Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Встречайте! Нашу новую игру, увлекательный вроде как квест "School Days 2"! Скачивайте и играйте прямо сейчас! Или потом Улыбка
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 ... 27
Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены" (Прочитано 7633 раз)
злая_фея
Обращенный
**
Вне Форума


meow!

Сообщений: 93
moscow
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #45 - Апрель 27, 2010 :: 12:14pm
 
ааа!! как много и сразу) спасибо! Очень довольный
Наверх
 

"- Откуда вы знаете, что я не в своем уме? - спросила Алиса.
- Конечно, не в своем, - ответил Кот. - Иначе как бы ты здесь оказалась?"
ur_personal_fairy  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #46 - Апрель 27, 2010 :: 8:28pm
 
Глава 11.
Я снова рывком оттянул ковер от люка. Почти все сомнительные вещи были упакованы в большую спортивную нейлоновую сумку, которую я перекинул через плечо. Схватив плащ, посох и жезл, я чуть не убился, пытаясь спуститься по стремянке слишком быстро. Мне еле удалось затормозить на последних ступенях. Я приподнялся, закрывая за собой люк на пару простых засовов, которые были закреплены на внутренней стороне. Я установил их, чтобы, закрываясь, я или Кузнечик могли сигнализировать друг другу, что делается что-то деликатное и вмешательство может быть опасным.
- Что происходит? – выпалил Боб со своей полки.
- Боб, мне нужно сейчас же отключить обереги.
- Почему ты просто…
- Потому что они включатся снова спустя пять минут после того, как я использую отключающее заклятие. Мне нужно их отключить. Подними свой костлявый зад и сделай это!
- Но, чтобы они снова зарядились, пройдет как минимум неделя…
- Я знаю. Давай сделай это, и побыстрее! У тебя есть моё разрешение, чтобы выйти из черепа для этой цели.
- Да-да. О, капитан, мой капитан, - рявкнул Боб. Маленькое облачко оранжевого искрящегося света выплыло из глазниц черепа и стремительно умчалось вверх, просочившись сквозь щели люка.
Я лихорадочно скидывал вещи в сумку, забрасывая их внутрь в полном беспорядке, но по сравнению со всем остальным это были сущие мелочи.
Меньше чем за полминуты Боб возвратился назад в череп.
– Там ребята в костюмах и униформе стучатся в дверь, Гарри.
- Я знаю.
- Почему? – спросил он. – Что происходит?
- Проблемы, - буркнул я. – Что у меня тут хранится незаконного?
- Я что, выгляжу как прокурор? Я окружен вовсе не томами с законами.
Наверху раздался гулкий хлопок и удар. Кто-то из тех, кто был снаружи, пытался выбить дверь. Удачи вам в этом, парни. Мне уже выбивали прежде дверь, поэтому я установил тяжелую металлическую, с которой кроме взрыва ничто бы не справилось.
- Где призрачная пыль? – спросил я.
- Верхняя полка. Футляр от сигары в коричневой картонной коробке, - немедленно ответил Боб.
- Спасибо. Где ящичек с рогом носорога?
- На полке слева от тебя, пластиковый контейнер.
Так что дело продвигалось, благодаря безукоризненной памяти Боба, ускорявшей процесс. Я приподнял доверху набитую сумку. Затем сорвал карту Паранета со стены и уложил её тоже, бросив сверху записную книжку с контактными номерами членов. Самое последнее, в чем я нуждался, это чтобы ФБР решило, что я руководитель ячейки террористической сети.
Череп Боба последовал в сумку следом. Я до половины застегнул молнию, оставив её чуть приоткрытой, чтобы Боб мог выглядывать наружу. Последними по очереди, но не по значимости, были два Меча (по крайне мере один из которых использовался для убийств на территории Чикаго), продев их через какие-то ремешки сбоку сумки, я торопливо закрепил их там, чтобы быть уверенным, что они не потеряются. Я накинул плащ и с кряхтением перекинул лямку сумки через плечо. Это было тяжело.
Наверху продолжали слышаться удары. Затем раздался внезапный, резкий трескучий звук. Я вздрогнул. Дверь и коробка были олицетворением индустриальной мощи, но дом, к которому они крепились, был деревянным антиквариатом из предыдущей половины столетия. И этот звук означал, что кое-что начало ломаться.
- Я говорил тебе, - забрюзжал Боб. – Ты давным-давно должен был узнать, что на другой стороне.
- И я говорил тебе, - ответил я, - что последним, что я хотел бы сделать, это уменьшить барьер между моим собственным домом и кровавой Небывальщиной, пройти через него и привлечь внимание проголодавшегося бада-буу на той стороне.
- И ты ошибся, - самодовольно заявил Боб. – И я говорил тебе это.
Наверху раздался грохот, звук выстрелов и послышался крик:
- ФБР! – Ему вторил другой мужской голос, - Чикагская полиция!
Миг спустя кто-то удивленно выругался, и стрельба стихла.
- Что это было? – прокричал очень высокий, пронзительный голос.
- Кот, - ответил голос агента Тилли, сочащийся сарказмом. – Ты открыл стрельбу по проклятому коту. И промазал.
Мистер. Моё сердце дрогнуло в груди. Я совсем позабыл о нем. Но, верный своей природе, Мистер, судя по всему, произвел тактический маневр под названием смелое бегство. Раздался тихий смех нескольких голосов.
- Это не смешно, - поспешно встрял другой голос. Это был Рудольф, кто же еще. – Этот парень опасен.
- Чисто, - произнес голос из моей спальни и ванной, так как это была единственная другая доступная комната. – Здесь никого нет.
- Черт побери, - подал голос Рудольф. – Он где-то здесь. Вы уверены, что ваши люди видели его через окно?
- Они видели, как кто-то двигался здесь не дольше чем пять минут назад. Это не означает, что это был он, – затем возникла пауза, и агент Тилли сказал, - Опа, ну и дела. Может быть, он спустился в подвал через этот люк?
- У вас все еще есть наблюдатели за окнами? - спросил Рудольф.
- Да, - устало откликнулся Тилли. Он чуть повысил голос, словно обращался к кому-то на другом конце большой комнаты. – Это место плотно оцеплено. Он нигде не сможет пройти. Давайте просто надеяться, что он сам покажется и спокойно сдастся. Мы зачитаем ему права и все в этом духе, и если он будет сотрудничать с нами, то все очень быстро закончится.
Я замер. У меня был кое-какой выбор.
Я мог сделать так, как предлагал Тилли. В конечном счете, это было лучшим выбором для меня. Меня бы опросили, и я был бы свободен от подозрений со стороны любых разумных лиц (т.е. кроме Рудольфа). Я мог даже указать им на деловые интересы герцогини и тем самым вонзить шип ей в зад. После этого я бы вернулся к статус-кво осторожного взаимодействия с властями, но всё это заняло бы драгоценное время. Несколько дней, по меньшей мере.
У меня не было столько времени.
Агент Тилли не показался мне кем-то, лишенным разума. Но если я покажусь ему сейчас, заявляя о своей невиновности, и затем исчезну, мне припишут сопротивление при аресте, и это в лучшем случае. Даже если все в этом деле сложится для меня наилучшим образом, это может задержать меня в камере на некоторое время, чего я бы хотел избежать. К тому же, не было ничего, что Тилли мог сделать для Мэгги.
И, должен признать это, я был сердит. Очень сердит. Проклятье, это был мой дом. Вы не выламываете дверь в доме у человека только потому, что так сказала такая змея, как Рудольф. У меня было много гнева, уже запасенного, но доносящиеся из моей гостиной голоса добавили еще одну глыбу к насыпи. Я очень сомневался в своей способности оставаться спокойным длительное время.
Итак, вместо того, чтобы сдаться и поговорить, я направился к магическому кругу, вступил в него, сконцентрировал свою волю и прошептал:
- Aparturum.
Я взмахнул посохом слева направо, направляя в него энергию, и реальность свернулась, как пергаментный свиток. Мягкий зеленый свет начал исходить из пустого воздуха передо мной - в прямоугольнике размером примерно в семь футов в высоту открывалась широкая дверь между моей квартирой и Небывальщиной. И у меня не было ни малейшего представления, что было на другой стороне.
Засовы на люке начали дребезжать. Я услышал, как кто-то предложил использовать пилу. Люк неплотно закрывался. Они могли просунуть полотно пилы через щели и перепилить засовы в считанные секунды.
Я вложил силу в защитный барьер вокруг себя, используя свой браслет-накопитель, и оскалил зубы в усмешке. Моё сердце екнуло в груди. Возможно, что прогулка через дверь между мирами выведет меня на дно озера раскаленной лавы или на кромку водопада. И не было никого способа узнать это, кроме как фактически ступить туда.
- Я же говорил тебе! – приглушенно хохотнул Боб.
Надо мной зажужжала и так же внезапно (Ха!) умерла электропила. Раздался озадаченный возглас. Затем тонкое стальное лезвие показалось в щели люка, и кто-то начал пилить засовы вручную.
Я ушел из реального мира и ступил в Небывальщину.
Я приготовился к любой пакости. Леденящему холоду. Испепеляющему жару. Сокрушающей толще воды или даже к полному вакууму. Сфера силы вокруг меня была воздухонепроницаемой, она сохранит меня живым, даже в таком месте, как открытый космос, по крайне мере какое-то время.
Я появился в Небывальщине с полностью поднятыми щитам, с жезлом наперевес, готовый спустить с привязи инферно, когда невидимая сфера силы вокруг меня с хлопком ударилась в…
… весьма симпатичную клумбу маргариток.
Мои щиты вмяли их в землю. Целая клумба, маленькая белая плантация, немедленно превратилась в гербарий.
Моё тело было напряжено и готово к драке, чувства обостренны - я медленно оглядел округу.
Я был в саду.
Это было похоже на итальянский стиль. Только небольшое количество кустов и цветов было посажено в приподнятых клумбах. Остальные растения производили впечатление, словно они росли самостоятельно на своих местах. Травянистые дорожки пролегали через этот необычный парк, извиваясь и поворачивая так и этак. Колибри размером с серебряный доллар бросались вниз и вонзали клювики в чрезвычайно яркие цветы, и снова исчезали. Жужжала пчела – обычный старый шмель, а не какой-то монструозный мутант-переросток.
Не смейтесь. Я видел таких однажды.
Я отрегулировал заклятие щита, чтобы тот мог пропускать воздух, и сделал недоверчивый, осторожный вдох. Это могло выглядеть как милое место, но я-то знал - в атмосферу мог быть добавлен хлор.
Тут пахло, как солнечной осенней порой, когда дни могут быть теплыми, но ночью можно подцепить тяжелую простуду. Впустить воздух означало, что и звуки теперь легко проложат себе дорогу. Лениво чирикали птицы. Где-то поблизости текла вода.
Боб начал хихикать.
– Берегись! Берегись порочной мега-белки, босс! – он захлебывался от смеха, едва способный говорить четко. – Черт возьми! Тот фикус заигрывает с тобой.
Я сердито глянул вниз на череп и опять вернулся к осмотру окрестностей. Затем я осторожно опустил щиты. Они сжигали уйму энергии. Если бы я попробовал удержать их чуть дольше, боюсь, на другие действия я был бы уже не способен.
Ничего не случилось.
Это был просто сонный день в очень симпатичном, тихом саду.
- Тебе надо видеть свое лицо, - воскликнул Боб, все еще дергаясь от сдавленного смеха. – Ты как будто собирался встретиться лицом к лицу с разъяренным драконом или чем-то похуже.
- Заткнись, - сказал я ему тихо. – Это Небывальщина. И все слишком просто.
- Не каждое место в мире духов это фабрика ночных кошмаров, Гарри, - менторским тоном произнес Боб. – Это - равновесие во вселенной. Каждому темному месту где-то соответствует светлое.
Я медленно повернулся по кругу, высматривая угрозу, прежде чем взял посох и вновь взмахнул им слева направо, закрывая проход в лабораторию. Затем я вернулся к внимательному сканированию территории.
- Звезды и камни, Гарри, - сказал Боб весело. - Я подозреваю, ношение серого плаща так долго сказалось на тебе. Паранойя замучила?
Я посмотрел на него с негодованием и продолжил осмотр.
– Все. Слишком. Просто.
Спустя пять минут ничего так и не случилось. Трудно оставаться должным образом запуганным и параноидальным, когда нет никакой очевидной угрозы и когда окружающая среда является настолько миролюбивой.
- Ладно, - сказал я, в конце концов. – Возможно, ты прав. В любом случае нам нужно двигаться дальше. Надеюсь, мы сможет отыскать какие-то ориентиры, благодаря которым выберемся на изведанные Пути.
- Ты хочешь оставить след из хлебных крошек или что-то такое? – спросил Боб.
- А ты на что, - заявил я. – Запоминай, как вернуться обратно.
- Принято! - рявкнул он. – По какому пути мы пойдем?
Вдаль убегали три тропинки. Одна извивалась между густой травой и высокими деревьями. Другая была покрыта гравием и бежала вверх по склону между многочисленными валунами, украшавшими пейзаж. Третья была из зеленоватого булыжника и вела через поле милых низких бледно-желтых цветов, которое скрывалось за горизонтом слева от нас. Я остановился на пункте три и направился по дорожке из булыжников.
Спустя двадцать или тридцать шагов я почувствовал смутную тревогу. Насколько я мог видеть, для этого не было никаких причин. Это был чистый инстинкт.
- Боб? – спросил я мгновенье спустя. – Что это за цветы?
- Примулы, - тотчас же донеслось из черепа.
Я прекратил шагать.
– О. Дерьмо!
Вздрогнула земля.
Поверхность приподнялась вокруг моих ног и вдоль бледно-желтого пути впереди меня, камни тропинки зашевелились и оторвались от земли. Это оказались мягкие округлые сегменты наружного скелета. Вышеупомянутые сегменты принадлежали невероятно огромной зеленой многоножке, которая начала отряхиваться от земли, пока я говорил. Я с болезненным очарованием наблюдал, как это создание на расстоянии пятидесяти футов от нас оторвало голову от земли и повернулось посмотреть в нашу сторону. Её жвала щелкнули вместе несколько раз, напомнив мне какой-то гигантский набор ножниц. Они были достаточно большими, чтобы разрезать меня в талии пополам.
Я оглянулся назад, чтобы увидеть, что обратный путь в пятидесяти или шестидесяти футах позади нас тоже был отрезан. Почва под ногами зашевелилась и, глянув вниз на камни дорожки, на которых я стоял, я с ужасом увидел, что они тоже были последней еще не собранной в целое частью существа.
Я постарался сохранить равновесие, когда камни подо мной дернулись, но не удержался и был сброшен на ковер из первоцветов, в то время, как гигантская голова многоножки скользнула влево - вправо и повернулась ко мне с действительно тревожащей скоростью.
Её огромные глаза ярко блестели, с жадно щелкающих челюстей капала тягучая слюна. Сотни ног дружно уперлись в землю, передвигая вперед её вес, их кончики как колышки палатки вонзались в почву. Это походило на какой-то дьявольский поезд.
Я перевел взгляд с монстра на череп.
– Я же говорил тебе! – закричал я. – Все! Слишком! Просто!
Очень довольный
Наверх
« Последняя редакция: Октябрь 13, 2010 :: 11:33am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #47 - Май 4, 2010 :: 3:49pm
 
ждеееееееем..ждеееем........нельзя приучать читателей к быстрой выкладке!!! Круглые глаза
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #48 - Май 4, 2010 :: 4:05pm
 
"Воина" заканчиваем. Как только-так сразу продолжение будет. Весна,девушки...переводчики в загуле. Улыбка
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #49 - Май 11, 2010 :: 11:22pm
 
Глава 12
Да.
Это не совсем то, что было у меня на уме, когда я вставал с кровати этим утром.
Эта проклятая тварюга должна быть медленной. Согласно любому закону физики, любому  правилу, такая большая многоножка должна быть медленной. Динозавровой. Неуклюжей.
Но это было Небывальщина. Вы не играете здесь по знакомым правилам. Физика здесь больше похожа на сборник рекомендаций - очень свободных и растяжимых рекомендаций. Здесь более важны  ум и сердце, чем материя, и этот жучара-переросток был быстрым. Огромная хищная голова метнулась в мою сторону, как какой-то сумасшедший локомотив, её убийственные челюсти широко раскрылись.
К счастью для меня, я был, хоть чуть-чуть, но быстрее.
Я поднял перед собой левую реку, держа её ладонью от себя, в приказном жесте команды отказа, в универсальной позе означающей: «Стоп!»  В этом месте важны намерения. Как только челюсти  закрылись, я поднял сферический щит, чтобы встретить его энергией, струящейся из моего браслета-накопителя, который ярко засиял, когда магия прошла через материальный металл в царстве эфемерных веществ. Жвала сомкнулись со скрипом и треском, и мой браслет засиял еще ярче. Щит расцвел еще большим количеством цветов и форм, став похожим на огромный   калейдоскоп, и развернулся в сторону челюстей этой твари – её сила, прежде всего, была материально направляемой силой в нематериальном царстве.
Я, сжав боевой жезл,  коротким словом высвободил сокрушающую огненную энергию. Она устремилась вниз и затем, извиваясь, приподнялась вверх, ударяя колдовским апперкотом по тому, что казалось подбородком многоножки, подбросив голову существа вверх на несколько ярдов и заставив её тело трястись.
Что, оглядываясь назад, не должно было  поймать меня врасплох.
Но...
Земля под моими ногами приподнялась и взбрыкнула, и я как ветряная мельница хаотично размахивая руками,  оправился  в недолгий полет. Я неуклюже приземлился посреди поля примул, которые немедленно начали двигаться, перебирая тоненькими усиками со злобными острыми маленькими колючками. Как раз когда я, чертыхаясь, отрывал их от своих запястий и лодыжек, я  заметил, что цветы вокруг меня начали окрашиваться в глубокий алый цвет.
- Ты знаешь что, Гарри! – завопил  Боб. – Я думаю, что это вовсе не сад!!!
- Гений, - пробормотал я.  Тем временем многоножка восстановила равновесие и сориентировалась для атаки. Все её тело заструилось вперед, начиная движение с головы. Я решил, что все эти ножки вгрызаются в землю, как маленькие буры землекопов, в определенной последовательности, что заставляло большое насекомое походить на локомотив, а не на большой кусок чего-то из сельской навозной кучи.
Я подбежал к ней, направляя свою волю ниже себя и уперев посох в землю,  подбросил  ноги вверх как прыгун с шестом. Энергия толкнула меня выше, и я перелетел через спину твари, которая продолжала по инерции двигаться вперед. Она издала грохочущий звук недовольства, и разочарования когда я исчез из поля ее видимости.  Голова многоножки изогнулась, готовая  следовать за мной, но была вынуждена замедлиться, чтобы её собственные задние ноги успевали за ней. Это дало мне только несколько секунд.
Больше не значит лучше, особенно в Небывальщине. Одна секунда была временем достаточным, чтобы развернуться, сфокусировать луч огня на очень небольшой площади и направить его как огромный режущий факел, точно через середину большого тела. Этому виду точной магии меня обучила Люччио, и я был не совсем уверен, что смогу повторить этот фокус в реальном мире.
Луч, не толще чем пара моих пальцев, разрезал существо пополам так аккуратно и просто, как будто я использовал нож для бумаги размером в пол трейлера.
Тварь издала болезненный, ревущий низкий звук, который даже у  такого чужого существа выражал всю глубину ее физической муки. Ей задняя часть продолжала двигаться вперед, словно она не заметила, что голова куда-то исчезла. Передняя половина начала менять направление и дико трястись, её крошечные мозги, наверное, были перегружены от  усилия посылки нервных импульсов  в ту анатомическую часть, которой больше не существовало. Она попыталась преследовать  собственный отступающий мидель, вытаптывая большой круг в поле примул с обеих сторон дорожки.
- О-ля-ля! – воскликнул я, переполненный эйфорией, адреналин превратил мой мужественный баритон во что-то похожее на испуганный вопль. – Что ты получил для пламенного луча смерти, ха? Ты ничего не получил для пламенного луча смерти! Лучше вернись обратно к «Атари»(7), мальчик-личинка, потому что ты недостаточно хорошо для меня  играешь!
Мне потребовалось пять или десять секунд, чтобы понять - что-то происходит.
Рана, которую я нанес, не позволяла начаться обильному кровотечению- прижигая одновременно с разрезом -  но даже те немногие  капли  крови, которые просачивались на обеих разделенных половинках чудовища, пропали. У раненой передней половины, внезапно округлилась задняя часть. Вторая половина, лишенная передней части, содрогнулась, и внезапно деформировалась; с извивающимся движением новая голова начала сплетаться из нескольких обрубков.
В течение нескольких секунд, обе половины сосредоточенно приноравливались, нацеливаясь на меня, и затем уже две чертовы твари, клацая и треща жвалами, двинулись в мою сторону - такие же сильные и такие же смертельные, как и прежде. Только теперь они собирались вцепиться в меня с разных направлений одновременно.
- Ничего себе, - сказал Боб, абсолютно спокойный, сухим, деловым голосом. – Это невероятно несправедливо.
- Не сложился денек, - буркнул я и взялся вместо жезла за  посох. Жезл хорош для метания огня, но мне нужно справиться с задачей более сложной, чем простое разрушение, и в этом  мой чародейский посох был  более универсальным и предназначался  для того, чтобы обращаться с широким диапазоном возможностей. Я призвал свою волю и соединил её с душевным огнем, затем поднял посох над головой и прокричал: « Fuego murus! Fuego vellum!»
Энергия выплеснулась из меня, и полоса  серебряно-белого огня толщиной в три фута окружила меня кольцом около шестидесяти футов в диаметре, и три или четыре ярда высотой. Рев пламени звучал в моей голове странным звуком, который напоминал звон большого колокола.
Многоножки (множество! Адские колокола, мне нужно перестать быть таким высокомерным) приподнялись на задних ногах, стараясь этакой живой аркой преодолеть стену пламени, но  отпрянули от пламени даже более яростно, чем когда я запустил в оригинальную голову пушечным ядром из огня.
- Эй, отлично работает! – присвистнул Боб. – Этот душевный огонь отличная штука.
Усилие от  управления таким большим  количеством энергии вызвало у меня дрожь, я задыхался и покрылся испариной.
– Ага, - устало пробормотал я. – Спасибо.
- Конечно, теперь мы в западне, - отметил Боб. – Скоро стена лишится подпитки, но ты сможешь какое-то время их шинковать. Затем они все равно тебя сожрут.
- Неа, - выпалил я, тяжело дыша. – Мы в это вдвоём вляпались. Так что сожрут нас обоих.
- Ой, - тревожно сказал Боб. – Тогда тебе лучше открыть Путь обратно в Чикаго.
- Обратно в мою квартиру? – c издевкой спросил я. – Там как раз ФБР дожидается, чтобы защелкнуть на мне наручники.
- Тогда я предполагаю, тебе не стоило становиться террористом, Гарри!
- Эй! Я никогда…
Боб повысил голос и прокричал видневшимся впереди многоножкам:
- Я не с ним!
Выбор был не очень широк. Быть съеденным сверхъестественными эластичными демонами- многоножками было очень сильной помехой в моем плане спасения. Оказаться схваченным ФБР было не намного лучше, но по крайне мере, если федералы посадят меня за решетку, у меня есть шансы выйти оттуда – в отличие от желудка многоножки. Желудков.
Но я не мог вернуться обратно в квартиру с сумкой, полной компромата. Я должен был  спрятать её прежде, чем попаду туда – и это означало оставить сумку здесь. Это не было блестящей идеей, но у меня не было выбора. Мне придется принять кое-какие меры безопасности и надеяться, что их будет достаточно.
Магия земли это не моя сильная сторона. Это - чрезвычайно требовательная дисциплина, говоря языком физики. Вы, прежде всего, подразумеваете огромный вес, который надо передвигать. Использование магии не означает, что можно игнорировать физику. Энергия для создания высоких температур или движения исходит из разных источников, но они всё так же должны взаимодействовать с реальностью и по тем же законам, что и другие энергии. Это означает, что передвинуть огромное количество тонн земли требует огромного количества энергии, и это было чертовски трудно – но не невозможно. Эбинизер МакКой   настоял на том, чтобы я выучил по крайне мере одно весьма полезное, но очень сложное заклинание из магии земли. Оно бы потребовало усилий на протяжении целого дня для использования в реальном мире. Но здесь, в Небывальщине…
Я поднял свой посох, направил его на землю перед собой и интонировал с глубокой, тяжелой монотонностью: « Dispertius!».   Я практически выдохся, но, стиснув зубы,  собрал  по крохам всю оставшуюся у меня силу,  и в нескольких дюймах перед моими ногами земля и камни с треском разошлись, открывая черную щель, словно большой каменистый рот.
- Ох, нет, нет, - забрюзжал Боб. – Ты же не собираешься положить меня в…
Это было огромным напряжением для моего абсолютно утомленного тела, но я спихнул сумку с Мечами, черепом, и всем остальным, в дыру. Она исчезла в темноте, сопровождаемая криком Боба:
- Тебе лучше поскорее вернуться!!!
Бешеное шипение разъяренных многоножек разрезало воздух.
Я снова направил посох на дыру и пропел: «Resarcius!».  Остатки моей  силы ливнем хлынули из меня, и так же быстро, отверстие исчезло - земля и камни, место которых заняла сумка, распределились тонким слоем по обширной площади, укрыв  выпуклость на земле. Заклинание сделало  сложным поиск для любого, кто точно не знал, где искать, а я спрятал сумку на достаточную глубину, для того чтобы скрыть ее от любого, кто не знал, что именно ищет. Я так надеялся.
Боб и Мечи были в максимальной безопасности, которую я смог для них обеспечить, при данной обстановке.  Моя стена серебряного огня неуклонно снижалась. Как раз наступило время убраться отсюда, пока я мог это сделать.
Мои ноги дрожали от усталости,  я тяжело опирался на посох, чтобы удержаться от падения. Мне нужно было еще разок напрячься, чтобы сбежать из этой милой смертельной ландшафтной западни, и после этого…
Кольцо огня упало достаточно низко, позволив одной из многоножек изогнуться в воздухе, формируя дугу из собственного тела, концы которой  уперлись в землю снаружи и внутри круга. Её фасеточные глаза уставились на меня, в то время как жвала клацали  в голодном предвкушении.
Я повернулся в сторону, концентрируя свои мысли и волю, и рубящим движением  руки сделал маленький разрез в воздухе, открывая узкую дверь, больше похожую на щель между Небывальщиной и реальностью. Затем я буквально ввалился в неё.
Я никогда не проходил прежде через такой узкий проход.  Чувство было таким, словно меня  сжимали в каком-то прессе для  духовного мусора. Это было ужасно больно. Всего лишь мгновенье  дикой пытки, которое  казалось, растянулось на час, пока все мои мысли были сжаты в единственное, невероятное, плотное целое - психическую черную дыру, где каждая темная и мрачная эмоция, которую я когда либо испытывал, буквально охватила и отравила каждую мысль и воспоминание, добавляя невероятную душевную боль к физическим мукам.
Через мгновенье показавшееся мне вечностью я протиснулся через  проход. Я физически ощущал время  в течение, которого  многоножка пыталась преследовать меня, но щель, открытая мною межу мирами, заросла практически мгновенно.
Я, споткнувшись, пролетел  примерно три фута пустого пространства, зацепился бедром о бок рабочего стола в моей лаборатории и упал на бетонный пол, как мешок битых кирпичей.
Раздались крики, и кто-то навалился на меня, переворачивая  на живот, и упираясь коленом в спину. Мне заломили  руки, и одели наручники. Все это сопровождалось бесполезной болтовней, на которую  я не обращал внимания. Мне было слишком больно, и я слишком устал, чтобы волноваться.
Откровенно говоря - единственной мыслью в моей голове в этот момент, было чувство большущего облегчения оттого, что я, наконец-то арестован. Теперь я мог ответить ударом на удар и просто расслабиться в симпатичной паре наручников.
Или может быть в смирительной рубашке, в зависимости от того, как пойдут дела.
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #50 - Май 14, 2010 :: 3:23pm
 
Глава 13
Они отвели меня в Чикагское отделение Федерального бюро расследований на Рузвельта. Перед зданием скопилась толпа репортеров, которые начали выкрикивать вопросы и делать фото, как только пара патрульных вывела меня из машины и почти потащили в здание. Никто из федералов ничего не сказал в камеры, но Рудольф задержался достаточно долго, чтобы проинформировать всех желающих, что расследование продолжается и несколько « представляющих интерес персон» задержано, и что добропорядочным горожанам Чикаго нечего бояться и блаблабла, блабла, бла.
Стройный невысокий парень с белой рыбьей кожей и чернильно-черными волосами в костюме федерала неспешно подошел к Рудольфу, положил ему на плечо руку дружеским жестом и, практически сбив его с ног, оттянул от репортеров. Рудольф недовольно фыркнул, но Тонкий тяжело глянул на него и Руди завял.
Я смутно помню прохождение через контрольно-пропускной пункт, подъем на  лифте, и  тяжелое приземление на стул. Тонкий снял наручники с моих запястий. Я сразу же сложил руки на столе перед собой и опустил на них голову. Не знаю, сколько я отсутствовал, но когда я пришел в себя, очень суровая, строго-выглядевшая женщина светила маленьким фонариком мне в глаза.
- Нет признаков удара или сотрясения, - констатировала она. – Нормальная реакция. Я думаю, он просто изможден.
Тонкий стоял у двери небольшой комнаты, интерьер которой составлял  стол, несколько стульев, и длинное зеркало на стене. Рудольф маячил рядом с ним - молодо выглядевший мужчина в костюме, который стоит больше, чем его зарплата, с темными, до безумия аккуратными волосами и нервным напряжением в плечах.
- Он придуривается, - настаивал Рудольф. – Он пропал из нашего поля зрения не больше чем на несколько минут. Как он мог сам себе загнать до изнеможения за это время, ну? Даже не вспотев? Даже не запыхавшись? Он врет! Я знаю это. Мы не должны были давать ему час для сочинения какой-нибудь истории.
Тонкий глянул на Руди безо всякого выражения на  сухощавом, бледном лице. Затем он посмотрел на меня.
- Я полагаю, это делает вас Хорошим Полицейским, - вымученно усмехнулся я.
Тонкий закатил глаза.
– Спасибо, Роз.
Женщина обернула стетоскоп вокруг  шеи, посмотрела на меня взглядом, полным неодобрения и покинула комнату.
Тонкий подошел к столу  сел напротив меня. Рудольф обошел вокруг и стал за мной. Это был простой психологический трюк, но он работал. Присутствие Рудольфа, вне моего поля зрения, было раздражающим и отвлекало внимание.
- Меня зовут Тилли, - сказал Тонкий. – Вы можете звать меня Агент Тилли или Агент или Тилли. Как вам будет более удобно.
- Хорошо, Тонкий, - кивнул я.
Он медленно вдохнул и выдохнул. Затем сказал:
-  Почему вы просто не открыли дверь, мистер Дрезден? Так было бы гораздо легче. Для нас всех.
- Я не слышал вас, - устало буркнул я. – Я спал внизу, в подвале.
- Бред собачий, - заявил Рудольф.
Тонкий перевел взгляд с меня на Руди и обратно.
– Спали, неужели?
- У меня очень крепкий сон, - пояснил я. – Держу подушку под одним из столов в лаборатории. Дремлю иногда там внизу. Приятно и свежо.
Тонкий изучающе смотрел на меня в течение минуты. Затем он, четко выговаривая фразы, произнес:
- Нет, вы там не спали. Вас там вовсе не было. Там нет достаточно большого пространства, чтобы скрыть мужчину в этом подвале. Вы были где-то еще.
- Где? – спросил я его. – Я имею в виду, это вовсе не большая квартира. Гостиная, спальня, ванная, подвал. Вы обнаружили меня на полу в подвале, в который имеется только один вход. Где еще, как вы думаете, я был? Вы считаете, я просто  материализовался там из  воздуха?
Тонкий прищурил глаза. Потом он покачал головой и вздохнул:
- Не знаю. Я наблюдал множество трюков. Видел, как парень однажды заставил исчезнуть Статую Независимости.
Я развел руками.
– Вы считаете, я сделал это при помощи зеркал или чем-то там таким?
- Может быть, - пожал он плечами. – У меня нет хорошего объяснения, как вы внезапно там оказались, Дрезден. А я становлюсь раздражительным, когда у меня нет для чего-то хорошего объяснения. Поэтому я начинаю копать до тех пор, пока что-то не нахожу.
Я усмехнулся ему. Я не смог это сдержать.
– Я спал в своей лаборатории. Проснулся, когда вы парни начали заламывать мне руки. Вы думаете, я вылез из секретного места, так хорошо спрятанного, что никто не нашел его в комнате подвергнувшейся полной зачистке? Или может быть, я возник из воздуха? Какая из этих история будет иметь смысл для судьи при рассмотрении  гражданского иска, который я подам против Чикагского департамента полиции и Бюро? Ваша или моя?
Выражение лица  Тонкого стало кислым.
Рудольф внезапно возник справа от меня и с треском ударил кулаком по столу. – Рассказывай нам, почему ты взорвал здание, Дрезден!
Я буквально лопнул от смеха. Я не смог его сдержать. Я был полностью вымотан, но смеялся до тех пор, пока мой живот не начал ходить ходуном.
-Я сожалею, - задыхаясь, выдавил я мгновение спустя. - Я сожалею... Это было именно так... ах-ха-ха! - Я покачал  головой и попытался взять под контроль свои эмоции.
- Рудольф, - холодно произнес Тонкий. – Убирайся.
- Ты не можешь приказать мне уйти. Я должным образом назначенный представитель Чикагского департамента полиции и член этой оперативной группы.
- Ты - бесполезный, непрофессиональный, и мешаешь снятию показаний, - сказал Тонкий ровным голосом. Он перевел  темные глаза на Рудольфа и повторил, - Проваливай. Отсюда.
У Тонкого был чертовски выразительный взгляд. У некоторых людей он есть. Они просто смотрят на вас, не произнося ни слова, и вы понимаете, что они готовы проявить жестокость и желают это продемонстрировать. Такой взгляд  не выражает никакой специфической эмоции, ничего, из того, что можно легко обречь в слова. Тонкий  не нуждался ни в каких словах. Он смотрел на Рудольфа с некоей тенью застарелой смерти в  глазах, и кроме этого ничего не делал.
Рудольф вздрогнул. Он промямлил что-то про подачу жалобы на ФБР и покинул комнату.
Агент Тилли повернулся обратно ко мне. Его выражение на какое-то мгновенье смягчилось, на нем промелькнуло нечто, похожее на улыбку, и он спросил:
- Ты сделал это?
Я на секунду встретился с ним взглядом.
- Нет.
Тилли прикусил губу, несколько раз кивнул головой и сказал:
- Хорошо.
Я удивленно приподнял брови.
– Все так просто?
- Я знаю, когда люди лгут, - ответил он безмятежно.
- Именно поэтому - это опрос, а не допрос?
- Это - опрос, потому что Рудольф заврался, когда науськивал на тебя моего босса, - спокойно произнес  Тилли. – Теперь я увидел тебя сам. И ты не подходишь под профиль подрывника.
- Почему не подхожу?
- Твоя квартира это одна большая груда неорганизованного беспорядка. У неорганизованных изготовителей бомб небольшие надежды на продолжительную жизнь. Мой ход. Почему кто-то пытается впутать тебя в это дело с офисным зданием?
- Политики,  думаю, - я откинулся на спинку стула. – Кэррин Мёрфи отщипнула немного денег, разрушив некоторые  их теневые планы. Денег предназначенных для политиков. Я  некий побочный результат этого, потому что она - та, кто нанимала меня как консультанта относительно этих дел.
- Грёбаное Чикаго, - сказал Тилли, с настоящим презрением в  голосе. – Правительство в полном составе насквозь коррумпировано.
- Аминь, - закончил я.
- Я прочел твоё досье. Говорят, ты заглядывал в наш офис прежде. Говорят, четыре агента исчезло несколько дней спустя. – Он скривил губы. – Тебя подозревали в похищении, убийстве, и по крайне мере в двух случаях  поджога, одно из которых было общественным зданием.
- Это не была моя вина, - буркнул я. - Это здание - случайность.
- Ты живешь интересной жизнью, Дрезден.
- Не совсем. Просто бурные выходные время от времени.
- Наоборот, - внимательно глядя на меня, произнес Тилли. – Я очень заинтересовался тобой.
Я вздохнул.
– Приятель. Не стоит.
Тилли нахмурился, обдумывая это, слабая тонкая линия появилась  между его бровей.
– Ты знаешь, кто взорвал твоё офисное здание?
- Нет.
Выражение лица Тилли застыло, словно высеченное из камня.
– Ложь.
- Если я скажу тебе, - помолчав, заявил я, - ты мне просто не поверишь – и  решишь упрятать меня куда-нибудь в психушку. Так что нет. Я не знаю, кто взорвал здание.
Он задумчиво кивнул головой и сказал официальным тоном:
- То, что вы сейчас делаете, может быть истолковано как вмешательство и препятствование расследованию. В зависимости от того, кто стоит за взрывом и почему, это может трактоваться как измена.
- Другими словами, - я смерил его взглядом, - вы не смогли найти ничего в моей квартире, чтобы инкриминировать мне или дать вам предлог для моего задержания. Так что сейчас вы надеетесь запугать меня для откровенной беседы с вами.
Агент Тилли откинулся назад на стуле и покосился на меня.
– Я могу задержать вас на двадцать четыре часа безо всякой причины. И я могу сделать их весьма неприятными для вас, при этом, не нарушая ни одного закона.
- Я хотел бы, чтобы вы так не сделали, - спокойно заметил я.
Тилли пожал плечами.
– И я бы хотел, чтобы вы рассказали все, что знаете про взрыв. Но я догадываюсь, никто из нас не получит того, что он хочет.
Я подпер  подбородок  рукой и на минуту задумался. Я полагал  вероятным, что кто-то в сверхъестественном сообществе, вероятно герцогиня, дернула некоторые ниточки, чтобы поставить Рудольфа на моём пути. Если дело было в этом, возможно я смогу отправить эту маленькую ручную гранату обратно к ней.
- Не для протокола? – спросил я Тилли.
Агент поднялся, вышел за дверь и вернулся минуту спустя, полагаю, выключив любые записывающие устройства. Он снова сел и глянул на меня.
- Вы обнаружите, что в здании была заложена взрывчатка, - начал я. – На четвертом этаже.
- И как ты узнал это?
- Кое-кто, кому я доверяю, видел копии файлов, которые показывали, где были заложены заряды, предположительно по указанию владельцев здания. Я вспомнил, что несколько лет назад появились ремонтники, которые копались в стенах неделю или около того. Сказали, они избавляются от асбеста. По заказу владельцев здания.
- «Нуево Верита, Inc.», владельцы здания. Страховая афера, это не ново.
- Это не из-за страховки, - покачал я головой.
- Тогда из-за чего?
- Месть.
Тилли наклонил голову набок и сосредоточенно обдумал мои слова.
– Ты что-то сделал этой компании?
- Я сделал кое-что кое-кому высоко в пищевой цепочке в созвездии корпораций, к которому принадлежит «Нуево Верита».
- И что это было?
- Ничего нелегального.- Я махнул рукой. - Вы могли бы изучить коммерческие делам мужчины, называющего себя Паоло Ортега. Он был профессором мифологии в Бразилии и…. умер несколько лет назад.
- Ага, - сказал Тилли. – И его семья вцепилась в тебя?
- Это очень точное определение. Его жена весьма специфическая особа.
Тилли отвлекся на какое-то время, обдумывая это. На несколько минут в комнате повисла тишина.
Наконец Тилли поднял на меня взгляд.
– Я испытываю большое уважение к Кэррин Мёрфи. Я позвонил ей, пока ты отдыхал. Она сказала, что прикроет тебя, безоговорочно. Учитывая источник информации, это существенное заявление.
- Да, - кивнул я. – Учитывая источник, именно.
- Откровенно говоря, я не уверен, смогу ли я как-то помочь тебе. Я не руковожу этим расследованием, и оно направляется политиками. Я не могу обещать, что тебя не опросят снова – хотя сегодняшние события усложнят выдвижение обвинения против тебя
- Я не уверен, что понял, что именно ты имеешь в виду, - сказал я.
Тилли взмахнул рукой, показывая на стены здания.
– Поскольку они заинтересовались, ты виновен, Дрезден. Они уже написали заголовки и текст новостей. И теперь нужны только доказательства, чтобы поддержать то обвинение, которое они захотят предъявить.
- Они, - сказал я. – Не ты.
Тилли ухмыльнулся.
- Они кучка засранцев.
- А ты нет?
- Я другой вид засранца.
- Эх, - сказал я. – Я действительно могу идти?
Он кивнул.
– Пока они не получили ничего, отдаленно напоминающего доказательства того, что ты был одним из тех, кто заложил взрывчатку. Поэтому они будут копать под тебя. Рыться в твоей личной жизни. Твоём прошлом. Искать  вещи, которые смогут использовать против тебя. Они будут играть грязно.
- Хорошо для меня, - сказал я. – Тогда я тоже могу так играть.
В глазах Тилли блеснула улыбка.
– Похоже, да. – Он протянул мне руку. – Удачи.
Я пожал её и почувствовал очень, очень слабое покалывание  типичное для  того, кто обладает небольшим магическим талантом. Это, наверное, объясняло способность Тилли отличать правду ото лжи.
Я поднялся, и устало пошел к двери.
- Эй, - сказал Тилли, перед тем, как я открыл её. – Не для печати. Кто сделал это?
Я остановился, оглянулся на него, и ответил:
- Вампиры.
Выражение его лица менялось в соответствии с быстро изменяющимися эмоциями: изумление, потом осознание сопровождаемое сомнением, и ярды и ярды рационализма.
- Видишь, - усмехнулся я ему. – Я говорил, что ты мне не поверишь.
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Sleepless
Ночной охотник
**
Вне Форума


Будить меня в выходной??
камикадзе!

Сообщений: 227
Питер
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #51 - Май 17, 2010 :: 4:41pm
 
у меня вопрос.....а что делать со ссылками в квадратных скобках????? они нигде не всплывают....или типа, ищи сам???: Плачущий Плачущий
Наверх
 

Мне еще столько нужно сделать, что лучше я пойду спать.
 
IP записан
 
chvajk
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 21
минск, беларусь
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #52 - Май 20, 2010 :: 3:59pm
 
Спасибо, очень интересный и классный перевод Улыбка
Наверх
 

Все женщины по сути своей ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.
 
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #53 - Май 20, 2010 :: 5:19pm
 
Уехала в отпуск. Улыбка Поэтому следующие главы будут через 10 дней, Печаль  но зато много!  Очень довольный
"....а что делать со ссылками в квадратных скобках?????"  предполагалось,что в конце книги будет сделана отдельная страничка для сносок.   Озадачен  Но теперь не знаю,как решит Евгений. Обещался на днях выложить.  Круглые глаза
Наверх
« Последняя редакция: Май 20, 2010 :: 8:15pm от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Oxi
Модератор
*****
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 540
С-Петербург
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #54 - Май 20, 2010 :: 6:19pm
 
Geli писал(а) Май 20, 2010 :: 5:19pm:
Уехала в отпуск

Хорошо тебе отдохнуть Улыбка
Наверх
 

"Грех придаваться унынию, когда есть другие грехи"(с)
 
IP записан
 
textik_Lestat
Переводчик
*
Вне Форума


Мы боги на стадии куколок...

Сообщений: 100
Бердянск
Пол: male
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #55 - Май 22, 2010 :: 11:29pm
 
Ну и по вопросу ссылок, исправляемси  Смущённый :
1-развивающая игра для детей, главные персонажи, это девочка Эмили Элизабет и гигантский, неуклюжий пес Клиффорд, которого лучше не пускать в помещения, а то настоют экразазация старой пословицы ро слона в посудной лавке
2-Эмма Пил — одна из главных персонажей английского телесериала Мстители, агент английской разведки, зачисленный в министерство в 1964 году.Содержание Начала свою деятельность в министерстве после того как ее муж Питер Пил (лётчик-испытатель) пропал в лесах Амазонки. Родилась в конце 30-х прошлого столетия под именем Эмма Найт (Emma Knight). В 21 год становится председателем компании отца «Knight Industries». В 1964 году знакомится с Джоном Стидом на аукционе с помощью своего друга Пола Армстронга (эпизод «Возвращение кибернода»).Увлечения: любит розы, шоколадные конфеты, играет на пианино, занимается верховой ездой. Неплохо владеет холодным оружием, а также каратэ и кунфу. Хорошо разбирается в автомобилях. Ее IQ выше среднего. (взято с Вики)
3-Ганс Рудольф Гигер (нем. Hans Rudolf Giger), по другим источникам Ганс Руди Гигер (нем. Hans Rudi Giger); род. 5 февраля 1940) — швейцарский художник, представитель фантастического реализма, наиболее известный за свою дизайнерскую работу для фильма «Чужой».(источник-вики)
4-небольшой лохматый народец из Звездных Войн
5-Джонстаун Поселок в джунглях Гайаны, где была создана колония религиозной секты "Народный храм" [Peoples Temple ], члены которой переселились туда из Калифорнии по призыву главы секты Дж. Джонса [Jones, Jim] в начале 1977. В ноябре 1978 свыше 900 колонистов, в том числе женщины и дети, под влиянием своего фанатичного лидера Дж. Джонса совершили массовое самоубийство, приняв цианистый калий. Самоубийству предшествовало убийство Джонсом членов комиссии Конгресса США во главе с конгрессменом от штата Калифорния Л. Райаном [Ryan, Leo]. Название поселка стало символом религиозного фанатизма
6-Hammer Film Productions - британская кинокомпания со средины 50-х и до конца 70-х подвизавшаяся на выпуске фильмов ужасов и научной фантастики. Такие популярные франчайзы как "Франкенштейн", "Дракула", "Мумия" - это все их работа(автор - JackCL).
7-The Rocky Horror Picture Show - снятая по мотивам одноименного (почти одноименного мюзикла) популярная музыкальная комедия пародирующая фильмы ужасов (в частности производства Hammer Film). Джанет и Бред - соответственно, главная героиня и главный герой фильма, а Рокки - искуственное создание (пародия на Франкенштейна)(автор - JackCL).
8-Atari Компания Atari была основана в 1972 году, и в течение краткого времени получила широкую известность на рынке видеоигр. Продажи игр Atari наиболее хорошо шли в Северной Америке, откуда и по сей день компания получает больше половины прибыли(источник-вики).
Наверх
« Последняя редакция: Май 30, 2010 :: 8:41pm от textik_Lestat »  
textik1984 8396222  
IP записан
 
JackCL
Администратор
*****
Вне Форума


У нас же здесь отель,
а не концлагерь

Сообщений: 2661
Пол: male
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #56 - Май 29, 2010 :: 6:00am
 
Цитата:
- Моя ла-бо-ра-то-рия, - сказал я, экспериментируя, растягивая каждый слог. – Почему всегда, когда говоришь вот так, так и  хочется добавить что-то вроде ‘мвуу-хах-хах-хах-хааахххх’?
- Ты пересмотрел в детстве Хаммер Филмз (6)? – прощебетал жизнерадостный голос из пустоты.


Hammer Film Productions - британская кинокомпания со средины 50-х и до конца 70-х подвизавшаяся на выпуске фильмов ужасов и научной фантастики. Такие популярные франчайзы как "Франкенштейн", "Дракула", "Мумия" - это все их работа.

Цитата:
– Слишком много Хаммер Филмз, - повторил Боб-Череп. – Или, возможно, ночей, проведенных за Рокки Хоррор Пикче Шоу(7).
- Джанет, Бред, Рокки… тьфу, - кивнул я покорно


The Rocky Horror Picture Show - снятая по мотивам одноименного (почти одноименного мюзикла) популярная музыкальная комедия пародирующая фильмы ужасов (в частности производства Hammer Film). Джанет и Бред - соответственно, главная героиня и главный герой фильма, а Рокки - искуственное создание (пародия на Франкенштейна).

Цитата:
Лучше вернись обратно к «Атари»(7), мальчик-личинка, потому что ты недостаточно хорошо для меня  играешь!


Цитата:
7-Atari Компания Atari была основана в 1972 году, и в течение краткого времени получила широкую известность на рынке видеоигр.


Не ахти как дружащий с компьютерной техникой и видеоиграми Гарри тут ссылается на Атари как на одного из ведущих производителей  видеоприставок, игровых автоматов, а также популярных 8- и 16-битных домашних компьютеров, которые выпускались с конца 70-х и до начала 90-х годов. Скорее всего в них Гарри еще мог играть не опасаясь своего губительного воздействия на сложную электронику.
Наверх
 

Я - писатель. Мы в тягостных раздумьях! (С)
WWW WWW 100001025918190 73713659  
IP записан
 
JackCL
Администратор
*****
Вне Форума


У нас же здесь отель,
а не концлагерь

Сообщений: 2661
Пол: male
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #57 - Май 29, 2010 :: 6:16am
 
Цитата:
- Меня зовут Тилли, - сказал Тонкий. – Вы можете звать меня Агент Тилли или Агент или Тилли. Как вам будет более удобно.


Скорее всего это отсылка к Чарльзу Тилли - http://ru.wikipedia.org/wiki/Чарльз_Тилли ; который в своих работах рассматривал (в частности) особенности взаимодейстия правительственных агентов и степень их вмешательства в жизнь обычных граждан.
Наверх
 

Я - писатель. Мы в тягостных раздумьях! (С)
WWW WWW 100001025918190 73713659  
IP записан
 
textik_Lestat
Переводчик
*
Вне Форума


Мы боги на стадии куколок...

Сообщений: 100
Бердянск
Пол: male
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #58 - Май 30, 2010 :: 8:33pm
 
Спасибо за конструктивные замечания  Смущённый буду исправлять
Наверх
 
textik1984 8396222  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #59 - Май 31, 2010 :: 10:49pm
 
поздравляю всех с началом каникул! И лета! Хорошей погоды и прекрасного настроения! И подарок от нас к началу лета. Улыбка  Очень довольный
Глава 14
Я вышел из дверей здания ФБР и обнаружил кольцо из папарацци,  с терпением истинных хищников дожидающихся еще больше материала для своих статей. Некоторые  из них заметили  меня и торопливо направились ко мне, на ходу задавая вопросы и протягивать ко мне микрофоны и всякие другие  технические штучки. Я вздрогнул. Я был все еще очень уставшим, но с их приборами мог случиться маленький апокалипсис, если я окажусь рядом.
Я оглянулся вокруг в поисках спуска к тротуару, чтобы успеть исчезнуть до того как испорчу чье-нибудь оборудование, и как раз в этот момент меня попытались убить.
Я уже однажды был мишенью в покушении, совершаемом из машины. Это было подготовлено значительно более профессионально, чем первое. Сейчас я не услышал ни рева двигателя, который бы меня предупредил, ни  дикого визга шин. Единственный намек на предупреждение, которое я получил, было внезапное покалывание в виде мурашек вдоль шеи и  отблеск опускающегося пассажирского окна у чёрного седана.
Затем что-то ударило  в левую сторону груди и меня, как кузнечным молотом, сбило на ступеньки. Ошеломленный, я понял, что кто-то стреляет в меня. Я мог скатиться вниз по ступенькам к толпе репортеров, подставив их между собой и нападавшими, но я не был уверен, что стрелок не захочет  открыть огонь сквозь толпу в надежде достать меня. Таким образом, я скрутился в позе эмбриона, и почувствовал, как меня достали еще два тяжелых удара: один попал по ребрам, второй по  левой руке, которую я поднял, чтобы прикрыть голову.
Чуть ниже меня раздался возглас и затем несколько человек  уставились на меня.
- Эй, приятель, - обратился ко мне  пузатый фотограф в охотничьем жилете. Он протянул  руку, чтобы помочь мне подняться. – Прикольное падение. Ты все еще цельный кусок?
Во мне бурлил адреналин; я с секунду смотрел на него, пока понял, что фотографы – такие падкие на сплетни – даже не заметили того,  что произошло мгновенье назад.
Это было пугающее чувство. Я ничего не слышал. Убийца, должно быть, использовал глушитель. Не было никакой вспышки, значит, он сделал все правильно, целясь в меня через окно  и сидя достаточно глубоко в машине, чтобы быть уверенным, что ствол не выглянет подозрительно из машины – и  он не привлечет всеобщего внимания. И я невольно помог этому, не показав зрителям мертвого тела с маленькой дырочкой впереди и большой сзади. Ни звука, ни вспышки, ни жертвы. Почему кто-то должен думать, что только что совершено покушение?
- Шевелюсь! – сказал я, поднимаясь с помощью лапы фотографа. Я изо всех сил пытался стать выше, чтобы заглянуть поверх толпы и прочесть номера чёрного седана. Для этого мне потребовалось обогнуть несколько человек  и, поднявшись на цыпочки увидеть машину стрелка, спокойно отъезжающую прочь; без рева двигателя, без выскакивания на тротуар и без бегущих красных огней. Она просто исчезла в потоке машин, как акула исчезает в глубинах. Я так  не разобрал номера.
- Проклятье, - прорычал я. Боль только сейчас начала ощущаться, особенно в  руке. Защитные заклятия, которые я наложил на пыльник, удержали пули снаружи, но кожа плаща прилегала слишком близко к моему телу и в результате у меня было чувство, словно кто-то бейсбольной битой вмазал мне по предплечью. Пальцы  левой руки покалывали и не были способны ни на что большее, чем простое судорожное подергивание. Я чувствовал похожие пульсации в местах двух других попаданий, поэтому провел руками по плащу, просто на всякий случай для уверенности, что нигде нет дырки, которую я не заметил.
Я обнаружил пулю, застрявшую в левом рукаве. Она вошла не глубже чем  на четверть дюйма, но  застряла в коже и деформировалась от столкновения. Я вытащил носовой платок из  кармана, завернул в него пулю и убрал его обратно, стараясь проделать это незаметно, в то время как дюжина человек смотрели на меня, как на сумасшедшего.
Со стороны дороги раздалось дребезжащие тихое «биип-биип!». Голубой Жучок медленно подъехал и остановился перед зданием. За рулем сидела Молли и отчаянно мне махала.
Я поспешил вниз к дороге и сел, пригнувшись в машину, прежде чем несоответствующая правилам цветовая гамма моей машины приведет одержимо-навязчивых федералов, из здания позади меня, в истерику. Как только Молли отъехала, я разогнулся и тут же  получил мокрый поцелуй в лицо от Мыша, который сидел на заднем сиденье и отбивал хвостом бум-бум-бум по спинке водительского сиденья.
- Брр! – скривился я. – Моих губ коснулись губы собаки! Дайте мне виски прополоскать рот! Дайте мне йода!
Его хвост продолжал барабанить, и он обслюнявил меня снова, прежде чем улегся с выражением удовлетворения на морде.
Я откинулся назад на сиденье и закрыл глаза.
Возможно, прошли  пару минут.
– И тебе привет, - внезапно сказала Молли расстроенным голосом. – Без проблем, Гарри. Сделаю всё, что в моих силах, чтобы помочь.
- Извини, падаван, - откликнулся я.  – Это  был чертовски длинный день.
- Я вернулась обратно из церкви и увидела кучу парней и копов, снующих снаружи и внутри твоей квартиры. Дверь была выломана, и все выглядело так, словно там идет обыск. – Она вздрогнула и вцепилась в руль. – Господи. Я была уверена, что ты мертв или в большой беде.
- Ты примерно на девяносто процентов права, - буркнул я. – Кто-то сказал агентам ФБР, что я тот, кто взорвал здание офиса. Они хотели поговорить со мной.
Взгляд Молли расширился от удивления.
– Что с Мечами? Мы должны сказать моему папе, прямо сейчас, или…
- Расслабься, - я махнул рукой – Я спрятал их. Они сейчас должны быть в безопасности.
Молли вздохнула с облегчением.
– Ты выглядишь ужасно, - сказала она минуту спустя. – Они били тебя или делали что-то в этом духе?
Я водил  глазами вправо и влево, приглядываясь.
– Гигантская многоножка.
- О, вот оно что… - сказала Молли, растягивая слова, как если бы  я  объяснил все. – Что ты высматриваешь?
Я осматривал поток машин вокруг нас в поисках черного седана и уже нашел приблизительно тридцать таких, будучи  очень крутым детективом.
– Машину с парнем, который только что стрелял в меня. – Я продемонстрировал пулю - маленький, покрытый медью заряд, более тонкий, чем мой мизинец, и длиной чуть меньше дюйма.
- Что это? – спросила Молли.
- Два-двадцать-три Ремингтон, - отчеканил я. – Я так думаю. Вероятно.
- Что это означает?
- Что это мог быть практически кто угодно. Этот калибр используется в большинстве штурмовых винтовок НАТО. И так же во множестве охотничьих ружей. – Тут  мне в голову пришла мысль и я, насупившись, глянул на свою ученицу. – Эй.  Откуда ты узнала, где меня искать?
- Я пустила Мыша за руль.
Бум-бум-бум.
Я устал. Моим мозгам потребовалась секунда, чтобы найти юмор в её словах.
– Это не смешно, если каждый так сумеет, Молли. К бремени  хитрой бестии ты не готова.
Она широко усмехнулась, очевидно, засчитывая себе очко в этом состязании.
– Я использовала поисковое заклинание и волосы, которые ты мне дал на тот случай, если мне необходимо будет тебя найти.
Конечно она довольная.
– Ох, верно. Отличная работа.
- Ага, - улыбнулась она. – Я не уверена, куда мне ехать. Насколько я знаю, твоя квартира все еще обыскивается теми парнями.
- Приоритеты, кузнечик. В первую очередь самое главное.
Она покосилась на меня.
– «Бургер Кинг», полагаю?
- Я умираю от голода, - заявил я. – Потом обратно в квартиру. Они уйдут к тому времени, как мы там появимся и это единственное место, где я уверен, Сьюзен и Мартин попробуют установить контакт.
Она нахмурила брови.
– Но… обереги отключены. Там ведь больше не безопасно. Не так ли?
- И никогда не было, - ответил я спокойно. – Если кто-то действительно хочет тебя убить, то его очень тяжело остановить. Все что ты в силах сделать, так это заставить дорого расплатиться за эту попытку, и надеяться, что враги  решат, что цена слишком высока для риска.
- В общем-то, да, - протянула Молли. – Но… без оберегов… разве это не похоже на грандиозную  распродажу?
Ребенок был прав. Любой, кто хотел нанести мне удар, сейчас имел для этого первосортную возможность. Внимание, покупатели! Специальные скидки на жизнь Гарри Дрездена! Немного подержан, не возвращается, лимит – один Дрезден в одни руки! Покупайте на аукционе!  Аукцион.
Я прижался лбом к стеклу, закрыл глаза и спросил:
- Что Фортхилл сказал тебе?
- Тоже что и всегда. Что он не может ничего обещать, но что он сделает все, что в его силах. Он велел перезвонить ему через несколько часов,  когда он   будет знать что ему начирикают.
- Уверен, что римско-католические священники не могут зачирикать, - заявил  я рассудительно. – Слишком сверхсовременно и эфемерно. Как автомобили. И печатные прессы.
Молли ничего не возразила против моих комментариев, хотя я сделал их слегка пренебрежительным тоном. Она была не согласна с целым сводом церковных догматов что, наверное, говорило о хорошем состоянии её ума. Люди, которые задают вопросы и думают о вере, меньше всего расположены принимать догмы – и в последнюю очередь отказываются от того пути, который выбрали. Я всецело уверен, что Всевышний, каким бы именем его не называли на данный момент, мог бы ответить на несколько вопросов  людей ищущих ответы. Черт, ему бы могло это даже понравиться.
- Гарри, - произнесла она. – Мы можем поговорить с моим отцом.
- Нет, - сказал я спокойным и решительным голосом. – Это даже не обсуждается.
- А возможно стоило бы. Может быть, он мог бы помочь тебе найти Мегги.
Я почувствовал, как резкий разряд ярости и боли прошел через меня – отчетливое воспоминание. Майкл Карпентер, Рыцарь Меча и надежный друг, стал инвалидом и заработал уйму шрамов, когда помогал мне в одном их моих дел. Носитель Меча, содержащего в себе один из гвоздей Распятья, врученного ему архангелом -  он был борцом против очень реальных, очень буквальных сил зла. Это  было невероятно успокаивающе иметь такого человека на своей стороне. Мы вместе прошли через множество смертельных ситуаций и выбирались из них.
Кроме последнего испытания.
Сейчас он был в отставке; счастлив безо всякой борьбы со злыми силами проводя время, строя дома и общаясь с семьей, как он всегда и мечтал. И пока он остаётся в отставке, я абсолютно точно знаю, у него иммунитет против сил сверхъестественного зла. Меня бы не удивило, если бы у него за плечом (в прямом смысле) стоял ангел, готовый защитить его и его семью. Как секретная служба, но с мечами  крыльями и нимбами.
- Нет, - повторил я снова. – Он вне игры. Он заслужил  это. Если я попрошу его о помощи, он окажет ее, включая все последствия. Тогда он больше не сможет защитить себя или вашу семью от них.
Молли глубоко вздохнула и затем кивнула, её встревоженные глаза сосредоточились на дороге.
– Ты прав, - признала она. – Хорошо. Просто…
- Да?
- Полагаю, что  я просто привыкла к нему прежнему. Знать что… если мне нужно будет, он поможет. Я думаю, у меня всегда крутилось в голове, если все станет плохо, действительно плохо, он придет на помощь, - сказала она, выделяя ласковым произношением последние слова.
Я не ответил ей. Мой отец умер, когда я был ребенком; прежде чем я выяснил что есть кто-то сильнее, чем был он. И я прожил всю свою жизнь без этой поддержки. Молли только сейчас начала понимать, что в какой-то мере она должна полагаться только на себя.
Я задался вопросом, знала ли моя  дочь, что у неё вообще есть отец? Если бы  она только знала что есть кто-то, кто отчаянно хочет  НАЙТИСЬ.
- Когда ты вернешься домой со слезами на глазах - он будет там, - сказал я тихо. – Если какой-то парень разобьет тебе сердце - он поднимется к тебе с мороженным. У множества людей нет отцов, которые так сделают. И большую часть времени это значит гораздо больше.
Она несколько раз моргнула и кивнула.
– Да. Но…
Я понял, что она не сказала. Но… когда ты нуждаешься в ком-то чтобы  выбить дверь и надрать задницы, тебе действительно это надо. И Майкл не сможет больше этого сделать для своей дочери.
- Вот что я тебе скажу, Молли, -  заявил я серьезно. – Если тебя когда-либо надо будет спасать, я буду тот, кто уладит эту проблему. Договорились?
Молли глянула на меня  блестящими от слез глазами и несколько раз кивнула. Она взяла меня за руку и легонько сжала. Затем снова сосредоточилась на дороге и надавила на газ.

***
Мы перекусили в машине и вернулись обратно в мою квартиру.
Наверху лестницы, которая вела вниз к моей квартире, я почувствовал, как начинаю злиться. Они выбили дверную коробку. На двери было несколько следов от ног, но не очень много. Крепкая дверь. Но деревянная стена вокруг была разбита вдребезги. Не было никакого способа снова установить дверь без обширного ремонта, который вероятнее всего был далеко за пределами моей квалификации.
Я стоял там, дрожа от злости. Ведь я не жил в Башне из слоновой кости или в Торбе-на-Круче. Это была просто тусклая маленькая дыра в подвале. В ней не было много места, но это был мой единственный дом, который я имел, и мне было в нем уютно.
Это был мой дом.
А Рудольф и компания разгромили его. Я закрыл глаза и сделал глубокий вдох, пытаясь успокоиться.
Молли прикоснулась к моему плечу.
– Все не так плохо. Я знаю хорошего Плотника. (игра слов: Карпентер переводится как плотник).
Я вздыхал и кивал. Я точно знал, что когда это все закончится, Майкл  появится у меня.
- Надеюсь, Мистер скоро вернётся. Может, стоит передать его кому-нибудь, пока не починят дверь. – Я направился вниз по лестнице. – Я надеюсь, что…
Мыш внезапно глубоко и низко зарычал.
Я выхватил жезл  и поднял щиты меньше чем за две секунды. Мыш не паникер. Я никогда не слышал его рычания без уважительной на то причины. Я покосился вправо и не увидел Молли, стоявшей там. Кузнечик исчезла из поля зрения даже быстрее, чем я приготовился к обороне.
Я сглотнул. Я слышал множество вариантов рычания своего пса. Этот не был таким угрожающим, как мог быть - как это уже было - в присутствие темной угрозы. Положение его тела находилось в балансе между напряжением и расслабленностью; просто осмотрительность, а не боевая стойка, в которую он становился прежде. Он унюхал что-то, что как он думал, было крайне опасным, но не обязательным для немедленной атаки и уничтожения.
Медленно, я направился вниз по лестнице, держа щиты наготове; левая рука вытянута вперед; ладонь в защитном жесте - большой, указательный палец и мизинец выпрямлены и широко расставлены, средние согнуты. Я сжимал жезл, правой рукой направив его вперед. Бурлящая алая сила прорывалась из вырезанных рун, и блестела усиками яркого пламени на его конце, одинаково готовая как разрушать, так и освещать мне путь. Мыш спускался вместе со мной, его плечо терлось о моё правое бедро, а рычание держалось на одной частоте, как двигатель у хорошо отлаженной машины.
Я спустился вниз по лестнице и остановился, увидев огонь, потрескивающий в камине. Света от камина, моего боевого жезла и нескольких заблудившихся лучиков послеобеденного солнца  было достаточно, чтобы я смог рассмотреть все очень хорошо.
Я полагаю, ФБР могло обойтись с моей квартирой хуже.
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 ... 27