тебя в Чикаго?
    Кинкейд показал мне еще больше зубов.
    - Карлик, - сказал он. - Я вообще ненавижу снег. Если бы я это решал, я сейчас был бы где-нибудь, где тепло. Ну, на Гавайях, например.
    - Я не карлик, - твердо возразила Архив неодобрительным тоном. – Мой рост составляет семьдесят четыре процента от среднего роста моего возраста. И прекрати провоцировать его.
    - Карлик никогда не забавляется, - объяснил Кинкейд. - Я пытался убедить ее присоединиться к девочкам-скаутам, но ни черта из этого не получилось.
    - Если я захочу приклеить макароны к бумажной тарелке, я могу сделать это и дома, - сказала Архив. – Ну ладно, уже время ложиться  спать, и у меня нет никакого желания общаться с местными властями. Нам надо уезжать. – Она, нахмурившись, поглядела на Кинкейда. – Очевидно, что наши передвижения были прослежены. Наши квартиры здесь, по всей вероятности, рассекречены. - Она посмотрела на меня. - Я формально прошу гостеприимства Белого Совета до тех пор, пока я смогу обеспечить себе безопасное жилье.
    - Мм, - сказал я.
    Люччио сделала быстрое движение рукой, убеждая меня согласиться.
    - Конечно, - сказал я, кивая Архиву.
    - Превосходно, - сказала Архив. Она повернулась к Кинкейду. - Я промокла. Мое пальто и смена одежды находятся в моей сумке в поезде. Они мне нужны.
    Кинкейд кинул на меня скептический взгляд, но с Архивом спорить не стал. Вместо этого он быстро исчез вниз по лестнице.
    Архив повернулась ко мне.
    - Статистически говоря, аварийные службы города должны начать прибывать уже через три минуты, учитывая погоду и дорожные условия. Было бы лучше для нас всех, если бы мы к этому времени уже ушли.
    - Не могу не согласиться, - сказал я. И скорчил рожу. – Нам совершенно ни к чему публичность.
    Не совсем человеческий пристальный взгляд Архива просверлил меня. Потом она сказала,
    - Дела могут обернуться гораздо хуже, чем сейчас. Я боюсь, что наши неприятности только начинаются.

-------------------------------------------------
[53] «Roadkill» (Убийственная дорога) – серия из сериала «Сверхъестественное»
[54] Не за что (исп.)
[55] Помните, в «Аладдине»: - Погоди, Абу, еще рано паниковать. А вот теперь самое время.
-------------------------------------------------
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #116 - Декабрь 10, 2009 :: 5:25pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 26


    Майкл остановился, когда увидел зияющее отверстие в полу там, где графф Крошка покинул Юнион Стэйшн.
    - Боже милосердный, - выдохнул он. - Гарри, что тут случилось?
    - Небольшая проблема, - сказал я.
    - Ты ничего не говорил мне.
    - Ты был занят, - объяснил я ему, - и у тебя там было довольно много плохих парней. - Я кивнул на отверстие. – А у меня тут только один.
    Майкл ошеломленно покачал головой, а я увидел, что и Люччио смотрит на отверстие вроде бы с умеренной тревогой.
    - И ты справился? - спросил Майкл.
    Люччио повернула голову к Майклу, пока он говорил, а затем резко посмотрела на меня.
    Я вернул Майклу спокойный взгляд и ответил:
    - Очевидно. - Потом я развернулся на пятках и резко свистнул. - Мыш!
    Мой пес, мокрый, но все еще восторженный, примчался к нам по покрытым водой мраморным этажам. Он, скользя, остановился, подняв небольшую волну, которая расплескалась по моим ногам. Архив пристально всмотрелась в Мыша, когда он прибыл, и шагнула было к нему - но Кинкейд, опустив руку на ее тонкое плечо, не дал ей подойти ближе.
    Майкл, нахмурившись, поглядел на девочку и затем на пса.
    - Ребята, - сказал он, - у нас проблема.
    Да, нас было слишком много, чтобы поместиться в кабине грузовика Майкла.
    Все мы были насквозь промокшие, и совершенно не было времени, чтобы обсушиться прежде, чем прибудут власти. Может, это не особо справедливо, что я получил много не слишком дружественных взглядов, после того, как объяснил, что это я задействовал противопожарную систему, но по крайней мере никто не стал утверждать, что я не желал перенести последствия наряду со всеми.
    Возможно, Архив была жутким созданием Сумеречной Зоны, но все-таки она была ребенком. Все согласились, что она сядет в кабину. Майкл должен был вести машину.
    - Я не позволю ей сидеть там одной, - заявил Кинкейд.
    - Ой, успокойся, - сказал я. - Он - Рыцарь Креста, черт возьми. Он не собирается ее обижать.
    - Дело не в том, - сказал Кинкейд. - Что, если по дороге кто-то начнет стрелять в нее? Он прикроет ее своим телом, чтобы с ней ничего не случилось?
    - Я,  - начал Майкл.
    - Да уж, черт возьми, он прикроет, - прорычал я.
    - Гарри, - сказал Майкл умиротворяющим тоном, - я буду рад защитить ребенка. Но было бы несколько проблематично делать это и одновременно вести машину.
    Мыш издал низкий, несчастный звук, который привлек мое внимание к тому факту, что Архив была необычно тихая. Она стояла около Кинкейда, дрожа, ее глаза закатывались под лоб.
    - Черт возьми, - сказал я. – Сажайте ее в машину. Пошли, Кинкейд, Майкл.
    Кинкейд подхватил ее на руки, и они с Майклом залезли в кабину грузовика.
    - В-ваш  д-дом далеко отсюда, Страж? - спросила Люччио меня.
    Она тоже не очень хорошо выглядела. То есть, она выглядела хорошо в данных обстоятельствах. Но также она выглядела мокрой и полузамороженной, она стояла на коленях, обнимая Мыша, протирая его мех, чтобы помочь высушить его и распушить. Я видел Люччио в действии, как капитана Стражей Белого Совета, и у меня было свое мнение относительно нее. Когда я смотрел на женщину, которая, не моргнув, встала перед сподвижниками Кеммлера, которая стояла под автоматным огнем, защищая учащихся, как-то забывалось, что она женщина, а она была женщина весом в сто тридцать или сорок насквозь промокших фунтов.
    Она была женщина.
    В середине снежной бури.
    - Это недалеко, - сказал я. Потом я подошел к двери, где сидел Кинкейд и сказал, - Возьми ребенка на колени.
    - Она пристегнута ремнем безопасности, - возразил Кинкейд. - Она и так подвергается опасности.
    - Люччио весит не намного больше, чем Ива, - сказал я ровным тоном. – И она находится почти в такой же опасности, как ребенок. Поэтому ты возьмешь Иву на колени и позволишь капитану ехать в кабине, как джентльмен.
    Кинкейд подарил мне ледяной взгляд своих бледных глаз.
    - Или что? – спросил он.
    - Я вооружен, - объяснил я. – А ты нет.
    Он посмотрел на меня, затем на мои руки. Одна из них была у меня в кармане пальто. Тогда он сказал,
    - Ты думаешь, я поверю, что ты можешь убить меня?
    - Если ты заставишь меня выбирать между тобой и Люччио, - сказал я с ломкой улыбкой, - я совершенно уверен, кого я выберу.
    Его зубы вспыхнули во внезапной волчьей улыбке. И он отодвинулся, привлекая замерзшего ребенка к себе на колени.
    К тому времени, когда я возвратился к Люччио, она не падала только потому, что Мыш сидел спокойно, поддерживая ее. Она пробормотала какой-то протест слабым, командным тоном, но так как она сказала это по-итальянски, я заявил, что ее мозг совсем заморожен, и я принимаю командование на себя. Я засунул ее в кабину грузовика и пристегнул ремнем около Кинкейда. Он помог с этим - мои пальцы были слишком холодными и жесткими, чтобы справиться быстро.
    - Гарри, - позвал Майкл. Он сдвинулся назад, вытянул из-за водительского сиденья скатанное теплое одеяло и бросил его мне. Я поймал его и кивком поблагодарил, от холода в животе уже начинались какие-то спазмы.
    И мы с Мышом остались в кузове грузовика, оба насквозь промокшие, в середине зимы, в середине снежной бури. Холод перемещался от моего живота к груди, и я свернулся в комок, потому что у меня не было большого выбора. Волшебство не могло помочь мне. Я не мог вызвать шар пламени, потому что и грузовик трясло, и меня трясло еще больше. И вообще я хотел бы согреться, а не поджечь себя.
    - П-п-п-пошла эта г-г-г-галантность н-н-н-нафиг, - проворчал я Мышу, стуча зубами.
    Мой пес, от толстой шубы которого сейчас не было особой пользы, потому что она вся промокла, прижался ко мне так же тесно, как я прижимался к нему, под грубым одеялом, в то время, как в кабине грузовика, небось, было тепло, его окна запотели. Я чувствовал себя героем Диккенса. Я было подумал объяснить это Мышу, только чтобы занять чем-то мои мысли, но он и так уже достаточно страдал, Диккенса он мог и не вынести. Таким образом, мы ехали в несчастной, общительной тишине. Возможно, за нами следовали какие-то чрезвычайные непредвиденные огни. Я был слишком занят, наслаждаясь ненамеренными ритмичными сокращениями каждой мышечной клетки в моем чертовом теле, чтобы это замечать.
    Раз тридцать за поездку, я был вполне уверен, что сейчас потеряю сознание и проснусь через пятьсот лет в будущем, но все-таки оказалось, что я должен был вынести только несчастные двадцать минут до того, как Майкл добрался до моей квартиры.
    Обе двери кабины открылись, и прозвучал утомленный, но авторитетный голос Люччио.
    - Подведите его к двери, он должен позволить нам пройти через его защиту.
    - Все хорошо, - сказал я, вставая. Звук, правда, получился такой: "Ввввхрр", а когда я попытался встать, то почти выпал из грузовика. Майкл поймал меня, и Кинкейд, быстро подскочив, помог ему поставить меня на землю.
    Я смутно почувствовал, что одна из рук Кинкейда вошла в мой карман и вышла оттуда пустой.
    - Сукин сын, - сказал он, усмехаясь.  - Я так и знал.
    Люччио появилась из кабины грузовика, неся на руках Архив, задрапированную во что-то. Руки и ноги девочки свисали свободно, ее рот открылся во сне, а щеки пылали, как гвоздика.
    - Поднимайся, Дрезден, - заявила она. Ее голос был устойчив, но хотя она и была согрета поездкой, все равно она была вся влажная, и холод снова погружал в нее свои зубы. - Поспеши.
    Я начал  неопределенно перетасовывать ноги, вспоминая где-то на заднем плане, что, когда идешь, надо перемещать их поочередно. Это значительно улучшило наше продвижение. Мы достигли двери, и кто-то сказал что-то об опасной защите.
    - Ну прямо! – подумал я. - У меня просто нормальная защита, максимум, на что она способна, это поджарить вас до состояния  сальных пятен на бетоне. Видели бы вы, что Гард вытворяет.
    Люччио тоже что-то сказала о моей защите, и я подумал, что она выглядит замерзшей. А у меня дома был огонь, который она, вероятно, могла бы использовать. Я попытался открыть дверь перед ней так, как открывают двери перед леди, но проклятая штука застряла, пока Майкл не открыл ее, пихнув плечом и бормоча что-то осуждающее о непрофессиональной работе.
    Потом все запуталось, а мои руки и ноги здорово болели.
    Потом всплыла мысль: Парень, какая отличная кушетка.
    Мыш сопел у моего лица, и затем почти раздавил меня, потому что положил свою голову и верхнюю часть туловища на меня. Я подумал, что надо устроить ему разнос за это, но решил лучше поспать на моей замечательной кушетке.
    Дальше чернота.
    Я проснулся в комнате, освещенной только светом от моего камина. Я был слегка поджарен, а пальцы на руках и ногах неловко пульсировали. Какой-то нежный вес нажимал на меня, и при ближайшем рассмотрении оказался буквально всеми моими одеялами. Глубокий, медленный, устойчивый звук дыхания моего пса доносился от коврика перед кушеткой, а одна моя рука лежала на грубой, теплой, сухой спине Мыша.
    Где-то рядом журчала вода.
    Люччио сидела на скамеечке для ног перед огнем, глядя на пламя. Мой чайник висел над огнем. Таз с водой, над которой поднимался пар, стоял на очаге. Пока я смотрел, она опустила ткань в горячую воду и водила ею по плечу и вниз по руке, ее лицо было повернуто ко мне в профиль. Глаза были закрыты в выражении простого удовольствия. Свет огня создавал прекрасные, изящно женские тени вдоль тонких линий ее голой спины вниз к поясу  джинсов. Когда она двигалась, мускулы перемещались под мягкой кожей, которая мерцала, как золотая, в свете камина еще целую секунду после того, как теплая ткань проходила по ней, оставляя небольшие завитки пара на своем пути.
    Происходило что-то, чего я никогда не ощущал прежде.
    Люччио была красива.
    О, она не была фотомоделью, хотя я подозревал, что при небольшой подготовке она была бы не хуже. Черты ее лица были привлекательны, особенно рот, изогнутый, как лук Купидона, с ямочками на щеках, он контрастировал с твердым подбородком, и как бы устанавливал границу между застенчивостью и мужеством. У нее были темные глаза, которые вспыхивают, когда она сердита или удивлена, а ее каштановые волосы были длинные, кудрявые и блестящие. Она явно о них заботилась, но в её лице была слишком большая сила, чтобы быть просто симпатичной.
    Красота - это глубже.
    В ней было невыразимая женственность, в которой сплелись нежные линии, тихое изящество, и податливая сила, и которые, как я только в эту секунду понял, проживали в том же самом месте, где и глава Стражей. И, возможно, что более важно, я знал качество личности под кожей. Я знал Люччио в течение многих лет, бывал с нею в разных напряженных ситуациях, и считал, что она была одной из тех старых Стражей, кого я и любил, и уважал.
    Она перекинула свои волосы на другую сторону спины и вымыла другое плечо и руку так же медленно, и так же очевидно получая удовольствие при этом.
    Прошло некоторое время, пока я рассматривал голую спину и плечи женщины. Это случается значительно более редко, чем рассматривать различные кошмары, которые моя работа предоставляет мне в избытке. Но даже среди всех кошмаров, рано или поздно должна же человеку выпасть удача – мельком увидеть красивую мечту. И несмотря на неприятности, в которых я сидел по горло, в течение этого момента, сейчас, под всеми этими одеялами, я смотрел на что-то красивое. Это заставило меня пожалеть, что у меня нет таланта запечатлеть этот вид углем, или чернилами, или маслом, - но у меня никогда не было такого дара. Все, что я мог сделать, - впитывать этот простой вид: красавица, умывающаяся в свете от камина.
    Я совершенно не замечал, что Люччио повернула голову и видит меня. А потом внезапно понял, что она пристально смотрит на меня своими темными спокойными глазами. Я сглотнул. Не знаю, чего я ожидал. Крика, возможно, или резкого замечания, или по крайней мере румянца. Люччио ничего такого не сделала. Она только возвращала мне взгляд, спокойная и сбалансированная, или прекрасная, если хотите, одна рука прикрывает груди, а другая так и забыта опущенной в таз с зажатой в ней тканью.
    - Извини, - сказал я наконец, опуская глаза. Я, вероятно, покраснел. Черт возьми. Может, выдать это за небольшое обморожение, героически перенесенное во имя ее.
    Она издала тихий звук, который был слишком мягок, чтобы быть смешком.
    - Тебе это неприятно?
    - Нет, - сказал я сразу. – Бог мой, нет, конечно, нет.
    - Тогда почему ты извиняешься? - спросила она.
    - Ну, мм … - я кашлянул. - Я просто полагал, что девочка, которая достигла совершеннолетия во времена правления королевы Виктории, будет немного более консервативна.
    Люччио издала короткий смешок.
    - Виктория была британка, - сказала она. - Я итальянка.
    - Это разница, да? – спросил я.
    - Да, немного, - ответила она. – Знаешь, когда я была молода, я позировала многим живописцам и скульпторам. - Она отвернулась и стала мыть шею, продолжая говорить. - Ммм. Хотя это было в моем настоящем теле, конечно.
    Ну, да. В том, которое было украдено безумным некромантом, оставив ум Люччио надолго пойманным в ловушку нового тела. Кстати, в самом деле прекрасного, здорового, молодого тела.
    - Я не вижу, почему бы тебе не сделать то же самое в теле, в котором ты находишься теперь. Ну, для сравнения.
    Она широко открыла глаза и осветила меня улыбкой, которая была радостной и совершенно девичьей.
    - Спасибо. Я не хотела бы, чтоб ты меня неправильно понял. Я хотела воспользоваться твоим душем, после того, как нас облили этой грязной водой, но Архив спит на твоей кровати, и Кинкейд закрыл дверь. Он тоже отдыхает, и мне не хотелось бы, чтобы он вцепился мне в горло прежде, чем проснется. А ты спал, таким образом … - Она слегка пожала плечами.
    Тени, которые огонь бросал на ее кожу, сложились в действительно интересную картинку, и я внезапно обрадовался всем одеялам, что навалили на меня.
    - Как ты себя чувствуешь, ты в порядке? -  спросила меня Люччио.
    - Жить буду, - сказал я.
    - Было очень галантно с твоей стороны осадить Кинкейда.
    - Никаких проблем. Он - задница.
    - И очень опасен, - сказала Люччио. - Я не полетела бы с ним, если б не видела, что он прошел через контрольно-пропускной пункт безопасности в Бостоне. - Она поднялась, уронила ткань в таз, и натянула свою рубашку, давая мне интригующее представление силуэта ее спины и талии на фоне света от камина.
    Я вздохнул. Мгновение закончилось. Возвращаемся к делам.
    - Почему ты приехала с ними? – спросил я.
    - Для переговоров, - ответила она.
    - Переговоров?
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #117 - Декабрь 10, 2009 :: 5:26pm
 
Глава 26. Окончание.

    - Архив связалась с Никодимусом Архлеоне по поводу наших обвинений. Он согласился встретиться с нами здесь, в Чикаго, и обсудить вопрос. Ты – вызывающая сторона в этом случае, и я буду здесь твоим секундантом.
    Я заморгал.
    - Ты? Моим секундантом?
    Она закончила застегивать рубашку, повернулась ко мне и слабо улыбнулась.
    -  Обязанности выше самомнения. Относительно немногие из Стражей с достаточными способностями желали выступить в этой роли. Я подумала, что будет лучше, если ты будешь работать со мной, а не с Морганом.
    - Именно поэтому тебе платят большие деньги, Кэп. Такая острая способность проникновения в суть людей.
    - Да, и еще я очень хорошо умею уничтожать разные штуки, - сказала Люччио, кивая. Она повернулась к камину и взяла в руки небольшую деревянную коробку Гард с каминной доски. - Дрезден …
    - Адские колокола, - выдохнул я, садясь. - Капитан, эта вещь опасна. Поставь ее. - Я спохватился, что говорю тоном чистой власти, к чему привык, работая с Молли и различными людьми, которых я встречал через Парасеть.
    Она замерла и выгнула бровь, но только на долю секунды. Потом она аккуратно поставила коробку и отступила подальше от нее.
    - Понимаю. Ты держал эту штуку, когда мы тащили тебя сюда. Видимо, ты не мог позволить ее потерять.
    - Ну, да, - сказал я, - не мог.
    - Я думаю, это объясняет, что ты делал на станции.
    - Ну, да, - сказал я, - объясняет.
    - Настоящее совпадение, - сказала она.
    Я покачал своей головой.
    - По моему опыту, рядом с Рыцарем Креста не существует такой вещи, как совпадение.
    Она, нахмурившись, глядела на меня.
    - Я очень долгое время принадлежу к конфессии. Больше столетия, фактически. Но не думаю, что Всемогущий задолжал мне какую-либо услугу.
    - Неисповедимые пути! - сказал я самодовольно.
    Она засмеялась.
    - Я так понимаю, что ты с этим уже сталкивался?
    - Постоянно, - сказал я.
    - Хороший человек, - сказала она. – Тебе повезло, что у тебя такой друг.
    Я нахмурился и тихо согласился: 
    - Да. Повезло, - и покачал головой. - Когда переговоры?
    - Завтра в полдень. - Она кивнула на каминную доску. - Ты можешь сказать мне, что находится там?
    - Вариант, - сказал я. - Если переговоры потерпят неудачу.
    - Не думай об этом, Дрезден, - сказала она.
    Я покачал головой.
    Она уперла кулак в  бедро.
    - Почему нет?
    - Дал слово.
    Она мгновение рассматривала это. Потом кивнула и сказала,
    - Как хочешь. Отдохни  еще. Тебе нужно, - тут она прошла к моему диванчику, устало улеглась, и без слов свернулась под одеялом. Через несколько секунд она уже спала.
    Я подумал, что надо хорошенько обдумать, что делать с коробкой Гард, и что, возможно, надо позвонить Майклу и Мёрфи, но усталость, которая внезапно меня сковала, сделала такой звонок невозможно трудным. Я поворочался немного, устраиваясь поудобнее, и опять стремительно упал в сон.
    Последнее, что я заметил прежде, чем уснул, было то, что под всеми одеялами я полностью раздет.
    И я был чистый.
Наверх
« Последняя редакция: Декабрь 13, 2009 :: 7:35am от _Юлиетта_ »  
 
IP записан
 
Safie
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #118 - Декабрь 10, 2009 :: 9:34pm
 
Спасибо!  Смех
Наверх
 

Столько уже сказано ни о чём, что уже и добавить нечего.
399641481  
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #119 - Декабрь 11, 2009 :: 11:27am
 
Блин!! Так роман будет с Люччио!!!  ПоцелуйОх я жду не дождусь!! так хочется за нашего Гарри порадоваться!!! Юлиетта, огромное спасибо! ты супер!!!
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
Страниц: 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 ... 21