Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Встречайте! Нашу новую игру, увлекательный вроде как квест "School Days 2"! Скачивайте и играйте прямо сейчас! Или потом Улыбка
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 27
Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены" (Прочитано 7635 раз)
textik_Lestat
Переводчик
*
Вне Форума


Мы боги на стадии куколок...

Сообщений: 100
Бердянск
Пол: male
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #15 - Апрель 6, 2010 :: 10:07pm
 
Согласен с Geli, да и к тому же, мы ведь говорим не просто о людях, да и к тому же не русских, а о полувампирше, которая вынырнула из ниоткуда, с неизвестными намереньями, и с большим вопросом - что же от неё ожидать в будующем?
Так что оптимальный вариант как раз мягкий, поддерживающий и сочувствующий.
Наверх
 
textik1984 8396222  
IP записан
 
zagen
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 4
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #16 - Апрель 6, 2010 :: 10:21pm
 
собственно начал переводить..
Geli отправил двадцатую главу тебе на мыло)
Наверх
 
 
IP записан
 
Helen
Переводчик
*
Вне Форума


mostly elf...

Сообщений: 1403
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #17 - Апрель 7, 2010 :: 5:05am
 
Geli писал(а) Апрель 6, 2010 :: 7:23pm:
Я,как русский человек, наверно загнула бы матом и проорала в трубку: " Ты прекрасно все слышал.....пи пи пи " Мне нравится больше вариант с мягким голосом - поддерживающие-сочувствующим, а не тихим -виноватым.  

Ой, ну вот. Сама же все видишь. Да и у него написано дальше про нетерпеливость. Какой нафиг поддерживающе-сочувствующий тон у матери, потерявшей ребенка? Кому поддержка и требуется, так ей. Вампир она, не вампир...
Она тихо говорит, чтобы не сорваться.
О, попроси для сравнения этот кусок у Ренегата - наверняка у него уже есть. Я без оригинала варианты предлагать не буду.
Наверх
« Последняя редакция: Апрель 7, 2010 :: 11:59am от Helen »  
 
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #18 - Апрель 7, 2010 :: 12:27pm
 
Глава 2
Сьюзен приехала около часа ночи.
Я добрался домой из паба и, спустившись в подвал лаборатории, занялся чародейством, которое требовало от меня полной концентрации. В течение нескольких последующих часов я подготовил пару вещей, которые могли пригодиться в ближайшем будущем. Потом я поднялся по стремянке в квартиру и надел энергетические кольца. Каждое из них объединяло три отдельных кольца, и я зачаровал их, чтобы они накапливали немного кинетической энергии всякий раз, когда я шевелю рукой. Они весьма эффективны, но сейчас кольца были почти разряжены, так что я потратил полчаса, выбивая пыль из тяжелой груши, подвешенной в одном из углов комнаты.
Я принял душ, побрился, приготовил ужин, и в целом не прекращал двигаться. Если я остановлюсь, мысли снова могут начать кружиться в голове, и я не был уверен, смогу ли совладать с ними на этот раз.
Я даже не рассматривал возможности немного поспать. Это просто было невозможно.
Так что я оставался в непрерывном движении. Я убрал на кухне; искупал Мыша и расчесал ему шерсть; прибрался в гостиной, моей спальне, ванной; поменял содержимое маленькой коробки Мистера; вычистил камин и поставил новые свечи для освещения комнаты.
Прошло несколько часов, и я понял, что пытаюсь сделать квартиру более опрятной и красивой, потому что Сьюзен приедет. Я полагаю, старые привычки умирают тяжело.
Я спорил сам с собою, стоит ли вымыть Мистера (при этом чувствовал пристальный взгляд ярко блестевших глаз, следящих за мною с высоты самой последней книжной полки), когда раздался очень вежливый стук в дверь.
Моё сердце бешено заколотилось. Я распахнул дверь и увидел смотревшую на меня Сьюзен. Она была женщиной среднего роста, что означало, что она была на фут ниже меня. У неё были острые черты лица, за исключением рта; темные, прямые волосы и еще более темные глаза, и я никогда не видел у нее такого насыщенного бронзового загара. Она выглядела худее, её скулы стали более резкими, чем прежде. Я мог видеть сухожилия и мышцы под кожей её шеи. Она была одета в черные кожаные штаны, черную футболку и кожаную куртку, в комплекте к штанам.
И она не постарела ни на один день.
Уже прошло почти десятилетие с тех пор, как я видел её. За это время вы ожидаете, что люди изменятся, хоть немного. О, конечно, ничего существенного. Чуть больше фунтов, несколько новых морщин, несколько седых прядей. Люди меняются. Но Сьюзен не изменилась. Совершенно.
Я думаю, что это - бонус, получаемый полуобращенными вампирами Красной Коллегии.
- Привет, - тихо произнесла она.
- Привет, - сказал я в ответ. Я мог встретить ее взгляд, не волнуясь о том, что загляну ей в душу. Мы уже видели души друг друга.
Она отвела глаза, и её руки скользнули в карманы куртки.
– Гарри… я могу войти?
Я сделал полшага назад.
– Я не знаю. Ты можешь войти?
Её глаза блеснули искорками гнева.
– Ты думаешь, я обратилась до конца?
- Я думаю, что перестраховаться лишний раз не помешает, - пожал я плечами.
Она недовольно сжала губы, но кивнула в знак согласия и шагнула через порог в мою квартиру, перешагнув барьер магической энергии, который окружает любой дом – действие просто невозможное для вампира, не получившего на то приглашение.
- Хорошо, - сказал я, отступая в сторону, чтобы дать ей возможность пройти, прежде чем я закрою дверь. Когда я сделал это, то увидел светловолосого, невзрачно выглядевшего мужчину, который удобно устроился наверху бетонной лестницы, ведущей в мою квартиру. Он был одет в штаны цвета хаки и джинсовую куртку. Из-под куртки виднелась подмышечная кобура для пистолета. Это был напарник Сьюзен по имени Мартин.
– Ты, - буркнул я. – Вот это радость.
Губы Мартина немного искривились в отдаленной пародии на улыбку.
– Взаимно.
Я закрыл перед ним дверь и, просто из чувства вредности, щелкнул засовом так громко, как только смог.
Сьюзен немного улыбнулась и покачала головой. Она мельком оглядела квартиру и мгновенно напряглась, когда из темноты алькова моей мини-кухни пророкотало рычание. Мыш не появился, и его рычание не было той ужасающей вещью, которую я пару раз слышал прежде, но это определённо был звук вежливого предупреждения.
Сьюзен на мгновенье застыла на месте, всматриваясь в темноту кухни, затем произнесла:
- У тебя появилась собака.
- Он думает, что это я появился у него, - ответил я.
Сьюзен кивнула и обвела взглядом мою небольшую квартирку.
– Ты сделал небольшой ремонт.
- Зомби, - пояснил я. – И оборотни. Несколько раз это место разносили на куски.
- Я никогда не понимала, почему ты никуда не переедешь из этой заплесневелой маленькой дыры.
- Заплесневелой? Маленькой? Это мой дом! - возмутился я. – Принести тебе что-нибудь? Колы, пива?
- Воды.
- Конечно, присаживайся.
Сьюзен бесшумно подошла к одному из легких кресел, которые стояли возле камина и села на край, держа спину прямо. Я налил немного ледяной воды, захватил себе колы и, поставив стакан перед, ней сел в другое кресло, так что мы сидели практически лицом к лицу. Я открыл свой напиток.
- Ты действительно собираешься оставить Мартина сидящим снаружи? – спросила она с нотками веселья в голосе.
- Я больше чем уверен в этом, - ответил я невозмутимо и сделал глоток колы.
Она кивнула и прикоснулась стаканом к губам, сделав небольшой глоток.
Я подождал так долго, как только смог (может быть целых две или три секунды), прежде чем сломал тяжелую тишину.
– Итак, - спросил я небрежно, – что нового?
Темные глаза оценивающе глянули на меня, прежде чем её губы сложились в тонкую жесткую линию.
– Это будет болезненно для нас обоих. А у нас нет времени, чтобы танцевать вокруг да около.
- Хорошо. Наш ребенок? – спросил я. – Твой и мой?
- Да.
- Откуда ты это знаешь?
Её лицо застыло.
– Не было кого-либо еще, Гарри. Не с той ночи с тобой. Не перед этим …в течение более двух лет.
Если она лгала, этого не было заметно. Я думал об этом в течение времени необходимого, для того чтобы отхлебнуть немного колы.
– Мне кажется, ты должна была сказать мне.
Я сказал это голосом намного более спокойным, чем я думал это возможно. Я не знаю, как выглядело моё лицо, когда я говорил это. Но темная загорелая кожа Сьюзен стала на несколько тонов светлее.
– Гарри, - сказала она тихо, - я знаю. Ты должно быть в ярости.
- Я сжигаю вещи дотла и пробиваю дыры в зданиях, когда я в ярости, - ответил я. – А сейчас я уже сделал несколько шагов за этой чертой.
- У тебя есть все основания для этого. Но я сделала так, как я считала, будет лучше для неё. И для тебя.
Шторм в моей груди поднимался все выше, грозя вылиться наружу. Но я заставил себя сидеть неподвижно, дыша размеренно и неторопливо.
– Я слушаю.
Она кивнула, и замерла на мгновенье, собираясь с мыслями. Затем стала говорить.
- Ты не знаешь, каково это. Центральная Америка, все, что ниже Бразилии. Есть причина, по которой многие живущие там, существуют в условиях близких к анархии.
- Красная Коллегия, - кивнул я. – Я знаю.
- Ты знаешь это абстрактно. Никто из Белого Совета не проводит там времени. Не живет там. Не видит, что случается с людьми при правлении Красных, – она вздрогнула и сложила руки на животе. – Это кошмар. И нет никого, кроме Братства и нескольких недостаточно финансируемых отделений Церкви, чтобы противостоять им.
Братство Святого Жиля – это собрание изгоев и заблудших сверхъестественного мира, многие из которых полувампиры, как Сьюзен. Они ненавидят Красную Коллегию практически святой ненавистью и делают все, что в их силах, чтобы бороться с вампирами при каждом удобном случае. Они действуют ячейками, выбирают цели, тренируют рекрутов, закладывают бомбы и финансируют свои операции через сотни теневых сделок. По существу они террористы – умные, быстрые и жесткие, потому что иначе им не выжить.
- Но, тем не менее, весь остальной мир тоже далеко не Диснейленд, - сказал я спокойно. – Я увидел свою долю кошмаров в течение войны. И помимо неё тоже.
- Я не пытаюсь умалить действия Белого Совета, - скривилась она. – Я только пытаюсь объяснить тебе, что я наблюдала все время. Команды из Братства редко спят на одних и тех же кроватях дважды. Мы всегда в движении. Всегда планируем что-то или убегаем от кого-то. В этом нет места для ребенка.
- Только если не было кого-то с собственным домом и регулярным заработком, чтобы она могла там остаться, - прорычал я.
В глазах Сьюзен появился лед.
– Как много людей умерло вокруг тебя, Гарри? Как много было ранено? – она нервно провела пальцами по волосам. – Ради Бога. Ты сам сказал, что на твою квартиру нападали. Неужели было бы лучше, если бы у тебя был ребенок, смотревший на все это?
- Полагаю, этого мы никогда не узнаем, - резко сказал я.
- Я знаю, - её голос внезапно забурлил от эмоций. – Господи, ты думаешь, я не хотела бы быть частью её жизни? Я кричу по ночам, когда я могу спать. Но, в конце концов, я не могла предложить ей ничего, кроме жизни в бегах. И ты не можешь предложить ей ничего, кроме жизни в осаде.
Я внимательно посмотрел на неё.
Но не проронил ни слова.
- Так что я сделала единственную вещь, которую могла сделать. Я нашла для нее дом. Вдали от войны. Там, где у неё могла быть нормальная жизнь. Любящая семья.
- И никогда не говорила мне, - проговорил я.
- Если бы Красная Коллегия узнала о моем ребенке, то они могли использовать её против меня. Со временем. Для шантажа или просто для мести. Чем меньше людей знали про неё, тем в большей безопасности она была. Я знала, что это неправильно ничего не говорить тебе. Я знала, что это приведет тебя в ярость, потому что это напомнит тебе твое собственное детство, - она подалась вперед, её глаза лихорадочно горели. – И я бы сделала вещи в тысячу раз хуже, если бы это значило, что она будет лучше защищена.
Я выпил еще немного колы.
– Так, - холодно сказал я. – Ты утаила её от меня, чтобы ей было безопаснее. Ты отдала её на воспитание незнакомцам, чтобы ей было безопаснее. – Шторм во мне вздымался все выше, внося в мой голос эхо своего яростного завывания. – И чем это закончилось?
Глаза Сьюзен полыхнули. Красные, кружевные отметки начали появляться на её коже, как татуировки сделанные исчезающими чернилами, только наоборот – кольца настроения от Братства. Они покрывали её лицо и шею.
- Братство было скомпрометировано, - сказала она резким голосом. – Герцогиня Арианна из Красной Коллегии узнала о ней и похитила. Ты знаешь, кто она такая?
- Да, - кивнул я, пытаясь игнорировать ледяной холод, пробежавший по моим венам при упоминании этого имени. – Вдова герцога Ортеги. Она поклялась отомстить мне…и однажды она пыталась купить меня на «eBay».
Сьюзен удивленно моргнула.
– Как это… Впрочем неважно. Наши источники в Красной Коллегии утверждают, что она планирует для Мэгги что-то особенное. Мы должны её вернуть.
Я сделал еще один медленный вдох и закрыл на секунду глаза.
- Мэгги, да?
- В честь твоей матери, - прошептала Сьюзен. – Маргарет-Анжелика. – Я услышал, как она нащупывает что-то в кармане. Затем она сказала, - Вот.
Я открыл глаза и посмотрел на небольшую фотографию, размером примерно с бумажник. На ней была запечатлена темноглазая девочка возрастом около пяти лет, в розовой одежде, с темными волосами, заплетенными фиолетовыми лентами. Она улыбалась широкой заразительной улыбкой. Какая-то невозмутимая, отдельная часть меня зафиксировала лицо, на тот случай если мне потребуется узнать её впоследствии. Остальная часть меня сжалась от мысли об изображении, как о чем-то намного большем, чем просто бумага и немного чернил.
- Эта фотография было сделана несколько лет назад, - тихо сказала Сьюзен. – Но это самое свежее фото, которое у меня есть. – Она прикусила губу и протянула его мне.
- Оставь себе, - сказал я ей спокойно. Она его спрятала. Красный узор исчезал с её кожи, так же, как появился. Я потер глаза.
– С этого момента, - сказал я медленно, - мы забудем о твоем решении вычеркнуть меня из её жизни. Потому что, переливая из пустого в порожнее, мы ей сейчас не поможем, и потому что у неё будут лучшие шансы выбраться из этого, если мы будем работать вместе. Согласна?
Сьюзен кивнула.
Следующие слова я процедил сквозь зубы:
– Но я не забуду. Никогда не забуду этого. Позже тебе придется рассчитаться по этому счету. Ты поняла?
- Да, - прошептала она, глядя на меня большими, темными, сияющими глазами. – Я никогда не хотела причинить тебе боль. Или ей. Я только…
- Нет,- остановил я её. – Сейчас для этого слишком поздно. Мы только теряем время. Мы не можем позволить себе проиграть.
Сьюзен резко отвернула к огню лицо и закрыла глаза. Когда она снова их открыла, она уже себя контролировала.
– Хорошо, - кивнула она. – Прежде чем мы сделаем следующий шаг, у нас есть кое-какой выбор.
- Например?
- Дипломатия, - сказала она. – Я слышала истории о тебя. Половина из них, наверное, не правда, но я знаю, что у тебя есть какие-то эмиссары, которых ты можешь призвать. Если достаточно членов Соглашения проголосуют, мы можем вернуть её обратно без инцидента.
Я пренебрежительно фыркнул.
– Или?
- Предложить выкуп Красному Королю в обмен на жизнь ребенка. У него нет личной заинтересованности в этом вопросе, и он превосходит по статусу Арианну. Дать ему достаточно большой выкуп, и она будет вынуждена отпустить Мэгги.
- Неправильно выстроенный подход, - зло прохрипел я.
Сьюзен пристально смотрела на меня.
– Что ты полагаешь, мы должны сделать?
Я почувствовал, как мои губы скривились во что-то, что вряд ли выглядело как улыбка. Шторм бесился где-то вокруг моего сердца, и безрассудные торнадо его ярости поднимались по моему горлу. Прошло около десяти секунд, прежде чем я смог говорить, и даже тогда это было больше похоже на рычание.
- Сделать? Красные украли нашу маленькую девочку. Я чертовски уверен, что мы не собирается платить им за это.
Горячий и внушающий страх голод в глазах Сьюзен вспыхнул в ответ на мои слова.
- Мы найдем Мэгги, - сказал я. – Мы вернем её. И мы убьем любого, кто станет у нас на пути.
Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 10:10am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #19 - Апрель 7, 2010 :: 12:29pm
 
Сьюзен задрожала, её глаза расширились. Она наклонила голову и облегченно вздохнула. Потом она наклонилась вперед и нежно коснулась моей левой руки, которая все еще была покрыта медленно исчезающими шрамами. Она глянула на мою руку и, вздрогнув, медленно отодвинулась.
Я поймал её пальцы и крепко сжал. Она в ответ сделала то же самое. Мы держались за руки долгую безмолвную минуту.
- Спасибо тебе, - прошептала она. Я чувствовал дрожь в ее пальцах. – Спасибо тебе, Гарри.
Я кивнул. Я собирался сказать что-то жесткое и сохранить дистанцию, но тепло её рук было тем, что я не мог игнорировать. Я был в бешенстве оттого, что сделала Сьюзен, разъярен так сильно, как только может быть разъярен человек, получивший удар в спину от того, кто ему небезразличен. Но вывод из этого был неизбежен – у меня все еще были чувства к ней, иначе я не был бы в ярости.
- Мы найдем её, - сказал я, – и я сделаю все, что в моих силах, чтобы вернуть её в целости и сохранности.
Сьюзен смотрела на меня и кивала. По ее лицу стекали слезы. Потом она подняла руку и легонько провела пальцами по шраму на моей щеке. Этот был новым - все еще свежий и яркий. Я думаю, это делало меня похожим на актера старой немецкой школы Золотого Века Голливуда, со шрамами после дуэльных сцен. Её пальцы были нежными и теплыми.
- Я не знаю, что я собиралась делать, - прошептала она. – Нет никого, готового противостоять им. Нет никого.
Наши глаза встретились и внезапно старые чувства, которые были между нами, вырвались наружу из наших соединенных рук, из её дрожащих пальцев, скользивших по моему лицу. Её зрачки немного расширились, и мое сердце ускорено забилось. Я был в бешенстве от поступка Сьюзен. Но, несомненно, моё тело прочитало это как «волнение» не беспокоясь о мелком шрифте. Я долго смотрел ей в глаза, прежде чем прохрипел, проталкивая слова через пересохшее горло:
- Это не напоминает тебе то, как мы влипли в эту историю?
Она издала вибрирующий звук, который должно быть означал смех, но был заполнен понимающей иронией, и убрала руки.
– Мне… Мне жаль… Я не имела в виду… - её голос дрогнул. – Прошло так много времени…
Я знал, что она имела в виду. Я сделал несколько медленных, глубоких вдохов, отделяя ум от тела. Потом сказал спокойно, не повышая голоса:
- Сьюзен. Чтобы не произошло дальше… между нами все кончено, – я глянул на неё. – Ты знаешь это. Ты знала это, когда решила не говорить мне.
Она выглядела хрупкой. Помолчав, она медленно кивнула, словно что-то могло сломаться, если она сделает это чуть быстрее, и сложила руки на коленях.
– Я… я знаю это. Я знала это, когда так сделала.
Наступила напряженная тишина.
- Правильно, - сказал я, наконец. – Сейчас… - С мыслью, что это мне поможет, я сделал еще один глубокий вдох. – Мне кажется, что ты не прилетела бы в Чикаго, только чтобы поболтать со мной. Тебе для этого не нужен был бы Мартин.
Она удивленно приподняла брови и кивнула.
– Верно.
- Тогда, почему?
Она казалось, подобралась, её голос зазвучал более делово.
- Тут есть аванпост Красных. Это - стартовая точка.
- Хорошо, - сказал я, поднимаясь. – Тогда начнем.

Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 10:11am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Oxi
Модератор
*****
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 540
С-Петербург
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #20 - Апрель 7, 2010 :: 1:15pm
 
Все интереснее и интереснее Улыбка, спасибо Смех
Наверх
 

"Грех придаваться унынию, когда есть другие грехи"(с)
 
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #21 - Апрель 9, 2010 :: 9:30pm
 
Глава 3
- Я надеюсь, ты не держишь старых обид? - спросил меня Мартин, когда мы отъехали от маленькой гравийной парковки возле моего дома.
Сьюзен перебралась на заднее сиденье арендованной машины из уважения к моим аистиным ногам.
– Старых обид? – переспросил я.
- Насчет нашей первой встречи, - ответил Мартин. Он вел машину точно так же, как он делал все – вежливо. Соблюдал остановки. Пять миль в час выше допустимого. Куда бы мы ни направлялись, это грозило растянуться на целую вечность.
- Ты подразумеваешь то, как вы использовали меня, чтобы попытаться убить старого Ортегу? – спросил я. – Гарантируя этим то, что Дуэльный Кодекс будет нарушен, дуэль признают недействительной и война вампиров с Белым Советом продолжится?
Мартин глянул на меня, а затем в зеркало заднего вида на Сьюзен.
- Я говорила тебе, - сказала она Мартину. – Он тупит только короткий срок. В конце концов, он во всем разбирается.
Я послал Сьюзен небрежный кивок головой в знак согласия.
– Не трудно понять, что вы действовали, оглядываясь назад в прошлое, - продолжил я. – Война Красной Коллегии с Белым Советом должно быть лучшее, что случилось с Братством за века.
- Я с ними только чуть более сотни лет, - бесстрастно сказал Мартин. – Но да, это лучшее, что случилось за это время. Белый Совет – это единственная организация на планете, у которой есть ресурсы для серьезного противостояния им. И каждый раз, когда Совет одерживает победу или даже выживает, что все равно означает сокрушительную победу – это означает, что Красная Коллегия разрывается изнутри на клочки. У некоторых из них были тысячелетия, чтобы выпестовать обиды и зависть к конкурентам. Так что это эпическое по своим масштабам действие.
- Можете называть меня чокнутым, - буркнул я, - но я видел слишком много детей, умерших в войне, которую ты помог гарантировать. Старые обиды? – я улыбнулся ему формально. – Марти, верь мне, когда я говорю, что ты не захочешь, чтобы я начал разбираться с моими обидами прямо сейчас.
Я почувствовал взгляд Мартина, скользящий по мне, и увидел, как напряжение охватило его тело. Плечо мужчины дернулось. Он думал о своей пушке. Мартин был действительно хорош с огнестрельным оружием. В ночь моей дуэли с вампиром Красной Коллегии по имени Ортега парень попал в цель, используя одну из этих ужасных снайперских винтовок, за полсекунды до того, как вампир тем или иным способом прикончил бы меня. Это было грубое нарушение Дуэльного Кодекса - свода правил для того, чтобы решать личные конфликты между представителями наций, подписавших Соглашение. Исход честной дуэли, возможно, положил бы ранний конец войне между Красной Коллегией и Белым Советом Чародеев и спас бы множество жизней. Но все вышло по-другому.
- Не волнуйся, парень, - сказал я ему. – Ортега уже был наполовину к тому, чтобы нарушить Дуэльный Кодекс. Так что Кодекс был бы нарушен независимо от того, что ты сделал той ночью. Твое присутствие привело к тому, что в последнюю секунду он получил пулю вместо меня. Ты спас мою жизнь. Я помню об этом.
Я продолжал ему улыбаться, поскольку не чувствовал себя абсолютно честным, таким образом я постарался сделать разговор немного весомее.
– Я также абсолютно уверен, что если бы ты мог получить то, чего ты добивался, выпустив пулю в мою спину вместо его груди, ты бы сделал это, не моргнув и глазом. Так что даже не думай, что мы приятели.
Мартин посмотрел на меня и затем расслабился. Он произнес:
- Какая ирония, что ты, мустанг Белого Совета, так крепко держишься за их самодовольные позиции моральных убеждений.
- Поясни? – попросил я спокойно.
Он говорил беспристрастно, но я чувствовал огонь, горевший где-то глубоко за этими словами – впервые за все то время, что я его знал.
– Дрезден, я тоже видел, как умирают дети, забиваемые, как животные, властью, которую никто не замечает. И могущественный Совет выглядел так, как будто его чертовски все устраивало, потому что жертвы были бедны и далеко, а это хорошая причина, чтобы дать им умереть. Так что - да. Если бы выпустить пулю в тебя означало, что Совет бросит силы на противостояние с Красной Коллегией, я бы сделал это дважды и еще бы приплатил за привилегию,– он остановился перед знаком «стоп», прямо посмотрел на меня и продолжил. – Это хорошо, что мы все прояснили. Есть что-нибудь еще, что ты хочешь сказать?
Я глянул на мужчину и серьезно проговорил:
- Ты стал блондином. Это делает тебя похожим на гея.
Мартин, абсолютно невозмутимо пожал плечами.
– Мое последнее задание проходило на круизном лайнере, обслуживающем людей с нетрадиционными взглядами.
Я нахмурился и посмотрел на Сьюзен.
Она кивнула.
– Было дело.
Я поднял руки, хмуро глядя в ночь, и буркнул:
- Откровенно говоря, я убивал людей, которые мне нравились больше чем ты, Мартин, – помолчав несколько секунд, я спросил: - Мы уже прибыли?
Мартин остановил машину перед зданием.
- Это находится здесь.
Я рассматривал здание. Ничего особенного, для Чикаго. Двенадцать этажей, немного обветшалое, вся территория сдается в аренду.
– Красные не могут… Послушайте, это не может быть здесь, - возмутился я. – Это здание, где находится мой офис!
- Известный факт, что бизнес-холдинг Красной Коллегии купил его почти восемь лет назад, - подал голос Мартин, загоняя машину на парковку и включая аварийные огни. – Я могу представить, что было, когда ты увидел внеплановое повышение арендной платы.
Я удивлено моргнул несколько раз.
– Я… платил аренду Красной Коллегии?
- Завышенную аренду, - поправил меня Мартин с бледным намеком на эмоции. – У герцогини Арианны, несомненно, странное чувство юмора. Если для тебя это послужит небольшим утешением… люди, работающие здесь, не имеют ни малейшего представления о том, на кого они в действительности вкалывают. Они думают, что это фирма, которая предоставляет защищенное хранилище информации межнациональным корпорациям.
- Но это… моё здание. – Я нахмурился и покачал головой. – И что мы, более конкретно, собираемся делать?
Мартин выбрался из машины и открыл багажник. Сьюзен присоединилась к нему. Я вылез из машины за компанию.
- Мы, - сказал Мартин, явно не включая меня, - собираемся совершить взлом офиса и отыскать файлы, в которых, как мы надеемся, содержится информация о местонахождении Арианны и её намереньях. Ты собираешься остаться в машине.
- Черта с два, - ответил я.
- Гарри, - сказала Сьюзен отрывисто, многозначительным тоном, - это компьютеры.
Я хмыкнул, как если бы Сьюзен слегка пихнула меня локтем. Чародеи и компьютеры чувствуют себя наедине друг с другом так же хорошо, как огнеметы и библиотеки. Вся техника имеет тенденцию работать с перебоями в присутствии смертного чародея, и чем она круче, тем больше у неё шансов выйти из строя. Если я последую за ними, ну… вы же не берете с собой своего кота, когда идете в птичий магазин. Не потому, что кот невоспитан, а потому что он кот.
– Ох, - пробормотал я. – Тогда… я… полагаю, я останусь в машине.
- Есть вероятность, что нас заметили или за нами следили, - сказал Мартин Сьюзен. – Мы в спешке покидали Гватемалу и не так чисто ушли, как могли бы.
- У нас в резерве не было лишних дней, - ответила Сьюзен, тоном знакомого усталого раздражения. Это напоминало часто повторяющуюся ссору между мужем и женой. Она раскрыла коробку в багажнике и рассовала что-то по карманам. – Предположение принято во внимание.
Мартин несколько секунд смотрел на неё, затем достал из багажника рюкзак с жесткой спинкой, и закинул его за спину, подтянув лямки на плечах. По-видимому, в нем были компьютерные штучки. Я стоял на противоположной стороне автомобиля и старался мыслить позитивно.
- Просто поглядывай, на всякий случай, Гарри, - попросила Сьюзен. – Мы вернемся через двадцать минут или меньше.
- Или не вернемся, - буркнул Мартин. – В этом случае мы будем знать, что наш неподготовленный отход не смог их обмануть.
Сьюзен раздраженно фыркнула, и они, широко шагая, направились к зданию; подошли в закрытой входной двери, провозились несколько секунд и исчезли внутри.
- И я просто торчу здесь, - пробормотал я. – Как будто я Клиффорд Большой Красный Пес. Слишком большой и тупой, чтобы пойти внутрь с Эмили Элизабет. И это - моё здание.
Я покачал головой. Адские колокола, я на своей волне. Или сошел с ума. Я имею в виду - я уже разговариваю сам с собой.
Я знаю, почему я говорю сам с собой – если я заткнусь, мне не останется не о чем думать, кроме как о маленьком человечке, испуганном и одиноком наедине с монстрами. И это заставит меня думать о том, как я был вырезан из её жизни. И это заставит меня думать о бестии в моей груди, которая рвет когтями в попытках вырваться.
Когда местная отморозок из Красной Коллегии, покойная ныне Бьянка, похитила Сьюзен и начала её превращение в полноценного вампира, она преследовала цель нас разлучить. Так или иначе – она преуспела. Сьюзен, которая была всегда шутящая, всегда смеющаяся, всегда касающаяся, целующая или иначе наслаждающаяся жизнью вообще и со мной в частности – исчезла.
Сейчас она была кем-то между Эммой Пил и дамой Халком. И однажды после этого мы занимались любовью. И ребенок родился, потому что это было. И Сьюзен солгала…
Прежде чем я смог поставить точку и вырваться из этого порочного круга, холодное ощущение кусочком льда скользнуло вниз по моей спине.
Я даже не оглядывал округу. Несколько лет напряженных заданий со Стражами, недостаточно взрослыми, чтобы покупать себе пиво, приучили меня доверять своим инстинктам. Особенно, когда они сходят с ума в темном городе в два часа ночи. Даже не думая об этом, я пригнулся, стараясь остаться незамеченным, и накинул на себя завесу.
Завеса - тонкая искусная магия, использующая одну из нескольких базовых теорий о том, как делать предметы или людей менее видимыми, чем они есть на самом деле. Я был так плох во владении завесами, что даже не пытался применять их, но я владел ими в достаточной мере, чтобы обучать использованию их мою ученицу Молли Карпентер. У Молли настоящий дар, и она быстро обучается, но я заставляю её совершенствовать свои таланты – и это требует множество личной практики от меня, чтобы проделывать это достаточно хорошо и выглядеть компетентным перед Кузнечиком.
Конец длинной истории – быстрые, простые завесы больше не были для меня недосягаемы.
Улица немного потемнела вокруг меня, когда я взял взаймы тень и отдал свет. Пребывание под завесой всегда снижает вашу собственную способность видеть то, что происходит вокруг, но это был оправданный риск. Я предполагаю, это того стоило. Если кто-то направит пистолет в мою сторону, мне придется чертовски долго бежать, прежде чем я смогу завернуть за привлекательный ближайший угол здания. Так что лучше быть незамеченным.
Я припал к земле возле машины - не полностью невидимый, но очень близок к этому. Способность быть спокойным и бесшумным была на самом деле незаменимой при использовании завесы. Это тяжело, когда ты только и делаешь, что думаешь об опасности и о том, кто задумал отправить тебя с земли на небеса. Но я подавил адреналиновые волны и успокоил своё дыхание. Тише едешь, дальше будешь, Гарри.
Так что у меня был превосходный обзор, и я смог рассмотреть с полдюжины фигур, которые стремительно двигались в сторону офисного здания с какой-то омерзительной, паучьей грацией. Двое из них, неопределенной гуманоидной формы, перемещались по крышам, так плавно, словно они были охотящимися котами. Еще трое приближались к зданию с различных сторон на уровне земли, скользя от тени к тени. На таком расстоянии я ощущал их, как пятна тумана в воздухе и еще, как сильную дрожь вдоль своего позвоночника.
Последняя форма на самом деле перемещалась вниз по торцевым сторонам зданий на этой же улице, перепрыгивая с одного на другое, скользя по стенам с ужасающей скоростью, как какой-то гигантский паук.
Я никогда не видел их так, как сейчас, – мерцающие тени, передвигающиеся со зловещей целеустремленностью. Но я знал, на что я смотрю.
Вампиры.
Вампиры Красной Коллегии.
Они приближались к моему офисному зданию, как акулы к кровоточащему куску мяса. В моей груди бушевала буря, пока я наблюдал за тем, как они исчезают в здании – моем долбаном здании – похожие на тараканов, каким-то образом нашедших извилистый путь туда, где они не должны быть. Ярость поднялась из моей груди и захлестнула глаза, отражения уличных огней в оконных стеклах окрасились в красный цвет.
Я позволил вампирам войти в здание.
А затем собрал воедино мою ярость и боль, затачивая их, как какие-то духовные мечи и вошел следом.
Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 10:13am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Примечание к гл.3
Ответ #22 - Апрель 9, 2010 :: 9:39pm
 
Кому интересно.  Озадачен
1* Развивающая игра для детей, главные персонажи которой - это девочка Эмили Элизабет и гигантский, неуклюжий пес Клиффорд, которого лучше не пускать в помещение, если не желаете чтобы осуществилась экранизация старой пословицы про слона в посудной лавке.
2*Эмма Пил — одна из главных персонажей английского телесериала "Мстители", агент английской разведки. Любит розы, шоколадные конфеты, играет на пианино, занимается верховой ездой. Неплохо владеет холодным оружием, а также каратэ и кун-фу. Хорошо разбирается в автомобилях. Ее IQ выше среднего.  Улыбка

Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Oxi
Модератор
*****
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 540
С-Петербург
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #23 - Апрель 12, 2010 :: 10:52am
 
Только прочитала главу, спасибо Улыбка
Наверх
 

"Грех придаваться унынию, когда есть другие грехи"(с)
 
IP записан
 
cupper
Неофит
*
Вне Форума



Сообщений: 3
Пол: male
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #24 - Апрель 12, 2010 :: 4:46pm
 
и снова огромное спасибо. с нетерпением жду продолжения Улыбка
Наверх
 
WWW WWW  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #25 - Апрель 12, 2010 :: 8:53pm
 
Глава 4
Мой боевой жезл был извлечен из петли, на которую он крепился под плащом - дубовая палочка, около восемнадцати дюймов в длину и чуть толще моего большого пальца. Я ощутил в руках привычную, уютную уверенность,  как только почувствовал под пальцами шероховатую поверхность затейливой вязи вырезанных рун и символов.
Я подошел к зданию так тихо, как только смог; зашел, открыв дверь с помощью своих ключей, и скинул завесу только тогда, когда был внутри. Все равно не получится скрыть меня от вампиров, когда я подберусь поближе – они, в любом случае, способны унюхать меня и услышать мое сердцебиение. Завеса будет только мешать моему зрению, а это чересчур большая плата.
Я не поехал на лифте. Он дребезжал и громыхал, и был способен предупредить любого в здании, где я нахожусь. Я сверился со списком в вестибюле. «Datasafe, Inc.», находилась на девятом этаже, на пять этажей выше моего офиса. Там же, наверное, были Мартин и Сьюзен. И должно быть туда же направлялись вампиры.
Я рискнул и ступил на лестницу. Заклинания, которые приглушали звук и сохраняли приватность разговора, были элементарными для чародеев моего уровня, поэтому я был уверен, что звук не покинет непосредственной области вокруг меня. Ну и конечно, это означало, что и я фактически загнал себя в звуковой пузырь – так же ничего не буду слышать. Но, по крайне мере, в настоящий момент я знал, что вампиры здесь, а они, по-видимому, не знали обо мне. Мне хотелось, чтобы так оставалось и дальше.
Кроме того, к тому времени, когда я отреагирую на шум от вампира, которого я не увижу, я буду уже хуже, чем мертв.
Поэтому я прошептал слова, такие же надежные и простые, как ручной граммофон и начал подъем по лестнице в идеальной тишине, что казалось мне хорошей идеей. Я регулярно занимался бегом, но бег по пешеходной дорожке или по песчаному пляжу это отнюдь не то же самое, что бег вверх по лестнице. К тому времени, когда я поднялся на девятый этаж, мои ноги горели, дыхание сбилось, а левое колено меня просто убивало. Какого черта? Когда это мои колени были чем-то, о чем я беспокоился?
Мысленно приободрив себя, я замер перед дверью в холл девятого этажа, открыл её все еще прикрытый плащом тишины и затем скинул заклинание, чтобы прислушаться.
Шипящая, булькающая речь на языке, который я не знал, раздалась из холла передо мной, должно быть впереди за углом справа. Я буквально задержал дыхание. У вампиров сверхчеловеческие чувства, но они подвержены отвлечению внимания, как и все остальные. Если они говорят, то могут не услышать меня, а постоянное присутствие людей в этом здании, вероятно, скрыло от них мой запах.
«И почему, - прошептал голос откуда-то из глубины шторма в моей груди, -  я должен прятаться от этих ничтожных убийц?» Вампиры Красной Коллегии убийцы, все до единого. Полуобращенные вампиры не завершают превращение до конца, до тех пор, пока не убьют другого человека и не утолят свою жажду первой крови. Конечно, невинная душа, обманом или силой затянутая в Красную Коллегию, с ужасом обнаруживает себя отданной на милость нового и почти непобедимого голода, но это не меняет тот факт, что они получают клубную карту члена Красной Коллеги, только совершив убийство.
Монстры. Монстры, которые утаскивают людей во тьму и подвергают их невыносимым мукам, принимаемыми их жертвами с удовольствием – и я знал это наверняка. Однажды они проделали это со мной. Монстры, которые существовали, как чума, на миллионах.
Монстры, которые забрали моего ребенка.
Один знаменитый человек однажды написал: « Не вмешивайтесь в дела чародеев, они чувствительны и быстро приходят в ярость». Толкиен был по большему счету прав.
Я шагнул вперед, дав двери с хлопком закрыться, и прорычал:
- К дьяволу чувствительность.
Булькошипение, доносящееся из-за угла, прервалось возгласом, который не было нужды переводить:
-Что?
Я поднял жезл, нацелив его в угол передо мной, и направив в него свою ярость, волю и силу, прорычал: « Fuego!»
Серебряно-белый огонь пронесся по холлу и вгрызся в угол впереди, прожигая его так же легко, как пуля пробивает бумажную мишень. Я прочертил полосу огнем влево так быстро, как только смог. Огонь выщербил линию шириной с мой кулак, пройдя через несколько секций из стоек и гипсокартона, смертоносной полосой прочерчивая перпендикулярно коридор там, где я слышал вампирские голоса. Грохот был неимоверный. Дерево трещало и взрывалось, гипсокартон рассыпался облачками пыли. Трубы визжали и разрывались так ровно, как будто я использовал резак, проволока разлеталась веером трескучих искорок.
И что-то нечеловеческое издало пронзительный крик боли, боли раздирающей неестественно сильные легкие в крике, которые был громче выстрела.
Я закричал в ответ, бросая вызов на дуэль. Когда я побежал, руны на моем жезле сияли раскаленным добела огнем, отбрасывая сверкающий серебристо-белый свет передо мной во тьму здания.
Я уже завернул за угол, когда увидел движение в тени, и расплывчатая фигура бросилась ко мне. Мой браслет-щит был наготове. Я поднял левую руку, согнув пальцы в жесте, который не имел ничего общего с магией, но обычно воспринимался очень оскорбительно. Моя воля направилась в браслет, с висящим на нем множеством меленьких щитов, и в то же мгновенье моя сила вырвалась оттуда, растягиваясь в четверть сферы чистой, невидимой мощи передо мной. Черная фигура вампира ударила в щит, вызвав этим белые искры и концентрические круги голубого света, а затем отлетела от него.
Прежде чем он отскочил, я опустил щит, направляя жезл движением запястья, и разрезал вампира пополам лучом серебряного огня. Куски разлетелись в разных направлениях, продолжая ужасно дергать конечностями.
Посреди коридора неряшливой кучей валялся второ, разделанный на части вампир, которого я, наверное, задел, когда стрелял вслепую через стену. Я смотрел слишком много плохих фильмов ужасов и знал правила выживания в них, моментально убедившись, что в коридоре нет других опасностей, я направил жезл вверх перед собой.
Третий вцепился в потолок в двадцати футах от меня. Люди представляют вампиров как безупречных, прекрасных темных богов секса и искушения. Вампиры Красной Коллегии могут создавать своего рода внешнюю человеческую раковину, маску человеческой плоти и, надо признать, эта маска была прекрасна, но под ней они были чем-то совсем другим – настоящими, ужасающими, некающимися монстрами, как тот, который смотрел на меня сверху.
Если бы он стоял, в нем было бы около шести футов роста. Тощие, длинные руки с ужасающими когтями. Они вполне могли бы касаться земли. Черная, похожая на резину кожа, покрытая пятнами с нездорово выглядевшими розовыми прожилками, его брюхо обрюзгло и нелепо свешивалось вниз. Он был кривоногий и горбатый, и его лицо было чем-то средним между мордой летучей мыши и галлюцинацией Х.Р. Гигера.
Он не ожидал увидеть меня настолько близко, его вытаращенные черные глаза казалось, стали еще больше. Он издал крик…
Ужаса.
Он кричал от ужаса.
В тот самый момент, как я, прицелившись через холл, выстрелил третий раз, вампир бросился прочь. Прыгая с потолка на стену; со стены на пол и снова на стену, он с дикой скоростью увернулся от потока разрушительной энергии, который я направил в него.
- Вот это правильно, - услышал я свой собственный крик. – Тебе лучше бежать, милашка! – Он исчез за следующим поворотом, и я закричал в безвыходной ярости, с размахом ударяя по все еще дергающейся голове одного из поверженных вампиров носком моего окованного сталью ботинка. Ругаясь, как сапожник, я бросился в погоню.
На все это ушло, наверное, шесть или семь секунд.
После чего дела пошли не так радостно.
Я выпустил с полдюжины маленьких огней, и прежде, чем я сделал полдюжины шагов, заверещала пожарная сигнализация. Спринклеры взбесились, заливая водой пол вокруг меня. И в тот же момент откуда-то издали донесся звук оружейных выстрелов. Все это было плохо.
Сигнализация означала, что копы уже в пути – и за исключением сообразительных ребят из Отдела Специальных Расследований, они просто не были готовы иметь дело с вампирами. Они будут не больше чем жертвами и заложниками для сверхъестественных хищников.
В любом случае, бегущая вода, это тоже не хорошо. Проточная вода снижает волшебные энергии. Конечно, она не сможет полностью блокировать мое чародейство, но сделает его применение тяжелее – аналогично пробежке по мягкому песку или во влажной глине. И выстрелы не были хорошо. Потому что пара пуль рикошетом ударилась в стену и одна из них пробила мне джинсы возле левой лодыжки.
- Огонь зенитной артиллерии, – пробормотал я себе под нос. Бесстрашный владелец остроумного диалога - это Я.
Я провел перед собой левой рукой, снова поднимая щит. Несколько пуль, которые вероятно не ударили бы меня, рикошетили с концентрическими кругами мерцающего синего света, появившимися в местах попаданий. С поднятым наготове жезлом в руке я бросился дальше по коридору и повернул за угол.
Перед дверью в офис находились два вампира. Один из них лежал на боку, держась за обвисшее брюхо, и шипя в агонии. Кровь, вытекшая из него, залила весь пол. Несколько дюжин дыр от пуль в двери – сквозных дыр - объясняли это. Раны не убьют вампира, но они болезненны и лишат его источника сверхъестественной силы – крови.
Второй вампир присел в стороне от дверного проема, явно дебатируя с собою, стоит ли ему повторить попытку своего компаньона и попытаться проникнуть в помещение через дверь.
Мой беглец бросился к ним, завывая от страха.
Я поскользнулся на быстро ставшем мокрым полу, и, немного проехав вперед, нацелил жезл и выпустил еще один заряд. Он пронесся через холл, но убегающий вампир подхватил раненого и, используя его как щит, подставил под выстрел, который я предназначал для него. Раненый вампир заорал и отвлек на себя достаточно энергии, чтобы дать возможность беглецу проломить стену в конце коридора. Он исчез из поля зрения, и секундой позже я услышал звук бьющегося стекла, когда он покинул здание.
Невезучий вампир был мертв, или стремительно приближался к этому, так как луч заклятия срезал практически все с левой части его спины. Последний монстр задергался передо мной в нерешительности.
Это оказалось для него фатальным. Стена позади него буквально взорвалась наружу, и Мартин, весь покрытый темными татуировками, в ярости проломился через неё. Он швырнул вампира через коридор и буквально вмял его в стену. Блеснул нож, одна рука змеей мелькнула поперек живота изумленной твари. Ярко-алая кровь фонтаном ударила в стену, и вампир мешком повалился на пол, задыхаясь от крика. Мартин отскочил, прежде чем агонизирующему созданию удалось коснуться его хоть бы одним когтем, окинул взглядом оба конца коридора, увидел дыру в дальней стене, и сказал, обращаясь ко мне:
- Проклятье. Ты упустил одного?
Прежде чем я смог ответить ему, появилась Сьюзен, проскользнув через пролом в стене. У неё был компьютерный рюкзак, перекинутый через одно плечо, и дымящийся пистолет в руке, 45-й автоматический, с увеличенным магазином. Её темные глаза были жесткие и холодные. Она посмотрела на вампира и навела пистолет ему в голову.
- Подожди, - я поднял руку. – Их было шестеро. Этот номер четыре.
- Их всегда шесть, - сказала Сьюзен. – Стандарт операционной группы.
Она невозмутимо нажала на курок, выпуская короткую, точную очередь, превращая голову вампира в отвратительный перегной.
Мартин глянул на часы.
– Мы не должны задерживаться.
Сьюзен согласно кивнула, и они вдвоем пошли по коридору, направляясь к лестнице.
– Пойдем, Гарри. Мы нашли планы этажей. Здание заминировано.
Я моргнул и побежал за ними.
- Заминировано? Какого…?
- Взрывчатка на четвертом этаже, - сказал Мартин спокойно. – Заложена вокруг твоего офиса.
- Это полная чушь, - пробормотал я. – Они сказали нам, что вычищают асбест.
Сьюзен коротко рассмеялась, но Мартин хмуро глянул на неё.
– Когда беглец сообщит им о том, что случилось, они избавятся от этого асбеста. Я предлагаю этого не дожидаться.
- Срань господня, - выдохнул я.
Мы ураганом мчались по лестнице. Спуск занимает гораздо меньше времени, чем подъем вверх, но спуск сложнее контролировать. Я споткнулся один раз, и Сьюзен подхватила меня за руку, её пальцы были словно выточены из жесткой стали. Остаток пути мы проделали вместе.
- Не через главный вход! – прохрипел я. – Приближаются копы.
Я провел их через короткий коридор к боковой двери в переулок. Потом мы припустили к задней части здания, перешли на другую улицу и поспешили прочь.
Мы пересекли следующий квартал, когда блеснула вспышка света и гигант Сеарз-билдингс внезапно обрушил на нас подушку со своей огромной кровати. Мы повалились с ног. Сьюзен и Мартин перекатились несколько раз, гася удар. Для контраста я врезался в мусорный бак.
Он был, конечно, полный.
Я какое-то время лежал не шевелясь. В ушах раздавался постоянный, пронзительный звон. Клубы пыли и мелких осколков пронеслись надо мной, смешиваясь с тем омерзительным набором, который находился в мусорной корзине, и оседая на мое тело.
- Я не играю в такие игры, - задумчиво произнес я. Слова гудели у меня в горле, но я их не слышал.
Спустя несколько секунд начал возвращаться звук. Повсюду раздавались гудки машин и машинных сигнализаций. Завывали системы безопасности в магазинах. Сирены – множество и множество сирен – приближались.
Чья-то рука схватила меня, и кто-то помог мне подняться. Сьюзен. Она была припорошена пылью, которая пропитала воздух так плотно, что мы не могли видеть дальше, чем на десять или двадцать футов. Я попробовал идти и пошатнулся.
Мартин подхватил меня под другую руку, и мы начали тащиться сквозь пыль. Спустя некоторое время вещи перестали так дико вращаться. Я понял, что Сьюзен и Мартин беседуют.
-… там точно ничего не осталось? – проговорила Сьюзен.
- Я просмотрел сектор за сектором, - как всегда невыразительно отвечал Мартин. – Мы может, получим несколько крох. О чем, черт побери, он думал, разбрасываясь повсюду силой, когда он знал, что мы имеем дело с электронными носителями?
- Он, наверное, думал, что информация будет бесполезна для нас двоих, если мы оба будем мертвы, - весьма холодно ответила Сьюзен. – Они сделали нас. И ты знаешь это.
Мартин помолчал какое-то время. Затем произнес:
– Наверно. Или он просто не хотел, чтобы мы получили эту информацию. Он был абсолютно в ярости.
- Это на него не похоже, - не согласилась она. – Он так не поступит.
- Он так не поступал, - поправил её Мартин. – Действительно ли ты тот человек, которым была восемь лет назад?
Сьюзен промолчала.
Я вспомнил, как ходить, и начал делать это самостоятельно. Мне пришлось потрясти головой, чтобы немного её прочистить, после чего я смог повернуть ее и оглянуться через плечо.
Здания позади были охвачены огнем. Все больше и больше сирен завывало со всех сторон. Место на горизонте, где обычно возвышалось мое офисное здание, видимое с этого угла, было пустым, за исключение поднимающихся столбов пыли. Огонь и мигалки скорой помощи окрашивали пыль в оранжевый, красный и синий.
Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 10:19am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #26 - Апрель 12, 2010 :: 8:54pm
 
Мои документы. Моя старая кофеварка. Мой запасной револьвер. Мой любимый лопух. Мой уютный старый письменный стол и кресло. Мое окно с матовым стеклом и нарисованной печатными буквами надписью «ГАРРИ ДРЕЗДЕН, ЧАРОДЕЙ».
Это все пропало.
- Проклятье, - сказал я.
Сьюзен глянула на меня.
– Что это было?
Я устало пробормотал:
- Этим утром я отправил чек за аренду офиса.
Ужас
Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 10:20am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #27 - Апрель 12, 2010 :: 10:02pm
 
Глава 5
Мы поймали такси. Убрались с территории, прежде чем копы оцепили периметр. Это было не трудно. У Чикаго первоклассный полицейский департамент, но никто быстро или легко не может установить надежное оцепление на большой территории глубокой ночью. Они должны позвонить и вырвать людей из кроватей, доставить их на работу, да и обычная неразбериха может все замедлить до невозможности.
Я был уверен, утром слово «взрыв» будет во всех новостях. Там будут обозреватели и теоретики, интервью с очевидцами и теми, кто что-либо слышал или знает. Ведь это не был случайный пожар, как мы видели несколько раз прежде. Это был ВЗРЫВ, заранее спланированный, целенаправленный акт разрушения. Копы будут спасать жизни на месте трагедии, восстанавливать события по показаниям свидетелей, вести расследование.
Я закрыл глаза и прислонился лбом к окну. Была большая вероятность того, что в здании никого не было. Все арендаторы бизнесмены. Никто и них не расположен работать поздно ночью. Но у них, как и у меня, есть ключи на тот случай, если возникнет нужда. Там могли быть вахтеры или, например, техники, не знающие, что они работают на Красную Коллегию. Ты ведь не будешь объяснять штатному уборщику, что ваша компания это часть зловещей организации с планами всемирного подчинения и контроля. Ты просто говоришь ему помыть пол.
Под обломками могли быть погибшие, только потому, что они не учли тот факт, что мой офис на четвертом этаже.
Господи.
Я почувствовал, что Сьюзен смотрит на меня. Никто из нас не проронил ни слова в такси. Все молчали до тех пор, пока Мартин не сказал:
- Здесь. Притормозите тут.
Я огляделся, такси остановилось у дешевого отеля.
- Мы должны оставаться вместе, - сказала Сьюзен.
- Мы может поработать тут с диском, - ответил спокойно Мартин. – Мы не сможем сделать этого у него дома. Мне нужна твоя помощь. Не его.
- Езжайте, - сказал я. – Люди, - что означало полицию, - скоро будут у меня дома в любом случае. Будет легче, если они обнаружат только одного человека для беседы.
Сьюзен громко втянула носом воздух. Затем кивнула. Они вдвоем выбрались из такси. Мартин дал водителю наличные и назвал адрес моего дома.
Я доехал домой в тишине. Таксист слушал по радио новости. Меня немного трясло, после применения такого количества магии. Магия может быть ужасно крутой, но это утомляет. Легкого звона, который остался у меня в ушах, было недостаточно, чтобы заглушить радио, уже полным ходом болтающего про взрыв. Таксист, судя по лицу, уроженец Ближнего Востока, выглядел недовольным.
Я чувствовал это.
Мы остановились на дорожке у моей квартиры. Мартин уже заплатил слишком много за эту поездку, но я вручил еще двадцатку сверх этого и серьезно посмотрел на водителя.
– Тебя зовут Ахмед?
Это было написано на его лицензии таксиста. Он нерешительно кивнул.
- У тебя есть семья, Ахмед?
Он просто молча смотрел на меня.
Я прижал палец к губам в жесте молчания.
– Ты никогда меня не видел. Договорились?
Он чуть нахмурился, но кивнул головой в знак согласия.
Я вылез из такси, чувствуя себя последней сволочью. Я не наврежу семье этого парня, но он этого не знает. А даже если этого и взятки не хватит, чтобы удержать его от беседы с копами, если они захотят расспросить его, этого я надеялся, будет достаточно, чтобы удержать его от добровольного посещения полицейского участка. Взорвалось здание. Нормальные люди заходят держаться от этого подальше, пока все не закончится.
Я посмотрел, как машина уезжает, засунул руки в карманы плаща и утомленно поволок ноги домой. Я исчерпал все свои физические и психические ресурсы, когда обрушил всю свою энергию на вампиров, и теперь расплачивался за это. Я непреднамеренно вкладывал огонь души в каждый разряд, который направлял в них – вот почему у меня были изящные серебряно-белые разряды огня в отличие от стандартного красно-оранжевого пламени. У меня возникло огромное желание упасть на кровать, но прямо сейчас этого делать не стоило.
Я потратил время на то, чтобы принять душ; совершить с Мышем небольшое путешествие по окрестностям; заварить кофе в кофейнике. Когда я заканчивал счищать осколки и мусор с моего кожаного пыльника (с помощью какого-то первоклассного средства для очистки кожи, переданного Черити Карпентер - матерью Молли), раздался стук в дверь.
Мыш, дремлющий недалеко от меня, приподнял голову, с серьезным и настороженным выражением прислушался и вильнул хвостом. Он поднялся и сделал шаг к двери, вопросительно глядя на меня через плечо.
- Да, да, - сказал я. – Уже иду.
Я встал и открыл дверь. Как всегда она застряла на половине, мне пришлось дернуть ее сильнее, чтобы она распахнулась полностью.
Женщина ростом чуть выше пяти футов стояла у моей двери, её лицо было утомленным и абсолютно свободным от косметики. Она была золотоволосой блондинкой, но сейчас её волосы беспорядочно висели и, явно, нуждались во внимании расчески, и, может быть, выпрямителя. Или, по крайней мере, в резинке. Мерфи была одета в спортивные штаны и старую, свободную футболку, её плечи были напряжены.
Она мгновенье смотрела на меня. Потом закрыла глаза и слегка расслабилась.
- Привет, Мерфи, - кивнул я .
- Эй, - сказала она слабым голосом. Я наслаждался этим мгновеньем – не часто мне доводилось видеть Мерфи такой. – Я чувствую запах кофе?
- Сделал полный кофейник, - улыбнулся я. – Тебе налить?
Мерфи издала стон вожделения.
– Женись на мне.
- Может быть, когда ты придешь в себя.
Я отступил назад и дал ей пройти. Мерфи села на диван, и Мыш бесстыдно опустил голову ей на колени. Она зевнула и начала почесывать его за ушами. Её маленькие, крепкие руки заставили собачьи газа закрыться от блаженства. Я приготовил ей кружку кофе и сделал еще одну, для себя. Она взяла себе черный с несколькими драже низкокалорийного заменителя сахара в нем. Мой был со сливками и огромным количеством сахара. Мы оба молчали, тем временем её взгляд внимательно изучил меня и мою квартиру. Я мог слышать, как шестеренки щелкают у неё в голове.
- Ты мылся менее часа назад. Я все еще могу унюхать запах мыла. И ты только что закончил чистить плащ, и это все в четыре утра.
Я глотнул кофе и никак не подтвердил, но и не опровергнул это наблюдение.
- Ты был в здании, когда оно взорвалось, - утвердительно сказала она.
- Не в нем, - покачал я головой. – Я хорош, но даже я не выживу, если на меня обрушится здание.
Она тряхнула головой и опустила взгляд на остатки кофе в кружке.
– Роулинз звонил. Сказал мне, что здание, где ты снимал офис, взорвали. Я… я подумала, что кто-то, в конце концов, добрался до тебя.
- Мы говорим не для протокола? – спросил я. Мерфи была сержантом отдела специальных расследований при чикагском департаменте полиции. Это был тупиковый отдел ЧПД и единственный, у сотрудников которого был хоть какой-то опыт работы в сверхъестественном мире. Но даже так, Мёрфи была копом до мозга костей. Она могла пересечь линию законности, но у неё были свои границы. Я же пересек их значительно раньше.
Она покачала головой.
– Нет. Пока нет.
- Красная Коллегия, - ответил я. – Они купили здание несколько лет назад и заминировали его, чтобы взорвать, когда в этом возникнет нужда.
Мёрфи нахмурилась.
– Зачем делать это сейчас? Почему они не взорвали тебя несколько лет назад?
Я хмыкнул.
– Личная неприязнь, я полагаю. Герцогиня Арианна расстроена тем, что случилось с её мужем, после того как он связался со мной. Она считает - это моя вина.
- Это так?
- Почти, - усмехнулся я.
Она медленно допивала кофе.
– Почему бы просто не убить тебя? Щелк, бум.
- Я не знаю, - сказал я. – Она думает, что этого недостаточно, наверное. Щелк-бум - это бизнес. То, что связывает меня с ней – это личное.
Я сжал зубы.
Голубые глаза Мёрфи немного потускнели.
– Личное? – она снова оглядела все вокруг. – Твоя берлога выглядит слишком хорошо. Кто это был?
- Сьюзен.
Её спина немного выпрямилась. Это был единственный признак удивления, который она высказала. Мёрфи знала все про Сьюзен.
– Ты хочешь поговорить об этом?
Я не хотел, но Мёрфи надо было это знать. Я изложил ей все короткими, отрывистыми предложениями по три или четыре слова. К тому времени, когда я закончил, она поставила кружку на кофейный столик и внимательно слушала меня, слегка подавшись вперед.
- Иисус и Матерь Божья, - выдохнула она. – Гарри.
- Да.
- Вот… вот… сука!
Я покачал головой.
– Тыканье пальцами ничем не сможет помочь Мэгги. Но мы вернемся к этому позже.
Она скривила лицо, словно ей в рот попало что-то ужасно горькое, но потом кивнула головой.
– Ты прав.
- Спасибо.
- Что ты собираешься делать?
- Мартин и Сьюзен посмотрят, что они смогут считать с диска, - устало ответил я. – Они свяжутся со мной, как только узнают что-нибудь. Тем временем, я собираюсь провести несколько часов горизонтально, а затем начну пробивать свои контакты. Отправлюсь в Совет и попрошу их о помощи.
- Кучка бессердечных, бесхарактерных, беспозвоночных старых придурков, - пробурчала Мерфи.
Я понял, что улыбаюсь, уткнувшись носом в чашку с кофе.
- И они смогут дать её тебе? – спросила Мёрфи.
- Возможно. Это сложно, - сказал я. – Или ты собираешься привлечь ЧПД для помощи мне?
Её глаза помрачнели.
– Возможно. Это сложно.
Я поднял руки в жесте «вот и все», и она кивнула. Мерфи поднялась и прошлась на кухню, чтобы поставить чашку.
– Что я могу сделать, чтобы помочь тебе?
- Было бы неплохо, если бы полиция не упрятала меня за решетку в ближайшее время. Они, в конце концов, поймут, что взрывчатка была заложена вокруг моего офиса.
Она покачала головой.
– Не обещаю. Я сделаю все, что смогу.
- Спасибо тебе.
- Я в игре, - твердо сказала она. - Вы двое чересчур запутались в этом. Вам нужен кто-то со стороны.
Я приготовился заливать что-то, чтобы её отговорить, но приказал своему глупому рту закрыться, потому что она была, наверное, права. Я поставил кофейную кружку в раковину, что дало мне возможность не отвечать, пока я пытался взвесить все за и против. Затем я принял решение.
- Я бы, наверное, в любом случае попросил твоей помощи, Мёрфи. Мне нужен надежный человек с пушкой.
Мёрфи возможно и была крошечной, но она заработала больше шрамов в схватках со сверхъестественным, чем любой обычный смертный, которого я встречал. В любой ситуации она держит голову высоко поднятой, даже если в деле замешаны крылатые демоны, завывающие вурдалаки, слюнявые вампиры и человеческие жертвы. Она удержит кого угодно – я имею в виду Мартина – от того, чтобы вонзить мне нож в спину. Мерфи держит свой пистолет наготове и стреляет не мешкая. Я видел, как она это делает.
- Гарри… - начала она.
Я помахал рукой.
– Я не прошу тебя нарушать законы Чикаго. Или законы США. Но я сомневаюсь, что мы удержимся в рамках на этот раз.
Она какое-то время обдумывала это, сложив руки и глядя в огонь. Мыш сидел возле дивана и тихо наблюдал за ней.
Она сказала.
– Я твой друг, Гарри.
- Никогда в этом не сомневался.
- Ты собираешься вернуть Мэгги обратно.
Мои челюсти до боли сжались.
– Чертовски верно подмечено.
- Хорошо, - резко сказала она. – Я в игре.
Я наклонил голову, мои глаза внезапно запылали, эмоции столкнулись со штормом в моей груди.
- Сп… - начал я. Мой голос сорвался. Я попробовал снова. – Спасибо тебе, Кэррин.
Я почувствовал, как её рука взяла мою, вливая в меня тепло и поддержку.
- Мы обязательно вернем её, - сказала она очень спокойным голосом. – Мы вернем ее, Гарри. Я с тобою.

Печаль
Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 10:22am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Oxi
Модератор
*****
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 540
С-Петербург
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #28 - Апрель 13, 2010 :: 10:42am
 
Geli, сразу две главы, круто Очень довольный.
Наверх
 

"Грех придаваться унынию, когда есть другие грехи"(с)
 
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #29 - Апрель 13, 2010 :: 10:32pm
 
Глава 6
Я проспал не очень долго, но сделал это от души. Когда старый механический будильник «Микки Маус» разорвал тишину в семь утра, мне пришлось с боем проложить путь из самого глубокого места самой далекой стороны мира грёз. Я чувствовал, что могу прожить еще восемнадцать, а может и двадцать часов.
Была еще одна причина, по которой положительные эмоции были очень полезны для меня. Использование огня души на чистом, инстинктивном рефлексе было ошибкой – потенциально фатальной. За дополнительный прилив силы, который давал огонь души, приходилось расплачиваться таким способом, который я не вполне понимал. Я не знал, делает ли это мои заклинания хоть чуть более эффективными против Красной Коллегии – хотя у меня была догадка, что это, как Его-Превосходительство-Двойная-Хоккейная-Клюшка – но я был совершенно уверен, что это требовало уйму моей собственной жизненной энергии. Если я выпущу её слишком много… хорошо. Больше жизненной энергии, должно быть, означает больше жизни. И если эта энергия была на самом деле сила, которую обычно называют душой, то ее потеря может означать забвение.
Это только мои догадки, что так может произойти, если вы зайдете слишком далеко. Как оно будет на самом деле - я понятия не имею. И, во всяком случае, ни одно смертное или бессмертное создание, которое я встречал, не знало об этом наверняка.
Я знал, что при работе с магией сильные эмоции были отличным дополнительным источником традиционной энергии, так сказать турбокомпрессором. Бросьте разрушительное заклинание в приступе безграничной ярости, и получите гораздо больший результат от своей попытки, чем, если бы вы практиковали это в спокойной обстановке. Конечно, была опасность того, какой на самом деле эффект эти эмоции окажут на заклинание – что значит, ты рискуешь потерять контроль над энергиями. Ребята, оперирующие на моём уровне, могут убить себя или других при такой легкомысленной ошибке.
Возможно, огонь души происходит из тех же мест, что и эмоции. Возможно, у тебя не может быть одного, без частички другого. Возможно, они были смешаны вместе, как порошок протеина и молока в оздоровительных коктейлях.
На самом деле - это не имеет значения. Меньше чем шестьдесят секунд активной деятельности этой ночью оставили меня обессиленным. Если я не начну управлять огнем души, я могу буквально убить себя им.
- Возьми себя в руки, Гарри, - прорычал я себе.
Я неохотно выбрался из постели и, шаркая ногами, направился в гостиную, где и обнаружил свою ученицу. Молли, которая пришла, пока я спал, пародировала приготовление завтрака на моей маленькой кухне.
Она была одета в джинсы и черную футболку с надписью маленькими белыми буквами, « ЕСЛИ ТЫ МОЖЕШЬ ЭТО ПРОЧЕСТЬ, ТЕБЕ ЛУЧШЕ УГОСТИТЬ МЕНЯ УЖИНОМ». Её золотистые, почти белые, волосы были длиннее, чем обычно – она отращивала их – и спадали ниже плеч. Она оттенила пряди темно-зеленым, плавно переходящим на концах в синее.
Я не уверен, как охарактеризовать Молли - «хард-рок», или «слам трущоб», или «клубный хавт», может, появилось еще что-то с тех пор, как направления от культуры меняются каждые несколько минут. Но если вы подберете слово, обозначающее восхваление и обожание красоты молодой девушки, то вы будете, вероятно, правы. Для меня же этот эффект был немного смазан, потому что я видел ее тощим подростком, в возрасте между игрой в куклы и одеванием первого лифчика, но это не означает, что я не получал зрительного наслаждения от её вида. Когда она хотела привлекать внимание, мужчина буквально ходил на цыпочках перед ней.
Мыш сидел наготове возле её ног. Большой пес был достаточно хорошо воспитан, чтобы не таскать еду со стола, или с плиты, или с кухонной столешницы, или с верха холодильника, но он прочертил линию на уровне плинтуса: любые кусочки, упавшие на пол - его, если он может схватить их первым. Карие глаза неотступно следили за движением рук Молли. Судя по веселому вилянию хвоста, она, вероятно, несколько раз что-то роняла. Её было очень легко уговорить, чем «дворняга» безмерно пользовалась.
- Доброе утро, босс, - жизнерадостно прочирикала она.
Я сердито глянул на неё, но потащил ноги на кухню. Она положила омлет на тарелку, в которой уже лежали бекон, тост, и какие-то кусочки фруктов, и вручила мне в руки большой стакан апельсинового сока.
- Кофе, - потребовал я.
- Ты расплачиваешься за эту неделю. Помнишь? У нас сделка: я готовлю завтрак, а ты не пьешь по утрам кофе.
Я раздраженно посмотрел на неё. От нехватки кофеина в крови глаза застилал легкий туман. Я тускло припоминал, что мы о чем-то таком договаривались. Молли доросла до того, чтобы начать интересоваться здоровым образом жизни и чересчур увлеклась этим. Она была избирательна относительно того, что ела, и решила распространить это сомнительное удовольствие на меня.
- Ненавижу людей по утрам, - я схватил тарелку с завтраком и гордо прошествовал к дивану, - Ничем не корми Мыша. Ему вредно.
Мыш даже не повел ухом. Он просто сидел там, наблюдал за Молли и ухмылялся.
Я отпил апельсиновый сок, который, как я обнаружил, абсолютно не соответствовал моим требованиям начала дня. Бекон не лез в горло, потому что был сделан из пресной индейки, а яйца были подгоревшие. Но я все равно это съел, даже вместе с тостом, который тоже был не совсем прожарен. У Кузнечика были таланты, но кулинария к их числу не относилась.
- Случилась одна вещь, - начал я.
Она стояла возле раковины, отчищая сковороду, и заинтересовано посмотрела на меня.
– Эээ? Что?
Я фыркнул и подумал, что надо быть аккуратным в данной ситуации. Молли была не очень хороша в бою. Это не ее призвание. Следующее несколько дней, несомненно, будут опасными для меня, но я смогу пережить это. Однако если в это будет втянута Молли, они могут стать смертельными.
Я видел обе стороны фразы «незнание это благо» в действии. Я видел людей, которые умерли, потому что им ничего не сказали о сверхъестественном мире и про опасности в нем. И я видел, как люди умирали, потому что были предупреждены, но этого было недостаточно, чтобы сознавать, какая угроза нависла над ними. Просто не было способа узнать, что случится.
И потому что у меня не было способа узнать, что случится, я пришел к выводу, что неизвестные факторы могут перевернуть все с ног на голову, а я не знаю достаточно, чтобы сделать выбор. Молли была частью моей жизни. В любом случае это сильно её затрагивало. Единственным ответственным поступком было позволить ей самой решить, что она хочет от своей жизни. Это включало в себя риск подвергнуть ее опасности, если она решит, что способна справиться с этим.
Поэтому все, что я рассказал Мёрфи, я рассказал и Кузнечику.
К тому времени, когда я закончил, она стояла на коленях на полу рядом с диваном, на котором я сидел, и смотрела на меня широко открытыми голубыми глазами.
– Ничего себе, Гарри.
- Да, - сказал я.
- Ничего себе.
- Ты уже говорила это.
- Это все меняет.
Я кивнул.
- Чем я могу помочь?
Я надеялся, что она не выбрала то, что приведет её к смерти.
– Это скажи мне ты. Что было бы умным поступком, падаван?
Она чуть прикусила губу и глянула на меня.
– Нам нужна информация. И нам нужна поддержка. Эдинбург?
Я сделал последний глоток апельсинового сока, проклиная его целебные свойства, и кивнул:
– В яблочко.
***
Мы ступили на Путь к Эдинбургу, используя в своих интересах привлекательное преимущество странной географии мира духов, позволяющее преодолевать гораздо больше расстояния, чем в материальном мире. Только известный, заранее разведанный путь был безопасным и надежным, и ты должен иметь достаточно серьёзную сверхъестественную силу, чтобы открыть дверь, так сказать, между этим миром и Небывальщиной, но если ты в состоянии сделать это, то Пути чертовски удобны. Чикаго-Эдинбургское путешествие заняло у нас около получаса.
Штаб-квартира чародеев Белого Совета - скучное, унылое, продуваемое всеми сквозняками место, мало чем отличающееся от содержимого голов большинства людей, работающих здесь. Это целая сеть туннелей со стенами, покрытыми резными фигурками мистических рун и символов, выполненных с изяществом и высоким уровнем мастерства. Потолок в этом месте был отчасти низок для меня. Некоторые из этих туннелей казались провалами во тьму, но большинство из них купались в рассеянном свете, что выглядело очень странно без видимого источника освещения.
Мы прошли два поста безопасности и топали уже пять минут к следующему, когда Молли недоуменно покачала головой.
– Насколько большое это место? – её унылый голос эхом пронесся по пустым туннелям.
- Большое, - ответил я. – Примерно такое же, как и город над ним, и у него несколько уровней. Гораздо больше, чем мы действительно используем.
Она провела пальцами по скрупулезно выполненной резьбе на камне, мимо которого мы проходили. Фреска изображала лесной пейзаж, чьи границы и линии были четкие и чистые, несмотря на прошедшие века и дым от редких факелов. Её пальцы оставляли небольшие следы на светлом слое пыли, покрывавшем стены.
– Это Совет вырезал все это?
- Неа, - ухмыльнулся я. – Это было бы слишком похоже на работу. Слухи гласят, что это место создавалось и использовалось, как дворец для военачальника лорда Даоне Сидхе. Затем настоящий Мерлин выиграл его у него, как ставку в пари.
- То есть Мерлин - Мерлин? – спросила она. – Меч в камне и все такое?
- Да, тот парень, - кивнул я. – Сомневаюсь, правда, что он был такой, каким его изобразили во всех этих фильмах.
- Написавший Законы Магии, основатель Белого Совета, хранитель одного из Мечей и учредитель цитадели Совета. Он должен быть кем-то еще?
- Он должен быть настоящим ублюдком, - ответил я. – Те, кто оставляет свои имена впечатанными в историю и фольклор, не склонны быть командирами отряда бойскаутов.
- Ты такой циник, - улыбнулась Молли.
- Я думаю, что быть циником веселее и привлекательнее.
Не было совсем никакого движения в главном коридоре, что изрядно меня удивило. Я подразумеваю, он никогда не бывает переполнен, но обычно ты постоянно натыкаешься на кого-то.
Мы достигли участка Стражей. Здесь находился большой спальный корпус для боевого отдела Белого Совета, где я был уверен, что найду угрюмые, подозрительные лица. Так же было очень возможно, что Анастасия Люччио, капитан Стражей, была там. Кафетерий и административный корпус находились поблизости, так что это были наиболее оживленные части цитадели.
Корпус Стражей и кафетерий были пусты, хотя колода карт лежала разложенная на одном из столов в гостиной.
– Фантастика, - пробормотал я. – Все контрольные точки кипучей жизни, или то, что я считал таковым, были неверны.
Молли нахмурилась.
– Может быть, кто-то залез в головы часовым.
- Нет. Они, конечно, придурки, но весьма компетентные придурки. Никто не собирается здесь отказываться от психической содомии какое-то время.
- Содомии? – спросила Молли.
- Ну, мы же в Объединенном Королевстве. Почти что Рим.
Мы пересекли зал администрации и, наконец-то, нашли хоть кого-то: изнуренно выглядевшую женщину, которая сидела за старым коммутатором – штуковиной с почти миллионом дыр и штекеров, которые должны быть вручную вставлены и удалены для обеспечения связи. На ней была одета пара древне выглядевших наушников, и она говорила в старый радио-микрофон.
– Нет. Нет, нам пока ничего не известно. Когда мы что-то узнаем, вам сообщат.
Она выдернула провод, вставила его в другое отверстие, возле которого мигала лампочка, и повторила фразу сначала. Я наблюдал это дюжину раз, пока в прямом смысле не помахал рукой перед её лицом, чтобы она заметила нас.
Она остановилась и удивленно глянула на меня. Это была почтенно выглядевшая женщина, частая сеточка седины ровно легла на её каштановые волосы, что означало, ей может быть сколько угодно лет - от сорока пяти до двух сотен. Её глаза стрельнули в меня, потом уперлись в Молли, и я заметил, как напряглось ее тело. Она откатила свой стул-вертушку на несколько дюймов от нас - как и большинство чародеев из старой шайки, она, вероятно, расценивала меня как социопата, ищущего высокую колокольню. Лампочки на коммутаторе постоянно мигали туда - сюда. Они были такие старые, что издавали еле слышные щелчки, когда загорались.
- Ах, - сказала она. – Чародей Дрезден. Я весьма занята.
- Оно так и выглядит, - я слегка кивнул. – Чародей МакФи, не так ли? Где все?
Она удивленно посмотрела на меня, как будто я сказал это на эвоки.
– Они в зале Совета Старейшин. Это единственное место, достаточно большое, чтобы вместить всех желающих стать очевидцами.
Я радостно кивнул и постарался остаться спокойным.
– Очевидцами чего?
- Посол, - сказала МакФи, нетерпение переполняло её голос. Она показала на коммутатор. – Вы не слышали?
- Мы были немного заняты сегодня, - заявил я. – Слышали что?
- Да Красная Коллегия, конечно. Они прислали полномочного посла, – Она улыбнулась. – Они хотят поменять временное перемирие на постоянный мир. Поэтому прислали не кого-нибудь, а Герцогиню Арианну Ортега для обсуждения условий.

Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 10:58am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 27