Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Встречайте! Нашу новую игру, увлекательный вроде как квест "School Days 2"! Скачивайте и играйте прямо сейчас! Или потом Улыбка
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 27
Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены" (Прочитано 1096 раз)
Oxi
Модератор
*****
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 540
С-Петербург
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #30 - Апрель 14, 2010 :: 12:16pm
 
Прода! Замечательно Очень довольный, Geli, а когда Гарри спорил с Молли на здоровое питание и кофе, в "Шкуре" и "Одолжение", вроде нет Смех
Наверх
 

"Грех придаваться унынию, когда есть другие грехи"(с)
 
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #31 - Апрель 14, 2010 :: 3:05pm
 
А сие история умалчивает... Она много чего умалчивает по ходу повествованияУлыбка Особенно в отношении Молли....
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
злая_фея
Обращенный
**
Вне Форума


meow!

Сообщений: 93
moscow
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #32 - Апрель 19, 2010 :: 4:56pm
 
Ужас ждем продолжения с нетерпением...
Наверх
 

"- Откуда вы знаете, что я не в своем уме? - спросила Алиса.
- Конечно, не в своем, - ответил Кот. - Иначе как бы ты здесь оказалась?"
ur_personal_fairy  
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #33 - Апрель 26, 2010 :: 4:13pm
 
А проды уже две недели как нет Плачущий
и еще......я не верю что Гарри стал бы называть Мыша дворняжкой, это не естесственно и режет ухо.
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
S1
Аниматор
***
Вне Форума


Я люблю этот Форум!

Сообщений: 449
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #34 - Апрель 26, 2010 :: 9:35pm
 
Я так понимаю в этой книге Сьюзен помрет? Если так то и слава богу,мне она никогда не нравилась.А там глядишь и Молли войдет в "подходящий" возраст.
Наверх
 
 
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #35 - Апрель 26, 2010 :: 10:29pm
 
Sleepless писал(а) Апрель 26, 2010 :: 4:13pm:
и еще......я не верю что Гарри стал бы называть Мыша дворняжкой, это не естесственно и режет ухо.

Steak sandwich. And something for the pooch.”
pooch . -   амер. собака; дворняжка 
Почему бы и нет? Я,например своего супер-трупер породистого пса тоже дразню дворняжкой. Любя. Улыбка Впрочем-можно заменить на псину. Все равно все еще сто раз редактируется и меняется по ходу. Улыбка
S1 писал(а) Апрель 26, 2010 :: 9:35pm:
Я так понимаю в этой книге Сьюзен
помрет? Если так то и слава богу,мне она никогда не нравилась.А там глядишь и Молли войдет в "подходящий" возраст.

На вкус и цвет...как говорится. Флудить не буду. Круглые глаза Но романа с Молли в этой книге не будет. Улыбка
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #36 - Апрель 26, 2010 :: 10:31pm
 
Глава 7
Я почувствовал дрожь в желудке. Герцогиня играла грязно. Как у представителя Красной Коллегии, у неё, конечно, были знания насчет намерений её людей. Скорее ад бы замерз, чем случилось такое совпадение. Это было бы слишком прекрасно.
Если Красная Коллегия предложит вернуться к статус-кво (а старейшие чародеи любят статус-кво, должен я вам сказать) и добавит что-нибудь сладенькое в придачу… Старейшины Совета никогда не разрешат действие, которое подвергнет опасности такой мир. Не для какой маленькой девочки – и уж тем более не для отпрыска самого скандального, психически неуравновешенного члена Белого Совета Гарри Дрездена и террористки полувампира.
Достаточно много людей в Совете думали, что я должен был быть казнен, когда мне было шестнадцать. Это объясняет, почему молодые чародеи считали меня крутым и опасным, чем, наверное, объяснялась моя популярность среди них. Но, тем не менее, именно старейшие члены Совета имели львиную долю влияния и власти. Эта команда была счастлива найти любой разумный предлог, чтобы оставить меня в неведенье о происходящем, и Герцогиня Арианна четко спланировала, какие предлоги им предоставить.
Она меня исключала.
Только сейчас я заметил, что пока мой мозг спокойно плыл по реке логики, неистовый котел в моей груди переполнился. Я шел скользящим, стремительным шагом по коридору с посохом в левой руке и жезлом в правой. Руны, вырезанные на них, пылали пунцовым светом.
Это было весьма тревожно.
Кто-то тряс меня за руку и, глянув вниз, я увидел Молли, вцепившуюся в мое левое предплечье обеими руками. Я волочил её по каменному полу холла, хотя она явно пыталась остановить меня.
- Гарри! – воскликнула она отчаянно. – Гарри! Ты не можешь!
Я отвернулся от неё и продолжил путь.
- Гарри, пожалуйста! – она практически кричала. – Этим не поможешь Мэгги!
У меня ушло несколько секунд, чтобы сообразить, как остановиться. Я сделал это и медленно вздохнул.
Молли тяжело дыша, прижалась лбом к моему плечу, её голос дрожал. Она по-прежнему крепко держалась за меня.
– Пожалуйста. Ты не можешь. Ты не можешь идти туда в таком состоянии. Они убьют тебя. – Я слышал, как она судорожно сглотнула. – Если мы должны так сделать… хотя бы дай мне набросить на тебя завесу.
Я закрыл глаза и сконцентрировался на более глубоком медленном дыхании, пытаясь загнать клокочущую ярость обратно. Это ощущалось, как глоток кислоты. Но когда я открыл глаза, руны на посохе и жезле уже погасли.
Я глянул на Молли. Она смотрела на меня покрасневшими и испуганными глазами.
- Я в порядке, - сказал я ей.
Она чуть прикусила губу и кивнула.
– Хорошо.
Я наклонился и нежно поцеловал её в макушку.
– Спасибо тебе, Молли.
Она нерешительно мне улыбнулась и снова кивнула.
Я постоял там пару секунд, прежде чем мягко сказал:
- Ты уже можешь отпустить мою руку.
- Да, конечно, - сказала она, освобождая меня. – Извини.
Я пошел дальше по коридору, пытаясь упорядочить мысли.
– Хорошо, - бормотал я. – Хорошо.
- Гарри? – спросила Молли.
- Это не время и не место для боя, - кивнул я.
- Гм, - сказала Молли, - Да. Я имею в виду, конечно.
- Не начинай, - сказал я ей. – Хорошо. Так герцогиня здесь, чтобы поиграть в игры… - Я сжал челюсти. – Отлично. Игра началась.
И я пошел вперед более решительным шагом, Молли пришлось поспешить, чтобы не отставать.
* * *
Мы направлялись в Показушнитарий Белого Совета.
Я знаю. Таких слов нет. Но должны быть. Если бы вы видели помещение Совета Старейшин, вы бы меня поддержали.
Я прошел через зал и кивнул группе из двенадцати Стражей, охранявших снаружи помещение Совета Старейшин. Они все были из младшего поколения – очевидно, по ту сторону больших двойных дверей происходили взрослые вещи, которые могли смутить детей.
На этот раз маразматизм Совета сработал в мою пользу. Если бы они оставили здесь одного из стражей старой закалки, он бы попытался остановить меня от вторжения на общих основаниях. Когда же я подошел, несколько привратников кивнули мне и негромко поприветствовали.
Я оживленно кивнул им.
– Нет времени, ребята. Мне нужно попасть внутрь.
Они поспешно открыли двери, и я, не замедляя движения, прошел сквозь них и попал в помещение Совета Старейшин.
Как всегда я был впечатлен. Это место было огромным. Вы могли бы поместить сюда поле малой бейсбольной Лиги, и еще осталось бы место для баскетбольной площадки. Центральный прямоугольный зал простирался передо мной, его пол был выложен белым мрамором с бегущими по нему золотыми прожилками. Мраморные ступени в дальнем конце вели на балкон, который окружал весь зал, и который поддерживался коринфскими колонами из мрамора в тон полу. В дальнем конце зала струился тихий водопад, сбегающий в небольшое озеро, окруженное садом из живых деревьев и кустарников, наполненных чириканьем редких птиц.
Основная платформа находилась на возвышении в центре зала, полностью залитая светом от ярко сияющих кристаллов. На ней возвышалась еще одна деревянная трибуна, которая, как я понимаю, усиливала любой звук, произнесенный рядом с ней. Это место было битком забито чародеями, стоящими на полу, как миниатюрное людское море. Еще больше чародеев находилось на балконах наверху, придавая залу вид переполненности. В конце концов, Показушнитарий был так преувеличен, что ты не можешь не быть впечатлен, и хотя мой мозг знал, что это место находилось глубоко под землей, мои глаза настойчиво утверждали, что все вокруг было залито настоящим солнечным светом.
Хотя это было не так. На трибуне, возле нового члена Совета Старейшин чародея Кристоса, стояла вампиресса. Чародей, стоя на подиуме, улыбаясь, обращался к собранию. Остальной Совет Старейшин, блиставший в черных парадных балахонах и пурпурных накидках, смотрел на них из-под поднятых капюшонов.
-… другим примером того, как мы должны встретить будущее, с широко раскрытыми глазами и умами, открыть способность к переменам… - говорил Кристос. У него был великолепный, звучный голос - сильный, ровный баритон, который легко плыл через весь зал. Он говорил на латыни, официальном языке Совета – что само по себе должно сказать вам кое-что об их складе ума. –… Человечество уже начало двигаться прочь от легкомысленного насилия и войн. Научилось сосуществовать с соседями в мире, работать вместе, чтобы находить пути решения обоюдных проблем, не давая им перерастать в бездумное кровопролитие.
Он доброжелательно улыбнулся - высокий, стройный мужчина с гривой седых волос, темной бородой, и пронзительными темными глазами. Его парадный балахон был распахнут, чтобы лучше демонстрировать модный деловой костюм под ним.
- По этим причинам я обратился с просьбой о телефонных переговорах к Красному Королю, - продолжил он. Он использовал английское слово «телефонных», потому как в латинском не было для этого подходящего перевода. Это вызвало реакцию собрания Совета, наблюдавшего за происходящим, как недопустимое и неприличное. – И поговорив с ним какое-то время, я заручился его поддержкой для заключения четко обговоренного, объединяющего и обоюдно удовлетворяющего мира. Заключение мира наиболее соответствует всеобщим интересам, и по этим причинам, я с удовольствием представляю вам, чародеям Белого Совета, Герцогиню Арианну Ортегу из Красной Коллегии.
Несколько чародеев в толпе недалеко от Кристоса начали с энтузиазмом аплодировать, и это нехотя распространилось по всему залу, постепенно переходя в вежливые аплодисменты.
Арианна, улыбаясь, поднялась на подиум.
Она была великолепна. Я не подразумеваю эффектность «самой симпатичной девушки в клубе». Я подразумеваю, что она выглядела буквально как богиня. Детали почти не имели значения. Высокая. Темные волосы. Кожа, как молоко, как полированная слоновая кость. Глаза столь же синие, как небо сумерек. Она была одета в платье из красного шелка, с глубоким вырезом. Драгоценности украшали её шею и уши. Её волосы были уложены в сложную прическу, и случайные пряди кольцами выпадали из неё. Её красота была такой чистой, что это было болезненным – Афина, спустившаяся с Олимпа ночью в пятницу.
Мне пришлось потратить целых пять или шесть секунд, чтобы начать понимать, что есть что-то под этой красотой, что мне совсем не нравится. Её очарование, как я понял, само по себе было оружием – такие создания, как она, буквально сводили людей с ума, превращаясь для них в одержимость и манию. Более того, я знал, что её красота была только поверхностна. Я видел, что скрывается под ней.
- Спасибо вам, Чародей Кристос, - сказала герцогиня грудным голосом. – Это большая честь для меня, присутствовать здесь сегодня, на заключении мира между нашими нациями, и таким образом поставить финальную точку в ужасном кровопролитии между нашими народами.
Команда поддержки начала овации снова, как только Арианна сделала паузу. На этот раз их подхватили гораздо охотнее. Однако, со стороны чародеев, которые стояли на полу, ниже трибуны, аплодисменты были по-прежнему чисто формальные и вполсилы.
Я подождал, пока они затихли, прежде чем отпустил двери. Они закрылись с тихим хлопком, точно в момент наступления тишины между окончанием аплодисментов и следующей фразой герцогини.
Примерно тысяча лиц повернулась в мою сторону.
Наступила полная тишина. Я мог слышать тихий шелест водопада и редкий щебет птиц.
Я с яростью посмотрел на Арианну и сказал четким голосом:
- Я хочу девочку, вампир.
Она с вежливой безмятежностью на секунду встретила мой взгляд. Потом намек на улыбку коснулся её лица, принеся с собой тень насмешки. Это заставило мою кровь закипеть, и я услышал, как щелкнули суставы пальцев, когда я с силой сжал посох.
- Чародей Дрезден! – с острым упреком в голосе сказал Кристос. – Это неподходящее место и не подходящее время для вашего милитаристского идиотизма.
Я был так впечатлен его властностью, что повысил голос и сказал громче:
- Верни обратно девочку, которую ты забрала от её семьи, Арианна Ортега, похитительница и воровка, или встреться со мной по правилам Дуэльного Кодекса.
Шепот пронесся через толпу как раскат грома.
- Чародей Дрезден, - завопил ошеломленный Кристос. – Это посол одной из подписавших Соглашение сторон! Мы выступаем гарантами безопасности, пока она тут с миссией мира. Это недопустимо! – он оглянулся и показал пальцем на несколько одетых в серые плащи стражей, стоявших не так далеко от меня. – Стражи! Выпроводите этого человека из зала.
Я окинул их взглядом. Они все были из старой гвардии, все опасные, все жесткие, и я им действительно не нравился. Шесть пар глаз с милосердием и жалостью пистолетных стволов уперлись в меня.
Я услышал, как Молли нервно сглотнула.
Я оглянулся на них и сказал на английском:
- Вы уверенны, что действительно этого хотите, ребятки?
Это должно быть прозвучало более угрожающе, чем я думал, потому что полдюжины крутых ребят Белого Совета замерли. Они обменялись друг с другом взглядами.
Я отвернулся от них и снова посмотрел на трибуну:
– Итак, похитительница?
Арианна повернулась к Кристосу и улыбнулась ему немного грустно и спокойно.
– Я сожалею насчет этого происшествия, Чародей Кристос. Я не совсем понимаю, с чем это связано, но абсолютно четко видно, что Чародей Дрезден чувствует себя обиженным моими людьми. Примите во внимание, что именно его справедливое, а возможно и нет, чувство обиды привело к началу этой войны.
- Прошу прощения за его возмутительное поведение, - слегка поклонился Кристос.
- Пожалуйста, не стоит, - заверила его Арианна. – Я тоже лишилась близких мне людей в этом конфликте. Эмоции, возникающие при подобных ситуациях всегда сложно контролировать, особенно столь юным. Это - только одна из проблем, которые мы должны преодолеть, если мы сломаем круг насилия между нашими народами. На ветеранах войн остаются ужасные духовные и эмоциональные шрамы, как на вампирах, так и чародеях. Я не обижаюсь на слова и действия Чародея Дрездена, и не буду настаивать, чтобы он ответил за них, – она повернулась ко мне и сказала, голосом полным сочувствия. - Я могу абсолютно искренне сказать, что точно понимаю, насколько больно вам сейчас, Чародей Дрезден.
Мне пришлось приложить огромное усилие, чтобы не поднять жезл и не сжечь это фальшивое сострадание с лица герцогини. Я изо всех сил двумя руками вцепился в свои вещи, чтобы быть уверенным, что они не попытаются чего-нибудь сделать, не посоветовавшись со мной.
- Мы никогда не вернем любимых, которых забрала у нас эта война, - продолжила Арианна. – Все, что мы можем сделать, это положить конец войне – прежде чем еще больше дорогих нам людей пострадает. Я здесь, для того чтобы предотвратить ненужные смерти, Дрезден. Уверена, вы можете в точности понять, почему я это делаю.
Меня сделали, как мальчика. Для неё было недостаточно просто убить меня. Она хотела чистую победу - разделать меня и съесть пирог. Если она положит конец войне таким способом, она приобретет большое уважение среди сверхъестественного сообщества, а если она сделает это, одновременно расправившись со мной, это будет еще более элегантная победа.
Она снова мне улыбнулась, с тем же призрачным намеком на насмешку, таким слабым, что если не присматриваться, то ни за что и не увидишь. Ей было достаточно удостовериться, что я это заметил, чтобы быть уверенным, что она усмехается мне в лицо перед всем Белым Советом. Она, наверное, тренировалась перед зеркалом.
- Я даю тебе этот шанс, - сказал я резким голосом. – Верни ребенка, и покончим с этим. Мы - квиты. Заставь меня забрать её у тебя силой, и я буду играть жестко.
Она прижала длинные, изящные пальцы к груди, как будто в растерянности.
– Я не знаю, почему вы так уверенны, что я имею отношение к этому ребенку, сэр - сказала Арианна. – Но я понимаю ваш гнев. И мне жаль, что я не могу помочь вам.
Кто-то сбоку подошел ко мне. Это была молодая девушка, не очень высокая, с вьющимися каштановыми волосами, обрамляющими сердцевидное привлекательное, если не сказать красивое, лицо. В ее глазах читалась непоколебимая твердость.
- Гарри, - сказала Анастасия Люччио, капитан Стражей, - не делай этого. Пожалуйста.
Я сжал челюсти и разгневанно прошептал:
– Ана, если бы ты только знала, что она сделала.
- Ты не собираешься снова начать войну и бросить тень, на Белый Совет, нападая на посла которому была гарантирована неприкосновенность, - сказала она спокойно. – Ты сильный, Дрезден. Но не настолько. Если ты попробуешь сделать это, тут по крайне мере тридцать чародеев, которые могут справиться с тобой в одиночку. Объединившись, они даже не ударят тебя. Они прихлопнут тебя, как муху – и затем тебя посадят в камеру, пока не решат, что делать с тобой… месяца через три, четыре.
Мой живот и грудь горели, словно охваченные огнем. Я смотрел мимо Анастасии на Герцогиню Арианну.
Она наблюдала за мной - черт, вероятно, даже слушала нас, вампирский слух позволяет делать это. Её улыбка скальпелем медленно резала мою кожу.
Анастасия, без нажима, очень мягко положила ладонь на мою руку. Она снова попросила:
– Гарри, пожалуйста.
За моей спиною ей вторила Молли:
- Это не поможет Мэгги, босс.
Я хотел кричать. Я хотел драться
Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 10:59am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #37 - Апрель 26, 2010 :: 10:31pm
 
На возвышении одна из фигур Старейшин подняла вверх руки и сняла капюшон. Мой старый наставник, Эбинизер МакКой - невысокий, коренастый мужчина с сильными руками и покрытыми шрамами пальцами. Он был практически лыс за исключением слабой бахромы седых волос. Его грубоватые, сильные черты лица были невозмутимы и непроницаемы, но он встретил мой взгляд и едва-едва заметно мне кивнул. Это послание было кристально ясным. Я практически услышал старческий голос, шепчущий мне: «Доверься мне, Хосс. Иди с ней».
Я почувствовал, как уголки моих губ приподнялись в безмолвном рыке.
Затем я повернулся и широко шагая, вышел из зала, тяжело впечатывая ботинки в пол и крепко сжимая посох в руке. Анастасия вышла со мной, её ладонь по-прежнему лежала на моей руке, давая четко понять, что я был выпровожен из Показушнитария, даже если она использовала мягкое убеждение, а не то, что предпочел бы Кристос.
Стражи с тихим, но четко слышимым хлопком закрыли дверь за моей спиною, отрезая меня от собрания, проводимого Белым Советом.
Глава 8
- Эй, - сказал один из молодых Стражей, дежуривших снаружи Хвастотория. – Эй, Гарри. Что стряслось, дружище?
Я был должен Карлосу Рамиресу больше, чем простой кивок головы, но я не смог этого сделать. Я не хотел ни с кем разговаривать, потому что вовсе не был уверен, что смогу удержаться и не сорваться на разъяренные крики. Я услышал, как Молли торопливо повернулась к нему и сказала:
- Не сейчас. Возникла проблема, мы работаем над ней, и я обещаю позвонить тебе, если ты сможешь чем-то нам помочь.
- Но… - начал он, делая несколько шагов нам вслед.
- Страж, - решительно сказала Люччио. – Возвращайтесь на свой пост.
Он должно быть повиновался. Мы продолжили путь уже без него.
Люччио провела нас через туннель, который я прежде никогда не видел. Пройдя несколько поворотов, мы вышли в темный коридор, подсвеченный только созданным ею шариком света, который парил в воздухе рядом с нами, а затем вошли в теплую, освещенную светом огня комнату. Это было похоже на логово. Большущий потрескивающий камин, несколько зажженных свечей и множество удобной мебели, рассеянной вокруг в уединенных укромных уголках и в группах, так что тут по желанию мог посидеть и один человек и маленькая оживленная компания. Тут же был бар. Очень большой, очень хорошо заполненный бар.
- Ух-ты, - сказала Молли, войдя в помещение следом за мною. – Уютно.
Анастасия отпустила мою руку и целенаправленно пошла к бару. Она достала оттуда бутылку из черного стекла и налила янтарную жидкость в три стопки. Затем поставила их на ближайший стол, жестом приглашая нас садиться, и передвинула все три стопки в центр стола, предоставляя нам право самостоятельного выбора, – за два столетия службы стражем паранойя буквально въедается вам в кости.
Я сел за стол, взял стакан и залпом опустошил его. Напиток очистительным жаром прошелся по моей груди, как я и хотел.
Анастасия, не моргнув глазом, молча выпила жидкость одним длинным глотком. Молли подержала свою стопку, сделала маленький вежливый глоточек и, увидев брошенный мельком внимательный взгляд Люччио, пояснила:
- Кто-то должен быть назначен… если не шофером, то трезвым человеком.
- Гарри, - повернувшись ко мне, произнесла Анастасия. – То, что ты сделал сегодня… было опасным.
- Я мог достать эту сучку, - прорычал я.
- У нас нет возможности узнать, насколько стара Арианна, - возразила она, - потому что люди тогда еще не изобрели письменность, чтобы записать это. Ты понимаешь, к чему я клоню?
Я оттолкнул пустой стакан легким щелчком пальцев и повторил:
- Я мог достать доисторическую сучку, – я осмотрелся. - Что это за место?
Анастасия откинулась назад в кресле и взмахнула руками, ладонями вверх.
– Добро пожаловать в Тревожную комнату.
- Тревожную комнату, неужели?
Она приподняла бровь.
– Ты не видел бар?
Молли хихикнула, с трудом сдерживая смех.
– Извините.
Голос Анастасии наполнился едва заменой иронией.
– Это место, куда мы, твердые старые Стражи, можем прийти, когда нас тошнит от мягкосердечных чародеев, которые так малодушны, что добиваются разрешения оставлять в живых капризных детей, достаточно одаренных, чтобы стать чернокнижниками, вместо того, чтобы их казнить. Например, как твою ученицу. Я гарантирую тебе, что напитки в этой комнате лились рекой и произносились резкие слова о том, как мы все еще пожалеем об этом после её испытания.
Я фыркнул.
– Так вы наливаете, выпиваете, или болтаете?
Она пожала плечами.
– Если не из-за неё, то из-за множества других. Я была здесь, когда Морган напился в хлам после твоего испытания, Гарри.
- Не удивительно тогда, что тут так уютно.
Она сухо улыбнулась.
– Это вероятно наиболее приватная и защищенная комната в комплексе.
- Паранойя-Центр, свободный от шпионов. Твои ребята становятся сентиментальными.
- Проклятье, Гарри, – Люччио покачала головой. – Ты выполняешь работу стража уже длительное время. Или большую его часть. Ты по-прежнему думаешь, что у Стражей никогда нет причин для действий… таких решительных, как они иногда действуют?
Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 11:03am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #38 - Апрель 26, 2010 :: 10:32pm
 
Я вздохнул. Жизнь не бывает простой. Я годами обвинял Стражей в убийствах детей- молодых парней и девушек, которые стали чернокнижниками, потеряли контроль над своими умами и магическими талантами, балуясь черной магией. Затем я увидел результаты веселья нескольких чернокнижников. Они уродливы. Уродливы, уродливы, уродливы.
– У вас есть для этого основания. Что не означает, что мне нравится это. Не означает, что делает это правильным.
- Не каждый, оступившийся однажды, не может вернуться обратно, - добавила Молли тихо. – Иногда люди просто… просто теряются. Им просто нужен кто-то, кто показал бы, как вернуться назад.
- Да, и за то время, которое потребуется, чтобы различить их, умрет множество невинных людей, мисс Карпентер, - сказала Анастасия искренним и спокойным голосом. – За последние два столетья народонаселение выросло с невиданной скоростью. Все больше рождается одаренных чародейским даром. Каждый раз, когда один из них становится чернокнижником, у нас все меньше и меньше времени, чтобы противостоять этой проблеме, и неоткуда ждать никакой помощи.
- Предотвращение, - сказал я. – Найти их раньше, и они не станут чернокнижниками.
- Ресурсы, – она вздохнула. Мы уже говорили об этом раньше. – Даже если целый Совет будет выполнять работу стражи полный рабочий день, этого по-прежнему будет недостаточно.
- Образование, - сказал я. – Используйте Паранет. Пускай меньшие таланты помогают выявлять одаренных.
Она улыбнулась мне.
- Я все еще пробиваю поддержку этого. Это хорошая идея, Гарри. Это может даже сработать. Проблема в том, чтобы заставить кое-кого из остальных в Совете понять это. Они видят в этом только риск для безопасности, особенно после Пибоди. Но это хорошая идея. Её время придет – непременно.
Я фыркнул, помолчал какое-то время и затем раздраженно произнес:
- Проверенный способ, так ведь? Нагрузить меня текучкой. Успокоить меня. Не так ли?
- Тревога, гнев и волнение застилают разум. Вот почему здесь Тревожная комната, – она слабо улыбнулась. – Я хорошо знаю, как это выглядит, когда чародея надо подтолкнуть к выпивке, – она налила нам еще и продолжила. - Так почему ты не скажешь мне, чем эта доисторическая сучка так вывела тебя?
Я взял стакан в руку.
– Она забрала маленькую девочку.
- Вампиры забирают множество детей, - внимательно глядя на меня, сказала Анастасия. – Что делает этого одного таким особенным?
Я ничего не сказал. Воцарилась тишина. Я поднял взгляд и посмотрел ей в глаза.
Анастасия и я встречались какое-то время. Она знала меня лучше, чем большинство людей. Она, наверное, с полсекунды изучала мое лицо и затем глубоко вздохнула.
– Гарри, - тихо сказала она, - не говори об этом НИКОМУ, кроме тех, кому ты доверишь свою жизнь.
Я коротко, горько ей улыбнулся и кивнул. Знание это сила. Любой, кто узнает, что Мэгги моя дочь, может использовать её, как рычаг влияния на меня. Анастасия так не сделает, ни по каким причинам, но остальные в Белом Совете могут. О, они, наверное, используют более мягкие методы, чем Арианна. Я мог навскидку предположить несколько вариантов. Например, деньги для поддержки Мэгги, чтобы предоставить ей доступ в лучшую школу, к привилегированному воспитанию, все, что отец может хотеть для своего ребенка – и все предложенное может быть отобрано, если я не буду играть по их правилам. В конце концов, они были хорошими парнями.
Но могло быть еще хуже. Я буквально содрогнулся от мысли, что Никодимус может сделать с этим знанием – или, радостная мысль, Мэб. ( Да, та самая Мэб. Поверьте мне, история не воздает ей должное). Я встречал несколько действительно выдающихся существ и ни у кого из них не было причин любить меня. С другой стороны, подумал я с дрожью, Арианна была дьяволом, которого я не знал.
Как бы то ни было, это только навредит, если знание про Мэгги будет общеизвестным. Я никогда не планировал раскрывать нашу кровную связь перед Советом. Это не вызовет сочувствия – только интерес. Чем меньше людей будет знать, что я был отцом Мэгги, тем в большей безопасности она будет. И да. Я осознаю эту иронию.
Я продолжал смотреть на Анастасию.
- Могу я рассчитывать на тебя?
Она положила руки на стол и смотрела на них пять долгих секунд, обдумывая свои слова, прежде чем их озвучить.
- Я уже не так хороша в бою, как раньше, Гарри.
Я оскалился.
- Таким образом, ты будешь сидеть здесь, в безопасности.
Впервые с тех пор, как я прибыл в Эдинбург, темные глаза Анастасии Люччио вспыхнули настоящим гневом, и я внезапно вспомнил, что эта женщина была Капитаном Стражей в течение десятилетий. Воздух между нами буквально физически накалился.
– Хорошенько подумай, - сказала она очень тихим голосом, - прежде чем называть меня трусом.
С тех пор как суровый, седовласый капитан была перенесена в тело недавней выпускницы колледжа, её силы значительно уменьшились – но её сообразительность и опыт никуда не делись. Я бы не хотел драться с Люччио, невзирая на индекс относительной силы. И, черт, это даже если не принимать во внимание то, что я видел, какова она бывает в реальных боях.
Гнев во мне хотел выплеснуться на неё. Но она заслужила лучшего отношения с моей стороны. Я поставил стакан на стол и поднял ладонь правой руки в жесте молчаливого извинения. Об Анастасии Люччио можно было сказать очень многое, но она никогда не была трусом, и она родилась и выросла в эпоху, когда опровержение подобного обвинения могло в прямом смысле потребовать дуэли.
Нет, спасибо.
Она, успокоившись, кивнула, и часть напряжения ушло из неё.
– Я собиралась сказать, что здесь я была бы более полезна для тебя. Я могу собирать информацию, задавать вопросы и накапливать ресурсы, которые ты мог бы использовать. Конечно ты должен бороться, но ты не можешь сделать этого до тех пор, пока не найдешь девочку, а некоторые из наших людей будут заинтересованы, чтобы ты не сорвал мирный процесс. Если я буду работать отсюда, то смогу отвлечь их.
Я смотрел вниз, на свои руки, внезапно смущенный. Она думала более здраво, чем я.
– Я даже не подумал.… Да. Я извиняюсь, Ана.
Она наклонила голову.
– Пустое.
- Это было лишним, – я почесал голову. – Ты думаешь, сможешь навешать лапши на уши Мерлину?
Она приподняла обе брови.
- Адские колокола, я изумлен, что он не скинул свой капюшон и не начал орать на меня. Может быть, бросить мне вызов, тут же. Он бы ни за что не усидел на месте, если бы мог вонзить что-нибудь поострее мне в за…
Я запнулся, заметив, как расширяются глаза сидящей напротив меня Молли, и оглянулся назад.
Рисунок на стене только закончил сдвигаться в сторону, открывая дверной проем, спрятанный за ним. Дверь бесшумно распахнулась, и в Тревожную комнату вошел чародей, который олицетворял собою реальность киношной версии великого Мерлина.
Артур Лэнгтри был одним из Старейшин и самым могущественным чародеем в Белом Совете. Его снежно-белые, с прожилками серебра волосы и борода были идеально ухожены. На слегка вытянутом торжественном и благородном лице светилась голубизна глаз, цвета зимнего неба.
Мерлин Белого Совета был одет в простую белую мантию. Я сразу обратил внимание на стрелковый пояс из белой кожи, висевший на его бедрах. Он выглядела так, как будто был разработана для спецназа, но после внезапной вспышки озарения я понял, что это вероятнее всего было правдой. Многочисленные пузырьки, наверное, зелья, располагались в индивидуальных кожаных ячейках. Покрытая кожей рукоять тонкого жезла или толстой короткой палочки, торчала из кобуры. Несколько мешочков были плотно закрыты, и выглядели так, как будто могли содержать мелочи и прочий стандартный чародейский набор, который я обычно беру с собой, когда работаю. Он так же нес длинный, белый посох - простую деревянную палку, сделанную из неизвестного мне дерева.
Я мгновенье смотрел на него.
- Мирные переговоры окончены?
- Конечно, нет, - резко сказал Мерлин. – Боже мой, Дрезден. Мы не собираемся позволять всему Совету Старейшин стоять на помосте, в пределах досягаемости вампирских клыков. Ты совсем спятил?
Я смог только удивленно моргнуть.
- Чародей МакКой единственный настоящий член Совета Старейшин на помосте, - сказал он, и затем поморщился. – Кроме Кристоса, разумеется, который не осведомлен о мерах безопасности. Посланник запросто может оказаться убийцей.
Я несколько раз задумчиво пошевелил нижней челюстью.
- Так. Вы позволили ему подняться туда и быть самим собой, пока вы тут играете в безопасность.
Мерлин пожал плечами.
– Один из нас должен быть там и держать руку на пульсе. Это была идея МакКоя, Дрезден. Он раздражительный, заносчивый, высокомерный и очень опасный человек.
Я нахмурился и мысленно отхлестал свой мозг за слабость, не позволяющую ему заметить очевидное.
– Вы не доверяете вампирам, - произнес я медленно. Вы не пили «Кулэйд» на этой мирной конференции.
Лэнгтри вопросительно глянул на меня. Потом перевел взгляд на Люччио.
- Джонстаун *, - пояснила она. – Самое массовое самоубийство последнего века.
Он нахмурился, обдумывая это, и затем кивнул.
Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 11:06am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #39 - Апрель 26, 2010 :: 10:32pm
 
– Ага, я понял метафору. Нет, Дрезден, мы не собираемся просто так поверить им на слово, но очень много людей в Белом Совете не в курсе этого. Кристос собрал большое количество сторонников, которые с удовольствие согласятся на стандартные условия мира.
- Если вы не хотите положить конец войне, - возмутился я, - тогда какого черта вы остановили меня, Капитан Люччио? Я бы исправил это для вас прямо там.
- Ты бы не смог, - невозмутимо сказал Мерлин. – В тебе играли чувства, и ты попал бы в переплет, – слабая улыбка пробежала по его губам, когда он говорил это. – Согласен, приятное зрелище, но не практичное.
Рядом со мною Молли поставила локти на стол и положила подбородок на ладони, внимательно глядя на Мерлина.
Мой мозг продолжал пыхтеть и работать. Я думаю, что я могу... я думаю... Когда он добрался до вершины холма, мои глаза расширились.
– Вы не планируете курить трубку мира. Вы ожидаете атаку.
Он равнодушно посмотрел на меня, и словно невзначай положил руку на рукоять боевой палочки.
– Ей-богу! И что выдало этот секрет, Дрезден?
Я начал говорить что-то резкое в ответ, плевать Мерлин он там или нет, но Анастасия мягко положила руку на моё запястье.
- Наши источники, - с нажимом сказала она, прерывая поток оскорблений готовых сорваться с моих губ, - сообщают о большой активности в лагере Красной Коллегии. Они проводят мобилизацию.
Я перевел взгляд с одного на другого.
– Вы подозреваете, они попробуют протянуть Троянского коня?
- Или что-то подобное, - ответил Лэнгтри.
- Так что мы подготовились к этому, - продолжила Анастасия. – И подготовили наисильнейшую контратаку.
- Гм, - сказала Молли, - что если они серьезно хотят заключить мир?
Мы все посмотрел на неё, и моя ученица визуально уменьшилась под взглядом Мерлина.
- Такое может случиться, - добавила она немного тише.
Артур Лэнгтри чуть улыбнулся.
– Леопард не может изменить свои пятна, мисс Карпентер. Плохо овцам, где волк в пастухах. Красная Коллегия это сплошная дикость и крокодильи слезы. Если они хотят мира, то только для того, чтобы восстановить ресурсы и начать войну.
- Дьявол с хорошими манерами все равно поведет тебя в ад, - подтвердил я Молли, кивком включая в разговор и Мерлина. – Всегда надейся на лучшее и готовься к худшему.
Молли прикусила губы и глубокомысленно кивнула.
Лэнгтри пристально посмотрел на меня и произнес:
- Нужно говорить, почему мне пришлось это объяснять, Дрезден?
- Вы могли бы сделать это более красочно, - сказал я. – Например, вы не использовали иллюстрации и тому подобное, Профессор.
Лэнгтри вздохнул, на пару секунд, закрыл глаза и затем отвел от меня взгляд.
- Хм? - спросила Молли, недоуменно нахмурившись.
- Мы хотим, чтобы Красная Коллегия атаковала, если это является их целью, - пояснил я ей. – Мы хотим, чтобы Красная Коллегия думала, что их трюк сработал. Мы хотим, чтобы они были самонадеянны. Затем, когда они ударят нас, мы ударим их в ответ так сильно и так быстро, что они не будут знать, что происходит, до тех пор, пока не станет поздно.
- Нет, - сказал Лэнгтри. – Они никогда не узнают, что произошло. Конец. Мы не хотим больше вести войну, ни грязную, ни холодную, ни горячую, ни любую другую. Мы хотим уничтожить их, полностью, корни и побеги, – он чуть приподнял подбородок, а его голос стал обжигающе холодным. – Мы собираемся истребить их.
Упала тишина. Радостно потрескивал огонь в камине.
Я почувствовал, как мои ладони сжались в кулаки.
– Но вам надо дождаться, чтобы они первыми себя разоблачили. И вот, - прошептал я, - вы собираетесь попросить меня оставить в покое Герцогиню Арианну.
- Не будь смешным,- сказал Лэнгтри спокойным, тихим голосом. – Я не прошу. Я приказываю тебе воздержаться, Страж Дрезден.
- И оставить ребенка умирать, - сказал я.
- Наиболее вероятно, что ребенок уже мертв или обращен, - сказал Мерлин. – И даже если она еще жива, мы должны смотреть голой правде в лицо: Бесчисленные миллиарды сейчас живущих, как и те, кто еще только родится, будут спасены, если мы остановим питание Красной Коллегии на человечестве навсегда, – его голос стал еще холоднее. – Ни одна невинная жизнь, не стоит больше, чем это.
Я ничего не говорил на протяжении нескольких долгих, тихих секунд.
Затем я поднялся и на мгновенье встретился взглядом с Мерлином. Я мог чувствовать жесткую, стальную волю, которая вела этого мужчину и сделала его волшебство самым большим источником смертной силы на лице земли.
- Есть и другая сторона медали, вы это знаете, - сказал я ему тихо. – Никакая жизнь не стоит больше чем это? Нет, Мерлин. Никакая жизнь не стоит меньше.
Выражение его лица не изменилось. Но его пальцы немного напряглись, сжимая посох. Холодные, голубые глаза мельком скользнули по Молли и затем снова посмотрели на меня.
Опасность буквально витала в воздухе.
Я чуть наклонился к уху Мерлина и прошептал:
- Действуйте, Артур. Попытайтесь. – Затем я медленно выпрямился, избавляясь от каждой эмоции и каждой мысли, на лице. Напряжение в воздухе можно было буквально пощупать руками. Никто не шевелился. Я мог видеть, как Молли дрожит на месте, где она сидела.
Я медленно кивнул Мерлину.
Затем я сказал спокойным, чистым от эмоций голосом:
- Кузнечик.
Молли немедленно поднялась.
Я держался между девочкой и Лэнгтри, пока мы шли к двери. Он не принял вызов, но его глаза были абсолютно ледяные. Позади него Люччио, коротко и заговорщицки мне кивнула.
Адские колокола. Она знала, против кого будет работать все время.
Мы с Молли  покинули Эдинбург и возвратились обратно домой в Чикаго.

Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 11:07am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #40 - Апрель 26, 2010 :: 10:33pm
 
Глава 9
Я ожидал проблем на протяжении всего пути обратно в Чикаго, но они так и не возникли.
Путешествие из Эдинбурга могло быть трудным, если пользоваться строго физическим транспортом. Чародей и реактивные самолеты чувствуют себя вместе как торнадо и трейлерные кемпинги, и с таким же разрушительным результатом. Корабли, пожалуй, самые верные средства современного транспорта, доступные для нас, но это - немного перебор для путешествия из Шотландии в Чикаго.
Так что мы сделали то, что делают все хорошие чародей, когда обстоятельства складываются против нас: Мы сжульничали.
Небывальщина - мир духов - существует рядом с нашим собственным, как один из видов альтернативной реальности, но она не имеет такую же форму, как смертный мир. Небывальщина соприкасается со смертным миром в тех местах, где у них есть что-то общее, резонанс энергий. Так, если пунктом «А» является темное и жуткое место в Небывальщине, то он соприкасается с таким же темным и жутким местом в реальном мире – скажем, книгохранилищем Чикагского Университета. Но место на расстоянии всего пяти футов от точки «А» в Небывальщине - пункт «В» будет только темным и грустным, не страшным на самом деле. Может быть пункт «В» соприкасается с кладбищем в Сиэтле.
Если ты - чародей, то можешь начать путешествие в книгохранилище Университета, открыть путь в Небывальщину, пройти пять футов, открыть другую дверь в реальный мир и выйти на кладбище в Сиэтле. Итак, общее пройденное расстояние это пять или шесть футов. Общая дистанция путешествия больше, чем семнадцать сотен миль.
Круто, правда?
Конечно, почти никогда это не занимает так мало, как пять футов, и эта прогулка может познакомить вас с таким огромным, отвратительным, всепроникающим ужасом, что он может свести с ума от одного взгляда на него. Небывальщина - пугающее место. Вам не захочется туда идти без предварительного планирования и хорошего прикрытия, но если вы знаете безопасные тропы – Пути – тогда вы можете длинное путешествие сделать коротким и быстрым и с минимальными шансами внезапно сойти с ума.
Было время, когда я отказался бы даже войти в Небывальщину, за исключением самых страшных из чрезвычайных ситуаций. Теперь же мысль пройтись через страну духов не более необычна для меня, чем мысль проехаться в автобусе. Времена меняются.
Мы вернулись в Чикаго перед ленчем, выйдя из Небывальщины в переулке позади большого старого здания, которое использовалось как скотобойня. Я припарковал Голубого Жучка, мой старый потрепанный «Фольксваген Жук», поблизости. Мы вернулись обратно в квартиру.
Судя по всему, Сьюзен и Мартин дожидались нас. Буквально через две минуты, после того как мы вошли, раздался стук в дверь и, открыв, я обнаружил обоих полувампиров, стоявших на моём пороге. Мартин нес кожаный чемоданчик, перекинутый на ремне через плечо.
- Кто эта девушка? - спросил Мартин, невозмутимо скользнув по мне взглядом и сфокусировав его на Молли.
- Я тоже рад тебя видеть, приятель, - сказал я. – И не заморачивайся насчет этого. Я постоянно спасаю человеческие жизни.
Сьюзен улыбнулась мне, осматривая Молли женским-оценивающим-взглядом; процесс, которым одна женщина создает доскональный портрет другой женщины, базирующийся на миллионе мелких деталях: телосложение, одежда, украшения, макияж, и затем решает, насколько опасной соперницей она может быть. Мужчины проделывают такой же процесс, но бинарный: У него есть пиво? Если есть, поделится ли он со мною?
- Гарри,- проворковала Сьюзен, целуя меня в щеку. Я почувствовал себя сосной в стране кугуаров. Я только надеялся, что территориальные царапины на моей коре не будут следующим шагом. – Кто это?
- Моя ученица, Молли Карпентер, - представил я. – Кузнечик, это Сьюзен Родригез. Это - Марвин Как-то-там.
- Мартин, - поправил он меня, невозмутимо, как будто фиксировал что-то. – Ей можно доверять?
- Настолько же, насколько ты доверяешь мне, - заявил я.
- Ну, - голос Мартина не мог быть еще более сухой, но он честно пытался. – Спасибо Господу и за это.
- Я знаю, кто они, Гарри, - сказала Молли спокойно. – Они из Братства Святого Жиля, правильно? Охотники на вампиров?
- Достаточно близко, - сказала Сьюзен, становясь, справа от меня, внутри моего личного пространства. Это была интимная дистанция. Не отрывая взгляда от Молли, она на секунду коснулась моей руки горячими пальцами. – Действительно? Ученица чародея? И каково это?
Молли, глядя настороженно, пожала плечами и немного нахмурилась.
– Много чтения, много скучной практики, с редкими вспышками чистого террора.
Сьюзен перевела взгляд с Молли на меня и, кажется, пришла к каким-то выводам. Она снова вышла из моего личного пространства.
– Ты поговорил с Советом?
- Немного, - нахмурился я. – Герцогиня была в штаб-квартире. Поговорил и с ней, за компанию.
Сьюзен резко вдохнула.
– Что? Она не покидала Мексику более чем сто восемьдесят лет.
- Звоните Гиннесу. Она установила новый рекорд.
- Милосердный Боже, - прошептала Сьюзен. – Что она делала там?
- Была исполнена сострадания и понимания и простила мне вызов на дуэль перед, примерно, тысячей смертных чародеев.
Мартин издал звук, словно ему не хватало воздуха. Глаза Сьюзен немного расшились.
- Я хотел разорвать её на куски прямо там, - прорычал я, - но она под защитой неприкосновенности посла во время мирных переговоров. Разведка Совета доложила, что зафиксировали признаки возросшей вампирской активности. Я постараюсь разведать больше, но это займет какое-то время.
- Мы уже знаем про мобилизацию, - произнесла Сьюзен. – Братство предупредило Совет три дня назад.
- Я предполагаю, очень мило со стороны Совета об этом проинформировать всех. Но я бы отдал всё что угодно за знания Совета в ближайшие несколько часов, - сказал я. – Вы, ребята, выяснили что-нибудь?
- Вроде этого, - сказала Сьюзен. – Присядем.
Мы расселись вокруг кофейного столика, и Мартин с тихим хлопком положил чемоданчик на его поверхность. Он достал оттуда желто-коричневую папку и протянул её мне.
- Из приблизительно петабайта информации… - начал он.
- Пета…чего? – переспросил я.
- Один квадрильон байта, - разъяснил он. Услужливо.
Сьюзен закатила глаза и добавила:
- Это сравнимо с несколькими библиотеками.
- Ох. Хорошо.
Мартин прокашлялся и продолжил, словно его не прерывали.
– Мы восстановили меньше чем три сотни файлов. Большинство из них были отчетами инвентаризации.
Я открыл папку и обнаружил несколько листов бумаги для принтера, покрытых списками, и чуть больше тех, которые содержали фотографии объектов сопровождаемых инвентаризационными номерами.
- Объекты в этом файле, - пояснила Сьюзен, - классифицированы, как метаконденсаторы.
Я хмыкнул, листая фото более медленно. Каменный нож. Древний зазубренный меч. Закопченный кирпич. Чаша, покрытая странным, смутно тревожащим абстрактным рисунком.
– Хм. Не могу быть уверен, не осмотрев вещи своими глазами, но они выглядят, как ритуальный набор.
Я нахмурился и начал сверять номера на списках.
– Согласно с этим, все они были изъяты из секретной камеры хранения в Неваде и в своём большинстве переправлены… - я глянул на Сьюзен. – Когда точно похитили Мэгги?
- Чуть меньше чем за сутки до того, как я тебе позвонила.
Я, нахмурившись, раздумывал над временем.
– Они переправили это в тот же день, когда похитили Мэгги.
- Да, - согласилась она. – Спустя три часа после похищения.
- Переправили куда?
- Вот это вопрос, - сказала она. – При условии, что это связано с Мэгги.
- Было бы странно, если это не так, - бесстрастно произнес Мартин.
-Твое время лучше использовалось бы, исключай ты другие возможности, из тех которые мы имеем, Марвин, – я сэкономил ему сердитый взгляд и вернулся к изучению листов. – Если я смогу узнать, для чего эти вещи могут быть использованы, может быть, я смогу что-то в связи с этим предпринять. Возможно, это предназначается только для вызова дождя, – я задумчиво положил листы себе на колени. – Я сделаю это сначала. Пока я буду заниматься этим, Молли, я хочу, чтобы ты сходила, поговорила с отцом Фортхиллом, лично. Мы должны предполагать, что телефоны могут прослушиваться. У Фортхилла есть кое-какие связи на юге. Скажи ему, я бы хотел знать, не замечал ли кто-то из них что-то необычное. Возьми с собой Мыша на всякий случай.
- Я могу сама позаботиться о себе, Гарри. И сейчас все залито солнечным светом.
- Твои оружия, Кузнечик, - сказал я голосом Йоды. – Тебе не будет нужды в них.
Она досадливо нахмурилась, глядя на меня, и проворчала:
- Ты знаешь, я полагаю, что можно, ссылаться на что-либо другое кроме Звездных Войн, босс.
Я прищурил глаза в Маппет-мудрости.
– Вот в чем твой недостаток.
- Это не делает даже….Гррр… Проще сделать так, как ты сказал, – она встала и подняла в знак капитуляции вверх руки. Я бросил ей ключи от Голубого Жучка. – Идем, Мыш.
Мыш поднялся со своего места на кухне и поплелся в сторону Молли.
- Подожди секунду, малышка. Сьюзен! - окликнул я. – Кое-что из происходящего заставляет кожу у меня на спине чесаться. Плохие парни знали, где найти нас прошлой ночью. Они, должно быть, следили за нами, а у нас нет нужды расхаживать повсюду с мишенью, нарисованной на наших спинах. Может быть, ты и Мартин смогли бы вычислить наши тени?
- Они увидят нас и исчезнут, как только мы покинем квартиру, - сказал Мартин.
- Ой! – Неожиданно воскликнула Молли, её глаза засияли. – Верно!
Я вышел, чтобы глянуть почту и выгулять пса на маленьком заднем дворике, пока Молли, Сьюзен и Мартин, под прикрытием одной из первоклассных завес Кузнечика, выскользнули из квартиры.
Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 11:09am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #41 - Апрель 26, 2010 :: 10:33pm
 
Молли догнала меня, после того, как вывела Сьюзен и Мартина, сделав их невидимыми для глаз любого, кто наблюдал за дверями моей квартиры.
– Ну, как это было? – спросила она равнодушным голосом, но я знал её достаточно хорошо, чтобы заметить, когда мой ответ важен для неё.
- Отлично, - улыбнулся я. – Заставила меня гордиться.
Она кивнула, но чуть более энергично, чем это должно было быть для незначительного замечания. Адские колокола! Я еще помнил то, что она чувствовала: желание, почти физическое, доказать свой талант, свою дисциплинированность, свой опыт учителю. Мне потребовалось почти десятилетие, чтобы прийти к выводу и понять, каким неопытным, каким безрассудным и каким удачливым я был, пережив своё ученичество с обоими глазами и всеми целыми пальцами.
Я не особо волновался, посылая малышку в самостоятельное плаванье. Она была хорошо обучена и нравилась отцу Фортхиллу. Молли была не очень хороша в драке, но она могла чертовски хорошо избегать её, если была заранее предупреждена – и на этот случай с ней был Мыш. Мало что может ускользнуть от внимания большой собаки. Если будут враждебные намерения, Мыш предупредит её и, вуаля, они оба исчезают.
В этом она была хороша.
- Не задерживайся слишком долго, - сказал я спокойно. – Держи глаза широко раскрытыми. И не забывай о безопасности.
Её сияющее лицо сразу приуныло.
– Ты мне не босс.
Я мог почти испытать гордость, которую она чувствовала от осознания, что ее таланты могут мне пригодиться.
– Черта с два, - сдвинул я брови. – Сделай так, или я лишу тебя годичной зарплаты.
- Ты знаешь, что ты мне ничего не платишь?
- Проклятье, - возмутился я. – Снова неудача.
Она сверкнула в мою сторону еще одной улыбкой и поспешила наружу, оживленно подпрыгивая на каждом шагу. Мыш, с настороженно приподнятыми ушами, следовал за ней, выражая всем своим видом серьезность намерений. Проходя мимо маленького столика возле двери, он схватил зубами лежавший на нем кожаный поводок. Молли забыла об этом, но в городе действовали специальные законы о поводках. Я подозревал, что Мыш не заботился о законе. Моя теория заключалась в том, что он настаивает на поводке, потому что люди чувствуют себя более комфортно и уверенно рядом с огромным псом, когда он “благополучно ограничен.”
В отличие от меня, он – человек людей. Собака. Какая разница.
Я подождал до тех пор, пока Жучок завелся и закрыл дверь. Затем я поднял распечатки Мартина, оттащил в сторону ковер, прикрывавший люк в полу гостиной и спустился в лабораторию.
- Моя ла-бо-ра-то-рия, - сказал я, экспериментируя, растягивая каждый слог. – Почему всегда, когда говоришь вот так, так и хочется добавить что-то вроде ‘мвуу-хах-хах-хах-хааахххх’?
- Ты пересмотрел в детстве Хаммер Филмз*? – прощебетал жизнерадостный голос из пустоты.
Я спустился вниз по стремянке, прошептал слово и простер руку широким жестом, зажигая огонь на дюжине свечей.
Моя лаборатория не была фантастическим местом. Это была бетонная коробка в подвале здания. Наверное, кто-то пожалел гравия и земли, чтобы засыпать пустоту, когда строился дом. Заставленные чародейскими безделушками столы и полки выстроились вдоль стен. В центре комнаты стоял большой длинный стол, почти полностью занятый масштабной оловянной моделью центра Чикаго, со всеми домами, уличными фонарями и деревьями.
Рабочим местом моей ученицы был крошечный письменный столик между двумя столами. Поскольку ее обучение продолжалось у нее прибавлялось все больше и больше собственных записей, приспособлений и материалов, но каким-то образом у неё все время оставалось свободное пространство. Все было аккуратно разложено и блестело чистотой. Различие между рабочей территорией Молли и остальной частью подвала было таким же острым и очевидным, как линии на карте.
Я обновил свой магический круг, который был установлен в бетонированном полу, в дальнем конце маленькой комнаты - пятифутовый обруч переплетенных нитей меди, серебра и железа, который обошелся мне в три штуки, когда я заказал его у свартэльфа - серебряных дел мастера. Материалы не были дорогими, но это потребовало серьезной компенсации, чтобы убедить свартэльфа работать с железом.
Каждая полоска металла, вплетенная в круг, была покрыт символами и рунами в порядке, который, в гораздо большей степени, чем простой круг, удерживал и контролировал магические энергии. У каждой полоски была своя собственная последовательность символов, - работа настолько тонкая и точная, что только свартэльф и, может быть, «Интел» могли выполнить ее. Вспышки света, как статические разряды, только плавные, скользили вокруг каждой полоски металла - красный свет, синий и зеленый, танцуя и переливаясь в непрерывных спиралях.
Я все еще молод для волшебника, но время от времени, я могу сделать кое-что действительно крутое.
Одна полка отличалась от всех остальных в комнате. Это была простая деревянная доска. Вулканические наплывы расплавленного свечного воска покрывали оба ее конца. В центре полки стоял человеческий череп, окруженный дешевыми женскими романами. Пока я за ним наблюдал, оранжевые огоньки замерцали в пустых глазницах черепа и, повернувшись, сфокусировались на мне.
– Слишком много Хаммер Филмз, - повторил Боб-Череп. – Или, возможно, ночей, проведенных за Рокки Хоррор Пикче Шоу*.
- Джанет, Бред, Рокки… тьфу, - кивнул я, соглашаясь.
Я подошел к полке, снял с неё череп (Ура! – воскликнул Боб), и понес его к наиболее чистому месту на одном из рабочих столов. Я поставил череп сверху кипы журналов и положил перед ним бумажную папку Мартина.
- Надо, чтобы ты поглядел на кое-что, - сказал я, открывая папку и выкладывая оттуда фотографии, которые мне дал Мартин.
Боб около секунды внимательно их рассматривал.
- На что мы смотрим, а?
- Метаконденсаторы, - махнул я рукой в сторону папки.
- Это странно. Потому что они выглядят как набор ритуальных предметов.
- Ага. Я подозреваю метаконденсаторы это кодовый язык для ритуальных объектов.
Боб изучал фотографии и что-то невнятно бормотал сам себе, периодически вздыхая. Он не был говорящим черепом – он - дух разума, который проживал внутри специально зачарованного черепа. Он помогал волшебникам со времен Средневековья и, если он не забыл больше, чем я когда-либо знал о мире волшебства, это - только потому, что он ничего не забывает, никогда.
- Они перемещаются единой группой. Я должен знать хоть приблизительно, для чего они могут быть использованы.
- Сложно сказать по двухмерным изображениям, - недовольно сказал Боб. – Я немного сбиваюсь с толку, когда они меньше чем в четырех измерениях, – он задумчиво щёлкнул несколько раз зубами черепа. – Есть что-нибудь еще? Описание или что-то вроде этого?
– Только инвентаризационная опись, – я показал пальцем на картинку с каменным ножом и прочитал. - «Кремневый нож», – затем ткнул пальцем в кирпич с обугленными гранями. – «Кирпич».
- Да, это просто ослепительно полезно, - пробормотал Боб.
Я фыркнул.
– Возможно, что это просто набор старой рухляди. Если ты не думаешь, что они собраны с определенной целью, тогда…
- Я не говорил этого, - кислым голосом перебил меня Боб. – Черт побери, Гарри. Имей чуть больше доверия.
- Можешь ты сказать что-нибудь или нет?
- Я могу сказать тебе, что ты раскачиваешься на краю нормальной психики, сагиб.
Я удивился.
Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 11:12am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #42 - Апрель 26, 2010 :: 10:34pm
 
– Что?
Боб не отрывался от картинок.
– Твоя аура вся перекошена. Она выглядит, как взрыв на фабрике красок. Именно так люди становятся сумасшедшими.
Я фыркнул и пару секунд обдумывал слова Боба. Затем пожал плечами.
– Меня, возможно, слишком зацепило это дело.
- Тебе нужно какое-то время и тихое место, босс. Распрямить свои мозги. Подсластить себе флюиды.
- Спасибо тебе, доктор Фрейд, - я иронично поклонился. – Я обдумаю это. Ты можешь мне что-нибудь сказать об этих объектах или как?
- Только если рассмотрю их поближе, - сказал Боб-Череп.
Я фыркнул.
– Супер. Еще одна плохая подача от чародейской калоши.
- Извини, - заявил он. – Но все что я могу сказать, что это спусковой курок.
Я нахмурился.
– И что это должно значить?
- Ох, это предметы темной, опаснейшей магии, - продолжил Боб. – Я имею в виду, это очевидно. Посмотри на углы. Ничего сбалансированного и пропорционального. Они предназначены для чего-то уничтожающего, разрушительного, смертельного.
Я фыркнул.
– Это след. Ходят слухи, что война скоро снова наберет обороты, – я задумчиво запустил пальцы в волосы. – Повтори, для чего ты говоришь этот курок?
- Для чего это темное? – спросил Боб. – Одно я знаю наверняка.
Я почувствовал, как меня начал бить озноб. Жажда кофеина в крови охватила весь организм.
- Человеческое жертвоприношение, - радостно прощебетал череп. – Забой невинного младенца.
Глава 10
Я уставился на стол невидящим взглядом.
Красная Коллегия готовила разрушительный акт черной высшей магии.
Ритуал, независимо от того, что это будет, предполагал человеческое жертвоприношение.
У себя в голове я прокручивал видео: Мэгги, как овца на убой в ритуальном кругу истекающая кровью, окруженная армией вампиров, под небом из ночных кошмаров.
В этом была отвратительная элегантность. Один удар, и моя дочь будет мертва, а её смерть будет использована, чтобы нанести удар по Совету. Это были голые предположения, но они соответствовали тому, что я знал о герцогине. Она могла нанести максимальный удар по моим чувствам и одновременно начать наступление на чародеев. Месть и война одновременно, а пока она улыбалась и, улыбаясь, раздавала обещания мира и понимания, защищенная от меня теми самыми идиотами, которых она планировала уничтожить.
Я мог бы предупредить их, но немногие бы прислушались. Эбинизер, может быть, и Анастасия, и некоторые из молодых Стражей, но даже если они послушаются и поверят, они должны будут еще убедить остальных. Долбаный Совет ничего не делает быстро, и у меня было плохое ощущение, что время неистово летит.
Так. Я должен был сделать это сам.
Но, чтобы сделать это, мне нужна была информация.
Я снова взглянул на свой магический круг призыва и медленно, глубоко вдохнул. Были вещи, которые я мог сделать. Ужасные вещи. Были существа, которых я мог призвать - злобные умы средоточия нечестивой мудрости - кто мог бы сделать непостижимое таким же простым, как дневной свет.
Если бы я сделал так, они попросили бы ужасную цену.
Я оторвал взгляд от круга и покачал головой. Я не был в таком безвыходном положении.
Пока.
Кто-то громко постучал в двери моей квартиры.
Я поднялся по лестнице, закрыл лабораторию и, приготовив на всякий случай жезл, подкрался к двери, чтобы выглянуть через глазок. На улице, сутулясь, стояла Мёрфи, держа руки в карманах кожаной куртки.
- Не могла использовать телефон, - сказала она, когда я открыл. Она зашла внутрь, и я запер за нею дверь.
- Ага, мы предположили, что Красная Коллегия может прослушивать его.
Она покачала головой.
– Я ничего не знаю насчет этого, Гарри. Но Отдел внутренних расследований прослушивает мой.
Я удивленно посмотрел на неё.
– Эти идиоты из ВР? Опять? Что Рудольф не может успокоиться?
Рудольф был крысой-копом, как его нежно называли в отделе, который перецеловал достаточно много задниц, чтобы перевестись в Отдел внутренних расследований. Он испытывал жгучую неприязнь к своим бывшим коллегам, нелогично обвиняя их в (теперь уже бывшей) ссылке среди работяг отдела спец. расследований.
- Очевидно, нет, - безразлично проговорила Мёрфи. – Он делает себе на этом имя.
- Мёрф, ты хороший коп. Я уверен, что…
Она резка рубанула рукой по воздуху и покачала головой.
– Это не важно сейчас. Слушай. Ладно?
Я хмыкнул и кивнул ей.
- Ведется полномасштабное расследование взрыва твоего офисного здания, - начала Мёрфи. – Рудольф переговорил с руководством ФБР и начальством местных детективов, ведущих дело и убедил их, что ты подозрительная личность и отличный кандидат в преступники.
Я застонал.
– Расследование только убедит их в этом. Взрывчатка была на моём этаже, часть из неё в стенах моего офиса.
Мерфи рукою откинула назад с лица волосы. Мешки под её глазами стали заметнее.
– Они собираются задержать тебя и опросить в течение следующей пары часов и наверняка задержат тебя на полные двадцать четыре часа. Может быть больше, если найдут, что предъявить.
- У меня нет на это времени – устало сказал я.
- Тогда тебе нужно исчезнуть, - спокойно произнесла Мёрфи. – И мне нужно идти. Никто нам не поможет, если нас увидят вместе.
- Сукин сын, - прорычал я. – Я собираюсь закинуть Рудольфа на середину озера Мичиган и посмотреть, как эта маленькая липкая кучка дерьма будет плавать.
- Я принесу свинцовый груз, - без улыбки проговорила Мёрфи. Она вытянула из-под футболки амулет, который я сделал для нее, чтобы она могла проходить сквозь магическую защиту моей квартиры и показала его мне. – Надеюсь, я не смогу найти тебя. Войдешь со мною в контакт, когда тебе потребуется моя помощь, так?
- Мёрф, - начал я. – Если власти решат прижать меня… тебе нельзя быть поблизости.
Её брови чуть приподнялись, что было опасным сигналом.
– Извини? – это прозвучало слишком вежливо.
- Это и так со стороны смотрится достаточно плохо - наше сотрудничество в прошлом. Если ты действительно поможешь мне сейчас,… они лишат тебя значка. Ты знаешь, они могут так сделать. Они могут даже больше. Ты можешь угодить за решетку.
Подсознательное выражение ярости на её лице внезапно исчезло.
– Господи, Дрезден. Ты дурачок.
Я удивленно уставился на неё.
- Если я пойду с тобой, - хмыкнула она, - я могу попасть под два метра земли. И это, кажется, тебя не волнует.
- Нуу, - смутился я. – Я…
- Я выбираю свои битвы, Дрезден. Не ты, – она глянула на меня спокойно. – Позволь мне это выразить в словах, которые дойдут до твоего скудного умишки: мой друг собирается спасти ребёнка от монстров. И я буду с ним. Это - то, что делают друзья, Гарри.
Я кивнул и замолчал на некоторое время. Затем, собравшись с мыслями, я со вздохом начал:
- Я знаю тебя, Кэррин. Для тебя умереть в битве со злом это не ужасный конец. Ты знаешь, что это возможно, и ты приготовила себя к этому, – я глубоко вздохнул. – Но… если они заберут твой значок… Я знаю, что твоя работа означает для тебя. Ты будешь медленно умирать. Я не думаю, что смогу просто стоять и смотреть, как это будет происходить.
- Так что ты выбираешь не впутывать меня в это? Мое решение в расчет не берется?
- Я не знаю, - нахмурился я. - Возможно.
- И ты тот, кто это решает?
Я задумался на секунду.
- Нет.
Мерфи серьезно кивнула.
– Хороший ответ, – она коснулась очертаний амулета под футболкой. – Позовешь.
- Обязательно. Может быть через кого-то, но обязательно.
- Со мной такое уже случалось, когда, желая причинить боль тебе, спускали курок в твоих друзей. Как я смогу проверит, что этот кто-то от тебя?
Я покачал головой. Чем больше я думал об этом, тем больше я был уверен, что даже здесь, в моём собственном доме, я не могу быть абсолютно защищен от прослушивания. Моя квартира была надежно закрыта с помощью магии, но есть множество людей (и нелюдей), которые были более сильными, более опытными и более коварными, чем я.
– Если мне придется отправить посланника, то я позабочусь, чтобы ты поняла, от кого он.
Мёрфи наблюдала за мной, пока я отвечал. Затем она медленно осмотрела комнату, как будто высматривая невидимых наблюдателей, и кивнула в знак понимания.
– Хорошо. Не задерживайся здесь слишком долго, Гарри.
- Да, - согласился я. – Не волнуйся за меня, Мёрф.
Она сделала невозмутимое лицо.
– Я не волнуюсь только насчет тебя. У тебя припрятан здесь по крайне мере один пистолет, и, держу пари, что есть еще более незаконные вещи в лаборатории. Если они держат тебя за подозреваемого, то у них будет орден на обыск. И у ФБР, насколько я знаю, нет амулетов, чтобы попасть внутрь и остаться в живых.
Я громко застонал. Мёрф была права. У меня дома был небольшой склад незаконного оружия. Мечи также были спрятаны в лаборатории. Плюс некоторые разнообразные материалы, которым власти навряд ли обрадуются, найдя их у меня дома, включая пыль обедненного урана; так что от вопроса «Кому вы звонили?» было недалеко до поворота к «Гарри Дрезден, вас арестовывают…»
Обереги, которые охраняют мою квартиру, могли также создать проблему. Они не отреагируют, если кто-то подойдет и постучит в дверь, или даже если подергает за дверную ручку – но любой, кто попытается силой открыть дверь, будет в шоке. Примерно семьдесят тысяч вольт шока, если быть более точным, благодаря защите, которую я наложил вокруг своей двери. Это была укрощенная молния, и это был только первый слой защиты. Она недолго продержалась, когда армия зомби прорывалась в мою квартиру, и я не собирался повторять этот опыт, поэтому сделал несколько бастионов обороны.
Но мои обереги не видели никакой разницы между зомби, или сумасшедшими вампирами или заблуждающимися агентами ФБР. Они просто отреагируют, если кто-то будет прокладывать свой путь внутрь с помощью силы. Мне нужно было отключить обереги, прежде чем кто-то пострадал. Затем мне необходимо будет убрать любую подозрительную вещь из дома.
Адские колокола. Как будто мне было мало всего остального. Я потер пальцами между бровями, в том месте, где начала формироваться головная боль.
– Мне только этого не хватало, в добавление ко всему остальному. Вот почему она сделала это.
- Почему кто, сделала что?
- Герцогиня Арианна из Красной Коллегии, - устало буркнул я и посвятил Мёрфи в события своего дня.
- Это не в их характере, не так ли? – спросила Мёрфи. – Я имею в виду для них нетипично делать что-то, столь разрушительное? Взрывать здания?
- Они проделывали похожие вещи несколько раз в течение войны, - пояснил я. – Она сделала этим заявление. Взрывая моё офисное здание перед лицом Господа и всех. Точно так же чародеи поступили с командным пунктом ее мужа в Гондурасе. Плюс она отвлекла моё внимание и энергию и лишила меня потенциальных союзников.
Мёрфи покачала головой.
– Она такая умная, но все же делает ошибки.
- Ну да?
- Да. Если бы она была такой умной, она бы разнесла тебя на кусочки в твоём офисе.
Я кивнул.
– Да, это более практичный путь.
- Так почему она так не сделала?
- Подозреваю, что она хочет насладиться максимальной болью, которую сможет нанести мне, прежде чем она избавится от меня.
Мёрфи удивленно приподняла брови.
– Для мести? Это… как в каком-то сценарии плохого фильма, не так ли? – она заговорила со слабым британским акцентом. – Нет, мистер Дрезден. Я ожидаю, вы умрете.
Я хмыкнул. Мёрфи была права. Герцогиня Арианна крайне маловероятно будет услаждать свою садистскую сторону в ущерб практичности. Вы не проживете тысячелетия как вампир, не будучи хладнокровно смертельной сучкой.
Что означает…
- Здесь что-то еще замешано, - заявил я. – Ведется еще какая-то игра.
Мёрфи кивнула.
– Насколько ты уверен, что Сьюзен, действительно, откровенна с тобой?
- На все сто, - насупился я. Это прозвучало немного фальшиво, даже для меня.
Рот Мёрфи исказился в горькой улыбке.
– Так я и думала. Ты все еще любишь её. С помощью этого так легко манипулировать тобой.
- Сьюзен так бы не сделала, - тихо произнес я.
- Я надеюсь, нет, - ответила Мёрфи. – Но… она исчезала надолго, Гарри. Сражаться на войне, участвовать в ней…. Этого достаточно, чтобы изменить любого, и не в лучшую сторону.
Я медленно кивнул головой и повторил:
- Только не Сьюзен.
Мёрфи пожала плечами.
– Гарри.… У меня плохое предчувствие… - она поморщила носик, подбирая слова. – У меня плохое предчувствие, что все летит под откос.
- Что ты имеешь в виду?
Она повела плечом.
– Только… взрыв здания во всех новостях. Ты не сможешь найти ни одного разговора, в котором не говорили бы об этом. Люди вопят насчет террористов. За все время, пока я работаю, ни одна ситуация не привлекла такого максимального внимание верхушки правительства. Ты говоришь, большинство постов в Белом Совете фактически под контролем людей Кристоса. Теперь в дело втянулось руководство Красной Коллегии, и из того, что ты рассказал, я поняла, что все держат пальцы на спусковых крючках, – она взмахнула руками. – Это… это как Кубинский ракетный кризис. Каждый находится на грани.
Блин-тарарам. Мёрфи была права. Сверхъестественный мир находился на грани – и это был один чертовски длинный путь вниз, к войне на истребление.
Я глубоко вздохнул, размышляя. Затем твердо сказал:
- Мне плевать на это.
Золотистые брови Мёрфи приподнялись.
- Я не ответственен за все в этом мире, Мёрф. Я собираюсь найти маленькую девочку и отвезти её куда-нибудь в безопасное место. Вот и все. Весь другой мир сможет управиться и без меня.
- Что если это последняя соломинка, Гарри? Маленькая девочка. Что ты будешь делать потом?
Я зарычал, когда столб чистой ярости поднялся по моей спине и сделал мой голос грубым.
– Я обеспечу Мэгги безопасность. Если мир сгорит дотла из-за этого, да будет так. Я и мой ребенок поджарим на этом костре зефир.
Мерфи задумчиво наблюдала за мной несколько секунд. Затем она очень мягко произнесла:
- Ты хороший человек, Гарри.
Я сглотнул и наклонил голову, стараясь не обращать внимания на тон её голоса и выражение на её лице, а вслушиваясь в слова.
- Не всегда рациональный, - продолжила она, улыбаясь. – Но у тебя лучший вид безумия.
- Спасибо тебе, Кэррин.
Она поднялась и одобряюще пожала мне руку.
– Я должна идти. Позови меня.
- Позову.
Она ушла спустя минуту, а я начал санировать квартиру для правительственного досмотра. Это заняло немного моего драгоценного времени, но оказаться запертым за решетками заняло бы его куда больше. Я все еще собирал остатки моей контрабанды, когда раздался стук в дверь. Замерев, я прислушался. Спустя мгновенье стук повторился.
- Гарри Дрезден! – раздался мужской голос. – Это специальный агент Тилли из Федерального бюро расследований. У меня есть орден на обыск этой собственности и задержание жильцов для опроса относительно взрыва произошедшего этой ночью. Если вы не откроете дверь, мы будем вынуждены применить силу.
Проклятье.


Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 11:23am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #43 - Апрель 26, 2010 :: 10:36pm
 
Все одним файлом выложим чуть позже. И не стоит "огрызки" размещать в библиотеках -будет удалено Улыбка   Язык
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #44 - Апрель 27, 2010 :: 12:02pm
 
УОУ!! Сколько вкусности!! спасибо большое!!!! ушла читать!!! Очень довольный Очень довольный Очень довольный Очень довольный
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 27