Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Встречайте! Нашу новую игру, увлекательный вроде как квест "School Days 2"! Скачивайте и играйте прямо сейчас! Или потом Улыбка
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 ... 21
Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга" (Прочитано 123016 раз)
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #120 - Декабрь 13, 2009 :: 2:46pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 27


    - Я все-таки не понимаю, почему мне нельзя пойти, - сказала Молли, сложив руки на груди.
    - Ты помнишь, однажды ты говорила мне, как ты ненавидишь, когда родители в качестве ответа приводят цитаты из священного писания? - спросил я ее.
    - Да.
    - Ну, я так делать не буду. Потому что не знаю, поймешь ли ты цитату правильно.
    Она закатила глаза.
    - В общем, это о том, что лучший способ победить искушение - это избегать его.
    - О, пожалуйста, - сказала Молли.
    - Фактически, он прав, - сказал Томас, передавая мне плащ. - Серьезно. Я кое-что знаю об искушениях.
    Молли кинула искоса взгляд на моего брата и вдруг покраснела.
    - Прекрати это, - сказал я ему.
    Томас пожал плечами.
    - Ничем не могу помочь. Я хочу есть. Я недавно закончил прыгать с крыши на крышу, уклоняясь от команды трехфутовых психов с луками и стрелами.
    - Эльфы, - пробормотал я. - Кто-то из команды Лета вызвал резерв. Интересно. Интересно, какая сторона начала это перетягивание каната.
    - Всегда пожалуйста, - сказал Томас, не дождавшись моего «спасибо».
    - Эй, - вмешалась Молли. - Мы можем вернуться к теме? Я знаю, как вести себя, Гарри. Это ведь, как предполагается, будет разговор, а не борьба.
    Я вздохнул, поворачиваясь к ней. Мы разговаривали друг с другом в кухне Карпентеров, в то время как все остальные готовились в мастерской. Томас прокрался сюда, чтобы отдать мне посох и плащ после того, как вечер проработал в качестве приманки.
    - Кузнечик, - сказал я, - подумай сама, с кем мы собираемся говорить.
    - Никодимус. Глава динарианцев, - сказала она. - Человек, который пытался убить моего отца и моего учителя, и приложил все усилия, чтобы засунуть демона в голову моего маленького брата.
    Я заморгал.
    - Откуда ты знаешь…
    - Как обычно, подслушивала родителей, - ответила она нетерпеливо. – Если вы об этом, то я не испытываю желания поднять одну из его монет, Гарри.
    - Я не говорю о твоем соблазнении, ребенок, - сказал я. - Я волнуюсь по поводу Никодимуса. Учитывая все, что происходит, я не хочу махать  у него под носом дочерью Рыцаря Креста. Мы пытаемся избежать огромной борьбы, а не найти новые причины начать ее.
    Молли продолжала пристально смотреть на меня.
    - Эй, - сказал я, - как себя чувствует та домашняя работа, что я тебе давал?
    Она все еще смотрела на меня. Этому она научилась у Черити, и у нее очень хорошо получалось. Но на меня Черити, бывало, еще хуже смотрела, таким образом, я был, можно сказать, привит. В тишине она повернулась и удалилась из кухни.
    Томас хмыкнул.
    - Что? - спросил я его.
    - Ты действительно думаешь, что можно избежать борьбы?
    - Я думаю, что я не собираюсь вручать им члена семьи Майкла в качестве заложника, - сказал я. - У Никодимуса всегда есть кое-что в рукаве.  - Пока я говорил, я удостоверился, что небольшой кинжал в кожаных ножнах все еще защищает меня.  - Единственный вопрос - это, кто собирается начать музыку и где.
    - А где встреча?
    Я пожал плечами.
    - Никто не знает. Кинкейд и Архив выбирают нейтральное место. Они уехали из моего дома рано утром. Сказали, будут звонить. Но я сомневаюсь, что это будет скоро. Я бы поставил на то, что Никодимус захочет что-нибудь в обмен на Марконе. Вот тогда он и сделает свой ход.
    - При обмене? - спросил Томас.
    Я кивнул.
    - Например, попытается захватить всю компанию.
    - Угу, - сказал Томас. – Вообще говоря, я приехал к тебе домой вчера вечером после того, как закончил игру с карликами-убийцами. Почувствовал защиту на дверном проеме и хотел стукнуть в окно на южной стороне дома. - Он хитро усмехнулся.  – Поздравляю тебя, парень.
    Я, нахмурившись, поглядел на него.
    - Что?
    Усмешка сползла с его лица.
    - Ты хочешь сказать, что ты ничего не сделал… Опять ночь впустую, Гарри.
    - Что ты видел?
    - Я видел, как ты говорил с женщиной, которая уже сняла половину одежды, парень.
    - О, подожди, - сказал я. - Томас, это совсем не то. Она просто умывалась. – И я рассказал ему короткую версию предыдущего вечера.
    Томас смотрел на меня странным взглядом. Потом мягко потрепал меня по голове.
    - Эй! – сказал я.
    - Гарри, - сказал он. - Ты проспал уже несколько часов. У нее была куча времени, чтобы умыться. Ты думаешь, что она сидела без дела в течение всего этого времени, потому что еще не устала? Ты думаешь, она не планировала, что ты увидишь ее?
    Я открыл рот, чтобы ответить, и так и остался.
    - Она вполне могла сесть позади кушетки, где ты не увидел бы ее, даже если б и проснулся, - продолжал Томас. – А не прямо у огня, где она устроила для тебя очень миленькую картинку.
    - Я … я не думаю, что она…
    Он смотрел на меня.
    - Ты не сдвинулся с места.
    - Она… Люччио - мой командир, парень. Мы … мы сотрудничаем.
    Томас закатил глаза.
    - Это – отношения двадцать первого века, парень. Она - девочка девятнадцатого века. Она рассуждает не так, как ты или я.
    - Но я никогда не думал…
    - Я поверить этому не могу, - сказал Томас. - Скажи мне, может, ты просто дурак.
    - Дурак? – возмутился я.
    - Да, - сказал он прямо. - Дурак. Если она предложила, а ты отказался, потому что у тебя была причина, по которой ты не хотел, это - одно. Но не понять, о чем она говорила,  - это уже клиника.
    - Она не говорила…
    Мой брат вскинул руки вверх.
    - Что должна сделать женщина, Гарри? Сорвать с себя одежду, броситься на тебя, и кричать, дрожа, «Возьми меня, бэби!»? - Он покачал головой. - Иногда ты - чертов идиот.
    - Я … - я протянул руки. - Она сразу заснула, парень.
    - Потому, что она умнее тебя, балда. Она не хотела давить слишком сильно и создать неудобную ситуацию, особенно потому, что она старше и опытнее, да еще и твой командир. Она не хотела, чтоб тебе показалось, что на тебя давят. Таким образом, она изящно разрулила ситуацию. - Он снова закатил глаза. - Читай между строчками время от времени, парень!..
    - Я … - я вздохнул. - Я никогда не был с женщиной на сто пятьдесят лет старше себя, - сказал я неубедительно.
    - Попытайся использовать мозги время от времени, не только же палкой махать. - И Томас швырнул в меня мой посох.
    Я поймал его.
    - Каждый может критиковать.
    Мой брат достал яблоко из корзины по пути к двери, обернулся через плечо, и сказал,
    - Идиот. Слава Богу, Никодимус - мужик.
    Он уехал, а я постоял еще какое-то время, все больше раздражаясь. Я хочу сказать, он был, вероятно, прав - но это раздражало еще больше.
    В чем-то он был прав: Анастасия выглядела просто удивительной перед огнем.
    Хм.
    Я никогда не думал о ней по имени прежде. Она была “Люччио” или “капитан” или “капитан Люччио”. Если задуматься об этом, она не играла в эти игры-свиданки еще дольше, чем я. Само собой, что она не была уверена в себе вчера вечером.
    Об этом надо было подумать.
    Позже.
    Пока же тут была интрига и неизбежное предательство в перспективе, и я должен был сосредоточиться.
    Я направился в мастерскую. День был более светлый, чем вчера, но облака все еще не разошлись. Зато перестал идти снег, хотя ветер гонял столько пороши, что разницы особой не чувствовалось. Осмотр в зеркале показал, что кончик моего носа, кончики ушей, и верх щек были жесткие и покрасневшие от холода. Они выглядели так, как если б я обгорел на солнце. Добавить к этому мои фирменные глаза енота, подумал я, и получается просто очаровательно.
    Неудивительно, что Люччио бросилась ко мне с такой экстравагантной энергией.
    Черт возьми, Гарри, сконцентрируйся. Опасность совсем рядом.
    Я открыл дверь в мастерскую в тот момент, когда Майкл сложил руки на груди и сказал,
    - Я все-таки не понимаю, почему мне нельзя пойти.
    - Потому, что мы пытаемся избежать борьбы, - сказала Люччио спокойно, - а атмосфера возбужденного страха не способствует мирному обмену.
    - Я не боюсь их, - сказал Майкл.
    - Конечно, нет, - сказала Люччио, слабо улыбаясь. - Но они боятся вас.
    - В любом случае, - сказала Гард, - ни Церковь, ни Рыцари не подписывали Соглашение. Не хотела бы обидеть вас, сэр Михаэль, но это буквально не ваше дело.
    - Вы не знаете этих людей, - сказал Майкл спокойно. - А я знаю.
    - Я знаю, - сказал я спокойно. - По крайней мере, до некоторой степени.
    Майкл повернулся и направил на меня серьезный взгляд.
    - Возможно, - сказал он спокойно. - Ты тоже считаешь, что я не должен идти туда?
    Я ответил не сразу. Гард наблюдала за мной, сидя на краю своей раскладушки, сидела она прямо и выглядела неплохо, хотя все-таки не очень здоровой. Хендрикс снова сидел на рабочем месте, на сей раз он точил нож. Крепкие орешки всегда играют со своим оружием. Мёрфи сидела на низкой скамье и чистила пистолет. Она  двигала раненой рукой осторожно, но было видно, что подвижность руки не ограничена. В углу около рабочего места Саня полировал куском кожи ножны Эспераккиуса.
    - Я не думаю, что это – то место, где они попытаются всунуть нож, - сказал я спокойно. Я посмотрел на Люччио. - Я также думаю, что было бы глупо не иметь несколько Рыцарей в резерве, на случай, если я неправ.
    Голова Люччио качнулась немного назад.
    - Необходимо застраховать наши ставки, - сказал я ей спокойно. - Эти люди не будут играть честно, даже так, как фэйри, или Красная Коллегия. Я видел, как они действуют, Капитан.
    Она сморщила губы, но глаза ее ничуть не дрогнули при виде моего лица.
    - Хорошо, Страж, - сказала она, наконец. - Это - твой город.
    - Я не согласна на это, - мрачно сказала Гард, поднимаясь.
    - О, тебе придется согласиться, блонди, - сказал я ей. - Нищие не выбирают. Белый Совет поддерживает вас в этом, но не надо думать, что мы работаем на вас. Или на вашего босса.
    - Я тоже собираюсь присутствовать там, - сказала Мёрфи спокойно, - И не где-нибудь поблизости. Там. В комнате.
    Практически все тут же сказали: «Нет», - или что-то в этом роде, за исключением Хендрикса, который вообще много не разговаривал, и меня, кто знал лучше.
    Во время протестов Мёрфи снова собрала пистолет и в наступившей тишине вставила обойму.
    - Если вы, ребята, хотите вести ваши заговоры и ваши темные войны конфиденциально, - сказала она, - вы должны устраивать их в Антарктиде или где-нибудь в этом роде. Вы даже могли бы сделать это в Нью-Йорке, или Бойсе, и это было б не мое дело. Но Вы находитесь в Чикаго. И когда вещи выходят из-под контроля, подвергаются опасности люди, которых я поклялась защищать, - она поднялась, и хотя она была меньше всех ростом в комнате, она не искала поддержки. - Я собираюсь быть там, как сдерживающий фактор для вашего сотрудничества. Или мы сделаем это иначе. Вам выбирать, но я знаю много полицейских, кому до чертиков надоела эта сверхъестественная фигня, которая то и дело на нас выливается.
    Она обвела комнату пристальным взглядом. Оружие она не убирала.
    Я улыбнулся ей. Чуть-чуть.
    Гард посмотрела на меня и сказала:
    - Дрезден.
    Я пожал плечами и печально покачал головой.
    - Что? Однажды мы дали им право голоса, и все это тут же вышло из-под контроля.
    - Ты - свинья, Гарри, - прорычала Мёрфи.
    - Но свинья, достаточно умная, чтобы склониться перед неизбежностью, - сказал я. Потом посмотрел на Гард и сказал, - Я, как заинтересованное лицо, могу сказать, что у нее есть вполне законный интерес. Я поддерживаю ее.
    - Страж, - сказала Люччио предупреждающим тоном, - я могу поговорить с тобой?
    Я подошел к ней.
    - Она, возможно, не представляет, - тихо сказала Люччио, - какое несчастье она может навлечь на свою голову.
    - Она представляет, - ответил я спокойно. - Она прошла через большее количество передряг, чем большинство Стражей, Капитан. И она столько раз прикрывала мне спину, что вполне  заработала право решать.
    Мгновение Люччио, нахмурившись, глядела на меня, а затем повернулась к Мёрфи.
    - Сержант, - сказала она спокойно. – Но это  … очень рискованно. Действительно ли Вы уверены?
    - А если это был Ваш город, - сказала Мёрфи, - Ваша работа, Ваша обязанность? Вы могли бы стоять тут, заткнув уши?
    Люччио медленно кивнула и склонила голову.
    - Кроме того, - сказала Мёрфи, слегка улыбаясь и засовывая пистолет в кобуру, -  я как будто не оставляю вам, ребята, большого выбора.
    - Мне она нравится, - прогрохотал Саня со своим глубоким акцентом, глотая звуки. - Она такая крошечная и свирепая. Но вот интересно, знает ли она…
    - Саня, - сказал Майкл очень ровным голосом. - Мы же говорили об этом.
    Темнокожий русский вздохнул и пожал плечами.
    - Но спросить-то я могу…
    - Саня…
    Он поднял обе руки в жесте сдачи, усмехнулся и затих.
    Хлопнула дверь дома, заскрипел снег под бегущими ногами. Молли открыла дверь в мастерскую и сказала,
    - Гарри, Кинкейд на телефоне. У него есть место встречи.
    - Кинкейд? - сказала Мёрфи резким голосом.
    - Да, разве я не говорил? - спросил я ее совершенно невинным тоном, поскольку был уже у двери. – Он вчера вечером приехал.
    Ее глаза сузились.
    - Мы потом поговорим.
    - Крошечная, - прогрохотал Саня Майклу, демонстративно сжимая кулак. - Но свирепая.
Наверх
 
 
IP записан
 
Safie
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #121 - Декабрь 13, 2009 :: 4:53pm
 
Большое спасибо за новую главу!  Очень довольный Улыбка Очень довольный
Наверх
 

Столько уже сказано ни о чём, что уже и добавить нечего.
399641481  
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #122 - Декабрь 13, 2009 :: 10:36pm
 
А Люччио то какова!!!! уоу уоу Томас всех раскусил)))) Спасибо за главу. Гарри просто душка!!!)) Поцелуй
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
S1
Аниматор
***
Вне Форума


Я люблю этот Форум!

Сообщений: 453
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #123 - Декабрь 14, 2009 :: 8:42pm
 
Да все любопытней и любопытней.Интересно,будет у Гарри что нибудь с Люччио или нет?
Наверх
 
 
IP записан
 
Safie
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #124 - Декабрь 15, 2009 :: 12:15pm
 
S1 писал(а) Декабрь 14, 2009 :: 8:42pm:
Да все любопытней и любопытней.Интересно,будет у Гарри что нибудь с Люччио или нет? 

Ну, Юлиетта ведь обещала нам роман Гарри с какой-то женщиной (не Мерфи), так что, скорее всего будет  Очень довольный
Наверх
 

Столько уже сказано ни о чём, что уже и добавить нечего.
399641481  
IP записан
 
S1
Аниматор
***
Вне Форума


Я люблю этот Форум!

Сообщений: 453
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #125 - Декабрь 15, 2009 :: 2:03pm
 
Давно пора а то смотреть больно как Гарри без женщины уже который год мается.Была надежда на Элейн но она вроде в Калифорнию вернулась.Да и вообще больно уж Гарри серьезен в этих вопросах,взял бы пример с Аниты.
Наверх
 
 
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #126 - Декабрь 15, 2009 :: 5:21pm
 
S1 - сплюньте!!!и не поминайте к ночи про эту вавилонскую блудницу. Гарри очень тонко чувствующий мужчина, ему обычный перепихон не нужен!!! Злой
Потому и с Мерфи не получилось, что она семью хочет, чтоб все надолго и по-серьезному, а он пока об этом не думает и боится думать.
Но надо ему женщину, умную, любящую....ой как надо!!!!!! Смущённый
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
S1
Аниматор
***
Вне Форума


Я люблю этот Форум!

Сообщений: 453
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #127 - Декабрь 16, 2009 :: 1:23pm
 
Цитата:
Гарри очень тонко чувствующий мужчина

Так глядишь он сам подведет себя под проклятье - "умри одиноким".Он в конце концов молодой мужчина.
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #128 - Декабрь 16, 2009 :: 1:41pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 28


    Многие считают, что не может что-то случиться в середине большого города, скажем, Чикаго, без большого количества свидетелей, увидевших все, что случилось. Так думает большинство людей,  но есть как минимум две причины, почему это не так. Первая заключается в том, что люди вообще паршивые свидетели.
    Возьмем кое-что довольно безвредное, например, незначительное дорожное происшествие на оживленном перекрестке. Гудки, хруст, сопровождаемые большим криком и маханием руками. Постройте в линию всех присутствовавших при этом и спросите каждого, что случилось. Каждый из них расскажет вам немного другую историю. Некоторые из них увидели, как все это заканчивалось. Некоторые из них видели только последствия. Некоторые видели только один из столкнувшихся автомобилей. Некоторые расскажут вам с полной гарантией, что они видели всё от начала до конца, включая такие детали, как выражения на лицах водителей и изменения в ускорении транспортных средств, несмотря на то, что для такого описания они должны были бы присутствовать одновременно в двух местах, а также использовать левитацию и телепатию.
    Большинство людей при этом будут говорить совершенно честно. И неправильно. Честная неправильность это не ложь, но ее надо учитывать, когда говоришь со свидетелями специфического события. Относительное меньшинство ограничится сообщением о том, что они действительно видели, не добавляя свои предположения или воспоминания, загрязненные столкновением с другими точками зрения. Из этого относительного меньшинства еще меньшая часть будет принадлежать к тому виду людей, у которых есть способность замечать и запоминать большое количество деталей в ограниченном интервале времени.
    Штука в том, что, как только события попадают в память, они имеют тенденцию тут же становиться запутанными и туманными. Вообще, получение точной картины на основании описаний свидетелей – это скорее искусство, чем наука, - и это для вопроса относительно неважного, когда человек просто ошибается без всяких личных или эмоциональных проблем.
    Добавьте сюда эмоции, и умеренный беспорядок превратится в настоящий хаос. Возьмите то же самое столкновение, но пусть в нем участвуют неоскинхеды и молодежная группировка на перекрестке по соседству  с Южной Стороной, и тогда получится ситуация, с которой начинается бунт. Независимо от того, что случилось, вряд ли вам удастся раскопать настоящую историю того, что произошло. Фактически, нужно будет очень сильно нажать, чтобы вытащить хотя бы какую-то историю из кого-либо.
    Если в деле замешаны человеческие эмоции, все еще больше запутывается.
    Вторая причина,  почему дела могут проходить незамеченными в середине большого города, довольно простая: стены. Стены ограничивают линию обзора.
    Можно сказать и по-другому: Стены ограничивают линию причастности.
    Человеческое животное ориентируется при помощи зрения. Вещи не реальны, пока мы не видим их: видеть значит верить, правильно? На этом основана профессия иллюзиониста - он заставляет нас видеть вещи, которые не реальны, и это кажется нам удивительным.
    Если человек действительно видит, что происходит что-то плохое, вероятность того, что он или она вмешается, гораздо больше, чем если он этого не видит. В истории есть множество примеров. Ну, в самом деле, во Вторую мировую войну Союзнические правительства слышали сообщения о нацистских концлагерях, но это было от них как-то очень далеко, и первые войска фактически увидели заключенных евреев, только когда они эти лагеря освобождали. Херст [56] знал, что говорил, посылая сообщение: «Обеспечьте иллюстрации. Войну обеспечу я» [57]. И, судя по всему,  он и в самом деле так сделал.
    И наоборот, если вы не видите, как что-то случается, это для вас не столь реально. Вы можете слышать сообщения о трагедиях, но они не поразят вас так, как если бы вы сами стояли в руинах.
    Нигде нет так много стен, как в больших городах, и стены препятствуют вам видеть что-то. Они помогают сделать вещи менее реальными. Несомненно, иногда ночью вы слышите громкие, резкие шумы снаружи. Но так легко сказать себе, что это не выстрелы, что нет никакой надобности вызывать полицию, и незачем даже волноваться. Это, вероятно, только автомобильный встречный свет. Точно. Или ребенок с фейерверком. А когда вы слышите громкие стоны или крики из квартиры наверху, то откуда вам знать, что пьяный сосед бьет свою жену. Это действительно не ваше дело, они всегда дерутся, и кроме того, этот тип просто страшен. Да, вы знаете, что в квартиру к вашему соседу все время кто-то приходит и приезжает на машинах, и что эти люди несколько странно выглядят, но вы не знаете, что он торгует наркотиками. Гораздо легче и безопаснее закрыть дверь, сидеть тихо, и сделать погромче телевизор.
    Мы - страусы, а мир - песок.
    Новички, которые только сейчас узнали о мире волшебников и неприятной стороне сверхъестественного, всегда думают, что есть такой огромный заговор, чтобы скрыть этот мир ото всех. Нет. В этом нет никакой надобности, и не нужно предотвращать парады по главной улице. Адские колокола, наверное, это и есть самое большое чудо.
    По этим причинам я был довольно-таки уверен, что наши переговоры с Архивом и динарианцами в Аквариуме Шедда  [58] пройдут незамеченными. Да, конечно, это прямо в середине города, в пределах броска камня от Музея Филда  [59] и оттуда виден Солджер Филд [60], но в такую погоду вряд ли там будет много посетителей. Разве что горстка людей, которые заботятся о животных, но я был уверен, что Кинкейд найдет способ убедить их пойти куда-то в другое место.
    Мёрфи арендовала автомобиль, так как ее был, мягко говоря, не в порядке. За прошедшие несколько снежных дней случилось довольно много дорожных происшествий, так что  малолитражных автомобилей  в пунктах аренды просто уже не было, и она приехала на серебряном Кэдди  [61] размером с яхту. Хендрикс и Гард сели сзади. Гард добралась до автомобиля самостоятельно, хотя и двигалась очень осторожно. Люччио села рядом с Гард, поставив свой посох и рапиру в ножнах между ногами, а вот мой посох был намного длиннее, и пришлось его наклонить назад между передними местами и уткнуть в заднее окно возле головы Гард.
    Городские дорожные команды все еще трудились, чтобы очистить дороги и доступ к самым важным местам. Несезонная достопримечательность стояла не очень высоко в чьем-то списке приоритетов. Кстати, и Музей Филда был закрыт из-за погоды, а это означало, что в радиусе нескольких сотен ярдов нет никаких функционирующих общественных зданий.
    Это могло стать проблемой. Грузовик Майкла не мог припарковаться где-нибудь достаточно близко без того, чтобы его опознали, а это означало, что они с Саней будут от нас на расстоянии в две, возможно даже  в три минуты, если мы вообще сможем с ними связаться. То есть все равно, что на другой стороне мира, в котором введена жесткая конфронтация. Правда, это означало, что и плохие парни не смогут незаметно привлечь какую-либо помощь.
    Если они пользуются автомобилями, конечно.
    Cтакан наполовину полон, Гарри, стакан наполовину полон. Так или иначе, никому не выгодно сейчас вступать в борьбу. Независимо от того, что Никодимус будет  делать после, он должен будет выдвинуть  какие-то требования прежде, чем у него появится шанс надуть нас. Кроме того, учитывая то, что я видел Архив в действии, надо быть совершенно безумным, чтобы попробовать что-нибудь предпринять там, где она исполняет обязанности. Она не терпела ни малейшего пренебрежения к своей власти.
    Самая близкая улица была расчищена городскими грузовиками, но не было никаких мест для парковки автомобилей, и лишний снег с улиц сформировал с обеих сторон дороги маленькие горы.
    - Похоже, придется идти пешком, - сказала Мёрфи спокойно.
    - Поезжай вокруг. Они здесь содержат животных круглый год, - сказал я спокойно. - И каждый день их нужно кормить. Где-нибудь протоптана дорожка.
    - Возможно, они дают животным проголодаться во время шторма, – предположила Гард. – Мало кто попрется сюда в такую погоду за такую зарплату.
    - Океанографией занимаются не за деньги, - сказал я. - И можешь быть уверена, работу с дельфинами и китами выбирают не для большой зарплаты и служебной машины. - Я покачал головой. - Они любят их. Кто-то ходит туда каждый день. Они должны оставить следы.
    - Вон там, - ткнула рукой Мёрфи. В самом деле, кто-то уже прорубил узкий проход в снеговой насыпи у дороги и расчистил пешеходную дорожку. Мёрфи приткнулась у края дороги, оставив дюйм между дверями автомобиля и стеной снега. Если кто-то приедет, двигаясь слишком быстро, он разобьет нафиг нашу Кэдди, но с другой стороны, какие у нас были варианты?
    Все мы выбрались из автомобиля со стороны водителя в бледный свет дня. Люччио и я задержались, чтобы надеть серые плащи Стражей. Плащи выглядят круто и все такое, но они не подходят для поездки в автомобиле. Люччио застегнула пряжки на профессионально оснащенном кожаном поясе, который держал меч на ее левом бедре, а кольт на правом.
    Мой 44-й вернулся в карман плаща, и вес одежды и оружия чувствовался очень приятно.  Ветер подхватил оба мои плаща и почти свалил меня с ног, пока я снова не прижал их поближе к телу и не взял под контроль. Хендрикс, бесстрастный и огромный в его темном практичном зимнем пальто, прошел мимо меня с маленькой улыбкой.
    Хендрикс пошел первым, а мы следом за ним, если только это можно было великодушно назвать следом. Просто снег доходил нам не до груди, а всего лишь только до колен. Это был длинный, холодный путь до Аквариума, и затем вокруг всего здания, где снег при помощи ветра с южной стороны достиг действительно впечатляющей высоты. Ветер, налетающий со стороны замерзшего озера, ощущался прибывшим прямо из космоса, и все, кроме Гард, съежившись, продирались сквозь него. След привел нас к служебной двери на противоположной стороне здания, язычок замка на ней был зафиксирован клейкой лентой, позволяя ее открыть.
    Хендрикс открыл дверь, я заглянул внутрь и бросил быстрый взгляд вокруг. В здании было темно под удушающим покровом снега, только тускло светились несколько наборов ночников на стенах. Я никого не увидел, но еще некоторое время тянулся чувствами в здание, ища любое потаённое присутствие или враждебную магию.
    Ничего.
    Но небольшая паранойя никогда не повредит в такой ситуации, как эта.
    - Капитан, - сказал я спокойно,  - что ты думаешь?
    Люччио продвинулась мимо меня и изучила зал, ее темные глаза тревожно двигались взад и вперед.
    - Кажется, чисто.
    Я кивнул, сказал, “Извините,” и прошел в дверь с чувством ужасного разочарования. Я отряхнул снег от своих ботинок и джинсов так хорошо, как только мог, все другие вошли после меня. Я прошел дальше в зал, напрягаясь, чтобы ощутить любое приближение, потом послышались мягкие шаги, и две-три секунды спустя, в дальнем углу появился Кинкейд. Он снова был одет в свою обычную черную одежду, солдатские штаны, и охотничий жакет поверх бронежилета, и на его теле было достаточно оружия, чтобы снабдить оборудованием террористическую ячейку, или техасскую ядерную семью [62].
    Он слегка вскинул подбородок, приветствуя меня.
    - Сюда, пожал … - Его глаза сосредоточились позади меня и голос затих. Он смотрел поверх моего плеча в течение секунды, потом вздохнул и сказал мне, - Ей нечего тут делать.
    Я почувствовал, что мои брови поднялись. Рот непроизвольно растянулся в ухмылке. Я немного наклонился  к Кинкейду и пробормотал:
    - Скажи ей сам.
    Его пристальный взгляд переместился с Мёрфи на меня. Менее вежливый человек, чем я, возможно, назвал бы его выражение кислым. Он побарабанил большим пальцем по рукояти оружия и спросил:
    - Она угрожает вызвать полицию?
    - Понимаешь, тут такая забавная штука, она давала клятву защищать город и граждан Чикаго вполне серьезно. Ну, как будто ее обещания для нее что-то значат.
    Кинкейд скривился.
    - Я должен обсудить это с Архивом.
    - Не будет Мёрфи, не будет встречи, - сказал я. - Передай ей, что я так сказал.
    - Можешь сам ей сказать, - проворчал убийца.
    Он повел меня через залы Шедда к Океанарию. Там была, вероятно, самая популярная выставка - очень большое старое полукруглое здание, содержащее крупнейшие внутренние водные выставки в мире. Его внешнее кольцо выставок содержало множество действительно огромных бассейнов, содержащих миллионы галлонов воды и кучу дельфинов и тех небольших белых китов, названия которых я никогда не могу запомнить. Что-то похожее  на икру. Белуга, белуха... Там были скалы и деревья, воздвигнутые вокруг внешней стороны бассейнов, полные мха и прочих растений, и всего, что придает сходство с Тихоокеанским Северо-Западом. Хотя я вполне уверен, открытым трибунам, где аудитория может поражаться китам и дельфинам (которые покажутся на звук аплодисментов и сделают свои обычные ежедневные осмотры здоровья для своих тренеров), абсолютно наплевать на Тихоокеанский Северо-Запад. Я думаю, что они родом из Флориды.
    Пара дельфинов  неслась к нам в воде, высовывая головы наружу, чтобы нас рассмотреть. Один из них издал не очень мелодичный чирикающий звук. Другой дернул хвостом и расплескал воду на дорожку, где мы шли, обычные веселые забавы. Они не были каким-то особо привлекательным видом дельфинов. Они были обычными дельфинами, которые не столь симпатичны и не выступают по телевидению. Возможно, они отказались посетить пластического хирурга. Я поднял кулак к ним. Приветствую.
    Кинкейд посмотрел на пустую трибуну и сморщился.
    - Она должна была сидеть здесь. Черт возьми.
    Я вздохнул и повернулся к лестнице, ведущей вниз.
    - Она может быть Архивом, но она все-таки еще ребенок, Кинкейд.
    Он, нахмурившись, посмотрел на меня.
    - Да?
    - Да. Дети любят симпатяшек.
    Он поднял бровь.
    - Симпатяшек?
    - Пошли.
    Я повел его вниз.
    На более низком уровне Океанария есть внутреннее кольцо выставок, там можно увидеть разных пингвинов и – обратите внимание – морских выдр.
    Я хочу сказать, смотрите, морские выдры. Они открывают морские ушки [63] об скалу, и плавают на спине. Можно ли быть симпатичнее, чем эти маленькие, ворсистые, плавающие игривые существа с большими, мягкими карими глазами?
    Мы нашли Иву именно там, она стояла как раз перед выдрами, одетая намного более тепло и практично для этого времени, и с маленьким рюкзаком. Она смотрела, как две выдры гонялись друг за другом по вольеру, и улыбалась.
    Кинкейд резко остановился, когда увидел это. Я было двинулся мимо него посмотреть, что там делается, но он буквально выстрелил в меня взглядом. Он убил бы меня, если бы я попытался побеспокоить ее, и мое мнение о нем значительно повысилось. Я отодвинулся назад и стал ждать. Вреда от этого не будет, пусть девочка немного посмотрит на выдр.
 
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #129 - Декабрь 16, 2009 :: 1:46pm
 
Глава 28. Окончание.

    Когда я был ребенком, мне было иногда ужасно тяжело, когда начали проявляться мои волшебные способности. Я чувствовал себя странным и непохожим, наособицу. Это постепенно отделило меня от других детей. Но у Ивы никогда не было роскоши познания этого, даже временной. Насколько я понял, она была Архивом, как только родилась, она открыла свои глаза полностью осведомленная и наполненная знаниями. Я не могу даже вообразить, насколько это отвратительно.
    Черт, чем я становился старше, чем больше я учился, тем больше мне было жаль, что я не могу снова стать неосведомленным. Ладно. Невинным, если хотите. Но я хотя бы помнил, как это было.
    Ива никогда не была невинна.
    Можно было позволить ей поулыбаться морским выдрам. На что хотите спорю.
    Позади меня переместилась тень, и мне стало жутко. Я повернулся и увидел, что на нас смотрят два дельфина из резервуара напротив. Огромные резервуары имели окна наблюдения по всей длине галереи второго уровня, таким образом,  можно было наблюдать за симпатяшками на одной стороне и поглядывать на домашних дельфинов и каких-то китов на другом.
    Отсюда можно было также видеть далекую стену большого резервуара, который был кривой стеной стакана и отделял резервуар от вод озера Мичиган. Это всегда казалось мне немного садистским. Я хочу сказать, здесь жили животные, которым природа предназначала бродить по открытой необъятности глубокого синего моря, а они сидели в резервуаре, пусть и большом. Это уже достаточно плохо по отношению к ним, а им еще соорудили окно с видом на открытую воду.
    Или, возможно, я не прав. Я слышал, что не особо весело быть китом или дельфином в открытом океане в наши дни, учитывая государственную рыболовную промышленность.
    - Полагаю, они выбирают путь: тот или иной, - пробормотал я.
    - М-м-м? – сказал Кинкейд.
    - Ничего.
    Мгновение спустя Ива издала удовлетворенный вздох, поскольку выдры исчезли в своем логове. Тогда она повернулась к нам и заморгала.
    - О, - сказала она. Ее щеки немного покраснели, и на мгновение она стала похожа на очень юную девочку. - О. - Она пригладила на своих брючках морщинки, которых не было, кивнула Кинкейду и сказала, - Да?
    Кинкейд кивнул на меня.
    - Местная исполнительная власть хочет, чтобы здесь присутствовал их представитель для наблюдения. Дрезден поддерживает.
    Она обдумала это.
    - Сержант Мёрфи?
    - Да, - сказал я.
    - Понимаю, - она нахмурилась. Когда она заговорила, ее тон был осторожен, как будто она рассматривала каждое слово прежде, чем выговаривала его. - Я, как арбитр, не имею никаких возражений, если обе стороны, вовлеченные в переговоры, дадут свое согласие.
    - Хорошо, - сказал Кинкейд. Он повернулся и пошел.
    Я кивнул Иве, она тоже кивнула. Тогда я повернулся и догнал Кинкейда.
    - И что? - спросил я его, пока мы поднимались по лестнице.
    - Ничего, - сказал он,  - пойдем говорить с Никодимусом.
    Кинкейд повел меня вниз от Океанария и вывел к главному фойе. Это - другое грандиозное сочетание яркого каменного пола и высоких коринфских колонн, устроенных вокруг огромного резервуара. Там полно соленой воды и кораллов, и морских водорослей, и всех видов тропических рыб. Иногда есть водолаз с микрофоном, встроенным в маску, который кормит небольших акул и рыб и разговаривает с туристами, а те таращат глаза. Рассеянный свет струится через огромный, обшитый треугольными панелями купол наверху.
    Недавний снег затемнил стекла купола и большинство стеклянных передних дверей, таким образом единственный свет в комнате прибывал из небольшого количества цветных огней в огромном резервуаре. Рыбы скользили через резервуар, как привидения, бросая странные зловещие оттенки на стекло, а их тени дрейфовали по стенам комнаты, увеличенные расстоянием и стеклянными стенами аквариума.
    Это было жутко, как ад.
    Одна из теней привлекла мое внимание, поскольку какой-то инстинкт уловил в ней сильный, тонкий угрожающий смысл. Меня потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что эта специфическая тень встревожила меня, потому что она была человеческой, и двигалась, скользя, по стене, позади тени одной из маленьких, но настоящих акул резервуара  притом, что человек, который отбрасывал тень, спокойно стоял на месте.
    Никодимус оторвался от рассмотрения рыб, плавающих в резервуаре, и повернулся так, что я увидел его профиль на фоне мягко цветных огней. Его зубы мерцали оранжево-красным в свете самой близкой подводной лампы.
    Я не позволил себе сделать шаг назад, но и только.
    - Какая метафора, - сказал он спокойно. У него был хороший голос, мягкий и удивительно глубокий. - Посмотрите на них. Плавание. Еда. Спаривание. Охота, убийство, бегство, сокрытие, каждый согласно своей природе. Все они столь различны. Столь чужды друг другу. Их мир в постоянном движении, все время меняющийся, все время угрожающий, бросающий вызов. - Он двинул одной рукой, охватывая все это широким жестом. - Они не могут знать, насколько хрупко все это, и что они постоянно окружены существами, имеющими власть разрушить их мир и убить их всех одним движением пальца. Они не виноваты, конечно. - Никодимус пожал плечами. - Они просто … ограничены. Очень, очень ограничены. Привет, Дрезден.
    - Ты немножко напрягаешься, нагоняя жуткую атмосферу, - сказал я. – Может, тебе лучше было бы надеть черный цилиндр, и еще чтобы  играл орган.
    Он спокойно засмеялся. Это звучало не зло, а только в высшей степени уверенно.
    - Есть какие-то сложности со встречей, как я понимаю?
    Кинкейд поглядел на меня и кивнул.
    - Местная исполнительная власть желает, чтобы присутствовал их представитель, - сказал я.
    Никодимус наклонил голову.
    - В самом деле? Кто?
    - Это имеет значение? - спросил Кинкейд тоном человека, которому надоедают. - Архив разрешает это, если у вас нет возражений.
    Никодимус наконец повернулся к нам полностью. Я не мог видеть выражение его лица, только силуэт на фоне резервуара. Его тень, тем временем, продолжала кружить по комнате позади акулы.
    - Два условия, - сказал он.
    - Слушаю, - сказал Кинкейд.
    - Первое, то, что этот представитель должен быть разоружен, и что Архив даст гарантию его нейтралитета при отсутствии факторов, которые находятся в противоречии с правоохранительной деятельностью.
    Кинкейд поглядел на меня. Мёрфи, конечно, это не понравится, но она сделает это. По крайней мере потому, что она не захочет отступить в моем присутствии, или, возможно, в присутствии Кинкейда.
    Но я не мог не задаться вопросом, чем Никодимусу мешает вооруженный полицейский? Оружие не могло его обеспокоить. Даже немного. Зачем же это условие?
    Я кивнул Кинкейду.
    - Превосходно, - сказал Никодимус. - Второе… - Он пошел вперед, каждый шаг его четко звучал на мраморном полу, пока мы не увидели его совсем близко. Это был человек среднего роста и телосложения, он был красив и силен, его глаза были темные и умные. Намеки серебра украшали его безупречные волосы, в общем, он выглядел вполне прилично для двухтысячелетнего. Он носил черную шелковую рубашку, темные брюки, и на шее нечто, что могло бы быть принято за серый западный галстук. Но это был не галстук. Это была старая, старая веревка, такая же старая, как и монета на ней. - Во-вторых, - сказал он, - я хочу пять минут наедине с Дрезденом.
    - Не проблема, Ник, - сказал я, - но это - приблизительно на пять минут дольше, чем я хочу потратить с тобой.
    - Точно, - ответил он с улыбкой. Это была разновидность улыбки, которую можно увидеть в сельских клубах, или в залах заседаний, или у крокодилов. – Просто мне никак не выдается возможность цивилизованно побеседовать с тобой. А сейчас есть такой шанс. - Он показал на здание вокруг нас. – Без разрушений, если ты думаешь, что ты сможешь воздержаться.
    Я нахмурился.
    - Мистер Архлеоне, - сказал Кинкейд, - Вы предлагаете мирное обязательство? Если так, Архив поддержит вас в этом.
    - Ничего такого я не предлагаю, - сказал Никодимус, не отводя от меня взгляд. - Дрезден посчитал бы это за ничего не стоящую монету, а его мнение - единственное, что действительно имеет значение в этой специфической ситуации. - Он протянул ко мне руки. - Разговор, Дрезден. Пять минут. Я уверяю тебя, если бы я желал причинить тебе вред, даже репутация Адского Пса - он сделал паузу, чтобы поглядеть на Кинкейда с откровенным презрением во взгляде - не заставила бы меня заколебаться даже на мгновение. Я уже убил бы тебя.
    Кинкейд холодно улыбнулся Никодимусу, и в воздухе сгустилось потенциальное насилие.
    Я поднял руку и сказал спокойно:
    - Полегче там, Дикий Билл. Я поговорю с ним. А потом мы начнем наше заседание. Все хорошо и цивилизованно.
    Кинкейд поглядел на меня, подняв косматую темно-золотую бровь.
    - Ты уверен?
    Я пожал плечом.
    - Хорошо, - сказал он. - Через пять минут я вернусь. - Он сделал паузу, а затем добавил, - Если любой из вас начнет насилие за пределами правил формального поединка, он нарушит Соглашение. Кроме того, тем самым он оскорбит репутацию и честь Архива – тогда я лично это исправлю.
    Зимний холод в его синих глазах был главным образом для Никодимуса, но и я тоже получил часть его. Кинкейд имел в виду именно то, что говорил, и я видел, как он действует, и раньше. Он был одним из самых страшных людей, которых я знал; даже более того, потому что он вел дела с безжалостной практичностью, вне связи с личным эго или гордостью. Кинкейд не заботился бы, как он будет выглядеть в моих глазах, убивая меня, если бы именно это он намеревался сделать. Он мог бы всадить пулю мне в голову, или подложить бомбу в мой автомобиль и читать о моей смерти в Интернете следующим утром. Невзирая ни на что, работа сделана.
    Такое отношение не поможет вам, когда дело доходит до обнаружения роскошных или драматических способов покончить с вашими врагами, но чего не хватает в эстетике, то возмещается в экономике. Марконе, вокруг которого заварилась вся эта каша, тоже применял этот метод, и это далеко его завело. Пересекаться с такими людьми очень опасно.
    Никодимус издал тихий обаятельный смех. Не похоже было, что Кинкейд произвел на него впечатление. Возможно, это и хорошо. Слишком большая гордость может убить человека.
    С другой стороны, судя по тому, что я знал о нем, возможно, именно Никодимус был более жесток.
    - Беги вперед, Адский пес, - сказал Никодимус. - Честь твоей госпожи  не пострадает. - Он нарисовал «крест на сердце» на своей груди. - Пересеки мое сердце.
    Видимо, это была цитата. Глаза Кинкейда вспыхнули чем-то горячим и разъяренным прежде, чем снова стали ледяными. Он кивнул  мне точно так же, как Никодимусу, и ушел.
    Я совершенно уверен, что на самом деле комната не стала более темной и более страшной и более угрожающей, когда я остался в ней с самым опасным человеком, с каким я когда-либо сталкивался.
    Но также совершенно уверенно чувствовал, что стала.
    Никодимус обернул ко мне улыбку зубастого хищника, а его тень начала скользить вокруг стен зала . Кружить вокруг меня. Как акула.
    - Итак, Гарри, - сказал он, подходя ближе, - о чем мы будем говорить?

-----------------------------------------------
[56] Вильям Херст – американский газетный магнат (1863-1951). Получил известность как отец так называемой «жёлтой прессы», то есть прессы, основанной на сенсации. Он покупал свои истории по любой цене, и если подходящих зверских убийств и громких дел не случалось, журналистам и фотографам следовало их сфабриковать. Что и составляет отличительную черту «жёлтой прессы»: ложь и сфабрикованные сенсации представлены в ней, как правда.
    Вымыслы Херста сделали его миллионером и очень влиятельной личностью в газетном мире. В 1935 году он был одним из самых богатых людей в мире, его состояние оценивалось в 200 млн. долларов. После покупки Morning Journal Херст продолжал скупать и учреждать ежедневные и еженедельные газеты по всем Соединенным Штатам. В 1940 г. В. Херст был владельцем 25 ежедневных газет, 24 еженедельных газет, 12 радиостанций, 2 мировых агенств новостей, одного предприятия по производству новых тем для кинофильмов, киностудии Cosmopolitan и многого другого. В 1948 году он приобрёл одну из первых американских телевизионных станций, BWAL-TV в Балтиморе. Газеты Херста продавались в количестве 13 млн. экземпляров ежедневно и имели около 40 млн. читателей. Почти треть взрослого населения США ежедневно читала газеты Херста. Кроме того, миллионы людей по всему миру получали информацию из прессы Херста через сообщения информационных агенств, фильмов и газет, которые переводились и печатались в огромных количествах по всему миру. Цифры, представленные выше, показывают, в какой мере империя Херста могла влиять на американскую политику, а точнее, на политику в мире. И это влияние было направленно на недопущение вступления США во Вторую мировую войну на стороне Советского Союза и на поддержку начатой в 1950 г. Маккарти антикоммунистической «охоты на ведьм».
------------------------------------------------
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #130 - Декабрь 16, 2009 :: 1:50pm
 
-----------------------------------------------------
[57] Война кубинских повстанцев за независимость от испанской короны (1898г.) давно уже приелась читателям. "Journal" продолжала разрабатывать эту тему лишь постольку, поскольку других военных конфликтов в Западном полушарии не наблюдалось. Херстовские корреспонденты Гардинг и Ремингтон маялись от скуки в Гаване, ежедневно телеграфируя в Нью-Йорк: «Ничего не происходит. Можем ли мы возвращаться в США?» Херст отвечал: «Оставайтесь на Кубе, вы обеспечиваете иллюстрации, а я обеспечу войну».
Среди сообщений, пришедших в тот год из Гаваны, была информация о досмотре личных вещей пассажиров американского парохода Olivett испанскими таможенными властями. "Journal" сумела превратить этот рядовой факт в сверхсенсацию: в газете утверждалось, что пассажиров, среди которых были женщины, испанцы заставили раздеться и подвергли унижениям и издевательствам. Читателей эта история зацепила – конгрессмены получали мешки писем от избирателей с требованием «защитить честь американских женщин». "Journal" продолжала нагнетать страсти: на ее страницах красочно описывались истории о зверских убийствах и пытках кубинских повстанцев. Дело дошло даже до историй о миссионерах, зажаренных живьем и съеденных испанскими солдатами. Придуманная от первого до последнего слова история похищения Еванхелины Санейрос – 17-летней девушки, обвиненной испанцами в причастности в повстанческом движении, – позволила "Journal" собрать 200 000 подписей под своей петицией протеста в адрес испанской королевы.
Настоящим подарком Херсту стал взрыв американского крейсера "Мэн", направленного в Гавану, после того как президенту США Уильяму Маккинли удалось дипломатическими методами убедить Испанию предоставить Кубе независимость. Хотя причины взрыва крейсера точно не установлены до наших дней, "Journal" немедленно обвинила Испанию в диверсии, а президента – в трусости и коррумпированности. «США придется стерпеть и эту пощечину от Испании, – писал Херст в своей колонке. – Ведь объявление войны приведет к биржевому спаду, а для Маккинли и его друзей из Standard Oil и других трестов падение курса акций на 1% – куда большая трагедия, чем смерть 250 военных моряков, погибших при взрыве флагмана нашего флота».
После того как госдепартамент под давлением общественности все же объявил войну Испании, Херст приказал своим лондонским корреспондентам купить самый большой корабль, который продается в Англии, привести его в Суэцкий канал и там затопить, чтобы затруднить проход испанской эскадры в Индийский океан, а через него – в Тихий океан, где флот Соединенных Штатов захватывал бывшие испанские колонии. Столкновение Америки с Испанией на страницах изданий Херста именовался не иначе как «война Journal».
Ходили даже слухи о том, что крейсер "Мэн" был потоплен людьми Херста с целью спровоцировать войну и увеличить свои тиражи. "Journal" действительно превратилась благодаря «кубинской истории» в крупнейшую газету страны с тиражом, достигавшим 3 млн экземпляров, которые продавались по $0,6. Но, вероятнее всего, Херст в этой кампании лишь обеспечивал паблисити секретной правительственной программе, направленной на расширение внешнеполитического влияния США в Западном полушарии. Ее авторство приписывается адмиралу ВМФ Дьюи, и, как считается, она обслуживала интересы финансово-промышленных групп Моргана, Карнеги и Дюпона, участвовавших в создании нового американского флота.
[58] Аквариум Шедда представляет собой морской музей, один из самых старых и больших в мире. Он  выходит прямо в подводный мир озера Мичиган – это самый большой крытый водный парк на планете. Со времени основания (1929 год) здесь собиралась коллекция видов морской флоры и фауны — редких, исчезающих с планеты и просто интересных. Рыбы, в том числе морские коньки и морские драконы, таинственные обитатели коралловых рифов, глубоководные чудовища — все это результаты длительной работы профессиональных биологов и любителей-энтузиастов.
[59] В Музее естественной истории им. Филда собрана величайшая зоологическая и антропологическая коллекция - около 20 миллионов образцов.
[60] "Солджер-филд" – стадион в Чикаго, один из крупнейших в стране.
[61] Фольксваген Кэдди  – это новый надежный и экономичный автомобиль для работы и отдыха. Кэдди чрезвычайно функционален и легко трансформируется в машину для большой семьи и компании или в автомобиль для перевозки грузов (информация от фирмы).
[62] О чем речь? Может, кто-нибудь в курсе? Мой вопрос.
Техасская ядерная семья – манекены, на которых проверялось воздействие атомного/ядерного оружия во время испытаний. Если смотрели фильм "Индиана Джонс и Хрустальный череп", там Джонс в начале фильма попадает в такую семью. Или такой вариант : nuclear family соц., демогр. нуклеарная семья (состоящая из супругов или одного из супругов и их/его/ее детей, находящихся на содержании у родителей) Т.е. имеется в виду большой семейный род, который, как водится на Техасе, вооружен до зубов. Комментарий Макса.
И какой вариант нам больше подходит?
[63] морское ушко - съедобный моллюск
-----------------------------------------------------------
Наверх
« Последняя редакция: Январь 6, 2010 :: 2:36pm от _Юлиетта_ »  
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #131 - Декабрь 16, 2009 :: 2:00pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 29


    - Это ты хотел побеседовать, - сказал я. - И не называй меня Гарри. Так меня называют друзья.
    Он поднял ладонь.
    - А кто сказал, что я не могу быть твоим другом?
    - Это я сказал, Ник. И еще скажу, – заявил я, - Ты не можешь быть моим другом.
    - Если я должен называть тебя Дрезден, было бы только справедливо, что ты должен называть меня Архлеоне.
    - Архлеоне [64]? – спросил я. - Как тот, «кто ищет, кого сожрать»? Несколько вычурно, не находишь?
    На полсекунды его улыбка превратилась в нечто почти подлинное.
    - Для безбожного язычника ты слишком хорошо знаком со священным писанием. Ты знаешь, что я могу убить тебя, не так ли?
    - Ну, это не так просто, - сказал я. - И кто знает? Может, мне повезет.
    В самом деле, просто повезет.
    Никодимус сделал подтверждающий жест.
    - Но удача ненадежна.
    - Да, - сказал я.
    - И все-таки ты выказываешь такую беззаботность?
    - Привычка, - сказал я. - Это не специально для тебя и все такое, правда.
    - О, я выбрал правильную монету для тебя. - Он начал медленно двигаться вокруг меня, примерно так, как рассматривают автомобиль в магазине. - Есть слухи, что некий Страж бросал Адский огонь в своих противников. Как тебе это нравится?
    - Ну, мне как-то больше нравится «Сосновая свежесть» или, например, «Новая машина», а вот «Тухлое яйцо» лучше не надо.    
    Никодимус закончил свой кругооборот вокруг меня и выгнул бровь.
    - Ты не взял монету.
    - Я мог бы, но она находится в моей свинье-копилке, - сказал я, - а я не могу разбить поросенка. Он такой симпатичный.
    - Тень Ласкиэли, должно быть, уменьшилась, - сказал Никодимус, качая головой. – У нее были годы, чтобы разговаривать с тобой, и, тем не менее, ты отказываешься от наших подарков.
    - У него маленький хвостик завитком и большие, грустные карие глаза, - сказал я, как будто он ничего не говорил.
    Одна из его пяток стукнула по полу с ненужной силой, и он остановился. Он вдохнул и выдохнул через нос, один раз и другой.
    - Определенно, эта монета для тебя. - Он заложил руки за спину. - Дрезден, у тебя искаженное понятие о том, кто мы такие. В первый раз, когда мы встретились, мы действовали в противоположных интересах, а потом, вероятно, все знания о нас ты получил  от Карпентера и его соратников. У Церкви всегда была превосходная пропаганда.
    - Ну, знаешь ли, убийства, пытки и разрушения, которые совершали твои люди и ты сам, тоже довольно громко доносили информацию.
    Никодимус закатил глаза.
    - Дрезден, пожалуйста. Ты тоже иногда проделывал нечто подобное. Бедный Кассиус рассказал мне все о том, что ты сделал с ним в гостиничном номере [65].
    - Черт возьми, - сказал я, усмехаясь. – Ты ждешь, что я покраснею, или что?
    Он уставился на меня в течение секунды, и эмоции исчезали с его лица, как росинки, исчезают под восходом солнца пустыни. То, что осталось, было немногим больше, чем опустошение.
    - Гарри Дрезден, - сказал он, так тихо, что я еле мог разобрать. - Я восхищаюсь тем, как ты присваиваешь себе большие полномочия, чем должен иметь. В самом деле. Но tempus fugit [66]. Для всех нас.
    Я моргнул.
    Для всех нас? Что, черт возьми, он подразумевал под этим?
    - Разве ты не видишь признаки вокруг себя? - спросил Никодимус. - Существа, действующие против своей природы? Создания, ведущие себя так, как они не должны бы? Отбрасывая старые соглашения и обычаи?
    Я сузил глаза на нем.
    - Ты говоришь о Черном Совете.
    Он слегка наклонил свою голову в сторону. Потом уголок его рта дернулся, и он чуть-чуть кивнул.
    - Они действуют в тени, манипулируя марионетками. Некоторые из них могут быть и в вашем Совете, да. Такое же хорошее название, как любое другое.
    - Прекрати играть в невинность, - рявкнул я на него. - Я видел последствия нападения Черного Совета на Арктис Тор. Я знаю, как пахнет Адский огонь. Там был один из ваших.
    Никодимус.
    Заморгал.
    Потом он бросился вперед. Настолько быстро, что к тому времени, когда я понял, что он движется, моя спина уже уперлась в стену, которая была в двадцати футах позади меня. Он не пытался причинить мне боль. Если бы он хотел, мой затылок уже был бы сломан. Он только прижал меня  к стене, держа одной рукой за горло, рукой более напряженной и более твердой, чем стальные тиски.
    - Что? - потребовал он, его голос снизился до шепота. Его глаза были широко раскрыты. Оба набора их. Второй набор, пылающий светло-зеленым, открылся выше его бровей. Эндуриэль, предположил я.
    - Aх-х-х, - сказал я. – Глах-х-хк.
    Его рука задрожала, а затем он медленно опустил веки, и они почти закрыли глаза. Мгновение спустя он медленно, очень медленно расслабил свою руку, давая мне дышать. Мое горло горело, но появился воздух, и я хрипел в течение пары секунд в то время, как он отстранился от меня.
    Я уставился на него, прикидывая, как бы двинуть его об одну из тех коринфских колонн в качестве возражения против его действий. Но потом решил, что пусть он идет к черту.
    Губы Никодимуса задвигались, но совершенно другой голос исходил из них - нечто музыкальное, лирическое, и гермафродитное. - По крайней мере, у него есть некоторый инстинкт выживания.
    Никодимус дернул головой, как бы отгоняя москита, и сказал:
    - Дрезден, говори.
    - Я тебе не друг, - сказал я грубым голосом, – но я тебе, черт возьми, и не пес. Разговор закончен. - Я сделал несколько шагов в сторону так, чтобы можно было двигаться, держа его в поле зрения, и пошел.
    - Дрезден, - сказал Никодимус. - Подожди.
    Я продолжал идти.
    Я уже почти вышел, и тут он заговорил извиняющимся тоном.
    - Пожалуйста.
    Я притормозил, но не обернулся.
    - Я … реагировал неуместно. Особенно для этого места встречи. Прошу прощения.
    - Ха, - сказал я, и посмотрел через плечо. - Теперь мне жаль, что я не привел Майкла. Он бы упал в обморок.
    - Ваш друг и его собратья - инструменты организации с ее собственным планом работы, и они были такими всегда, - сказал Никодимус. - Но проблема не здесь.
    - Нет, - сказал я. - Проблема - Марконе.
    Никодимус махнул рукой.
    - Марконе - текущий вопрос. В игре есть долгосрочные проблемы.
    Я повернулся к нему лицом и вздохнул.
    - Я думаю, что ты, по всей вероятности, полон дерьма. Но хорошо, я укушу. Какие долгосрочные проблемы?
    - Те, которые сопровождают действия твоего Черного Совета, - сказал Никодимус. - Ты в самом деле уверен, что видел свидетельства использования Адского огня  на участке нападения на Арктис Тор?
    - Да. - Больше я ничего не стал добавлять. Кто сказал, что я не могу быть дипломатом?
    Пальцы Никодимуса приняли форму когтей, а затем расслабились снова. Он наморщил губы.
    - Интересно. Тогда единственный вопрос -  грязь среди постоянных членов нашего Ордена или … - Его голос затих, и он глядел на меня, подняв бровь.
    Я проследил логику владельца монеты.
    - Кого-то из Церкви, - прошептал я, ощущая боль в животе.
    - Исторически говоря, этим способом мы получаем назад приблизительно половину монет, - отметил Никодимус. - Что ты сказал бы, если б я сообщил тебе, что у нас с тобой могло бы быть очень много общих интересов в будущем?
    - Я не смог бы много сказать, - сказал я. - Я был бы слишком занят, смеясь тебе в лицо.
    Никодимус покачал головой.
    - Близорукий. Ты не можешь позволить себе этого. Походи со мной в течение недели и увидим, будешь ли  ты чувствовать то же самое.
    - Даже если принять, что я настолько глуп, чтобы пойти куда-нибудь с тобой хотя бы на час, я видел, как ты рассматривал Кассиуса. Я совершенно не рвусь прицепить табличку со своей фамилией на дверь его офиса.
    - Он не приспособился ко времени, - ответил Никодимус, пожимая плечами. - Я не принес бы никакой пользы, нянчась с ним. Мы живем в опасном мире, Дрезден. Каждый приспосабливается и процветает, или умирает. Жить за счет щедрости других - это паразитизм. Я слишком уважал Кассиуса, чтобы позволить ему настолько пасть.
    - Черт возьми, ты разговорчив, - сказал я. – И ты был прав. Это - очень забавно. Это почти походит на …
    Ужасная мысль поразила меня.
    Никодимус мог быть кем угодно, но никак не дураком. Он знал, что я не собирался наниматься в его команду. Особенно учитывая, как мы пообщались в нашу последнюю встречу. Он знал, что все, что он может сказать, не поколеблет меня. Я, возможно, удивил его информацией об Арктис Тор, но и это, возможно, было игрой. В целом, разногласия были настолько высоки, что эта беседа абсолютно ничего не могла достичь, и Никодимус не мог не знать этого.
    Итак, зачем же тогда все это?  Спросил я у себя.
    Получается, что цель беседы не имеет никакого отношения к содержанию беседы, ответил я.
    Он не должен был говорить со мной о чем-нибудь или убеждать меня в чем-нибудь.
    Он хотел говорить со мной и держать меня здесь.
    Откуда следовало, что что-то еще собиралось случиться где-то в другом месте.
    Колеса внутри колес [67].
    Мой Бог, это была метафора.
    Эта беседа была метафорой для переговоров в целом. Никодимус не для того приехал, чтобы говорить с нами о нарушениях Соглашения. Он организовал переговоры, но его побуждения не имели никакого отношения к тому, чтобы приспособить таланты Марконе для обслуживания Падшего ангела.
    Он был здесь для большой игры.
    Я рывком направил посох на Никодимуса и с криком “Forzare!” ударил своей силой. Невидимая сила сбила его с ног и швырнула на одну из огромных коринфских колонн, как пушечное ядро. Та развалилась на куски с оглушительным треском,  и куча камней посыпалась вниз.
    Я не стал слоняться поблизости, чтобы посмотреть, чем все кончится. Это, без сомнения, его не убьет. Я только надеялся, что это слегка его замедлит, и даст мне время добраться до других.
    - Кинкейд! – кричал я на бегу. Мой голос несся через пустые залы вслед за осыпающимся щебнем. - Кинкейд!
    Я знал, что у меня есть какие-то секунды до того, как здесь разверзнется Ад.
    - Кинкейд, убирай ребенка отсюда! – кричал я. - Они прибыли за Ивой!

----------------------------------------------
[64] Тут я не уверена, видимо, это латынь. «Леоне» – это точно лев, а «архи» – как выяснилось, это вообще греческий корень, и имеет значения: «Лидировать, править, управлять, руководить». Не очень  скромно, верно? Это о фамилии. Полная же цитата звучит так «Ваш противник, дьявол, бродит, как лев рыкающий, ищет, кого сожрать.» Апостол Петр. Письмо первое. 
[65] Файлы Дрездена-5, Лики смерти. Бедному Кассиусу, конечно, здорово попало, но следует отметить, что он сам нарвался. Впрочем, даже Майкл сказал, что не ему судить Гарри, он не бог. Давайте не будем считать себя праведнее Майкла.
[66] время летит (лат.)
[67] Выражение,  имеющее значения «сложное положение» или «сложный механизм» или «игра интересов». Может, кто-нибудь подскажет, как это сказать по-русски, чтобы это таки была метафора. У меня мозги отключаются.
----------------------------------------------
Наверх
 
 
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #132 - Декабрь 16, 2009 :: 5:54pm
 
интрига в интриге??
спасибо за перевод!!!!!!
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #133 - Декабрь 16, 2009 :: 7:31pm
 
6591 раз прочитано! Юлиетта! Поистине -  Очень довольный  народная любовь! спасибо.
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Safie
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #134 - Декабрь 16, 2009 :: 11:57pm
 
Большое спасибо за перевод! Подмигивание Как все повернулось... Интересно, а зачем им Ива?
Наверх
 

Столько уже сказано ни о чём, что уже и добавить нечего.
399641481  
IP записан
 
Страниц: 1 ... 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 ... 21