Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Новый перевод! Ким Харрисон "Игры немертвых" (12 книга о Рейчел Морган. Финальная!). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга" (Прочитано 117117 раз)
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #165 - Декабрь 31, 2009 :: 8:42am
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 39


    Наш разговор получился быстрым и жестким, как военный совет. Ну, что ж, так и должно быть.
    Позже я разыскал Мёрфи. Она вернулась в комнату для шитья Черити, чтобы проведать Кинкейда.
    Я немного тихо постоял в дверях. Это не очень большая комната для всего, что в ней понапихано. Там  составлены друг на друга пластмассовые контейнеры, заполненные принадлежностями для шитья и тканью. Швейная машина на столе, стул, кровать, и небольшое количество пространства, чтобы добраться до них. Мне случалось бывать в этой комнате и раньше. Это приятное место, заполненное добротой и светом, и здесь пахнет смягчителем ткани и моющими средствами.
    Кинкейд был похож на мумию. В руку у него был воткнут шприц от капельницы, рядом стоял штатив с флаконом крови – любезность со стороны медицинских жуликов Марконе, я полагаю.
    Мёрфи сидела около кровати, и выглядела взволнованной. Я видел такое выражение на ее лице прежде, когда я тоже был в лежачем состоянии. Я ожидал почувствовать волну ревности, но этого не случилось. Я только сочувствовал Мёрф.
    - Как он? - спросил я ее.
    - Это - третий флакон крови, - сказала Мёрфи. - Цвет лица стал лучше. Дыхание более устойчиво. Но ему нужен врач. Может, позвать Баттерса.
    - Если мы это сделаем, он только посмотрит на нас, изобразит МакКоя  и скажет тебе: «Черт возьми, Мёрфи. Я - медицинский ревизор, а не шеф повар» [79].
    Мёрфи издала тихий звук, который мог оказаться как рыданием, так и хихиканьем.
    Я подошел и положил руку ей на плечо.
    - Майкл сказал, что он посмотрит его.
    Она оставалась напряженной под моей рукой.
    - Он не врач.
    - Но у него есть очень хорошие контакты.
    Кинкейд задрожал, и его дыхание на несколько мгновений стало резким и хриплым.
    Плечо Мёрфи напряглось, как стальное.
    Дыхание раненого человека снова стабилизировалось.
    - Эй, - сказал я спокойно. - Легче.
    Она покачала головой.
    - Я ненавижу это.
    - Он крепче нас обоих, - сказал я спокойно.
    - Я не о том.
    Я притих, ожидая, что она еще скажет.
    - Я совсем не хочу чувствовать себя так. Я жутко напугана, и я ненавижу это. - Мускулы в ее челюсти напряглись. - Это - то, во что я не хочу больше влипать. Это слишком тяжело.
    Я мягко сжал ее плечо.
    - Влипать, говоришь?
    - Нет, - сказала она. Потом покачала головой. - Да. Я не знаю. Это сложно, Гарри.
    - Совсем не сложно заботиться о ком-то, - сказал я. - Это не легко. Но это не сложно. Ну, вроде как вытаскивать двигатель из автомобиля.
    Она кинула на меня взгляд искоса.
    - Только мужчина может описывать близкие отношения в терминах автомобильной механики.
    - Да. Я даже горжусь этим.
    Она глубоко вздохнула, зажмурила глаза, и прижалась щекой к моей руке.
     - Глупо это, - сказала она, - ведь ему совсем не нужно… что-то серьезное. Мы ладим. Мы весело проводим время вместе. Для него этого достаточно. И так глупо с моей стороны зацикливаться на нем.
    Я не думал, что это было глупо. Мёрф не хотела подпускать кого-то слишком близко, позволить себе быть уязвимой. Кинкейд не хотел любых отношений подобного рода - что делало его защищенным. Казалось бы, прямо для нее вариант.
    Это также объясняло, почему мы с ней никогда не смогли договориться до чего-то большего.
    Если надо объяснять, то я не тот человек, который может небрежно влезть куда-либо.
    Я не мог оформить это в слова. Поэтому я просто склонил голову и тихо поцеловал ее в макушку.
    Она вздрогнула. Ее слезы оставили влажные, прохладные следы на моей руке. Я встал на колени. Так моя голова оказалась более или менее на одном уровне с ее лицом, она ведь сидела около кровати. Я положил руку ей на плечи и притянул ее к себе. Я все еще ничего не говорил. Для Мёрф и так было слишком уже то, что я присутствовал в комнате и видел ее слезы. Поэтому она притворилась, что  не плачет, а я притворился, что ничего не замечаю.
    Она не плакала долгое время. Несколько минут. Потом ее дыхание стало ровным, и я почувствовал, что она снова взяла себя в руки. Еще минута, и она отодвинулась от меня. Я ее отпустил.
    - Они сказали, что ты под влиянием, - сказала она спокойным деловым тоном, - что кто-то сделал что-то в твоей голове. Твоя ученица так сказала. Но Майкл не хотел говорить тебе об этом, а я могла бы сказать. И никто не хотел говорить что-либо при мне.
    - Тайны становятся привычкой, - сказал я спокойно. - Но Молли была права.
    Мёрфи кивнула.
    - Она сказала, что мы должны прислушаться к первым словам, которые ты скажешь, когда  проснешься. Если что-то воздействовало на твой ум, то твое подсознание, может проявить себя в то время, когда ты на краю сна. И ты сказал нам слушать ее.
    Я подумал об этом и наморщил губы.
    - Ха. Да, я так сказал. Похоже, я умнее, чем я думал.
    - Они не должны были подозревать тебя, - сказала Мёрфи. - Я - параноидальная сука, и то я давным-давно бросила подозревать тебя.
    - У них были серьезные основания, - сказал я. И медленно вздохнул. Это было трудно, но я выдавливал слова. - Никодимус бросил одну из тех монет ребенку Майкла. Я схватил ее прежде, чем к ней прикоснулся ребенок. И у меня в голове поселилась как бы фотокопия Падшего ангела, она жила в моей голове несколько лет, пытаясь уговорить меня взять  монету и разрешить остальной части Падшего вселиться в меня.
    Мёрфи искоса глянула на меня.
    - Ты хочешь сказать… ты мог стать одним из этих?..
    - Да, - сказал я. - Несколько раз это было близко.
    - И это все еще … Оно еще…?
    Я покачал головой.
    - Сейчас это прошло. Она ушла. Я думаю, все время, что она пыталась изменить меня, я пытался изменить ее в свою сторону. И в пещере Райтов в прошлом году, она взяла на себя мою психическую пулю  - в самом конце,  когда все остальные вышли. - Я пожал плечами. - Она была …, ну, своего рода другом, Мёрф. Я привык, что она рядом. - Я поглядел на нее и слабо улыбнулся. - Сумасшествие, да? Расстраиваться из-за чего-то, что на самом деле было моим воображаемым другом.
    Ее пальцы нашли мою руку и сжали.
    - Все мы - воображаемые друзья  друг для друга, Гарри. - Мгновение она просто сидела рядом со мной, а затем кинула на меня проницательный взгляд. - Майклу ты никогда не объяснял этого.
    Я покачал головой.
    - Даже не знаю почему.
    - Я знаю, - сказала она.  - Ты помнишь, как Кравос [80] копался у меня в голове ?
    Я вздрогнул. Он тогда явился в моем облике.
    - Да.
    - Ты сказал, что это причинило некоторый вред. Что ты имел в виду?
    - Психическая травма, - сказал я. - То же самое случается, когда умирает любимый человек, во время больших эмоциональных трагедий, и все такое. Нужно время, чтобы возобладать над этим.
    - Но ты действительно возобладал над этим, - сказала Мёрф. - Дрезден, мне кажется, что если бы кто-то закрыл тебя от настоящей пули настоящим телом, ты чувствовал бы себя гораздо более напряженно. А если ты был под психическим нападением, и этот воображаемый друг умер прямо в твоем собственном мозгу, это как будто меньше. А ведь ты мог стать инвалидом, по крайней мере на некоторое время.
    Я нахмурился, разглядывая свои руки.
    - Я не думал об этом.
    Она мягко фыркнула.
    - Вот уж сюрприз. Дрезден забывает, что он не неуязвим.
    У нее просто пунктик здесь.
    - Этот твой план, - сказала она. - Ты в самом деле думаешь, что это сработает?
    - Я думаю, что должен попробовать. - Я глубоко вздохнул. – И я считаю, что тебе не надо влезать в это, Мёрф. У динарианцев есть люди-последователи. Фанатики.
    - Ты думаешь, что мы окажемся перед необходимостью убивать некоторых из них, - сказала Мёрфи.
    - Я думаю, что у нас, вероятно, не будет большого выбора, - сказал я. - Помимо этого, я в самом деле опасаюсь, что они могут послать кого-то сюда просто назло, неважно, победят они или проиграют.
    Мёрфи поглядела на меня скорее резко.
    Я пожал плечами.
    - Они знают, что мы с Майклом и Саней собираемся отправиться туда. Они знают, что кто-то останется здесь, незащищенный. Получат они монеты или нет, Никодимус может послать кого-то сюда, чтобы прикончить раненого.
    На мгновение Мёрфи уставилась на меня, затем оглянулась на Кинкейда.
    - Ты ублюдок, - сказала она без выражения.
    - Я не изображаю старшего брата с тобой, Кэррин, - ответил я. – Но мы имеем дело с очень плохими людьми. С Кинкейдом будет Молли. Еще я оставлю здесь Мыша. Но мне бы хотелось, чтобы здесь остался кто-то более опытный, кто  руководил бы ребенком, если что-то случится.
    Она хмурилась, глядя на Кинкейда. Потом сказала.
    - Пытаешься задействовать меня в роли взволнованной подруги, внутреннего защитника, и заменителя матери, а?
    - Я подумал, что это сработает лучше, чем требование заткнуться и идти на кухню.
    Она глубоко вздохнула, изучая спящего человека. Потом потянулась и коснулась его руки. Потом встала и повернулась ко мне.
    - Нет. Я иду с вами.
    Я тоже поднялся.
    - Ты уверена?
    - Девочка очень важна для него, - сказала Мёрфи. - Более важна, чем что-либо другое в течение долгого времени, Гарри. Он умер бы, чтобы защитить ее. Если бы он был в сознании, то заявил бы, что пойдет с вами. Но он не может сделать этого. Стало быть, я должна сделать это для него.
    - Там может быть реально грязно, Мёрф.
    Она кивнула.
    - Я буду волноваться об этом после того, как девочка окажется в безопасности.
    Часы на стене спокойно тикали.
    - Встреча через час.
    Мёрфи кивнула и взяла пальто. Слезы исчезли, не оставив никаких следов на лице.
    - Тогда извини. Если мы собираемся на вечер, мне нужно переодеться во что-то более удобное.
    - Я никогда не говорю леди, как она должна выглядеть.
    Теперь, чтобы бороться с силами тьмы, нужно было сделать одну вещь. Бороться в паре заимствованных треников и старой футболке как-то не очень. К счастью, Молли оказалась достаточно внимательной, чтобы бросить мою одежду в стиральную машину, благослови, господи, ее сердце. Я ей за это даже жаркое простил.
    В прачечной я выпрыгнул из одежды Майкла и начал натягивать мои джинсы, когда Люччио открыла дверь и взволнованно начала:
    - Дрезден. Я думаю, что знаю… Ой!
    Я дернул вверх ненатянутую часть джинс и застегнул молнию максимально быстро, на грани душевного дискомфорта.
    - О. Гм. Извини меня, - сказал я.
    Люччио улыбнулась, на ее щеках возникли ямочки, делающие ее не намного старше, чем Молли. Она не покраснела. Вместо этого она сложила руки и прислонилась плечом к дверному косяку, ее темные глаза вбирали меня с явным удовольствием.
    - О, не за что, Дрезден. Не за что.
    Я остановился и посмотрел на нее.
    - Разве ты не должна смутиться, извиниться, и тихо выйти?
    Ее губы медленно раздвинулись в улыбке, и она пожала плечом.
    - Когда я была девочкой, возможно. Но даже тогда у меня были трудности, вынуждающие меня действовать неуклюже, смотря на что-то, что понравилось мне. - Она наклонила свою голову и двинулась ко мне. Она протянула руку и кончики ее пальцев очень легко коснулись шрама на моей руке. Она провела по нему рукой и поглядела на меня, подняв бровь.
    - Пулевое ранение, - сказал я. - Оборотни ФБР.
    Она кивнула. Потом ее пальцы коснулись моего горла и медленно заскользили вниз по моей груди и животу в прямой линии. Дрожащее ощущение жара трепетало на моей коже вслед за кончиками ее пальцев. Она снова подняла на меня глаза.
    - Нож-крюк, - сказал я. – Один колдун пытался сделать из меня филе в Музее Филда.
    Ее прикосновение проследовало по моим голым рукам, задержавшись на предплечьях, около запястий, не касаясь красной, ошпаренной кожи вокруг моего левого запястья.
    - Наручники с шипами, - сказал я. - Это, когда Мадригал Рэйт пытался продать меня на eBay.
    Она подняла мою травмированную левую руку между ладонями, поглаживая пальцами искалеченную плоть. Теперь я уже мог двигать ею вполне прилично, большую часть времени, и она уже не была похожа на отвратительный, полурасплавленный восковой муляж руки, но все-таки не особо симпатично выглядела.
    - У бича вампирской Черной Коллегии был ренфилд, который проявил выдумку. У него был самодельный огнемет.
    Она покачала головой.
    - Я знаю мужчин на сотни лет старше тебя, но они не собрали так много шрамов.
    - Возможно, они и прожили так долго, потому что были достаточно умны, чтобы не получать их, - сказал я.
    Она осветила меня усмешкой. Вблизи это выглядело ошеломительно, и ее глаза стали еще более темными.
    - Анастасия, - сказал я спокойно, - через несколько минут мы пойдем делать что-то, что может нас убить.
    - Да, Гарри. Пойдем, - сказала она.
    Я кивнул.
    - Но это еще не сию секунду.
    Ее глаза засияли.
    - Нет. Нет, не сию секунду.
    Я поднял мою все еще покалывающую правую руку к мягкой линии ее челюсти, и склонился, прижав свой рот к ее губам.
    Она издала тихий, удовлетворенный стон и обмякла, ее тело во всю длину прижималось к моему, она возвращала поцелуй с медленной, чувственной силой. Я ощущал, как пальцы одной ее руки скользят в моих волосах, в то время как ногти другой беспорядочно блуждали по моей груди и руке, едва касаясь. Это чувствовалось, как ожог, и я погрузил пальцы правой руки в мягкие завитки ее волос, вовлекая ее еще глубже в поцелуй.
    Я не знаю, как долго это продолжалось, но и закончилось это восхитительно. К тому времени, когда она отняла свой рот от моего, мы оба тяжело дышали, и мое сердце загоняло быстрые удары по моей груди. И по моим джинсам.
    Она не открывала глаза еще секунд пять или десять, а когда открыла, они были просто огромными и полными желания. Анастасия отклонила голову назад и выгнулась, медленно потягиваясь, и издала длинный, низкий, довольный вздох.
    - Ты не возражаешь? - спросил я ее.
    - Нисколько.
    - Хорошо. Я только … хотел посмотреть, на что это походит. Я очень давно никого не целовал. Почти забыл, что это такое.
    - Ты понятия не имеешь, - пробормотала она, - как давно я целовала мужчину. Я не была уверена, что я вообще помню, как это делают.
    Я тихо рассмеялся.
    На ее щеках снова появились ямочки.
    - Хорошо, - сказала она, удовлетворенным тоном. Она опять оглядела меня всего целиком, вбирая мои достопримечательности. На сей раз это меня уже не смущало. - У тебя хорошая улыбка. Ты должен показывать ее чаще.
    - Как только мы закончим дела сегодня вечером, - сказал я, - может, мы могли бы поговорить об этом. За ужином.
    Ее улыбка расширилась, и румянец возник на щеках.
    - Мне бы понравилось.
    - Хорошо, - сказал я. И поднял бровь. – Так я надену рубашку, если ты не против.
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #166 - Декабрь 31, 2009 :: 8:47am
 
Глава 39. Окончание.

    Анастасия весело рассмеялась и отстранилась от меня, но не убирала кончики пальцев с моей кожи, пока расстояние не вынудило ее сделать это.
    - Очень хорошо, Страж. Как скажешь.
    - Да, спасибо, Капитан. - Я вытащил остальную часть моей одежды. - Что ты собиралась сказать мне?
    - Хмммм? - сказала она. – А, ну да. Прежде, чем я была так круто отвлечена. Я думаю, что я знаю, где динарианцы держат Архив.
    Я заморгал.
    - Ты сумела проследить?
    Она покачала головой.
    - Нет, заклинание потерпело неудачу, к несчастью. Поэтому мне пришлось использовать мозги. - Она открыла жесткий кожаный футляр, висящий на ее поясе с мечом. Из него она вытащила пластмассовую трубку, открыла один ее конец, и достала рулон бумаг. Она просмотрела их, нашла одну, и отложила остальные. Потом развернула бумагу во что-то, похожее на карту, и разложила ее на крышке сушилки.
    Я наклонился, чтобы посмотреть. Это действительно была карта, но вместо границ штатов, шоссе, и городов, здесь доминировали естественные объекты, больше всего бросались в глаза схемы Великих озер. Реки, леса, и болота также были хорошо заметны. Кроме того, по карте текла сеть пересекающихся линий разных цветов и толщины.
    Послышались шаги, и появилась Молли, неся пластмассовую корзину для белья, полную детской одежды. Она заморгала, когда увидела нас, но улыбнулась и немедленно спросила.
    - Что это?
    - Это - карта, - ответил я, как хорошо осведомленный наставник, которым я, как предполагалось, и был.
    Она фыркнула.
    - Это я вижу, - сказала она. – Карта чего?
    И тут до меня дошло.
    - Линии лея, - сказал я, глядя на Люччио. - Это - линии лея.
    Молли наморщила губы, изучая бумагу.
    - Они настоящие?
    - Да, только это нигде не публиковалось. Они… ладно, они вроде подземных трубопроводов. Только вместо воды в них течет волшебство. Они бегут по всему миру между горячими точками сверхъестественной энергии.
    - Соединяют магические точки, - сказала Молли. - Круто.
    - Точно, - сказала Люччио. - Единственный способ, которым есть шанс ограничить власть Архива, это использование большого круга,  а для него нужно огромное количество энергии.
    Я проворчал подтверждение.
    - Это должен быть чертовски замечательный круг, иначе она его сломает.
    - Верно.
    - О каком количестве энергии мы говорим? - спросил я ее.
    - Ты мог бы держать такой круг в течение получаса или часа, Дрезден. Я, наверное, не смогла бы держать его так долго, даже перед моим, ах, - она махнула рукой  - несчастным случаем.
    - То есть это требует много силы, - размышлял я. - И как же они его задействовали?
    - Это - вопрос, - сказала она. - В конце концов, Знак, который они подняли в Аквариуме, предполагает, чтобы у них был вполне достаточный  приток силы.
    Я покачал своей головой.
    - Нет, - заявил я. - Это был Адский огонь.
    Люччио наморщила губы.
    - Кажется, ты вполне уверен.
    - Я совершенно уверен в этом, - сказал я. – Эта штука сильна как Ад, буквально, но она не очень устойчива. Она колеблется и заикается. Именно поэтому они не могли держать ее дольше.
    - Чтобы заключить в тюрьму Архив, им нужен устойчивый, безупречный приток энергии, - сказала Люччио. – Такой, чтобы также был бы в состоянии поддерживать очень сложную завесу, которая оградила бы их от любого заклинания прослеживания. Фактически, это - единственный способ, которым они могли бы установить такую непроницаемую завесу.
    - Линии лея, - выдохнул я.
    - Линии лея, - сказала она с удовлетворением.
    - Я знаю о паре таких вокруг города, но я не представлял, что их так много, - сказал я.
    - Область Великих озер изобилует ими, - сказал Люччио. - Это - энергетические связи.
    - Как? - спросила Молли. - Что это означает?
    - Ну, это - одна из причин, почему в этой области случается так много разных сверхъестественных штук, - сказал я.  - В озере Мичиган исчезло в три раза больше судов и самолетов, чем в Бермудском треугольнике.
    - Ничего себе, - сказала Молли. - Серьезно?
    - Да.
    - Следующим летом буду ходить в бассейн.
    Люччио начала прослеживать различные линии на карте кончиком пальца.
    - Цвета указывают, какой вид энергии является преобладающим в линии. Защитная энергия здесь. Подрывная сила здесь, укрепляющие линии здесь и здесь, и так далее. Толщина линии указывает её относительный потенциал.
    - Верно, верно, - сказал я взволнованно. - Таким образом, мы ищем источник энергии, совместимый с использованием большего круга, и достаточно сильный, чтобы привести в действие большой круг и устойчиво его держать.
    - И есть четыре местоположения, как я думаю, наиболее вероятные, - сказала Люччио. Она указала на северный конец озера Мичиган. - У Северных и Южных Маниту островов имеются сильные концентрации темной энергии, пробегающей через них.
    - Вокруг них всегда ходило много историй про призраков, - сказал я. - Но это больше, чем в двухстах милях. Если бы я был Никодимусом, то не рискнул бы тащить ее так далеко.
    - Согласна. Третье находится чуть ниже Музея Филда. - Она поглядела на меня и выгнула бровь, ее голос стал сухим. - Но я думаю, что ты уже в курсе.
    - Я собирался вернуть динозавра на место, - сказал я. - Но я был без сознания [81].
    - Что приводит нас к номеру четыре, - сказал Люччио. Кончик ее пальца переместился к группе крошечных островов в центре озера к северо-востоку от города, и тяжелой, темной фиолетовой линии, пробегающей там. - Здесь.
    Молли наклонилась через меня и неодобрительно вгляделась в карту.
    – Да нет никаких островов в той части Озера Мичиган. Там просто открытая вода.
    - Эту карту, мисс Карпентер, дал мне Слушающий-ветер - сказала Люччио серьезно. - Он провел несколько столетий, живя в этой области.
    - Я слышал много разного, – проворчал я, - Я думаю, что там есть какие-то острова. Они использовались, как база, повстанцами в нескольких войнах. Бутлегеры использовали их, как пункт передачи, чтобы переправлять выпивку из Канады во времена Сухого закона. Но всегда вокруг них были всякие истории.
    Молли нахмурилась.
    - Какие истории?
    Я пожал плечами.
     - Обычные страшные истории. О призраках. О людях, которые безрассудно уходят с неизвестными. О людях, которых утянули в воду неизвестные существа, или которых нашли убитыми с помощью старинного оружия.
    - Тогда почему их нет на картах и в книгах? - спросила Молли.
    - Острова опасны, - сказал я. – Долго добираться до любой помощи, и озеро может быть ужасно недоброжелательным зимой. Там есть еще каменные рифы, которые могут выпотрошить лодку, если она подойдет слишком близко. Возможно, кто-то в здании муниципалитета полагал, что острова доставят меньше искушения людям, если все будут думать, что они просто сказки, и вложил немного усилий в удаление их от общественного мнения.
    - Это невозможно, - сказала Молли.
    - Это возможно, - ответила Люччио. - Энергии, сконцентрированные вокруг этих островов, заставляют людей подсознательно избегать их. Если не держать твердо в голове пункт назначения, то большинство людей крутилось бы вокруг островов, но не добралось бы до них.
    - А если там есть такое нехорошее заклинание кручения вокруг, - проворчал я, - оно устроило бы веселенький ад  навигационному механизму. Ставлю двадцать баксов за то, что главные авиалинии не проходят в пределах пяти миль от этого места. - Я стукнул пальцем по этому месту и кивнул. – Я думаю, это правильно. Она там.
    - Если она там, - спросила Молли, - тогда что нам делать?
    Люччио повернулась ко мне, хмурясь.
    - Капитан, я предполагаю, что ты уже связалась с Советом по поводу получения подкрепления?
    - Да, - сказала она. - Они будут здесь так быстро, как только смогут– но это все-таки займет примерно  девять часов.
    - Недостаточно быстро, - сказал я и сузил глаза, размышляя. – Так что попросим кой-кого об услуге.
    - Услуге? - спросила Люччио.
    - Да, - сказал я. - Я знаю парня, у которого есть лодка.

----------------------------------------------
[79] Имеется в виду доктор МакКой – персонаж «Стар Трека». Цитата с сайта http://lurkmore.ru/Star_Trek :
«Леонард «Боунз» МакКой — штатный Айболит. Главный моралофаг в сериале (ибо врач). Люто, бешено накидывается на любого, кто нарушает права кусков инопланетной слизи. Безуспешно пытается троллить Спока (старпома), чем порождает добрую половину лулзов сериала. Коронные фразы: «He's dead, Jim»,  (“Он мертв, Джим»), «I'm a doctor, not a X» («Я доктор, а не Х»)», где Х, как понимаете, что угодно.
[80] Речь идет о событиях третьей книги Файлов Дрездена «Могила в подарок»
[81] Эти события описаны в книге «Барабаны зомби», шестая книга цикла.
----------------------------------------------
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #167 - Декабрь 31, 2009 :: 8:51am
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 40


    В течение следующего получаса я крутился, устраивая детали. Все разъехались, чтобы занять позиции. В доме остались я, Молли и Кинкейд. И Мыш.
    Мой пес был явно расстроен, что я не собирался брать его с собой, и хотя он покорно улегся на полу около ног Молли, выглядел он совершенно несчастным.
    - Прости, парень, - сказал я ему. - Я хочу, чтобы ты остался здесь помогать Молли и предупреждать ее о любой опасности.
    Он вздохнул.
    - Я прекрасно жил без тебя долгое время, - сказал я ему. - Не надо за меня волноваться.
    Он перекатился на спину и кинул на меня умильный взгляд.
    - Ха. Так это только попытка выпросить, чтоб тебе почесали животик. Я знал это. - Я наклонился и почесал его.
    Минуту спустя открылась дверь черного хода, и вошел Томас.
    - Наконец-то, - сказал он. - Я сидел в машине так долго, что в сиденье вмятину оставил.
    - Извини.
    - Ничего, выживу. Как я могу помочь?
    - Возвращайся в машину, свозишь меня домой
    Томас кинул на меня спокойный взгляд. Потом пробормотал что-то одним дыханием, достал ключи из кармана, и снова исчез в снегу.
    - Ты ужасен, - сказала Молли, усмехаясь.
    - А что? – сказал я. - Я выражаю свою братскую привязанность.
    Я пожал плечами и подобрал посох.
    - Помнишь план?
    - Сидеть на телефоне, - сказала Молли, загибая палец на каждом пункте. - Держать глаза открытыми. Следить, чтобы Мыш все время был в той же самой комнате, где и я. Проверять Кинкейда каждые пятнадцать минут.
    Когда-то она была бы угрюма от перспективы того, что надо сидеть дома, когда где-то там происходит что-то захватывающее, - но она уже достаточно выросла, чтобы осознавать, что там может быть действительно опасно, и уважать свои собственные ограничения. Молли необычно тонко чувствует различные волшебные энергии. Эта чувствительность позволяет ей делать огромные успехи в психомансии и невромансии. Но это также означает, что, когда начинают случаться сильные личные или сверхъестественные события, она испытывает их с такой силой, что это просто выводит ее из строя, по крайней мере, в течение нескольких минут. Боевое волшебство никогда не будет ее сильной стороной, и в реальном конфликте она могла оказаться смертельной помехой  своим собственным союзникам.
    Но, по крайней мере, ребенок знал об этом. Ей это не очень нравилось, но она старательно искала другие способы помочь нам в нашей борьбе. Я гордился ею.
    - И не забывай о своей домашней работе, - сказал я.
    Она нахмурилась.
    - Я все-таки не понимаю, зачем тебе знать о нашем генеалогическом древе.
    - Побалуй меня, кузнечик. Я куплю тебе «снежный конус» [82].
    Она поглядела из окна на белый мир снаружи.
    - Супер! - Потом оглянулась на меня и чуть-чуть взволнованно улыбнулась. - Будь осторожен.
    - Эй, в Шедде было почти двадцать этих лузеров. А теперь всего шесть.
    - Шесть самых умных, самых сильных, и самых старых, - сказала Молли. - Тех, кто действительно имеет значение.
    - Спасибо за твой оптимизм, - сказал я, и повернулся, чтобы идти. - Запри за мной.
    Молли прикусила губу.
    - Гарри?
    Я остановился.
    Ее голос был совсем слабеньким.
    - Присматривай за  моим папой. Хорошо?
    Я повернулся и встретил ее глаза. Я нарисовал X по своему сердцу и кивнул.
    Она быстро моргнула несколько раз и снова улыбнулась.
    - Хорошо.
    - Запри дверь, - сказал я ей снова, и вышел в снег. Замок щелкнул позади меня, закрываясь, и Молли смотрела, как я пробивался сквозь снег на улицу. Военный фургон Томаса прибыл, грохоча через снег, хрустя шинами, и я запрыгнул туда.
    Он прибавил обогрев, пока я сбивал снег с ботинок.
    - Так, - сказал он, начиная двигаться вниз по улице. - Какой у тебя план?
    Я рассказал ему.
    - Это - плохой план, - сказал он.
    - Не было времени для хорошего.
    - Ноябрь плохое время, чтобы плавать по озеру Мичиган, Гарри, – проворчал он.
    - Последствия ядерного Холокоста тоже будут не очень хороши.
    Томас нахмурился.
    - Ты что, опять болтаешь, что попало? Или серьезно?
    - Это - худший вариант, - сказал я. - Но Никодимус может сделать что-то такое, так что мы должны действовать, предполагая, что его намерения находятся в этой категории. Динарианцы хотят разрушить цивилизацию и, контролируя Архив, они могут это сделать. Возможно, вместо этого они использовали бы биологические или химические средства. Возможно, они разбили бы мировую экономику. Возможно, они превратили бы каждую телевизионную программу в реалити шоу.
    - Ну, это и так уже почти сделано, Гарри.
    - О. Хорошо. Я все-таки предпочитаю полагать, что мир стоит сохранить в любом случае. - Мы обменялись усмешкой. - Независимо от того, что они сделают, потенциал для Действительно Плохих Вещей настолько дьявольски высок, что его нельзя  проигнорировать, и нам нужна вся помощь, какую мы можем получить.
    - Даже  помощь одного из тех трусливых злодеев из Белой Коллегии? - спросил Томас.
    - Точно.
    - Ладно. Я устал прятаться от Люччио. Немного помощи я смогу оказать, если я все время должен оставаться вне поля зрения.
    - Это необходимо. Если бы Совет знал, что мы с тобой связаны …
    - Я знаю, знаю, - сказал Томас, хмурясь. – Отверженный, грязный, прокаженный.
    Я вздохнул и покачал своей головой. Учитывая, что принцип работы Белой Коллегии вообще состоял из воздействия на умы людей разными способами, я не мог позволить кому-то из Совета узнать, что Томас был моим другом, уж не говоря о том, что он мой брат. Все немедленно подумали бы худшее - что Белая Коллегия получила контроль надо мной и управляет мной через Томаса. И даже если бы я убедил их, что это не так, все равно это выглядело бы адски подозрительно. Совет потребовал бы, чтобы я продемонстрировал лояльность, попытался использовать Томаса, как шпиона, против Белой Коллегии, и вообще стал бы вести себя, как куча напыщенных властных жоп, чем он в сущности и являлся.
    Нелегко было для нас обоих жить с этим - но и изменить это мы не могли.
    Мы добрались до моей квартиры, и я помчался внутрь. Там было холодно. Камин полностью прогорел с того времени, как я ушел. Я поднял руку и пробормотал заклинание, зажегшее полдюжину свечей. Я захватил все, что мне могло пригодиться, задул свечи снова и поспешил обратно к автомобилю Томаса.
    - У тебя ведь с собой мамин амулет, верно? - спросил я его. У меня был такой же на серебряной цепочке на шее – единственное, кроме Томаса, материальное наследство моей матери.
    - Конечно, - сказал он. - Я найду тебя. Куда теперь?
    - К Пресвятой Деве Марии, - сказал я.
    - Образно.
    Томас поехал. Я раскрыл свой двуствольный дробовик, который я отпилил до незаконной длины, и зарядил два патрона. Тесса, Девочка-Богомол грубо забыла возвратить мой сорок четвертый после окончания военных действий в Аквариуме, а я как-то все-таки предпочитаю брать с собой оружие в места, где может оказаться трудная ситуация.
    - Здесь, - сказал я, когда грузовик оказался в пределах приблизительно одного квартала от церкви. - Высади меня здесь.
    - Угу, - сказал Томас. - Эй, Гарри.
    - Да?
    - А что, если они держат девочку не на острове?
    Я покачал головой.
    - Тебе нужно кое-что понять. Все это решается по ходу действия.
    Он нахмурился.
    - А что относительно тех жлобов от Лета? Что ты собираешься делать, если они снова появятся?
    - Если? Я буду настолько удачливым. - Я подмигнул ему и вышел из Хаммера. - Правильный вопрос, что я собираюсь делать, если они не появятся, причем в самое неудачное время? Умру от шока, наверно.
    - Увидимся, - сказал Томас.
    Я кивнул своему брату, закрыл дверь, и потащился через улицу на место для стоянки автомобилей у церкви Ангелов Пресвятой Девы Марии.
    Это - большая церковь. В самом деле, действительно большая церковь. Она занимает целый городской квартал, и является одним из наиболее известных ориентиров в городе, версией Нотр-Дама для Чикаго. Дорога, приводящая к служебным дверям позади церкви, была расчищена, так же, как и небольшое место для стоянки автомобилей снаружи. Грузовик Майкла был там. В свете зимней ночи я увидел Майкла и Саню, стоящих около грузовика, оба они были в длинных белых плащах, украшенных алыми крестами, и белых же с крестами сюркотах [83], просто воскресная встреча Рыцарей Креста. У каждого был меч на бедре. Майкл носил кристально честный нагрудник, в то время как Саня предпочел более современный бронежилет. Большой русский, всегда практично прогрессивный, также имел при себе автомат Калашникова.
    Я задался вопросом, знает ли Саня, что устарело-выглядящий нагрудник Майкла был укреплен кевларом и баллистическими противоударными пластинами. Снаряжение русского не смогло бы остановить мечи или когти.
    Я сделал некоторую модификацию и своего собственного снаряжения. Ремень, который обычно поддерживал мой жезл на внутренней части плаща, теперь поддерживал дробовик. Я прицепил такую же полоску кожаного ремня к концу простых деревянных ножен Фиделаккиуса, и теперь нес святое лезвие на ремне, переброшенном через плечо.
    Майкл кивнул мне и затем мельком взглянул на свои часы.
    - Тебе положен небольшой штраф?
    - Пунктуальность - это для людей, у которых нет других достоинств, - сказал я.
    - Или для тех, кто заботится о других, - пробормотал женский голос.
    Она вышла из теней с той стороны улицы, высокая и необыкновенная женщина в мотоциклетной кожанке. У нее были глаза теплого коричневого оттенка горячего шоколада, и темные и туго заплетенные вокруг головы волосы. Она не пользовалась косметикой, но и без этого она была нокаутом. Выражение ее лица намекало, кто она такая, - печаль на нем смешивалась с огорчением и стальной решимостью.
    - Розанна, - сказал я спокойно.
    - Волшебник. - Она шагала к нам, высокомерная и, в тоже время, замкнутая, покачивая бедрами при ходьбе. Жакет был открыт почти полностью до пупка, и под ним не было ничего, кроме кожи. Ее глаза, однако, остановились на Рыцарях. – Насчет этих двух мы не договаривались.
    - Мы договаривались, что меня встретит Никодимус, - сказал я. - Не ты.
    - Обстоятельства изменились, - ответила Розанна.
    Я пожал одним плечом - тем, на котором держал Фиделаккиус.
    - То же самое здесь.
    - Какие у тебя обстоятельства? - потребовала Розанна.
    - Такие, что я имею дело со сворой двуличных, бьющих в спину, предательских сумасшедших убийц, которым я доверяю не дальше, чем могу пнуть.
    Она спокойно рассмотрела меня прекрасными глазами.
    - И какая роль предназначена Рыцарям?
    - Они должны обеспечивать доверие.
    - Доверие? - спросила она.
    - Именно. Я могу пнуть вас намного дальше, когда они рядом.
    Очень маленькая улыбка коснулась ее рта. Она слегка кивнула мне. И повернулась к Сане.
    - Эти цвета не идут тебе, зверь. Хотя очень приятно увидеть тебя снова.
    - Я не тот человек, что раньше, Розанна, - ответил Саня. - Я изменился.
    - Нет, ты не изменился, - сказала Розанна, ее теплые глаза застыли на Сане. - Ты все еще жаждешь драки. Все еще любишь борьбу. Все еще упиваешься кровопролитием. Это никогда не был Магог. Это всегда был ты, мой зверь.
    Саня с легкой улыбкой покачал головой.
    - Я все еще наслаждаюсь борьбой, - сказал он. - Я просто чуть тщательнее выбираю с кем бороться.
    - Знаешь, еще не слишком поздно, - сказала Розанна. - Подари эту игрушку моим лорду и леди. Они примут тебя снова с распростертыми объятиями. -  Она шагнула к нему. - Ты можешь быть со мной, зверь. Я снова буду твоя.
    Что-то очень странное случилось с ее голосом на последних предложениях. Он стал… вроде как более низким, более богатым, более музыкальным. Индивидуальные звуки, казалось, имели мало общего со значением - но сам голос сочился медом, в нем был водоворот чувственности и желания, который заскользил в мои уши и мягко запылал в моем мозгу. А ведь я был так, с боку припека, и получил очень урезанную версию обещания, содержавшегося в этом голосе. Саня получил его в полном объеме.
    Он откинул голову назад и засмеялся, богатый, рокочущий смех, который отражался от ледяных камней церкви и холодных стен зданий вокруг нас.
    Розанна сделала шаг назад, на ее лице появилось удивление.
    - Я же сказал тебе, Розанна, - прогремел он, в его голосе все еще слышался смех. - Я изменился. - Потом его лицо стало серьезным. - Ты тоже можешь измениться. Я знаю, как сильно тебя тревожат некоторые вещи, которые ты делала. Я был с тобой, когда у тебя  были кошмары.
    Она уставилась на него.
    Саня протянул ей руки.
    - Брось монету, Розанна. Пожалуйста. Позволь мне помочь тебе.
    Ее веки опустились. Она вздрогнула, опустив глаза вниз. Потом она сказала,
    - Слишком поздно для меня, Саня. Уже очень давно слишком поздно для меня.
    - Никогда не слишком поздно, - сказал Саня искренне.  – Не поздно, пока ты дышишь.
    Что-то, похожее на презрение, пробежало по ее лицу.
    - Что ты знаешь, глупый ребенок. - Ее пристальный взгляд перешел на меня. – Покажи мне Меч и монеты, волшебник.
    Я вытащил рукоятку Меча Широ, висящего на импровизированном ремне через мое плечо. Потом я вытянул фиолетовый мешочек Королевской Короны из моего кармана и поднял его. Потом встряхнул. Он зазвенел.
    - Дай монеты мне, - сказала Розанна.
    Я отодвинул руки.
    - Нет.
    Ее глаза снова сузились.
    - Наша сделка…
    - Ты сможешь их увидеть после того, как я увижу девочку, - ответил я. - До тех пор тебе придется удовлетвориться их звоном. – И я встряхнул мешочек снова.
    Она смотрела на меня с негодованием.
    - Решай, - сказал я.  – Я не собираюсь торчать здесь всю ночь. Ты хочешь объясняться с Никодимусом, почему ты лишила его шанса разрушить Меч? Или ты все-таки сдвинешься с места и отвезешь нас к ребенку?
    Ее глаза замерцали чем-то, похожим на гнев, и теплый коричневый цвет стал блестящим золотом. Но она жестко кивнула головой и сказала,
    - Я отвезу вас к ней. Сюда. Пожалуйста.

-----------------------------------------------
[82] Мороженое такое.
[83] Surcoat - "сюркот", "котта" (истор.) - тканевое покрытие доспеха для защиты его от дождя и солнца. Могло нести герб или цвета владельца. Появляется в XIII веке и, постепенно укорачиваясь, к середине XIV века превращается в jupon. Самой поздней формой сюркота является табард, появившийся в XV-XVI веке; короткая накидка с короткими рукавами открытая с боков, но тоже с цветами и гербом владельца. Вот что на мушкетерах-то было надето!
-----------------------------------------------
Наверх
 
 
IP записан
 
Safie
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #168 - Январь 1, 2010 :: 1:22am
 
Спасибо)) 

Поздравляю всех с НОВЫМ 2010 ГОДОМ!!!!!
Наверх
 

Столько уже сказано ни о чём, что уже и добавить нечего.
399641481  
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #169 - Январь 1, 2010 :: 9:37pm
 
Юль
, ты гений!! так много и так качественно!!! спасибо!! а за сцену с Анастатсией...мммм....я просто прыгала на стуле от восторга Нерешительный Нерешительный...а Мерфи дура, втюриться в Кинкейда!!!!
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
Фрида
Неофит
*
Вне Форума


Мне туточки нравится!!!

Сообщений: 21
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #170 - Январь 2, 2010 :: 7:45am
 
ААА Девчёнки,всех поздравляю с Новым годом!! Будте счастливы и успешни=)!!
Наверх
 
411221369  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #171 - Январь 2, 2010 :: 3:48pm
 
ЦИТАТА "...а Мерфи дура, втюриться в Кинкейда!!!! "

НУ... на фоне Гарри - " праведника и размазни", Кинкейд - "реально крутой парень" . Так что- я ее понимаю. Улыбка 
Всех с Новым 2010! Удачи,любви и побольше хороших книг! Юлиетта и К ! Вам огромное спасибо за титанический труд! Ждем новых работ  Очень довольный
Наверх
« Последняя редакция: Январь 3, 2010 :: 4:17pm от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #172 - Январь 3, 2010 :: 5:26pm
 
ой да!!!! гоменасай!! Gnom-у отдельное аригато!!!!!!

а по поводу размазни.....таааак, а ну не наезжать на нашего Гарри!! х)) он не размазня, он человек высоких моральных принципов (как ни прискорбно Плачущий). А Кинкейд все равно не способен любить, как мне кажется) не таков человек.
Его можно сравнить с Эдуардом из Аниты Блейк - чистокровный убийца.  КлассДа, Ива его немного растопила, но то маленькая уникальная девочка, женщинам в его жизни не место! А Гарри хочет семью!! Поэтому Мерф и дура!!
Теперь по поводу крутости - Гарри еще как крут, а учитывая его шиииииикарное чувство юмора - еще и обаятелен ужасно!! Смех
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #173 - Январь 4, 2010 :: 7:42am
 
Да. Мне тоже нравится Гарри таким, какой он есть. Стала бы я переводить книжку с Кинкейдом в качестве главного героя? Сомневаюсь. Мне нравится Гарри. И Томас!
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #174 - Январь 4, 2010 :: 7:47am
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 41


    Следующие несколько минут были очень напряженные, но показывать это было нельзя. Если я ошибался в своих выводах (а это ведь было возможно; бог знает, что могло случиться к тому времени ), то Майкл, Саня, и я собирались идти в логово льва. Выйти оттуда целым однажды удалось пророку Даниилу, но он был все-таки исключением из правила. Чаще в этой ситуации выигрывают львы. Именно поэтому персы и практиковали такой вид казни.
    Впрочем, Майкл работал на того же самого работодателя, что и Даниил, и, говоря по сути, Саня тоже, даже если он и не решил, так ли это. Но вот я никогда не присаживался поболтать со Всемогущим. Я вообще не уверен, какое у него мнение по проблеме «Гарри Дрезден», поэтому моя теологическая позиция довольно проста: я стараюсь не привлекать внимание Богов, божеств или божков. Я думаю, что так всем нам будет лучше.
    Тем не менее, учитывая, против кого я шел, я думаю, пара камней на моей чаше весов была б не лишней. Надеюсь, Майкл замолвил за меня словечко.
    Розанна подошла к дороге и подняла руку. Из ночи появился грузовичок. В нем был только водитель, тип с толстой шеей и сломанным носом, по его глазам было видно, что сам он где-то не здесь. Один из фанатиков Ника, надо полагать. Они ритуально вырезали  себе языки, что с точки зрения Ника было одновременно и практично, и знак чести. Я хотел попросить его открыть рот, чтобы убедиться, но было несколько неудобно.
    Майкл осмотрел фургон изнутри. Затем вежливо открыл дверь пассажирского места для Розанны. Динарианка глянула на него, кивнула и села в машину.
    Саня сел в машину первым, заняв дальнее заднее сиденье. Я сел следом за Майклом. Розанна что-то прошептала водителю, и мы поехали.
    На минуту я занервничал. Мы направлялись на запад – в направлении прямо противоположном от озера. Затем водитель повернул на север и спустя несколько минут я понял, что мы едем в сторону одной из лодочных станций на северном берегу озера. И успокоился. Но если плохие парни догадаются, что мы уже знаем их местоположение, ситуация может измениться очень быстро.
    Майкл сидел спокойно, невозмутимое лицо и руки, опирающиеся на Амораккиус, просто воплощение святой безмятежности. Саня позади нас храпел. Это выглядело не так внушительно, как поведение Майкла, но создавало такое же впечатление небрежной уверенности. Я пытался оставаться таким же спокойным, получалось с переменным результатом. Гарри, не трясись. Будь спокоен. Лед в твоих жилах.
    Фургон остановился на одной из стоянок у Северного острова. Розанна молча вылезла, и мы последовали за ней. Она спустилась к берегу, вошла в доки и направилась к средних размеров катамарану, пришвартованному в конце причала. Майкл и я взошли на борт следом за ней. Саня отвязал швартовы, оттолкнул лодку от пирса и спокойно запрыгнул на борт.
    Спустя несколько минут Розанна смогла завести двигатель старой лодки и направила ее от городских огней во тьму великого озера.
    Странно и жутковато, как легко мир поглотила непроглядная тьма. Странный призрачный свет снежной ночи исчезал во тьме вод озера, в котором снег просто тонул. Низкая облачность какое-то время давала нам немного света, отражая огни города, Но по мере приближения к центру озера и этот свет затухал,  и вскоре я уже не мог отличить очертания лодки и ее пассажиров от окружающей воды.
    Я не уверен, как долго мы так плыли. Мне казалось, что час, но возможно, не более 30 минут. Лодка подпрыгивала на волнах, хумп, хумп, хумп, и вырывающиеся из под носа брызги покрывали бак сверкающим льдом. Пока я безуспешно пытался угадать движение во тьме, меня слегка затошнило.
    Грохот мотора затих, и мы остановились. Тишина была обескураживающей. Я всю свою взрослую жизнь провел в Чикаго. Я привык к городу, его ритму, его музыке. К шуму машин, поездов, радио, крику сирен, сотовым телефонам, музыке, животным и людям, людям, людям.
    Но здесь, в центре огромного, пустого холода озера, не было ничего. Ни сердцебиения города, ни голосов, ничего, кроме плеска волн, ударяющихся о корпус лодки.
    Я ждал уже несколько минут, пока лодку раскачивали волны. Теперь, когда двигатель не работал – казалось, что лодка вот-вот перевернется, но я не собирался начинать хныкать.
    - Ну? - потребовал Саня, где-то за пять секунд до того, как я начал истерику. - Чего мы ждем?
     - Сигнала, - пробормотала Розанна. - До тех пор я не собираюсь бросаться на скалы и топить нас всех, милый зверь.
    Я достал из моего кармана химический фонарь. Вытащил его из упаковки и растряс. Ввысь устремился зеленоватый свет, который довольно ярко, по сравнению с темнотой последнего получаса, осветил окружающее пространство.
    Розанна взглянула на фонарик. В какой-то момент поездки ее человеческая форма уступила место краснокожей, крылатой демонессе с козлиными ногами, однажды виденной мной в Аквариуме. Её глаза, обе пары - карие и сверкающе зеленые, уставились на химический фонарь, она улыбнулась, обнажая белые изящные  клыки.
    - Без магии, колдун? Ты так боишься растратить свою силу?
    Так далеко от берега, посередине такого большого озера, даже самые простые заклинания требуют огромных затрат – но я был уверен, что Розанна, судя по язычкам пламени, пробегавшим по ее хребту в Шедде, знала это так же хорошо, как и я. Это было бы пустой тратой энергии, которая могла понадобиться позже. И я напомнил себе, что  в моих жилах лед.
    - Просто мне нравятся такие фонарики, - ответил я, - Ты знаешь, что их использовали для крови хищника в том фильме с Арнольдом Шварцнеггером?
    Ее улыбка исчезла.
    - Ты о чем?
    - Вот в этом-то вся и проблема с вами – бессмертными, - сказал я, - Вы  не распознаете ссылку на популярный фильм, даже если  она отложит эмбрион вам в пищевод [84].
    С конца лодки послышался сдавленный смех Сани.
    Мгновение Розанна смотрела на него с непроницаемым лицом. Затем какая-то скорбная, темная тень легла на ее черты и она отвернулась. Подошла к носу лодки и, завернувшись в свои крылья, как в плащ, и приняв позу полной беззащитности, стала смотреть во тьму.
    Саня заметил это. Он пытался убрать усмешку, но, на фоне реакции Розанны это усилие прошло незамеченным. Он собрался что-то сказать, но вместо этого нахмурил брови и потряс головой. Затем отвернулся и стал смотреть на воду. Снег продолжал идти крупными хлопьями, мерцая зеленоватым оттенком в свете фонаря. Майкл начал спокойно напевать «Прекрасная Грейс». Должно быть, выучил песню у каких-нибудь баптистов. У него был красивый, богатый и уверенный, голос.
    Я подошел к Розанне и тихо спросил:
    - Скажи,  эта вот поза «Скорбящая дева», которую ты изображаешь, - как много Рыцарей ты убила с ее помощью?
    Обе пары ее глаз покосились на меня, затем вновь устремили свой взгляд в ночь.
    - Что ты имеешь в виду?
    - Ты знаешь. Эта вот твоя прекрасно-грустная аура. Ты выглядишь и скорбно, и трагично, и сексуально. Будто бы кричишь: «спаси меня, спаси меня». Наверно, все молодые мужчины после этого хотят увезти тебя отсюда с собой на белом коне.
    - Это вот так ты обо мне думаешь? - спросила она.
    - Леди, - сказал я, - год или три назад, я бы был первым в очереди. Черт, если б я думал, что ты серьезно намерена уйти, я бы, возможно, до сих пор помогал тебе. Но я не думаю, что ты хочешь уйти. Я думаю, что если бы ты действительно была такой патетичной, ты бы не смогла управлять своим Падшим – он бы управлял тобой. И я думаю, что ты неспроста являешься доверенным лейтенантом Тессы. А это значит, что либо эта маска трагичной, запутавшейся леди - просто крокодиловы слезы, либо лицемерие настолько эпичное, что его можно классифицировать как разновидность психологической дисфункции.
    Она уставилась во тьму и молчала.
    - Ты никогда не ответишь на мой вопрос, - сказал я.
    - Тогда почему бы не сказать это громче? - спросила она горько, - Если ты так обо мне думаешь, тогда твоим друзьям нужно об этом знать.
    - Ага, - сказал я, - Я так сделаю, а потом твои глаза наполнятся слезами, и ты отвернешься от меня. Позволишь одной слезинке скатиться по щеке, потом повернешь голову так, чтобы ветер закрыл волосами остальные. Может даже твои плечи разок вздрогнут. И получится, что большой, плохой, подозрительный колдун не прощает и не понимает бедную маленькую девочку, попавшую в тяжелую ситуацию, которой только хотелось любви. Поверь мне, Розанна. Я не буду помогать тебе охмурять их.
    Ярко зеленые глаза повернулись ко мне, изучая, и Розанна произнесла совершенно другим женским голосом.
    - Ласкиель кое-что рассказывала вам про нас.
    - Можно и так сказать, - ответил я.
    Впереди и чуть правее во тьме загорелся свет – костер, я полагаю. Из-за ночи и падающего снега сложно было сказать, как далеко он находится.
    - Туда, - произнесла Розанна. - В ту сторону. Извини...
    Пока она возвращалась к рулю, над озером подул ветер. Само по себе это не было необычно. Ветел дул на протяжении всего снегопада. Тем не менее, что-то в этом бризе привлекло мое внимание. Что-то с ним было не так.
    Мне потребовалось три-четыре секунды, чтобы понять, что именно. Южный теплый ветер.
    - О, - воскликнул я, подняв фонарь, и начал рассматривать окружающую нас воду.
    - Гарри? - насторожился Майкл. - В чем дело?
    - Чувствуешь ветер? – спросил я.
    - Да, - ответил Саня с сомнением в голосе. – Теплый. Что это?
    Майкл уловил смысл.
    – Приближается Лето.
    Розанна взглянула на нас через плечо.
    - Что?
    - Правь к берегу, - сказал я. – Твари, идущие за мной, убьют любого на своем пути.
    Она повернулась к рулевому колесу и включила зажигание. Мотор лодки загудел, чихнул и не завелся.
Ветер усиливался. Вместо снежных хлопьев начала падать слякоть. Льда на лодке стало больше, его толщина заметно нарастала в свете моего фонарика. Волны стали сильнее биться об борт.
    - Давай, - занервничал я. – Заводись.
    - Смотрите, там! - закричал Саня, показывая пальцем в воду за кормой. Что-то длинное, коричневое, волокнистое и скользкое вырвалось из воды и обвило руку русского рыцаря от кулака до плеча.
    - Боже мой! - воскликнул Саня.
    Пока я пытался добраться до него, еще две лианы выскочили из воды, обвились вокруг головы и второй руки Сани и протащили его половину пути до воды. Я успел схватить его за ботинок до того, как его уволокли за борт. Упираясь о борт лодки, я начал что было сил тащить его назад.
    - Майкл!
    Мотор лодки еще раз кашлянул, заикнулся и умер.
     - In nomine Dei Patri! - закричал Майкл, пока Амораккиус покидал свои ножны. Широкий меч сверкнул и одним махом перерезал держащие Саню лианы. Отрезанные концы их сгорали от прикосновения стали Амораккиуса, как бумага от пламени.
    Я втащил Саню на борт, и русский здоровяк выхватил свою саблю как раз вовремя, чтобы отрубить концы еще одной лианы.
    - Что это такое?
    - Кельпи, - прорычал я. - Если они обвились вокруг винта двигателя, то наша лодка никуда не поплывет, - и крикнул Розанне – Давай!
    Неожиданно лодка накренилась. Я обернулся и увидел кельпи, забирающихся на борт. Это были скользкие, расплывчатые создания, в которых с трудом угадывались гуманоидные формы, созданные из множества мокрых водорослей с широкими ртами и точечками сверкающего серебра вместо глаз.
    Я повернулся и провел рукой дугу, освобождая волю с криком: «Forzare!»
    Невидимая сила оторвала кельпи от бортов, оставляя длинные нити мокрых растений прилипших к стекловолоконному корпусу. Они издавали булькающие звуки, пока летели и падали в воду.
Двигатель взвыл. Корма опустилась, а нос задрался, пока лодка набирала скорость.
    Неожиданно моя нога вылетела из-под меня. Я упал, раскинув конечности, смутно понимая, что один из кельпи все-таки смог добраться до моего колена. Пока меня тащили к корме лодки, по пути сшибая все подряд, я понял, что вот-вот вылечу с лодки в воду. Тогда уже вопрос будет в том, что меня убьет раньше – ледяная вода или ветвистая компания под ее поверхностью.
    Затем в мою ногу воткнулось копье огня, сопровождаемое красно-белой вспышкой, свистом и шипением. Я освободился и упал, ударившись о край лодки. В следующий миг я оказался вымоченным ледяной водой с головы до ног. Я посмотрел вниз и увидел крутящуюся чернеющую лиану, сползающую с моего колена. Саня подошел, отцепил остатки с моей ноги и выбросил за борт. Нога кровоточила, в свете зеленого химического фонаря кровь казалась черной. Более черной, чем запачканный конец Эспераккиуса.
    Я схватился за колено и зашипел от боли:
    - Черт побери, Саня!
    Саня взглянул во тьму за лодкой, а затем на мою ногу:
    - А, черт!
    Майкл присел напротив меня и наклонился над моей ногой:
    - Гарри, сиди спокойно. - Он ощупал мое колено – это было достаточно больно, чтобы я высказался про его родственников. - Все не так уж и плохо. Длинная, но не глубокая. - Он открыл кожаный кошель, висевший с другой стороны ножен Аморракиуса, и вытащил маленький медкомплект. Меч Сани уже разрезал мои джинсы, но Майкл разорвал их еще больше, чтобы освободить всю рану. Затем он очистил рану медицинским бинтом, смоченным чем-то из пластиковой бутылки, и наложил повязку. Все это заняло у него две-три минуты. К тому времени, как он закончил, шок от ранения уже прошел, и пришла боль.
    - Боль придется терпеть, - сказал он, - Извини, Гарри.
    - С болью можно жить, - скривился я, - Дайте мне минутку.
    - Извини, Дрезден, - сказал Саня.
    - Ладно. Только не вздумай больше спасать мою жизнь, - ответил я. Затем я положил свою ногу на скамейку на корме лодки и закрыл глаза. Существует множество способов избавиться от боли помимо наркотиков. Хотя, большинство из них не дадут сколько-нибудь серьезного эффекта, если у вас нет за плечами нескольких лет тренировок в фокусировке и концентрации, но у меня, к счастью, они были. Ментальная техника для блокирования боли, показанная мне тенью Ласкиэль, была пугающе эффективной – когда я использовал ее раньше, я однажды дошел до того, что вообще вырубился, поскольку ничего не знал о своем состоянии. И в результате чуть не умер.
    Тело или разум, сердце или душа?  Нет, человек – это целое, и мы так созданы, чтобы чувствовать боль. Если ты отключаешь себя от нее, ты действуешь на свой собственный страх и риск.
Но, учитывая то, что нас ждало впереди, и то, что догоняло нас, вряд ли я мог подвергнуть себя еще большей опасности, а сейчас нельзя было отвлекаться на боль. Итак, я закрыл глаза, выровнял дыхание, сконцентрировался и начал методично ограждать себя от боли моей новой раны, сломанного носа, избитого тела. Это заняло несколько минут, а когда я закончил, ритм двигателя уже изменился с рева на тихое рычание.
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #175 - Январь 4, 2010 :: 7:50am
 
Глава 41. Окончание.

    Я открыл глаза и увидел, что Саня и Майкл стояли рядом с обнаженными мечами и охраняли меня. На носу лодки Розанна приглушила двигатель и на мгновение пристально глянула на меня. Ее губы тронула едва заметная понимающая улыбка. Затем она снова отвернулась, и я понял, что здесь достаточно светло, чтобы разглядеть очертания ее изящных демонических рогов.
    Я поднялся и увидел впереди остров, поднимающийся из вод озера. Он был покрыт лесом и кустарниками Среднего Запада США – много карликовых деревьев и колючий кустарник. Все это покрывал снег, и свет, отражающийся от него, позволил мне разглядеть профиль Розанны.
    На берегу находился город, выглядевший как старый город-призрак из вестернов – только он был заброшен так давно, что деревья успели вернуться на место, откуда когда-то были изгнаны. Большинство зданий развалилось. Деревья росли повсюду, и этот вид почему-то напомнил мне о коллекции насекомых: пустые оболочки, приколотые к листу бумаги. Вывеска, стертая ветрами, так что прочесть ее уже было невозможно, болталась на единственной оставшейся ржавой цепи. Она болталась на ветру, издавая скрипящий металлический звук. Ниже по берегу находился скелет старого дока, сломанные колонны, торчащие из воды, как остатки прогнивших зубов.
    Вид этого места наполнил меня чувством присутствия чьей-то пустой, чистой враждебности. Этому месту я не нравился. Оно не хотело, чтобы я был здесь. Оно не испытывало ни капли уважения ко мне, а труп города впереди был молчаливым доказательством того, что однажды оно уже боролось с подобными мне и победило.
    - Черт, - воскликнул я, обращаясь к Розанне: - Ты уверена, что это - то самое место?
    Она молча показала вверх. Я посмотрел туда, куда указывал ее палец, на гору острова, и понял, что свет, увиденный мною на озере – это костер на холме позади города. Похоже, это была самая высокая точка острова. И что-то там застыло направленное в небо, темный контур здания или башни, слишком далеко, чтобы разобрать.
    Розанна заглушила двигатель, и лодка тихо заскользила к ближайшему сломанному деревянному пирсу. Она поднялась на нос лодки с веревкой и, когда нос лодки уткнулся в причал, привязала ее к столбу. После чего прыгнула в воду и пошла вброд.
    - О, боже, - воскликнул я, - опять мокнуть.
    Усиливающийся ветер донес с озера булькающий, протяжный крик. Я был на севере несколько раз и мог бы сказать, что это крик полярной гагарки – но все мы знали, что это было на самом деле. Лето все еще гналось за нами.
    - Мы не высохнем, если будем сидеть здесь,  - сказал тихо Майкл.
    - На тех деревьях люди, - пробормотал Саня, вкладывая в ножны меч и вновь поднимая Калашников. - Тридцать ярдов вверх, там и там. Это пулеметные гнезда.
    - Двинули, – прорычал я, - пока они не заскучали и не решили, что это - Нормандия.
    - С нами Бог, - сказал Майкл.
    - Аминь, - сказал я, вытаскивая свой дробовик.

----------------------------------------------
[84] Такая неприятность случилась в первой серии «Чужих».
----------------------------------------------
Наверх
« Последняя редакция: Январь 16, 2010 :: 3:24pm от _Юлиетта_ »  
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #176 - Январь 4, 2010 :: 7:55am
 
Перевод _Юлиетта_, редакция Gnom

Глава 42


    Майкл все предусмотрел. У него с собой была дюжина химических обогревательных пакетов – тех, что охотники носят под пальто. Он раздал их нам и, выбравшись на берег, мы засунули их в носки. Если бы не это, не знаю, как бы мы добрались до вершины холма в мокрых по колено штанах.
    У Розанны, конечно, таких проблем не было. Завернувшись в крылья, как в плащ, (ее демоническая форма, похоже, была вообще невосприимчива к холоду) своими раздвоенными копытами она скользила по замершему, каменному склону холма не хуже горного козла, ее пушистый хвост резко поднимался и опускался, пока она поднималась. Впереди нее шел Саня, я следом за ней, а Майкл прикрывал тыл. Прогулка была недолгой, но напряженной. Весь городок принадлежал давно забытой компании, и был построен вокруг длинного здания, похожего на консервный завод, которое теперь разваливалось на куски в самом конце разрушенной улицы.
    На подходе к холму мы наткнулись на дорогу, которой пользовались в течение последних нескольких дней. Кто-то отчистил ее от снега, обнажив каменные ступени, вырезанные в склоне холма и ведущие к вершине. Чем ближе мы подходили к вершине, тем ярче свет костра освещал контур здания на вершине.
    - Маяк, - пробормотал я, - Или то, что от него осталось.
    В свои лучшие времена высота башни составляла, наверное, не менее пятидесяти футов, но сейчас футов двадцать как бы снесла чья-то гигантская рука. Побережье и острова всех Великих Озер были усеяны маяками, и, как возле всех подобных строений, вокруг них всегда витало множество самых разных слухов. Про этот я не слышал ничего, но когда я вглядывался в серые, истершиеся камни, у меня сложилось впечатление, что для того, чтобы слухи начали распространяться, кто-то должен сначала пережить встречу с неизведанным, а уж потом рассказать об этом.
    Весь этот жуткий остров создавал у меня такое впечатление, как будто бы я иду не просто по земле, населенной призраками, а по очень древней земле призраков, по такому месту, которое никогда не склонялось перед прогрессом и цивилизацией, наукой и разумом, которое не испытывает уважения к детям человеческого гения, как и к их предкам. Остров казался живым существом, которое узнало о моем присутствии способом, который я не мог даже приблизительно описать, и презирает меня.
    Но это было не самое жуткое ощущение.
    Самым жутким было то, что все это выглядело знакомым.
    Поднимаясь по этой каменной лестнице, мои ноги двигались в определенном порядке, как будто бы они ходили по этому пути тысячи раз. Я слегка отклонился от пути на один шаг, не понимая, почему, но спустя мгновение, когда Майкл споткнулся, наступив на камень, который я пропустил, я это понял. Я поймал себя на ведении обратного отсчета, а когда отсчет закончился, мы уже были на вершине холма.
    Почему-то я знал, прежде, чем увидел, что одна из стен старого маяка будет сломана, открывая его внутренности, которые были пустыми, как внутренность ружейного ствола. Я знал, что маленький каменный домик, построенный напротив основания башни, все еще цел, хотя половина крыши провалилась внутрь и требовала ремонта. Я знал, что домик сделан из камня полуразвалившегося маяка. Я знал, что передняя дверь скрипит, когда ее открывают, а задняя, которая была не видна с места, где я стоял, разбухает во время дождя и не открывается, как дверь…
    … в дом.
    Я также знал, что каким бы дьявольски странным это ни было, я не могу  позволить всему этому отвлечь меня.
    Никодимус и компания уже ожидали нас.
    Слякотный дождь начал покрывать все вокруг тонким слоем льда, но костер, разведенный около пролома в стене башни, был достаточно большим, чтобы не обращать на него внимания. Языки пламени поднимались на десять-двенадцать футов и горели странным фиолетовым светом, а вездесущий лед создавал иллюзию фиолетового смерча, цепляющегося за все подряд.
    Рядом с костром из камней был сложен трон. Естественно, на нем восседал Никодимус. Справа от него стояла Тесса, впервые я видел ее полностью в человеческом обличии. Она выглядела как девочка-подросток, едва доросшая до получения водительских прав, и была одета во что-то черное и обтягивающее. Дейдра стояла на коленях у ног Никодимуса и, видя всех троих вместе, я мог различить черты родителей у их ребенка. Особенно глаза. Они отражали в полной мере и холодный, точный расчет Никодимуса, и бессердечный эгоизм Тессы.
    Магог присел у подножия кучи камней, огромный и похожий на обезьяну, в его глазах горела жажда крови. Динарианец, которого я отлупил серебряной рукой, лежал на земле позади Магога, его лицо пылало ненавистью, одна рука его дрожала, но остальное тело было неподвижно.
    Мое сердце радостно забилось. Их все еще было шестеро. Ива еще держалась.
    Я поднял руку. Мы остановились, а Розанна подошла и преклонила колени у правой руки Тессы.
    - Ух, ты! - воскликнул я. - Какая неожиданная встреча. Вы здесь по делу или просто заблудились по пути на семейную вечеринку?
    - В домике стрелки, - очень тихо пробормотал Саня.
    - Позади башни в тенях чудища, - прошептал Майкл.
    Я не стал смотреть. Если мои друзья говорили, что там есть плохие парни, значит, они действительно там есть – без вариантов.
    - Добрый вечер, Дрезден, - сказал Никодимус, - Ты принес товар?
    Я позвенел мешочком Королевской Короны и стукнул по рукоятке меча Широ, нависавшим над моим плечом.
    - Да. Но это ты уже знаешь, иначе Рози не стала бы тащить нас так далеко. Так что давай пропустим светскую беседу. Покажи мне девочку.
     - Как Вам будет угодно, - сказал Никодимус. Он махнул рукой и тени – поправлюсь, его тень вдруг отступила от разрушенной башни маяка.
    Красный свет заполнял это место, изливаясь из знаков и символов самого большого и замысловатого круга, который я когда-либо видел, а я видел разные, в том числе сделанные из серебра, золота и драгоценных камней. Этот круг включал в себя все, виденное мной ранее, и еще там были гротескные фигурки, издающие звук звенящих вилок и трубных колокольчиков; и свет, сфокусированный призмами и кристаллами и разложенный на множество цветов, вырисовывавший совершенные геометрические формы вокруг круга.
    Внутри была Ива.
    В свое время я видел множество извращений, но легче от этого не становится. Люди Ника использовали все классические приемы и добавили кое-что свое, чтобы сломить ее. Для начала они раздели Иву, что уже было жестоким при такой погоде. Они обрили ее налысо, оставив пару маленьких золотых кудряшек. Она плавала там в позе зародыша, медленно крутясь. Ее глаза были закрыты, а на лице застыло выражения ужаса и потерянности.
    Снаружи они посадили на цепь несколько ужасных охотничьих чудищ, безволосых существ, не похожих ни на что в царстве животных, размером где-то между пантерой и волком. Существа выглядели голодными, и пристально смотрели на летающую закуску. Одно из них рыкнуло и прыгнуло на всю длину цепи, попытавшись откусить кусок уязвимой плоти девочки. Достать ее оно не смогло, но Ива содрогнулась и пискнула.
    Пока она крутилась и вращалась – явный отголосок того, что она сделала с Магогом в Аквариуме, - я заметил множество маленьких царапин и синяков, свидетельство множества мелких жестокостей. Они должны были казаться просто кошмаром ребенку, который никогда не испытывал реальную собственную боль. Все это – боль, беспомощность, унижение, - все это должно было казаться Иве особенно ужасным, ведь для нее это было новостью. Если бы я сказал в отношении ребенка, что боль – это часть человеческой жизни, я бы был лицемером.
    Некоторые вещи просто не должны случаться.
    - Вот, видите? - сказал лорд динарианцев. - Живая и здоровая, как и договаривались.
    Я глянул на Никодимуса, которого от взбучки отделяло каких-то десять секунд…
    …и уловил в его глазах нечто, похожее на удовлетворение, и это в одно мгновение охладило мой пыл.
    Заключение Ивы было направлено не только на то, чтобы она впала в состояние, в котором можно было бы манипулировать ею.
    Оно было направлено также на манипулирование мною. В конце концов, я ведь уже когда-то оказывался в подобной ситуации.
    Для динарианцев было недостаточно просто заполучить Меч. Они бы все равно не смогли бы сломать Фиделаккиус, также как и Церковь не могла сломать или расплавить тридцать серебряных монет. Сила Меча была не только физической, и пока его носил человек чистый душой и сердцем, требовалось  нечто большее, чем физическое воздействие, чтобы сломать его.
    А вот если вручить Меч, к примеру, колдуну, о котором известно, что в прошлом он уже использовал его в корыстных целях, о ком известно, что он обладает дурным характером, о ком известно, что однажды он случайно потерял его, и который в гневе может сжечь пару зданий – это бы кардинально изменило ситуацию. Поставьте его в сложную ситуацию, дайте причину злиться, подкиньте ему могущественное магическое оружие – и из отчаяния он вполне может использовать его, несмотря на то, что будет исходить из не самых чистых побуждений. Ведь я пришел сюда с миром, движимый целью обменять Меч на жизнь ребенка. Если я возьму Меч и использую для нападения на Никодимуса и компанию, я, как меченосец, предам Фиделаккиус, Меч Судьбы.
    В тот же момент Меч станет обычным мечом – предметом из стали и дерева. После этого Никодемус и его сумасшедшая семейка смогут уничтожить это оружие. То есть, для того, чтобы уничтожить Меч, им нужен был кто-то, способный совершить подобную ошибку, кто-то, способный сделать такой выбор, все равно, как носящий монету может принять решение выбросить ее, чтобы освободиться от Падшего. Им нужен был кто-то с правом на Меч, способный отказаться от этого права.
    Однажды я уже совершил такую ошибку, когда Майкл вынужден был дать мне Амораккиус на время. Я использовал Меч Любви, чтобы спасти свою задницу из ситуации, в которую впутался сам и чуть не разрушил его. И разрушил бы, если бы не вмешательство моего брата, правда, я тогда еще не знал о нашем родстве. А Томас знал. Он присматривал за младшим братом еще тогда.
    Не поймите меня превратно. Временами я бываю несколько туповат – особенно когда дело касается женщин. Но я не настолько глуп, чтобы повторить такую серьезную ошибку.
    Но …
    Никодимус ведь не знал, что я однажды уже совершил ее, не так ли?
    О, меня он знал довольно хорошо. Он знал, как сильно он  взбесил меня тем, что они сделали Иве – и он рассчитывал, что я  среагирую согласно своей природе, и тем самым помогу ему разрушить Фиделаккиус.
    Я затеял опасную игру, пойдя против такого старого противника, как Ник, но кто не играет,  тот и не выигрывает – и мне нужно было еще немного времени, чтобы удостовериться, что оба наших приза здесь на месте, прежде чем начать действовать.
    Поэтому я решил подыграть ему.
    Я ударил о землю посохом в левой руке, правой ухватился за рукоять Меча и прорычал,
    - Вытащи ее оттуда, Никодимус, сейчас же.
    Они рассмеялись надо мной, все вместе, мягко и оскорбительно. Это звучало бы отрепетированно, если бы не было так слаженно. А так это выглядело, как будто они занимались этим годами, и у них очень естественно получилось.
    - Гляньте на его лицо, - промурлыкала Тесса, хихикающая девочка-подросток, - Оно прямо красное.
    Я стиснул челюсти так сильно, как мог. Мне не требовалось особого труда, чтобы притворяться злым, но я использовал все свое актерское искусство. Подавись, Сэр Ян [85]. Затем вытянул Меч на пару дюймов из ножен:
    - Предупреждаю, - пригрозил я, оглядываясь по сторонам, - Отпустите девочку, а не то худо будет.
    Мое актерское мастерство было на высоте. Позади раздался полный тревоги голос Майкла,
    - Гарри, - сказал он, - подожди.
    Не обращая внимания на Майкла, я продвинулся вперед еще на пару шагов, вытаскивая Меч. Фиделаккиус был классической катаной, с ножнами, выглядящими как старая трость. Пока он был у меня, я содержал клинок в чистоте и периодически смазывал его. Он вышел из ножен без звука, и холодно засиял в фиолетовом свете костра.
    - Я принес Меч, - сказал я Никодимусу, с угрозой в голосе, - Видишь? Ты же этого хотел? В обмен на девочку?
    Его глаза сузились, когда он смотрел на клинок, и я впервые заметил, что он тоже носил меч на бедре, как, кстати, и Тесса. Супер! Я сделал себе заметку не вступать с ними в бой на мечах. Я большой и быстрый, и могу дотянуться за полстраны, но когда дело доходит до серьезного боя на мечах, я просто мелкота по сравнению с настоящим фехтовальщиком, таким, как Майкл, например, а Майкл считает себя слабым оппонентом Никодимусу.
    - Колдун, почему ты, собственно, думаешь, что он будет совершать эту сделку? - спросила Тесса сладким голоском. - Теперь, когда ты здесь, Меч здесь, монеты здесь?
    - Может, ты и не заметила, сука, - прорычал я, - но Меч здесь. И два других тоже здесь. Может, вы подумаете дважды, прежде чем начинать драку?
    Шипастый Намшиель издал квакающий смех.
    - Ты думаешь, что мы шестеро испугаемся двух Рыцарей?
    - Я думаю, что вас здесь пять с половинкой, придурок, - ответил я, делая еще один шаг вперед. Отсюда я мог видеть больше внутренностей башни: - И чтоб вы знали, против вас три Рыцаря.
    Никодимус улыбнулся, обнажив зубы.
    - И чтобы Майкл и Саня знали, Дрезден, динарианцев тут семеро, а не шестеро. В конце концов ты все-таки привел их сюда.
    - Гарри! - вновь закричал Майкл.
    - Заткнись! - рявкнул я на Никодимуса, продвигаясь вперед еще на пару шажков. Почти.
    Магог хрюкнул и пододвинулся на ярд ближе ко мне, царапая землю своими когтями и угрожающе тряся головой.
    Я взялся за Меч и оскалил зубы.
    - О, хочешь попробовать, Модзилла? - дразня его, я сделал еще два шага вперед. - Подойди и получи; я тебе покажу, что случилось с Конгом.
    Есть! У подножия башни, лежал окровавленный, избитый, полузамерзший, но живой человек. Он поднял голову, когда я показался, и я встретился взглядом с джентльменом Джонни Маркони.
    Они привязали его веревкой к скале, что, учитывая погоду в последние несколько дней, было актом милосердия – потому что железная цепь убила бы его. Половина его лица опухла, но оба глаза были целы. На одной стороне лица было много крови. Вообще то…
    Черт. У него была оторвана верхняя половина левого уха. Хотя не совсем. Но надорвана. Кулак правой руки был покрыт кровавой коркой. Марконе ободрал его обо что-то перед тем, как был связан. Он дрался с ними.
    Я прекратил нести чушь и стал быстро отступать к Майклу и Сане.
    Магог замер с комично наклоненной головой и озадаченным выражением на морде.
Наверх
 
 
IP записан
 
_Юлиетта_
Переводчик
*
Вне Форума


Я разлюбила этот форум...

Сообщений: 143
Ангарск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #177 - Январь 4, 2010 :: 7:59am
 
Глава 42. Окончание.

    Никодимус, сидевший на троне, почувствовал, что план, задуманный им и вроде бы шедший, как надо, начал разваливаться.
    - Майкл! - крикнул я, швырнув Фиделаккиус за спину.
    - Убейте их! - закричал Никодемус, его голос разнесся по всей вершине холма, - Убейте их всех!
    Тесса издала звук, совершенно похожий на крик оргазма, и сквозь ее кожу пробились щетинки красно-черного хитина, её тело быстро принимало форму богомола. Дейдра зашипела и выгнула спину в тон своей матери, ее волосы превратились в стальные лезвия, а кожа потемнела. Розанна взвыла, и в ее руках запылал огонь, точнее Адское Пламя, а Колючий Намшиель поднял руку, и между его пальцев запрыгали искорки зеленоватых молний.
    Магог просто взревел и бросился вперед, и вместе с ним с ревом, полным голода и ярости, дюжина лысых бестий появились из теней вокруг нас и тоже бросились к нам, с полным презрением к своим жизням. И, как будто вышеперечисленного было мало, полдюжины ярко-красных точек, отметок лазерных целеуказателей спрятавшихся стрелков, появились в тумане.
    М-да. Суперский план, Гарри.
    Они были как раз там, где я и думал.

-----------------------------------------------------
[85] Предположительно, Сэр Иэн Мюррей Маккеллен (англ. Ian Murray McKellen; род. 1939) — британский актёр, получивший широкое признание как мастер шекспировского репертуара. Ныне регулярно снимается в крупнобюджетных международных кинопроектах (Магнито в квадрологии "Люди-Х", Гэндальф в трилогии «Властелин Колец»).
-----------------------------------------------------
Наверх
« Последняя редакция: Январь 5, 2010 :: 10:49am от _Юлиетта_ »  
 
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #178 - Январь 4, 2010 :: 9:53am
 
_Юлиетта_ писал(а) Январь 4, 2010 :: 7:42am:
Да. Мне тоже нравится Гарри таким, какой он есть. Стала бы я переводить книжку с Кинкейдом в качестве главного героя? Сомневаюсь. Мне нравится Гарри. И Томас!

Не спорю.Мне тоже нравится Томас и Гарри. Но с позиции Мерфи - Кинкейд привлекательнее. Женщины при равных условиях , обычно предпочитают "плохих парней!, даже зная чем это закончится Улыбка
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Safie
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Пол: female
Re: Файлы Дрездена-10 "Маленькая услуга"
Ответ #179 - Январь 4, 2010 :: 12:43pm
 
Ого, ну Гарри и влип на этот раз!!!! Честно говоря, даже не могу представить как он выпутается... Печаль
Наверх
 

Столько уже сказано ни о чём, что уже и добавить нечего.
399641481  
IP записан
 
Страниц: 1 ... 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21