Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Встречайте! Нашу новую игру, увлекательный вроде как квест "School Days 2"! Скачивайте и играйте прямо сейчас! Или потом Улыбка
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 ... 27
Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены" (Прочитано 1095 раз)
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #60 - Май 31, 2010 :: 10:50pm
 
Книги были сброшены с полок, но по крайне мере они были свалены в кучи, более или менее, что все же лучше, чем разбросанные по полу. Они передвигали  мебель и снимали  сиденья и подушки, но сложили их обратно. Неправильно, но сложили. С такой же небрежной любезностью обошлись с моей кухней, но ничего не разломали.
Всё это было отмечено моим умом как второстепенное по сравнению с парой похожих на гробы коконов, которые, казалось, были сделаны из зеленого шелка. Один кокон был прикреплен к моему потолку, второй к стене возле камина. Застывшее, в чем-то близком к бессознательному состоянию, лицо Сьюзен проглядывало из потолочного кокона, её темные волосы безжизненно свисали. Сквозь второй кокон  я мог видеть только мужской рот и часть подбородка, но я был уверен, что это Мартин. Они вернулись в мою квартиру, вероятно, после того как ушли федералы и были схвачены.
- Мыш, - прошептал я. – Ты унюхал кордит?
Пес потряс головой, словно вытряхивал попавшую в уши воду.
- Я тоже, - пробормотал я. Итак. Чтобы не произошло с ними, это случилось быстро, прежде чем чрезвычайно быстрая Сьюзен и чрезвычайно параноидальный Мартин смогли применить оружие.
Одно из моих старых глубоких кресел стояло далеко от двери. Когда я переступил через порог, оно повернулось (абсолютно игнорируя тот факт, что оно не было приспособлено для вращения и на нем не были установлено никакого механизма, который бы сделал такие вещи возможными) показав, в игре каминного света и тени, незваную гостью и моего кота.
Она была высока и нереально прекрасна – как большинство сидхе. Её кожа была гладкой и безупречной; огромные, слегка раскосые изумрудно-зеленые глаза. Фактически, они повторяли глаза Мистера, который чопорно сидел на коленях женщины-сидхе. У неё были полные и очень яркие губы, а её длинные красные волосы, подчеркнутые прядями чистого белого цвета, струились вниз шелковыми кольцами и волнами спадали по её изумрудно-зеленому платью.
Она широко улыбнулась, увидев меня, обнажив аккуратные острые  клыки, и изящные и хищные одновременно.
– Ах, - тепло сказала она. – Гарри. Прошло так много времени с тех пор, как мы разговаривали.
Я задрожал, продолжая держать жезл нацеленным на женщину-сидхе. Она была фэйре, а я выучил, из долгого опыта, что волшебный народ независимо представители они Зимних или Летних фэйре, нельзя недооценивать. Только дурак может доверять им -  но с другой стороны, только сумасшедший может оскорбить их. Они придают огромное значение вежливости, этикету и взаимоотношениям гостя и хозяина. Каждый из них презирает опасности, соблюдая условности - вполне нормальная реакция для сидхе - лордов среди фэйре.
Итак, вместо того чтобы открыть огонь в надежде на то, что я нанесу роковой удар, я опустил  жезл и, не отводя от Леанансидхе  взгляда, выверенным движением слегка поклонился.
- Действительно. Это было давно, Крестная.

Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #61 - Май 31, 2010 :: 10:58pm
 
Глава 15
- Разве ты не доволен мною? – спросила Леанансидхе. Она махнула  ухоженной рукой,   указывая на два кокона, затем вернулась к ласкам Мистера. – Я натолкнулась на этих бандитов роющихся в твоей маленькой пещере и… Как же это слово? – Её улыбка стала еще шире. – Я задержала их.
- Я вижу, - кивнул я.
- Насколько я разбираюсь в смертных делах, - продолжила она, улыбаясь,  - следующим будет расследование, после него… Какое слово смертные законы используют для убийства? Ах да, казнь. – Её красно-золотистые брови на мгновенье поднялись домиком. – Или сначала казнь, а затем расследование? – Она пожала плечами. – Ля-ля-ля. В любом случае это вопросы семантики. Гарри, ты предпочтешь быть судьёй, присяжным или палачом?
Я… просто смотрел.
Последний раз, когда я видел свою фееричную крёстную мать, она разглагольствовала и бредила различными голосами в раздвоении личности, почти погребенная под слоем льда в Арктис-Торе - сердце Зимнего Двора. С тех пор как мне исполнилось шестнадцать, она неуклонно подстерегала меня всякий раз, когда я заходил в Небывальщину, очевидно желая превратить меня в одну из своих гончих.
Черт побери! И теперь она раздает улыбки и любезности? Защищает мою квартиру? Предлагает мне поиграть в заседание суда, словно я ребенок, а Сьюзен и Мартин пара кукол?
- Не то чтобы я не был рад вас видеть, Леа, - сказал я.  – Но я не могу не тревожиться, не зная, чего вы хотите.
- Только лишь гарантировать здоровье твоему духовному началу, - ответила она. – Вот для чего нужна крёстная, или нет?
- А я уж надеялся, что ваш ответ будет более конкретным.
Она музыкально рассмеялась, как будто где-то вдали зазвонили ледяные церковные колокола.
– Милое дитя. Неужели ты ничего не узнал о феях?
- А кто-нибудь, когда-нибудь узнает?
Её тонкие пальцы гладили мех Мистера.
– Ты думаешь, это так невозможно?
- Разве Вы так не думаете?
- А почему мое мнение значимо для правды?
- Мы собираемся стоять здесь весь день, отвечая друг другу вопросом на вопрос?
Её улыбка стала шире.
– Ты бы этого хотел?
Я поднял руку, капитулируя.
Она чуть наклонила голову в мою сторону -  милосердный победитель. Леа была лучшим, чем я игроком в этой игре слов,  имея за спиною  несколько столетий  практики.
К тому же, достойно проиграть гостю было обыкновенной вежливостью.
- Чего бы я хотел, - сказал я, - так это чтобы вы были так добры и освободили этих двоих. Они не грабители. Они гости. И это, прежде всего, мой дом.
- Ну конечно, дитя, - радостно согласилась она. – Не нанесено никакого вреда. – Она щелкнула пальцами, и коконы казалось, превратились в прекрасный зеленый туман, который начал быстро  исчезать. Сьюзен мягко упала от стены, но я ждал, чтобы подхватить ее и нежно положить на пол.
Мартин отклеился от потолка и приземлился на обветшалый декоративный коврик, который прикрывал бетонный пол. Поблизости никого не было, чтобы подхватить его, что было ужасно. Просто ужасно.
Я быстро осмотрел Сьюзен. У неё не было явных травм. Она дышала. У неё был пульс. И на этом глубина моих медицинских познаний исчерпывалась. Я так же проверил Мартина, но был разочарован. Он был в таком же состоянии, как и Сьюзен.
Я глянул на свою крестную. Мистер, блаженствуя, растянулся на ее коленях  лежа на спине, пока она ласкала своими длинными ногтями его грудь и животик. Его мурлыканье разносилось по всей комнате.
– Что вы сделали с ними?
- Я временно усыпила их хищное начало, - сказала она спокойно. – Бедные овечки. Они не осознают, как много силы они черпают оттуда. Возможно, это послужит полезным уроком.
Я чуть поморщился, обдумывая это.
– Вы имеете в виду… их вампирическую часть?
- Ну конечно.
Я ошеломленный сел прямо на пол.
Если вампирическое заражение у таких людей как Сьюзен и Мартин, можно было колдовски усыпить, то наверняка можно было проделать так же хорошо и всё остальное. Подавить это, возможно надолго.
Или может быть, даже совсем уничтожить это.
Я почувствовал, как у меня внутри снова затеплился огонек надежды, который я растоптал много лет назад.
Возможно, я смогу спасти их обоих. ( Думаю,что речь идет о Сьюзен и о Томасе - согласны? )
- Мне… - Я покачал  головой. – Я искал возможность для… я провел больше чем… - Я еще сильнее затряс головой. – Я провел больше года, пытаясь найти способ… - Я посмотрел на крестную. – Как? Как вы это сделали?
Она лукаво глянула на меня, её губы изогнулись в чем-то, что точно не было улыбкой.
– Ах, милое дитя. На самом деле информация такого рода это целое сокровище. Что ты готов обменять за такой драгоценный камень знания?
Я до скрипа сжал зубы.
– Это всегда сводиться к сделкам с вами, не так ли?
- Ну конечно, дитя. Но я всегда до конца следую своим принципам. Поэтому я защищаю тебя.
- Защищаете? – Повышенным голосом спросил я. – Вы провели почти два десятилетия, пытаясь превратить меня в собаку!
- Только когда ты покидал мир смертных, - сказала она, озадаченная тем, что я был расстроен. – Дитя, у нас была сделка. И ты не захотел выполнять свои обязательства. – Она широко улыбнулась Мышу. – И собаки такие очаровательные.
Мыш наблюдал за ней невозмутимыми, настороженными глазами, его тело было неподвижно.
Я нахмурился.
– Но… вы продали мой долг Мэб.
- Точно. И по превосходной цене, я могу отметить. Итак, сейчас все эти отношения между тобой и мной сводятся к сделке с твоей матерью. Конечно до тех пор, пока ты не предпочтешь заключить новое соглашение…
Эти слова бросили меня в дрожь.
– Нет, спасибо. – Я наконец-то опустил свои щиты. Леанансидхе не отрываясь, смотрела на меня. – Я видел вас в башне у Мэб, - сказал я.
Что-то темное проглянуло сквозь её изумрудные глаза, и она чуть повернула лицо, отворачиваясь от меня.
– Действительно, - сказала она спокойно. – Ты видел, что означает для моей королевы излечивать недуг.
- Какой недуг?
- Безумие овладело мною, - прошептала она. – Похитило меня у себя. Вероломные дары… - Она покачала головой. – Я лучше не буду думать об этом, чтобы не делать себя снова уязвимой. Достаточно сказать, что мне сейчас гораздо лучше. – Она провела кончиком пальца по льдисто-белой пряди в  волосах. – Сила моей королевы победила, и мой ум принадлежит мне.
- Гарантировать здоровье моему духовному началу, - пробормотал я. Затем я моргнул. – Сад, на другой стороне этого места… Он Ваш.
- Конечно, дитя, - улыбнулась она. – Ты не находишь странным то, что в твоё суматошно-растрачиваемое время никто из твоих недругов – ни один -  никогда не попытался пробраться сюда с другой стороны? Никогда никто не посылал злобных духов прямо к тебе в постель, в твой душ, твой холодильник? Никогда никто не подкладывал корзинку со змеями тебе в шкаф, так чтобы они забрались тебе в обувь, ботинки, карманы твой одежды? – Она покачала головой. – Милой, милое дитя.  Пройди ты чуть дальше, то ты бы увидел гору костей существ, которые пытались добраться до тебя, и которых я уничтожила.
- Ага, точно. И я сам чуть не очутился там же.
- Душка, - улыбаясь сказала она. – Мои стражники были созданы атаковать любого нарушителя – включая того, который выглядит как ты. Мы ведь не могли допустить, чтобы пробрался какой-нибудь умный перевертыш, не так ли? – Она вздохнула.  – Ты ужасно обошелся с моими примулами. Откровенно говоря, дитя, там есть следы других элементов кроме огня, сам знаешь каких. Ты действительно стремишься к многообразию. Теперь мне нужно кормить, две прожорливы утробы, вместо одной.
- Я буду… буду более аккуратным в следующий раз, - хмыкнул  я.
- Я должна  по достоинству оценить такое намерение. – Она спокойно и изучающе смотрела на меня. – Твои слова обо всей твоей прошедшей жизни были правдивы. Я преследовала тебя в мире духов. Создала стражей и защищала с другой стороны твой спокойный сон, стоя на страже твоего дома. И ты можешь только предполагать, сколькие пытались его нарушить. – Она улыбнулась, снова показывая аккуратные острые клыки. – Пытались, и тщетно.
Что так же объясняет, почему она всегда была на расстоянии вытянутой руку, когда бы я ни посещал Небывальщину. Почему она нападала на мой след всегда когда я заходил туда.
Потому что она была там, защищая меня.
От всего, кроме себя.
- Сейчас, в этот раз, - сказала она деловым голосом. – Ты оставил существенный клад из снаряжения для хранения в моём саду.
- Я был в безвыходной ситуации.
- Я осознаю это, - улыбнулась она. – Я, конечно же, сохраню его или верну его, как ты пожелаешь. И, если ты погибнешь, я отнесу его наследникам, указанным в твоём завещании.
Я устало рассмеялся.
– Вы… Конечно же вы сделаете именно так. – Я глянул на Мыша. – Как ты думаешь, приятель?
Мыш глянул на меня, потом на Леа. Затем он сел – но все еще не спускал с неё глаз.
- Да, - сказал я. – Я тоже так думаю.
Леанансидхе широко улыбнулась.
– Это хорошо, что ты так близко к сердцу воспринял мои уроки, дитя. Это холодная и недружелюбная вселенная, в которой мы живем. И только  силой тела и ума ты можешь надеяться управлять своею собственной судьбой. Опасайся всех. Даже своего защитника.
Я глядел на неё, размышляя.
Моя мать с завидной дальновидностью подготовила защиту для меня. Она предвидела, в конечном счете, поиск и нахождение моего сводного брата, Томаса. Могла ли она приготовить другие вещи для меня? Вещи, о которых я пока даже не догадываюсь?
Как я могу передать наследство своему ребенку, если я знаю что умру и не увижу, как это случится? Какое наследство у меня есть, кроме коллекции магических вещичек, которые со временем может накопить любой, безо всякой помощи?
Моим настоящим сокровищем были знания.
Будь вы боги или маленькие рыбки, но знания были опасным наследством. Я представил, что могло бы случиться, если бы, лет в пятнадцать, я изучил аспекты магии, к которым я подобрался только, когда мне исполнилось тридцать. Это походило бы на вручение ребенку  заряженного и взведенного револьвера.
Нужен был какой-то механизм безопасности – что-то, что уберегло бы ребенка от достижения вышеупомянутого знания, то тех пор пока он не станет достаточно зрелым, чтобы обращаться с ним мудро. Что-то простое, но сильное для ребенка. Для ребенка-чародея.
Я улыбнулся. Что-то, как невежество обладателя, выраженное в максимально простой форме: задавай вопросы. И, насколько я теперь знал, мою мать не просто так звали “ЛеФей”.
- Крёстная, - сказал я спокойно. -  Моя мать оставляла что-нибудь у вас для передачи мне, когда я буду готов для этого? Книгу? Карту?
Леа сделала очень медленный, глубокий вдох, её люминесцентные глаза засветились.
– Хорошо, - пробормотала она. – Хорошо, ну, в общем… хорошо.
- Она оставляла, не так ли?
- Да, действительно. Но меня просили  справедливо предостеречь тебя. Это- смертельно опасное наследство. Если ты примешь его, то примешь и последствия, которые придут вместе с ним.
- Какие?
Она повела плечом.
– Это индивидуально для каждого. Твоя мать потеряла возможность спокойно спать. Для тебя же это может обернуться хуже. Или не затронуть вовсе.
Я пару мгновений раздумывал над этим, и затем кинул.
– Я хочу это.
Леа не отрываясь, смотрела на меня. Она подняла, пустую, ладонь сложила её лодочкой и накрыла другой рукой.
Маленький, блестящий рубин, сияющий как капля крови, огранённый в пятиугольник, лежал в её ладони.
- Это квинтэссенция её знаний Путей, - сказала Леа спокойно. – Каждая тропа, каждый прямой путь, каждая связь. Она развила достаточно навыков, разыскивая их, так что в итоге - смогла их предсказывать. Пути могут изменяться из десятилетия в десятилетие, но твоя мать знала, где они были и где они будут. Очень немногие из моего собственного рода могут сказать такое. – Она прищурилась. – Это знание – бремя, которое я держу в своей руке, дитя. Я верю, что это может принести тебе погибель. Выбор должен быть сделан тобой.
Я, не отрываясь, уставился  на камень, пытаясь сосредоточиться на медленном дыхании. Все Пути. Способность путешествовать по миру без оглядки на географию. Знание подобное этому может выиграть войну с Красной Коллегией, прежде чем она начнется. Любой обладатель этого знания может плевать на закон, избегая расплаты со стороны смертных властей или сверхъестественных наций. Проходить куда угодно. Сбежать из любой западни. Добыть больше информации, чем возможно для кого-либо.
Адские колокола. Этот блестящий маленький камень был скрытой силой, которая потенциально была сильнейшим из всего, что я видел.
Такая власть.
Такой соблазн.
Я задавался вопросом, буду ли я в состоянии совладать с этим. Я не святой.
И в тоже время, я никогда не видел вещи, так явно предназначенной для человека, который отчаянно хочет НАЙТИСЬ  для его маленькой девочки. Где бы она ни была, я мог прийти к ней. Прийти к ней и уйти - чисто.
Мэгги.
Я потянулся и взял камень из руки моей крёстной.
Наверх
« Последняя редакция: Июнь 3, 2010 :: 10:28pm от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #62 - Май 31, 2010 :: 11:01pm
 
Глава 16
- Гарри, - прокричала Молли  из гостиной. – Я думаю, они просыпаются.
Я фыркнул и снял с шеи  свой амулет-пентаграмму, осматривая его. Маленький пятиугольный рубин был, очевидно, огранен для этого редкого специфического украшения. Или так было прежде, до того как я был вынужден использовать его как серебряную пулю. Моя небольшая пентаграмма - пятиугольная звезда в круге - была искорежена до невозможности от того, как я ею пользовался. Я немного выровнял её с помощью ювелирного набора, который  использовал для обновления Маленького Чикаго.
Драгоценный камень внезапно со щелчком вошел в центр магической фигуры, как в гнездо. Я несколько раз потряс пентаграмму,  камень сидел плотно. Но в этом деле я не мог полагаться на случай, поэтому перевернул её и размазал по обратной стороне толстый слой клея. Она, может, не так хорошо будет выглядеть, когда обсохнет, но меня поджимало время.
- Весьма по-свински, - пробормотал я и бросил взгляд на полку Боба, где развалился Мистер, используя как подушку пару книг в мягком переплете и развлекаясь, царапая когтями застывший свечной воск. Я потянулся и кончиками пальцев почесал у него за ухом; в ответ раздалось громкое урчание, и я пообещал сам себе поскорее вернуть Боба на его законное место, но пока, он был, как и Мечи, слишком ценным и слишком опасным, чтобы оставаться без присмотра. В кровожадном саду Леа они, вероятно, были в большей безопасности, чем сейчас в моей квартире.
Оставив амулет моей матери и блестящий рубин лежащими на  рабочем столе, чтобы на них высох клей, я поднялся вверх по стремянке.
Я положил Сьюзен на диван, подложив подушку под голову и укрыв пледом. Молли поступила с Мартином проще, закатав его в подстилку для кемпинга, но все же подпихнула  ему подушку и накинула сверху одеяло. Мыш дремал на полу неподалеку от Мартина. И хотя его глаза были закрыты, и он легонько похрапывал, его уши подрагивали при каждом звуке.
Пока я был в лаборатории, Молли прибралась наверху. Видимо она знала лучше меня, где хранится моя посуда. Или провела на кухне небольшую реорганизацию. В любом случае, я был уверен, что когда мне в следующий раз просто захочется поджарить себе одно яйцо на завтрак, мне не удастся найти маленькую сковородку до тех пор, пока я не воспользуюсь большой и не вымою её.
Я присел на корточки возле Сьюзен. Через пару минут она зашевелилась и что-то тихо прошептала, затем сделала резкий вдох, её глаза внезапно широко распахнулись, словно  она испугалась.
- Легче, - сказал я. – Сьюзен. Это- Гарри. Ты в безопасности.
Прошло несколько секунд, пока Сьюзен осознала мои слова. Затем она расслабилась, несколько раз моргнула, и повернула ко мне голову.
- Что со мной случилось? – спросила она.
- Вас ошибочно приняли за грабителей, - рассказал я, – ударили какой-то магией, которая вас усыпила.
Она устало поморщилась.
– Ох. Мне снилось…
- Да?
- Мне снилось, что проклятие ушло. Что я была человеком. – Она покачала головой с горькой, легкой усмешкой. - Я думала, что я одна в своем теле… Мартин?
- Здесь. - Неразборчиво отозвался Мартин. – Я в порядке.
- Может быть ненадолго, - буркнул я. – Квартирные обереги отключены. Мы тут как голые.
- Ну, - сказала Мартин кислым голосом. – Я думаю, мы выучили наш урок о том, куда это ведет.
Сьюзен закатила глаза, но во взгляде, которым она меня наградила, был маленький намек на улыбку, а в глубине её темных глаз тлел неугасимый огонек.
Да. Это было многообещающе.
- Ребята, вы узнали что-нибудь про наш хвост? – спросил я.
- Хвосты, так будет точнее. Три местных детективных агентства, - доложил Мартин. – Им было заплачено наперед наличными, за слежку за нами с того момента, как мы прибыли. Они все дали различное описание женщины, которая нанимала их. Все они были слишком красивы, чтобы верить.
- Арианна? – спросил я.
Мартин фыркнул.
– Возможно. Старейшие из них могут создавать любую маску плоти, какую они пожелают, и под ней ходить при дневном свете, скрытые от солнца в тени их собственной маски.
Мои брови удивленно поползли куда-то вверх. Это было новостью для меня. Я даже не был уверен, владеют ли Стражи такой информацией. Мартин должно быть еще не совсем отошел от  своего « тихого часа».
- Как долго мы были в отключке? – спросила Сьюзен.
- Я добрался сюда примерно пять часов назад. Солнце село.
Сьюзен закрыла на секунду глаза, как будто советуясь сама с собой, и кивнула:
– Все верно. Нам с Мартином нужно ехать.
- Куда? – поинтересовался я.
- В аэропорт, - ответил мне Мартин. – Мы должны любой ценой оказаться в Неваде поздно ночью или, в крайнем случае, ранним утром. Затем мы сможем выдвинуться на их секретные склады, чтобы получить больше информации.
- Мы обсудили это, Гарри, - добавила Сьюзен спокойно. – Ты не сможешь лететь на самолете, а у нас на счету каждая минута. Реактивный самолет доставит нас туда примерно за семь часов. Машиной это займет два дня. На это просто нет времени.
- Да, я понимаю твои доводы, - кивнул я.
Мартин сковано поднялся и потянулся.
–Нам может потребоваться какое-то время для разведки. Мы должны установить их слабые места, периоды патрулирования, так что прежде че…
Я прервал его, с силой хлопнув записной книжкой по кофейному столику.
– Хранилище располагается в каменном холме. Есть несколько автономных аккумуляторов снаружи во дворе, подключенных к колючей проволоке проходящей поверх двенадцатифутового забора. Дорога входит в холм и ведет  вниз, как я предполагаю, в пещеру, или специально созданную как хранилище, или приспособленную для этого после завершения горнодобывающей деятельности. – Я указал на записную книжку с небольшой зарисовкой, в которой я указал каждую существенную особенность.
- Имеется единственная наблюдательная вышка с одним охранником, вооруженным крупнокалиберной штурмовой винтовкой с большим оптическим прицелом. Еще двое мужчин с собакой патрулируют периметр с этими маленькими штурмовыми винтовками…
- Карабинами, -  подсказала Молли с кухни.
-… и осколочными гранатами. Они не спешат. Обход у них занимает около двадцати минут; затем они заходят внутрь, вероятно выпить  или передохнуть и снова приступают. Так, еще есть камеры наблюдения здесь, здесь, и здесь, и достаточно много машин на служебной парковке, что наталкивает меня на мысль о том, что подземная часть хранилища весьма обширна, и там наверняка есть что-то наподобие казарм для сотрудников службы безопасности.
Я кивнул.
– Это относительно того, что на поверхности, но нет никакого способа послать разведчика внутрь. Хотя всё и так выглядит достаточно просто. Мы движемся вперед под прикрытием завесы. Я вырубаю все коммуникации. Мы отвлечем их внимание, и пока наружу будет выходить подкрепление, мы проникнем внутрь. Надеюсь, мы сможет найти способ закрыться изнутри. И после этого, есть смысл…
Я запнулся, когда глянул на Мартина и Сьюзен уставившихся на меня с открытыми от удивления ртами.
- Что? – спросил я.
- Как… - начал Мартин.
- Где… -  продолжила Сьюзен.
Молли надрывалась от хихиканья, которое она даже не пыталась скрыть.
- Откуда я это знаю? – я потянулся через стол и поднял старый маленький бинокль, который положил там до этого. – Я прогулялся и осмотрелся на местности. Дорога в один конец  заняла у меня около пятнадцати минут. Я могу отвести вас, если желаете, но будет прикольно, если вы ребята захотите добираться на самолете. Я подожду вас там.
Мартин не сводил с меня тяжелого взгляда.
- Ты… - начала Сьюзен, что-то похожее на злость звучало в её голосе. Затем она запрокинула голову и громко рассмеялась. – Ты невыносимая, высокомерная свинья, - сказал она нежно. – Я не должна была недооценивать тебя. Ты не всегда выступаешь изящно, находясь на первой линии — но ты всегда впереди, иначе это не ты.
- Я надеюсь на это, - сказал я спокойно и снова поднялся. – Лучше перекусите что-нибудь. Мне нужно закончить кое-что в лаборатории, что может нам помочь. Мы выдвинемся через час.
Наверх
« Последняя редакция: Июнь 1, 2010 :: 5:12pm от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #63 - Май 31, 2010 :: 11:04pm
 
Глава 17
Мы выкатились через пятьдесят пять минут.
Голубой Жучок был забит до отказу, но мы не собирались ехать дальше, чем полдюжины кварталов. Вход на нужный Путь был в переулке позади многоквартирного здания из бурого песчаника, в самом обычном чикагском районе. Уже было поздно, поэтому дорожное движение практически замерло, и Мыш с хорошей скоростью двигался позади нас, оставаясь по большей части в тени и легко держась наравне с машиной.
Что говорит о силе моей собаки, а не о слабости моего автомобиля. Серьезно.
Молли подъехала к началу улицы и остановилась. Она нервно оглядывала  округу, пока мы покидали машину. Я подал Сьюзен руку, когда она выбиралась с крошечного заднего сиденья, и затем придержал дверь, пока Мыш запрыгивал на пассажирское место.
Я почесал ему уши и, нагнувшись вниз, заговорил с Молли.
– Пойди, попей кофе или еще чего-нибудь. Дай нам час, максимум полтора. Мы вернемся за это время.
- А если нет? – спросила Молли. Она непроизвольно потянулась к Мышу рукой, словно ища у него поддержку, и зарылась пальцами в его шерсти. – Что мне тогда делать?
- Если мы не появимся за это время, возвращайся  к себе домой. Я свяжусь с тобой там.
- Но что если…
- Молли, - сказал я твердо. – Невозможно всё запланировать наперед, иначе мы никогда не сделаем первый шаг. Начинай действовать. И не позволяй псу тебя облизывать. Он очень нахально себя ведет в последнее время.
- Хорошо, Гарри. - Сказал Молли по-прежнему несчастным голосом. Она тронулась с места и Мыш, повернув голову, наблюдал за нами, пока она уезжала прочь.
- Бедный ребенок, - проговорила Сьюзен. – Ей так не нравится оставаться позади.
Я хмыкнул.
– У этого ребенка достаточно силы, чтобы одолеть нас всех троих, если она застанет нас врасплох, - сказал я. – Просто её сила не такая явная.
- Я говорю не об этом.
Я проворчал:
– Что ты имеешь в виду?
Сьюзен бросила на меня короткий взгляд, её брови приподнялись.
– Боже мой! Ты не понимаешь.
- Понимаю что?
Она покачала головой, один уголок её рта приподнялся в улыбке, которую я так хорошо помнил. От этого мое сердце дернулось, если это конечно было возможным.
– Молли потеряла от тебя голову, Гарри.
Я насупился.
– Нет, это не так. Мы давно разобрались с этим. Ничего такого нет.
Сьюзен пожала плечом.
– Может быть, ты разобрался с этим, но не она. Она влюблена.
- Это не так, - возразил я, нахмурившись. – Она ходит на свиданья и все такое прочие.
- Я сказала, что  она влюблена. Не мертва. –  Выражение ее лица внезапно стало нейтральным. – Или… полумертва. – Она посмотрела вслед исчезнувшей машине и спросила, - Могу я поделиться с тобой кое-чем, что я узнала за несколько прошедших лет?
- Я полагаю, да.
Она повернулась ко мне с серьезным выражением лица.
– Жизнь слишком коротка, Гарри. И в ней слишком мало радости. Если ты нашел её, то хватай, не раздумывая. Прежде чем она исчезнет.
Для Сьюзен сказать это стоило очень многого. Она хорошо это скрывала, он не настолько хорошо, насколько я знал её. Озвучив эти мысли, она причиняла себе очень реальную боль. Я хотел не согласиться с этим, но колебался. Вместо этого я сказал:
-  Я никогда не прекращал любить тебя. Никогда не хотел, чтобы ты ушла.
Сьюзен немного отвернулась от меня, позволяя  волосам упасть на лицо, скрывая его, как  за вуалью. Затем она проглотила комок в горле и сказала немного дрожащим голосом:
– Я тоже. Но это не означает, что мы будем вместе.
- Нет, - прошептал я. – Я предполагаю, нет.
Она внезапно сжала руки в кулаки и выпрямила спину.
– Я не могу сделать это... Не прямо сейчас... Мы должны сосредоточиться... Я… - Сьюзен покачала головой и пошла прочь. Она подошла к перекрестку и, остановившись возле него, начала делать медленные, глубокие вдохи.
Я глянул на Мартина, который стоял, прислонившись к стене здания с безразличным выражением на лице.
- Что? – огрызнулся я на него.
- Ты думаешь, то, что ты чувствуешь в отношении своей дочери это ярость, Дрезден? Это не так. – Он подбородком показал в сторону Сьюзен. – Вот ярость. Она знала семью Мендозы - приемных родителей Мэгги - и любила их, как родных. Она первая зашла к ним в дом и обнаружила их. Она нашла их детей. Вампиры в прямом смысле разорвали их на куски. Одному из четырех детей Мендозы было три года. Двое были примерно возраста Мэгги.
Я не мог ничего сказать. Моё воображение показывало мне ужасные картины.
- Нам потребовалось полчаса, чтобы найти все части тел, - невозмутимо продолжил Мартин. – Нам пришлось сложить их вместе, как мозаику. И все это время жажда крови сводила нас с ума.  Несмотря на тот факт, что она знала этих людей. Несмотря на её ужас за дочь. Представь это на секунду. Представь Сьюзен, стоящую там, наполненную желанием вцепиться в окровавленную конечность зубами, даже зная, что маленькая изуродованная нога может оказаться ногой её дочери. Вообрази это.
С такой точки зрения, я не думаю, что смог бы вынести это.
- Это закончилось только, когда пазлы из тел были собраны, и мы поняли, что Мэгги среди них нет, - продолжил Мартин спокойным и вежливым голосом. – Она с трудом держится. И если она потеряет контроль, могут погибнуть люди. Она может стать одной из них. – Глаза Мартина стали жесткими и, абсолютно холодными. – Таким образом, я принял  бы это как гребаную любезность,  если  ты перестанешь мучить её, взрывая ей эмоции за пять минут до того как нам предстоит ворваться в дверь супер-охраняемого хранилища.
Я оглянулся через плечо на Сьюзен. Она, отвернувшись от нас,  смотрела вдаль, собирая  волосы  в хвост.
- Я не знал, - пробормотал я.
- В этой ситуации твои эмоции это помеха, - сказал Мартин. – Они не помогут Родригез. Они не помогут маленькой девочке. Я надеюсь, ты прекратишь потворствовать им, пока все не закончится.
- Пока что не закончится? – спросила Сьюзен, возвращаясь.
- Гм, прогулка, - сказал я, поворачиваясь, чтобы провести их переулком. – Это не займет  много времени – около тридцати секунд на прохождение по ровному коридору. Но там темно и вы должны задержать дыхание на протяжении всего пути.
- Почему? – спросила Сьюзен.
- Там полно метана и двуокиси углерода, и немного других газов. Если вы зажжете свет, то рискуете подорваться.
У Сьюзен удивленно приподнялись брови.
– А как насчет твоего амулета?
Я покачал головой.
– Света от него на самом деле…. Ггмм, это более сложно для понимания, чем вам нужно знать. Достаточно сказать: я чувствую, есть очень маленький шанс, что это послужит причиной атмосферного взрыва. Как эти предупреждения о статическом электричестве на бензозаправках. Зачем попусту рисковать?
- Ага, - усмехнулась Сьюзен. – Ты хочешь, чтобы мы прогулялись через туннель, заполненный ядовитыми газами, которые могут взорваться от малейшей искры?
- Да.
- И… ты уверен, что это хорошая идея?
- Это ужасная идея, - подтвердил я. – Но это быстрейший путь к месторасположению хранилища. – Я поднял  руку, прикасаясь пальцами к красному камню амулета, когда  приблизился в точке открытия Пути. Это был старый, заложенный кирпичом дверной проем на уровне подвала в многоквартирном здании.
Женский голос, хриплый и спокойный раздался в тишине - без видимого источника звука. Голос моей матери. Она умерла вскоре после моего рождения, но я был уверен, уверен как ни в чем в своей жизни: Это был её голос. Он обволакивал меня душевным теплом, и я слушал его, как старую, любимую мелодию, которую  не слышал годами.
- Коридор на другой стороне заполнен скопившимся до опасного уровня метаном и угарным газом, с примесью других газов. Эта смесь очень неустойчива, поэтому нет уверенности, какая именно  энергия может или не может послужить детонатором взрыву. Сорок два прогулочных шага в дальний конец, который открывает выход на гребень скалы возле Корвина, Невада.  – Момент тишины, и потом снова  тот же голос, тяжело дыша, дрожа и задыхаясь. – Примечание: Коридор не совсем заброшен. Что-то попыталось схватить меня, когда я проходила через него. – Она прокашляла несколько раз. – Примечание второе: Когда будешь в следующий раз собираться в Корвин, не одевай платье, глупышка. Для некоторых фермеров это целое шоу.
- Может быть, это был  груй, - пробормотал  я, улыбаясь.
- Ты что-то сказал? – спросила Сьюзен.
- Ничего, - продолжая улыбаться, ответил я. – Не обращай внимания. – Я положил руку на дверной проём и мгновенно почувствовал  пружинистую эластичность под  пальцами. Тут была слабая граница между миром плоти и духа. Я сделал глубокий вдох, выплеснул небольшое усилие воли и прошептал, - Aparturum.
Черный круг начал расползаться от центра под моей ладонью, быстро набухая и покрывая стену. Я не позволил ему стать слишком большим. Переход со временем закроется сам, но меньший проход закроется быстрее, и я не хотел, чтобы какой-то бедолага прошел через него.
Кроме присутствующей компании, разумеется.
Я оглянулся на Сьюзен и Мартина.
– Сьюзен, держись за мой плащ. Мартин, возьмись за неё. Сделайте глубокий вдох и давайте закончим это быстро и тихо.
Я повернулся к Пути, сделал глубокий вдох и затем шагнул вперед.
Мамин камень не предупреждал, что тут будет настолько жарко. Когда я шел по коридору во время первой прогулки, я чувствовал себя так, словно меня поместили внутрь трех саун, вложенных друг в друга, наподобие русских матрешек. Я нашел правую стену и пошел вперед, считая шаги. Я делал их чуть короче, чем обычно, и на этот раз более точно отмерил длину маминого шага. Мы сошли с Пути на сорок третьем.
Еще одно усилие воли и шепотом произнесенное слово открыли переход, и я вошел  в холодный горный вечер. Сьюзен и Мартин вышли за мной, и мы простояли с минуту, успокаивая наше сдержанное дыхание. Мы находились в пустынных горах, покрытых жесткими, волокнистым растениями  населенными быстрыми, тихими животными. Врата позади меня повисли в воздухе и выглядели как вход в старую шахту, который был замурован давным-давно.
- Куда идти? – сказал Мартин.
- Полмили в эту сторону, - указал я, и начал подниматься по склону.
* * *
Я должен отметить, это было  хорошее укрытие. Мы были далеко на пустынных холмах, в тех местах, куда никто просто так не забирается. Хранилище было вырублено в гранитном шельфе в конце каньона. Единственная ведущая к нему дорога находилась на  дне каньона - широкого, ровного и лишенного таких свойств рельефа, как благоприятно расположенные куски скал, за которыми можно было попробовать укрыться. Стены каньона были практически ровными. Никто не сможет спуститься по ним  без ста ярдов веревки или вертолета.
Или чародея.
- Все в порядке, - сказал я. Ночью тут было чувствительно холодно. Моё дыхание замерзало в воздухе, когда я говорил. – Возьмите это. Выпейте половину. Сохраните остальное. – Я вручил пробирки со светло-синей жидкостью Мартину и Сьюзен.
- Что это такое? – спросила Сьюзен.
- Парашют, - хмыкнул я. – Технически, это снадобье для полета, но я чуть упростил его. Оно должно безопасно доставить нас на дно каньона.
Мартин посмотрел на пробирку и затем на меня.
- Гарри, - начала Сьюзен. – В последний раз, когда я выпила одну из твоих микстур, мне было… неловко.
Я поднял к небу глаза.
– В конце сделайте кувырок для погашения инерции. – Затем я выпил половину жидкости из своей бутылочки  и сделал шаг с края обрыва.
Полет, это очень сложная в исполнении вещь для чародея. Каждая магия работает немного по-разному, и это означает, что когда доходит до полета, управлять им можно только методом проб и ошибок. Полет, вообще, означает  очень быстрое перемещение, длинный путь за короткое время; потенциальные «воздуходемоны» имеют тенденцию к прекращению карьеры (и жизни)  при первой же серьезной ошибке.
.Летать трудно - но падать легко.
Я полетел вниз, ускоряясь в течение секунды, а затем поддерживал скорость около пятнадцати миль в час. Чтобы достичь поверхности пустыни ушло не так уж много времени, и я кувырком перекатился, гася избыточную энергию. Я поднялся, отряхиваясь. Мартин и Сьюзен с кувырком приземлились поблизости и так же уже стояли на ногах.
- Прикольно, - пробормотала Сьюзен. Она, в виде эксперимента, подпрыгнула в воздух  и улыбнулась,  медленно приземляясь. – Очень круто. Потом мы выпьем больше, чтобы взлететь?
- Это будет для нас плевое дело, - ухмыльнулся я. – Но нам нужно двигаться быстро. Снадобье перестанет  действовать примерно через двадцать минут.
Сьюзен кивнула, регулируя лямки маленького рюкзака, который висел у нее на спине.
– Принято.
- Держитесь ближе ко мне, - я обвел их взглядом. – Я не смогу прикрыть завесой всех троих, если мы не будем на расстоянии вытянутой руки.
Они подошли ближе, и спустя три секунды сосредоточенности и концентрации я поднял завесу вокруг нас, которая должная была срыть нас и  тепло наших тел. Она не была идеальной. Нас по-прежнему можно было разглядеть на приборах ночного виденья с той или иной стороны. Я рассчитывал на то, что мужчины, охраняющие изолированное здание, очень редко сталкиваются с какими-то проблемами. Они занимаются очень спокойной, испытанной рутиной, которая и будет тем фактором, что усыпит бдительность часовых. Такова человеческая натура.
Я подал знак кивком головы, и мы втроем двинулись в сторону хранилища. Тут не было перебежек от тени к тени, или раскрашенных в камуфляжные цвета лиц. Заклинание завесы позаботилось об этом. Мы просто шли по неровной земле,  сосредоточившись на том, чтобы держаться рядышком. Эта часть пути была бы гораздо веселее, если бы тут не было Мартина.
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #64 - Май 31, 2010 :: 11:10pm
 
Мы остановились, не доходя до забора  около тридцати ярдов. Я поднял  посох, направил его на первую камеру наблюдения и прошептал, - Hexus.
Я никогда раньше не пробовал удерживать что-то такое затратное как завеса, и одновременно работать с другим – даже таким простым заклинанием, как порча техники. На секунду я подумал, что не удержал вуаль, но затем её состояние стабилизировалось. Огоньки на камере погасли.
Мы двигались по периметру, и еще две камеры превратились  в бесполезную рухлядь, но как только я испортил камеру номер три, Сьюзен схватила меня за руку и указала на пеший патруль, осматривающий местность.
- Собака унюхает наш запах, - прошептала она.
Мартин достал короткий пистолет из-под  пиджака и накрутил на него глушитель.
- Нет, - почти прорычал я. Порывшись в кармане пыльника, я нашел второе зелье, которое сделал, пока готовился к этому путешествию. Это был изящный, круглый шарик из стекла толщиной, наверное, с лист бумаги. Я метнул этот шар в сторону приближающегося патруля и услышал, как он разбился с тихим потрескиванием.
Мужчины  с собакой подошли к тому месту, где я оставил свой сюрприз, и пес вдохнул новый запах с видимым интересом. Рванув вперед, собака потащила за собой  охранников, и они все вместе проследовали мимо, не заметив нас.
- У собаки обоняния и слух восстановятся к утру, - прошептал я. – Эти парни просто выполняют свою работу. Мы не собираемся убивать их за это.
Мартин, продолжая держать пистолет в руке, выглядел сконфуженным.
Мы добрались до того места, где напротив большой парковки забор уперся в стену каньона. Сьюзен достала кусачки для проволоки. Она раскрыла их и приготовилась делать проход, когда Мартин схватил её за запястье, предостерегая  от прикосновения к забору.
– Под напряжением, - прошептал он. – Дрезден.
Я фыркнул. Теперь, когда он указал на это, я и сам почувствовал электричество - еле слышное гудение висело в воздухе, заставляя волоски на моих руках приподняться. Околдовать что-то, содержащие микрочипы очень просто. Помешать потоку электричества, проходящего через металл  значительно сложнее. Я наложил свой лучший сглаз  на провода в том месте, где они соединялись с линией электропередачи, и был вознагражден резким запахом паленой резины. Мартин потянулся и коснулся забора тыльной стороной ладони. Электричество его не ударило. (К сожалению    Класс )
- Все в порядке, - прошептала Сьюзен и начала орудовать  кусачками, прорезая  путь вовнутрь. При этом она старалась попадать в такт с завываниями ветра, который выводил крещендо и скрывал щелчки ножниц. – И где обещанное отвлечение внимания?
Я подмигнул ей, поднял  жезл, просунул его между звеньями забора  и тщательно прицелился. Затем я глянул на вышку и, убедившись, что охранник не смотрит на нас, прошептал, - Fuego, fuego, fuego, fuego.
Крошечные шары зловещего красного цвета исчезали сквозь забор в сторону стоянки для автомобилей. Мой прицел оказался хорош. Маленькие сферы зашипели и проплавили себе путь через крылья нескольких транспортных средств и взорвались в бензобаках под ними.
Результат был предсказуем. Бензобак взрывается не так громко, как настоящая бомба, но когда вы стоите на расстоянии нескольких ярдов от взрыва, их достаточно тяжело различить. Раздалось несколько быстро нарастающих глухих хлопков, пламя от вспыхнувших автомобилей осветило округу.
Охранник на вышке начал кричать что-то в радио, но очевидно не смог получить ответа. Неудивительно. Вторая камера располагалась на вышке и порча, которая испортила её, очевидно, зацепила и его радио. Пока он был занят, Сьюзен, Мартин и я проскользнули через проход в заборе и, прячась в тени, прокрались к темной нише у входа в хранилище.
Машина, припаркованная между двумя пылающими автомобилями с легким хлопком воспламенилась, делая вечер еще более светлым. Спустя несколько секунд вокруг хранилища начали вспыхивать красные огоньки, и зазвучала тревожная сирена. Огромная металлическая дверь, ведущая внутрь хранилища, начала подниматься вверх, совсем как гаражные ворота.
Двое патрульных и их временно-ручная немецкая овчарка выбежали  первыми, а спустя мгновенье следом за ними выскочили около дюжины парней одетых в такую же униформу или по крайне мере в её части. Это выглядело так, словно часть из них выпрыгнула из кроватей и схватила то, что попалось под руку. Несколько парней тащили огнетушители, как будто они могли справиться с таким большим пожаром. Удачи вам в этом, мальчики.
В тот момент, когда последний из них миновал нашу позицию и в спешке направился к горящим автомобилям, я ринулся вперед, полностью сосредоточившись на завесе и надеясь, что Мартин и Сьюзен держаться достаточно близко. Они так и поступили. Мы прошли через большую гаражную дверь и направились вниз по длинному пандусу, ведущему вглубь хранилища.
- Идите вперед, - крикнул Мартин. Он поспешил к контрольной панели на стене и щелкнул по нескольким переключателям. – Я закрою дверь.
- Но так, чтобы мы смогли открыть её, когда будем выбираться, - пробурчал я.
- Да, Дрезден, - сказал Мартин решительно – Я делал это на протяжении шестидесяти лет до того, как ты родился.
- Лучше скинь эту невидимую штуку, Гарри, - сказала Сьюзен. – То, что мы ищем, может быть в компьютере, так что…
- Так что мне нужно придержать магию до тех пор, пока мы это не выясним. Принято.
Мы направились вперед. Пещера простиралась глубоко внутрь скалы; мы прошли около сотни ярдов, не считая четырех сотен ярдов спуска по спиралевидному пандусу. Воздух становился холоднее, чего и следовало ожидать под землей
Более того, в нем ощущался четкий духовный холод. Злобные энергии кружили вокруг нас - меленные и вязкие, как полузамерзший мед. Было что-то темно, злорадное,  вызывающее в моем уме изображение старого, скупого Дракона, лежащего в жадной дремоте на  кровати из сокровищ. Что, должно быть, было причиной, по которой Красная Коллегия спрятала здесь темные сокровища. Окружающая энергия как эта, не была прямо опасна для кого-либо – но при самом  небольшом усилии, она  ревностно защитит и сохранит волшебные орудия, успешно противостоя  течению времени.
Пандус уперся в большое помещение, которое напомнило мне внутренние коридоры стадиона. Перед нами было три двери. Одна была слегка приоткрыта и на ней читалась надпись «КАЗАРМА». Другая была закрыта, и надпись на ней гласила, «АДМИНИСТРАЦИЯ».
Последняя - большая, стальная  дверь, была украшена табличкой «ХРАНИЛИЩЕ». Бетонная погрузочная рампа, покрытая по краям желтыми и черными полосами,  располагалась перед нами, на высоте облегчающей выгрузку из транспортных грузовиков, таких, как припаркованный поблизости.
Ах, да  и было два охранника, стоящих перед дверью хранилища с враждебно выглядящими дробовиками.
Сьюзен не колебалась. Она с  почти сверхъестественной скоростью бросилась вперед,  и один из охранников упал на пол, прежде чем он понял, что оказался в бою. Второй успел развернуться ко мне и открыть огонь из своего оружия. В  лихорадочной спешке он не прицеливался.  Люди делают большую рекламу дробовикам утверждая, что из них  можно поразить абсолютно все, на что только вы наведете ствол, но это не так. Это  требует значительного опыта использовать дробовик под давлением, и впавший в панику охранник его не имел.  Дроби гудели вокруг меня, как сердитые осы,  я сделал три быстрых шага влево и спрятался за открытой дверью  казармы, уходя с линии огня.
Со стороны хранилища раздался треск, как от удара чего-то твердого, например рукоятки оружия о череп, и Сьюзен  прокричала:
- Чисто.
Я беспечно вышел из  пустой казармы. Оба охранника лежали оглушенные у ног Сьюзен.
– Боже, я хорош, - заявил я.
Сьюзен кивнула и ногой оттолкнула оружие от обоих пребывающих без сознания охранников.
– Прекрасное отвлечение внимания.
Я подошел к ней и посмотрел на дверь.
– Как мы пройдем через неё?
- Мы и не будем через неё проходить. -  Достав маленький набор отмычек, она подошла к двери администрации, игнорируя вход в хранилище. – Нам не нужны их сокровища. Нам нужны всего лишь квитанции.
Я немного изучал науку вскрытия замков, но Сьюзен определенно знала больше меня. Ей оказалось достаточно бросить один взгляд на замок, достать отмычку из набора и открыть дверь так же чертовски быстро, как если бы у неё был ключ. Она распахнула дверь и произнесла:
- Подожди здесь. И не сломай ничего.
Я сложил руки за спиной и постарался выглядеть благочестиво. Улыбка молнией скользнула по ее лицу, быстрая и свирепая, и она скрылась внутри офиса.
Я зашел в казарму. Мои пистолеты покоились вместе с остальной контрабандой в глубине парка Леа, а я принципиально не любил ходить безоружным. Магия чертовски хорошая вещь, когда требуется побуянить, но бывают времена, когда незаменимо огнестрельное оружие. Оно превосходно, если применяется по назначению.
Пара секунд осмотра показали мне несколько вариантов. Во-первых, я поднял большой полуавтоматический пистолет и несколько обойм к нему, после беглого осмотра я положил их в карман плаща. Затем я заметил на стойке штурмовую винтовку и обнаружил, что к ней подходят  два магазина, которые лежали  рядом.
Винтовки не были моей сильной стороной, но я знал достаточно, чтобы проверить патронник и убедиться в том, что там нет патрона. Я так же проверил предохранитель и перекинул через плечо нейлоновый ремень. Затем я вернулся к двери администрации,  ожидая новостей снаружи.
Сьюзен разразилась бранью на нескольких языках. Она появилась секунду спустя и рявкнула:
- Пусто. Кто-то побывал здесь первым. Они стерли все связанное с перемещением грузов меньше чем три часа назад.
- Как насчет бумажных копий? – спросил я.
- Гарри, - нахмурилась Сьюзен. – Ты слышал когда-нибудь про безбумажные офисы?
- Ага, - сказал я. – Это как Йети. Кто-то рассказывает, что он знает кого-то, кто видел что-то, но ты никогда не видел его сам. – Я запнулся и продолжил. – Хотя полагаю, я действительно видел Йети и он выглядел как приличный малый, но метафора все еще работает. Вспомни, кто владельцы этого места. Ты думаешь, кто-то вроде герцогини компьютерный асс? Поверь мне. Если тебе пара сотен лет, у тебя будут копии всего хотя бы в трех экземплярах.
Сьюзен приподняла брови и кивнула.
– Ладно. Приступим, в таком случае.
Мы зашли внутрь и обыскали офис. Там было множество файлов, но у нас был  идентификационный номер отгрузки магических артефактов (000937, если это имеет значение), поэтому была возможность быстро перебрать их. На выходе мы снова получили ноль. Кто бы ни заметал следы, он сделал это хорошо.
- Проклятье, - тихо сказала Сьюзен дрожащим голосом.
- Спокойнее, - отозвался я. – Спокойнее. Мы пока еще не перебрали все варианты.
- Это был наш единственный след, - вздохнула она.
Я ободряюще сжал её руку и произнес:
-  Поверь мне.
Она чуть-чуть мне улыбнулась. Я мог видеть слезы в её глазах.
- Идем, - я махнул головой. – Давай выберемся отсюда, прежде чем прибудет кавалерия. Ох, держи. – Я вручил её штурмовую винтовку.
- Это так заботливо с твоей стороны, - сказала она, улыбаясь более широко. Её рука пробежала по оружию, проверяя патронник, так же как поступил и я чуть ранее,  только ее движения были  более быстрые и плавные.  – А я для тебя  ничего  не приготовила.
Я повернулся и глянул на прицепной фургон, затем подошел к его грузовой двери.
– Здесь. Откроешь эту дверь для меня?
Она достала отмычки и сделала это за меньшее время, чем потребовалось мне, для того чтобы озвучить свою  просьбу.
Внутри обнаружилось несколько длинных ящиков, стоящих вертикально, и спустя секунду я понял, что это были гардеробные боксы. Я открыл один и…
И обнаружил длинный плащ  сделанный из  белых и зеленых перьев, висящий на маленькой вешалке в центре бокса. На взгляд он мог весить более пятидесяти фунтов. Весьма тяжелый наряд. Рядом крепилась палка с вырезанными на рукояти пиктограммами, оббитая острыми, как лезвие  кусочками обсидиана. Я не был силен  в этой редкой форме письменности, но я узнал её  и также понял, что это не был древний артефакт. Это было вырезано в течение нескольких  прошедших  десятилетий.
- Это церемониальный костюм Майя, - пробурчал я, нахмурившись.- Зачем загружать это в готовый к отбытию грузовик…?
Тут меня осенил ответ. Я повернулся к Сьюзен, и мы обменялись понимающими взглядами. Она подошла к кабине грузовика и, скрылась внутри, затем вытащила оттуда спортивную нейлоновую сумку, в которую начала  лихорадочно  запихивать какие-то вещи.
- Что ты обнаружила?- окликнул я ее.
- Потом, нет времени, - отрывисто ответила Сьюзен.
Мы поспешили обратно по пандусу к Мартину.
Большая дверь выглядела так, словно пыталась пересилить сама себя. Она вздрагивала и скрипела в попытках подняться, но Мартин делал что-то с парой проводов на разбитой панели, и она вновь падала вниз. Я увидел, как охранники пытаются просунуть  оружие под дверью для выстрела наугад, но Мартин не давал им такой возможности, пресекая любые попытки прицельными выстрелами пистолета с глушителем.
- Наконец-то, - бесстрастно произнес Мартин, когда мы подошли к нему. – Они пытаются проникнуть внутрь.
- Проклятье, - выругался я. – Я полагал, они дольше провозятся с пожаротушением
Я осмотрел пустой туннель. Я устал и замерз. Будь я  свеженький, я бы без проблем прорвался через кучку ребят с автоматическим оружием – учитывая, что все они передо мной. Но я был уставший, и это кое-что значило. Малейшее колебание в концентрации и щит станет пористым и прогнется. И я наверняка схлопочу кучу пуль. Пыльник остановит большую их  часть, но это не сможет длиться вечно, и у меня не было ничего, чем бы я мог прикрыть голову.
- Планируем план Б, - сказал я. – Право, нам нужен план Б. Если бы у нас была тачка, это было бы здорово...
Сьюзен громко хохотнула; меня осенило, и я повернулся к ней с горящими глазами.
- У нас есть отличный большой грузовик, -  ухмыльнулась Сьюзен.
- Тогда почему вы не внесли его в список наших активов? – воскликнул я с плохим британским акцентом. – Вперед!
Сьюзен исчезла в глубине туннеля, двигаясь пугающе быстро.
- Мартин, - скомандовал я. – Держись позади меня!
Как только он сделал это, я поднял  левую руку и поставил простой физический щит; через пять или шесть секунд дверь поднялась на два фута от земли и несколько лежащих стрелков открыли огонь по первому человеку, которого они увидели – меня.
Я держал щит, поскольку дверь продолжала подниматься, и пули рикошетили с концентрическими кругами света, расплывающимися по невидимой обычно поверхности щита. Напряжение от удержания щита нарастало по мере того, как все больше охранников присоединялось к стреляющим. Я увидел, как один бедолага повалился на землю, схлопотав рикошет в живот, но у меня не было ни времени, ни желания чувствовать сожаление. Я оскалил зубы и держал щит, так как охранники остервенело, продолжали стрельбу по нему.
Затем раздался рев большого двигателя, и Сьюзен повела грузовик вперед, как какого-то обезумевшего бизона, нацелившись на группу охранников, блокирующих выход.
Мужчины закричали и бросились в разные стороны, пытаясь избежать столкновения с грузовиком. 
Наверх
« Последняя редакция: Июнь 3, 2010 :: 11:43pm от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #65 - Май 31, 2010 :: 11:13pm
 
Не ожидая  команды Мартина, я начал двигаться, как только грузовик с ударом вписался в поворот, а его дальний конец занесло в смертельной, скользящей дуге. Мы воспользовались царившим беспорядком и рванули к кузову, который Сьюзен предусмотрительно оставила открытым.
Один из наиболее проворных охранников попытался повторить наш трюк, но  Мартин, разгадав его намеренье,  прострелил ему ногу из своего маленького пистолета. Мужчина закричал и упал, а грузовик тем временем набирал скорость. Сьюзен до упора утопила педаль газа, завизжали разрываемые металл и колючая проволока, когда она протаранила секцию забора и выехала на открывшийся простор долины. Она незамедлительно развернулась в сторону нашей точки бегства, и грузовик, подпрыгивая и грохоча, помчался прочь от хранилища.
Остальное выеденного яйца не стоило.
Мы вернулись к нашей точке восхождения, выпили остатки летательного зелье, и поднялись по скалистому склону каньона как горные козлы. Или возможно белки. В любом случае это сделало подъем по склону в восемьдесят градусов не сложнее чем подъем по длинной лестнице.
- Гарри, - попросила Сьюзен, тяжело дыша, когда мы достигли вершины. – Мог бы ты сжечь этот грузовик для меня?
- С удовольствием, - хмыкнул я, и расправился с грузовиком тем же способом, что и с машинами на парковке. Через тридцать секунд раздался взрыв, и Сьюзен  удовлетворенно кивнула.
- Отлично, - сказала она. – Хорошо. Будем надеяться,  это сделает для них сложнее осуществить то, что они задумали.
- Что вы обнаружили? – спросил Мартин.
- Ритуальные костюмы майя, - ответил я. – Не основные вещи, но из того же рода. Реквизиты. Они были в грузовике, который должен был выезжать следующим.
Сьюзен зашуршала в нейлоновой сумке и достала клочок бумаги.
– Отчет о погрузке, - пояснила она. – Груз номер 000938. Следующая исходящая партия после начальной отгрузки, и она должна была отправиться спустя два дня после отбытия оригинального груза.
Мартин прищурил глаза, размышляя.
– Если это направлялось в то же место, куда и первый груз…
- Это означает, что мы можем сделать очень вероятное предположение о том, что где бы ни происходило действие, это будет на расстоянии двух дней пути, - подумав, сказал я. – Это даёт вампирам достаточно времени, чтобы принять первый груз, понять все ли на месте, и востребовать со второй отгрузкой недостающие предметы.
Мартин кивнул.
– Итак? Где они?
Сьюзен копалась в содержимом нейлоновой сумки.
  – Мексика, - сказала она и подняла паспорт США, предположительно фальшивый (ведь большинство людей не вкладывают паспорта в желтый конверт, вместе с бумажником, полным подозрительно новых мексиканских наличных)
– Она собирались отвезти эти плащи и прочие вещи в Мексику.
Я хмыкнул и пошел в сторону Пути. Мартин и Сьюзен держались позади меня.
- Гарри? Того, что мы уничтожили, хватит, чтобы остановить их?
- Это побеспокоит их, - сказал я спокойно. – Немного, но побеспокоит.
Настоящая магия не нуждается в костюмах. Это люди, которые делаю её, нуждаются в них. Итак, можно заменить любые шестидесяти фунтовые попугайские плащи, а при особо сильном желании можно провести ритуал даже без них.
- Они узнают, кто здесь был, - произнес Мартин. – Слишком много людей видело нас. Внутренние камеры тоже могли что-нибудь заснять.
- Хорошо, - криво усмехнулся я. – Я хочу, чтобы они знали. Я хочу, чтобы они знали, что их самые безопасные места не безопасны.
Сьюзен издала рычащий звук, который стоило расценивать как одобрение.
Даже рот Мартина скривился в маленькой холодной улыбке.
– Итак, кроме испорченного сна кое-кого из Красной Коллегии, что мы  фактически тут достигли?
- Мы узнали, где они собираются провести  ритуал, - ответила ему Сьюзен.
Я кивнул.
– Мексика.
- Ну, - скривился Мартин. – Я полагаю, это уже кое-что.
Наверх
« Последняя редакция: Июнь 4, 2010 :: 12:10am от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #66 - Май 31, 2010 :: 11:14pm
 
Глава 18
Госпожа Спанкелкриф была фантастической домохозяйкой. Она жила на первом этаже старого дома; редко покидала свою квартиру, была практически глухой и, как правило, не совала свой нос в мои дела, пока получала чеки за аренду – которые в последнее время  поступали вовремя или даже чуть раньше.
Маленькая армия сумасшедших, сильных зомби штурмовала мою квартиру, не потревожив её покой, наверное, потому что они были достаточно любезны, сделав это сразу после заката, после того как она отправилась спать. Но я подозреваю, совместный визит полицейских и ФБР был намного громче. Когда Молли припарковала Голубой Жучок на маленькой гравийной парковке, я увидел её - медленно поднимающуюся по ступенькам моей квартиры,  тяжело опираясь  на трость. На ее плечи был накинут теплый платок поверх  мягкого синего домашнего халата – октябрьские ночи прохладны. Светло-синие глаза встревожено блестели.
- Вот ты где, - воскликнула она раздраженно. – Я звонила тебе домой весь вечер, Гарри.
- Извините, миссис С, - слегка поклонился я. – Меня не было.
Я не думаю, что она хорошо расслышала мои слова, но она не была глупой.
– Очевидно, что тебя не было, - буркнула она. – Что случилось с твоей хорошей новой дверью?  Она, просто, широко распахнута! Если пройдет еще одна сильная гроза, дождь зальет все внутри и  по стенам расползется плесень, прежде чем ты успеешь сказать Джек Робинсон.
Я развел руками и сказал так громко,  насколько только смог, чтобы не переходить на крик:
– Это была небольшая путаница с полицией.
- Нет, - сказала она, - условия аренды весьма четкие. Ты ответственен за любые повреждения нанесенные квартире, пока ты арендуешь её.
Я вздохнул и кивнул.
– Я все починю завтра.
- Ох, не горюй так из-за этого неприятного сюрприза. Ты, в общем-то, хороший человек. – Она перевела взгляд с меня на Молли, Сьюзен и Мартина. – Большую часть времени. И ты расчищал дорожки, когда была метель.
Я улыбнулся ей, что надеюсь, выглядело, как извинение.
– Я позабочусь о двери, мэм.
- Хорошо, - кивнула она. – Я надеюсь, ты так и сделаешь. Я приду, проверю через несколько дней.
Мыш возник из темноты, даже не запыхавшись после бега за Голубым Жучком. Он незамедлительно подошел с миссис Спанкелкриф, уселся, и протянул ей правую лапу для пожатия. Она была такой крошечной, а пес таким большим, что ей практически не пришлось наклоняться, чтобы взять его лапу. Она широко улыбнулась, потрясла лапу, и затем нежно похлопала его по голове.
– Ты можешь много сказать о человеке по тому, как он обращается со своей собакой, - улыбнулась она мне.
Мыш подошел ко мне сел, довольно сопя, и нежно прислонился плечом к моему бедру, из-за чего я немного пошатнулся.
Миссис Спанкелкриф кивнула удовлетворенная и повернулась, собираясь уходить. Потом она остановилась, прошептала что-то сама себе, словно о чем-то вспомнила и, порывшись в кармане халата, достала белый конверт.
– Я почти забыла. Это лежало у тебя на ступеньках, мальчик.
Я взял его у неё с вежливым кивком.
– Спасибо вам, мэм.
- Пожалуйста. – Она вздрогнула и чуть плотнее затянула шаль вокруг себя. – Куда катится мир? Люди выламывают входные двери.
Я бросил взгляд на Молли, которая кивнула и сразу же подошла сбоку к миссис Спанкелкриф, протягивая ей руку для поддержки. Моя домохозяйка взялась за неё, говоря:
- Благослови тебя Господь, дитя. Моя рука с тростью так устала на пути вниз.
Молли улыбаясь, повела миссис Спанкелкриф по маленькой лестнице к входной двери в её квартиру.
Мыш мгновенно направился вниз, тщательно принюхиваясь. Затем он повернулся ко мне и вильнул хвостом. Никакие сюрпризы не подстерегали меня в моей разрушенной квартире. Я смело вошел, небрежным движением руки  пробудил к жизни огонь и, подойдя к камину, спешно открыл конверт.
Внутри был сложенный лист бумаги и второй маленький конверт, на котором  плавным почерком Люччио, было написано: « ПРОЧТИ  МЕНЯ ПЕРВЫМ». С него я и начал:
«Если ты получил это письмо, это - потому что кто-то воспрепятствовал моему контакту с тобой. Ты должен предполагать, что я полностью выбыла из игры.
Передавший это письмо, тот человек, которому я доверяю больше всего из Стражей, находящихся в Эдинбурге. Я не знаю подробностей моей нейтрализации, но ты можешь слепо доверять его рассказу,   я нахожу, что его суждения являются необыкновенно  здравыми в  субъективных вопросах
Удачи, Гарри.
- А-»
Я задумчиво посмотрел на записку, и  очень медленно вытянул второй лист бумаги. Он был исписан печатными буквами, такими аккуратными, что они больше походили на печатный шрифт, а не на почерк.
Привет, Дрезден.
Люччио хотела, чтобы я доставил тебе это сообщение, на тот случай, если с нею что-либо случится. Не имею ни малейшего представления о содержимом её письма, но я должен сообщить тебе информацию, которой владею.
И боюсь, это будут не приятные новости. Совет выглядит так, словно  медленно сходит с ума.
После твоего скандального появления во время выступления Кристоса случилось множество отвратительных вещей. Несколько молодых Стражей были пойманы во время дебатов в своей компании, где они обсуждали, стоит ли  устранить герцогиню в Эдинбурге, чтобы гарантировать продолжение военных действий.  В конце концов, они понимали, что вампиры не будут просто так просить о мире, если они еще могут сражаться. По приказу Кристоса, они были арестованы и взяты под стражу  старшими членами Совета, ни один из которых не был Стражем, чтобы «Препятствовать их действиям по дестабилизации дипломатических переговоров».
Об этом узнал Рамирес и я подозреваю, что, ты можешь догадаться что его «испанская  ради Америки» реакция была больше страстной, чем рациональной. Он и несколько его друзей, (только один, из которых был  здравомыслящим человеком), вломились в крыло, где удерживались Стражи – что привело к их поимке  (естественно, кроме вышеупомянутого гения) и аресту. Так что теперь - они тоже находятся в камере.
Здесь все в отчаянии. Никто не может найти никого из Совета Старейшин, кроме Кристоса, который весьма деловито пытается спасти нас от нас самих, подлизываясь к герцогине Арианне. Цепочка командования у Стражей полностью разрушена. Капитан Люччио направилась к Кристосу потребовать  освобождения своих людей, и пропала, так же как, примерно, сорок процентов наиболее опытных Стражей.
Она просила меня сообщить тебе, что ты не должен возвращаться в Эдинбург ни под каким предлогом до тех пор, пока Совет Старейшин не разгребет этот бардак. Она не уверена в твоей безопасности.
Она так же хотела, чтобы я сказал тебе, что  Ты - сам по себе.
Я постараюсь сообщать тебе о дальнейшем развитии событий, если не  исчезну, как они..
« Конь»
ПОСТСКРИПТУМ.  Да, ведь я, фактически, могу использовать любые слова для своей выгоды. Любые, которые пожелаю. Этот язык английский. Я англичанин. Следовательно, моё мнение имеет значение, колониальный  неуч.»
Я снова перечитал письмо, на этот раз более медленно. Затем я сел на каминную доску и с трудом проглотил ком в горле.
« Боевой Конь» была кличка, которую  я дал  Стражу Чандлеру, отвечающему за безопасность в Эдинбурге, одному из охранников штаб-квартиры Белого Совета. Насколько я знал, он был из ребят, работающих плечом к плечу  с Анастасией в самых крутых передрягах, и которому она полностью доверяла: он один стоил полудюжины.
Только мы с ним присутствовали при беседе, во время которой я дал ему эту кличку. Он всегда был одет в аккуратный костюм и котелок и носил зонтик, как аксессуар.  Настоящий английский джентльмен  – так что сама подпись  говорила о его честности. Да и  легкомысленный тон  соответствовал  Чандлеру. Так же я знал почерк Анастасии, и к тому же бумага, на которой было написано её письмо, пахла одними очень мягкими, очень изысканными духами, которые она предпочитала.
Послание было правдивым, настолько это могло быть при данных обстоятельствах.
Что означало- у нас возникла реальная проблема.
Белый Совет имел зловещую репутацию не просто, потому что был способен вступить в прямую схватку с врагом, но и так же потому, что обладал огромным экономическим потенциалом. Я имею в виду, что не надо быть гением, чтобы разбогатеть, после  двухсот пятидесяти лет  начисления процентов и открытой торговли. Существовала  целая команда экономических воинов Белого Совета, которые непрерывно изыскивали пути для защиты инвестиций Совета от вражеских экономических интересов, финансируемых другими долгоживущими существами, например вампирами. Такие деньги могут купить большое влияние. Кроме этого Совет мог сделать мир очень неуютным местом для того, кто вызовет их недовольство, примерно миллионом способов, даже не применяя для этого магию. В Совете были люди, которые могли вести грязную игру  с самыми жестокими умами в истории.
В целом это было похоже на колосса, организация такая же неизменная и неподвижная, как огромное и древнее дерево, наполненное жизнью, силой; с корнями, уходящими глубоко в землю, способное пережить самые страшные катаклизмы, которые могли разразиться на земле.
Но все это: власть, деньги, влияние, вращались вокруг  одного основного критического понятия – каждый член Белого Совета согласованно  играл свою партию. Или, по крайней мере, так  казалось окружающим. И это было по большей части правдой. Мы могли ссориться и вести двойную игру  друг с другом в мирное время, но когда появился общий враг, мы сомкнули  ряды. Черт, они проделали это даже со мной, и большая часть Совета думала, что я  новое пришествие Дарт Вейдера. Но по большему счету, когда появились монстры, я полагаю, большинству из них втайне нравилась мысль иметь Вейдера в команде. Они не любят меня, и никогда не будут, и мне не нужна их любовь, чтобы сражаться на их стороне. Когда дела пошли трудно, Совет объединился.
Но только не в этот раз.
Я смотрел на сложенное письмо и у меня,  внезапно, возникло инстинктивное впечатление, словно я наблюдал за тем, как огромное дерево начало падать. Вначале медленно, так казалось из-за его гигантской высоты – оно падало, разрушая все, что пряталось под его кроной.
Я был полностью вымотан, что, наверное, объясняло, почему обдумывая эту мысль, я не проявил никакой эмоциональной реакции. Это должно было до чертиков меня испугать и заставить взвыть от отчаянья. Но нет.
Сьюзен подошла ближе и стала возле меня.
– Гарри. Что случилось?
Я смотрел в огонь.
– Белый Совет не поможет нам найти Мэгги, - сказал я спокойно. – Там произошло множество событий. Они будут бесполезны для нас.
После всего того, в чем они незаслуженно обвиняли меня; после всех тех случаев, когда я рисковал для них своей шеей; в тот момент, когда они нужны мне, действительно нужна их помощь, их не будет рядом.
Я увидел, как мои руки, не спрашивая моего мнения, скомкали конверт и письмо. Я швырнул их в огонь и сердито смотрел, как они горят, не замечая, что огонь в камине увеличился втрое от обычной высоты, пока бело-голубой блеск пламени не начал слепить мне глаза. Отвернуть чуть-чуть в сторону лицо было, как повернуть вентиль газовой горелки – пламя сразу же уменьшилось до нормального размера.
Контроль, идиот, напомнил я себя. Контроль. Ты - заряженное оружие.
Все молчали. Мартин сел на один из диванов и чистил свой маленький пистолет на кофейном столике. Молли стояла возле дровяной печки, помешивая что-то в котелке.
Сьюзен, стараясь не касаться меня, присела рядышком и сложила руки на коленях.
– Что у нас осталось?
- Личности, - ответил я спокойно.
- Я не поняла, - она подняла бровь.
- В целом  люди потерпели поражение, - устало пояснил  я. – Но личности могут быть экстраординарным. Я обратился к Совету. Я рассказал им, что сделала Арианна. Я обратился к группе людей, надеясь на помощь. Ты увидела, что случилось. Итак… теперь я поговорю с индивидуальностями.
- С кем? – спросила она меня тихо.
- Личностями, которые могут помочь.
Я почувствовал взгляд её темных глаз - серьезный и глубокий.
– Некоторые из них не очень привлекательны, я полагаю.
- Очень немногие из них, честно говоря, - буркнул я.
Она сглотнула.
– Я не хочу, чтобы ты подвергал себя опасности. Эта ситуация произошла не по твоей вине. Если кто-то и должен заплатить, то я должна быть единственной, кто сделает это.
- Это не работает таким образом, - негромко ответил я.
- Он прав, - подтвердил Мартин. – Для примера: Ты расплачиваешься за то, что он не отговорил тебя от действий против Красной Коллегии.
- Я сама сделала свой выбор, - резко ответила Сьюзен.
- Основанный на  предположениях, - сказал я спокойно. – Ты сделала выбор, не имея достаточной информации. Я мог дать её тебе, но я этого не сделал. Эта ситуация не твоя вина.
Она со смирившимся выражением лица покачала головой.
– Я полагаю, у нас сейчас нет времени, чтобы копаться в себе, испытывая чувства вины.
Мартин, прочищающий пистолетный ствол кусочком чистой тряпочки с помощью короткого шомпола,  заговорил тоном человека, читающего мантру:
– Сосредоточьтесь на цели.
Сьюзен кивнула.
– Сосредоточились на цели. С чего мы начнем, Гарри?
- Не мы, - я поправил ее, - я. Я собираюсь спуститься в лабораторию, пока вы вчетвером останетесь наверху и приготовитесь к неприятностям. Уверен, вы предупредите меня, когда они появятся.
- Когда что появится? – Спросила Сьюзен.
- Что-нибудь, такой уж сегодня день.
Молли со встревоженным выражением лица повернулась от печки.
– Что ты собираешься делать, босс?
Я почувствовал, как мои внутренности наполнил клубящийся черный дым, но я нашел в себе достаточно силы, чтобы подморгнуть Молли.
– Я собираюсь сделать несколько междугородных  звонков.
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #67 - Май 31, 2010 :: 11:17pm
 
Глава 19.
Спустившись в лабораторию, я начал расчищать свой магический круг. ФБР и Рудольф не слишком церемонились, сбрасывая вещи на пол, да и я во время своего поспешного сбора и бегства не утруждал себя соблюдением чистоты. Я убрал все из круга и тщательно подмел его  метлой. Когда вы используете круг, как часть ритуальной магии - чистота превыше всего. Любой предмет, который попадает в него, или пролетает сквозь него, ломает  энергию круга. Пыль и другие мелкие частички не разрушат круг, но они понижают его эффективность.
После того, как я закончил уборку, я взял кусок чистой ткани, бутылку спирта и вымыл магический круг с такой тщательностью, словно собирался делать в нём хирургическую операцию. Это заняло у меня около двадцати минут.
Когда с этим было покончено, я открыл старую коробку из-под сигар, хранившуюся на одной из полок, полную речных камней. Все они, кроме одного, были обманками, маскировкой. Я рылся среди них, пока не нашел гладкий кусочек обугленного обсидиана, и вынул его из коробки.
Подойдя к кругу, я сел в него, подогнув под себя ноги, и со слабым усилием воли замкнул круг. Он с еле слышным щелчком ожил, внезапно засияв паутинкой энергии. Круг поможет удержать и настроить магию, с которой я буду работать.
Я положил черный камень на пол перед собой, сделал глубокий вдох, выпрямил спину, и затем начал направлять свою волю. Я старался оставаться расслабленным, глубоко и медленно дыша, тем временем формируя заклинание у себя в голове. Это была весьма деликатная работа, и она, наверное, была мне не по плечу до того, как я начал обучать Молли, контролировать её собственную силу. Сейчас же, тем не менее, это было просто раздражающе сложно.
Как только энергия сформировалась у меня в голове, я сделал глубокий вдох и прошептал:
- Voce, voco, vocius. – Я выждал несколько секунд и  повторил. - Voce, voco, vocius.
Затем последовало несколько минут, в течение которых я сидел там и представлял в своём воображении римский телефон. Я только начал волноваться о том, работает или нет проклятый  камешек, когда лаборатория вокруг меня исчезла в кромешной темноте. Энергетическое поле моего круга стало видимым – светло-голубой свет в форме цилиндра, простирающийся от пола на бесконечную высоту над головой. Свет ничего не освещал вокруг, словно ему не от чего было отражаться.
- Гм, - сказал я, и мой голос отдался странным эхом. – Привет?
- Попридержи своих коней, - сказал издалека сварливый голос. – Я приближаюсь.
Яркая вспышка света мгновенье спустя и прямо передо мной появился цилиндр, аналог моего. В нём в такой же позе, как и я, сидел Эбинизер. Черный камень, близнец моего, лежал перед ним. Эбинизер выглядел усталым. Волосы пребывали в беспорядке, а под глазами появились круги. Он был одет только в пижамные штаны, и я удивился, насколько в хорошей форме он был, невзирая на его возраст. Конечно, он провел по крайне мере, несколько столетий работая на своей ферме. Это держало бы в тонусе мускулатуру у кого угодно.
- Хосс, - сказал он, вместо приветствия. – Где ты?
- У себя дома.
- Как обстановка?
- Мои обереги отключены. У меня есть резервная копия, но я не хочу оставаться тут надолго. В дело втянулись полиция и ФБР, а Красные покушались на меня дважды за прошедшую пару дней. Где вы?
Эбинизер фыркнул.
– Будет лучше, если я не скажу. Мерлин подготавливает  контрудар, и мы пытаемся узнать, как много они знают об этом.
- Когда вы говорите “мы”, я полагаю, вы имеете в виду Серый Совет?
Серый Совет, это было имя, которым нарекли нашу маленькую непослушную организацию, которая возникла внутри Белого Совета. Она состояла из людей, которые могли видеть молний, слышать гром и  признаться себе, что чародеям по всему миру грозит опасность быть уничтоженными или же склониться перед чужими интересами – например Вампирских Коллегий или Черного Совета.
Черный Совет был почти гипотетической организацией. Он состоял из множества таинственных лиц в черных одеждах и призрачной мечтой о  Кольце Всевластия. Им нравилось призывать смертельно опасных демонов из внешней стороны действительности, Иных; проникать и развращать любое сверхъестественное сообщество, до которого они могли добраться. Их мотивы были таинственными, но они вызывали много проблем у Совета и у всех остальных довольно долгое время. Я  сталкивался пару раз с членами их команды, но ни я, ни кто-то другой не имели веских доказательств их существования.
Предостерегающие слухи об их угрозе были встречены с высмеиванием и обвинениями в паранойе большей частью Белого Совета. Вплоть  до прошлого года, когда агент  Черного Совета убил больше чем шестьдесят волшебников и проник так глубоко в Эдинбургскую систему безопасности, что смог промыть мозги более чем 95 процентам персонала в той или иной мере. Даже на Совет Старейшин было оказано воздействие.
Предатель был остановлен, но с большим трудом и высокой ценой. И после этого Совет, наконец, уверовал, что может существовать безликая, безымянная организация, оплетающая своими сетями мир – и неизвестное  количество ее членов, может быть на самом деле членами Белого Совета, скрывающими свои истинные интересы.
Паранойя и недоверие. Они неуклонно нарастали внутри Белого Совета, глава которого, Мерлин, все еще отказывался признать, что Черный Совет был реальностью, из боязни, что наши люди начнут переходить к плохим парням из страха или амбиций. Его решение фактически оказало противоположный эффект на испуганных, нервных чародеев Белого Совета. Вместо того, чтобы открыть правду и кристально четко прояснить ситуацию, Мерлин напустил еще больше мрачности и дыма, из-за чего страх еще шире распространился в умах  чародеев.
Внутри Серый Совет, который состоял из меня, Эбинизера и неустановленного числа других, был организован в ячейки, для предотвращения нашего обнаружения любым из Советов и уничтожения всех нас за один удар. Мы были единственные, кто пытался оставаться нормальным в это безумное время. Это все может очень плохо для нас закончиться. Однако, я полагаю, что некоторые люди не могут просто стоять и смотреть, как происходят плохие вещи. Они должны хоть что-нибудь делать с этим.
- Да, - кивнул Эбинизер. – Это те, кого я имею в виду.
- Я нуждаюсь в  помощи Серого Совета, - начал я.
- Хосс… мы все сидим под Дамокловым мечом, ожидая его падение. События, сейчас разворачивающиеся в Эдинбурге, могут означать конец организованного, законопослушного чародейства. Конец Законов Магии. Это опрокинет нас на века в хаос; человечество захлестнет новая волна направляемых чернокнижниками монстров и нашествие искусственных полубогов.
- По некоторым причинам, сэр, я всегда себя чувствую немного более комфортно,  сидя под этим мечом. Должно быть, все дело в практике.
Эбинизер нахмурился.
– Хосс…
- Мне нужна информация, - сказал я твердым голосом. – Где-то там маленькая девочка. Кто-нибудь знает про то, где она. И я знаю, что Совет может раскопать это что-нибудь. Белый Совет уже захлопнул передо мной дверь. – Я выпятил нижнюю челюсть. – Как насчет Серого?
Эбинизер вздохнул, его утомленное лицо стало более старым.
– То, что ты собираешься сделать… это хорошо и верно. Но не умно. И это урок, который ты пока еще не выучил.
- Какой урок?
- Иногда, Хосс, - сказал он очень мягко, - ты проигрываешь. Иногда темнота забирает кого-то. Иногда монстры убегают, чтобы начать убивать в другой день. – Он покачал головой и посмотрел вниз. – И иногда, Хосс, убивают невинных маленьких детей. И нет, черт побери, ничего, что ты  мог бы с этим поделать.
- Оставить её умирать, - огрызнулся я. – Это то, что вы хотите, чтобы я сделал?
- Я хочу, чтобы ты помог спасти миллионы или миллиарды маленьких девочек, мальчик. - сказал он голосом который начинал походить на жесткое, суровое рычание – Не выбрасывай множество ради одного.
- Я не собираюсь оставить её одну, - рявкнул я. – Она…
Эбинизер сделал жест правой рукой, и мои голосовые связки просто перестали работать. Мои губы шевелились. Я мог свободно вдыхать и выдыхать – но я не мог говорить.
Его темные глаза вспыхнули от гнева -  выражение, которое я редко видел на его лице:
– Проклятье, мальчик, ты должен быть умнее! Ты разве не видишь, что ты делаешь? Ты даешь Арианне именно то, что она хочет! Ты танцуешь как марионетка на её ниточках! Реагируешь в точности, таким образом, как она хочет и это убьет тебя!
- Я давным-давно говорил тебе, что быть настоящем чародеем означает жертвовать. Это означает знать вещи, которых никто не знает, - сказал он, все еще ворча. – Я говорил тебе, что это означает, что возможно тебе предстоит действовать, и действовать правильно, даже если весь мир будет против тебя. Или что тебе придётся делать ужасные, но необходимые вещи. Ты помнишь это?
Я помнил. Четко. Я помнил запах костра на привале, возле которого мы тогда сидели. Я кивнул.
- Вот так ты узнаешь, кто ты на самом деле, - сказа он жестким и ровным голосом. – Есть множество дел, которые нужно сделать, и почти нет времени, не говоря уже про то, чтобы тратить его с тобой на второстепенные вещи, ты и так должен это знать. – Он закрыл глаза и сделал глубокий вдох, словно восстанавливал свой самоконтроль. – Встреть меня в укрытии в Торонто, через двенадцать часов. – Он говорил голосом, наполненным абсолютной властью, который я слышал от него несколько раз в своей жизни. Он ожидал выполнения своего приказа.
Я отвернулся от него. Краем глаза я увидел, как он снова нахмурился, потянулся вниз и поднял свой черный камень – и внезапно я оказался снова сидящим на полу в моей лаборатории.
Утомленно подняв  связной камень и положив его в карман, я откинулся на спину и лег на пол, разрушая круг, который создал до этого, и  задумчиво глядя в потолок. Я повернул голову влево и посмотрел на зеленую - очень толстую, с переплетом из трех железных колец - папку, где я хранил все свои знания о существах, которые я мог призвать из Небывальщины.
Нет.
Я оторвал взгляд от папки. Если ты призываешь кого-то для информации, ты должен быть готов заплатить их цену. Она всегда разная. И никогда не бывает приятной.
Эта мысль пугала меня.
Наступило   время, которого дожидались эти существа. Момент крайней нужды, такой нужды, что я мог согласиться практически на все, если это спасет ребенка. Для неё, я мог заключить сделку, на которую иначе никогда бы не пошел.
Я мог даже призвать…
Я одернул себя до того как успел даже про себя произнести имя Королевы Воздуха и Тьмы. Остановил себя из страха, что она может что-то почувствовать и начать действовать. Она ненавязчиво и терпеливо искушала меня на протяжении многих  лет. Я иногда задавался вопросом: почему она не приложит больше усилий, чтобы я поддался на её предложение? Она, несомненно, могла так сделать, если бы пожелала.
Теперь я понял. Она знала всё это время, что рано или поздно, придёт день, когда моя жажда будет сильнее, чем осторожность. У неё не было причин танцевать вокруг да около сладких искушений и подсылать их, заманивая меня в ловушку. Все что она должна была сделать, это просто немного подождать. Это был холодный, логический расчет – и это было очень в её стиле.
Но были и другие существа, которым я мог задать вопросы.  В светло-синей папке, лежавшей поверх зеленой, хранилась информация о существах менее могущественных и осведомленных, и соответственно с более низкими расценками. Казалось маловероятным получить что-то стоящее от них, но ты никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.
Я потянулся в синей папке и приступил к призыву существ, надеясь получить ответы.
После трех часов призывов и расспросов я получил абсолютный ноль. Я говорил с крошечными духами природы в форме трио крошечных пищащих сов; и духами-посланниками, которые курьерами сновали между враждебными королевствами Небывальщины. Ни один из них ничего не знал. Из мира духов я призвал пару особенно любопытных призраков, живущих вокруг Чикаго;  я призвал эльфов Тильвит Тег, с чьим королем я был в хороших отношениях. Я спрашивал духов воды и их родню, видели ли они Мэгги; я  вглядывался в мигающие огоньки существ разумного пламени, мысли которых виднелись в изображениях внутри них.
Один из духов огня показал мне картинку, которая продлилась не более трех или четырех секунд -  лицо маленькой девочки, как на фото у Сьюзен, бледной и немного грязной, и дрожащей от страха или холода. Моя дочь протягивала руки к языкам пламени, в попытке согреть их. В профиль, она была больше похожа на свою мать -  большими темными глазами и изящным носом. Я думаю, ей передал мой подбородок, что  придавало её лицу выражение силы или упрямства. В отличие от Сьюзен, у неё была светлая кожа, и в этом она походила больше на своего отца, чем на мать.
Но затем картинка исчезла.
Это было самое большее, чего я достиг.
Я присел на  табуретку после трех часов работы и почувствовал, что я больше вымотался, чем в любое другое время, о котором я мог вспомнить. Я не получил ничего, что могло мне подсказать где она, ничего что могло мне сказать, что ее ожидает. За исключением единственного проблеска знания, что Мэгги всё ещё была жива, я не получил ничего.
Но даже этого  было достаточно. Она все еще дышала.
Держись там, малышка. Папа идет.
Я ещё с минуту устало посидел в лаборатории  на стуле,  размышляя. Затем  потянулся за кусочком бумаги, старым карандашом и написал:

Ива,
Мне нужна твоя помощь.
Это для маленькой девочки, которую удерживают плохие        парни.
Пожалуйста, свяжись со мной.
Гарри Дрезд…
Прежде чем я закончил писать свою фамилию, зазвонил телефон.
Я только что связался с Архивом, которая была магически созданной библиотекой, в которую попадал любой клочок знаний, когда-либо записанный человечеством. Всё это находилось в голове подростка. Все знания человечества в руках девочки, которая должна была пойти в девятый класс в этом году.
Знание - власть и несколько лет назад Архив доказала это. Ребенком, не намного старше  Мэгги, она противопоставила свою магию против навыков существ с многовековым опытом, и по большей части, обыграла их. Она была опасным для здоровья могущественным ребенком, и хотя она всегда вела себя как зрелая сорокалетняя женщина, я видел проблески детства из-под тяжелейшего бремени Архива. Я знал, что может произойти, если ребенок станет руководить Архивом. Это, наверное, могло выглядеть  как эпизод из Сумеречной Зоны-  с чудовищным маленьким ребенком, обладающим суперсилой.
Снова зазвонил телефон. Я вздрогнул и поднял трубку. Мы провели линию  в лабораторию, и теперь старый дисковый телефон стоял на столе Молли, удобно оказываясь под рукой в таком хорошо организованном месте.
– Алло?
- Это Кинкейд, - произнес приятный баритон. Кинкейд был водителем Ивы, телохранителем, поваром, и все остальным, вплоть до плюшевого мишки. Он был единственным смертным наемником, который вызывал во мне ужас, и одним из относительно немногих людей, которых я одинаково не любил и доверял. Он однажды описал способ, которым, если ему придется, он меня убьет, и я должен признать, что у него были прекрасные шансы на успех.
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #68 - Май 31, 2010 :: 11:18pm
 
Он был жестким, умным, опытным и поступал согласно кодексу чести наёмника – тот, кто нанимал его, получал его тело и разум, и если он брался за контракт,то никогда не отменял его.
- Дрезден, - ответил я. – Эта линия вероятно прослушивается.
- Я знаю. – буркнул Кинкейд. – Чего ты хочешь?
- Мне нужно отыскать ребенка. Она была похищена Красной Коллегией несколько дней назад. Мы подозреваем, что её удерживают где-то в Мексике.
- Где-то в Мексике? – переспросил Кинкейд,  я мог слышать, как он ухмыляется. – Ты попытаешься обойти всю округу,  громко крича её имя?
- Я собираюсь туда, - отрезал я. – Послушай, она знает что-либо об этом, или нет?
Кинкейд закрыл чем-то микрофон, наверно  рукой. Я услышал его низкий, гулкий голос, когда он задавал вопрос. Мне показалось, я услышал легкий, звонкий сопрано, отвечающий ему.
Кинкейд возвратился к телефону и произнес:
- Ива сказала - она не может вмешиваться. Что дело, которым ты занимаешься, смертельно опасно. Она не смеет нарушать равновесие из страха изменения результата.
Я издал рычащий звук.
– Черт подери, Кинкейд. Она должна мне услугу. Напомни ей кто пришел и забрал её от этих гребаных, сумасшедших Динарианцев.
Голос Кинкейда стал тише, более серьезнее.
– Поверь мне, она помнит, Дрезден. Но она не свободна,  разделить свои  знания, например, с тобой или со мной. Когда она сказала, что не может ничего рассказать тебе, она говорила буквально. Она физически не может допустить, чтобы подобная информация покинула её голову.
Я ударил ладонью по стене и прислонился к ней, закрыв глаза.
– Скажи ей, - попросил я, - что у меня должна быть эта информация. Если она не поможет мне, я обращусь к другим источникам. К тем, что в моей зеленой папке.
Кинкейд снова с кем-то заговорил. На сей раз я, определенно, услышал голос Ивы, отвечающей ему.
- Она не может сказать тебе, где девочка, - произнес Кинкейд твердо, с намеком на сталь в голосе, предупреждая меня не давить слишком сильно. – Но она сказала, что может указать тебе на того, кто может.
- Любая помощь будет весьма кстати, - сказал я, облегченно вздыхая.
- Она сказала, что прежде чем ты попробуешь зеленую книгу, ты можешь рассмотреть другой вариант. Мужчина, которого ты меньше всего хотел бы видеть, может иметь полезную информацию.
Я застонал, сразу поняв, о ком она говорит:
– Проклятье, - пробурчал я. – Проклятье.

Я набрал другой номер. Секретарь спросила меня, куда она может направить мой звонок.
- Это Гарри Дрезден, - ответил я спокойно. – Переключите меня, пожалуйста, на личную линию мистера Марконе.



Наверх
« Последняя редакция: Июнь 1, 2010 :: 5:30pm от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #69 - Май 31, 2010 :: 11:20pm
 
Глава 20(перевод Александра «Zаgеn»)
-Не нравиться мне это,- нахмурилась Молли. - Ты точно не хочешь, чтобы я пошла туда с тобой? Он там будет не один.
-Определенно нет,- ответил я спокойно. - Не хочу, чтобы он положил на тебя глаз.
-Хотела бы видеть его попытку, - Молли сжала ладонь в кулак и ударила для выразительности по рулю Голубого Жучка. - Я проглочу его, не подавившись.
-Нет, Молли,- отрезал я непреклонным тоном.- Не проглотишь. Может Марконе и простой смертный, но он опасен. У большинства людей есть пределы. У него их нет. Никогда не забывай этого.
-Если он настолько опасен, зачем ты идешь с ним на контакт?
-Потому что у него тоже есть правила,- пояснил я. - И, кроме того. Я просто обязан увидеть его здесь. Не своди с нас глаз в качестве стороннего наблюдателя. Я опасаюсь Марконе. Хорошо?
-Хорошо, - согласилась Молли, с напряженным взглядом, всем своим видом демонстрируя недовольство делать то, что я говорю, а не то, что я делаю. По части упрямства она могла уделать кого угодно. - Хорошо.
Я выбрался из Голубого Жучка и отправился на встречу с Джентльменом Джонни Марконе, бесспорным главой преступного мира Чикаго.
«Бургер Кинг» только открыл обеденную зону, но она была уже наполовину заполнена. Я проигнорировал  Марконе и встал в очередь. Взяв гамбургер и чашку кофе, я прошел к столику в дальнем углу, за которым сидел Марконе, и возле которого стояла его свита.
Конечно же, присутствовал Хендрикс в экстра большом костюме, как всегда с короткой  стрижкой на рыжих волосах. Должно быть, он тренировался, поскольку выглядел так, будто набрал несколько фунтов. Если он станет еще больше, ему потребуется строительная лицензия. Мисс Гард стояла немного в стороне от Хендрикса, перекрывая угол, который не мог прикрыть здоровяк. Она была белокура, атлетично сложена и похожа на амазонку как никогда, костюм и галстук сглаживали ее формы, не уменьшая их привлекательности.
Марконе восседал в кабинке, словно за столом в зале заседаний, положив локти на стол и сцепив кончики пальцев. На нем был шелковый костюм, по всей вероятности дороже моей тачки. Он был похож на мужчину в самом расцвете сил, аккуратный и опрятный начиная от стрижки и заканчивая полированными кожаными туфлями. Он наблюдал, как я подошел к столу и поставил пластиковый поднос. Я высыпал в свой кофе четыре или пять пакетиков сахара и размешал его маленькой палочкой. "Вы не едите?"
Он посмотрел на часы, а затем снова на меня. У него были бледно-зеленые глаза цвета старых купюр, абсолютно бесстрастные. Мы уже заглядывали, друг другу в души. Именно поэтому я знал, как мог быть опасен человек, сидящий за столом напротив меня,  и именно поэтому я обращался с ним бесцеремонно, насколько это было возможно. Никто не показывает опасному хищнику слабость или страх. Это вызывает у них голод.
Я откусил кусок от гамбургера, и его вкус  напомнил мне, как хороши настоящие домашние булочки и котлеты, но ради моих зрителей я простонал от удовольствия, прожевал и проглотил.
-Уверены?- Я хлебнул кофе. - Вы упускаете возможность вкусить пищу богов.
-Дрезден,- произнес Марконе, - это невыносимо. Даже для тебя.
-Да,- согласился я, улыбаясь, и откусил еще один кусок от гамбургера.
Хендрикс зарычал.
Я закончил жевать и смерил его взглядом:
- Уверен, что хочешь этого, здоровяк?
- Хендрикс,- резко сказал  Марконе.
Хендрикс замолк.
Я кивнул.
- У вас есть нужная мне информация.
-Без сомнения,- отозвался Марконе. - Какая информация тебе нужна и что ты можешь предложить взамен?
-Я здесь не для того чтобы обмениваться с вами бейсбольными карточками, Марконе,- сказал я.
-А я не благотворительная организация, Дрезден,- ответил он. - Полагаю, это как-то связано с взрывом в твоем офисе. - Он покачал головой в знак слабого сожаления.
-Точно,- сказал я. – Обычно за разрушением всегда стоите вы.
-Я не приказывал делать это. Я не заработал на этом денег. Я не получил никакой финансовой или политической пользы от разрушения твоего офиса. И ты выжил. Это было полным расточительством.
Хендрикс издал другой рык, вполне сошедший  за смех гориллы.
-Может можно выяснить что-либо через здание. Что вам известно о его владельцах?
Улыбка Марконе стала ледяной.
- Что они часть организации, чьи прислужники пытались подорвать мой бизнес.
Я поднял бровь.
-Кто-то вторгается на вашу территорию?
- Кратковременно, - кивнул Марконе, - но постоянно.
-Тогда у нас может быть общая проблема.
Марконе взглянул на меня, будто бы я был совсем недоразвитым ребенком.
- Да. Отсюда эта встреча.
Я хрюкнул и покончил с гамбургером.
- Красная Коллегия пришла в движение. Разгорается конфликт между ними и Советом. Мой интерес в этом деле - восьмилетняя девочка. Красные выкрали ее из дома. Я думаю, они держат ее где-то в Мексике. Мне нужно знать где.
Марконе пристально смотрел на меня еще несколько секунд, а затем произнес:
- Где-то. В Мексике. Это все, что ты можешь сказать?
-Это все что я знаю,- буркнул я.
-Для какой цели ее отвезли туда?
-      Это имеет значение?
-Если ее взяли в качестве сексуального объекта, она будет совсем в другом месте, как если бы она предназначалась для рабского труда или для донорства органов.
Я стиснул зубы и отвел взгляд, пытаясь избавиться от нахлынувших  на меня  очаровательных картин.
Марконе прищурился.
- Кто она тебе приходится, Дрезден?
- Дочь моего клиента,- сказал я, стараясь удержать голос ровным и спокойным. - Думаю, ее собираются принести в жертву в каком-то ритуале.
- Тогда это значительно сужает поиски,- продолжил Марконе. - Насколько я понимаю процесс, такой ритуал, о котором ты упомянул, нуждается в месте с сильной энергетикой.- Он взглянул на мисс Гард, которая кивнула и тотчас вышла из ресторана, направившись к своему автомобилю. - Подозреваю, для вас я могу сузить поиски еще больше, Дрезден. Обговорим цену.
-Я собираюсь использовать информацию, чтобы нанести вред людям, пытающимся выбить вашу территорию, Марконе,- сказал я. - Этого более чем достаточно.
-А если я не согласен?- спросил Марконе.
-Тогда мы покончим с этим прямо сейчас, и после того как я заброшу ваших цепных псов на верхушку здания "Сирз", я буду причинять вам боль до тех пор, пока вы все равно не выдадите мне информацию.
Холодная улыбка вернулась.
- Думаешь это - возможно?
Я пожал плечом, придерживаясь обыденного тона.
- Думаю, есть только один способ это выяснить. - Я немного наклонился вперед и снизил голос до заговорщического шёпота. - Но между нами, я не думаю, что местность окажет вам поддержку.
Некоторое время он смотрел на меня сквозь сцепленные пальцы. Затем негромко произнес:
-Конечно, не окажет тем способом, который бы я предпочел.- Он положил руки ладонями параллельно столу и слегка откинулся назад. - Нет никакого смысла устраивать конфронтацию из-за этого. И я еще ни разу не пожалел, когда позволял тебе избавлять меня от врагов.
- Я делал это не для того, чтобы услужить вам.
Он пожал плечами.
- Твои намерения несущественны. Важен результат.
-Просто помните, что вы в моем списке, Марконе. Как только я покончу со всем другим злом в этом городе, вы не будете больше меньшим из них.
Марконе уставился на меня из-под полузакрытых ресниц и усмехнулся:
- О-о-о!
- Думаете это смешно?
- Я не слишком беспокоюсь о мертвецах, Дрезден.
Я ощетинился.
- Это угроза?
- Вряд ли. Когда-нибудь, вероятно скоро, ты умрешь, благодаря иррациональным побуждениям, которые ты называешь совестью, задолго до того, как мое имя окажется на вершине твоего списка. Мне даже пальцем не придется пошевелить. - Он пожал плечами. - Дать тебе информацию, кажется отличным способом ускорить этот процесс. Это также истощит ресурсы моих врагов. - Марконе задумался на мгновение, и продолжил: - И… думаю, у меня также нет возражений по поводу сотрудничества против любой организации, использующей в качестве жертв детей.
Я сердито посмотрел на него. Частично оттого, что он был, вероятно, прав, а частично оттого, что он однажды уже проявлял гуманность,  я не мог причислить его ко всем прочим злым, алчущим, хищным тварям, скрывающимся в диком мире. По его собственным причинам, Марконе пошел бы на крайние меры, чтобы помочь и защитить детей. В Чикаго, каждый взрослый годился для его бизнеса. Каждый ребенок был вне игры. Ходили слухи, что любой из его наемников, пересекший эту черту, исчезал.
Гард появилась вновь, нахмурившись, она подошла к нашему столику.
Марконе взглянул на нее.
-Итак?
Гард заколебалась, а затем объявила:
- Он не будет говорить об этом по телефону. Он сказал, что у вас нет никакого права, чтобы задавать вопросы. Он будет говорить только с Дрезденом. Лично.
Марконе приподнял брови.
- Интересно.
-      Я тоже так думаю,- задумчиво кивнула Гард.
-Кхе,- кашлянул я.- Кто хочет со мной встретиться?
-Мой... работодатель,- перевела на меня взгляд  Гард.- Донар Ваддерунг,исполнительный директор  «Монок-Секьюритиз».


Уф! Все на сегодня. Ужас


Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #70 - Июнь 1, 2010 :: 10:57pm
 
Главы с 1 по 20 вкл . можно скачать здесь http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2991100
Наверх
 

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Франсин
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 9
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #71 - Июнь 2, 2010 :: 1:53pm
 
Огромное, гран мерси! Очень довольный
Наверх
 
 
IP записан
 
chvajk
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 21
минск, беларусь
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #72 - Июнь 2, 2010 :: 2:41pm
 
Спасибки огромные за перевод, сейчас можно получать удовольствие от такого количества новых глав Очень довольный Смех
Наверх
 

Все женщины по сути своей ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.
 
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #73 - Июнь 3, 2010 :: 12:28am
 
Глава 21
Мы с Гард  отправились в Осло.
Это кажется длительной поездкой, но это - чертовски быстрее, когда вам нет нужды волноваться из-за границ, служб безопасности, таможен или просто большого расстояния.
Гард открыла Путь в Небывальщину возле зоопарка, просто разрезав ткань реальности кинжалом с выгравированными рунами. Путь провел нас короткой тропинкой через мрачный лес из мертвых деревьев, и закончился, когда мы появились в месте, которое она назвала  Исландией. Там, конечно, было дьявольски холодно. Второй Путь провел нас через поверхность замерзшего озера и закончился перед корнями старого огромного дерева, ствол которого, возможно, мог вместить мою квартиру с комнатой предназначенной для гаража.
Оттуда, мы вышли в холодный, сырой подвал, где столкнулись  лицом-к-лицу с двумя дюжинами вооруженных  мужчин в бронежилетах. Мне в нос уткнулась высокотехнологичная штурмовая винтовка.
Я замер, абсолютно ничего не делая. Очень старательно стараясь не дышать.
Один из мужчин с оружием что-то сказал, короткую фразу на языке, которого я не знал. Гард ответила что-то, я полагаю, на том же языке, и указала на меня.
Глава охранников подозрительно разглядывал нас пару секунд, затем что-то тихо произнес, и все мигом прекратили целиться в меня из винтовок. Двое  охранников вернулись к  двери, став по обе стороны от неё. Еще два внимательно разглядывали место, где появились мы с Гард, очевидно опасаясь получить еще большую компанию тем   же Путем, который мы только что использовали. Остальные вернулись к нескольким карточным столам и нескольким раскладушкам.
Гард покачала головой и пробурчала:
- Эйнхерии (9). Дайте им маленький глоток возобновленной смертности, и четыре сотни лет дисциплины идут псу под хвост.
- Я узнал некоторых из этих ребят, - сказал я и кивком головы указал на троицу, играющую в карты. – Эти трое. Они были среди наёмников, которых Марконе привел на  вечеринку в Провале Рейтов.
Гард глянула на трио и моргнула в знак согласия.
– Да. И?
- И они просто доступны для найма? – спросил я.
- Если ты можешь себе их позволить, - ответила Гард, оскалив зубы в улыбке. – Хотя должна предупредить, что цена может измениться. Нам сюда, Дрезден.
Я последовал за ней в коридор через  комнаты, в которых было достаточно оружия, чтобы выиграть небольшую войну в любом веке  по выбору. Стойки копий, с древками из ясеня размещались бок о бок со старыми «Маузерами» с поворотным затвором, которые в свою очередь стояли рядом с современными штурмовыми винтовками. Мечи - катаны, соседствовали с мушкетами и пулеметами «Максим». Один шкаф был заполнен  всевозможными видами гранат, демонстрируя эволюцию их развития  - от наполненных порохом глиняных сосудов с фитилём до самых современных миниатюрных ослепляющих гранат. Судя, по многообразию содержимого этого места, это походило на музей -  но исходя из количества экспонатов, это мог быть только оружейный склад.
Мы добрались до лифта, стены которого были сделаны из простой металлической сетки, не закрывающей обзор. Я  прекратил считать после того, как увидел семь этажей с похожим набором оружия на каждом.
- Полагаю, ваш босс верит в пользу заблаговременных приготовлений? - ухмыльнулся я.
Гард улыбнулась.
– Да, это одна из его черт.
- Это немного экстремально, не так ли?
Гард глянула на меня, приподняв одну бровь. Затем она сказала:
- Только тот может заблаговременно подготовиться, кто предвидит.
Я какое-то время обдумывал это заявление и решил, что раз пошли загадочные утверждения значит все не так уж хорошо.
Лифт продолжал подниматься вверх, вверх и вверх, давая мне возможность краткого осмотра различных этажей. Один этаж выглядел, как огромный спортзал и был заполнен потеющими мужчинами и женщинами, работающими над собой. Следующий был похож  на  дорогой юридический офис. Еще один был, буквально, залит антисептическим белым светом, и пах дезинфицирующими средствами. Этаж,  освещенный свечами и песнопением бормочущих голосов; этаж - химическая лаборатория; этаж,  заполненный  клетками, чьи обитатели не были видны и ничем себя не выдавали, кроме призрачного присутствия. И так далее.
Я покачал головой.
– Адские колокола. Это похоже на какой-то сумасшедший тематический парк
- Разница лишь в том, что  здесь ты ничего не увидишь для развлечения, - заметила Гард. – И не утруждай себя, задавая вопросы. Я всё равно на них не отвечу. Ага, вот мы и достигли первого этажа.
Лифт продолжал подниматься вверх через громадный атриум, вмещающий десять или двенадцать ярусов, которые выглядели как современные корпоративные офисы. Каждый уровень, открытый атриуму  был заполнен растениями, декоративными деревьями, водопадами; из боковых и потолочных окон лился свет, благодаря этому все здание выглядело как единый, объемный сад. Звуки деятельности офисов и техники, птиц и текущего водопада сливались в единое целое и формировали белый шум жизненной суеты и многообразия  движения. Мы пролетели через атриум, и наш прозрачный лифт исчез в коротком туннеле.
Мгновенье спустя дверь открылась в довольно новую приемную.
У нее были все признаки офиса: выступающий письменный стол, несколько стульев,  кофеварка и столик с лежащими на нём журналами. Однако… в этом офисе все  было сделано из нержавеющей стали. Пол из нержавейки. Стены из нержавейки.  Потолок. Даже лампы и кофейник были сделаны из нержавеющей стали. Только лежащие журналы выглядели бесформенной, расплывшейся яркой кляксой.
Барельефный логотип «Монок-Секьюритиз» размещался на одной из стен, и каким-то образом напоминал мне больше герб на щите чем корпоративный маркетинговый символ: толстый круг, разделенный пополам вертикальной линией, проходящей от края до края. Это могло быть упрощенным, абстрактным изображением глаза, который был выбит из глазницы чем-то вроде меча – у меня были такие знаки, написанные шрамами на моём лице, где порез шел вниз от брови на скулу, к счастью минуя глаз. Это могло быть простым абстрактным символом, обозначающим мужское и женское начало, с помощью круга и прямых линий, подразумевающих единство и равновесие. Или, черт подери, это могли быть наложенные друг на друга греческие буквы омега и йота - одна поверх другой. Омега-йота. Последняя подробность? Финальная деталь? Может быть, это обозначало что-то вроде “все до последней мелочи”.
Или может быть, это было комбинацией всех этих вещей: слепой глаз, который все видит.
Да. Так вроде бы верно.
Две женщины сидели позади большого стола за компьютерными мониторами, состоящими из маленьких облачков мелкодисперсного тумана, в котором дрейфовали меняющиеся картинки и письма в кибер реальности  плавающей, как самая тонкая из  иллюзий. Очень продвинутая технология, я полагаю.
Сами женщины были идентичными близнецами. У обоих волосы цвета вороньего крыла были уложены под плотно-прилегающими кепками, цвет которых был подобран тон в тон с их одинаковыми черными костюмами. У обоих были темные глаза, которые искрились силой и умом. Они были обе бледны и  черты их лиц были, как минимум, очень выразительные, если не сказать красивые. Они выделялись бы в любой толпе, даже будучи одетыми, так строго; в любом случае –  их бы никогда не приняли за заурядных моделей.
Близнецы поднялись, как только открылась дверь лифта и очень решительно, и очень мрачно посмотрели на нас. Недавно я  смотрел в ствол ружья. Это походило на взгляд в четыре их штуки одновременно. Женщины застыли, нечеловечески неподвижные. У обоих были одеты наушники с микрофоном, но только одна из них что-то в него сказала.
Я начал выходить из лифта, но Гард предостерегающе положила руку мне на плечо.
– Нет, пока тебя не пригласят, - прошептала она. – Они убьют тебя. Может быть и меня, заодно.
- Как же эти секретарши суровы, да?
- Было бы более мудро не шутить, - ответила она спокойно. – Они все замечают – и они ничего не забывают.
Секретарь, которая говорила в микрофон, немного провела  ладонью по крышке стола. Её ногти сняли небольшие серебряные завитки, со стола  нержавеющей стали.
Я подумал отпустить шутку про маникюр… и решил, не стоит. Приди, приди мудрость  Гаджета.(Вперед,вперед?)
- С апельсинами вы тоже так делаете? – спросил мой рот, решив не советовать с остальной  частью моей головы. – Как насчет заточки столовых ножей, и ножниц и инструментов для газона? Лезвие газонокосилки моей домовладелицы может использоваться для ручной работы у таких девушек как в…
- Дрезден, - прошипела разъяренная Гард, её глаза были  широко раскрыты в чем-то близком к панике.
Обе секретари теперь полностью сосредоточились на мне. Одна немного переместила свой вес, как будто приготовилась сделать шаг.
- Успокойтесь, Сигрун, - сказал я своей спутнице. – Я пытаюсь быть дипломатичным. Шило в моей заднице широко известно. Если я ничего не скажу им, после того, как откровенно хамил королевам фэйре и  верхушкам вампирских Коллегий, полубогам и  демонам, то их чувства могут пострадать.
Гард смотрела на меня пару секунд, пока в её затуманенных голубых глазах не блеснул свет бесшабашного вызова. Это выглядело гораздо более естественно для нее, чем страх.
– Может быть, ваша наглость и оскорбления не такие ценные, как вы считаете.
- Эй, - возмутился я. – Ценные.
Болтливая близняшка чуть склонила набок голову и сказала:
- Сразу же, сэр. – Она указала ногтем в мою сторону. – Вы зайдете в кабинет через дверь позади меня. – Потом она  перевела ноготь на Гард. – Вы будите его сопровождать и представите.
Гард кратко кивнула и   махнула  головой в приглашающем жесте. Мы вышли из лифта и прошли мимо близнецов к двери позади них. Они синхронно повернули  головы,  отслеживая каждое моё движение. Это выглядело очень жутко.
С другой стороны двери находился длинный коридор из нержавеющей стали. Многочисленные порты или люки, размерами примерно с обеденную тарелку, располагались вдоль стен. Все они были закрыты.  Я почувствовал, что любой посетитель, который бы попытался узнать, что подают на этих тарелках, уже бы не спрашивал о кулинарных рецептах позже за ужином.
В конце коридора виднелась еще одна стальная дверь, которая беззвучно открылась перед нами, показывая нашему взору еще одну комнату, выполненную целиком из нержавейки.  Из всей мебели в ней был только массивный стол, за которым находился мужчина.
Дональд Ваддерунг сидел, положив  подбородок на раскрытую ладонь, смотря искоса  на голографический компьютерный дисплей.  И первое, о чем меня предупредили мои инстинкты, что он был очень, очень опасен.
Он не производил ошеломляющего впечатления. Мужчина в хорошей форме, возможно, чуть больше пятидесяти лет. Худощавый и стройный, как бегун на дальние дистанции, но слишком крепко сложенный в плечах и руках, если бы он занимался только этим. Его волосы- цвета  разбушевавшейся грозовой тучи- были немного длинноваты для мужчины и… словно взлохмачены ветром. Глаз блестел ледяной синевой. Элегантная черная тканевая повязка на одном  глазу, в сочетании с вертикальным шрамом, похожим на мой собственный, заставили меня подумать, что я был прав насчет корпоративного логотипа. Он носил короткую, аккуратно подстриженную бородку. Ваддерунг смотрелся потрясающим негодяем, особенно с глазной повязкой, и выглядел, как человек, который отсидел тридцать лет из тройного пожизненного заключения, и которому удалось уговорить совет по условно-досрочному освобождению отпустить его на волю - возможно к их глубочайшему сожалению.
- Сигрун, - сказал он вежливым голосом.
Гард преклонила колено и склонила голову. Не было ни грамма колебания в ее движениях - этот жест был не простой формальностью, которую она соблюдала. Она верила, что Ваддерунг заслуживает такого поклона.
- Мой лорд, - сказала Гард. – Я привела чародея, как вы приказали.
- Хорошо проделано, - сказал седоволосый мужчина и сделал жест рукой, который должно быть обозначал разрешение подняться. Я не думаю, что она увидела его, (со  склоненной-то головой), но она отреагировала на него  и поднялась. Возможно, у них просто было несколько столетий для практики.
- Мой лорд. Позвольте представить Гарри Дрездена, чародея и Стража Белого Совета.
Я кивнул Ваддерунгу.
- Чародей, это Дональд Ваддерунг, исполнительный директор «Монок-Секьюритиз».
- Я думаю, что имею хорошее представление о том, за что он отвечает, - сказал я спокойно.
Уголки рта пожилого мужчины чуть приподнялись вверх, когда я заговорил. Он жестом указал на стальной стул, напротив себя.
– Пожалуйста. Присаживайся.
Я показал на голографический дисплей.
– Вы уверенны, что хотите подвергать это риску? Если я буду слишком близко к нему…
Ваддерунг запрокинул вверх голову и искренне рассмеялся, похожим на лай смехом.
– Я рискну.
- Это мне подходит, - хмыкнул я.
Подойдя к столу, я сел на стул напротив Ваддерунга. Стул оказался удивительно комфортным, хотя на нем не было обивки или подушки.
- Кофе? – спросил он. – Что-нибудь перекусить?
Я замер буквально на один вздох, раздумывая над ответом. Такое предложение тесно связано с обязательствами и обязанностями гостя и хозяина и наоборот. Если Ваддерунг был тем, о ком я думал,  то он был известен своей любовью,  время от времени появляться и проверять людей на преданность старым традициям – со щедрой наградой за верность, и отвратительной карой за скупость, черствость или жестокость.
В сверхъестественном мире, подобные обязательства и ограничения имели жизненную важность для несметного количества сверхъестественных существ. Я не уверен, почему. Может быть, это было как-то связано с порогом защитной энергии, который формировался вокруг дома.
- Только если это не слишком вас затруднит, - ответил я.
- И что-то перекусить, - кивнул Ваддерунг Гард.
Она склонила голову.
- Мой лорд. – И вышла.
Хотя большой мужчина не поднимался, я понял, что он был большой. Даже, я бы сказал,  гигантский. Стоя, он был бы  на пару дюймов выше меня; его плечи по сравнению с моими выглядели так же, как ширина книжки с её толщиной. Он снова подпер рукой подбородок и изучающе посмотрел на меня своим ярко синим глазом.
- Ну, - начал он. – Я полагаю, ты знаешь, кто я такой?
- У меня есть несколько догадок, - подумав, ответил  я. – Я думаю, они достаточно хороши. Сигрун делала кое-какие намеки. Но, откровенно говоря, они совсем не объясняют, почему я сегодня здесь оказался.
В уголках голубого глаза собрались морщинки.
– Неужели?
Я, недоуменно нахмурившись, глянул на него и чуть склонил набок голову.
– В каком смысле?
Он приподнял вверх ладонь, пока объяснял.
– Кто-то, с достаточной силой предвидения, мог бы заготовить предпосылки, чтобы однажды помочь  одному импульсивному молодому чародею  Белого Совета. Возможно, то кто я, непосредственно отвечает за то, почему ты здесь.
- Да. Я полагаю, такое могло бы случить, - осторожно сказал я. – Технически возможно, что ваши побуждения для того, чтобы помочь мне являются альтруистическими. С другой стороны, также технически возможно, что Вы говорите языком змеи, и что на самом деле  Вы  пытаетесь найти какой-то способ получить
Наверх
« Последняя редакция: Июнь 7, 2010 :: 10:41pm от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Geli
Переводчик
*
Вне Форума


Путь к бессмертию лежит
через безделье.

Сообщений: 244
г.Минск
Пол: female
Re: Перевод Файлы Дрездена-12 "Перемены"
Ответ #74 - Июнь 3, 2010 :: 12:32am
 
- Такой молодой и столь циничен. – Он осмотрел меня с головы до пят. – Но ты предполагаешь. Ты предполагаешь.
- У меня есть вопросы, - начал я. – Полагаю, они не такие глубокие, как «Кто я?» или «Почему я здесь?», но они чуть боле важны для меня в этот момент.
Ваддерунг кивнул.
– Ты разыскиваешь свою дочь.
Я почувствовал, как моё тело окаменело.
–Откуда…?
Его улыбка была  похожа на волчью.
– Я знаю вещи, Дрезден. И если я чего-то не знаю, то могу узнать. Как и ты впрочем. Это то, что я делаю.
Я почти минуту безмолвно смотрел на мужчину, пока не выдавил :
- Вы знаете, где она?
- Нет, - сказал он спокойным, твердым голосом. – Но я знаю, где она будет.
Я безысходно посмотрел вниз на руки.
– Чего мне будет стоить узнать это?
- Чичен-Ица, - просто ответил Ваддерунг.
Я удивленно рывком поднял голову вверх. Мгновенье я смотрел на него.
– Я…
- Не понимаю? – спросил Ваддерунг. – Это не сложно. Я на твоей стороне, мальчик.
Я задумчиво провел пальцами по волосам, размышляя.
– Почему там?
- Красный Король и его ближайшее окружение – палата Лордов Внешней Ночи – имеют некий большой,мощный амулет. Они нуждаются в  сильном месте для этого. Вот почему они используют Чичен-Ицу.
- Почему там?
- Они готовятся к жертвоприношению. Как в давние времена. – Гневное рычание исказило его голос и внезапно сделало его пугающим. – Они готовят проклятья родословной.
- Что это?
- Смертельная магия, - скривился он, - направленная по линии крови. От жертвы- ребенка к её братьям, сестрам и родителям. От родителей к их братьям, сестрам и родителям и так дальше. Распространяется по генеалогическое дереву до тех пор, пока никого не останется.
Холод выморозил меня изнутри.
– Я… я никогда не слышал о смертельной магии такого размаха. Энергия необходимая для этого… Она огромна. – Я замолчал на мгновенье и затем сказал, - И это глупо. Сьюзен была единственным ребенком в семье, и у неё уже умерли родители. Тоже самое с моей…
Ваддерунг чуть приподнял бровь, глядя на меня.
– Неужели? Они любят быть тщательными, эти старые монстры.
Я постарался сохранить равнодушное выражение лица и ничем не показать своей настоящей реакции. Это заклинание, могло убить меня, если они его осуществят. Но так же оно может убить мою единственную семью, моего сводного брата, Томаса.
- Как оно действует? – спросил я  подавленным голосом.
- Оно взрывает сердце, -  серьезно  произнес  Ваддерунг. – Разрывая его изнутри.. Звучит знакомо?
- Адские колокола, - пробормотал я тихо. Уже прошли годы с тех пор, как я вспоминал о Викторе Селлзе или его жертвах. Долгое время они были наверху моего хит-парада ночных кошмаров, пока я перерос это.
Ваддерунг чуть наклонился ко мне, его голубой глаз ярко сиял.
– Это все связано, Дрезден. Целая игра. И ты только сейчас начинаешь узнавать, кто игроки. – Он откинулся назад на кресле,  позволяя тишине добавить акцент к его утверждению, перед тем как продолжить. – У волшебника, который прежде использовал это заклинание в Чикаго, не имелось  достаточно силы, чтобы оно распространилось дальше указанной цели. У Красной Коллегии имеется. Никто не использовал Силу для таких целей уже больше тысячелетия.
- И они нацелились на меня?
- Говорят, можно много узнать о человеке по его врагам, Дрезден. – Он улыбнулся, скрывая  смех за его следующими словами, – Ты бросал вызов существам, которые должны были до смерти тебе испугать. Ты противостоял врагам сильнее тебя безо всяких на то оснований, просто потому  что они должны быть остановлены. Ты не склонял голову ни перед демонами, ни перед ангелами, и ты рисковал собой, защищая тех, кто не способен сделать этого сам. – Он медленно кивнул. – Я думаю, ты мне нравишься.
Я удивленно приподнял брови и пару секунд изучающе смотрел на него.
– Тогда помогите мне.
Ваддерунг жестко сжал губы, размышляя.
– В этом я тебя разочарую. Я… уже не тот, что был прежде. Мои дети разбросаны по миру. Большинство из них позабыло наше предназначение. После отступления Ётунов (6)... – Он покачал головой. – Ты должен понимать, в этой битве  тебе будут противостоять существа, такие же могущественные, как и я.
Я нахмурился.
– Вы имеете в виду… боги?
- Главным образом,  отставные боги, во всяком случае, - ухмыльнулся Ваддерунг. –Когда-то им поклонялась целая цивилизация. Сейчас они почитаемы только небольшой горсткой; сила их крови разделилась на тысячи потомков. Но даже так ,силы палаты Лордов Внешней Ночи слишком много для такого как ты сейчас.
- Я уже слышал это прежде, - буркнул я.
Ваддерунг просто искоса гляну на меня. Потом он сказал:
- Позволь мне помочь тебе это понять.
И сила, подобная сотне наковален, сорвала меня со стула и вмяла в пол.
Я обнаружил себя лежащим на спине, задыхающимся, как выловленная рыба. Я с силой дернулся, пытаясь подняться, но  не смог даже оторвать  руки от пола. Я сконцентрировал  волю, с мыслью использовать её, чтобы отбросить эту силу от меня и…
… и внезапно, резко почувствовал, как моя воля столкнулась с другой. Сила, которая удерживала меня внизу, не была земной магией, как я полагал. Это было простое, неукротимое, жесткое заявление воли Дональда Ваддерунга - Отца Грома, Отца и Короля сонма богов. Желание  Одина удерживало меня на полу, и я не мог ни бежать, ни отбросить его, ничего не мог с этим сделать, как не может ничего сделать насекомое с замахнувшейся на него рукой с обувью.
В тот момент, когда осознание этого озарило меня, сила исчезла, испарилась, как будто её никогда не было. Я задыхаясь лежал на полу.
- В моих способностях убить тебя, молодой чародей, - сказал Ваддерунг спокойно. – Я мог пожелать твоей смерти. Особенно здесь, в центре моей власти в Мидгарде. – Он поднялся, обошел вокруг стола и протянул мне руку. Я принял ее, и он поставил меня на ноги, непоколебимый, как скала. – Ты будешь в центре их власти. Их будет дюжина и каждый почти такой же сильный, как  я. – Он ободряюще положил руку мне на плечо. – Ты отважный, умный, и время то времени удачливый. Все это отличные качества для таких битв, как у тебя. Но против такой силы, как эта, ты не сможешь противостоять в своем нынешнем состоянии. Даже если у тебя получится бросить вызов Красному Королю в Чичен-Ице, тебя повергнут через секунду после этого. Ты не сможешь ничего сделать, глядя на смерть своей дочери.
Он какое-то время молча смотрел на меня. Затем открылась дверь в  кабинет, и зашла одна из близнецов.
– Сэр, - произнесла она, - у вас назначен обед через пять минут.
- Действительно, - кивнул Ваддерунг. – Спасибо тебе, М.
Она поклонилась и вышла.
Ваддерунг повернулся ко мне, когда в  комнату вернулась Гард, неся накрытый поднос. Она поставила его на большой стальной стол и скромно отступила назад.
- Ты бросаешь вызов судьбе, Дрезден, - продолжил  Ваддерунг. – Ты выходишь против сил, гораздо больших, чем ты. За это, ты имеешь моё уважение.
- Как вы думаете, я могу обменять уважение на… я не знаю… полдюжины Валькирий, секретаршу, и пару взводов мертвых героев?
Ваддерунг снова рассмеялся. У него был искренний смех, как у Санта Клауса, когда он был еще молод и играл в футбол.
– Боюсь, я не смогу  обойтись без своих секретарш. – Он успокоился и сразу стал серьезным. – И все остальные… будут не так сильны в центре власти Красного Короля. – Один покачал головой. – Нравится тебе это или нет, это дела смертных. И должны решаться смертными.
- Вы не собираетесь помогать, - сказал я спокойно.
Ваддерунг подошел к стальному шкафу, распахнул дверцу, доставая пальто. Он накинул его и только потом повернулся ко мне.
- Я уже в этой игре очень, очень давно, мальчик. Откуда ты знаешь, что я не дал тебе именно то, в чем ты нуждаешься?
Он  снял крышку с подноса, весело мне кивнул и ушел.
Я посмотрел на поднос. Там стояла кружка чая, возле неё три пустых пакетика из-под сахара. Чай пах перечной мятой - мой  любимый. Возле чашки  стояло маленькое блюдце с двумя пончиками, покрытыми тонким слоем сахарной пудры и неиспорченными глазурью или любыми другими съедобными украшениями.
Я поднял взгляд  и  увидел, как  Ваддерунг идет в  сопровождении обоих секретарей и, как они просто исчезают, вероятно, в Пути.
- Итак? – спросила Гард. – Вы готовы идти?
- Буквально через минуту.
Я сел за стол. И задумчиво выпил чай и съел пончики.


Плачущий И вот ни одна .... не хочет помочь Гарри. Злой

Наверх
« Последняя редакция: Июнь 7, 2010 :: 10:14pm от Geli »  

Самый действенный закон- это закон подлости!
peshenkina  
IP записан
 
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 ... 27