Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Следите за обновлениями форума в твиттере: https://twitter.com/LavkaFeed Там почему-то все работает!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 ... 21
Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга" (Прочитано 117177 раз)
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #150 - Декабрь 23, 2009 :: 6:21pm
 
Юлиетта! Насчет "Либрусека" -не стоит расстраиваться. Легче всего обвинить того,кто что- то делает, а тот ,кто "втихаря" выложил текст перевода ...просто - "нехороший человек -редиска". Но,как говорится: "Врач больных прощает" . Не боги горшки обжигали - следующие книги  дадутся легче Улыбка Удачи и спасибо.  Подмигивание
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Safie
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #151 - Декабрь 23, 2009 :: 8:22pm
 
Большое спасибо за перевод))))
Наверх
 

Столько уже сказано ни о чём, что уже и добавить нечего.
399641481  
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #152 - Декабрь 28, 2009 :: 2:58pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 34


    Следующее, что я ощутил, был кашель и боль в груди, и головная боль, и боль во всем остальном, и мне было жутко холодно, хуже, чем в аду. Я захлебывался кашлем и чувствовал, что мой желудок сейчас вывернется наизнанку. Я попытался перекатиться на бок, и не мог, пока кто-то не помог мне.
    Соленая вода пополам с чем-то еще вылилась из меня.
    - О, - сказал кто-то, – о, благодарю тебя, Господи.
    Это Майкл.
    - Майкл! - закричал Саня  где-то поблизости. – Ты мне нужен!
    Простучали, быстро удаляясь, рабочие ботинки.
    - Тише, Гарри, - сказала Мёрфи.  - Тише. - Она помогла мне лечь обратно после того, как меня вырвало. Я лежал на какой-то лестнице. Мои  ноги спускались вниз, а левая нога была в холодной воде по лодыжку.
    Я положил руку на грудь, меня трясло. Мёрфи погладила меня по голове, отводя от моих глаз мокрые пряди волос. Ее лицо осунулось,  глаза были взволнованы.
    - Реанимация на выезде? - спросил я ее слабым голосом.
    - Да.
    - Кажется, мы даже… - начал я.
    - Ну вот еще, - сказала она спокойно. - Я только плюнула фруктовым пуншем тебе в рот.
    Я слабо засмеялся, и боль усилилась.
    Мёрфи наклонилась и мягко уткнулась лбом мне в лоб.
    - Ты - такая большущая боль в моей заднице, Гарри. Не надо больше так меня пугать.
    Ее пальцы нашли мои и крепко сжали. Я пожал их в ответ, слишком усталый, чтобы делать что-нибудь еще.
    Что-то коснулось моей ноги, и я почти закричал. Я рывком сел, вызывая власть, подняв правую руку, в то время как невидимая сила собиралась вокруг чего-то в мерцающих волнах.
    Труп плавал в воде, нагой, вниз лицом. Это был человек, которого я никогда не видел прежде, его волосы были длинные, серые  и спутанные. Его мягкая, протянутая рука натолкнулась о мою ногу.
    - Боже, Гарри, - сказала Мёрфи  потрясенным голосом. - Он мертв. Гарри, все в порядке. Он мертв, Гарри.
    Моя правая рука оставалась, где была, пальцы растопырены,  мерцающий свет пульсировал на них. Потом они задрожали. Я опустил руку снова, отпуская силу, которую я собрал, и когда я это сделал, я почувствовал, что по пальцам пробежали иголочки, а потом они снова оцепенели.
    Я уставился на них, озадаченный. Что-то было неправильно. Я был совершенно уверен, что я должен быть намного более взволнован, чем есть, но не мог как следует связать мысли, чтобы вспомнить, почему.
    Мёрфи все еще говорила ровным успокаивающим голосом. Минуту спустя я смутно понял, что это был тон, каким говорят с сумасшедшими людьми или напуганными животными, и что я дышал часто и с усилием, несмотря на то, что не мог объяснить, почему.
    - Все в порядке, Гарри, - сказала она. - Он мертв. Ты можешь отпустить меня.
    Тут я понял, что моя левая рука потащила Мёрфи куда-то за меня и подальше от трупа, поскольку я собрался…  в общем, что-то я собирался сделать. И теперь она, можно сказать, почти что сидела у меня на коленях. Везде, где она касалась меня, было тепло. Меня понадобилось какое-то время, чтобы понять, почему это надо ее отпустить. В конечном счете, тем не менее, так я и сделал.
    Мёрфи отодвинулась от меня подальше, качая головой.
    - Боже, - сказала она. - Что с тобой, Гарри? Что они сделали тебе?
    Я почти упал, слишком усталый, чтобы вытащить ногу из воды, слишком усталый, чтобы попытаться объяснить, почему я был не в состоянии помешать демонам унести маленькую девочку.
    После минуты тишины Мёрфи сказала:
    - Ну ладно. Я отвезу тебя к доктору. Мне наплевать, кто эти люди, и что они о себе думают. Они не могут так просто ворваться в город и задирать моего… - Она внезапно прервалась. - Хм. Как ты справляешься с этим, Гарри?
    Она сделала несколько шагов к воде и наклонилась.
    - Нет! – рявкнул я.
    Она застыла на месте.
    - Иисусе, это начинает входить в привычку, - пробормотал я. - Из пальцев трупа только что выпала серебряная монета?
    Мёрфи моргнула и посмотрела на меня.
    - Да.
    - Это зло. Проклятье. Не дотрагивайся  до нее. - Я покачал головой и встал. Стена старалась помочь мне, и я поднялся, думая при этом вслух. - Хорошо, первым делом нужно собрать все, что есть здесь вокруг. У меня уже есть одна. Мы ограничим риск. Пусть они все будут у меня. Пока от них нельзя должным образом избавиться.
    - Гарри, - сказала Мёрфи ровным голосом. - Ты бормочешь, но наружу выходит очень мало смысла.
    - Я объясню. Потерпи. - Я наклонился и нашел другой почерневший динарий, виновато мерцающий в воде. - Сволочь, - пробормотал я монете, затем поднял ее одетой в перчатку рукой и засунул в мой карман, где уже была одна. Пенни к пенни, будет фунт, ах-ха-ха.
    Черт возьми, какой я умный.
    Послышались энергичные и четкие шаги,  и вошли Люччио и Гард. Было тонкое различие в языке тела Гард по отношению к Люччио, какой-то более почтительный оттенок, чем был прежде. Капитан Стражей вытирала свой меч серым плащом, на нем кровь не видна, это очень удобно в таких делах. Люччио замялась на мгновение, увидев меня, затем кивнула.
    - Страж. Как ты себя чувствуешь?
    - Жить буду, - прохрипел я. - Что у вас?
    - Два динарианца, - ответила Гард. Она кратко кивнула головой на Люччио. - Оба мертвы.
    Люччио покачала головой.
    - Они были полуутоплены, - сказала она. - Я только прикончила их. Мне бы не понравилось бороться с ними, если б они были свежие.
    - Проводите меня к телам, - сказал я спокойно. -  И быстрее.
    За нашими спинами послышался вздыхающий звук. На сей раз я не стал волноваться на эту тему, но Мёрфи стала, в ее руке тут же появился пистолет. Чтобы быть справедливым, у Люччио тоже меч наполовину вышел из ножен. Я посмотрел и нашел то, что более или менее ожидал: тело бывшего динарианца, освобожденное от его монеты, разлагалось с неестественной скоростью, даже в холодной воде. Падший ангел в монете, видимо, удерживал разрушительное действие времени, но старик с песочными часами терпелив, и теперь он забирал свое.
    - Капитан, нужно подобрать каждую монету, какую только найдем, и это надо сделать прямо сейчас.
    Люччио повернулась ко мне.
    - Почему?
    - Слушайте, я не знаю, какие меры предпринимал Кинкейд, но все равно скоро кто-нибудь что-то заметит, и затем аварийные службы выстроятся на всем протяжении этого места. Я не хочу, чтоб какой-нибудь несчастный пожарный или коп случайно поднял одну из этих штук.
    - Да, верно, - сказала она, кивая, а затем поглядела на Мёрфи. - Сержант, Вы согласны?
    Мёрфи скривилась.
    - Черт возьми, всегда есть что-то... - Она держала руки, как будто отодвигая одеяло, которое было тесно обернуто вокруг нее, - Да, да. Соберите их.
    - Где Майкл, - сказал я.  – И Саня?
    - Когда мы добрались сюда, - сказала Мёрфи, - группа этих типов вытаскивала тебя из воды.
    - Они побежали. Мы пошли разными путями, преследуя их, - добавила Гард.
    - Где Куджо [71]? – спросил я.
    Гард взглянула на меня, не понимая.
    - Хендрикс.
    - А, - сказала она. - Наблюдает. Он предупредит нас, когда начнут прибывать власти.
    Ну, хоть кто-то рассуждал, как преступник. Мне кажется, что она была правильным человеком для этой работы.
    Я напряг свой голос, как только мог. Получилось хрипло и грубо.
    - Майкл?
    - Здесь, - послышался ответ. И немного спустя он подошел к нам, одетый в нижнюю рубашку под тяжелым жакетом. Я раньше не видел его в таком виде. У Майкла были очень серьезные грудные мускулы. Возможно, мне надо больше тренироваться. Он осторожно нес перед собой сверток из своей сине-белой рубашки, держа его обеими руками.
    Саня шел следом за Майклом, насквозь промокший, с голой грудью под пальто. Не стоило брать в голову мускулы Майкла. По сравнению с Саней мы оба мало каши ели, и все такое. Он нес Эспераккиус и Амораккиус на одном плече - и тащил Кинкейда на другом.
    Кинкейд не мог, как следует, идти, хотя явно пытался. Он был бледен, как мел. Он был залит кровью. Остаток рубашки Майкла и вся Санина были превращены в бинты, - и ими были обмотаны у него обе руки, и  живот, и еще одна нога.
    Мёрфи втянула воздух сквозь зубы и пошла к нему, ее голос сорвался.
    - Джаред.
    Джаред. Хм.
    - Дрезден, – выдавил Кинкейд.  - Дрезден.
    Они уложили его, и я подволок ноги к нему. Мне удалось не свалиться, когда я становился возле него на колени. Я видел его раненным и прежде, но тогда было не так плохо, как сейчас. Тогда он заматывал раны изолентой. Я пригляделся. Да, точно, рулон изоленты, висел на петле на ремне снаряжения Кинкейда.
    - Точно так же, как в логовище вампира, - сказал я спокойно.
    - Здесь нет старинного оружия, - сказал Кинкейд, – хотя должно бы. - Он покачал  головой и мигнул  глазами пару раз, пытаясь сосредоточить их. - Дрезден, у меня мало времени. Девочка. Они забрали ее. Она жива.
    Я скривился и отвел взгляд.
    Его окровавленная рука схватила меня за плащ.
    - Смотри на меня.
    Я посмотрел.
    Я ожидал увидеть гнев, ненависть, и вину. То, что я увидел, было … только отчаянным, отчаянным страхом.
    - Иди за ними. Верни ее. Спаси ее.
    - Кинкейд … - сказал я мягко.
    - Поклянись мне, - сказал он. Его глаза расфокусировались на секунду, затем холодно заблестели. - Поклянись. Или я вернусь за тобой. Поклянись мне, Дрезден.
    - Черт, у меня нет сил, чтобы бояться тебя, - сказал я.
    Кинкейд закрыл глаза.
    - У нее больше никого нет. Никого.
    Мёрфи встала на колени перед Кинкейдом рядом со мной. Она быстро глянула на меня, а затем сказала спокойно:
    - Джаред, отдыхай. Он поможет ей.
    Я обменялся с Мёрфи слабой, усталой улыбкой. Она знает меня.
    - Но… - начал Кинкейд.
    Она склонилась и поцеловала его в лоб, прямо в кровь и все такое.
    - Тихо. Я обещаю.
    Кинкейд расслабился. Или потерял сознание. Одно из двух.
    - Дрезден, тебе надо двигаться, - сказала Гард терпеливым голосом.
    - Только не говори мне, что ты - доктор, - сказал я.
    - Я видела больше боевых ран, чем любой смертный медицинский работник, - сказала Гард. - Двигайся.
    - Гарри, - сказала Мёрфи напряженным голосом. - Пожалуйста.
    Я со скрипением поднялся на ноги и приволок ноги к Майклу и Сане, которые стояли, наблюдая за дельфинами и небольшими китами в большом бассейне. Уровень воды понизился  футов на семь или восемь, и жители осваивали по-новому заполненную область бассейна. Если присутствие гниющей вещи позади меня в воде ощущалось так же, как на воздухе, я не мог обвинять их.
    - Он выглядит довольно плохо, - сказал я им.
    Майкл покачал головой, его глаза были далеко.
    - Его время еще не настало.
    Я поднял бровь, смотря на него. Саня смотрел почти так же удивленно, как я.
    Майкл глянул на меня и затем отступил к воде.
    - Я спросил.
    - Ага, - сказал я спокойно.
    Саня слабо улыбнулся и покачал головой.
    Я поглядел на него.
    - Ты как, все еще агностик, а?
    - Некоторые вещи я просто принимаю на веру,  - пожал плечами Саня.
    - Люччио уложила двоих, - сказал я Майклу. - Каково? – Мне не нужно быть более конкретным, чем они.
    Саня широко усмехнулся.
    - Это - хорошие новости.
    Я повернулся, чтобы смотреть ему в лицо.
    - Эти задницы только что захватили ребенка, и собираются заставить его принять  Падшего ангела, - сообщил я тихо. – Так что никаких хороших новостей нет.
    Выражение лица большого русского стало трезвым.
    - Хорошо там, где мы сами находим, - сказал он серьезно.
    - Одиннадцать, - подытожил Майкл.
    Я глянул на него.
    - Что?
    - Одиннадцать, - повторил он. - Одиннадцать из них пали здесь сегодня. Судя по ранам, Кинкейд убил пятерых из них. Капитан Люччио убила еще двоих. Саня и я поймали двоих на выходе. Один из них нес сумку с монетами тех, кто уже погиб.
    - Мы нашли монету Урумвиэля, а мы знали, что  у него есть жертва, - сказал Саня, - но тела мы не нашли.
    - Этот был мой, - сказал я. - Он теперь в виде сажи и пепла. И это получается десять.
    - Еще один утонул, когда разрушился резервуар, - сказал Майкл. - Он плавает там. Одиннадцать из них, Гарри. - Он покачал головой. - Одиннадцать. Ты понимаешь, что это означает?
    - Что, если мы убьем еще одного, мы получим подарочные ножи для стейков?
    Он повернулся ко мне, его глаза были полны решимости и сияли.
    - Тесса убежала только с четырьмя членами своей свиты, и Никодимус неизвестно где. Мы уже возвратили тринадцать монет - и еще одиннадцать сегодня, ну, если предположить, что мы сможем их все найти.
    - Только шесть монет могут теперь причинять вред, - сказал Саня. - Только шесть. Эти шесть - последние. И все они - здесь в Чикаго. Вместе.
    - Падшие в монетах вели войну за умы и жизни человечества в течение двух тысяч лет, Гарри, - сказал Майкл. - А мы боролись с ними. И эта война может закончиться. Это все может быть закончено. - Он повернулся к бассейну и покачал головой, на его лице было озадаченное выражение. - Я мог бы ходить на игры в софтбол с Алисией. Учить маленького Гарри ездить на велосипеде. Я мог бы строить дома, Гарри.
    Тоска в его голосе была настолько большой, что я просто-таки чувствовал ее прикосновение к моему лицу.
    - Давайте соберем монеты и уйдем отсюда прежде, чем прибудут машины с мигалками, - сказал я спокойно. - Майкл, открой свою связку.
    Он, нахмурившись, поглядел на меня, но так и сделал, раскрыв диски запятнанного серебра. Я достал пару монет из своего кармана рукой, одетой в перчатку, и добавил их к груде.
    - Спасибо, - сказал я. - Давайте двигаться.
    Потом повернулся и ушел, пока Майкл сворачивал ткань, снова пряча монеты, его отстраненные глаза, по-видимому, сосредоточились на мечте о том, как он запихнет эти монеты в глубокое, темное отверстие и станет жить скучной, простой, нормальной жизнью с женой и детьми.
    Пусть пока помечтает.
    Но я собирался забрать у него эту мечту, черт возьми.
    Будет он согласен с этим планом или нет.

-------------------------------------------
[71] Так звали большого пса в одноименном романе Стивена Кинга.
-------------------------------------------
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #153 - Декабрь 28, 2009 :: 3:03pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 35


    По пути обратно к дому Майкла я спал в кабине грузовика, прислонясь к окну с пассажирской стороны. У Сани было среднее место. Я смутно слышал, что они говорили друг с другом, но их голоса были только низким рокотом, особенно Санин, и я отключился, пока грузовик не затрещал, останавливаясь.
    - Это не имеет значения, - терпеливо говорил Майкл. - Саня, мы не набираем рекрутов. Мы не масонский орден. Это должно быть призванием.
    - Мы ежедневно действуем в интересах Бога, - сказал Саня убеждающе. - Если Он не спешит призвать нового обладателя для Фиделаккиуса, возможно это - тонкий намек, что Он желает, чтобы мы взяли ответственность на себя.
    - Разве не ты говорил мне, что не уверен в существовании Бога? - спросил Майкл.
    - Я просто говорю с тобой в удобных тебе терминах, - сказал Саня. - Она могла бы стать хорошим Рыцарем.
    Майкл вздохнул.
    - Возможно, причина в том, что наша задача почти выполнена. Может быть, теперь не обязательно, чтобы было три Рыцаря.
    Санин голос стал сухим.
    - Да. Возможно, всё зло повсюду собирается разрушиться навсегда и не будет больше потребности в силе, чтобы защитить тех, кто сам себя защитить не может. - Он вздохнул. - Или возможно …- начал он, глядя на меня. Тут он увидел, что я моргнул, и поспешно сказал, - Дрезден. Как ты себя чувствуешь?
    - Ничего, что не могли бы вылечить несколько дней в больнице, новые легкие, бочонок темного пива от Мака, и пара злющих краснокожих [72] , - пробормотал я. Я пытался быть непринужденным, но вышло как-то плоско и более мрачно, чем я хотел. - Жить буду.
    Майкл кивнул и остановил грузовик.
    - Когда мы идем за ними?
    - Мы не пойдем, - сказал я спокойно. - Они поставили очень хитрую защиту против того, чтобы их нашли или увидели в хрустальном шаре.
    Майкл нахмурился.
    - Ты уверен?
    - Я уверен, что  трудно победить кого-то, кого не можешь найти, Майкл.- Я протер свои глаза и поспешно отдернул руку, так стало больно. Ой. Дурацкий сломанный нос. Дура Тесса, щиплющая его.
    - Тебе надо хоть немного поспать, Гарри, - сказал Майкл спокойно.
    - И, наверное, душ, - предположил Саня.
    - Ты точно также пахнешь дельфинами, большой парень, - отпарировал я.
    - Ну, не так сильно, - сказал он. - И меня не рвало.
    Я посмотрел на него с негодованием.
    - Разве Саня не женское имя?
    Майкл фыркнул.
    - Сначала поспи немного, Гарри.
    - Потом, - сказал я. - Сначала вот что. Военный совет в кухне. И если кто-то не сделает мне чашку кофе, я буду крутиться по комнатам, отряхиваясь от снега, как Мыш.
    - Мыш слишком вежлив, чтобы так вести себя в моем доме, -  сказал Майкл.
    - Тогда как чей-либо пес, - сказал я. - Черт, я забыл свой посох.
    Майкл выпрыгнул из грузовика и достал мой посох из кузова. Я вышел, и он перебросил его мне через грузовик. Я поймал его левой рукой и кивнул ему.
    - Благослови тебя Бог. Это - реальная проблема для них. Способ тяжелее, чем сделать это… мм … - я помотал головой, поскольку мои мысли как-то запутались. - Извини. Длинный день.
    - Давай зайдем внутрь прежде, чем ты замерзнешь, - сказал Майкл спокойно.
    - Хорошая идея.
    Мы всей толпой двинулись внутрь. За следующие двадцать минут или около того прибыли остальные. Гард настояла на том, что Кинкейда нужно завезти на одну из секретных точек Марконе, где он держал медикаменты с тех времен, когда он не хотел, чтобы полиция интересовалась, каким образом его служащие получили ножевые или огнестрельные раны. К моему развлечению Мёрфи заявила, что будет сопровождать Кинкейда, что, в свою очередь, означало, что полиция теперь будет в курсе места расположения одного из секретных притонов Марконе, а также, возможно, даже имен тамошних докторов. И так как это был автомобиль Мёрфи, а Мёрфи была со мной, а Гард нуждалась в моей помощи, то Гард не смогла ничего на это возразить.
    Это - моя Мёрфи, чистое, черт возьми, серебро, когда не затянуто тучами.
    Мыш был рад и приветствовал меня, с большой любовью врезавшись мне в ноги и вертя хвостом. Он, по крайней мере, думал, что пахну я просто интересно. Молли приветствовала нас с почти таким же энтузиазмом, и немедленно приступила к созданию пищи для всех. К сожалению, Молли не была дочерью своей матери в этом отношении. Черити это просто МакГайвер [73] кухни. Она может приготовить на скорую руку еду в пяти вариантах для двенадцати человек из одного яйца, двух упаковок спагетти, некоторых домашних химикатов, и пластика жевательной резинки.
    А Молли …
    Молли однажды сожгла яйцо. Вареное яйцо. Я не знаю, как.
    Впрочем, она могла сделать паршивую чашку кофе.
    После того, как Кинкейда уложили на гостевой кровати в комнате для шитья Черити, все остальные собрались в кухне. Мёрфи выглядела напряженной. Я налил ей чашку кофе, и она подошла и встала рядом со мной. Я предложил кофе Люччио. Она приняла чашку с маленьким, благодарным кивком.
    - Как он? - спросила она Мёрфи.
    - Спит, - сказала Мёрфи. - Гард дала ему какие-то болеутоляющие.
    Я жадно пил кофе, прогоняя холод.
    - Ладно, ребята. Вот ситуация. Нас нагнули, смазали, и Никодимус с командой собираются запустить один из тех японских сверхскоростных пассажирских экспрессов в нашу коллективную задницу.
    В комнате стало тихо.
    - Они взяли Иву, - сказал я. - Это очень плохо.
    - Гарри, - сказала Мёрфи, - я знаю, что я - новичок, но тебе придется снова объяснить мне про эту маленькую девочку.
    - Ива - Архив, - сказал я спокойно. - Давным-давно - мы не знаем, когда, - кто-то, - мы не знаем, кто - создал Архив. Своего рода интеллектуальная конструкция.
    - Что? - спросил Саня.
    - Существо, составленное из чистой информации. Как бы программное обеспечение для мозга, - сказала Люччио. - Как очень передовая система управления базами данных.
    - А, - кивнул Саня.
    Я удивленно выгнул бровь на Люччио.
    Она пожала плечами, слегка улыбаясь.
    - Мне нравятся компьютеры. Я много читаю о них. Это - … мое хобби, ну, в самом деле. Я понимаю теорию.
    - Ладно, - сказал я. - Гм. Хорошо. Архив передают от одного поколения к следующему, от матери к дочери - все воспоминания о предыдущих держателях Архива, и все факты, которые они собрали.
    Все это знание делает Архив могущественным - он и был создан как склад знаний, гарантия против возможных катаклизмов цивилизации, потери всех знаний, разрушения всей науки. Он всегда нейтрален и только собирает и хранит знания.
    - Собирает? - сказала Мёрфи. - Так … Архив много читает?
    - Нет, это гораздо глубже, - сказал я. - Архив - волшебство, такое сложное, что  фактически живое, – она просто знает. Все, что было напечатано или записано, Архив знает.
    Хендрикс выругался.
    - С одной стороны, - согласился я. – И вот такое существо захватил Никки с никелевыми головами.
    - С такой информацией в их распоряжении, - сказала Мёрфи, - они могут … Мой Бог, они могут шантажировать чиновников. Контролировать правительства.
    - Запускать ядерные боеголовки, - сказал я. - Прекрати думать о мелочах. - Я кивнул в сторону Майкла. - Помнишь, ты сказал мне, что Никодимус играет в лото Армагеддона. У него большие планы, но он составляет их так, чтобы можно было попутно получить хорошую прибыль. Это был еще один такой план.
    Майкл нахмурился.
    - И он что, все время гонялся за Архивом? Он специально приехал сюда и создал конфронтацию с целью заставить тебя призвать ее?
    - Это не могло быть запланировано, - сказала Люччио. - Ты мог выбрать любого из дюжины нейтральных арбитров.
    Мёрфи фыркнула.
    - Но это же - Дрезден. Он живет в той же самой квартире, где жил, когда я встретилась с ним в первый раз. Водит тот же самый автомобиль. Выпивает в том же самом небольшом пабе. Любимый ресторан - «Королевский Бургер». И он берет там всегда одну и ту же проклятую еду.
    - Совершенство нельзя изменить к лучшему, - сказал я. - Именно поэтому оно и называется совершенство. Так что ты хотела сказать?
    - Ты - существо привычки, Гарри. Тебе не нравятся перемены.
    Не было смысла отрицать это.
    - Даже если бы я не назвал Иву, Никодимус все-таки мог бы получить некоторую прибыль. Возможно, приобретя Марконе. Возможно, убив Майкла или Саню. Возможно, сбросив какой-то балласт внутри собственной организации. Кто знает? Но поскольку я призвал Иву, он и в самом деле получил возможность захватить ее, и все это окупилось.
    - Но Архив был создан нейтральным, - сказал Саня. – Он не должен иначе. Ты сам так сказал.
    - Архив - да, - сказал я. - Но Архивом управляет Ива. А она - еще совсем ребенок. Этому ребенку можно причинить боль. Напугать. Принудить. Соблазнить. - Я потер пятно между глазами. – Они хотят сделать ее одной из них. Вероятно, надеясь проглотить Марконе по пути.
    - Да поможет нам Бог, - тихо сказала Мёрфи.
    - Да поможет Бог им, когда мы их поймаем, - пробормотал Майкл. - Мы должны найти их, Гарри.   
    - Даже Мэб не смогла определить местонахождение динарианцев с помощью магии, - сказал я. - Гард. Ваша фирма не могла бы помочь?
    Она покачала головой.
    Я поглядел на Майкла.
    - Я не надеюсь, что кто-нибудь нарисует в небе для нас большой светящийся указатель?
    Майкл покачал головой, его лицо было серьезно.
    - Я смотрел.
    - Ладно, тогда. Если мы исключаем божественное вмешательство, у нас нет никакого способа найти их. - Я глубоко вздохнул. - Так. Значит, нужно заставить их найти нас.
    - Это было бы здорово, если бы мы могли это сделать, - сказал Саня. - Что ты имеешь в виду?
    Хендрикс внезапно поднял голову.
    - Монеты.
    Все повернулись и уставились на него.
    Хендрикс мгновение что-то рассчитывал на пальцах.
    - Осталось шесть монет. И шесть человек. Где же они собираются взять монету для маленькой девочки? Или для босса?
    - Хорошая мысль, Куджо, - сказал я. – Но это небольшое препятствие. И мы должны двигаться быстро, чтобы это сработало. Никодимус не может позволить себе зря расходовать трудовые ресурсы, но его совесть ни на миг не смутится убить одного из своих собственных людей, чтобы взять его монету, если это в самом деле понадобится. Таким образом, мы собираемся предложить ему торговлю. Одиннадцать старых никелей в обмен на девочку.
    Майкл и Саня моментально вскочили на ноги, громко говоря  на двух разных языках. Было трудно разобрать конкретные слова, но основная мысль была такая: ты в своем уме?
    - Черт побери, Майкл! – сказал я, поворачиваясь лицом к нему и выдвигая челюсть. - Если Никодимусу удастся привлечь на свою сторону Архив, то не будет иметь значения, сколько  проклятых монет вы заперли.
    Тишина. Часы в прихожей очень громко тикали.
    Я не отступал.
    - Прямо сейчас шесть демонов мучают одиннадцатилетнюю девочку. Так же, как они мучили меня. Так же, как они замучили Широ.
    Майкл вздрогнул.
    - Посмотри мне в глаза, - сказал я ему, - и скажи мне, ты думаешь, что мы должны позволить этому ребенку страдать, в то время как мы можем спасти ее.
    Тик, так.
    Тик, так.
    Майкл покачал головой.
    Саня сел и откинулся назад, снова прислонившись к шкафу, его лицо было задумчивое и торжественное.
    - Никодимус никогда не пойдет на это, - сказал Майкл тихо.
    Люччио улыбнулась во весь рот.
    - Конечно, пойдет. Зачем жертвовать полезными слугами, когда он может пойти на обмен, надуть нас, украсть монеты, и удержать Архив?
    - Бинго, - сказал я. - Но мы будем готовы к этому. Капитан, ты знаешь, как связаться с ним через каналы, указанные в Соглашении?
    - Да, - сказала она.
    - Гарри, - сказал Майкл мягко, - это просто ужасный риск.
    Он и Люччио обменялись взглядом в тишине, под которой ворочались глубокие затаенные чувства.
    - По этому поводу, - сказала Люччио, - единственное более опасное, что мы можем сделать… - Она пожала плечами и развела руками. – Пожалуй, ничего.
    Майкл скривил лицо и перекрестился.
    - Да будет с нами Бог.
    - Аминь, - сказал Саня, подмигивая мне через плечо Майкла.
    - Позвони Никодимусу, - сказал я. - Скажи ему, что у меня к нему дело.

--------------------------------------------------
[72] Тоже какая-то цитата, видимо, малость переделанная.
[73]   «Секретный агент Макгайвер» - популярный американский сериал (1985-1992)
МакГайвер - талантливый ученый, тонкий психолог, пацифист. Ненавидит огнестрельное оружие. Его оружие - это смекалка и знания (из области физики, химии и психологии). Единственный его верный "напарник" - швейцарский армейский ножик. МакГайвер использует подручные средства, чтобы выбираться из экстремальных ситуаций: может обезвредить скрепкой ракету "земля-воздух", приготовить взрывчатку из садовых удобрений, сделать скафандр из расплавленного садового шланга, смастерить детектор лжи из будильника и прибора для измерения давления. Однако (помимо этого неординарного таланта) МакГайвер привлекает своей человечностью и стремлением помочь едва знакомым людям. МакГайвер оказывается втянутым в водоворот опасных событий из благих побуждений. Каждый эпизод - это отдельная история. МакГайвер - человек с уникальными способностями, без определенной профессии, который путешествует по миру, бескорыстно помогая людям и попадая в экстремальные ситуации. И чем сложнее эта экстремальная ситуация, тем интереснее и достойней будет выход из нее.
--------------------------------------------------
Наверх
 
 
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #154 - Декабрь 28, 2009 :: 5:15pm
 
Юлиетта, как насчет..."ждем, ждем, но все верх дном " - Wait, wait, this isn’t right
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #155 - Декабрь 28, 2009 :: 5:21pm
 
Интересно. Спасибо, исправила в главе.
Наверх
 
 
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #156 - Декабрь 28, 2009 :: 5:50pm
 
уоу..я польщена Смущённый
спасибо за главы!!! А Кинкейд оказывается Джаред...так мило)))
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
lordjek
Неофит
*
Вне Форума


Берегите парадигмы!!!

Сообщений: 3
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #157 - Декабрь 29, 2009 :: 10:56pm
 
[_Юлиетта_ писал(а) Ноябрь 28, 2009 :: 5:23pm:
А кто сказал, что Гарри 300 лет?  Откуда такая цифра?  Не скажу точно, но мне кажется, что ему около тридцати, может, даже и нету еще тридцати. 


в 11 книге Люччио говорит Гарри " А тебе еще нет сорока"
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #158 - Декабрь 30, 2009 :: 2:35pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 36


    Какое-то время ушло, чтобы согласовать способ передачи сообщения.
    Последняя вещь, которую я хотел сделать, это снова лезть в воду, но я все еще мерз, и меня шатало, и как оказалось, есть многие другие неудобные и неприятные побочные эффекты от случайного проглатывания галлонов соленой воды. И такая прочая ерунда вдруг принимает огромное значение.
    Потребовалась куча времени, чтобы утихомирить мой организм, принять душ и наконец лечь. К тому времени, когда я сделал это, я так устал, что еле ворочал глазами. К тому времени Молли, подстрекаемая Саней, и при его активном пособничестве,  приготовила обед. Сане, казалось, доставляло некоторое мрачное российское удовольствие наблюдать за процессом крушения. Я упал на кушетку, гадая, можно ли рискнуть что-нибудь проглотить, и сон Рип ван Винкля [74] утащил меня.
    Я не хотел просыпаться. Я видел сон, где мне не причиняли боль, и никто не швырял меня. Стены были белыми, гладкими и чистыми, освещенными только морозным лунным светом, и кто-то  нежным голосом тихо со мной говорил. Но в мою правую руку ворвалось жестокое покалывание, какие-то иголки и булавки, и сон начал отступать. Я медленно начал просыпаться. В комнате бормотали голоса.
    - … но она может убедиться? - потребовала Мёрфи горячим шепотом.
    - Это не моя область знаний, - прогрохотал Майкл. – А Вы, госпожа?
    Тон Люччио был осторожен.
    - Это - тонкая область искусства, - сказала она. - Но у девочки действительно есть дар.
    - Тогда мы должны что-то сказать.
    - Нет, - сказала Молли тихим и грустным тоном, - Это не поможет. Это может даже хуже сделать.
    - И ты точно знаешь это? - потребовала Мёрфи. - Это факт?
    Я так устал, что, видимо, пропустил предложение или три в разговоре. Я поморгал глазами и неясно подумал: «ребенок знает, о чем она говорит». Я завозился и нашел Мыша лежащим на полу около кушетки, под самой моей рукой. Я решил, что заседание может минутку подождать.
    - О чем разговор?
    Молли кинула Мёрфи взгляд, который сказал: понимаешь?
    Мёрфи покачала головой и сказала,
    - Я посмотрю, как там Кинкейд. - И она вышла, ее лицо застыло в каменном неудовольствии.
    Мыш принялся усердно облизывать мою правую руку, собачий чистящий ритуал, который он иногда выполнял. Это как-то нейтрализовывало булавки и иглы, и я не стал спорить. Я все еще понятия не имел, что было с моей рукой. Я никогда не слышал ни о чем, похожем на этот случай, - но это не было ужасно неудобно, и этот вопрос не был главным в моем списке приоритетов на текущий момент.
    Никто не ответил на мой вопрос.
    Тишина стала неуклюжей. Я неловко покашлял.
    - Мм. Кто-нибудь знает, сколько времени?
    - Почти полночь, - сказала Люччио спокойно.
    Я ждал в течение минуты, но очевидно никто не собирался оказать мне услугу и вышибить меня из сознания снова, поэтому я приложил усилия, чтобы проигнорировать все острые и тупые боли, и сел.
    - Что сказал Никодимус?
    - Он пока не ответил, - сказала Люччио.
    - Неудивительно, - пробормотал я, расчесывая пятерней волосы. Я заснул, одетый в старые Майкловы треники и футболку, таким образом мои лодыжки были голые, а треники и футболка болтались на мне, как палатка. - Независимо от того, что они делают, чтобы держать Иву взаперти, не сомневаюсь, что сделать это довольно сложно. Я бы тоже отложил звонок до тех пор, пока не убедился бы, что там все в порядке.
    - Я тоже так думаю, - согласилась Люччио.
    - Она в самом деле так опасна? - спросил Майкл.
    - Да, - сказала Люччио спокойно. - Совет расценивает ее, как значительную власть в ее собственном праве, равную, пожалуй, младшим королевам Дворов Сидхе.
    - Если так, я думаю, что характеристика Стражей недооценивает ее, - сказал я спокойно. - У нее было всего ничего для работы, а она делала Тессу с командой похожими на пигмеев, пытающихся захватить слона. Если бы они не отключили ее полностью, я думаю, что она съела бы их живьем.
    Люччио встревоженно нахмурилась.
    - В самом деле?
    - Вы, возможно, видели такое, - сказал я.  - Я никогда не видел… Вы, возможно, видели.
    - Если она так сильна, - сказал Майкл спокойно, - смогут ли они ее удержать?
    - О, да, - сказал я. - Конечно. Но им понадобится значительный круг и очень мощный ритуал в специально подготовленном месте. И это должно быть чертовски безупречно сделано, иначе она сломает его.
    Молли расстроенно сморщила лицо.
    - Она не будет … не возьмет монету. Ведь нет? - Она переводила взгляд с Люччио на меня и обратно, а потом немного пожала плечами.  – Потому что… это было бы очень плохо, если бы она так сделала.
    Я посмотрел на Майкла.
    - Падший ведь не может просто вскочить и сокрушить кого-то, не так ли? Просто захватить, без согласия?
    - Обычно нет, - ответил Майкл. – Но все же есть обстоятельства, которые могут изменить это. Умственно отсталые люди могут быть восприимчивыми к этому. И другие вещи могут способствовать овладению. Наркотики, причастность к темным ритуалам, развернутый преднамеренный контакт с духами. Некоторые другие вещи.
    - Наркотики, - сказал я устало. - Иисусе.
    Майкл вздрогнул.
    - Извини.
    - Даже если душа уязвима для нападения, - сказал Майкл,  - разум и воля могут бороться против агрессивного духа. Несомненно, Архив оценивается как огромный ум и воля.
    - Согласен. Но это не обязательно означает, что Ива поступит именно так. Когда она родилась, она уже была Архивом. У нее никогда не было надобности развивать свои собственные способности, свою собственную индивидуальность.-  Я встал, качая головой, и начал беспокойно шагать по комнате. - Она сейчас беспомощна, вероятно, впервые в жизни. Одна. Напугана. -  Я посмотрел на Майкла. - Ты думаешь, что эти … люди … не знают, как напугать маленькую девочку?
    У него перекосило лицо, и он опустил голову.
    - А затем появится Падший и скажет ей, что может ей помочь. Что хочет быть ее другом. Что может заставить плохих людей прекратить причинять ей боль. - Я покачал головой и стиснул руки. – Возможно, она будет знать факты. Но эти факты не смогут ее утешить. Они не будут ощущаться как…
    Я заморгал и посмотрел на Майкла. Потом на Молли. Потом я рванулся мимо них в кухню и ухватил блокнот Черити для записи покупок, который был прицеплен к холодильнику магнитом. Я нашел карандаш на верху холодильника и сел за кухонный стол, неистово сочиняя.
    «Ива,
    Ты не одна.
    Кинкейд жив. Я в порядке. Мы придем за тобой.
    Не слушай их. Держись.
    Мы придем.
    Ты не одна.
    Гарри»
    - О, - сказала Молли, читая через мое плечо. - Это умно.
    - Если это сработает, - сказал Люччио. - Она должна узнать это?
    - Я не знаю, - сказал я. - Но я не знаю, что еще я могу сделать. - Я потер лоб. – Есть что-нибудь съедобное?
    - Я приготовила жаркое, - сказала Молли.
    - А съедобное что-нибудь?
    Она дала мне подзатыльник, но не слишком сильно, и пошла к холодильнику.
    Я сделал себе сэндвич. Я - американец. Мы можем съесть что угодно, если положить это между двумя кусками хлеба. С достаточным количеством горчицы я почти не чувствовал вкуса этого жаркого. В течение нескольких минут я был занят едой, я был достаточно голоден, чтобы в самом деле наслаждаться приобретением жизненного опыта, где Моллино жаркое терроризировало мой рычащий живот.
    Зазвонил телефон.
    Ответил Майкл. Он мгновение слушал и затем сказал мягко,
    - Никогда не слишком поздно искать искупления. Даже для Вас.
    Кто-то весело засмеялся на другом конце телефона.
    - Минутку, - сказал Майкл чуть спустя. Он повернулся, держа трубку в руке, и сказал, - Гарри.
    - Он, - сказал я.
    Майкл кивнул.
    Я пошел к телефону и взял трубку.
    - Дрезден.
    - Я впечатлен, Дрезден, - сказал Никодимус. – Я, конечно, ожидал, что Адский Пес устроит хорошее представление, но ты меня удивил. Твои способности развиваются весьма быстро. Тесса в ярости.
    - Я устал, - ответил я. - Ты собираешься говорить о деле или нет?
    - Ну, иначе я не стал бы звонить, - ответил Никодимус. - Но давай сделаем это немного проще, а? Только ты и я. У меня нет никакого желания втягивать преступный мир Чикаго или остальную часть Белого Совета в это небольшое уродливое дело. Безопасный проход взаимно гарантируется, конечно.
    - Мы уже сделали это однажды, - сказал я.
    - И несмотря на то, что ты предал нейтралитет встречи задолго до того, как я или любой из моих людей предприняли какие-то действия,  что я расцениваю, как наиболее многообещающий акт с твоей стороны, хочу оказать тебе доверие еще раз.
    Я хохотнул.
    - Да. Ты - святой.
    - Иногда, - сказал Никодимус. - Иногда. Давай, скажем, сейчас встретимся с глазу на глаз. Поговорим. Только ты и я.
    - Чтобы вы налетели на меня всей бандой? Нет, спасибо.
    - Приходи сейчас. Как ты сказал, я действительно хочу говорить о деле. Если ты дашь мне свое слово безопасного прохода, встречу можно провести даже на вашей собственной территории.
    - О? – спросил я. - И где конкретно?
    - Это не имеет значения, лишь бы никто не заметил меня с тобой, пока ты одет в этот смешной заимствованный ансамбль.
    Волосы на моей шее поднялись дыбом. Я чуть-чуть повернул голову. На окнах, выходящих на задний двор Карпентеров, были жалюзи и занавески, но ни одни их них не были полностью закрыты. Кухонные огни превращали окна в зеркала. Я ничего не мог за ними увидеть.
    - Ну так что, Дрезден? - спросил Никодимус. - Ты даешь мне свое слово безопасного прохода для нашего разговора? Или мне разрешить, чтобы мои люди открыли огонь по прекрасной молодой особе у раковины?
    Я обернулся через плечо туда, где Молли вытирала посуду. Она наблюдала за мной уголком глаза, явно заинтересованная разговором, но пытаясь не показать этого.
    Наверное, я не смог бы предупредить кого-либо прежде, чем люди Ника могли открыть огонь - и я полагал, что они у него действительно были там. Вероятно, в доме на дереве. Оттуда можно было хорошо разглядеть кухню.
    - Хорошо, - сказал я, говоря так, чтобы все там могли услышать меня. - Я даю Вам свое слово безопасного прохода. В течение десяти минут.
    - И надежду умереть? - усмехнулся Никодимус.
    Я стиснул зубы.
    - По крайней мере, мы встретимся.
    Он снова засмеялся.
    - Держи предмет нашей беседы в секрете, и не надо никого вмешивать.
    Телефон разъединился.
    Чуть погодя кто-то постучал в переднюю дверь.
    Рычание Мыша наполнило весь дом даже при том, что он оставался в гостиной.
    - Гарри? - спросил Майкл.
    Я нашел свои ботинки и cунул босые ноги в них.
    - Я выхожу, чтобы поговорить с ним. Следите за нами, но ничего не делайте, если он не начнет. И берегите спину. Последний раз, когда я говорил с ним, он меня просто отвлекал. - Я встал, надел плащ и подобрал свой посох. Потом встретил глаза Майкла и повторил, - Берегите свою спину.
    Майкл слегка наклонил голову. Потом посмотрел мимо меня, на окна на задний двор.
    -  Будь осторожен.
    Я вынул свой защитный браслет из кармана плаща и натянул его на запястье, вздрагивая, потому что тащить пришлось через небольшие ожоги.
    - Ты знаешь меня, Майкл. Я всегда осторожен.
    Я пошел к передней двери и выглянул из окна.
    Огни на улице были погашены, за исключением уличного фонаря перед домом Майкла. Никодимус стоял в центре улицы. Его тень, длинная и темная, растягивалась в сторону от него – в сторону, противоположную той, куда она должна бы падать, учитывая положение света.
    Мыш подошел ко мне и встал рядом, как пришитый.
    Я положил руку на толстую шею моего пса, ища в темноте снаружи что-нибудь или кого-нибудь еще. Я ничего не видел – но на самом деле это ничего не значило. Там, в темноте, могло быть что угодно.
    Но единственное, что на самом деле было важно, это испуганная маленькая девочка.
    - Пойдем, - сказал я Мышу, и мы отправились.

--------------------------------------------
[74] «Рип Ван Винкль» (англ. Rip van Winkle) — новелла (1819) и легендарный персонаж американского писателя Вашингтона Ирвинга. Рип Ван Винкль — ленивый житель деревушки близ Нью-Йорка, проспавший 20 лет в американских горах и спустившийся оттуда, когда все его знакомые умерли. Персонаж стал символом человека, полностью отставшего от времени и даром пропустившего свою жизнь.
-------------------------------------------------
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #159 - Декабрь 30, 2009 :: 2:40pm
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 37


    Снова шел снег. С тех пор, как дорожку перед домом Карпентеров очищали в последний раз, выпало пять или шесть дюймов снега. Мои шаги хрустели в тихом зимнем воздухе. Наверно, их было слышно за квартал отсюда.
    Никодимус ждал меня, элегантно небрежный в темно-зеленой шелковой рубашке и черных брюках. Он с нейтральным выражением лица  и с прищуренными глазами наблюдал, как я подхожу.
    Я задрожал, когда дыхание холодного ветра коснулось меня, мои утомленные мускулы угрожали выйти из-под контроля. Черт возьми, ведь это я работал на Зимнюю Королеву. Так каким образом все остальные совершенно удобно устроились в середине снежной бури?
    Я остановился в конце Майкловой дорожки и уперся посохом в землю. Некоторое время Никодимус тихо смотрел на меня. Тень переместилась, чтобы замаскировать его выражение, и я не мог, как следует, разглядеть его лицо.
    - Что это? - сказал он  низким мрачным тоном.
    Мыш уставился на Никодимуса, и издал рычание настолько низкое, что некоторые снежинки подпрыгивали на земле вокруг него. Мой пес обнажил свои зубы, показывая длинные белые клыки, и его шерсть поднялась дыбом.
    Адские колокола. Я никогда не видел, чтобы Мыш реагировал так, кроме случаев серьезного боя.
    И было похоже, что Никодимусу тоже очень не понравился Мыш.
    - Ответь на мой вопрос, Дрезден, - проворчал Никодимус. - Что это?
    - Предосторожность против застревания в глубоком снегу, - сказал я. - Он обучен работать сенбернаром.
    - Что, простите? - сказал Никодимус.
    Я сделал вид, что закрываю одно из ушей Мыша рукой, и пояснил театральным шепотом
    - Только не говори ему, что на самом деле они вовсе не носят бочонки с выпивкой на загривке. Разобьешь его маленькое сердце.
    Никодимус не двигался, но его тень переместилась и легла небольшим бесформенным пятном между ним и Мышом. Его лицо снова стало хорошо видно, он улыбнулся.
    - Было время, когда на мое лицо было неприятно смотреть. Я могу задать тебе вопрос?
    - Пожалуйста.
    - Ты всегда отступаешь в беззаботность, когда напуган, Дрезден?
    - Я не стал бы называть это отступлением. На мой взгляд, это продвижение к хорошему настроению. А я могу задать тебе вопрос?
    Он широко улыбнулся.
    - О, пожалуйста.
    - Каким образом у некоторых из вас, кажется, есть личные имена, а других  называют только по Падшему в монете?
    - Это не сложно, - сказал Никодимус. - Часть нашего ордена - активные, усердные умы, с силой достаточной, чтобы сохранить себя. Другие, - он пожал плечом, изящное, высокомерное маленькое движение – несущественны. Одноразовые сосуды, и ничего больше.
    - Как Расмуссен [75], - пробормотал я.
    Мгновение Никодимус выглядел озадаченным. Потом его глаза внезапно сузились, пристально сосредоточившись на мне. Его тень снова пошевелилась, и что-то зашумело, волнующе похожее на змеиный шепот.
    - А, да, сосуд Урсиэля. Точно. - Он смотрел мимо меня на дом. – Это твои друзья шумят за твоей спиной?
    Конечно, черт возьми, они, хотя я понятия не имел, почему. Я старался сохранить на лице выражение игрока в покер.
    - Почему именно они?
    - Попытайся вообразить события в Аквариуме с их точки зрения. Они входят в здание с тобой, вместе с кем-то, кого они обычно не брали - но ты настоял, чтобы вашу группу сопровождал полицейский детектив. В результате ты уходишь на частную конференцию между тобой, мной, и сторожевым псом Архива. Потом встает преграда, и они могут только слышать ужасную ярость конфликта. Как только появляется возможность, они мчатся туда, и видят, что мои люди вытягивают тебя из воды – тем нужно было забрать монету из твоего кармана, но твои друзья этого знать не могут. В результате Архив уведена, ее телохранитель ранен или мертв, а тебе вполне очевидно помогают мои люди.
    А они так и не видели, что случилось, - продолжал Никодимус. - Подозрительному уму ты мог бы показаться нашим сообщником.
    Я сглотнул.
    - Я сомневаюсь, чтобы они это так поняли.
    - Да? - сказал Никодимус. - Даже при том, что ты собираешься отдать мне монеты, которые вы захватили в Аквариуме? Одиннадцать монет, Дрезден. Если я верну их, все, что ты и твои люди сделали в течение прошлых нескольких дней, будет впустую. Я стану очень силен и самостоятельно овладею силой Архива. Скорее они могут предположить, что ты выбрал идеальную позицию, чтобы предать их в критический момент. Который сейчас наступает.
    Я … не думал об этом так.
    - Что, если он наконец поддался влиянию тени? - думают они. - Что, если он не контролирует свои собственные решения? - думают они. - Предательство - более опасное оружие, чем любое волшебство, Дрезден. Я две тысячи лет практиковался в этом, и твои друзья, Рыцари, это знают.
    Внезапно поведение Майкла начало проясняться, и жаркое в моем животе захотело вернуться. Я пытался удержать мое лицо игрока в покер, но оно не хотело удерживаться.
    - Ах, - сказал Никодимус, его глаза расширились. - После всех лет необоснованных подозрений и враждебности со стороны вашего собственного Совета, наверное, это больно. - Он усмехнулся, глядя на Мыша, а потом обратился ко мне. - Твое маленькое сердце, должно быть, разбивается.
    Мыш нажал плечом на мою ногу и жестоко рычал на Никодимуса, порываясь кинуться вперед.
    Никодимус проигнорировал его, полностью концентрируясь на мне.
    - Это - заманчивое предложение, - сказал он. - Обменять монеты на Архив? Подарить мне возможность при благоприятном стечении обстоятельств уйти в укрытие со всеми сокровищами? В самом деле, я с трудом могу это проигнорировать. Хорошо придумано.
    - И что? – сказал я.  - Где ты хочешь сделать это?
    Он покачал головой.
    - Я не буду этого делать, - сказал он спокойно. - Это - эндшпиль, Дрезден, даже если ты и твои друзья не хотите это принять. Раз у меня есть Архив, остальное - просто ерунда. Потеря монет - это, конечно, плохо, но я не нуждаюсь в них. Шипастый Намшиэль не сможет приносить мне никакой реальной пользы в его текущем состоянии, а я не для того работал в течение двух тысяч лет, чтобы в последнюю секунду ввязаться в азартную игру. Сделки не будет.
    Я сглотнул.
    - Тогда почему ты здесь?
    - Чтобы дать тебе шанс пересмотреть свою позицию, - сказал Никодимус. - Я думаю, ты и я не настолько отличаемся. Мы оба - существа воли. Мы оба проживаем наши жизни для идеалов, а не материальных вещей. Мы оба можем пожертвовать многим, чтобы достигнуть наших целей.
    - Возможно, мы просто нашли достойного противника.
    Он протянул ко мне руки.
    - Я могу быть союзником, намного более эффективным и опасным, чем любой из тех, кого ты имеешь теперь. Я хочу пойти на компромисс с тобой, и сделать некоторые из твоих целей моими собственными. Я могу предоставить тебе поддержку гораздо большую, чем твой собственный Совет когда-либо делал для тебя. Материальная выгода такого товарищества - третьестепенный вопрос, в конечном счете, но разве тебе не лучше жить в каком-то другом месте, чем заплесневелый подвал? Разве ты не устал приходить домой к холодному душу, дешевой пище, и пустой кровати?
    Нужно сделать много работы, и не вся она будет неприемлема для тебя. Фактически, я могу предположить, что часть ее вполне удовлетворяла бы  твоим личным понятиям того, что правильно и что нет.
    К черту невозмутимость. Я усмехнулся ему в лицо.
    - И какая же это?
    - Ну, например, - Красная Коллегия, - сказал Никодимус. – Их много, они хорошо организованы, опасны для моих планов, чума для человечества, и эстетически противны. Они - паразиты, они неудобны в ближайшей перспективе, опасны на втором плане, и фатальны для любого плана дальнего действия. В любом случае, они должны быть уничтожены в какой-то момент. У меня нет никаких возражений насчет предоставления моей помощи тебе, и через тебя  Белому Совету в их усилиях это сделать.
    - Использовать Совет, как орудие в чужих руках, чтобы истребить Красную Коллегию? – спросил я.
    - Как будто они не использовали тебя, как инструмент, во многих случаях.
    - Совет не нуждается в моей помощи, чтобы быть связкой инструментов, - пробормотал я.
    - И все же если что-то взывает к твоему понятию правосудия, то это идея разрушения Красной Коллегии. Особенно учитывая то, что они сделали со Сьюзен Родригес [76]. - Он наклонил голову набок. - Может быть, возможно помочь ей, знаешь ли. Если кто-либо может знать о средстве освободить ее от ее проклятия, так это - Падший.
    - А почему ты не предлагаешь мне плавающие замки и мир во всем мире, Ник?
    Он протянул ко мне руки.
    - Я только предлагаю возможности. Вот, конкретно: у нас с тобой много общих противников. Я хочу помочь тебе бороться с ними.
    - Позволь мне говорить прямо, - сказал я. - Ты говоришь мне, что хочешь, чтобы я работал с тобой, а я хочу остаться одним из хороших парней.
    - Добро и зло относительны. Теперь ты знаешь это. Но я никогда и не просил бы, чтобы ты работал против своей совести. Я не собираюсь просто эксплуатировать твои таланты. Подумай, какому количеству людей ты мог бы помочь с той властью, которую я тебе предлагаю.
    - Да. Ты прямо филантроп.
    - Я сказал, что хочу работать с тобой, и я искренен. - Он встретил мои глаза. - Рассмотри мою душу, Дрезден. Убедись лично.
    За две секунды мое сердце сделало приблизительно тысячу ударов, и я, испуганный, резко отвел от него свои глаза. Я не хотел видеть то, что было позади темных, спокойных, древних глаз Никодимуса. Возможно, это было что-то чудовищное, его душа, что-то, что взорвало бы мое здравомыслие и оставило в моей душе после себя пятно, как от жира.
    Или могло быть еще хуже.
    Что, если он говорил правду?
    Я оглянулся на дом Карпентеров, чувствуя себя очень замерзшим и очень усталым. Усталым от всего. Усталым от всего этого. Я посмотрел вниз на свою заимствованную одежду и свои голые лодыжки, покрытые снегом точно так же, как мои ботинки.
    - У меня ничего нет против тебя лично, Дрезден, - сказал он. - Я уважаю твою целостность. Я хотел бы работать с тобой. Но не обольщайся: Если ты встанешь на моем пути, то я снесу тебя, как и всех остальных.
    Стояла тишина.
    Я думал о том, что я знал о Никодимусе.
    Я думал о своих друзьях и тех шепотах за моей спиной. Я думал о неловком молчании.
    Я думал о том, чем может стать мир, если  Никодимус сумеет обратить Иву.
    Я думал, насколько маленькая девочка должна быть испугана прямо сейчас.
    И  думал о маленьком старике из Окинавы, который буквально отдал свою жизнь для спасения моей [77].
    - Ты и я, - сказал я спокойно, - оба желаем достигнуть наших целей.
    Никодимус наклонил свою голову, ожидая.
    - Но у нас с тобой совершенно различные идеи, когда дело доходит до решения, кто приносит жертву и кем жертвуют. - Я покачал головой. - Нет.
    Он медленно, глубоко вздохнул и сказал,
    - Жаль. Пока, Дрезден. Удачи тебе в новом мире. Но я ожидаю, что в этой жизни мы больше не встретимся.
    И он повернулся, чтобы уйти.
    И мое сердце убыстрилось снова.
    Широ сказал, что я буду знать, кому отдать меч.
    - Подожди, - сказал я.
    Никодимус сделал паузу.
    - У меня есть, что предложить тебе, кроме монет.
    Он повернулся, его лицо было как маска.
    - Ты отдаешь мне Иву, а я даю тебе одиннадцать монет, - сказал я спокойно, - и плюс Фиделаккиус.
    Никодимус замер. Его тень искривлялась и дергалась.
    – Он у тебя?
    - Да.
    Снова послышался уродливый шепот, громче и быстрее. Никодимус мельком глянул на свою тень.
    - Предположим, что ты получишь Иву, - сказал я. - Предположим, что ты обратишь ее и сумеешь управлять ею. Это еще большое предположение. Предположим, что ты получишь свой апокалипсис и свои нео Темные Времена. Ты думаешь, что это остановит Рыцарей? Ты думаешь, что новые мужчины и женщины не будут один за другим поднимать Мечи и бороться с вами? Ты думаешь, Небеса будут только сидеть, сложа руки, позволяя тебе делать то, что ты хочешь?
    Никодимус лучше меня умел держать покерное лицо, но я ухватил его. Он слушал.
    - Сколько времени Мечи разбивали твои планы? – спросил я. - Сколько времени они вынуждали тебя оставлять одну позицию или другую? - Я нанес удар наугад, но мне он показался стоящим. - Разве ты не устал пробуждаться от кошмаров, когда меч входит тебе в сердце или в шею? Превращая тебя в еще один сломанный сосуд для Падшего? Тебя не пугает, перед чем ты окажешься, как только сбросишь смертную суету?
    У меня есть Меч, - сказал я. - Я хочу поставить его и монеты.
    Он  показал зубы.
    - Нет, ты не хочешь.
    - Я так же хочу отдать тебе Меч и монеты, как ты хочешь отдать мне Архив, - сказал я.  - Я даю тебе возможность, Ник. Шанс разрушить один из Мечей навсегда. Кто знает? Если дела пойдут хорошо, может, ты сможешь захватить и другие два.
    Шепот стал быстрее и громче.
    Никодимус уставился на меня. Я не мог прочитать его выражение, но его правая рука медленно сжималась и разжималась, как бы в нетерпении поднять оружие, и ненависть исходила от него, как высокая температура от духовки.
    - Ну и, - сказал я так беспечно, как только мог, - где ты хочешь произвести обмен?

-----------------------------------------------
[75] Встреча Гарри с Расмуссеном произошла в пятой книге «Лики смерти». Там, заглянув в глаза демона, Гарри увидел человека, который был распят на скале и не мог действовать самостоятельно. На Гарри это произвело очень тяжелое впечатление.
[76] Сьюзен – любимая девушка Гарри. Журналистка. Отправившись за материалом в гнездо вампиров, была ими схвачена и инициирована. Вампиром, однако, не стала, потому что, невзирая на вампирский голод, который ее мучает, не желает пить кровь, и уже несколько лет балансирует на этой грани. Отношения с Гарри она прервала, опасаясь, что потеряв контроль над собой в его присутствии, может нечаянно убить его и стать настоящим вампиром. Вступила в какую-то организацию, которая борется с вампирами, и уехала из города.
[77] Речь идет о Широ, рыцаре Креста, прежнем владельце Фиделаккиуса.
-----------------------------------------------
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #160 - Декабрь 30, 2009 :: 2:44pm
 
ПОЗДРАВЛЯЮ ВСЕХ С НАСТУПАЮЩИМ НОВЫМ ГОДОМ!
Наверх
 
 
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #161 - Декабрь 30, 2009 :: 11:26pm
 
какого черта они шепчутся???!!! идиоты, с гарриной то кристальной честностью это просто глупо.. Майкл...к черту майкла..Мерф!!!! да скажи же им!!!!! Злой Злой Злой
Юлиетта, перевод супер. И спасибо тебе за все то хорошее настроение, что ты мне подарила с этим переводом!! с наступающим новым годом, всего-всего-всего! Очень довольный Очень довольный Очень довольный
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #162 - Декабрь 31, 2009 :: 8:21am
 
Я думаю насчет шепота, Ники мухлюет, это его тень ему что-то говорит. Но насчет подозрений, да, такая проблема есть.
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #163 - Декабрь 31, 2009 :: 8:37am
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 38


    Несколько минут спустя мы с Мышом вернулись к дому. Майкл был прав: прежде, чем войти внутрь, большой пес полностью отряхнулся. Я решил последовать его примеру, насколько смог, обтопал снег со своих оцепенелых ног, и затем вошел.
    Я прошел в гостиную комнату и нашел там всех ждущими меня - Люччио, Майкл, Молли, Саня, и Мёрфи. Все смотрели на меня с надеждой.
    - Он согласен. Скоро нам нужно будет куда-то тащить свою задницу. Но сначала я должен поговорить с тобой, Майкл.
    Майкл поднял свои брови.
    - О, конечно.
    - Один, - сказал я спокойно. - И возьми с собой Меч.
    Я повернулся и пошел  через дом, через с трудом функционирующий черный ход, который повредили граффы, когда все это началось, и в мастерскую. Я не останавливался, чтобы посмотреть назад. Мне не нужно было смотреть, я и так знал, что все обменялись многозначительными взглядами.
    Если у Никодимуса и были люди в доме на дереве, сейчас они ушли. Я не думаю, что этот ублюдок лгал о них, в остальном-то он был честен. Я пошел в мастерскую и положил свой посох на рабочее место. На нем было много вмятин и зарубок. Все это можно было привести в порядок с помощью инструментов резьбы по дереву, наждачной бумаги, и терпеливого внимания.
    Майкл тихо вошел мгновение спустя. Я повернулся, чтобы стоять к нему лицом. На нем было подбитое овечьей шерстью пальто, и он держал Амораккиус в ножнах на поясе, переброшенном через плечо.
    Я снял свой плащ и положил его рядом с посохом.
    - Вытащи меч, пожалуйста.
    - Гарри, - сказал Майкл. - Что ты делаешь?
    - Потом объясню, - сказал я. - Вытащи меч.
    Он, нахмурившись, поглядел на меня с сомнением, но вытянул лезвие.
    Я добавил свои энергетические кольца к груде на рабочем месте. Потом защитный браслет. Наконец я снял серебряный амулет моей матери и положил его туда же. Потом я повернулся и подошел к Майклу.
    Я спокойно встретил его глаза. Я уже видел душу Майкла. Я знал его качество, и он знал моё.
    Потом я опустил вниз левую руку, мягко схватил лезвие Амораккиуса, и поднял его, чтобы установить напротив левой стороны моей шеи, немного ниже уха. Яремная вена. Или каротидная артерия. Я путаю их.
    Майкл побледнел.
    - Гарри…
    - Заткнись, - сказал я. - Несколько прошлых дней ты успешно изображал немого. Помолчи еще немного, пока я не скажу то, что собираюсь.
    Он затих, его глаза были тревожны, но сам он стоял очень, очень тихо.
    Ну что сказать? У меня дар привлекать к себе внимание людей.
    Я смотрел на него вниз, вдоль длины блестящей, смертельной стали, и затем, очень медленно, убрал свою руку от Меча, оставляя его злобно острый край лежать у места, где пульсировала моя жизнь. Потом я протянул свои руки вперед и так и стоял с минуту.
    - Ты - мой друг, Майкл, - сказал я чуть громче, чем шепотом. - Я доверяю тебе.
    Его глаза заблестели, и он закрыл их.
    - И ты хочешь знать, - сказал он тяжело, снова открыв их,  - могу ли я сказать то же самое.
    - Чего стоят разговоры, - сказал я, и двинул немного подбородком, чтобы указать на Меч. - Я хочу знать, покажешь ли ты мне.
    Он тщательно отодвинул Меч от моей шеи. Его руки немного дрожали, а мои нет.
    - Не так все просто.
    - Нет, все просто, - сказал я ему. - Я - твой друг, или нет. Ты мне доверяешь - или нет.
    Он вложил Меч в ножны и отвернулся к окну.
    - Это – та самая причина, почему ты не хотел,  чтоб мы напали на динарианцев первыми, как я предлагал. Ты волновался, что я приведу вас в ловушку.
    - Я не лгал тебе, Гарри, - сказал Майкл. - Но я солгал бы прямо сейчас, если бы я не признал, что, да, такая мысль приходила мне в голову.
    - Почему? – спросил я, мой голос был совершенно спокоен. – Какой повод я когда-либо дал тебе для этого?
    - Не так все просто, Гарри.
    - Я боролся и проливал кровь, чтобы защитить тебя и твою семью. Я засунул свою шею в петлю, чтобы защитить Молли, когда Совет собирался казнить ее [78]. Я не могу даже сказать, сколько дел я пропустил из-за времени, которое потратил на ее обучение. Что же привело тебя к мысли о моем неизбежном злодействе?
    - Гарри…
    Никодимус был прав в одном: больно, когда тебя подозревают друзья. Это больно, как ад. Я даже не понимал, что повышаю свой голос, пока не понял, что уже кричу,
    - Cмотри на меня, когда я говорю с тобой!
    Майкл повернул свое лицо ко мне, оно было мрачно.
    - Ты думаешь, что я решил примкнуть к Никодимусу и его приятелям? – рычал я. - Ты в самом деле так думаешь? Потому, что если так, ты можешь прямо сейчас достать свой Меч, вот моя шея.
    - Я не знаю, что думать, Гарри, - сказал он спокойно. - Есть кое-что, о чем ты умолчал.
    - Есть кое-что, чем я не поделился с тобой, - парировал я. – Есть многое, чем я ни с кем не поделился. В этом нет ничего нового.
    - Я знаю, что это не так, - сказал он.
    - Тогда почему? - Часть огня исчезла из моего голоса, и я почувствовал себя как наполовину сдутый воздушный шар. - Ты знаешь меня в течение многих лет, парень. Мы столько раз прикрывали друг друга. Почему ты сомневаешься во мне теперь?
    - Из-за тени Ласкиэли, - сказал Майкл спокойно. - Поскольку, пока она находится в тебе, она соблазняет тебя. И чем дольше она там остается, тем больше она набирает способностей сделать это.
    - Я отдал отцу Фортхиллу монету, - сказал я. - Я полагал, что сказал все.
    Майкл скривился.
    - Тень может показать тебе, как вызвать монету. Это случалось прежде. Именно поэтому мы так боимся касаться их.
    - Это закончено, Майкл. Нет больше никакой тени.
    Майкл покачал головой, его глаза были заполнены чем-то, в точности похожим на жалость.
    - Так не бывает, Гарри.
    Огонь вернулся. Вот чего я не хотел и в чем никогда не нуждался, - так это жалость. Я всегда сам выбирал, что мне делать, жил своей собственной жизнью, и даже если мой выбор не всегда был самым умным, не много о чем я сожалел.
    - Откуда ты знаешь? – спросил я.
    - Поскольку за две тысячи лет, никто не смог избавиться от тени Павшего - кроме, как или принимая демона полностью, поднимая монету,  или раскаявшись и отказавшись от этого. И ты утверждаешь, что не взял монету.
    - Правильно, - сказал я.
    - Тогда по любому тень все еще там, - сказал Майкл, - все еще скручивает твои мысли. Все еще шепчет тебе. Или ты лжешь мне и уже принял монету. Это - единственные варианты.
    С минуту я смотрел на него. Потом сказал,
    - Адские колокола. А я-то думал, что это у волшебников монополия на высокомерие.
    Он заморгал.
    - Или ты в самом деле думаешь, я поверю, что Церковь зарегистрировала каждый отдельный случай любого, поднявшего любую из проклятых монет. На все, что сделали тени Падших со всеми соблазненными, взяты доказательства. Сделаны копии. Черт, материалы заверены нотариально. Особенно учитывая, ты сам говорил мне, что все это время Никодимус всеми силами старался разрушить отчеты Церкви и архивы.
    Майкл немного отодвинулся. И нахмурился.
    - Это - то, чего они хотят, Майкл. Они хотят, чтобы мы вцепились друг другу в горло. Они хотят, чтобы мы друг другу не доверяли. - Я покачал головой. - И сейчас не время помогать им.
    Майкл сложил руки, рассматривая меня.
    - Это, возможно, сделало что-то с твоим разумом, - тихо сказал Майкл. – И ты не мог бы управлять собой, Гарри.
    Я глубоко вздохнул.
    - Это … возможно, - допустил я. – Вообще, разум может быть подвергнут воздействию. Но если это воздействие достаточно большое, оно повреждает мозг, и очень сильно. Чем больше сделано изменений, тем больше ум приходит в беспорядок.
    - Примерно то, что моя дочь сделала со своими друзьями, - сказал Майкл. - Я знаю.
    - То есть, должны быть признаки, - сказал я. - Если знаешь человека достаточно хорошо, то почти всегда есть признаки. Он действует по-другому. Я действовал по-другому? Я внезапно сошел с ума при тебе? 
    Он выгнул бровь.
    - Больше, чем обычно, - поправился я.
    Он покачал головой.
    - Нет.
    - Тогда есть довольно хорошая вероятность, что никто не влезал мне в башку, - сказал я. - Помимо того, это не такая вещь, которая может случиться с каждым, и как волшебник уровня Белого Совета, я уверяю тебя, что со мной ничего такого не случилось.
    На мгновение было похоже, что он хочет заговорить, но он промолчал.
    - Что возвращает нас к единственной реальной проблеме, - сказал я. - Ты думаешь, что я перешел к ним? Ты думаешь, что я мог сделать такую вещь, после всего, что я видел?
    Мой друг вздохнул.
    - Нет, Гарри.
    Я подошел к нему и положил руку ему на плечо.
    - Тогда доверяй мне немного больше. Помоги мне немного больше.
    Он посмотрел мне в глаза.
    - Хорошо, - прошептал он,  - если ты ответишь мне на один вопрос.
    Я, нахмурившись, поглядел на него и наклонил голову.
    - Хорошо.
    Он глубоко вздохнул и осторожно заговорил.
    - Гарри, - сказал он спокойно, - что случилось с твоим жезлом?
    В течение секунды вопрос не имел никакого смысла. Слова казались шумом, вроде того, что издают младенцы прежде, чем они начинают говорить. Особенно последняя часть предложения.
    - Я… извини, - сказал я.  - что ты сказал?
    - Где, - сказал он мягко, - твой жезл?
    На сей раз я услышал слово.
    Боль нанесла удар мне в голову топориками для льда, погружающимися в оба виска. Я вздрогнул и скрючился от боли. Жезл. Знакомое слово. Я боролся, чтобы вызвать изображение того, что связано с этим словом, но ничего не мог найти. Я знал, что у меня в памяти что-то связано с этим словом, но пытался и не мог вытащить, что именно. Это походило на форму, покрытую каким-то тяжелым непромокаемым брезентом. Я знал, что объект был ниже, но не мог добраться до него.
    - Я не…, я не… - я начал дышать быстрее. Боль усиливалась.
    Кто-то побывал в моей голове.
    Кто-то побывал в моей голове.
    О, Боже.
    Должно быть, в какой-то момент я упал, потому что холодный пол мастерской оказался под моей щекой, когда я почувствовал, что широкая, грубая от работы рука Майкла мягко накрыла мой лоб.
    - Отец, - бормотал он кротко и совершенно не драматично. - Отец, пожалуйста, помоги моему другу. Отец света, прогони тьму, которую он видит. Отец правды, обнажи ложь. Отец милосердия, ослабь его боль. Отец любви, соблюди сердце этого хорошего человека. Аминь.
    Рука Майкла внезапно стала ощущаться раскаленной, и я почувствовал власть, горевшую в воздухе вокруг него - не волшебство, с волшебством я работал  каждый день. Это было что-то другое, что-то более древнее, более мощное, более чистое. Это была власть веры, и когда эта высокая температура устроилась в местах позади моих глаз, нечто в моих мыслях треснуло и разлетелось.
    Боль исчезла настолько внезапно, что я задохнулся, когда изображение простого деревянного жезла в несколько футов длиной, с кучей вырезанных на нем символов и рун, прыгнуло на передний край моих мыслей. Вместе с изображением жезла прибыли тысячи воспоминаний, всё, что я когда-либо знал об искусстве вызывать огонь и управлять им, и вообще о боевой магии, воскресло в памяти, и поразило меня, как кувалда.
    Я лежал, дрожа, в течение минуты или двух, пока все это улеглось в голове. Воспоминания заполнили пустоту во мне, а я даже не понимал, что она там была.
    Майкл держал руку на моей голове.
    - Легче, Гарри. Легче. Отдохни хоть минутку. Я здесь.
    Я решил не спорить с ним.
    - Хорошо, - прохрипел я слабо немного спустя. Я открыл глаза и посмотрел на Майкла, который сидел со скрещенными ногами на полу около меня. - Кто-то здесь должен перед кем-то извиниться.
    Он слегка обеспокоенно улыбнулся.
    - Ты ничего не должен мне. Возможно, я должен был заговорить об этом раньше, но …
    - Но сообщать кому-то, кому выкрутили мозги из формы, об этом факте, может оказаться травмирующим, - сказал я спокойно. - Особенно, если часть скручивания, черт возьми, делала, чтобы он не помнил ничего о случившемся.
    Он кивнул.
    - Молли забеспокоилась вчера. Я попросил, чтобы она взглянула на тебя,  пока ты спал. Прошу прощения за это, но я не знал другого способа убедиться, что кто-то влез к тебе в голову.
    Я вздрогнул. Тьфу. Молли, роющаяся в моей голове. Это была не самая приятная мысль. У Молли был дар для невромантии, волшебства ума, но когда-то в прошлом она использовала его, чтобы сделать некоторые довольно нехорошие вещи людям – с совершенно серьезными основаниями, верно, но все равно это была настоящая черная магия. Это был вид манипуляций людьми, а это совсем не игрушки, и я совершенно не хотел, чтобы ребенок этим занимался.
    Особенно со мной.
    - Адские колокола, Майкл, - пробормотал я. - Вы не должны были втягивать ее.
    - Вообще-то это была ее идея. И ты прав, Гарри. Мы не можем позволить себе быть разделенными. Что ты помнишь?
    Я покачал своей головой, смотря искоса, одновременно я сортировал полный грузовик свалки разных воспоминаний.
    - В последний раз, когда я помню, что у меня был жезл, это когда граффы напали на нас здесь. После этого … ничего. Я не знаю, где он теперь. И я не помню, кто сделал это со мной или почему.
    Майкл нахмурился, но кивнул.
    - Хорошо. Он не всегда дает нам то, что мы хотим. Только то, в чем мы нуждаемся.
    Я потер  лоб.
    - Я надеюсь, что так, - сказал я застенчиво. - Так. Гм. Это как-то немного неуклюже. После той штуки с размещением твоего Меча у моего горла и все такое.
    Майкл откинул голову и раскатился теплым густым смехом. - Ты не тот человек, который делает что-то небрежно, Гарри. Тебе нужны великие жесты.
    - По-моему, нет, - сказал я тихо.
    - Я должен спросить, - сказал Майкл, пристально глядя на меня. - Тень Ласкиэли. Она действительно ушла?
    Я кивнул.
    - Как?
    Я отвел взгляд от него.
    - Я не хочу говорить об этом.
    Он нахмурился, но медленно кивнул.
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #164 - Декабрь 31, 2009 :: 8:39am
 
Глава 38. Окончание.

    - Ты можешь сказать мне, почему?
    - Потому что то, что случилось с ней, было несправедливо. - Я покачал головой. - Ты знаешь, почему динарианцам не нравится входить в церковь, Майкл?
    Он пожал плечами.
    - Потому что присутствие Всевышнего им неприятно, я так предполагаю.
    - Нет, - сказал я, закрывая глаза. – Потому что это делает Падших чувствующими, Майкл. Заставляет их вспомнить. Делает их грустными.
    Я почувствовал его пораженный взгляд даже с закрытыми глазами.
    - Вообрази, как это было бы ужасно, - сказал я, - после тысячелетий уверенности в цели. Внезапно возникают сомнения. Внезапно ты спрашиваешь себя, не было ли все, что ты сделал, одной огромной, бесполезной ложью. Вдруг все, чем ты пожертвовал, ты пожертвовал впустую. - Я слабо улыбнулся. - Не очень хорошо для уверенности в себе.
    - Нет, - Майкл сказал задумчиво. - Я не думаю, что так могло бы быть.
    - Широ сказал мне, что я буду знать, кому отдать Меч, - сказал я.
    - Да?
    - Я бросил его в это дело с Никодимусом. Монеты и Меч в обмен на ребенка.
    Майкл втянул в себя воздух.
    - Иначе он бы ушел, - сказал я. - Упустить время, и мы никогда не нашли бы его вовремя. Это был единственный способ. И, похоже, что Широ знал. Еще тогда.
    - Божья кровь, Гарри, - сказал Майкл. Он прижал руку к животу. - Я вполне уверен, что азартная игра - грех. И даже если это не так, то вероятно должно быть.
    - Я собираюсь пойти и забрать эту маленькую девочку, Майкл, - сказал я. - Независимо от того, чего это будет стоить.
    Он поднялся, нахмуренный, и закрепил пряжкой пояс с мечом вокруг бедер.
    Я поднял правую руку.
    - Ты со мной?
    Ладонь Майкла крепко хлопнула об мою, и подняла меня на ноги.

------------------------------------------
[78] Эта история изложена в восьмой книге «Доказательства вины». Случилось так, что Молли почти в одно и то же время обнаружила два важных обстоятельства в своей жизни. Первое – что у нее есть волшебные способности, и второе – что двое ее любимых друзей принимают наркотики. И попыталась с помощью своих способностей заставить их этого не делать. То есть вмешалась в их психику. А это очень опасно. И противозаконно, с точки зрения Белого Совета. Совет стопроцентно приговорил бы ее к смерти, если бы Гарри не взял ее на поруки и не стал бы ее учителем. Теперь их судьбы связаны. Если Молли еще раз вытворит что-то, что можно квалифицировать, как черную магию, казнят их обоих.
------------------------------------------------
Наверх
 
 
IP записан
 
Страниц: 1 ... 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 ... 21