Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Не прошло и года (прошло) Перевод продолжается! Следите за обновлениями Ким Харрисон "Чему быть, того не миновать" (3 книга о Мэдисон Эйвери). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 17
LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21) (Прочитано 8077 раз)
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Июнь 6, 2010 :: 6:56pm
 
Название: Fall of Anita Blake (фанфик возвращается после редактирования и правки).
Автор: lj lokke1981
Бета : lj enigma_net и _mjawa
Фэндом: Л.Гамильтон, Анита Блейк.
Рейтинг: NC-17, временами достигая NC-21 (могут и будут присутствовать сцены насилия и жестокости)
Статус: завершен (планируется вторая часть)
О чем: Все злодеи уничтожены и больше никто не бросает вызов Аните Блейк. Но сохранит ли она свободу, если Жан-Клод потребует от нее отказаться?
От автора: ФанФик написан в ожидании следующей книги Л.Гамильтон “Bullet” для развлечения (я опасался, что книга убьет фанфик, но, похоже, книга добила серию).

1.

В Сент-Луисе, штат Миссури, наступала осень. Деревья постепенно теряли летнюю яркость зеленого, то тут, то там проглядывали пожелтевшие листья, заставляя приглядываться – не показалось ли? Жара, которая летом держалась и ночью, теперь донимала только днем, вечером приходилось одеваться теплее. Суббота, около десяти утра - время, когда еще непонятно – то ли лечь спать дальше, то ли начать активную деятельность.
Натаниэль принес меня из спальни, завернутую в плед, я лежала на диванчике в холле и ждала, когда он приготовит кофе. Мика рано утром уехал по делам Ассоциации оборотней Сент-Луиса, не став меня будить и оставив записку, что приедет поздно. Я смотрела, как солнечные лучи постепенно заполняют холл, подползая ко мне, и лениво думала, кого выбрать вместо Микки для кормления ардеур – по ряду причин моя бальная карточка за последнее время резко похудела. Если подумать, утро можно назвать замечательным. Но два крысолюда, стоящие по углам комнаты, Клодия и Рамус, действовали на нервы, невольно заставляя напрягаться – одним своим присутствием они не давали расслабиться. Днем и ночью телохранители по требованию Жан-Клода сопровождали меня, и все возражения против такого вторжения в личную жизнь разбились о его железную неумолимость и мне пришлось уступить.
Началось все это летом, когда Витторио, маньяку даже по меркам вампиров, удалось вытащить меня в Лас – Вегас, прислав голову местного маршала в качестве приглашения. Тогда я практически сбежала из Сент-Луиса, не предупредив никого, и этим привела Жан-Клода в бешенство – сразу же после возвращения он начал на меня давить, требуя изменить образ жизни. Я сбежала, так как знала – Жан-Клод запретит ехать, и этим попыталась оттянуть решение давно мучавшего нас всех вопроса – как можно совмещать работу федерального маршала и быть при этом человеком-слугой Мастера вампиров, но, похоже, своим поступком только сильнее затянула гордиев узел.
Но в финальную стадию ситуация перешла после летнего происшествия, когда фанатично любящий муж решил, что мне по силам оживить его трагически погибшую жену, в библейском смысле. Разумеется, я отказалась, и тогда он нанял людей, которые не гнушаются грязной работы. Они шантажировали меня тем, что убьют Мику, Натаниэля и Джейсона, если я не буду выполнять их требования. У группы была хорошая подготовка – они нашли ведьму, которая смогла заблокировать мою связь с триумвиратами, и они были львами оборотнями, верльвами. В итоге все пошло совсем не по плану. Нанимателя я убила с помощью зомби, одного из группы принесла в жертву, еще одного, Ники, с помощью ардеур намеренно превратила в безвольного раба. Сейчас он обитал в резиденции Жан-Клода, странном сооружении под названием Цирк Проклятых, и я избегала его, как могла. Видеть Ники было невыносимо, подозреваю, это остатки совести подавали признаки жизни. Я успокаивала себя надеждой, что время вылечит его разум.
Было очевидно, что мои моральные принципы сдают позиции и превращение в монстра - лишь вопрос времени. Это очень беспокоит, но в какой-то момент я поняла, что свою жизнь и жизнь любимых я без колебаний ставлю выше каких-то там принципов. Две недели меня преследовал сон о том, как я приказываю сотне зомби убить Тони Беннингтона, не ради самозащиты, а только лишь устраняя опасного человека. Симметричный ответ? Да, я тогда сказала именно эти слова. Еще я хладнокровно перерезала горло умирающему человеку, не испытывая никаких эмоций, но даже не это было самым страшным – когда все закончилось, я не смогла уложить зомби обратно, как делала это всегда - они отказались слушаться. Их наделила голодным разумом странная сила, и тень ее была видна в глазах. Они попробовали крови, они были подняты с помощью человеческой жертвы, и они не были в защитном круге. Они хотели жить, а чтобы жить им надо было жрать, нужны были кровь и мясо, нужна была чужая жизнь. Та сущность, что была у них в головах, шептала обещания великой силы, обещание безопасности – легионы бессмертных встали бы на мою защиту, только нужно было уступить, ослабить щиты, впустить ее в себя. Одновременный шепот сотен голосов тогда чуть не свел меня с ума. Было интуитивно понятно, что мне вреда зомби не причинят, но находящиеся рядом верльвы показались им очень вкусными, и я с трудом спасла их.
Вздрогнув, я вернулась в реальный мир. Натаниэль принес крепкий черный кофе, пока без сливок. Первую чашку надо всегда пить как есть, а вот второй уже можно себя побаловать. Натаниэль свернулся у меня в ногах, положив голову мне на бедро. Держа в правой руке чашку с кофе, левой я стала рассеянно играть с его волосами
После поездки в Лас–Вегас общаться с Жан–Клодом стало трудно. Происшествие летом превратило «трудно» в «совершенно невыносимо». Любой разговор сводился в итоге к трем вещам: бросить работу аниматора, отказаться от значка федерального маршала, и сидеть в его резиденции, как и полагается добропорядочному человеку - слуге. Ну, и четвертый пункт – всегда и везде меня должна сопровождать охрана и я согласилась только с ним. Дело дошло до того, что Жан – Клода приходилось избегать, потому что в его присутствии либидо брало верх над разумом и я опасалась, что соглашусь с ним и потом об этом сильно пожалею.
Черт! Эти охранники по углам действуют мне на нервы!
- Клодия, Жан-Клод проинструктировал вас по поводу того, от чего вы меня защищаете? – спросила я, глядя ей в глаза.
Она опустила взгляд и переглянулась с Рамусом. Буквально секунда, но было понятно, что сейчас скажут либо ложь, либо часть правды.
- Ничего особенного, мы должны всегда присутствовать при тебе и защитить от любой опасности, - ответила Клодия, не встречаясь со мной взглядом.
- У нас очень четкие инструкции от Жан-Клода и нашего Короля, - добавил Рамус.
- Чувствую, что вы мне лжете или недоговариваете, но не могу понять, зачем – максимально спокойным голосом спросила я.
Они снова переглянулись.
- Анита, если бы мы могли сказать, то сказали бы. Нам пришлось дать обещание нашему Королю, что скажем только то, что разрешено, - осторожно сказал Рамус.
- Хорошо, - выдохнула я, и решила, что вечером обязательно узнаю у Жан-Клода, что они придумали. Я занервничала – два чувства боролись внутри: одна часть меня хотела Жан-Клода так, что зудели кончики пальцев, а другая требовала быть от него подальше. Наверное, свободолюбивая часть меня боялась, что другая часть в итоге сдаст позиции.
- Натаниэль, принеси пожалуйста папку со стола из комнаты для гостей?
Он подтянулся поближе, потерся щекой о бедро и уткнулся носом в пах. От неожиданности я пролила на пол кофе.
- Натаниэль, прекрати немедленно, - вскрикнула я, поставила чашку на стол и стала вылезать из под него. Как же! Он руками схватил меня за запястья и прижал к дивану, - Натаниэль! – жестче сказала я, начиная раздражаться. Притом, что я никогда не хотела начинать любовную игру в холле, на глазах у охранников, вчера вечером Натаниэль питал ардеур и сегодня секс со мной был ему противопоказан.
Он сполз с меня и снова свернулся на диване, сделав обиженное лицо, и только уголки его губ показывали, что на самом деле он доволен своей выходкой.
- Схожу сама, - решив не поддаваться на провокацию, я встала и пошла наверх, на лестнице задумалась, - Лучше там поработаю.
- Анита! Кто-то из нас должен быть с тобой. Рамус или я, выбирай, - Клодия была настроена очень решительно.
- Да знаю я! - огрызнулась я злобно, - Клодия, лучше ты.
Такие стычки уже стали обыденностью – гордость не позволяла показать, что я смирилась.
В комнате я кивнула Клодии на кресло, села за стол и открыла папку. Зебровски дал копию дела на выходные, пригрозив, что я отвечаю за материалы головой. Дольф все еще был отстранен и проходил курс реабилитации от ксенофобии ко всему противоестественному.
Это было дело о пяти странных смертях. Жертвами становились молодые мужчины в возрасте двадцати – двадцати пяти лет, одинокие, живущие в отдельном жилье. Тела были без каких либо внешних или внутренних повреждений, вскрытие показало, что у них просто останавливалось сердце. По словам знакомых и коллег по работе, жертвы с помощью телефонных звонков предупреждали о болезни и просили не беспокоить какое - то время.
Я успела изучить сорок пять страниц, когда в комнату зашел Натаниэль, держа радиотрубку в руках.
- Анита, это тебя. Берт, - он ухмыльнулся и передал телефон.
- Берт, доброе утро, - я нахмурилась, голос даже близко не получился дружелюбным, - что-то случилось?
- Анита, у меня невероятное предложение, - голос Берта просто сиял оптимизмом, - сейчас у меня в офисе сидит клиент, который готов заплатить большие деньги за подъем одного зомби и, судя по его информации, помочь можешь только ты.
- Берт, когда ты говоришь таким тоном, всегда появляются сложности. В чем подвох сейчас? Почему они хотят именно меня?
- Стоит выслушать его, в деле есть определенные сложности, но клиент утверждает, что для тебя они не должны стать помехой, - Берт сделал паузу, - Похоже, никто, кроме тебя, не может им помочь. Ты хочешь поговорить с клиентом? Могу передать ему телефон.
- Да, дай ему телефон. Стоп! Как его имя?
- Мистер Джексон, Крейг Джексон.
- Миз Блейк?
- Слушаю вас, мистер Джексон.
- Что именно вы хотите выяснить, прежде чем согласитесь на встречу?
- Почему обратились именно ко мне? В стране, исключая меня, как минимум три аниматора высокого класса, и с одним из них, Джоном Бурком, мы работаем в одной компании.
- Тело сильно пострадало во время автомобильной аварии, и, если его поднимет обычный аниматор, зомби не сможет говорить. У нас есть все основания полагать, что вы сможете его, - он замялся, подбирая слово, - слегка починить.
- Мистер Джексон, я удивлена. Вы могли бы назвать эти основания?
- Люди, которые хотят, чтобы зомби заговорил, очень влиятельны, миз Блейк, и на карту поставлены большие деньги, по - настоящему большие. Когда мои наниматели начали собирать информацию по этому вопросу, удалось выяснить, что вы способны восстановить поврежденного зомби.
Я откинулась на стул и задумалась. Каким образом это могло стать известно? Значит, есть информаторы среди вампиров? С другой стороны, почему бы им не существовать? Вампирам и оборотням так же нужны деньги, как и обычным людям. Я действительно вылечила кожу Ашера и Реквиема, пострадавших от святой воды, примерно месяц назад, чем, как я понимаю, вызвала большую шумиху в сообществе вампиров. Еще раньше мне удалось восстановить зомби в подвалах Цирка, когда мы готовились вылечить Сабина, вампира, подхватившего странную болезнь. К сожалению, Сабин оказался плохим парнем, решившим убить меня, Жан-Клода, и Ричарда – именно тогда пришлось принять три метки… чтобы спасти их и спастись самой.
- Миз Блейк, вы здесь?
- Прошу прощения, я задумалась, каким образом вы смогли получить такую информацию.
- Поверьте, мне это неизвестно. Я знаю только то, что нужно для переговоров.
- Хорошо, мистер Джексон, пока опустим этот момент. Назовите причину, по которой вы хотите поднять этого зомби.
- Мы знали, что вы всегда требуете причину, поэтому не буду ходить вокруг. Умерший был очень замкнутым человеком и его неожиданная смерть затрудняет жизнь родственникам. Скажем так – они не могут получить деньги по завещанию.
- Мне понадобятся документы для подтверждения правдивости ваших слов.
- Конечно, миз Блейк, при личной встрече я предоставлю вам все необходимое.
- Хорошо, мистер Джексон, передайте, пожалуйста, телефон мистеру Вону.
- Берт, пусть мистер Джексон приходит в понедельник, переговорю с ним. Но даже не думай давать ему каких либо обещаний. Он мне не нравиться, и пока я не буду уверена на сто процентов, что в деле все чисто – никаких договоренностей.
Было слышно, что Берт облегченно выдохнул.
- А сегодня ты не сможешь приехать? Или мы могли бы приехать к тебе?
- Ни в коем случае. У меня еще гора полицейской работы и предполагается тяжелый вечер. Понедельник и точка, - отрезала я.
- Ладно, тогда я назначу встречу на понедельник, десять утра.
- За – ме – ча – те – ль – но! Все, Берт, удачных выходных.
До обеда я успела дочитать дело, но никаких значимых идей по поводу причины смертей не возникло. К сожалению, я узнала о деле только тогда, когда полиция уже зашла в тупик и число жертв достигло пяти. Недоверие со стороны РГРПС, Региональной Группы Расследования Противоестественных Событий, выводило из себя - Рудольф Стар, начальник, всеми силами пытался уменьшить мое участие в расследованиях, заявляя в лицо, что сомневается в моей лояльности людям. Раз я сплю с вампирами и оборотнями – значит, недостойна доверия и, расследовать дела, связанные с вампирами и оборотнями не имею права. И тот факт, что без моего вмешательства многие дела так и остались бы нераскрытыми, заставлял его беситься еще больше.
Я откинулась на спинку стула и потянулась. Все таки придется ехать к Жан–Клоду – нужно выяснить, не появились ли в городе какие то новые вампиры, нарушающие приказ Принца Города о запрете свободной охоты. Эта версия была слабой, но необходимо проверить и ее. Или это вообще могли быть не вампиры, но Жан-Клод прожил почти триста лет и вполне мог слышать о таком способе убийства.
Раньше было достаточно просто позвонить, но, когда Жан-Клод понял, что это позволяет мне избегать личных встреч, то перестал разговаривать со мной по телефону – либо его никогда не было на месте, или он не мог разговаривать. По той же причине закрылась и метафизическая связь. Шла третья неделя после нашей последней стычки и становилось тяжело, по - настоящему тяжело. Когда я думала о нем, то была готова согласиться на его условия, только бы разрешить эту подвешенную ситуацию. Я вздохнула и окончательно решила – еду. Посмотрела на Клодию и в очередной раз удивилась – как телохранителям удается столько времени сидеть неподвижно.
- Клодия, пошли обедать. Думаю, Натаниэль скоро уже закончит с готовкой.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #1 - Июнь 6, 2010 :: 6:58pm
 
2.

Примерно в пять вечера мы подъехали к Цирку. Я, Клодия и Рамус, разумеется. Я была одета в черную короткую юбку, черные туфли на трехдюймовых каблуках и красную блузку с коротким рукавом – наряд полностью соответствовал настроению. Серо-серебристый пиджак маскировал 9-ти миллиметровый «Hi-Power», два коротких ножа на руках, длинный, похожий на меч и достающий до талии, спинной нож. Зачем я это все нацепила, направляясь к любимому на вечернее свидание? Потому что я всегда так одевалась и не уверена, что выбрала бы – оказаться вдруг голой и вооруженной или одетой, но безоружной.

Ключ был в руке, но дверь открывать не пришлось, меня уже ждал Джейсон. Он открыл дверь ровно настолько, чтобы мы прошли - сразу же за нашими спинами дверь была им закрыта на все замки. К моему удивлению, так как это обычно делали только ночью. Еще одна запись в тетрадку «Я не параноик».

- Анита! - радостно выкрикнул он и сграбастал, приподняв от пола, - пошли скорее вниз. Скажи мне, что не кормила сегодня ардеур?

- Отпусти немедленно! Вообще, должен быть Мика, но он уехал рано утром и пока не вернулся, а Натаниэль был вчера вечером, и еще не успел восстановиться. Но я еще не решила, кто будет сегодня, - в это время я шутливо стучала кулаком по его спине.

- Меня, меня, выбери меня, - он подхватил меня за задницу и приподнял так, чтобы наши глаза оказались на одном уровне, - не отпущу, пока не пообещаешь, что сегодня будет моя очередь.

Я обхватила его ногами за пояс, обняла и легонько поцеловала, просто касание губами, затем поднесла губы к шее, слегка лизнула возле уха и прошептала, - Подумаю над этим, но не рассчитывай на мою быструю капитуляцию.

- За поцелуй отнесу тебя вниз, и не придется идти самой по этим слишком большим для такой малявки ступенькам.

- Ох, Джейсон! Оторвать бы твой гадкий язык, так он ведь у тебя новый вырастет, гораздо хуже того, что сейчас. Давай неси уже!

Спуск или подъем по лестнице, которая была сделана для существа гораздо большего, чем я, по размеру, и, похоже, с разной длиной ног, всегда был испытанием для моего больного колена. При спуске все было нормально, но при подъеме это превращалось в проблему. Сегодня я была на каблуках, поэтому доверила Джейсону меня нести, спокойно расположившись в кольце его рук – даже просто прикосновение приносило удовольствие. Во время поездки в Северную Каролину, к его умирающему отцу, он стал моим подвластным волком и наши отношения стали более близкими. Тогда он спас дважды – от Марми Нуар, которая два дня держала меня под контролем, пытаясь подчинить всех вер-тигров страны, и от Ричарда, который обрел свою версию ардеура, устремленную только на меня.

Во всяком случае, очень хотелось на это надеяться, не хотелось даже думать, что он будет использовать свой ужасный дар на всех встречных женщинах – Ричард попытался подчинить меня, и, не вмешайся Джейсон, вполне мог добиться своего. То, что сделал Ричард, было ужасным поступком и, по моему мнению, это было хуже чем смерть. Уничтожить разум другого человека – как похитить душу. Всего один раз я сделала это, спасая свою жизнь - и все равно любое воспоминание об этом заставляло чувствовать себя ужасно. А он делал это намеренно, пытаясь переделать меня под свой идеал – дом, двое детей и я в переднике стою на кухне, и просто стер бы ту часть меня, которая в этот идеал не вписывалась. С тех пор я не видела и не слышала Ричарда – он сбежал в Теннеси и второй месяц закрывается метафизическими щитами. А я как-то особо и не стремилась к встрече - чем больше он получал сил, тем больше превращался в жестокого ублюдка и сам старательно уничтожил ту часть меня, что любила его.

Несмотря на связь, Джейсон отказался переехать жить ко мне, предпочитая подвалы Цирка Проклятых. Конечно, я могла ему приказать, но зачем?

Открыл и закрыл вторую дверь новый охранник, раньше его не видела. Джейсон, не отпуская меня, шел дальше.

- И куда же мы идем? - лениво спросила я, положив голову ему на плечо, и наблюдая за происходящим через полузакрытые глаза.

- Сюрприз.

- Тогда я закрываю глаза, и надеюсь, что ты меня удивишь.

Впрочем, не удивил. Сегодня Джейсон кормил меня, и хотелось успеть сделать это до того, как я начну ругаться с Жан–Клодом. Поэтому, когда он потащил меня в свою комнату, я не стала сопротивляться. Секс с Джейсоном – просто секс с Джейсоном. Это хорошо и нужно нам двоим.

Потом мы лежали в огромной ванной, я удобно устроилась у него между ног, положив голову Джейсону на грудь.

- Джейсон, скажи… а Жан-Клод уже выбрал кого-нибудь на роль своего нового подвластного волка? – спросила я, не открывая глаза.

Он фыркнул.

- Еще нет. Он хочет Сильвию, Гери, второго волка в стае, а она категорически отказывается,

- Я заинтересованно прислушалась, - Сильвия почему-то думает, что это подразумевает секс с Жан-Клодом, а она убежденная лесбиянка.

- Да уж, - и не смогла удержаться от улыбки. Сильвия - моя хорошая подруга, и, если бы Жан-Клод себя так не вел, я могла бы ему помочь.

Минут десять прошло в тишине. Затем Джейсон напрягся. По его взгляду стало понятно, что он готовится что-то сказать.

- Джейсон, пожалуйста, не говори никаких гадостей, не порти момент, - я сделала жалобное лицо, - у меня сегодня будет тяжелый вечер, и пусть хотя бы начало его будет приятным.

- Выслушай меня, - выдавил он из себя.

Его тон мне решительно не понравился. На всякий случай я отодвинулась на противоположную сторону ванны и насторожилась. Джейсон осторожно посмотрел на меня, набрал воздуха и продолжил.

- Анита, тебе придется согласиться с Жан-Клодом - отвергая его требования, ты делаешь только хуже. Если и дальше будешь его игнорировать, то просто спровоцируешь на более радикальные действия и…

Я закрыла глаза, оперлась руками о край ванны и стала медленно и глубоко дышать, стараясь сдержать стремительно вскипающую злость. Джейсон не был оригинальным – все, что он говорил, я уже слышала практически от всего подвластного Жан-Клоду окружения. Меня поддерживали только леопарды, даже отношение крысолюдов изменилось – я как-то незаметно оказалась в меньшинстве. Что еще хуже, не добиваясь нужной реакции, это самое окружение вдруг перестало со мной общаться, старательно уклоняясь от контактов и, ко всему прочему, добавилась еще и изоляция. Но такого, что у Жан-Клода хватит наглости забрать еще и Джейсона, я не могла даже представить – он лишил меня волков, через Ричарда запретив со мной общаться. Что дальше? Жан-Клод попытается отобрать леопардов? Спокойно, Анита, спокойно, держи себя в руках, все будет хорошо. Еще чуть-чуть и вскипающая ярость заставит меня сделать что-то, о чем я потом пожалею.

-….Я знаю, что ты не беспокоишься о деньгах или славе, ты просто такая - никогда не можешь усидеть спокойно. Ты больше, чем жена для Жан-Клода и вполне можешь начать жить в свое удовольствие – он обеспечит тебе все, что ты только пожелаешь. Может, пришло время остановиться? Подумай…

- Хватит! – закричала я и со всей силы ударила ладонями по воде, подняв волну брызг, - Не хочу! Больше!! Это!!! Слышать!!!

Каждое слово сопровождал удар по воде. Я сжала кулаки и вскочила изводы. Джейсон испуганно смотрел на меня снизу вверх. Ярость окрасила все вокруг в красные цвета, не хватало воздуха, я задыхалась.

- Вы за кого меня принимаете?! Даже если вы все тысячу раз повторите слова этого чертового вампира, я все равно не уступлю! Я просто не верю своим ушам, Джейсон, как ты мог? - резкая боль заставила посмотреть на руки – я разжала кулаки и увидела, как кровь стекает между пальцами. В припадке ярости я сжала их так сильно, что ногтями поранила ладони. Вид крови слегка охладил.

- Оставь меня одну, пожалуйста, - выдохнула я, и стала оглядываться в поисках полотенца или салфеток. Джейсон не пошевелился и продолжал смотреть на меня с испугом, - Прямо сейчас! Убирайся! Это приказ, Джейсон!

У него не осталось выбора, и с опущенной головой он вышел из комнаты, всем видом выражая несогласие. Я выбралась из воды, и направилась к шкафчику, заливая пол кровью – сердце билось как сумасшедшее и кровь струйками выталкивалась из ран.

- В шкафчике, в шкафчике были салфетки, спокойно, Анита, спокойно. Все будет хорошо, дыши глубже, глубже, только не вызови гипервентиляцию, а то упадешь и утонешь в этой замечательной ванной, или разобьешь голову о ее край, - Я бормотала под нос, пытаясь успокоиться. Выпавшая из трясущихся рук упаковка салфеток разозлила снова, и я, шепча ругательства, рванула упаковку, набрала салфеток и сжала ладони между собой. Оглядела разрушения - пол, край ванны, ноги были заляпаны каплями крови. Я нашла чистый угол, ногой подцепила и бросила туда полотенце, затем села, с наслаждением прижалась к холодной стене спиной.

Минут пять я просидела, пытаясь успокоиться и наслаждаясь тишиной.

В дверь постучали.

- Анита, это Клодия, можно зайти?

Я задумалась на секунду.

- Нет.

- С тобой все в порядке? Я чувствую кровь.

- Да, со мной полный порядок. Просто дайте побыть одной.

- Мы стоим за дверью, только крикни.

Клодия напомнила о цели приезда, и я со стоном встала. Уже не хотелось идти к Жан-Клоду, хотелось позорно убежать домой, и, окруженной моими леопардами, зализывать раны. Но я стала отдирать прилипшие салфетки и приводить себя в порядок, потому что никогда не убегаю – возможно, в будущем такой подход приведет меня к гибели. Последняя салфетка упала на пол кровавым цветком и я увидела. Разумеется. Четыре пореза на каждой ладони. Стоило убрать салфетки, они начали кровоточить еще больше – и болеть! Я зашипела, с отчаяньем глядя на порезы. Мои ногти оставляли раны, которые заживали так же долго, как если были нанесены вампиром или оборотнем, и за секундную вспышку ярости придется расплачиваться пару дней.

Там же где и салфетки, нашлась аптечка, и, стараясь не испачкать все в крови, я достала бинт и стала искать что-то режущее, чтобы вскрыть упаковку. Ножницы нашлись на полочке выше, как могла, я забинтовала руки, помогая зубами затянуть узел.

Ненавижу раны на руках – невозможно нормально использовать оружие, вообще невозможно что-либо делать нормально. Я вздрогнула и повела плечами, воздух в ванной остыл – надо было выходить, а значит, придется лезть в воду и смывать кровь. Когда все было закончено, я завернулась в полотенце и вышла. Клодия и Рамус делали вид, что ничего не произошло, старательно избегая на меня смотреть. Джейсона не было в комнате, и я серьезно задумалась о том, что перед ним придется извиниться. Я забрала одежду и оружие, и вернулась в ванную комнату. Стараясь не наступать на кровь, стала быстро все натягивать, ругаясь, когда одежда прилипала к влажному телу. Оставалось закрепить ножны для спинного ножа, когда я почувствовала пробуждение Жан–Клода.
Я шла к нему в спальню. Следом шли двое незнакомых охранников, сменившие Клодию и Рамуса. Они назвались, но имена тут же вылетели из памяти, прямо сейчас меня волновала проблема посерьезнее. Мы уже подходили к спальне Жан–Клода, когда дверь открылась и он вышел сам. Черный халат, отороченный мехом, похоже, был единственной одеждой на нем и, глядя на него, перехватило дыхание – на несколько секунд я забыла что такое дышать. Черт, желание прикоснуться было настолько сильным, что я крест накрест прижала руки к груди, пытаясь заглушить зуд на кончиках пальцев. Я бегала от него две недели, и все тело было против такого поведения. Последний наш разговор, если его можно так назвать, закончился тем, что я ушла, громко хлопнув дверью, посылая при этом Жан-Клода к черту.
- Привет, Жан-Клод! – я решила сделать хорошую мину при плохой игре и вела себя, как если бы ничего не произошло.
- Добрый вечер, ma petite, - ответил он, не скрывая удивления, продолжил же более зло, - Тебе, наконец-то, удалось выделить время для визита к своему Мастеру? Как же так получилось? Случилось чудо, и ты решила нас навестить?
- Жан-Клод, не начинай. Я очень соскучилась, рада тебя видеть, и в планы на сегодня ссора совершенно не входит, - говоря это, я подошла и протянула руки, чтобы обнять его, но Жан-Клод отстранился, сделав неуловимое движение, и шагнул назад. Я как шла, так и застыла на месте, с поднятыми руками, потрясенная до глубины души. Никогда еще он так себя не вел. Я испугалась, разозлилась и удивилась одновременно – у меня не было впечатления, что причина разногласия – отказ изменить образ жизни – могла бы вызвать такой эффект. Вот так грубо оттолкнуть – это мог сделать Ричард, Реквием, да кто угодно, кроме Жан-Клода – чтобы не происходило, он оставался Надежным, принимающим меня такой, какая я есть. Как всегда, злость смыла страх и я почувствовала, что начинаю понемногу заводиться.
- Что это значит?
- Анита, нам нужно серьезно поговорить! – какой холодный голос! Как будто облили ледяной водой - он вырвал у меня судорожный выдох, и заставил поежиться, - Так дальше продолжаться не может. Мэнни, Клавитц – оставайтесь возле дверей.
Жан-Клод схватил за правую руку выше локтя и грубо затащил в комнату, часть пути просто проволочив меня на каблуках. На несколько мгновений я растерялась от такой наглости, а когда пришла в себя, начала вырываться, но он вцепился так, что я могла бы поспорить – останутся синяки. Можно было левой вытащить нож, но что с ним делать?
И тогда я разоралась.
- Совсем с ума сошел? Немедленно отпусти!
Швырнув меня на кресло, стоящее возле кровати, он вернулся закрыть дверь, и я смогла оглядеться.
На кровати с блаженной физиономией валялся Джейсон, по шее прочертили красные ручейки две струйки крови.
- Джейсон, оставь нас, - вложив в слова силу, приказал Жан-Клод. Джейсон посмотрел на нас и от комментария благоразумно воздержался. Когда за ним закрылась дверь, Жан-Клод сказал:
- Анита, прошу терпения. Разговор будет долгий.
Я села в кресло, стоящее в углу комнаты, и не могла понять, как реагировать. Все было не так, поэтому я решила успокоиться, и попытаться разобраться, что же все таки происходит. Сегодня он называл меня по имени - несомненно, плохой признак. Жан-Клод застыл посреди комнаты, как умеют делать только вампиры – издалека не отличишь от статуи, затем ожил и начал яростно говорить, не глядя на меня. Он был в ярости, терял самоконтроль и сила, выплескивающаяся при каждом слове, заставляла меня вздрагивать и морщиться. Это как будто водили ножом по стеклу – вроде и ничего страшного, но терпеть это невозможно.
- Анита, что бы мне сегодня не пришлось сделать, хочу, чтобы ты поняла - я многим тебе обязан. Ты спасала мою жизнь и, благодаря тебе, я стал Принцем города. Поверь, я это никогда не забуду. Но сложилась ситуация, когда нам всем придется сделать нелегкий выбор. Мне придется быть жестоким и сделать выбор за тебя, иначе в конечном итоге я тебя потеряю.
- Жан-Клод, я…
- Не перебивай! Ты ведешь себя так, будто это нормально – быть человеком-слугой, федеральным маршалом и аниматором. Это не нормально, и не будет продолжаться далее!
- Но Жан-Клод! Слуш…
- Ты снова?
Если он хочет, чтобы я орала, то своего он добился.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #2 - Июнь 6, 2010 :: 6:59pm
 
- Да! Черт! Я не позволю принести в жертву огромную часть моей жизни, только из-за того, что тебе, видите ли, кажется, что я неправильная. Я жила так задолго до встречи с тобой и никто не заставлял ставить мне метки. И не угрожай, никогда не угрожай мне, - я перевела дух и попыталась говорить рассудительно.
- Жан-Клод, послушай. Если ты отберешь работу в полиции и аниматорство, что у меня останется? Что останется от той Аниты, которую ты встретил? Из-за тебя я все меньше человек, но принимаю это, потому что люблю тебя. Никогда я не стану домашней девочкой, и всегда думала, что ты понимаешь это, как никто другой! Это одна из причин, что именно ты со мной, а не Ричард – ты принимаешь меня такой, какая я есть, и не пытаешься переделать. И я не понимаю, что с тобой происходит, что ты начинаешь вести себя подобно ему - но, сразу говорю, у тебя ничего не выйдет, сколько бы ты на меня не давил. И поэтому! Я не буду подчиняться тебе! И если ты не прекратишь, то откажусь и от телохранителей. Понятно выражаюсь?! – к концу фразы я снова была на взводе и злобно смотрела на Жан–Клода. Что-то не в порядке было в последние дни, я взрывалась от любой мелочи – Натаниэль предложил версию, что это происходит от долгого отсутствия контакта с Жан-Клодом или Ричардом и мне некуда девать ярость, которая накапливается, ожидая только случая выплеснуться.
Все это время он стоял посреди комнаты и смотрел ничего не выражающим взглядом. Щиты были подняты максимально, поэтому я не могла чувствовать, что творится у него внутри. Секунд десять мы смотрели друг на друга, я чувствовала тяжелые удары сердца и то, что кровь снова потекла из изрезанных ладоней, пропитывая бинты.
- Анита, я никогда не пытался тебя изменить силой и ты не представляешь, как воспитывают слуг. В некоторых случаях приходится прибегать к весьма неприятным вещам, заставляя слугу подчиниться и принять хозяина, но на это приходится идти – люди глупы и редко понимают, что для них будет лучше. Это как наказать нерадивого ребенка – только ради его пользы. К сожалению, некоторые слуги после … воспитательных процедур ненавидят своего Мастера или пытаются его убить, и отчасти по этим причинам я никогда всерьез не планировал применить их к тебе.
- Что-то новенькое, Жан-Клод. Сильно надеюсь, что ты не собираешься испробовать свои приемчики на мне? – холодно сказала я, пытаясь решить, что делать. Убить его равнозначно самоубийству, и максимумом возможного было ранить для своего спасения. Вполне допустимый вариант, пусть это и заставит потом страдать, но сначала я попытаюсь обойтись словесной эквилибристикой.
- Ma petite, я долго терпел. На что ты надеешься? Рано или поздно обстоятельства сложатся не в твою пользу и ты погибнешь. Я всегда опасался использовать в отношении тебя насильственные методы, пытался убедить, но последние события не оставляют мне выбора.
Наверное, со мной сейчас случилось то же самое, что случается с женщинами, которых в первый раз бьет муж. Ступор. Невозможно поверить, что он сделает это и только потом, когда сидишь, оплакивая разрушение семейной идиллии, становиться понятно - можно было предсказать такое развитие событий.
- Что? – только и смогла я из себя выдавить.
- Придется… придется пойти против твоей воли. Прости, ma petite. – глаза вспыхнули синим, но я всегда выдерживала взгляд Жан-Клода, и легко выдержала его теперь – на что он рассчитывал?. А вот к тому, что он атакует через метки, я оказалась совершенно не готова. Щиты рассыпались, как карточный домик, и сила Жан-Клода хлынула в меня, на пару секунд заставляя полностью потерять ориентацию в пространстве.
Я вскрикнула и скатилась с кресла, пытаясь достать пистолет, но из-за бинтов рука просто соскользнула с кобуры, а потом стало поздно. Тело налилось свинцовой тяжестью и я оказалась прижата к полу, не имея возможности шевельнуться. Лежа на животе, лицом в ковер, все, что я могла делать - это часто дышать. Я услышала, как пистолет ударился об стену и почувствовала, что Жан-Клод расстегивает застежки наручных ножен.
- Я только сниму оружие, ma petite, не беспокойся.
От бессилия и обиды я захныкала – тело полностью вышло из-под контроля и слезы горячими ручейками потекли по щекам. Черт, я не верила, что он решится осуществить свои угрозы. Наручные ножи полетели вслед за пистолетом и валялись рядом с ним, Жан-Клод принялся снимать большой нож со спины. Я даже закричать не могла! А если бы даже закричала, что толку? Пока мы в Цирке, никто не стал бы помогать бороться с Принцем Города.
Жан-Клод закончил меня разоружать, подхватил на руки и отнес на кровать. Сел рядом и застыл.
- Сейчас я попробую одно средство, ma petite, и буду счастлив, если будет достаточно только его.
Я почувствовала, как он через метки полез ко мне в голову, читая воспоминания, а затем что-то сделал еще, и эти воспоминания стали проноситься перед глазами, как набор слайдов, только в этих слайдах я принимала непосредственное участие. Он отбирал все самое плохое, что случалось за последние годы, и показывал во всех подробностях, заставляя переживать это вновь. Наверное, я увлеклась этим импровизированным кинотеатром и пропустила следующую гадость, которую Жан-Клод в меня запустил. Дерьмо! Он вытащил на поверхность склонность к подчинению, которую принес в триумвират Натаниэль и стал ее усиливать, заполняя разум стремлением подчиняться Жан-Клоду, выполнять его желания, быть послушной… Черт! Я поняла, что времени нет – стоит промедлить, и я превращусь в фанатичную идиотку, смыслом жизни которой станет служение вампиру. Тогда я решилась. Любой ценой нужно было сбросить контроль и я лихорадочно стала обращаться ко всему, что могло помочь, но ни одна полученная от Жан-Клода способность не ответила, похоже, он их заблокировал, как и связи с Натаниэлем и Дамианом.
Влажным голодным ртом открылась способность, случайно перешедшая ко мне от Обсидиановой Бабочки во время поездки в Санта-Фе, но для нее нужен был физический контакт, а подчиняющий меня Мастер Вампиров предусмотрительно его избегал. Уже в отчаянии, я заметила, что процессе разоружения кровь с бинтов попала на руки Жан–Клода и, как только я подумала о некромантии, она отозвалась на кровь, полыхнула и контроль на мгновение ослаб. Не задумываясь, я ударила через метки по Жан–Клоду, выбивая то, что позволяет вампирам существовать, аналог души, уходящий от них утром, и возвращающийся вечером. Он застыл. Подчинился. Наверное, такой поступок был неожиданным даже для него.
- Встань! – Жан-Клод встал безмолвной статуей, - И стой здесь.
Контроль постепенно уходил, теперь я ощущала его как холодную паутину, опутывающую все тело. Только через пару минут, показавшихся вечностью, стала возвращаться чувствительность, и я рискнула пошевелиться. Вроде как все в норме, только ощущалась ужасная слабость, как будто на меня навесили дополнительных килограмм тридцать веса. Попытка встать окончилась падением с кровати, я решила не рисковать и лежала на полу, сжимая и разжимая мышцы, заставляя их работать. Какие у меня главные приоритеты в любой ситуации? Как говорит Натаниэль – одеться и вооружиться, поэтому в первую очередь я кинулась к оружию, закинула в кобуру пистолет, прицепила обратно ножи. Бросилась к двери, успокаивая дыхание, попрыгала, сбрасывая остатки контроля.
Оглянулась, и сердце упало – Жан-Клод стоял, сгорбившись, неживой.
- Господи, пусть он придет в норму, - взмолилась я. Вернулась, но дотрагиваться не рискнула, прошептала, - Прости, но иначе я не могу.
Меня всю трясло, и было чувство, что все летит кувырком. Я предполагала, что он должен очнуться через какое то время, как это случилось с теми вампирами, которых мы случайно подняли, когда создавали триумвират, но не знала точно. А если Жан-Клод не очнется? Я взяла себя в руки – сейчас оказаться на безопасном расстоянии от него, все остальное потом.
Так! Если открыть дверь, охранники его увидят. Поэтому я приказала зайти в ванную комнату и стоять там, плотно закрыла за ним дверь и пошла к выходу. Охранники, стоящие снаружи, Мэнни и…, имя второго я уже забыла, посмотрели, но промолчали, хотя вопрос был виден в глазах.
- Жан-Клод приказал не беспокоить, у него важный телефонный разговор, - трясущиеся руки я прижала к бедрам. Всем своим видом я старалась показать, что все в порядке и внимание уходило на то, чтобы не сфальшивить.
- У нас четкий приказ – везде следовать за вами. Этот приказ может отменить только Жан-Клод. – с подозрением сказал как раз тот второй, с неизвестным именем. Мэнни тоже сообразил, что происходит нечто необычное, и напряжение поплыло в воздухе. Формально положение человека-слуги давало мне второй по старшинству статус после Принца Города и я могла распоряжаться всем, что принадлежит ему, но Жан-Клод очевидно подстраховался от некоторых моих возможных действий и сегодня придется вести себя как обычно.
- Я еду домой. Вы сегодня ночные охранники?
- Не только мы, так же будут два вампира, - заулыбался Мэнни, - эти братья. Кто они? Я принюхалась. Вроде оба вервольфы. Если два брата-вампира, то это обозначает Истину и Нечестивца. Неважно, неважно, сейчас важнее выбраться, домой я все равно не собиралась.
- А как твое имя? - спросила я второго, начиная двигаться по коридору в сторону выхода из Цирка.
- Кравитц. – ответил он, подозрительно оглядываясь на комнату, а потом глядя мне в лицо - У вас там точно все нормально? Мы почувствовали, что там бабахнуло магией, да так, что до сих пор волосы дыбом.
- Кравитц, нормально, - я нахмурилась, а про себя стала думать, что со мной не так, почему он пялится? Я мысленно выругалась! Конечно же, следы от слез - я забыла привести себя в порядок.
- Мы снова поругались, - я сделала свой вариант коповского пустого лица без эмоций, - как обычно в последнее время.
Нужно было от них срочно избавиться. Но как? Мы уже подходим к внутренней двери, ведущей на лестницу. Нужно отослать Кравитца, слишком он подозрительный.
- Кравитц, принеси мой пиджак, он остался на кресле в комнате. Мы подождем тебя здесь. – На секунду он задумался, затем кивнул и пошел обратно по коридору. Похоже, мой статус все еще позволяет командовать. Я знала, что здесь стоят камеры, и охрана увидит мои действия, поэтому счет шел на секунды. Открыв дверь, я вставила ключ с другой стороны, и зашла обратно. Затем, вытащила нож из ножен с левой руки, и стала подбрасывать его. Убедившись, что Мэнни следит за моими действиями, я, как будто случайно, отбила локтем нож, отправив его по коридору.
- Ты не мог бы?..
Он кивнул и двинулся за ножом. Как только он отвернулся, я бросилась к двери, захлопнула ее и повернула ключ, но не стала поворачивать на полный оборот, а оставила на половине, заблокировав дверь с этой стороны. Я повернулась к лестнице, начала подниматься и застыла - острое чувство дежавю заставило несколько раз судорожно вздохнуть. Четыре года назад я карабкалась по этим ступеням, спасаясь от Николаос. Секунда то, чтобы взять себя в руки и вперед, на штурм ненавистной лестницы.
Я открыла дверь и выронила ключ, меня снова затрясло от осознания сделанного. Удалось сдержать слезы, но… это было тяжело.
- Анита, некогда расклеиваться, надо делать ноги, думать будешь потом, - Прикрикнула я на себя и закрыла внешнюю дверь. На улице стемнело, только краешек заката еще краснел. Что это значит? Значит, почти все вампиры еще спят. И слава богу.
Я рванула машину с места, и бросилась петлять по улочкам ДаунТауна, не различая дороги. В какой-то момент стало вообще неясно, где я нахожусь, вокруг были какие-то фермы и поля, похоже, я уехала за город. Несколько минут я тупо смотрела в темноту за стеклом машины. Отстегнув ремень, сползла по сиденью и задумалась. Что делать дальше?
Если я не смогу убедить Жан-Клода прекратить, то остаются очень невеселые варианты: убить его, принять требования или держаться подальше. Но в Сент-Луисе нет места, где я могла бы чувствовать себя в безопасности, а, значит, в этом варианте придется уехать и прервать связи со сверхъестественным сообществом. И как я буду кормить ардеур? Как суккуб в древности, ловить неосторожных путников по ночам? Ну нет, бежать некуда, да и смысла в этом нет. Пока на мне висят два триумвирата… я покачала головой. Опять же, Жан-Клод. А если я его убила? До сих пор на другом конце метафизической связи было пусто, и осталось только надеяться, что он придет в себя, как те вампиры, которых я поднимала в качестве зомби. Вернуться и помочь вернуть его? Нет. Так рисковать я не хочу, второй раз он не допустит ошибки.
Вариант с убийством не рассматривается, даже если при этом умру я, с чем еще я могла смириться, то, что за собой мы потянем Ричарда, Натаниэля и Дамиана, делает этот вариант невозможным.
Согласиться на его условия? Я попыталась представить, во что в этом случае превратится моя жизнь, но получившаяся картинка совсем не понравилась. Работа федерального маршала и участие в полицейских расследованиях позволяли чувствовать, что еще осталась жива часть прежней меня, что я не перешла на сторону монстров полностью и если от этого отказаться, что останется?
Мне нужен был совет. Я чувствовала, что неспособна трезво мыслить. Но кто сможет понять и при этом не побежит в полицию? Советоваться с оборотнями не имело смысла – они дали бы поддержку, но не помогли разрешить ситуацию, хотя насчет волков уверенности не было – Ричард вполне мог действовать заодно с Жан - Клодом. Все сообщества оборотней жили по своим правилам, и, по этим правилам, мне следовало принять все, как есть. Потому что он Мастер вампиров, а я его человек-слуга – если кто-то по рангу выше тебя, то ты должен ему повиноваться, нравится или не нравится такой подход.
Позвонить Эдуарду? Но решение вопроса «по Эдуарду» едва ли мне понравится – он неоднократно предлагал убить Жан-Клода и Ричарда, чтобы от них освободиться.
Вероника Симс, Ронни, лучшая подруга? Она рассталась с Луи, насколько мне известно. И я скрываю от нее большую часть своей жизни, потому что она ненавидит вампиров, а моя жизнь целиком вращается вокруг них. Возможно, пришло время восполнить пробел в ее знаниях. Я стала искать сотовый и выругалась, потому что оставила его дома. Нет, нет, нет - домой сейчас хочется меньше всего. Так! Первое – надо выяснить, где я нахожусь. И второе, нужно позвонить Ронни. Окей, поехали.
Слева по курсу появилось одноэтажное здание из красного кирпича, на котором красовалась огромная вывеска с надписью «GIRLS GIRLS GIRLS». Подъехав поближе, удалось разглядеть название «Fifty-Two Club». Чуть ниже светилось «Club 64 East». Я запарковалась на пустующей стоянке и задумалась. С ножнами на руках внутрь идти нельзя, прикрыть их нечем – придется оставить в машине. Наверное, мой мрачный вид поспособствовал и в баре мне удалось только позвонить и ничего больше. Ни один тип, ошивающийся возле стойки, не попытался навязать знакомство. Вероника была дома, и за это отдельная благодарность моему ангелу хранителю.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #3 - Июнь 6, 2010 :: 7:00pm
 
- Ронни, привет, как поживаешь? – осторожно спросила я.
- Анита, так рада тебя слышать.
- Ронни, мне, - я глубоко вдохнула, - Мне нужно с тобой посоветоваться.
- У тебя что-то случилось? Голос очень странный.
- Да, - жалобно сказала я и не смогла удержать всхлип, - сегодня я чуть не убила Жан-Клода. Возможно, что убила. И сейчас не знаю что делать.
- Анита! О господи! Где ты сейчас? - Она быстро оправилась от удивления.
- В дурацком баре, называется «Клуб 52», - Я вытерла слезы и повернулась к бармену, - Какой здесь адрес?
- 52 Клейр Авеню, пересечение с Богард, Мисс.
- Ронни, просто на всякий случай, я говорю тебе адрес. Ни в коем случае не надо за мной приезжать. Я собираюсь переночевать в гостинице и перезвоню, как только доберусь до любой из них. Нужен был отель, где можно поселиться под чужим именем. Неизвестно, сколько мне придется там прожить. Parkway Hotel, находящийся на Форест Парк авеню, показался неплохой идеей, во время одного расследования приходилось там бывать. Ехать, правда, через полгорода, но это даст время обдумать, что рассказать Ронни.

3.

До гостиницы я добралась только в девять вечера. Парквей Отель – гостиница категории F, за небольшую сумму портье меня легко записали под именем Джейн Смит. Еще за десятку портье забыл мою внешность. Номер на четвертом этаже, с кондиционером, ванной, двуспальной кроватью и всем, что нужно для комфортного проживания. Ронни я позвонила из номера, сбросив туфли и растянувшись на кровати.
- Ронни, я сейчас в Парквей отейле, на Форест парк авеню, номер 53. Рядом удобная стоянка, если что и…можешь захватить свой старый халат? Не хочу заезжать домой, а с собой ничего нет.
- Конечно, никаких проблем, жди меня в течении часа.
Я нажала кнопку отбоя, отбросила телефон и расслабилась. Тут же нахлынул страх за Жан-Клода и с трудом удалось не разреветься. До сих пор он не пришел в себя, там, где я его обычно чувствовала, была пугающая пустота. Собрав волю в кулак, я решила узнать, что происходит. Чуть-чуть ослабила щиты и мысленно потянулась к Натаниэлю. Прямо сейчас он был в Цирке, в спальне Жан-Клода и разговаривал с Ашером.
… - Натаниэль, нужно узнать, где Анита. Ты можешь обратиться к ней через вашу связь.
- Она закрылась от всех и не отвечает. Вы вытащили меня из дома, даже не дав переодеться. Ашер, что произошло?
- Если бы мы знали, - лицо Ашера исказилось от гнева, - Анита обманула охрану и сбежала, и, когда я проснулся, то нашел Жан-Клода в этом состоянии. Что она делала дома?
- Все как обычно – поговорила по телефону, полдня читала дело, которое в четверг привез Зебровски, потом мы пообедали, и она поехала сюда.
- Черт! Что же у них случилось… в любом случае, Жан-Клода нужно привести в себя до утра. Натаниэль – не прекращай вызывать ее.
В комнату зашли Нечестивец и Истина.
- Вероника Симс уехала за пять минут до нашего прихода. По словам соседей, она очень спешила. Кэтрин дома, ничего не знает. Дамиан проснулся, связаться с Анитой не может.
- Ясно. Думайте, куда она могла поехать. Натаниэль?
- Никаких изменений. Я чувствую, что она не хочет общаться и очень напугана.
В этот момент я ощутила, что ожил Жан-Клод, почувствовала его растерянность и гнев. Он понял, что произошло, понял, что я наблюдаю за ним и спешно закрылся. Я ждала. Пять, десять минут - нужно было понять, что от него ожидать дальше. Не выдержала и открылась первой.
- Жан-Клод, - я мысленно прошептала его имя, чуть-чуть опустив щиты, но он молчал.
- Жан-Клод!!! Отвечай сейчас, или никогда больше меня не увидишь! - как же я была зла на него! И именно сейчас я не пыталась подавить злость, а еще больше раздувала ее. Потому что боялась. Мне было так страшно, что идея о трансформации страха в злость показалась весьма удачной.
- Анита, - он постарался спрятать эмоции за равнодушием, но тенью проскользнули злость и страх. - Где ты сейчас?
- Неважно! - Я чувствовала, что заработала право орать, - Я требую объяснений! И лучше тебе быть убедительным, потому что прямо сейчас я решаю, что делать со всем этим дерьмом дальше!
- Ma petite, ты можешь приехать? Обещаю, что не буду причинять тебе вреда.
Это было настолько неожиданным, что несколько секунд я просто не знала как реагировать. Я попыталась сдержать истерический смех, но в итоге расхохоталась до слез, упав спиной на кровать.
- Жан-Клод, я вроде как еще в здравом уме и даже не надейся меня увидеть, пока я не пойму что сегодня произошло, - это я сказала сквозь смех, - Скажем так. Я теперь гораздо меньше тебе доверяю.
- Ma petite, очень прошу, позволь тогда телохранителям сопровождать тебя.
- Не подходит. Через Рафаэля, Ричарда и Нарцисса ты контролируешь всех охранников. Жан-Клод, прекрати заговаривать мне зубы! Я все еще жду объяснений, и не отстану, пока их не получу.
Я почувствовала, как злость струйками начала просачиваться сквозь его щиты. Да что же такое творится? Быть может, Жан-Клод сошел с ума? Мне приходилось видеть сумасшедших вампиров, но, насколько я знаю, они теряли разум столетиями и никогда это не происходило вдруг.
- Анита, я все тебе объясню, но сейчас я требую, чтобы ты допустила к себе охранников или приехала в Цирк, требую этого как твой мастер и хозяин! Совершенно нет времени играть в словесную эквилибристику, - все-таки он не сдержался, и, заканчивая фразу, уже полыхал яростью, щиты на мгновение ослабли, и я увидела Рафаэля, Короля Крыс, сидящего в кресле рядом с Жан-Клодом и Сильвию, Гери, вторую по рангу у волков, исполняющую обязанности Ульфрика, входящую в комнату. Лицо Рафаэля было печально, я попыталась разглядеть Сильвию, но Жан-Клод восстановил контроль и отбросил меня. - Неужели ты думаешь, что если бы я мог назвать причину таких действий, то скрыл бы ее от тебя?
Мне вспомнился Арлекин, о котором нельзя говорить, пока не получишь на это разрешение. Для нарушителей этого правила было только одно наказание - смерть, и, возможно, сейчас всплыла еще одна старая вампирская тайна. Но я все равно не понимала, зачем он стал действовать настолько грубо, и поэтому я не поверила, гораздо больше его слова напоминали попытку меня отвлечь.
- Во-первых, не смей от меня чего-то требовать! Во-вторых, никогда я не признавала тебя своим хозяином! В третьих, никаких поездок и охранников, и, ради бога, не заставляй это повторять. - я несколько раз глубоко вдохнула, успокаиваясь, - Как ты вообще мог так со мной поступить? Когда подобное делает Ричард, я могу понять - он просто не осознает, насколько это отвратительно. Но ты!? Это же я, твоя Анита и ты хладнокровно пытаешься меня убить?
- Анита! Я вынужден так поступить! Ты зашла слишком далеко и теперь мы все в опасности! Если не хочешь измениться добровольно, я заставлю тебя это сделать! Ты мой человек-слуга, я твой Мастер и имею право защищать тебя так, как считаю нужным, даже если ты против.
Его слова резали сердце, как острые ножи. Трясущимися руками я закрыла лицо и разрыдалась, и сквозь слезы прокричала ему, - Нет! Нет! Нет, пока я жива!
- Так или иначе, но... Чем больше ты сопротивляешься, тем больше людей пострадает. Мы возьмем твоих леопардов и будем их удерживать, пока ты не придешь.
Время остановилось и я застыла, лежа на кровати, не в силах даже дышать. Это был такой удар, после которого падаешь и равнодушно смотришь на приближение смерти. Я почувствовала, что погружаюсь в состояние белого безмолвия, в котором убиваешь не раздумывая, реагируя только на движение, и шепнула:
- Ты не посмеешь. Только попробуй... - я попыталась представить, что убиваю, стреляю, глядя в его глаза, вырезаю сердце... НЕТ! Это бред, такого не может происходить на самом деле!
- Жан-Клод, остановись! Прекрати, умоляю, иначе я сейчас сойду с ума. Что происходит? Зачем ты это делаешь?
- Ты права, ma petite, никогда я не стал бы вредить твоим леопардам, Мика для меня слишком дорог. Я все еще предлагаю добровольно согласиться с моими требованиями, потому что не хочу превращать тебя в безвольную куклу. Пожалуйста, доверься мне, ты же знаешь, я никогда не стал бы действовать тебе во вред, - Он сделал паузу, и я слышала его дыхание, он был спокоен и абсолютно уверен, в том что говорит, - Если ты не вернешься до завтрашнего вечера, то мы начнем прочесывать город и перевернем каждый камешек, но найдем тебя и тогда у тебя уже не будет выбора. Я жду!
Он закрыл связь, а я уткнулась головой в подушку и попыталась хотя бы расплакаться, но слез не было. Как зомби, я взяла полотенце и направилась в ванную. Включила воду, направила душ на себя и застыла, пытаясь горячей водой смыть страх.
Ронни приехала через двадцать минут, я как раз вышла из душа, завернувшись в полотенце. Заказывали еду мы вместе – зажаренный бифштекс, картошка фри, и кока-кола с моей стороны и тоже самое, но вместо колы бутылка вина – с ее.
Мы ждали заказ. Я сделала из простыни подобие домашнего халата и сидела молча, и, заполняя паузу, Ронни начала рассказывать про свои отношения с Луи - он хотел семью, детей, а она так и не смогла смириться с потерей свободы, они разругались в пух и прах и она окончательно порвала с ним. Луи после этого уехал в Теннеси к Ричарду, к своему лучшему другу.
Все-таки она не выдержала первой.
- Анита, что у тебя случилось с Жан–Клодом? Ты наконец-то его убила?
- Я… я была вынуждена. Но он жив, очнулся полчаса назад.
- И что же сделал этот кровосос? А, стоп, извини! Ты дала ясно понять, что не желаешь слышать мое мнение. Во всяком случае, именно из-за него мы перестали доверять друг другу, как раньше, - Она бросила косой взгляд и стала смотреть в потолок.
- Не знаю, с чего начать, - я вздохнула, - он требует прекратить аниматорство и работу в полиции и… готов действовать силой. После Лас-Вегаса у Жан-Клода появилась навязчивая идея, что я должна сидеть дома и прекратить работать, и сегодня он перешел от разговоров к силовым методам. Если бы у него получилось, то из меня получилась бы послушная идиотка.
- Почему я не удивлена? Тебе надо было послать его уже давно! - Ронни торжествующе фыркнула, - рассказывай! Если, конечно, это не секрет для меня, как обычно.
- Ронни, не знаю как объяснить… я слишком многое от тебя скрывала в последнее время, но, может быть, сейчас…я попробую рассказать тебе все, что могу, - было тяжело сказать это, но я справилась. Вздохнула, и продолжила, - если после этого ты во мне разочаруешься, я пойму.
- Я не могу расстаться с Жан-Клодом. Это то, с чем придется смириться. - Жан-Клод мастер вампиров, а я его человек-слуга. Пока что на мне три из четырех меток, - Ронни сделала недоуменное лицо, и пришлось объяснить, - Есть Мастера Вампиров, у них больше способностей, чем у рядовых вампиров. Одна из них – способность иметь человека-слугу. Это тот, кто разделяет с вампиром силу и способности, становится сильнее, быстрее. Слуги со всеми четырьмя метками не стареют и живут, пока жив их Мастер.
- Ты все время говоришь про какие-то метки, что это?
- Сложно объяснить… Мастера Вампиров способны поставить на человека магическое нечто, называемое меткой. Больше всего это похоже на провода, или нити, связывающие вампира и человека. Всего меток четыре, и, чем их больше, тем больше проявляется возможностей.
- От них можно избавиться?
- Только смерть убирает метки. Один раз мне пришлось пережить смерть вампира, который против воли поставил все метки. Тогда я три дня лежала в коме и, если бы не Эдуард… мы с тобой не сидели бы здесь. Слуга практически никогда не переносит смерти Мастера.
- И как же так получилось, что ты, Анита Блейк, Истребительница и ужас вампиров, стала слугой вампира?
- Первую метку Жан-Клод поставил, чтобы спасти меня. А те три, что на мне сейчас, пришлось принять, чтобы спасти Ричарда и Жан-Клода.
- Анита, я в шоке. То, что ты рассказала, настолько невероятно… и, если бы это рассказал кто-то другой, я бы в жизни не поверила. Но блин! Все, не перебиваю, продолжай.
- Еще я приобрела свойства Мастера Вампиров. У меня есть подвластный вампир и подвластный зверь. Дамиан и Натаниэль…
Я рассказала ей почти все. Скрыть участие Эдуарда и его команды показалось правильным решением, эта тайна была не моей. Принесли заказанную еду. На время позднего ужина я прервала рассказ, но постоянно ловила на себе озадаченный взгляд Ронни. То, что смущало больше всего, я оставила напоследок.
- Но это все не самое неприятное. От Жан-Клода мне перешла одна из его специфических способностей, только прошу, не смейся. Это называется ardeur, и это то, что делает меня живым вампиром. Я питаюсь сексом.
Ронни поперхнулась вином.
- Что???
- Мне приходится трахаться минимум раз в сутки, чтобы не умереть. Но перед этим умрут Натаниэль и Дамиан. И, если я не буду питать ардеур достаточно, то потеряю контроль и, скажем так, выбор партнера будет сделан за меня.
- Не понимаю. Как? На что это вообще похоже?
- Когда я занимаюсь с кем-то сексом, то часть его энергии, или сил, переходит ко мне.
- И кто на такое согласится? – она задумалась, - Или у тебя это в приказном порядке?
- Ронни! – возмущенно воскликнула я, - разумеется, нет! От желающих нет отбоя. Мне не нравится, что это все довольно гадко выглядит со стороны. Если бы можно было питаться от кого-то одного, меня не грызла бы совесть. Очень неприятно чувствовать, что меня считают шлюхой.
- Почему нельзя питаться от кого-то одного?
- У моих партнеров наступает большой упадок сил после секса. Однажды Натаниэль почти умер, когда я питалась на нем два дня подряд.
- Все равно не понимаю, почему на это идут с такой радостью. Из-за любви?
- Ардеур это… Попробую объяснить! Обычный секс никогда не сравнится с сексом плюс ардеур. Ощущения на порядок сильнее – и вырабатывается практически наркотическая зависимость плюс куча других менее приятных эффектов. Поэтому у меня кавалеров гораздо больше, чем позволяют мои моральные принципы.
За время разговора она почти уговорила бутылку вина. Это было странно для Ронни, никогда она не увлекалась спиртным. Она задумалась о чем-то, смотря в сторону.
- Рон, ты сильно переживаешь из-за Луи?
- Конечно нет! Хотя… черт! Да! Стоило с ним расстаться, и как отрезало. С другими мужиками ничего не получается. Анита, я уже месяц не трахалась, проклятье! Мечтаю только об одном – забыть его, - Она поставила фужер на стол, и растянулась на кровати, - Правда ли, что ты не стареешь?
- Неизвестно. Жан-Клод утверждает, что из-за Дамиана мне пришлось попрощаться со смертностью. Но о подобных случаях никто не знает… лет через десять узнаем точно, если, конечно, удастся их пережить.
- Анита, и что ты думаешь делать с Жан-Клодом?
- Не знаю. Но, пока проблема не решится, к нему не приближусь.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #4 - Июнь 6, 2010 :: 7:01pm
 
- Тогда слушай, что я придумала. Почему вы так резко ставите вопрос? Либо по моему, либо никак? Попробуйте найти компромисс – ты, допустим, оказываешь полиции только консультационные услуги, опыт у тебя большой. Никакой стрельбы и погонь, а он за это не лезет к твоим зомби. Скажу сейчас одну вещь, только не начинай сразу злиться и орать. Когда сегодня ты рассказывала, что с тобой происходило, честно, была в ужасе. Пойми правильно, если бы это все рассказывал здоровый брутальный мужик, я бы аплодировала и восхищалась. Но! Не перебивай! Но! Я понимаю Жан-Клода, и на его месте еще раньше начала бы тебя пилить - да ты только представь себя на месте мужа, у которого такая жена - давно бы потребовала развод. Поэтому, как мне кажется, придется немного уступить вам обоим.
- Ронни! Что за гендерная дискриминация? Уж от тебя такого не ожидала! - я задумалась, - Но насчет компромисса… можно попробовать поговорить с ним. Только не лично. Сегодня пусть помучается, а завтра вечером, когда проснется, буду ему звонить. И еще. Ронни! Я прошу никому не рассказывать то, что узнала от меня сегодня. Чтобы не произошло.
Мы еще поболтали о Кэтрин, о тренировках, которые я почти забросила, о делах Ронни. Я допила колу, Ронни прикончила вино, и мы решили укладываться спать. Она отправилась в ванную первая, следом была моя очередь. Когда она возвращалась, я проходила мимо и случайно дотронулась до ее плеча, и ардеур взревел, как будто я не кормила его сегодня. Черт! Да я же на нуле – на борьбу с Жан-Клодом ушла вся энергия. И Жан-Клод не поможет в этот раз! Я внезапно поняла, что Ронни совершенно беззащитна передо мной, поэтому спешно шагнула назад, прижав руки к груди. Ронни застыла, затем тяжело вдохнула.
- Что это было, о господи? Меня как током ударило, - она повернулась и вгляделась в меня, наклонив голову набок, - Анита?
Я не могла соображать здраво. Все силы уходили на то, чтобы держаться подальше от Ронни. Такое со мной было, когда в Лас-Вегасе я увлеклась расследованием и затянула с кормлением. Было еще хуже – ардеур оказался подавлен вампирским голодом и я чуть не набросилась на Эдуарда. Нечестивец, один из вампиров, посланных помочь, силой утащил меня от него подальше и вместе с Истиной помог мне напитать ардеур.
- Рон, тебе нужно уходить, срочно. Похоже, что я внезапно оказалась на нуле и это как раз тот случай, когда выбор будет сделан за меня. Такое уже было, но сейчас некому помочь, - Я закрыла глаза, отвернулась и оперлась лбом о дверь ванной комнаты, стараясь глубоко дышать, - ни в коем случае не дотрагивайся, я сейчас за себя не отвечаю.
Я не успела досчитать до десяти, как почувствовала ее руки, ползущие по плечам. Затем Ронни обняла меня и прижалась грудью к моей спине. Ее голос был хриплым и дрожал от возбуждения.
- Почему нет, Анита? Я уже целый час думаю, что хочу… попробовать, но не могла признаться. Почему я не могу помочь тебе?
- Ронни, это невозможно! Мы не можем. Ты сейчас под воздействием ардеур, это не твои мысли, думай о Луи, господи, мы же подруги и всегда были строго гетеросексуальными! – я пролепетала это и чувствовала, как глупо звучит сказанное в данный момент, - Если ты подсядешь, я этого себе никогда не прощу, - я выложила последний, самый веский аргумент, тело уже трясло, я была на грани.
- Неважно, - прошептала она и осторожно поцеловала меня в шею, лизнула кожу возле уха, заставив меня резко выдохнуть, и вырвав страстный стон. Следующий поцелуй был увереннее, она сбросила на пол полотенце и потерлась небольшой грудью об мое плечо. Это решило все. Я медленно повернулась. На секунду по ее лицу мелькнуло испуганное выражение, но оно исчезло, когда я впилась в нее страстным поцелуем. Ардеур позволил увидеть, что творится в душе у Ронни – она была на грани нервного срыва из-за Луи, была готова поехать в Теннеси, лишь бы вернуть его. Она пыталась завязать несколько случайных знакомств, но до секса дело так не дошло – она прерывала общение, так как ни один из претендентов не дотягивал до Луи. Ее грызла обида на меня из-за того, что я скрыла такую большую часть своей жизни. И зависть, что моя личная жизнь развивается намного лучше, чем у нее. И над всем этим было желание секса, желание потеряться в нем, забыть бывшего бойфренда. Картина в целом была пронизана разочарованием от жизни. Ронни явно была плохой компанией сегодня, и, скорее всего, спровоцировала вспышку ардеур.
Когда все закончилось, я лежала рядом, положив голову ей на грудь. Ронни тяжело дышала, закрыв глаза. Я облегченно отметила, что почти не поцарапала ее, всего несколько следов от ногтей на спине.
- Вот это да, вот это да, - она шептала, - Ничего подобного не испытывала за всю жизнь.
Я легла рядом, наблюдая, как ее снова охватывает оргазм и она выгибается дугой, вцепившись в простыню. После четвертого она взмолилась, - Анита, как это прекратить? Больше не могу.
- Постарайся не думать о том, что было, похоже, это единственный способ, - я решила отвлечь ее разговором, - Один раз у меня был такой секс, после которого я почти умерла. Если о нем вспомнить… приходится быть осторожней.
Она затихла, расслабилась, вдруг ее затрясло от рыданий. Она лежала на спине и плакала, как будто потеряла что-то дорогое. Я подвинулась поближе, чтобы услышать ее слова сквозь всхлипы.
- Я всегда жила так, как хотела, и думала, что у меня-то точно будет интересная жизнь. Ты всегда была настолько правильной, никакого секса до свадьбы, церковь по воскресеньям и что в итоге? Сколько бы я не дергалась, мне грозит обычный путь домохозяйки: свадьба, муж, дети, унылая старость и смерть. Какого черта!? Не хочу! - Она сделала паузу, чтобы отдышаться, - Анита, мне скоро тридцать один, еще лет десять и все, конец! Не хочу видеть, как становлюсь старухой, как мужчины стыдливо отводят глаза, глядя на меня. Да будь оно все проклято!
- У меня было столько мужиков, что я считала себя опытной в сексе, ха! И в тридцать лет, прожив половину жизни, я испытываю такое, из-за чего хочется жить вечно! Я меняла партнеров как перчатки, но, то, что испытала сегодня. Черт! Черт! Черт! Ты знаешь, я всегда считала вампиров чем-то ужасным, гадким, но сейчас уже ни в чем не уверена. Мне так хорошо, как будто я разом освободилась от всех проблем, больше не мучают мысли о Луи, я как будто сбросила огромную тяжесть, которую тащила на себе, не замечая.
Она затихла на секунду. Потом очень осторожно сказала:
- Когда ты... решишь проблему с Жан-Клодом, ты можешь… попросить…чтобы он превратил меня? - и горько добавила, - Я слишком обычная и не обладаю талантами, маловероятно, что какой-то Мастер Вампиров захочет сделать меня слугой, если только Жан-Клод не прикажет, это ведь возможно?
Наступила тишина. Я сидела с закрытыми глазами, ошеломленная, и совершенно не знала, что на это сказать. Нет. То, что говорила Ронни, не укладывалось в голове. От нее эта речь была полностью неожиданной.
- Ронни, теперь ты меня послушай. Я потребую от Жан-Клода, чтобы ни один вампир этого города не посмел притронуться к тебе. О чем ты вообще думаешь? Жизнь вампира, особенно начинающего, даже близко не похожа на сказку – первые месяцы после превращения это почти животное, желающее только крови. И потом… хоть ты и неверующая, но что буду чувствовать я? Что за ручку привела тебя в ад? Прекрати! Не желаю даже слышать таких разговоров! – я задумалась, - Ты, конечно, можешь обратиться к Малькольму, в Церковь Вечной Жизни, но уверяю, там нет вампиров из линии Белль Морт. Не знаю, из какой они там линии, но не замечала за ними каких-то способностей. Нет! Малькольма я предупрежу лично!
Она молчала и смотрела на меня, затем кивнула. Не знаю, что творилось в ее голове, но я ее явно не убедила.
- Если узнаю, что ты стала вампиром…то…не перестану с тобой общаться, наверное. Но, для меня это будет тяжело.
- Все хорошо, Анита, это просто была минута слабости. Я вдруг увидела, как на фоне сегодняшнего вечера поблекли события из предыдущей жизни. И…во время секса был момент, когда мне стало понятно, что делать дальше. Прости, что стала просить о таком.
Она вытерла глаза и зевнула.
- Давай спать? Время почти два ночи…
- Схожу умоюсь и присоединюсь, пока можешь привести постель в порядок.
Я чистила зубы одноразовой гостиничной щеткой и думала, что только что сделала. Если Ронни и не подсела на ардеур, то случившееся явно повлияло на ее психику. Значит, в ближайшие две недели за ней надо последить, чтобы не наделала глупостей. Она вполне может поискать вампиров в других городах, и тогда ее не спасти.
Ронни привела постель в порядок, и легла на свою сторону. Пистолет я засунула под подушку, ножи под кровать, после этого стала укладываться спать. Дождавшись, когда я окажусь под одеялом, она потянулась к выключателю и погасила свет. Обычно я сплю на боку, обняв Натаниэля, Мика обнимает меня сзади. Вместе они делали уютную коробочку, в которой привычно стало спать, но сегодня их не было. Повертевшись, я решила устроиться в привычной позе, как вдруг почувствовала, что Ронни обняла меня. Инстинктивно я напряглась, и она прошептала, - Тсс, все в порядке, просто хочется обнять кого-то, кроме подушки. Уже месяц я сплю одна.
Я проснулась в семь утра. В воскресенье, в семь утра. Мы забыли закрыть шторы и солнечный свет светил прямо в лицо, разгоняя сон. Ронни сбросила одеяло лежала на левой стороне кровати, куда еще не добралось солнце. Она лежала на спине, и я поразилась, насколько же она красивая. Будь я проклята! Ронни стала восприниматься как сексуальный объект!
Я встала и закрыла шторы, попробовала уснуть, но безрезультатно, перед глазами мелькали вечерние события. Это второй раз, когда я занималась противоестественным сексом, и в обоих случаях не спрашивали моего мнения. Так что, наверное, можно и расслабиться, совесть чиста. Когда я проснулась в следующий раз, было уже девять утра. Ронни не спала, лежала рядом и смотрела, и на ее лице застыло странное выражение, что-то среднее между страхом и обожанием.
- Рон, все в порядке, пожалуйста, не заморачивайся. То, что случилось вчера – просто случайность, и нечего переживать!
- Я переживаю по другому поводу, боюсь, что ты перестанешь теперь со мной общаться.
- Боже мой, Ронни, прекрати. Я на тебя не сержусь, не обижаюсь – просто ты меня очень удивила! Только мы договоримся, что произошедшее вчера просто случайность?
- Конечно, Анита, не знаю, что на меня нашло. Как с ума сошла, больше такого со мной не будет, обещаю.
На самом деле, большая часть ее вчерашнего поведения была стимулирована действием ардеур, но признаваться в этом не хотелось совершенно, и я решила, что для нас обеих гораздо лучше будет избегать таких ситуаций в будущем. Мы позавтракали остатками вчерашнего ужина и стали собираться.
Во время утреннего туалета я думала, чем заняться днем. В первую очередь нужно заехать домой, забрать сотовый, и выяснить, что творится в целом. Ах да! Нужно вернуть дело Зебровски, а для этого придется ехать к нему домой.
Я отдала ключи от номера, предупредив, что пока не съезжаю, и мы пошли на стоянку. Возле машины, на прощанье Ронни обняла меня так, как никогда не обнимала прежде. Мы с ней из той категории женщин, которые не любят вторжение в личное пространство – то есть всякого рода поцелуи и обнимания – не для нас. Во всяком случае, так было раньше. Хм. Сейчас объятья дышали страстью и я почувствовала, как шевельнулся ардеур, теплым облаком вышел из меня и, легко коснувшись, обернулся вокруг нее как огромный призрачный плед..
- Ронни, Ронни! Приди в себя! - она стояла, утратив связь с реальностью, пришлось легонько ее потрясти за плечи - Ронни, очнись!
- А, что, все в порядке! - она отступила и несколько раз глубоко вдохнула, - теперь я понимаю, о чем ты говорила. Когда я касаюсь тебя, то готова выполнить все, что ты скажешь. Когда я только проснулась, то с трудом удержалась, чтобы не прижаться к тебе – от тебя распространяется такое ощущение покоя, и вечером было похожее, я как будто нашла ответ на все вопросы и была полностью счастлива. Ты иди, я посижу в машине и не спеша поеду домой. Вряд ли рядом с тобой мне удастся прийти в норму.
Я смотрела на нее, и не знала что делать. Случившееся явно было слишком сильным переживанием для Ронни, и ответственность теперь лежала на мне. Пришлось настоять, что я поеду за ней и проконтролирую дорогу домой. Когда Ронни нормально заехала в гараж, я немного успокоилась и поехала к себе.
В гараж заезжать не было смысла, поэтому я бросила машину на дорожке. Дом был пуст, и, быстро переодевшись, я бросилась искать сотовый. Позвонила на него с обычного телефона, и стала играть с сотовым в горячо-холодно, слышно не слышно. В итоге, он был найден в ванной, в корзине для грязного белья, лежащим в ворохе одежды.
Следующим пунктом было съездить к Зебровски. Поднявшись за делом на второй этаж и сунув его в сумку, я на минуту зависла, колеблясь, приготовить или нет кофе. Решив, что сделаю по возвращению, закрыла дом и пошла к машине, одновременно просматривая список звонков. Странно. Тридцать семь непринятых звонков, и большая часть из них - с работы. Я остановилась, пытаясь решить, куда звонить в первую очередь, и увидела, что меня снимают репортеры, чей фургон с логотипом одного из федеральных каналов припарковался на другой стороне улицы. В это время из-за угла соседнего здания выбежали репортер и оператор одного из местных телеканалов. Я стала убирать телефон, чтобы свалить до того, как репортеры атакуют, но он зазвонил. Ларри. Начав двигаться к машине, я приняла звонок.
- Анита, с тобой все в порядке? Где ты сейчас? - он выпалил это за одну секунду.
- Конечно в порядке, Ларри, в чем дело? Что у вас случилось? – спросила я, ускоряя шаг и косясь на репортеров, которые ждали, когда я выйду с территории дома.
- У нас беда. Ночью убили Берта и Мэри, взломали офис, все перевернуто. Офис оцеплен, нас не отпускают и полицейские очень хотят с тобой поговорить. И никто не может тебя найти! – Ларри прокричал это на одном дыхании, а я как шла, так и замерла на месте, держа трубку в руке.
- Ларри, ты это серь… - Раздался легкий шум и в грудь как будто ударили кувалдой, меня отбросило назад, и я спиной упала на дорожку. Пыталась вдохнуть и не могла, последнее, что я увидела, было небо и край крыши соседнего дома, в глазах стало темнеть, еще пару секунд я слышала крики Ларри в телефоне, затем ничего.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #5 - Июнь 6, 2010 :: 7:02pm
 
4.

Сон? Я сплю? А кто Я? Странно. Ощущение неправильности, раньше было по-другому. Это все сейчас неважно. Я висела посреди темноты и была вполне довольна своим состоянием. Хотя, висишь не совсем точное слово. Находишься? Присутствуешь? Если бы меня потом попросили описать свое состояние в это время, ничего бы не получилось. Все было неважно, я могла находиться там сколько угодно, не испытывая ни малейшего дискомфорта.
Неизвестно, сколько прошло времени, но вскоре я почувствовала какой то рывок. Это не было физическое ощущение, а, скорее, напоминало изменение моего положения. Или изменилось что-то вокруг. Так же не было ни света, ни звука, но я чувствовала, что происходит нечто важное.
Шум. Сначала появился шум, похожий на плеск волн, только он не был живым. Скорее, это напоминало шептание ветра в лесу, как будто великан сначала медленно набирает воздух, а потом так же не спеша выдыхает его. Он был тихим, но постепенно стал усиливаться. Опять какое то время ничего не происходило. Я поняла, что стала способна чувствовать время, и это было удивительное ощущение и я наслаждалась им. Звук. Я обратила внимание, что один звук выделяется на общем фоне, и попыталась его усилить, услышать лучше.
Это был голос, пытающийся пробиться сквозь общий шум. Он растекался по волнам, по этому мертвенному плеску, и никак не получалось понять, что же этот голос говорит. Наверное, прошло много времени, прежде чем голос наскучил, и я перестала обращать на него внимание. Снова темнота и ничего кроме нее.
Удар был полностью неожиданным. Темнота вокруг стала скручиваться в туннель, на конце которого был виден свет. Меня потащило по этому тоннелю и в момент, когда я вывалилась из него, потоком обрушились воспоминания.
- Анита! Анита! – меня довольно грубо стали трясти за плечи. Я лежала на огромной кровати, одетая в белое шелковое платье. Что за черт? Белое? В это время мне влепили пощечину, от чего в глазах замелькали цветные пятна.
Когда со зрением стало все в порядке, я стала дергаться, пытаясь сбросить с себя руки, трясущие меня. Наконец то удалось сфокусировать взгляд на том, кто это был. Белль Морт, основательница линии вампиров, из которой был Жан–Клод. И, благодаря метафизической случайности, я тоже несла в себе вампира такого же типа.
- Что…, - Я попыталась выдавить из себя, но не сумела произнести ни звука. Только со второй попытки удалось прошептать, - что произошло?
- А вот это мы должны спросить у тебя, ma petite. Как же получилось, что ты снова умираешь? – С каждым словом Белль злилась все больше, к концу фразы она уже полыхала гневом, - Ты не находишь, что с тобой это случается слишком часто?
- Я не понимаю, что произошло. Не было ничего, что могло бы спровоцировать покушение на меня, - я смогла сказать это уже громче, - и потом, какое тебе дело до меня?
Она выдохнула, и полминуты просто смотрела. Потом запустила руку в мои волосы и приподняла голову, так, чтобы я смотрела ей в глаза. Белль мгновенно успокоилась, как если бы щелкнули переключателем. Маниакально-депрессивный психоз? - пронеслась в голове мысль.
- Что же, по-хорошему у нас не получится, - протянула она, - перейдем сразу к делу. Слушай очень внимательно.
Ты умерла. Не знаю, что случилось, но твои триумвираты пять часов держали тебя запертой в том, что осталось от твоего тела. Ты получила повреждения, которые не смогли бы перенести ни вампир, ни оборотень. Сейчас оба триумвирата полностью истощены…
- Не понима…, - попыталась возразить я.
- Не перебивай! – Ее голос стал как лед, - Просто слушай. У меня были и есть большие планы на тебя, только поэтому я с тобой вожусь. К сожалению, я не поняла сразу, насколько высока твоя ценность, но сейчас твоя смерть была бы огромной потерей. Из-за разницы во времени я не смогла вмешаться сразу, и ты практически полностью высосала свои триумвираты. Еще пара часов и вам уже не помочь. Ты поняла сказанное? Просто кивни.
Я попыталась приподнять голову, но тело было свинцово тяжелым, как будто чужим. Почувствовав напряжение шеи, Белль восприняла это как согласие.
- Что бы там не думал Жан-Клод, на самом деле центром и хозяином триумвирата являешь ты. Поэтому, смерть любого из них не приведет к фатальным последствиям, но с тобой совсем другая ситуация.
- Жан-Клод смог бы закрыться, - прошептала я, голова кружилась от ужаса происходящего, - он говорил мне.
- Он умрет вместе с тобой. Они все умрут. После того, как ты убила Витторио, Отца Дня, я предупредила Жан-Клода, что его жизнь – твоя жизнь.
- Но ты не имеешь права вмешиваться, Жан-Клод теперь не зависит от тебя, - да что такое? У меня получалось только шептать.
- Не совсем так, Анита, не совсем так. Я поставила Жан-Клоду условие - твое поведение должно быть приведено в норму. Если за полгода он с этим не справится, то лишается тебя.
- Я не верю. Это невозможно. Просто какой-то бред! Ты не можешь больше вмешиваться в его жизнь!
- Не бред! – она встряхнула меня, - обычно Совет блокирует любые мои предложения, но в твоем случае удалось найти полное понимание. И тот факт, что ты будешь под присмотром Совета, тоже сыграл мне на руку. Жан-Клод всегда был слабым, он неспособен с тобой справиться и без тебя не имел шансов стать мастером города, и тем более основателем собственной линии вампиров.
Я поняла. Все события последних двух месяцев сложились. Загадочное поведение Жан–Клода, охрана на каждом шагу, его попытки ограничить мою свободу.
- Но почему он не рассказал?
- Это было бы слишком просто, не находишь? – Белль коротко рассмеялась, - я взяла с него клятву молчания и вижу, что он ее сдержал.
- Но это была ловушка! Ты знала, что я не уступлю!
- Ах, ma petite, с тобой нет никакой определенности! Но, я поняла тебя и предположила, что ты будешь вести себя именно так и оставалось только ждать, когда наступит подходящий момент, и вот, он настал.
Я закрыла глаза, потрясенная до глубины души.
- Два раза я помогла тебе выжить и не получила за это никакой благодарности, только страх, - Белль возмущенно фыркнула, - поэтому, если я помогаю сейчас, плата будет высока.
- Что… что ты хочешь?
- Тебя. Ты станешь моей слугой и будешь полностью мне послушна. И требую с тебя клятву полного подчинения.
- Но как? Я связана не только тремя метками с Жан–Клодом. Есть еще и триумвираты! - Похоже, мое удивление весьма ее развеселило.
- Ma petite! Я перебью метки Жан-Клода, а затем ты сама разрушишь триумвираты - ты уже достигла уровня силы, позволяющего это сделать. Когда в Лас-Вегасе ты использовала мой подарок против Витторио, я почувствовала что-то еще, и это "еще" было чертовски похоже на талант, которым обладала Мать Всей Тьмы. Ты оборвешь связи и будешь принадлежать только мне.
- Но у тебя не было слуги, никогда. И нет подвластного зверя. Ты не делишь силу ни с кем, почему же ты сейчас тратишь столько сил на меня?
- На самом деле у меня была слуга, очень давно, но она умерла, - Белль вздохнула, - выпала из окна.
- Что? Как такое могло произойти?
- Я разлюбила ее и эта дура выбросилась из окна. Но она была плохой слугой, бесполезной. Я думала, что ее магия как-то усилит меня, но ничего не получилось. И она была глупой даже для того времени, что меня невероятно злило.
- Я не буду хорошей слугой, все знают, какая я проблема для Жан-Клода, зачем тебе это?
Она задумалась, глядя на меня, как будто колебалась, говорить или нет.
- Все равно у тебя нет выбора, почему бы и нет? Назову одну очевидную причину - скажи, Анита, сколько ты знаешь вампиров, выдерживающих дневной свет?
Я задумалась.
- Отец Дня, Витторио, мог выдерживать непрямой солнечный свет, - меня осенило, - И...
- Говори же!
- Дамиан.
- А ты знаешь, почему Витторио мог выдерживать свет солнца? - я молчала, сбитая с толку вопросом, - Ну же, Анита, не заставляй меня думать о тебе хуже.
- Он был подвластным вампиром у Матери Всей Тьмы, и связь с ней давала ему защиту. Ты хоть раз задумывалась, насколько редким является такой дар у слуги? Когда я поняла, что ты принадлежишь Жан-Клоду, то была вне себя от ярости - сначала он должен был предложить тебя мне! - ее голос наполнил собой комнату и заметался по ней, - Но потом узнала, что на тебе всего три метки, и стала оберегать тебя, ожидая удобного времени. Но мы теряем время, Анита! Я сделаю так, что ты выживешь и останутся живы участники твоих триумвиратов. Но за это ты переходишь ко мне в собственность и даешь Клятву Полного Подчинения.
- То есть… ты спасешь меня, все останутся живы, и платой будет то, что я стану твоей?
- О да! Ты уедешь из Америки и покинешь мир людей. Твоя известность будет не нужна на новом месте. И не затягивай с выбором – времени у нас нет.
- Я не верю тебе. Вдруг ты все это придумала, что бы разрушить жизнь Жан-Клода и Ашера?
- Как я могу лгать, если ты станешь полноценной слугой? Неужели ты так и не поняла? С четырьмя метками у нас не будет тайн и никого не будет ближе тебя. Было бы глупо лгать в мелочи, давая тебе возможность отказаться от клятвы, поэтому смысла искажать правду просто нет, - глядя на меня почти с нежностью, сказала Белль.
- Если ты сказала неправду хоть в мелочи…Черт побери, как будто у меня есть выбор! Если все так, как ты говоришь, то я согласна.
- Тогда не будем терять время! И приготовься заранее – будет очень, очень больно, - тон ее стал сухим и деловитым, - по возможности я буду закрывать тебя от нее, не хочу, чтобы ты потеряла рассудок и не сопротивляйся в процессе.
Глаза Белль вспыхнули коричневым и комната исчезла, реальность разорвалась на три, наслаивающихся друг на друга. Я видела свое тело, лежащее на операционном столе в какой-то комнате без окна, Белль, сидящую перед огромным старинным зеркалом, ее обнимала Мюзет, и увидела себя, лежащую на кровати. Затем Мюзет оторвалась от Белль и махнула рукой одному из стоящих возле двери мужчин, тот подошел и встал рядом с ними, расстегивая штаны. Мюзет стала опускаться на колени. Господи, что они делают?
- Да, ma petite, это именно то, о чем ты думаешь. Мы будем отбирать у них энергию, а тебе пора возвращаться. Держись.
Белль подняла взгляд, я стала тонуть в ее глазах и все исчезло. Мельком я успела увидеть свое тело, прикрытое простыней и обрушилась боль. Ощущение было - как если бы на живот и грудь беспрерывно лили кипяток. Я пыталась кричать, но чувствовала - в легких нет воздуха, сердце не бьется. Это продолжалось всего несколько мгновений, но за это время я успела пожалеть, что не умерла. На меня полилась сила Белль Морт – ее сила была океаном и я качалась на его горячих волнах. Я снова стала видеть себя со стороны. Тело дергалось, простыня слетела и я смогла увидеть, что случилось. В груди, там, где находится сердце, зияла огромная дыра, позвоночник перебит, от легких практически ничего не осталось. Сила Белль Морт заставляла тело регенерировать, делала невозможное – края дыры сокращались, внутри шевелились какие-то куски, отростки… Наползая друг на друга, они срастались.
Меня потянуло вниз и снова обрушилась боль. Нужен был воздух, но вдохнуть я не могла и мир вокруг стал чернеть. Я почувствовала, как по метке пришла волна силы, она ударила меня и я услышала свой крик, почувствовала бешеный стук сердца. Я очутилась в странном темном лесу, который никогда не существовал, с деревьями, листья которых были серебристыми. Здесь обитали метафизические животные, которыми я была заражена. Но в этот раз я не видела их со стороны – я сама бежала через лес. Я знала - нужно найти дорогу, идущую через лес и бежать по ней. На заднем плане я видела размытую картинку, себя, метающуюся по операционному столу, людей, удерживающих меня за руки и ноги, Белль Морт, как мерцающий призрак, проступающую вокруг тела. И запах роз. Все пахло розами – воздух в лесу, деревья, трава, я сама.
Стоило подумать о Белль, как я увидела. Очередной мужчина наклонился и подставил ей шею, не открывая глаз, она ударила клыками. Мюзет, стоя на коленях, укусила его во внутреннюю часть бедра. Мужчина задергался и стал оседать – Мюзет, не вставая с колен, отшвырнула его в сторону, к куче таких же доноров.
Засмотревшись на происходящее, я чуть не пропустила дорожку.
- Быстрее! – приказала Белль Морт. На секунду я увидела - она, тяжело дыша, начинает заваливаться набок. Мюзет подхватывает ее, обнимает за плечи, и зовет еще одного охранника. Тот встает на колени, чтобы подставить шею, но Белль утомленно качает головой. – Быстрее, нужно успеть.
И я побежала. Не знаю, с какой скоростью могут бегать настоящие тигры, но все свои мысли я вложила в одну - бежать вперед. Деревья, проносящиеся мимо, слились в мелькающий коридор. Цель была уже видна – озеро.
- Прыгай в него! – приказал голос.
Мой прыжок был невозможен в реальном мире – почти две сотни метров я пролетела по воздуху, сжавшись в обтекаемую торпеду.
На мгновение все исчезло, а потом на меня хлынули ощущения. Сердце, бьющееся как сумасшедшее, запах роз, такой плотный, что тяжело было дышать, руки, удерживающие меня. В глазах все расплывалось, я вдохнула побольше воздуха и заорала, так как поняла, что сейчас перекинусь. Воля Белль Морт хлестнула бичом, и я слилась с тигрицей.
Процесс изменения больше всего был похож на взрыв. Все, стоящие рядом, оказались с ног до головы забрызганы липкой прозрачной жидкостью. И, о господи, как же это было больно. Наверное, я на несколько секунд потеряла сознание, так как в следующий момент уже сжалась в углу и рычала на присутствующих в комнате. Белль превратила меня в золотого тигра, с черными вертикальными полосами.
- Теперь обратно, - Белль Морт звучала устало. Я чувствовала, как ее воля растет и давит на меня все больше и больше, не допуская неподчинения. Снова взрыв боли, и я оказалась на полу, умоляя, чтобы это был конец, потому что не могла больше вынести.
- Анита! – Она кричала, и голос был слышен как сквозь вату, - ты только что прошла трансформацию и сейчас уснешь. Завтра днем я свяжусь с тобой. У тебя есть всего сутки на сборы – до завтрашнего вечера. Сейчас мне нужен отдых, пришлось потратить больше, чем предполагалось. И еще! Твой подвластный вампир должен принести клятву крови Жан-Клоду, если, конечно, ты им дорожишь.
Я увидела, Белль повисла на руках Мюзет и та уносит ее из комнаты.
Перекатившись на спину, я открыла глаза. Надо мной нависли Черри и доктор Лилиан. Я попыталась сказать им, но из горла вырвался только хрип. Они стали подсовывать под меня руки, чтобы отнести обратно на стол.
- Пить! – удалось прохрипеть, меня выворачивало от жажды. Они положили меня на стол, Черри исчезла из поля зрения на секунду и вернулась с кружкой, из которой торчала трубочка. Жидкость была горьковатой, но в тот момент это было самое вкусное, что мне попадалось в жизни. Не помню, допила ли я воду, прежде чем уснула.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #6 - Июнь 6, 2010 :: 7:03pm
 
5.

Правая рука была закреплена на дощечке и через толстую иглу холодной струйкой поступала в вену жидкость желтого цвета, капая из висящего на подставке пакета. Когда в глазах перестали мелькать белые пятна и я смогла на чем то сфокусировать взгляд, то заметила, что слева от меня на стуле дремлет Черри, положив голову на край кровати. Я приподняла левую руку, пошевелила пальцами, и легонько коснулась ее щеки, она вздрогнула и подняла голову.
- Анита, Анита, как же так? Ты снова чуть не умерла, - она обвилась вокруг моей руки, в уголках глаз заблестела влага, - Если бы ты только видела, что с тобой сделали, господи, господи! Это было ужасно. Хорошо, что мы догадались подключить тебя к энцефалографу, как вампира, не знаю как, но ты жила, - она не сдержалась, и слезы потекли, размывая остатки косметики, - Сейчас позову Лилиан и остальных, совсем не соображаю.
- Нет, остановись! – я прошептала, удерживая ее за руку, - срочно нужно в Цирк, увидеть Жан-Клода.
- Анита, он до последнего ждал твоего пробуждения, но полтора часа назад ушел на дневной сон. Произошедшее очень ослабило его. Мне нужно позвать Лилиан, она решит, можно ли пускать кого-либо.
Вытирая слезы тыльной стороной ладони, она вышла из комнаты. Я повертела головой и обнаружила, что в комнате нет окна, весь свет искусственный, тихое шипение кондиционера и писк сердечного монитора создавали удивительно сюрреалистичный фон, как будто я все еще не проснулась.
В следующие полчаса я успела узнать, что в данный момент технически мертва, что могу перейти в коматозное состояние, и своей крови во мне практически нет. И что Лилиан категорически против посещений и снимает с себя любую ответственность, если я не буду ее слушаться.
- Лилиан, я согласна с тобой лишь в том, что чувствую себя дерьмово. Поверь, мне приходилось просыпаться в больнице, и сейчас не самый тяжелый случай, - Я прошептала это, даже не пытаясь изобразить оптимизм, - мне нужен кто-то, способный рассказать о произошедшем за последние сутки.
- Анита, ты меня никогда не слушалась, но никто не пройдет к тебе, по крайней мере, сегодня, - она встала, скрестив руки на груди и всем видом выражая протест, - если с тобой что-то случится снова, Рафаэль вполне может пойти на крайние меры!
- Крайние меры? - Удивление заставило произнести следующую фразу более спокойно.
- Он предупредил, что если кто-то из крысолюдов снова слажает и ты из-за этого пострадаешь, провинившейся будет казнен, - она вздрогнула, и в глазах отразился страх, - никогда не видела нашего Короля в такой ярости, пожалуйста, позволь мне делать свою работу.
- Лилиан, я свяжусь с Рафаэлем и потребую отменить это дурацкое правило, но сейчас нужно узнать что происходит, и совершенно нет времени с тобой перепираться! Или ты пустишь ко мне посетителей или я сейчас же отцеплю все это медицинское барахло и встану сама!
Первым пришел Бобби Ли, главный по всей нашей охране. Он принес переносной DVD – проигрыватель, рассказал и показал, что происходило за время моего бессознательного состояния. Бобби сдерживал себя, но я чувствовала недовольство в мой адрес, он держался подчеркнуто холодно и избегал своих обычных южных словечек типа "детка". Да и наплевать, у меня проблемы посерьезнее.
- Ночью, примерно через час после того, как ты изящно ушла от телохранителей, кто-то вломился в офис «Анимейтед Инкорпорейтед» и устроил полный разгром. В это же время к Берту Вон и Мэри Стэрн вломились домой и убили их, на телах обнаружены следы пыток. Тебя возле дома ждал снайпер, и сделал свое дело превосходно. Судя по всему, ты влезла в разборку с серьезными ребятами, и я приказал перейти на осадное положение. Посмотри, что сняли репортеры, ведь ты теперь мировая звезда - это видео прошло по всем федеральным каналам. Репортеры ждали возле твоего дома, надеясь получить интервью по поводу смерти вашего менеджера и секретарши, а засняли покушение.
Он поставил проигрыватель на край кровати и запустил воспроизведение. Вот я закрываю дверь дома, на ходу достаю телефон, замечаю репортеров – лицо сразу становится враждебным – и на ходу начинаю говорить, застываю на пару секунд и в это время спина взрывается фонтаном из мяса и крови, тело отбрасывает на спину, несколько секунд оно еще дергается в предсмертных конвульсиях. Послышались крики, изображение дернулось несколько раз, размытая тень врывается в кадр, подбегает и на секунду застывает возле меня, я узнаю Клодию, затем уносится с телом в руках. Дальше мельтешение, и становится видно срывающуюся с места машину.
- Ты не представляешь, какая поднялась шумиха! Полиция и ФБР обыскали Цирк Проклятых и больницу для оборотней в поисках тела, но Лилиан догадалась спрятать тебя в тайнике и, в дальнейшем, я посчитал это хорошим решением. Все участники триумвиратов и леопарды сейчас находятся в безопасности, в Цирке. Мы собрали их сразу же после новостей о разгроме в офисе, а тебя найти не удалось, иначе бы ты ни в коем случае не попала домой. Объясни, зачем ты ушла от телохранителей? - Он позволил гневу выплеснуться наружу и сжал кулаки, сдерживая его.
- Бобби, не могу тебе сказать без разрешения Жан-Клода, но мне очень жаль. Не знаю, как исправить произошедшее, но то, что я выжила, является только началом катастрофы, - я задумалась, - А как же Ричард? Он же в Теннеси?
- Стая Верна предупреждена, и Ричард взят под охрану. Чтобы прорваться в больницу, понадобиться небольшая армия, здесь ты в безопасности, так что ситуация взята под контроль. Начало катастрофы, что ты имеешь в виду?
- Господи! Вспомнила! Мне срочно нужно в Цирк, туда будет сделан очень важный звонок сегодня, ближе к двенадцати часам дня. Сколько времени?
- Десять утра, но в Цирк ты не поедешь. Там полицейское наблюдение и мы уверены, тебя сразу у нас заберут. Я могу предупредить о звонке, и его переведут сюда.
- Хорошо, пусть так. Еще нужно связаться с Зебровски, предупредить, что я жива, возможно, полиция отстанет на какое-то время. Бобби, мне нужно позвонить, срочно.
- Действуй, Анита. Нужен номер, - он покопался в кармане куртки, достал сотовый, позвонил, сказал номер и положил трубку, потом вложил ее мне в руку, - сейчас перезвонят, и ты соединишься со своим полицейским.
- Зачем так сложно?
- Так полиция не сможет отследить наше местоположение.
Сотовый зазвонил, я приняла звонок и услышала весьма раздраженный голос Зебровски.
- Какого черта? Кто это? Говорите или я бросаю трубку!
- Анита.
- Анита? Ты жива? Как это возможно? Где ты сейчас? Мы все перерыли в поисках твоего тела, и, если полиция или ФБР узнают, что ты жива, то очень захотят с тобой пообщаться! Во что ты опять вляпалась? Дольф снова начальник отдела, он в ярости, и тебе лучше притащить свою зад..
- Зебровски! Стоп! - пришлось довольно грубо прервать словесный поток, - по пунктам! Я жива! Как такое возможно, рассказывать не могу и не хочу. Сейчас я в безопасности и видеть полицию, и тем более ФБР, не испытываю ни малейшего желания. Теперь послушай! Скорее всего, это наш последний разговор. Сегодня или завтра я покидаю страну и на этом работа маршалом и ликвидатором вампиров заканчивается – снаряжение и документы вам доставят в офис. Я догадываюсь, из-за какого дела убили Берта и Мэри, и чуть не добрались до меня, но рассказывать, особенно тебе, не собираюсь. У тебя жена и двое детей – а те парни не остановятся ни перед чем, лишь бы прекратить утечку информации - а я знаю, что ты полезешь в это дело, и зачем мне это надо?
- Что? Это точно ты? Вот так просто сбегаешь?
- Зебровски, молчи. Мне очень тяжело, - я вздохнула, пытаясь не сорвать на нем злость, - Чтобы выжить, пришлось согласиться на весьма неприятную сделку, и одно из ее условий – покинуть страну. Поверь, ни малейшего восторга от этого факта я не испытываю. И прекратите уже терроризировать сверхъестественное сообщество, в происходящем нет их вины. Попрощайся за меня с женой и передай привет отделу, вы все очень дороги мне, - на последних словах голос предательски задрожал и в глазах расплылось от слез, я поспешила закончить разговор до того, как окончательно разревусь, - Прощай, Нат.
Нажав отбой, я расслабила руку, и сотовый выскользнул на постель. Я смотрела на Бобби Ли и ревела, свободной рукой вытирая слезы, только сейчас осознавая, что вряд ли еще раз увижу всех этих людей, занимающих важную часть моей жизни.
- Ты все слышал?
- Все, но ни черта не понял.
- Бобби, обеспечь связь с Цирком, будет очень плохо, если я пропущу нужный звонок. А сейчас – дайте отдохнуть. Позови Лилиан или Черри.
Черри и Лилиан удалось немного привести меня в форму – руку освободили от иголок, с груди сняли датчики, Черри сделала массаж всего тела, заставляя мышцы функционировать. Я нарезала десяток кругов по больнице, заново учась ходить. Лилиан раздобыла подходящие по размеру джинсы и мужскую рубашку, и я с радостью сбросила серую больничную робу. Я старалась загрузить себя простой работой, не думать о предстоящем разговоре – чем меньше оставалось времени, тем сильнее на душе скребли кошки, и я как будто вывалилась из кошмарного сна в еще более кошмарную реальность.
Ровно в двенадцать дня сотовый, оставленный Бобби Ли лежащим возле меня, зазвонил. Я посмотрела на экран и увидела высветившийся номер Цирка. Собравшись с силами, ответила.
- Франсуаза, секретарь Белль Морт, - произнес высокий женский голос с британским акцентом, - С кем имею честь говорить?
- Анита Блейк, человек-слуга Жан-Клода, Принца города Сент-Луис.
- С вами собирается провести разговор Белль Морт, вы готовы?
- Да, конечно, - угрюмо буркнула я в трубку, но там уже играла музыка.
- Ma petite, как же я рада слышать твой голос. Надеюсь, с тобой все в порядке? – Контральто Белль Морт прошелестело в трубке.
- А я-то как рада, - я не смогла сдержать злость.
- Ах, ma petite, как же грубо, - она рассмеялась, - Но я научу тебя хорошим манерам, у нас для этого целая вечность.
- Просто скажи, что ты хочешь?
- Что же, слушай внимательно и запоминай, - настроение мгновенно сменилось, и дальше она приказывала, - Ты должна приехать в аэропорт ДаунТауна к пяти часам утра. Поворачивай на стоянку частных самолетов и следуй к месту В3, там тебя будет ждать мой самолет. Не опаздывай, график очень жесткий. Французский паспорт для тебя готов, американские документы больше не понадобятся. Твой подвластный вампир уже присягнул другому мастеру?
- Нет, еще нет. Я проснулась несколько часов назад и все еще в больнице.
- Тогда сделай это, как только проснется Жан-Клод. К тебе летит Мюзет, в дальнейшем слушайся ее как меня! Если, запомни это внимательно, если тебя не будет на месте вовремя, я начинаю думать, что ты нарушила клятву, поэтому в твоих же интересах постараться, чтобы все прошло нормально!

Зазвучали гудки отбоя. Положив телефон, я задумалась. Теперь придется объяснить произошедшее всем своим мужчинам, но не это пугало больше всего. Жан-Клод. Что я скажу ему?
Несколько минут после звонка я сидела на кровати, свесив ноги, и пыталась составить план действий на следующие восемнадцать часов. Список дел получился не таким уж и большим, но сделать все за такое короткое время? Я решила сделать что успею.
В первую очередь я позвонила в Вашингтон, в управление федеральных маршалов, и сообщила, что увольняюсь, документы и оружие оставляю в отделе Рудольфа Сторра. Повесила трубку до того, как секретарь пришла в себя от изумления и начала пытать вопросами.
Теперь нужно избавиться от принадлежавшей мне собственности - машины и дома. Ах да! Еще счет в банке, по последним подсчетам, там скопилось почти полмиллиона и я серьезно задумалась, как правильно этим распорядиться. Мелькнула мысль отдать все родственникам и какое-то время я прикидывала, разумно ли это, но затем отсеяла ее. Два года я не общаюсь с родственниками, вернее, родственники не общаются со мной, считая меня сосредоточием греха. Как сказал отец во время последнего разговора, "вампирская подстилка" и "гореть тебе в аду"? Именно так. Мачеха сделала вид, что меня не существует, и бросала трубку, если слышала мой голос. Не хотелось даже думать, что скажет при виде меня фанатично верующая бабушка. Нет уж, сегодня никаких добрых дел!
Мика или Жан-Клод? Прошу понять правильно, Натаниэля и Дамиана я тоже люблю, но они никогда не были самостоятельными и я не уверена, смогут ли они действовать разумно, оставшись без моего руководства.
Мика. Будет ли он без меня заботиться об остальных? Насколько я в нем уверена? Я не знаю, сможет ли он. А в Жан-Клоде я уверена? Секундный вопрос к себе самой и ответ - да, в Жан-Клоде я уверена.
Остается Жан-Клод. Если я возьму с него обещание заботиться о леопардах, он сделает все и сдержит обещание, но можно ли завещать деньги вампирам? Никогда об этом не задумывалась, и мне нужен юрист, который поможет все сделать.
Решив отложить окончательное решение, я решила связаться с Кэтрин, моей подругой, и, по счастливой случайности, адвокатом.

Сначала я позвонила "тому парню" и сказала номер ее сотового телефона, через минуту сотовый зазвонил, и я услышала ее голос.
- Кэтрин, привет, это Анита, - Я дала ей время прийти в себя, и продолжила, - Нужна твоя помощь.
- Анита, ты жива! Мы здесь все сходим с ума! Что с тобой случилось? - интересно, такие вопросы я буду слышать сегодня от каждого?
- Кэтрин, пожалуйста, успокойся. Нужно правильно оформить ряд документов и я надеюсь на твою помощь, - я кратко ввела ее в курс дела, - Есть опасения, что за тобой может следить полиция, поэтому придется ехать с кем-то из моих охранников, ты сможешь приехать до четырех часов дня?
- Это настолько срочно?
- Не могу рассказать всего, но да, у меня есть только сегодня, но если ты не можешь...
- Анита! Разумеется, могу! Дай мне полчаса на сборы, и мы с мужем будем ждать в офисе.
- Спасибо, я дам твой телефон человеку, которому доверяю, за вами заедут в течении часа.
Я уже хотела окликнуть Черри и попросить найти Бобби Ли, но увидела, что она задремала, сидя на стуле, и решила ее не будить. Вышла из комнаты, тихо закрыла дверь и обратилась к охранникам, стоящим возле дверей.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #7 - Июнь 6, 2010 :: 7:04pm
 
- Парни, срочно нужно найти Бобби Ли, - Один из них, по всей видимости оставленный за старшего, достал телефон и начал звонить, затем протянул его мне.
- Анита?
- Ты можешь привезти ко мне одного человека, и проследить, чтобы не увязался хвост?
- Зависит от человека.
- Это Кэтрин, моя подруга, надо будет забрать ее из офиса.
- Диктуй адрес и телефон.
- Записывай, и, Бобби, предупреждаю! Если с ней что-то случится...
- Не угрожай, Анита! Сейчас мы разгребаем последствия твоих дел! - и бросил трубку.
Черт! Я не находила себе места! Только во время разговора с Бобби до меня дошло - обращаясь к Кэтрин, я подставляю ее под удар и остается только надеяться - Бобби Ли сделает все, чтобы ей не был причинен вред.
Пока ехали юристы, меня накормили куриным бульоном - несоленый и невкусный, гадость - пришлось поверить Лилиан на слово, что для моего организма сейчас это лучшая еда. Действительно, я почувствовала себя лучше, практически прекратились приступы рвоты, но кофе все равно был под запретом, и я боролась с желанием просто приказать принести его, наплевав на мнение Лилиан, но в итоге решила потерпеть и не ссориться с врачом. Очень беспокоило молчание ардеур - обычно, после больших повреждений, я чувствовала острую необходимость накормить его, но сейчас там, где он обычно находился, была пустота, и это весьма тревожило - не хотелось наброситься на первого встречного при его внезапной активации.
Глядя на спящую Черри, я подумала, что она не спала с тех пор, как меня привезли в больницу, поэтому разбудила ее, легонько поглаживая по руке.
- Черри, ты спишь на ходу! В таком состоянии от тебя мало толку - найди тихое место и выспись, - не открывая глаза, она кивнула и вышла.
Оставшись в одиночестве, я думала о Берте и Мэри, пыталась разобраться в своих чувствах по поводу их смерти, представить, что с ними произошло и что будет дальше. Берт женат, у него десятилетний сын, Мэри разведена, сколько лет дочери? Кажется, шестнадцать, и, учитывая возраст Мэри, девочка была поздним ребенком. Берт и Мэри никогда не сталкивались с насилием, всегда оставались за той гранью, что отделяют офис от полевой работы. И если про Берта можно сказать "в этот раз плохие парни дотянулись и до тебя", потому что обычно он получал деньги, а я валялась в больнице после найденных им клиентов, то Мэри оказалась совершенно случайной жертвой, отчего ее смерть вызывала у меня глубокую печаль. Господи, их еще и пытали! Хорошо, что не мне придется сообщать плохие новости родственникам.
В дверь постучали и вошли Кэтрин и Боб, ее муж. Она частнопрактикующий юрист, не один раз спасающая меня от ночи в камере, Боб тоже юрист (да-да, именно так они и познакомились).
- Здравствуй, - с Кэтрин мы обнялись, с ее мужем пожали руки, - Привет, Боб.
- Анита, надеюсь, ты сейчас не в розыске? - Она всегда была очень правильным юристом, искренне верящим в справедливость Закона (О да, когда она произносила это слово, становилось ясно, для нее закон всегда с большой буквы) и внутренне всегда опасалась, что я поставлю ее перед выбором: дружба или закон. То есть я всегда рассказывала ей ровно столько, сколько было нужно для моего освобождения. Скажем так, верхушку айсберга. И Кэтрин не задавала вопросов, закрывая глаза на грубые ляпы.
- Ни в коем случае! Полиции я нужна как выживший свидетель, но сейчас не могу тратить на это время. Ты выяснила, возможно ли оформить собственность на вампира?
- Пока я собиралась, успела позвонить знакомым, - Как только разговор пошел о деле, Кэтрин собралась и стала тем, кто мне сейчас нужен - первоклассным юристом. - С момента легализации вампиризма после дела “Аддисон против Кларка” шесть лет назад, был зафиксирован лишь один случай, когда человек написал завещание в пользу вампира, по сути завещав все самому себе после смерти. Он был болен раком и вылечился, став вампиром, но родственники не оценили такую хитрость и обратились в суд с требованием аннулировать завещание.
- И чем все кончилось?
- У них получилось, вампир не смог вступить в права собственности. - Кэтрин задумалась, - Возможно, родственникам просто повезло с судьей, дело проходило в Сан-Антонио, а ты хорошо представляешь отношение ко всему сверхъестественному в южных штатах. Поэтому я вынуждена задать вопрос - Анита, твои родственники могут оспорить дарственную?
Она заставила меня задуматься. Я предложила им присесть на кровать, а сама начала ходить по комнате.
- Не имею ни малейшего понятия. Отец и мачеха не общаются со мной с тех пор, как стало известно о моей связи с Жан-Клодом, но когда я последний раз ездила к ним на Рождество, трудно было не заметить, что живут они весьма скромно. Думаю, скорее да, чем нет.
- Да, они будут оспаривать?
- Я бы рассчитывала на такой вариант развития событий. Кэтрин, как ты относишься к тому, чтобы приглядывать за этим делом после того, как я уеду?
Она растерялась и я видела, как она колеблется.
- Не уверена, что это хорошая идея. Защищать интересы вампира, пусть даже это Принц Города... Нет, для меня это слишком.
- Кэтрин, тогда просто помоги все оформить и, пожалуйста, попробуй найти адвоката, который согласится представлять интересы Жан-Клода, хорошо? - Я не стала давить, Кэтрин инстинктивно боялась вампиров с тех пор, как Николаос использовала ее в качестве заложника, чтобы заставить меня работать на вампиров. Ей стерли память о произошедшем, но, быть может, интуиция заставляла теперь избегать любых дел, с ними связанных.
- Хорошо! - она буквально расцвела от радости, - Начнем оформление. Год назад Боб получил лицензию брокера и может оформлять подобные сделки. Для тебя мы сделаем все бесплатно, и придется заплатить только налог на дарение, в штате Иллинойс для людей, не связанных родственными узами, он составит порядка сорока – сорока пяти процентов, в зависимости от суммы сделки.
- Ничего себе, почти половина от стоимости?! - Я была в шоке от новости, - Это так на самом деле???
- Анита! Ты платишь сорок процентов подоходного налога, почему же тебя удивляет размер налога на дарение? - Боб, молчавший все это время, вступил в разговор, - Этот налог платит получающий материальные или денежные блага, с его точки зрения это выглядит как доход.
- Я не представляла, что все настолько плохо, - То, о чем сказал Боб, имело смысл, и я оправилась от шока, - Половину моих денег заберет государство, весело, блин! Только не говорите, что нет никакого выхода, должен быть способ не платить?
- Вообще есть способ, - Боб расплылся в улыбке, - но с ним не все так просто. Мы не делаем дарственную, и формально все остается принадлежащим тебе - нужно будет сделать доверенность на управление твоим банковским счетом и принадлежащей тебе собственностью, в этом случае придется платить только налог на недвижимость, около двух процентов в год.
- Боб, я уверена, есть какое то "но".
- Проблема в твоих родственниках - через суд они могут потребовать признать тебя пропавшей без вести и, если это удастся, инициировать начало процесса о наследовании. Хотя, если подумать, в этом случае шансов у них даже меньше, чем в случае с дарственной - один телефонный звонок подтвердит, что ты находишься в добром здравии.
Мне бы его уверенность в том, что мне дадут позвонить, но последний вариант нравился гораздо больше.
- Отлично! Действуем по плану два - оформляем доверенность на Жан-Клода, - Я приняла решение - пусть и не получится прописать условия, обязывающие Жан-Клода заботиться о леопардах - я не сомневалась, он сдержит слово.
С больничной кровати была убрана постель и она превратилась в пусть и неудобный, но стол. Боб записал мои данные, данные Жан-Клода, и начал заполнять кучу документов. Пока он готовился, Кэтрин вытащила меня в коридор и начала расспрашивать о произошедшем, в своей обычной осторожной манере, пытаясь избежать ситуации, вынуждающей меня лгать. Что я могла сказать? После случившегося с Бертом и Мэри не было ни малейшего желания рассказывать ей подробности и я выдала версию, что не знаю, почему все это произошло, но, на всякий случай, Жан-Клод отправляет меня в Европу, пытаясь защитить. Кэтрин избегала вопроса, на который я не знала ответа - как мне удалось выжить? Она считала меня человеком и не хотела разрушать этот образ, даже если он совершенно не соответствовал действительности. Мы начали обсуждать желание Боба завести детей, и что для этого Кэтрин придется бросить практику, но в это время он позвал нас.
- Анита, подпиши везде, где увидишь галочки. Места подписи Жан-Клода я пометил крестиком, - Я внимательно посмотрела на Боба - он хихикал, на самом деле хихикал, весьма довольный своей шуткой. Кэтрин, стоящая рядом, закусила губу, пытаясь не рассмеяться, и оставалось только сделать вид, что я не поняла юмора. Понимаю, почему Кэтрин, но откуда ненависть к вампирам у ее мужа?
- Увидишь его сегодня?
- Думаю да, вечером. Что делать с документами, когда Жан-Клод их подпишет?
- В это время ты еще будешь в городе? Если да, то можешь завезти документы к нам домой.
Я покачала головой, глядя, как они стоят рядом, держа друг друга за руки, как дети. Они были довольны жизнью и счастливы вдвоем, и не понимали, почему я никак не остепенюсь, но совершенно искренне за меня переживали. Если по моему следу и к ним придут плохие ребята...
- Люди Жан-Клода завезут их в офис, в ближайшие дни. Спасибо, Кэтрин, спасибо, Боб.
- Когда ты вернешься?
- Когда все это закончится. Постараюсь с вами связаться, как только смогу и... я никогда вас не забуду.
Они уехали, оставив меня в палате одну - незаметно пролетели два часа и приближался момент, который заставлял меня дрожать от страха.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #8 - Июнь 6, 2010 :: 7:05pm
 
6.

Покалывание в висках оповестило о скором наступлении темноты, я застыла на месте, перестав измерять шагами комнату. Стало страшно, по-настоящему страшно. Что сделает Жан-Клод? Его реакцию я не могла представить, и решила пустить все на самотек - что будет, то будет.
Волна тепла по спине, заставляющая выгнуть спину и вырывающая судорожный вздох – Жан-Клод проснулся. Обычно я пропускаю этот момент и не замечаю эффекта, но сегодня ощутила, насколько сильной меня делает пробуждение Жан-Клода – обострилось зрение, движения стали более плавными и четкими, на спине выступил пот от повышения температуры – как если бы укутали в теплое одеяло. Я замерла в ожидании, когда он заговорит, но он молчал, закрывшись щитом, и невозможно было понять его настроение. Моего терпения хватило на три вдоха.
- Жан-Клод! – Господи, дай мне сил, - взмолилась я, не зная, как себя вести, потому что ничего похожего ни в книгах, ни в фильмах не встречалось. Как объяснить мужу, что жена уходит к любовнику, потому что иначе неминуемо умрут он, жена и дети? Жена должна просить прощения уже сейчас, или это нужно сделать в конце разговора? – С тобой все в порядке?
- Анита… - Он сбросил все щиты и поток эмоций обрушился на меня. Счастье, что жива я, что жив он, что живы все участники триумвирата, любовь и волна страха, что он чуть не потерял меня - для Жан-Клода я была маленькой, выскользающей из рук, сверкающей звездочкой, комочком света и тепла, который он никак не мог удержать и защитить, и это наполняло его злостью. И сейчас он был зол, очень зол, с трудом сдерживая себя, опасаясь отпугнуть еще больше - злость боролась с облегчением, что я жива, – Прости меня, ma petite, гнев заставил повести себя очень грубо во время нашей последней встречи, и я жестоко обманул твое доверие.
Он тоже боялся моей реакции и сейчас был настороже, не знал, то ли орать, то ли просить прощения. А мне хотелось прижаться к нему, и шептать извинения за свою глупость, за нежелание признать, что я тоже что-то должна.
- Черт побери, Жан-Клод, лучше бы тебе удалось, лучше бы тебе удалось, - слезы предательски скользнули по щекам, я разревелась - возможно, потом я мечтала бы тебя убить, но … я смогла бы в итоге примириться. Я все разрушила, Жан-Клод, я вела себя как самоуверенная дрянь, и сейчас за это наказаны мы все. Ты был прав, ты во всем был прав, а я просто дура.
- Ты говоришь так, будто все кончено, - Страх взметнулся и стал заполнять его, - Анита, что могло случиться за это время?
Я закрыла глаза и молчала, собираясь с силами.
- Белль Морт спасла меня в этот раз,.. - он перебил, - Знаю, мне сообщили о запахе роз.
- Но это не первый раз, когда она помогает. Когда Арлекин вторгся в город, Белль Морт пришла в мой сон и передала часть своей силы, позволив нам выжить. И в Лас-Вегасе, она дала оружие против Витторио и я погибла бы без ее вмешательства. Она помогала, ничего не прося взамен – но в этот раз спросила по счетам, - я замолчала, переводя дух, - и невозможно было отказаться, я не могла позволить вам умереть из-за меня.
- Ты так долго ходишь вокруг, ma petite, скажи же, что потребовала наша госпожа?
- Я связана клятвой полного подчинения и должна стать ее слугой, уехать из страны. Завтра рано утром нужно быть в аэропорту, Мюзет прилетит за мной.
Услышав эти слова, Жан-Клод закричал, я видела, как, не переставая кричать, он мечется по комнате, круша мебель и срывая портьеры. В спальню забежали охранники и я ощутила желание Жан-Клода убить их, разрушить все, потому что понял - все кончено и он проиграл. Из горла вырвался рык, который не могло произвести разумное существо, и я со страхом заметила, что погружаюсь в безумие вместе с ним.
- Жан-Клод, остановись! - я начала орать, пытаясь привести его в чувство, но он как будто не слышал - сжав кулаки и задрав голову, он стоял посреди комнаты и все меньше напоминал человека.
- Я люблю тебя! - Собрав все, что я чувствую к нему и вложив в эти слова, я прокричала, - Люблю, люблю!
Жан-Клод застыл, и безумие начало отступать - перед его глазами проносились сотни случаев, когда Белль Морт отнимала у него что-то дорогое, но все заслонила картина самой большой потери - Джулиана, человек-слуга Ашера и их общая любовь, и он прошептал, - Мы снова тебя потеряли.
Щиты закрылись, поток эмоций прекратился и он произнес.
- Ma petite, прости, что не сдержал эмоций, ни в коем случае не хотел сравнивать тебя с Джулианой, - голос был бы вполне нормальным, не будь он настолько пронизан горечью, - ты собираешься сдержать клятву?
- У меня есть выбор?
- Скорее всего нет, но мне нужно знать о вашем Договоре все, возможно, вместе мы найдем способ спасти тебя.
- Жан-Клод, не сейчас, не хочу так, приходи, и я все расскажу, - Он справился, выдержал удар и еще раз доказал, почему я люблю его больше всех, - Пока ты в Цирке Проклятых, отвяжи от меня Дамиана - он должен принести тебе клятву крови.
- Что делать, если он откажется?
- Я прикажу, - я задумалась, - Или расскажи ему о произошедшем после.
- Дождусь, когда он проснется, приму клятву и приеду. Могу я рассказать Ашеру?
- Если кто и должен знать, так это Ашер – расскажи ему. Жан-Клод, я прошу проследить, чтобы никто не связался с Ричардом, боюсь, что он наделает глупостей.
- Ты думаешь, не стоит рассказывать Ричарду о договоре с Белль Морт? – Как же осторожно это было сказано!
Похоже, Жан-Клод тяжело воспринял сравнение с Ричардом, неужели он не понял?
- Давай так! Я сама расскажу, кому посчитаю нужным - хочу сделать все тихо, - я сделала глубокий вдох и задумалась, как лучше ему объяснить, - То, что вы с Ричардом пытались со мной сделать, очень похоже, если бы не одно «но»! В отличие от него, ты спасал меня, пусть и способом, который мне не понравился. Черт возьми, Жан-Клод, ты знал, что я возненавижу тебя, и все равно рискнул. Я восхищаюсь тобой и прошу прощения, пожалуйста, помоги через это пройти. Да, я не хочу видеть Ричарда, будь он проклят.
- Ma petite, это твое решение. Мы приедем, как только стемнеет.
Я потребовала свое оружие и Черри притащила пакет со всем, что было на мне в момент покушения. Твою мать! Не, можно же почистить оружие, не дожидаясь, пока кровь впитается в ножны, кобуру и ремни и засохнет, испортив их? Я критически осмотрела содержимое пакета и скривилась от запаха - похоже, все это лежало в комнате без кондиционера, на такой жаре - и где я сейчас найду новые ножны для спинного клинка? Вместе с Черри мы выбрались в коридор и устроились возле окна чистить оружие - сквозняк помогал справиться с запахом. У охранников нашлось оружейное масло, Черри нашла упаковку ваты и ватные палочки, и мы принялись за работу - Черри чистила ножи, себе я оставила пистолет. Обычно я предпочитаю чистить оружие "Стилл Крином", но это масло осталось дома, и пришлось пользоваться "Гунексом". Я выбирала "Стилл Крин" с целью уменьшения вероятности того, что какой ни будь вампир или оборотень почувствует его запах, умом понимая - любой, знающий меня, не будет принюхиваться, он будет знать сразу - оружие есть, но привычка осталась, и я не собиралась с ней бороться.

Черри закончила чистить ножи, сложила их на простыню и, сев по-турецки, наблюдала за моими попытками удалить засохшую кровь с возвратной пружины. Получалось плохо.

- Его что, в луже крови утопили? - я растянулась на полу и вытерла со лба пот. Черри только пожала плечами, - Нужно найти другой пистолет, отмачивать кровь с этого нет времени.

Я не стала собирать пистолет, просто покидала детали обратно в пакет и позвонила Бобби, попросив его привезти что либо из известного мне оружия или разрешить одному из охранников отдать свое. Хорошо, что у охранников Рафаэля не было унификации оружия, один из них "любезно" поделился таким же Hi-Power, какой был и у меня. Ах, черт, это модификация под другой патрон! В обычной жизни я старалась использовать мягкие патроны Парабеллум, они не пробивали стены, почти не рикошетили, при этом обладая отличным останавливающим действием, то есть можно было не бояться, что случайно подстрелишь невинного прохожего в ста метрах от цели. Этот пистолет заряжен другими патронами, но, как заверил охранник, кроме увеличенного веса пули никаких отличий нет.

Кобуру и ножны спасти не удалось, и они отправилась следом за испорченным пистолетом в пакет. Ножи унесли в комнату и разложили на кровати, я попыталась приспособить на себя кобуру охранника, но в итоге махнула рукой и просто засунула пистолет за пояс, поморщившись от прикосновения холодного металла к коже - не помню, когда последний раз так носила оружие?

В кармане джинсов загудел виброзвонком сотовый и некоторое время я смотрела на неизвестный номер, высветившийся на экране, решая вопрос - принять звонок или нет? Я подумала, что звонить может только Бобби Ли или "тот парень", и приняла звонок, сохраняя молчание и вынуждая собеседника представиться первым.

- Анита, есть проблема, - так и есть, главный по охране, по голосу ясно - он не знает, как поступить.

- Бобби, в чем дело?

- Твой Ульфрик здесь,

- Какого черта? - Я не хотела его видеть и не представляла, что ему сказать,

- Мы остановили его, но долго не удержим и ты должна сказать, что с ним делать.

- Пусти его, - Я постараюсь удержать ситуацию в рамках приличия, во всяком случае, в течение получаса, остающегося до прихода Жан-Клода.

Ричард был с двумя охранниками, как и всегда, но меня это не устраивало. Поэтому было решено, что раз охранников нет у меня, то у него их тем более не будет. Шанг Да и Джамиль вышли и мы остались в комнате одни, я устроилась на кровати, предоставив Ричарду сидеть на стуле.

- Нет! Ричард, оставайся там! - Он сделал движение, как будто хотел приблизиться, - Просто сохраняй дистанцию. Зачем ты приехал?

- Мне показалось, что ты умерла. И еще спрашиваешь, зачем я приехал? - Ричард явно чувствовал себя неуверенно.

- Да, я спрашиваю, ЗАЧЕМ ТЫ ПРИЕХАЛ?

- Теперь ты ненавидишь меня?

Я смотрела на него и пыталась найти остатки той любви, что позволяла прощать всю боль, которую он причинял и… не испытывала ничего.

- Что ты хочешь услышать, Ричард? Не могу сказать, что ненавижу тебя, это было бы неправдой. Но, как раньше, уже не будет, это могу сказать точно и, далее будь осторожнее, для меня теперь ты ничем не отличаешься от Хэвена. Нет, это сравнение несправедливо по отношению к Хэвену – ты гораздо хуже него.

Он молча смотрел на меня. А я на него.

- Я нашел новую лупу.

- Ричард, я счастлива от этой новости. Ты выбрал самое нужное время, чтобы ее сообщить.

- Внешне она похожа на тебя, только характер гораздо лучше!

Я не выдержала и истерично захохотала.

- Ты это очень вовремя сделал, можно сказать, решил одну из проблем за меня, - удалось выдавить сквозь смех, - Убирайся! Просто уйди, Ричард. Что бы ты сегодня ни сказал, хуже мне уже не сделаешь.

- Я не заслужил такого отношения!

- Заслужил, заслужил.
Он резко вскочил, и я выхватила пистолет, потому что мне не нравился Ричард, не нравился этот разговор и то, что он из всех сил закрывался щитами, не добавляло к нему доверия.

- Для тебя какой-то вампир важнее меня?

Бррр, я аж растерялась.

- Не поняла? – я направила пистолет в пол.

Он сделал шаг вперед.

- Назад! Ричард, я без колебаний раню тебя, если попытаешься дотронуться.

- Теперь я для тебя хуже, чем враг, - Он горько усмехнулся, - Я знаю, что с тобой пытался сделать Жан-Клод. Все это время я следил за тобой через связи триумвирата и сейчас не понимаю! ПОЧЕМУ? Я допустил минутную слабость и заработал твою ненависть, он спланировал все заранее и теперь ты любишь его еще больше?

Он почти кричал, но еще сдерживался.

- Ричард, объяснение очень простое. Ты попытался подчинить меня, потому что хотел сделать хорошо для себя. Жан-Клод сделал это, потому что хотел меня спасти. Неужели ты не понимаешь разницы?
- Мне лучше уйти, - Тяжело дыша, он развернулся ко мне спиной и закрыл лицо руками.

- Ты прав, Ричард, тебе действительно лучше уйти, - и не удержалась от ядовитой шпильки, - Мне даже интересно, сколько же вытерпит та несчастная, которая согласилась стать твоей лупой?

Он вздрогнул и пошел к двери, но, коснувшись ее рукой, развернулся.

- Я пришел сказать совершенно не это, с самого начала разговор пошел неправильно - я люблю только тебя, но, когда вижу, что ты так враждебна, все внутри переворачивается, и я начинаю говорить совсем не то, что хочу.

- Ричард, мне это неинтересно. Просто уйди и не мучай меня больше, - короткий разговор опустошил меня, и в данный момент я ждала Жан-Клода, как умирающий в пустыне ждет глотка воды. Прижаться к нему и на мгновение забыться, не думать ни о чем.

- Мне известно про Белль Морт!

Я вздрогнула. Но как? Ах да…

- Тоже подслушал? Не знала, что в тебе есть такой талант.

- Жан-Клод выдаст тебя, но я предлагаю бежать, только мы вдвоем! У меня практически нет денег, но я готов бросить преподавательскую деятельность и найти другую работу, чтобы содержать нас. Мы купим дом и заведем детей, ты сможешь зажить нормальной жизнью, - он видел, как на моем лице распространяется выражение изумления, и говорил все быстрее и быстрее, - я брошу новую лупу, поверь, она никто для меня, Анита, я люблю только тебя!

Я закрыла глаза и обдумывала ответ, который меньше бы его обидел и почувствовала, как меня коснулась его энергия.

- Даже не думай! – Я шагнула назад и наставила на него пистолет, - Ричард, я не шучу! Находись от меня не меньше чем в трех метрах!

Он вернулся на стул, я резко выдохнула и начала говорить.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #9 - Июнь 6, 2010 :: 7:06pm
 
- Даже если не учитывать тот факт, что ты, скорее всего, умрешь через три-четыре дня нашей совместной жизни, потому что только тебе придется кормить ардеур, и то, что спрятаться от вампиров нам удастся только на необитаемом острове, как, я спрашиваю тебя, КАК ты предлагаешь спасаться Жан-Клоду и Ашеру, Мике и Натаниэлю, Ричард, как ты предлагаешь защитить всех, кто был со мной связан? Если я сбегу, Белль будет в бешенстве, и, при поддержке Совета Вампиров, уничтожит любого, чья смерть заставит меня страдать. Как ты защитишь моих родственников? Отвечай, Ричард! – все-таки он меня взбесил и, на всякий случай, я поставила оружие на предохранитель - если уж я выстрелю в Ричарда, это будет осознанный поступок, а не соскользнувший палец.

- Скорее всего, она не тронет твоих родственников, ты никак не связана с ними, а на остальных мне плевать, они все виноваты в том, что ты попала в такое положение!

- Вот это я и опасалась услышать... То есть тебе плевать, да? Скорее всего? Но они могут тронуть и твоих родственников, Ричард, не думаю, что вампиры под пыткой будут скрывать тех, кто с тобой связан. Как поживает мама, как твой братик Даниэль? Ты готов к тому, что они пострадают, что их будут пытать, что они умрут из-за тебя?

- Не смей так говорить!

- Вот в этом твоя проблема, Ричард. Ты готов пожертвовать всем ради СЕБЯ, и даже если кажется, что ты делаешь что-то для других, на самом деле ты делаешь лучше СЕБЕ - твои истинные мотивы насквозь эгоистичны! Стоило напомнить, что твоя семья тоже под ударом, и вдруг! Идея уже не кажется тебе такой привлекательной, правда?

- Я не могу тебя отпустить. Я понимаю, о чем ты говоришь, но это не имеет смысла, мы обратимся в полицию, - Ричард начал орать, - Ты не можешь вот так уйти!

- Уже говорила сегодня – могу и уйду. Когда вы умирали из-за меня, я сделала выбор, и расплачиваться за него мне. Ричард, связи будут разрушены, ты освободишься от Жан-Клода и сможешь жить так, как всегда хотел. В чем же дело?

- Меня убивает то, что ты жертвуешь собой ради Жан-Клода, ради вампира, который разрушил твою жизнь!

- Это только мое дело, ради кого и чем мне жертвовать! Все, Ричард, закрываем тему! И еще! По поводу полиции – это наихудшее, что можно сейчас сделать и поэтому не обсуждается!

Открывающаяся дверь избавила его от необходимости отвечать, потому что к нам присоединились Жан-Клод и Ашер.

- Ma petite, ты пылаешь гневом, мы ощутили тебя за километр от больницы, - сказал Жан-Клод, когда я пробежала разделяющее нас расстояние, прижалась к нему всем телом и обняла, запустив руки под рубашку, - Ричард тебя обидел?

- Ричард… - мне не удалось произнести задуманное, потому что меня затрясло, я всхлипнула и разревелась, позволяя вместе со слезами покидать меня всему напряжению, которое удавалось сдерживать весь день, - Дамиан… как же… уже все?

- Oui, tout est fini, ma petite, - Мы устроились на кровати. Жан-Клод усадил меня на колени, я вцепилась в него, заливая слезами рубашку, а он прижимал к себе и гладил меня по волосам, пытаясь успокоить.

- Почему.. я... ничего не почувствовала?

- Потеря подвластного вампира могла оказаться для тебя очень болезненным процессом и я взял на себя смелость тебя прикрыть.

- Где Дамиан сейчас? Ты сказал ему?

- Боюсь, что Дамиан воспринял печальную новость весьма… плохо. Когда я запретил ему следовать за тобой, он взбунтовался и нам с Ашером пришлось запереть его в гроб.

- Выпустите его завтра вечером, когда я улечу. Жан-Клод, проследи, чтобы в момент разрыва триумвиратов все оказались там, где им смогут помочь. И еще одно важное дело, - Сказав это, я выразительно посмотрела на Ричарда, но он сделал вид, что не заметил, - Ричард, оставь меня наедине с Жан-Клодом.

- С чего бы мне это делать?

- Считай, что я тебя прошу, - я нахмурилась, - Ричард, здесь нет ничего, касающегося меня или тебя, просто это чужая тайна.

- Ашеру эту тайну знать можно, а меня ты выставляешь за дверь?

- Ричард, просто заткнись, выйди, и позволь провести десять минут наедине с ними, ты полчаса был со мной, и сейчас позволь от тебя отдохнуть!

Когда он вышел, я кратко рассказала про случайный секс с Ронни и очень удивилась реакции Жан-Клода – он захохотал, как будто услышал убойный анекдот. Ашер сдержался, но ему это явно стоило усилий.

- Что смешного? – Я почувствовала себя глупо и немного разозлилась, – Я оказалась на нуле из-за тебя!

- Ma petite, ты в очередной раз меня поразила, только и всего, - он успокоился, - Но зачем ты это рассказала?

- Ронни пострадала от ардеур, переживает тяжелый жизненный кризис, и я серьезно опасаюсь, что она может попытаться изменить себя. Поэтому я прошу – запрети изменять ее нашим вампирам, запрети Малькольму и, по возможности, постарайся убедить других Принцев Городов сделать тоже самое.

- Ma petite, сделаю что смогу. За свой город я ручаюсь, но не все Принцы Города настроены ко мне доброжелательно, и если она действительно захочет, никто не сможет ее остановить.

- Ронни хочет стать вампиром из рода Белль, это должно сузить ее возможности.

- Тогда у нее небольшой выбор, ma petite, и я свяжусь с Принцами Городов, у кого есть вампиры линии Белль Морт.

- Спасибо, Жан-Клод, - Я повернула голову так, чтобы видеть Ашера, и протянула ему руку - Прости, я совсем потерялась из-за этого кошмара и не уделила тебе должного внимания. Ты не обижен? - Он молча поцеловал руку и покачал головой.

- Как я могу, Анита? Ты отдаешь себя в руки Белль Морт, позволяя нам жить, и мы все у тебя в долгу.

Я одновременно вспомнила о двух забытых вещах. Не позвонила Ронни и не сказала Жан-Клоду про бумаги Кэтрин.

- Прежде чем я начну рассказывать про Белль Морт, нужно сделать кое-что важное, - Я достала телефон и вызвала «связного», продиктовала номер сотового Рон и отключилась, - Не смотрите на меня так – я просто звоню Ронни, совершенно отвратительно с моей стороны держать ее в неведении.

- Ронни, это Анита, - Я чувствовала себя глупо и не знала, что говорить тем, кто считает меня мертвой. «Привет, я жива»? «Хей, все отлично, на видео все вранье»?

- Анита! – Она заорала, - Я верила, что ты выкарабкаешься! После того, что ты рассказала…

- Успокойся, Ронни! – Второй раз за сегодня мне приходится перебивать людей, - Выслушай, у меня очень мало времени. Я уезжаю из страны, и, нет ни малейшей уверенности, что смогу вернуться в обозримом будущем. Мне нужно, чтобы ты пообещала не делать глупостей и держалась подальше от вампиров. Пообещай это, чтобы я могла быть за тебя спокойна.

Я слышала ее дыхание, и практически видела, как она думает над ответом, упрямо нахмурив лоб и прищурив глаза. Судя по окружающим звукам, она находилась в машине.

- Я так понимаю, ты не поверила и уже внесла меня в черный вампирский список, и ни один вампир Сент-Луиса теперь ко мне не приблизится, - Ронни сделала паузу, - Нет, Анита, я не буду давать таких обещаний. Прости, конечно, но утром, когда ты уехала, я ясно поняла – я теряю время, каждый день, каждую минуту и хочу это остановить.

- Ты хорошо подумала? Это путь в один конец и потом ты не сможешь сказать: «Сделайте как было», - Я отчаянно думала, как убедить ее не спешить, – Тогда пообещай, что на год отложишь свое намерение, вдруг ты помиришься с Луи за это время и передумаешь?

- Не вижу смысла в таком обещании. Анита, мне тридцать лет, зачем ждать?

- Подумай о Луи! Он любит тебя, а ты мучаешь себя и его из-за своего упрямства! Если бы ты не любила, я бы лично посоветовала ему держаться от тебя подальше, но ведь ты его любишь?

- Нет, больше нет. Утром я поняла, что мысли о нем больше не заставляют переживать, я стала равнодушна к Луи. Твоя магия, ардеур, заставила разлюбить его и прямо сейчас я чувствую себя свободной и счастливой, больше нет необходимости выбирать, где я теряю меньше – если выхожу замуж и сохраняю Луи, то теряю свободу, если сохраняю свободу, то теряю Луи. К чеееертуууу! Все! Никаких больше моральных терзаний, я намереваюсь жить так, как хочется именно мне.

- Прости меня, Ронни… ардеур иногда выполняет желания, если это для него возможно. Только я виновата, что ты оказалась на моем пути в тот день…

- Ты просишь прощения? Какие глупости! Я благодарна за то, что ты хорошенько прочистила мне мозги и Анита! Я все еще прошу, чтобы меня превратил кто-то, кому ты доверяешь, и я не понимаю, почему ты настолько негативно настроена против моего решения.

- Нет, Ронни, в этом вопросе я не уступлю. Если ты и станешь вампиром, мне будет легче жить со знанием, что я сделала все, чтобы это предотвратить. Я не смогу тебя переубедить?

- Даже не пытайся, - Она поняла, что попытка не удалась и сменила тему, - Куда ты уезжаешь и почему?

- Расскажу все за обещание остаться человеком.

- Интересно конечно, но я, пожалуй, отвечу отказом. Тем более, ты расскажешь эту страшную тайну в любом случае, когда вернешься.

- Может так получиться, что я никогда не вернусь, или вернусь через десятки лет. На всякий случай, прощай, Вероника, - я нажала отбой и застыла в объятьях Жан-Клода, - Ты слышал?

- Oui, ma petite.

- Тогда ты знаешь, что делать, - Я отстранилась, чтобы видеть его лицо, - Есть еще кое-что. Я переоформила на тебя деньги и дом, тебе остается подписать несколько бумаг и связаться с Кэтрин, ты ее знаешь. Она найдет адвоката, который будет защищать твои интересы, если мои родственники начнут предъявлять какие-то права. И ты будешь заботиться о моих леопардах и помогать Мике, если он не будет справляться или парду будет угрожать опасность. Мне нужно твое обещание, Жан-Клод.

- Это самое меньшее, что мы все можем для тебя сделать, Анита. Клянусь, что буду заботиться о леопардах, как будто ты все еще со мной.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #10 - Июнь 6, 2010 :: 7:06pm
 
7.

Очень не хотелось переходить к главной теме вечера, и я всячески оттягивала этот момент. Слова Жан-Клода о возможности ускользнуть от исполнения клятвы внушали мне призрачную надежду, и не хотелось с ней расставаться. На самом деле, я не верила, что нам удастся обмануть Белль - она дала ясно понять, что уже считает меня своей собственностью и у нас нет ничего, что мы могли бы предложить взамен.
- Жан-Клод и Ашер, я рассказываю вам все, что касается меня и Белль Морт и прошу сохранить это в тайне, потому что не уверена в том, что это каким - либо образом не нарушает моей клятвы.
- Сказанное тобой не покинет нас, - Оба вампира сказали это одновременно, как будто произносили текст древней клятвы, и застыли, сохраняя торжественное молчание.
- Что вы уже знаете? На мне есть одна метка Белль, которую я получила во время приезда Мюзет, и с ее помощью она приходит в мои сны. Это всегда происходило, когда я была ослаблена из-за ранения или метафизической атаки, и мы думали, что она развлекается, угрожая отобрать меня у Жан-Клода.
- Теперь та часть, которую я посчитала нужным от вас скрыть. Белль Морт прикрывала меня последние два года, пыталась защитить от Марми Нуар и щедро поделилась силой, спасая триумвираты во время нападения «плохих вампиров», - говоря про плохих вампиров, я подразумеваю Арлекин и даже название этой организации нельзя произносить вслух, - Она передала мне свою способность, которую я использовала против Витторио, Отца Дня и это позволило остаться в живых и победить.
Молчание, заполнившее комнату после этих слов, прервал Жан-Клод.
- Почему ты скрыла это? Я не буду злиться или орать на тебя, мне важно понять, почему? - он мог говорить все что угодно, я бы не поверила. Метки позволяли видеть, что творится у него в душе (или что у вампиров вместо нее?) – горе и разочарование оказались хорошей растопкой для пламени злости, и за маской холодного спокойствия сейчас бушевал пожар.
- О, ты будешь орать и ты будешь злиться, потому что когда я понимаю, почему решила не рассказывать… я сама хочу на себя разораться! Когда она первый раз помогла…мы… - Я почувствовала, что стремительно заливаюсь краской и закрыла глаза, - Мы занялись сексом. Она меня трахнула и это было настолько хорошо, что тот секс с Ашером, после которого я чуть не умерла, переместился с максимума на середину шкалы. Я… мне было стыдно об этом рассказать.
- Мне казалось, что ты преодолела все свои комплексы, ma petite, и не мог представить, что когда-то они приведут нас к краху, - Первые струйки гнева поползли от него, я ощутила их прикосновение к коже и растерялась. Внутри меня бушевал голод и разум требовал поглотить эту ярость, напитаться, но ардеур, тот инструмент, с помощью которого можно было это сделать, молчал. Тишина, повисшая в комнате, заставила меня вернуться в реальность, и я замотала головой, сбрасывая наваждение. Неужели я избавилась от ардеур?
- Я знаю, Жан-Клод, знаю, будь я проклята, я не представляла, что это окажется таким важным и сожалею об этом, - я попыталась освободиться из его объятий, но он только крепче меня сжал, и после нескольких попыток я замерла, прижатая к его груди. Я прошептала, - Спасибо, что не отталкиваешь меня.
- Прекратите сокрушаться! Нашли время! – Ашер, наблюдающий за нами, разозлился, - Анита, продолжай.
- Я проводила Ронни, заехала домой, чтобы забрать сотовый и на выходе меня подстрелили. Пришла в себя уже в комнате Белль… - я рассказала обо всем, начиная с момента условной смерти до момента, когда они вошли в комнату. Я задала вопрос, который обязана была задать, - Жан-Клод, она сказала правду? То есть все именно так, как она говорит?
- Да, она не искажает правду, и здесь у нас нет лазейки. Но это все не имеет смысла – ma petite, ты уже принадлежишь Белль Морт, с момента твоего согласия на ее помощь.
Я погрузилась в странное состояние отрешенности, обсуждала свою судьбу, как будто говорила о чужом человеке – нет, нет, это не про меня, какую-то другую Аниту заберет полусумасшедшая вампирша, прожившая две с половиной тысячи лет.
- Почему ты не сказал о решении Совета, Жан-Клод?
- Я бы без колебаний нарушил клятву, ma petite, и это позволило бы избежать грубых мер, но, если бы до Совета дошли новости об этом… Ты представляешь последствия?
Я молча кивнула.
Жан-Клод и Ашер вдруг посмотрели друг другу в глаза.
- Ашер, Tu es assurй?
Они перешли на французский, но эту фразу я поняла.
- Absolument. Je suis prкt а remplacer Anita et revenir vers Belle Morte, si cela fonctionne, - а вот это уже непонятно, удалось выхватить только имена.
- А ну прекратите! Что еще вы собираетесь от меня скрыть?
- Прости, ma petite, мы не имели права на такую грубость, - разговор продолжился на английском.
- Ашер сказал, что готов поехать к Белль Морт вместо тебя. Мы обсудили этот вопрос еще в Цирке Проклятых, как только я рассказал ему.
- И вы думаете, что она может на это согласиться? – Я ничего не смогла поделать, прозвучало это весьма скептически. Или я одна здесь не знаю нечто важное?
- Если мы сделаем предложение об обмене правильно, то вполне возможно, - Жан-Клод выделил каждое слово, сделав ударение на «если» и «правильно».
- Она не хочет меня как новую игрушку, то есть, в малой степени такой мотив тоже присутствует, но все же основной целью является получение иммунитета к солнечному свету и, в данном случае, это практическое соображение. Почему вы думаете, что такой обмен может сработать? – я потянулась к Ашеру, и Жан-Клод выпустил меня. Я села на коленях Ашера, обняв его и положив ноги на колени рядом сидящего Жан-Клода.
- Белль знает, что ты восстановила тело Ашера, но еще не видела его. По нашим воспоминаниям и рассказам ты видишь в Белль Морт бездушное чудовище, но это не совсем так. Она старше Иисуса Христа, но при этом остается женщиной со всеми женскими слабостями, - Жан-Клод закрыл глаза и замолчал на несколько секунд. Не знаю, что он видел в это время, но он вдруг вздрогнул и несколько раз покачал головой, отгоняя воспоминания, - Только большинство своих слабостей она превратила в оружие. Когда наступит время разрушить триумвираты, ей придется присутствовать лично и тогда Ашер предложит себя. Если мы не дадим ей времени на размышления, она может поддаться минутному порыву и освободить тебя от клятвы, пусть потом и пожалеет о своем решении.
- Ашер, ты готов сделать это? Нет, не говори, я знаю, что ты готов. Ты хочешь снова оказаться во власти Белль?
- Анита, для меня это будет намного проще, чем для тебя – по сути, я вернусь домой. Ты вылечила меня и теперь я смогу быть допущен в Ее близкий круг.
Пока отложим этот вариант, нужно прояснить еще кое-что.
- Жан-Клод, это просто вопрос, хочу быть до конца уверена – если я не исполню клятву, что может сделать Совет?
- Если я откажусь тебя выдать, они потребуют моей смерти и смерти всех минионов.
- Ну потребуют они, и что?
- Это значит, что все Принцы Городов должны будут напасть на любого, кто связан со мной, если он или она окажется на чужой территории. Этот приказ бессрочный, и мы все будем запертыми в Сент-Луисе.
- Выглядит не так страшно… Сначала я подумала, что все вампиры США должны будут приехать в Сент-Луис и поубивать нас.
- Не все так просто. Не забывай о.., - Жан-Клод сделал многозначительную паузу, - Они те, кому поручат нас уничтожить.
Опять Арлекин. Если при последней встрече всего три вампира из этой зловещей организации чуть не поубивали нас, как слепых котят, то что произойдет, если на нас направят всю мощь вампирской полиции?
- Вариант отпадает, я поняла. И что остается?
- Попробуем подсунуть ей меня, - напряжение Ашера чувствовалось по биению его сердца, похоже, они покормились перед выходом. Лежа в объятьях Ашера, я наблюдала за его лицом и пыталась понять, что он чувствует – страх, предвкушение, страсть? Так как я сидела у него на коленях, то почувствовала, что он возбужден не только эмоционально, и доказательство этого заставило поерзать, изменяя позу, чтобы это самое доказательство не упиралось мне в ягодицы.
- Ашер, ты любишь ее? Несмотря ни на что? – Сказав это, я выразительно посмотрела на Жан-Клода, но он отвернулся, пряча взгляд. Но я и так знала, что Жан-Клод до сих пор любит Белль, я видела мучительный след этой любви в его воспоминаниях, и не могу его за это осуждать – после нескольких встреч я поняла, что единственным способом не попасть в зависимость от любви к Белль Морт является расстояние – чем дальше от нее, тем безопаснее.
- Я не буду лгать, Анита, - Ашер закрыл глаза, - возможность вернуться к ней, оказаться рядом, прикоснуться к ее коже… Это большой соблазн! Когда мы решили бежать от Белль Морт, то почти тридцать лет нас останавливала мысль, что без нее мы не сможем жить. Джулиана дала нам надежду и частично заглушила этот дикий голод, но даже с ней мы мучались, не в силах противостоять силе любви к Белль Морт.
Я почувствовала себя неуютно, сидя на коленях Ашера, который погружался в воспоминания о вампирше, пытающейся прибрать меня к рукам. Тем более, против моей воли. Резким движением я освободилась из его объятий, и встала посередине комнаты. Какая то часть меня забила тревогу, происходящее было один в один похоже на ту вспышку ярости, когда я наорала на Джейсона, но все разумные мысли смыло волной ярости. Дальше я что-то орала, наблюдая за собой со стороны.
- Хватит! Ашер, я верю, что ты не против вернуться. И я благодарна тебе за это. Но! Я не желаю сейчас слышать о том, как ты замечательно жил с Белль Морт и как тебе без нее плохо! Я вылечила твое тело, ты снова прекрасен, и можешь убираться к ней без всякой жертвы! – Меня трясло от негодования, - Если ты так хочешь к ней вернуться, чего ты ждешь? Собирай вещи прямо сейчас! Или ты и меня хочешь забрать в качестве подар…
- Анита, вижу, ты приходишь в норму, - На меня как будто холодной воды вылили, ледяной голос Жан-Клода заставил замереть, проглотив окончание фразы. Я закрыла лицо руками, не понимая, почему настолько потеряла контроль.
- Со мной что-то не так, - прошептала я, не убирая руки, - уже две недели, с тех пор, как мы с тобой последний раз разругались, мне тяжело контролировать эмоции. Натаниэль предположил, что мы не встречались все это время, связи нарушились, и ярость, которая раньше делилась между нами, душит меня, мешая действовать разумно.
Я вернулась к Жан-Клоду, рукой обхватила его за шею и глубоко вздохнула от потока холодной силы, хлынувшей на меня с его кожи – голова на мгновение закружилась и я почувствовала себя великолепно, как будто выбралась из душного погреба на свежий морозный воздух. Ашер! Блиииин! Как же я ненавижу извиняться! Я протянула руку и прикоснулась к его плечу, провела ладонью по щеке, запустила пальцы в волосы.
- Прости меня. Не знаю, что со мной происходит… забудь что я сказала, я не думаю так на самом деле, - Я чувствовала его обиду, и дело было не только в моих словах. Они очень метко попали в больное место – в околовампирском сообществе Сент-Луиса уже давно обсуждалась сплетня о том, что Ашер приехал шпионить по поручению Белль Морт. Черт!
Я обняла Ашера, поцеловала, позволив ему почувствовать все то, что я чувствовала к нему. Мы целовались, и вдруг поцелуй перерос в нечто большее. Контакт с Жан-Клодом прервался и из глубины моей души снова поднялось сумасшествие, охватывая меня с Ашером. Я оторвалась от губ и лизнула его за ухом, подставляя шею для укуса. Одну руку Ашер пустил за моей спиной, прижимая к себе так, что я вскрикнула от мгновенной боли, пальцы другой руки он запустил в волосы и легко натянул их, зафиксировав меня. Я почувствовала горячее дыхание на шее и через мгновение касание клыков – он провел ими по коже и эта злая ласка заставила мое тело забиться в его руках, я стала проваливаться в воспоминание и застонала в предчувствии наслаждения, которое мог подарить его укус. Почему он медлит? Из моих губ вырвался звук, что-то среднее между мурлыканьем леопарда и призывным рычанием львицы, я приказывала не останавливаться.
- Анита! Ашер! – Сила Жан-Клода хлынула в меня, приводя в чувство, он схватил меня за плечи и оттащил от Ашера, и я оказалась сидящей на полу, задыхаясь от возбуждения. Глаза Ашера сияли синим светом, он сидел, глядя перед собой ничего не выражающим взглядом.
- Господи, это снова случилось. Жан-Клод, ты должен постоянно быть рядом со мной, не знаю почему, но я теряю над собой контроль, - стоя на коленях, я прижималась щекой к его животу, изо всех сил обхватив Жан-Клода руками.
- Анита, ты должна следить, чтобы никто не прикасался к тебе. Ты кормила ардеур сегодня?
- Я не ощущаю ардеур, возможно, он исчез совсем, - Я сказала это спокойно, лежа на полу, слишком опустошенная, чтобы что-то чувствовать, - может же со мной случиться хоть что-то хорошее?
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #11 - Июнь 6, 2010 :: 7:07pm
 
- Ma petite, ты обманываешь сама себя. Ардеур не может исчезнуть! Я думаю, - он замолчал, подыскивая слова, - что ранение ослабило его до такой степени, что ардеур не в состоянии на тебя правильно воздействовать. Ты как вампир, не способный самостоятельно пить кровь и, так же как с кормлением вампира, в которого мы заливаем кровь, нам придется вызвать ардеур искусственно.
Воспоминание заставило меня инстинктивно потереть ладонь левой руки, где был крестообразный шрам, оставленный расплавленным золотым крестом. Этот крест я подарила Ричарду, когда мы только начинали встречаться, и он догадался вложить его мне в руку, пытаясь защитить от Мерлина, вампира огромной силы, пытающегося подчинить нас. Потом Мерлин утверждал, что делал это ради развлечения и не хотел причинить вред, но это вызывало большие сомнения. Надо было его убить и, возможно, мир сказал бы нам спасибо. Металлический крест в моей руке оказался очень плохой идеей - против силы Мерлина я использовала способность, случайно доставшуюся мне от Обсидиановой Бабочки, самого страшного встреченного мною вампира. Разумеется, крест расплавился и металл прожег кожу и мясо. Тогда Реквием искусственно вызвал вспышку ардеур и я излечила этот ужасный ожог. Проблема была в том, что Реквием ушел от нас к Принцессе Филадельфии, давно желающей мужчину-вампира линии Белль Морт, потому что хотел быть первым возле кого-нибудь, а я уделяла ему слишком мало внимания.
- Но у нас больше нет Реквиема, - Я поверила словам Жан-Клода, тем более, его объяснение было единственным разумным.
- Мы попробуем сделать это вместе с Ашером, - Я почувствовала волнение Жан-Клода, он колебался, - ma petite, только в том случае, если будет нужно, разрешаешь ли ты подчинить себя?
Вопрос заставил меня оторваться от него и изучающе посмотреть в глаза, и я сама почувствовала, что лицо собирается в холодную маску. Жан-Клод расценил это как отказ, и начал движение, как будто хотел сделать шаг назад, но я дернула за рубашку и остановила его. Я закрыла глаза и сказала.
- Делай все, что посчитаешь нужным.
- У нас не так много времени, поэтому мы сделаем только то, что требуется.
Жан-Клод положил меня на кровать и начал снимать джинсы, я приподняла бедра, помогая ему содрать джинсы вместе с бельем. Ашер сел рядом с кроватью на колени и расстегивал пуговицы на мужской рубашке, которую я надела вместо больничной одежды. Несколько секунд, и я лежу перед ними полностью голая, возбужденная только от их взглядов, Ашер наклонился над моим лицом и поцеловал, его волосы рассыпались и скрыли Жан-Клода, поэтому я не могла видеть, что он делает. Я почувствовала, что мои ноги раздвигаются под давлением чьих то рук, почувствовала дыхание Жан-Клода на клиторе, его язык. Я судорожно попыталась свести ноги вместе, когда почувствовала легкий укол его клыков на внутренней стороне бедра, но они с Ашером крепко держали меня. Ашер оторвался от моих губ, запустил руку в волосы и наклонил мою голову, целуя то место на шее, где пульсирует вена. Я чувствовала, что приближаюсь к оргазму, и прошептала.
- Сейчас, почти...
Оргазм заставил выгнуться судорогой, я дергалась в их руках и в это время они одновременно меня укусили - Ашер в шею, Жан-Клод пронзил клитор. Я заорала от боли и наслаждения, и почувствовала, как шевельнулся ардеур, как он неуверенно поглощает их страсть, набирает силу, и через мгновение ардеур заревел, пожирая энергию Жан-Клода и Ашера и наполняя меня.
Они не стали пить кровь, и меня это расстроило - я привыкла, давая кровь, получать взамен удовольствие, и сегодня получилось, что я произвела нечестный обмен. Я еще пыталась успокоить дыхание и унять свое тело, дергающееся в судорогах удовольствия, как Жан-Клод отправил Ашера за кем-то, кто сможет смыть с меня кровь и привести в порядок.
Здание больницы для оборотней представляет собой Г-образное двухэтажное здание из красного кирпича, находящееся в непрестижном районе на восточной окраине города. Его крышу можно увидеть с федерального шоссе, все остальное скрыто разросшимся кустарником, заполонившим огромный пустырь между зданием и шоссе. Окружающее пространство усеяно заброшенными зданиями, складами, заляпано раствором и покрыто кучами брошенных строительных материалов. Если смотреть с шоссе, то так же можно заметить огромное недостроенное здание, куда и предназначались эти материалы. Причина, по которой строительство было остановлено, мне неизвестна, но, когда это случилось, Маркус, прежний Ульфрик вервольфов, выкупил то здание, которое было достроено, и устроил в нем больницу. То, как выглядит окружающая здание территория, не волновало ни Маркуса, ни Ричарда, поэтому и я старалась не заострять на ней внимание. Ближайшие жилые дома находились метрах в двухстах, поэтому оборотни могли себя чувствовать в безопасности, впрочем, как и люди.
Потайная комната находилась в подвале – часть его отделили кирпичной стеной и придали ей нужный вид, создав иллюзию «двойного дна» в масштабе огромного здания. Скрытую часть в свою очередь разделили в соотношении один к трем – получился тамбур, где сейчас сидела охрана, и собственно больничная палата, где лежали и целовались я и Жан-Клод. Оставалось всего 6 часов до момента расставания, поэтому я яростно целовала его, стараясь запомнить его запах, его вкус, ощущение от его волос. Черт! Если бы он потребовал пробежать по главной улице Сент-Луиса голышом, я бы это сделала не раздумывая, потому что знала – когда мы расстанемся, огромная часть меня умрет. Я ни на йоту не разделяла энтузиазм Жан-Клода и Ашера, основанный на том, что Белль Морт даст волю чувствам – мужчины вообще склонны помнить только хорошее при разводе, так что отдавала сейчас всю себя, как никогда ощущая стремительно утекающее время.
Загудел сотовый, но я не хотела прерывать поцелуй, поэтому вытащила его из кармана джинсов и бросила на пол – ударившись об него, сотовый замолчал, и я запустила руку под кожаные штаны Жан-Клода. Через секунду сотовый зазвонил снова, пол был выложен кафельной плиткой, и, скользя по ней, телефон издавал премерзкий звук, ассоциирующийся у меня со скрипом ножом по стеклу.
- Жан-Клод, подожди, посмотрю кто это, - я попыталась левой рукой дотянуться до телефона, но не хватало каких-то сантиметров, другой рукой легко толкнула его в грудь, - Блин, слезь с меня, чуть-чуть.
Он приподнялся на локтях и я смогла зацепить телефон кончиками пальцев. На экране высветился уже известный мне номер Бобби Ли, поэтому я без колебаний приняла звонок.
- Полиция оцепляет территорию! Анита, сидите тихо и не покидайте укрытие! – И тут он задал вопрос, от которого я на какое-то время потеряла дар речи, - Могла ли Кэтрин выдать полиции местонахождение тайника и то, что ты находишься в здании?
- Ни в коем случае, - я была уверена в том, что говорю, - Могли они выяснить это по звонкам?
- Нет, при таком способе связи, нет, - Я чувствовала, как Бобби Ли успокаивается, - если не искать специально, найти тайник нереально. Все, конец связи.
Жан-Клод уже был на ногах, я почувствовала, что за дверью что-то стремительно приближается, схватила с кровати пистолет и замерла, медленно выдыхая воздух, готовая стрелять. В проеме распахнувшейся двери стоял Ашер.
- Нужно уходить! - Он сделал вид, что не заметил направленное на него оружие, - Жан-Клод, я смогу унести Аниту в безопасное место, нужно только выбраться из здания!
Я поставила пистолет на предохранитель и засунула его за пояс. По воздуху? Совсем не любимый вид транспорта для меня… Чтобы добраться до ближайшего окна, нужно подняться из подвала в коридор, пробежать по нему десяток метров и еще метров пять направо, но я колебалась, неспособная принять решение – Бобби Ли сказал сидеть тихо, весь же мой опыт требовал бежать. С какой целью полиция приехала снова? Они знают, что я жива, но больницу уже обшаривали, зачем еще раз? Если они думают, что меня сюда перенесли уже после первого обыска, то тогда все в порядке, но если нет?
Я выругалась и высказала свои сомнения двум присутствующим вампирам, переложив ответственность на них. Жан-Клод не колебался.
- Уходим. Прямо сейчас, - Жестом он отправил Ашера вперед на разведку, развернулся, одним движением сгреб ножи с пола и бросил их на простыню. Охранники отправились вместе с Ашером, но мы не успели подняться в коридор первого этажа, впереди послышались крики.
- Оружие на пол! Руки за голову! На колени! - И тут же загремели выстрелы.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #12 - Июнь 6, 2010 :: 7:08pm
 
8-1

Время замедлилось и одновременно случилось несколько событий:
Жан-Клод отшвырнул меня обратно в комнату, в результате чего я влетела в дверь и покатилась по полу, растерянная и злая, как черт.
Использовал метки и объединил наши разумы в одно целое, я увидела мир глазами Жан-Клода - хлынул поток ощущений, образов, мыслей и я растянулась на полу, неспособная думать. Я/мы чувствовали и слышали вооруженных людей, стоящих на первом этаже, там, где начинался спуск в скрытую часть подвала. Они пахли страхом и к запаху страха примешивался запах металла, пластмассы и кислый запах использованного оружия.
Мешая думать, сладко и вкусно пахло кровью раненного оборотня, и мы приказали Ашеру – «унеси его». На выходе из «тамбура» на лестницу не было двери, и один из крысолюдов, спрятавшийся за небольшим выступом, несколько раз выстрелил в сторону первого этажа.
Я почувствовала руки Ашера, поднявшего меня с пола и положившего на кровать, но это ощущение прошло констатацией факта – «Она в безопасности, можно не следить», и Мы занялись более важными делами. Жан-Клод потянулся к Истине и Нечестивцу, взятых с собой в качестве телохранителей и оставленных снаружи, и стены рухнули – их глазами Мы увидели все, что происходит вокруг больницы - органы чувств двух вампиров сообщили, где находится каждый человек, во что он одет и какое у него оружие. Вокруг здания стояли полицейские машины, разгоняя темноту мелькающим красно-синим светом, но Истину и Нечестивца беспокоили не обычные полицейские - на стоянке темными кубическими фигурами выделялись машины Мобильного Резерва. Братья стояли на краю крыши, и Мы приказали узнать, что происходит внутри – они вытащили оружие и размытыми тенями метнулись в люк, ведущий на второй этаж. Вид из их глаз представлял хаотичное мелькание картинок – вампиры бегут, и все вокруг смазывается от скорости - остановились возле верха лестницы со второго на первый этаж, и через них Мы устремили силу вниз, прощупывая пространство.
Должностная инструкция не разрешала штурмовикам Мобильного Резерва пользоваться крестами, поэтому Истина и Нечестивец могли чувствовать себя в полной безопасности среди них. Шестеро штурмовиков расположились возле люка, о чем-то ожесточенно переговариваясь, по двое стояли возле каждой из двух лестниц, соединяющих этажи. Мы решили, что нужно захватить одного из них, потому что к недоумению Жан-Клода по поводу таких действий полиции добавилось и мое, и наше совместное решение заставило Истину и Нечестивца мягко спланировать за спины штурмовикам, и наша воля подавила их разум – объединенная сила позволила это сделать без зрительного контакта. «На крышу их!» и вампиры снова показали тошнотворное мельтешение образов.
Штурмовиков прислонили к невысокому ограждению на краю крыши, сорвали с них шлемы и начали допрос. Это оказалось похоже на просмотр видео с камер наблюдения – Мы могли просматривать их память, при необходимости заставляя показывать интересные подробности, но ключевой оказалась одна сцена, показанная Мендесом. Как только я услышала это имя и увидела лицо, память услужливо вытолкнула из себя поток образов, связанных с этим человеком, но я не хотела этого, и Жан-Клод заставил память закрыться.
… - Есть информация! – Вид запыхавшегося сержанта Хадсона, врывающегося в дверь, заставил его пролить кофе, десятую чашку, выпитую за сегодня, - Источник из РГРПС сообщил, что наш объект скрывается вампирами в ликантропской больнице.
Мендес только сделал жест «Как меня все достало».
- Больницу же вчера обыскивала полиция, - Янг, дремавший до этого в кресле, слегка оживился.
- А вот сейчас самое интересное, парни! Я держу в руках ордер на арест Аниты Кэтрин Блейк, подписанный судьей МакКоней и инициированный Рудольфом Старром, начальником РГРПС.
- Сержант, мы все еще не поняли про больницу – полиция проглядела Блейк?
- Оборотни устроили тайник в подвале, и в данный момент она там. Общий сбор! Все на инструктаж!
Инструктаж оказался очень коротким и группе прямо сказали – если объект пострадает от их прямых или косвенных действий, то сержант уволит каждого из группы с такой рекомендацией, что они никогда больше не найдут приличной работы. Общее недоумение вызвала причина обвинения, на которой был основан ордер – причастность к убийству с особой жестокостью Берта Вон и Мэри Стерн.
… Мы вырвались из воспоминаний Мендеса и Жан-Клод рывком переместил внимание на Цирк Проклятых, пробежался по находящимся там вампирам, выбрал наиболее сильных и мы вбили в них приказ – «Ко мне, сейчас».
Мы обратились внутрь себя, нашли связь, к которой был присоединен каждый подвластный Жан-Клоду вампир и через нее бросили нашу волю, заставив их поделиться силой. Полученную силу разделили между собой, двумя вампирами на крыше и шестью вампирами, летящими от Цирка Проклятых. А потом Жан-Клод воспользовался этой силой и присоединил их к Мы - я задохнулась от потока информации, сообщаемой новоприсоединенными. Голова раскалывалась от боли, потому что я не могла вместить и осознать все это, и Жан-Клод отпустил меня, отключил от общего сознания, и я вывалилась в реальный мир, крича от ужаса, потому что увидела план Жан-Клода.
Все произошедшее заняло не более двадцати секунд - я слышала звон от скачущей по полу гильзы, и, благодаря Жан-Клоду, знала, что охранник сделал только третий выстрел.
Часть меня, позволяющая наблюдать за происходящим с холодным интересом, получила ответ на вопрос – «Почему штурм поцелуя вампиров в ночное время, если Мастер поцелуя предупрежден, в 99% случаев приводит к кровавой бойне среди нападающих, при этом Мастер всегда уходит?». Я предполагала, что сильные Мастера Вампиров могут делать что-то подобное, но первый раз увидела процесс организации обороны изнутри, и это было невероятно, потрясающе, сногсшибательно.
Я ударила кулаком по стене, болью пытаясь отгородиться от Жан-Клода, снова думать самостоятельно. Твою маааать! Он собрался внезапной атакой перебить штурмовую группу Мобильного резерва, вошедшую в здание, не дав им возможности сообщить о нападавших, и через крышу утащить тела в заброшенный глиняный карьер, куда уже неоднократно прятали остатки оборотневых разборок. Поэтому он и выбрал вампиров, способных летать, и сейчас ждал только их прибытия для начала атаки - для Жан-Клода полицейские были не более чем фигурками на шахматной доске, они не были реальны, и когда я оказалась слита с ним, не имея собственного мнения, я уничтожала бы их вместе с Жан-Клодом.
Нужно его остановить!
Попытавшись вскочить с кровати, я уткнулась в Ашера, про которого совсем забыла за всей суматохой. Он сидел на краю кровати и неуловимым движением уложил меня обратно, прижимая за плечи.
- Ашер, пожалуйста! – Я не собиралась бороться с четырехсотлетним вампиром, потому что меряться с ним силой бессмысленно, - пусти меня к Жан-Клоду!
Он не отпускал руки и молчал, и я поняла, что Ашера сейчас здесь нет, здесь просто автомат, выполняющий приказы Жан-Клода и придется действовать по-другому.
И тогда я заорала.
- Жан-Клод! Остановись! Поговори со мной! – ничего не изменилось, Ашер все так же молча прижимал меня к кровати и я могла ерзать по ней, не более. Блин! Что же делать? Я понимала, что хочет сделать Жан-Клод, и план выглядел идеальным с его точки зрения, но для меня он был невозможным! Потянувшись через метки, я снова попала в странное общее сознание, составленное из входящих в него вампиров, и бросила все силы на то, чтобы закрыться от всех, кроме Жан-Клода.
- Жан-Клод, что ты хочешь устроить? Не терпится повоевать? – Стоп, не стоит сейчас орать на него, - Пожалуйста, дай всего пару минут, если я не смогу тебя за это время переубедить, тогда черт с тобой, действуй!
Никакого ответа, но я почувствовала, что он обратил на меня внимание.
- Обвинение смехотворно, Кэтрин вытащит меня из участка сразу же, как только докажу наличие алиби. Задумайся! Совет Вампиров запрещает нападение на полицейских и, даже если ты сделаешь все чисто для человеческой полиции, Совет может воспользоваться этим для обвинения тебя. Ты разрушишь все, что мы сделали вместе, - я почувствовала, что теряю его внимание, поэтому говорила все быстрее, погружаясь в отчаяние, - Если меня не освободят к четырем утра – действуй как считаешь нужным! Пожалуйста! Они ни в чем не виноваты, Жан-Клод, умоляю, не заставляй запомнить тебя таким!
Связь группы разрушилась, и я поняла, что победила. Ашер снова стал собой, но продолжал меня удерживать.
- Отпусти!
- Если разрешит Жан-Клод, - он прошептал это, склонившись и легко коснувшись губами моей щеки.
- Ma petite, у тебя есть время до трех утра, - Жан-Клод стоял возле кровати и смотрел на меня, и я не могла понять этот ничего не выражающий взгляд – он впервые за вечер закрылся щитами, - Если они попытаются удержать тебя дольше…
- Обещаю, что в этом случае сама сделаю все для освобождения, - я лежала распятая, и это мне все больше не нравилось, - Да скажи же ему меня отпустить!
- Ашер!
Ашер убрал руки без каких-либо возражений и помог мне встать, но его взгляд и выражение лица выдали его мысли – то, что я лежала беспомощная, дико его завело и я вспыхнула от смущения, потому что подобные намерения с его стороны оказались неожиданными. То есть я знала, что он увлекается садомазо штучками, но никогда он не пытался предложить что-то подобное.
Освободившись, я быстро привела в порядок одежду, отдала пистолет Жан-Клоду и направилась к выходу - с момента первого выстрела прошло не более трех минут, и я надеялась успеть до того, как нападающие повторят попытку. Как я поняла, штурмовая группа Мобильного резерва, сунувшись в люк и обнаружив там вооруженную охрану, от неожиданности начала стрельбу, ранив одного из крысолюдов.
- Хэй, говорит Анита Блейк, назовите себя, - я предусмотрительно встала за углом. Голова кружилась от усталости и недосыпа, я прислонилась лбом к холодной стене, заставляя себя встряхнуться. Ну что они там застряли?
- Сержант Хадсон, Мобильный Резерв Сент-Луиса. Анита Кэтрин Блейк, у меня ордер на ваш арест, выходите с поднятыми руками, - Сержант Хадсон был порядочной скотиной, во время завершающей охоты на Витторио в Сент-Луисе он обрушил на меня все свои комплексы, связанные с женским полом, моим ростом и моей личной жизнью. И сейчас он боялся, очень боялся. Возможно, чувство самосохранения подсказывало, что он как никогда близок к смерти. Сделав несколько резких вздохов, я пошла вперед – «у тебя всего три часа, Анита».
- Будьте готовы, я начинаю выходить на лестницу, - я поднялась на третью ступеньку и вспомнила, - Жан-Клод! Нужно вернуть на место тех двоих, иначе сейчас начнется сумасшедший дом! И пусть им подчистят память. Еще! Постарайся связаться с Кэтрин и... пожелай мне удачи!
Я очень не люблю, когда на меня наставляют оружие, особенно если в этот момент сама безоружна, но, когда я поднялась из подвала с поднятыми руками, моя физиономия излучала доброжелательность и готовность сотрудничать. Хадсон снизошел до меня и лично надел наручники, затянув их за спиной, быть может, этим он хотел спасти мое самолюбие?
- Миз Блейк, я понимаю щекотливость ситуации, но обвинение довольно серьезное, я вынужден это сделать, - он дернул за наручники, затягивая их еще сильнее, прижав этим к себе, - Так нормально?
Жан-Клод коснулся меня и отправил ряд образов: «Мы снова делаем объединение», «я делаю рывок руками», «цепочка наручников рвется с сухим щелчком», «готовые к нападению вампиры, стоящие на втором этаже» – он спрашивал, уверена ли я в том, что делаю? Я ответила - «Все нормально, просто подожди».
Я повернулась к Хадсону и посмотрела ему в глаза, он отшатнулся. Черт, с момента объединения глаза еще не пришли в норму?
- Посмотрите на часы, сержант Хадсон. Сколько сейчас времени?
- 12.37, маршал Блейк.
- Это значит, что я не сплю уже пятнадцать с половиной часов, поэтому прошу всех просто сделать свою работу. Вы выполнили ордер, я перед вами в наручниках, зачем еще мы здесь торчим?
- Вы даже не спросите, за что арестованы?
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #13 - Июнь 6, 2010 :: 7:08pm
 
- Хадсон! Просто отвезите меня в участок! – То есть я была спокойна в момент выхода из подвала, даже испугана, но он сумел довести меня за пару минут. Талант или меня начинает нести от недосыпа?
- Ну-ну! – он хмыкнул, - Готовность! Мы покидаем здание, объект взят!
Короткая команда в микрофон и меня потащили по коридору больницы. Снова Жан-Клод: «Бобби Ли что-то ожесточенно говорит», «Снайпер, стреляющий в меня возле дома», «черный фургон Мобильного резерва, подогнанный дверь в дверь к выходу из больницы». Он до сих пор держал вампиров объединенными, раз говорил посредством образов?
- Стоп! – Меня тащили двое, я уперлась ногами в пол, но они просто приподняли меня за локти и продолжили движение, - Хадсон!
Он шел впереди, и я уверена, слышал крик, но никак на него не отреагировал.
- Сержант Хадсон, что произойдет, если меня на выходе подстрелит снайпер? Как это случилось возле моего дома? – Он на ходу чуть повернул голову, и я предположила, что он говорит в микрофон.
Дорогу до участка я провела с закрытыми глазами, в полудреме сидя на кресле – занять любое другое положение мешали скованные за спиной руки. Машина дернулась и я грохнулась на пол, несколько секунд вообще не соображая, где я.
- Миз Блейк, не знаю, что происходит, но мне это совсем не нравится, - Янг, здоровенный китаец, помог подняться. Я застонала, попытавшись пошевелить руками – от туго затянутых наручников нарушился кровоток, и любое движение отзывалось резкой болью в мышцах.
- Да пошел он! Еще чуть-чуть потерпите, - Янг нашел в кармане ключ и снял наручники, - Все, все, садитесь.
Я сделала судорожный вдох, когда выпрямила руки и пару секунд пыталась справиться с гримасой боли, затем начала массировать мышцы предплечий. Я только начала снова клевать носом, как машина остановилась и одновременно с этим дверь фургона распахнулась - яркий свет ослепил, заставил закрыться рукой.
Хадсон подозрительно посмотрел на мои свободные руки, но не решился надеть наручники на глазах у толпы, встречающей возле департамента полиции. Оперативники Мобильного резерва потащили меня сквозь нее, закрывая со всех сторон, но я успела разглядеть строгие костюмы ФБР, куртки федеральных маршалов и … показалось? Увидев его, я мгновенно проснулась – возвышаясь над остальными минимум на голову, Олаф прожигал меня взглядом, рядом с ним нет Эдуарда, а значит, у меня на одну проблему больше - Олаф мечтает убить меня весьма неприятным способом: много крови, ножи и вечность пыток.
- Дольф? Что все это значит? – Когда в комнату допросов вошел лейтенант Рудольф Старр в сопровождении двух черных костюмов, я уже успела разозлиться, успокоиться и перейти в состояние ледяной отрешенности – грубо вытащить меня в полицию, обвинить в соучастии убийству и после этого заставить ждать двадцать минут в пустой комнате – свинство. Они даже не предложили кофе, и я решила, что имею полное право вести себя невежливо, - Агент Франклин, и вас сюда принесло?
Господи, как же мне плохо – перед глазами все плыло, в них как будто насыпали песка, я чувствовала себя уставшей, смертельно уставшей. Мысль, что сегодня провидение расставит на пути всех встреченных мной мудаков, заставила улыбнуться.
- Анита, против тебя выдвинуто серьезное обвинение. В твоих же интересах вести себя корректно и помочь нам разобраться, насколько ты причастна к двойному убийству с особой жестокостью.
Очевидно, что он был главным здесь. ФБРовцы стояли как статисты, возможно, только наблюдая за процессом.
- Дольф, тогда начинай, не трать мое время. Я могу вести себя как хорошая девочка, но для этого тебе нужно сделать две вещи: принести мне кофе и сообщить имя ублюдка, сдавшего тайник, - я намеренно провоцировала его, в гневе Дольф терял над собой контроль и мог проговориться. Когда-то он был для меня почти другом, но чем больше я увязала в связях с вампирами, тем дальше он от меня становился.
- Отвечай на вопросы и получишь кофе, - Он стал серьезен, - Производится допрос Аниты Кэтрин Блейк, 1978 года рождения, гражданство США, подозреваемой в причастности к двойному убийству. Свидетелями выступают агент Франклин и агент Рассел.
- Анита Блейк, где вы находились в ночь убийства?
- Сержант Рудольф Старр, разве мне не полагается адвокат? - я задала этот вопрос одновременно Дольфу и Жан-Клоду. "Мы не можем с ней связаться, ma petite" - это ответ Жан-Клода. Черт! Дольф же оглянулся на ФБРовцев, они кивнули, и он отложил блокнот в сторону.
- Анита, давай без протокола. Я просто хочу понять, что произошло вчера ночью. И что, черт тебя дери, происходит с тобой.
- Можем попробовать, но... скажем так, Дольф - прелюдия мне совершенно не понравилась. И, - я ухмыльнулась, - ты слышал мои требования.
- Я распоряжусь насчет кофе. Информатор... считаю это шуткой.
- Где ты была в ночь убийства и кто может это подтвердить? И будет отлично, если свидетелем окажется кто-либо из людей.
- Гостинца Парквей, с девяти вечера я находилась там с Вероникой Симс. Не совсем с девяти, она приехала в полдесятого.
- Она была с тобой всю ночь?
- Да, именно так. Из гостиницы мы выехали около десяти утра.
- Это будет проверено, - Он пристально посмотрел на меня, затем тяжело вздохнул. Дольф крутил в руках карандаш, и я поняла, что он колеблется. Ха, я догадываюсь, какой вопрос он сейчас задаст, - Анита, я знаю, что ты соврешь, как обычно, но все равно задам этот вопрос. Как ты могла выжить?
Бинго! Я подалась вперед, положив руки на стол и опираясь на локти:
- Ты расстроен этим фактом? Или разочарован?
Он опустил взгляд и я догадалась, что он смотрит мне между грудей.
- Ну нет, Дольф, никаких больше обнажений перед тобой. И я категорически против раздевания перед кем бы то ни было, поэтому поверь на слово - новых шрамов на мне нет.
Он вскочил.
- Люди не выживают после таких ранений! И оборотни не выживают! Мы нашли то, что вылетело из твоего тела, Анита, у тебя не было сердца, легких, куска позвоночника! Как это возможно, что ты сидишь сейчас здесь? Ты не вампир, ты теплая, на тебя не реагируют святые предметы, ты ходишь в церковь. Этот блядский вампир не позволяет тебе умереть, как нормальному человеку? Ты его человек-слуга?
Я закрыла глаза и раздумывала над ответом. Интересно, что произойдет, если сказать правду? Маршальский значок меня больше не держит, но тогда я сегодня точно не выйду на свободу. Я посмотрела ему в глаза:
- Мне нечего сказать, Дольф. Если ты можешь что-то доказать, вперед, действуй. И давай ты уже скажешь, за что на самом деле я задержана, потому что не собираюсь сидеть здесь всю ночь.
Он тяжело опустился обратно на стул.
- Ты просидишь ровно столько, сколько потребуется, - Он начал что-то записывать в блокноте. Или просто рисовал чертиков? - Почему ты не подала заявление по поводу покушения?
- Была занята.
- Каким образом ты причастна к убийствам?
- Никаким. Дольф, чего ты хочешь от меня добиться? - Я откинулась на спинку стула и слегка сползла, расслабляя плечи, - что за фарс? У тебя ничего нет, поэтому отпусти меня и прекращай ездить по мозгам.
- Ты даже не пытаешься скрыть, что лжешь, - он снова встал, - в любом случае, я могу задержать тебя на двадцать четыре часа, и сделаю это.
- Нет! Мне нужно выйти отсюда через тридцать минут, - я начала паниковать, - Дольф, блин! Не поступай так со мной!
- Анита, пойми меня правильно, - он подошел и встал рядом, нависая надо мной и пришлось задрать голову, чтобы видеть его лицо, - я смотрю телевизор и вижу, как тебя убивают. Затем мы вместе с полицией сутки мечемся по городу, пытаясь найти твое тело, и обыскиваем вампирские притоны, но все безрезультатно. И тут я узнаю, что ты жива, но не собираешься поделиться причиной, по которой перебили половину вашей аниматорской конторы. Ты единственный выживший свидетель и собираешься сбежать из страны, вот так просто?
Я сделала равнодушное непроницаемое лицо и пожала плечами. То есть я не сомневалась, что Зебровски расскажет отделу содержание нашего разговора, но совершенно не ожидала, что окажусь на допросе, иначе не разболтала бы так много.
- Ты не веришь, что мы сможем тебя защитить? Как с теми наемными убийцами?
Вопрос вызвал у меня улыбку и я кивнула, да, да, я в это абсолютно не верю.
- Знаешь, ты все больше напоминаешь продажного полицейского, обращающегося в случае проблем не к своим боевым товарищам, а к мафии, на которую он работает, - Дольф сказал это осторожно, как будто проговаривая давно обдуманную мысль.
- Дольф, не неси херню! - он все-таки сумел меня достать, - никогда я не была полицейским и вы мне не боевые товарищи. Вы защищаете жизни, я их отнимаю. Ты видел федерального маршала Отто Джеффриса?
- Этого психа? Конечно. Он со вчерашнего дня действует всем на нервы.
- Так вот, он гораздо ближе ко мне, чем ты, чем эти агенты ФБР, чем любой другой полицейский, защищающий закон, поэтому прекрати давить на меня классовым сознанием! Я не защищала закон, я убивала вампиров и оборотней по ордерам, которые выдавали люди. Дольф, прекрати этот балаган и отпусти меня, ты знаешь, что я не при чем.
- На тебе нет креста, - он дождался, пока я разведу руками в жесте "ну что тут поделаешь" и сказал, - ты находишься под контролем вампира?
- Что??? Разумеется, нет, - но мой голос дрогнул, потому что его вопрос вытащил воспоминание о Белль Морт, о том, что через два часа мне нужно быть на аэродроме. У меня кончается время, висящие за спиной Дольфа часы показывали без пятнадцати три, и я потянулась к Жан-Клоду. Я просто хотела узнать, чем он занят, но меня затянуло к нему.
"Ma petite, Мы готовы действовать" - сказал Жан-Клод, но к этому "готовы действовать" присоединились все вампиры и я увидела, что они находятся за стеной.
Департамент полиции размещался в одном из прямоугольных уродливых зданий, которых много построили в 80-е. Когда меня поднимали на лифте, я успела заметить, что мы остановились на пятом этаже. Благодаря объединению разумов я видела, что между комнатой допросов и окном находится помещение склада, или чего-то на него похожего - вампиров не особо интересовало, что это такое - они вырезали стекло и залезли внутрь. Элеонор и Гретхен находились в странном месте, там было много электрических кабелей и висящих на стене ящиков – они были готовы отключить электричество во всем здании. Нечестивец лепил на стену какой-то шнур, и от него пришла информация, что они собираются проделать проход в допросную с помощью взрыва - "Когда начнем, уходи туда, где стоят полицейские".
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Падение Аниты Блейк, NC-17 (21)
Ответ #14 - Июнь 6, 2010 :: 7:09pm
 
8-2

Меня выбросило в комнату - Дольф держал возле моего лица ярко сияющий крест, свет ослепил и я с криком отвернулась, руками закрывая глаза.
Франклин закричал:
- Посмотрите на ее глаза! Старр, срочно уводите ее в защищенную комнату!
В глазах все еще мелькали цветные пятна и я почувствовала, что Дольф схватил меня и потащил к выходу. Я вслепую ударила по ногам, но промахнулась, и он повалил меня на пол, завел руки за спину и я услышала звук застегивающихся наручников. Я заорала:
- Начинайте! - Не вслух! - "Жан-Клод, начинайте!"
Время остановилось.
Сила Жан-Клода ударила меня через метки и "я" потерялось в "Мы", одновременно с этим в комнате погас свет. Не помню, как порвались наручники, ощутила только резкую боль, когда концы цепи описали круг и ударили по рукам. В следующий момент я сбросила с себя Дольфа, встала и толкнула его, отправив в небольшой полет, и он врезался в стену. Ночным зрением я увидела, что агенты ФБР потянулись за оружием, медленно, слишком медленно - я схватила стол за край, приподняла и метнула его. Стол ударил в них и пришпилил к стене. Зажглись лампы аварийного освещения и я решила убрать видеонаблюдение. Когда я размытой тенью прыгнула на стол и рубящим движением руки разбила камеру, за спиной гулко громыхнул взрыв, и, подняв тучу пыли, упал прямоугольный кусок стены. Через пролом в комнату ворвались Менг Дье и Нечестивец, за ними остальные - Лондон и Истина, двое остались контролировать вход на склад. "Заблокируйте дверь" - моя мысль, и я уже склоняюсь возле Дольфа, пытающегося дотянуться до пистолета, лежащего рядом. Движение ноги и пистолет отлетает в сторону, я опускаюсь на колени, "Лондон, Истина, держите его" и два вампира прижимают Дольфа к полу.
- Дольф! Скажи добровольно, кто рассказал про тайник, - вместе со словами из меня плескается сила, и голос грохочет по комнате. Я срываю с шеи Дольфа вспыхнувший крест и отбрасываю к пистолету, Дольф все еще ошеломлен, поэтому я хватаю его за рубашку и слегка встряхиваю. Он что-то шепчет, с ужасом глядя на меня, и острый слух вампиров позволяет мне слышать:
- Они все-таки добрались до тебя.
"Скорее, скорее, забираем его?" - Мы чувствуем начавшуюся в здании суматоху, то, как люди бегут к нам, их возбуждение и страх.
- Прости, - и мы вламываемся в сознание лежащего человека, препарируем его память. Это должно быть сегодня, всего несколько часов назад.
... Звонок сотового прерывает сон, не открывая глаза, я протягиваю руку и вслепую нахожу телефон.
- Дольф, - Приходится шептать, чтобы не разбудить Люси.
- Это Натан, мне только что позвонил тот учитель, что постоянно крутится возле вампиров, Ричард Зиман.
- И? - Я аккуратно встаю и выхожу из спальни в ванную, плотно закрываю дверь.
- Если кратко, Анита сейчас под контролем вампиров и утром ее отправят в Европу в качестве подарка одной из вампирских шишек, - Зебровски очень возбужден и говорит быстро, - если у них получится, мы никогда ее больше не увидим.
- Где она? Зиман сообщил местонахождение?
- Ее держат под охраной в больнице оборотней, в тайнике.
- Тайник? – я трясу головой, пытаясь проснуться.
- Ричард объяснил, как его найти.
- Понадобится спецназ, звони Хадсону. Я свяжусь с ФБР.
- Не спеши! Ричард предупредил - Анита будет отрицать, что находится под контролем. Он утверждает, что если ее не передадут в условленное время, то все отменится, и предложил план: по любому обвинению помещаем Блейк под арест и срываем планы вампиров…
В дверь ударили чем-то тяжелым, и мы скомандовали - «Уходим», сила хлестнула по Дольфу и его тело обмякло. Нечестивец хватает меня и прижимает к себе, через его плечо я смотрю на часы – с момента соединения прошло тридцать секунд.
Жан-Клод распустил союз, как только мы покинули здание. Я тут же осознала, что лечу, и вцепилась в Нечестивца, накрытая волной иррационального ужаса. За миг до того, как страх заставил закрыть глаза, я увидела Олафа, стоящего в проеме разбитого окна. К черту! Больше не увижу его.
- Куда мы сейчас? – меня охватило странное спокойствие. Я хотела спать, хоть на минутку, просто лечь и уснуть, наплевать на все…
Я проснулась от ощущения взгляда. Вокруг было темно и только по запаху мокрой листвы я догадалась, что нахожусь в лесу. Я пощупала рукой и обнаружила, что лежу на какой то плотной материи. Один из плащей, в которых были братья-вампиры? Кто-то дотронулся до руки, и я инстинктивно отдернулась.
- Тссс, это я, Сильвия, - Рядом со мной на коленях сидела Сильвия, едва видимая в темноте. Увидев, что я успокоилась, он взяла меня за руку, - Анита, вампиры не лгут? Тебя сдал Ричард?
Я медленно выдохнула.
- Что ты будешь делать, если они правы?
- Стая убьет его.
- Без поединка?
- Он нарушил закон и сгниет в ублиете.
- Сильвия, я прошу не трогать Ричарда. Прогоните его, все что угод…
- Нет, - Она перебила меня, - Это дела стаи и ликои сами решат, что делать с предателем.
Вот так.
- Тогда я прошу лично тебя. Не трогайте его семью, они хорошие люди и не виноваты в его поступках. Можешь это пообещать?
- Это значит, что ответ «да»?
- Да, Сильвия, мы все видели это в памяти полицейского. Еще одна просьба – не делай ничего, пока не будут разрушены метки.
Я ощутила ее торжество, она терлась щекой об мою ладонь. Сильвия давно хотела взять власть в свои руки, но я запретила ей бороться за место Ульфрика, защищая Ричарда.
- Все, больше не желаю слышать про Ричарда. Сильвия, где все? Где Жан-Клод?
Я услышала из темноты его голос:
- Все вампиры города досрочно отправлены спать, ma petite, спасая тебя, мы сильно потратились.
Вспомнила!
- Жан-Клод, время?
- Четыре, ты спала всего час. Как самочувствие?
- Не знаю. Я чувствую себя слабой, разбитой. Плохо, - Я оперлась на землю рукой и встала, - Черт!
В темноте руки выглядели так, словно я надела черные перчатки с серебристой окантовкой – разорванные наручники так и болтались на запястьях и засохшая кровь покрывала все ниже них. Но как такое получилось? Ах да. Я разорвала наручники в момент соединения меток с Жан-Клодом и, похоже, повредила вену. Сколько же я потеряла крови? Воспоминание о произошедшем вызвало внезапный приступ тошноты и я упала на колени, опустошая желудок. Я содрогалась от приступов рвоты, но из меня не выходило ничего, кроме желчи – когда я ела последний раз? Сосредоточившись, я стала глубоко дышать, пытаясь прервать спазмы.
Я тяжело перевалилась на плащ и легла на бок, подтянув колени к груди. Голова разрывалась от острой боли, в висок как будто загнали иглу. Интересно, это от голода или расплата за объединение меток? Будем надеяться, что от голода. Я отдышалась и сказала:
- Жан-Клод, я слишком давно не ела.
- Мика должен принести еду с минуты на минуту, - Он пошарил в темноте рукой и вытащил еще один плащ, - Сильвия, забирайся к Аните и согрей ее.
- Я сейчас позову кого-нибудь, минутку, - она встала.
- Сильвия! – Жан-Клод воспользовался способностью контролировать вервольфов и метафизически хлестнул ее, - Ты здесь самый сильный волк и поможешь Аните. Пожалуйста, сделай это добровольно.
Напряжение, повисшее в воздухе, можно было пощупать рукой. Сильвия замерла и слышалось только ее частое дыхание. Это вот так Жан-Клод пытается наладить отношения и сделать ее подвластным волком?
- Я сделаю это, если Анита сама попросит.
- Сильвия, я не допущу непослушания. Возможно, сегодня мы потеряем Аниту, и либо ты признаешь, что подчиняешься мне, либо я найду кого-то другого на место нового Ульфрика.
- Жан-Клод, остановись! – происходящее возмутило меня. Какого черта? Совершенно нет желания оказаться в центре борьбы за власть, - Силь, не слушай его! Если не хочешь, просто уходи.
- Иди нахер, Жан-Клод! – Сильвия сжалась, готовая броситься, - Я сама бы ей помогла, но ты для меня не доминант и твои приказы я слушать не буду!
Они так и будут меня игнорировать? Я попыталась встать, оперлась на правую руку, но голова закружилась и Сильвия поддержала меня за плечи. Это оказалось ошибкой, потому что в тот же момент я начала поглощать ее ярость. Волшебно. Чудесно. Я была готова кататься по земле, как котенок, попавший на первый снег. В голове что-то щелкнуло и все, что я говорила до этого стало неважно. Вкусно. Эта мысль заставила рвануть на себя ноги Сильвии, которые я обняла незаметно для себя, и она упала. Мгновенным движением я бросилась на нее и прижала за предплечья.
Она не пыталась меня сбросить, или как то иначе освободиться. Сильвия только всхлипнула, как будто спрашивала - почему я? Это заставило меня отстраниться от нее, я выбросила руку в темноту и поймала Жан-Клода.
- Что происходит?
- Ашер и я заставили твой ардеур ожить снова, но… вспомни! Я ограничил твое питание сразу же после событий на кладбище. Ты отвергла мои требования и я лишил тебя твоего pomme de sang, Лондона - я думал, что ты придешь ко мне, не рискуя случайным срабатыванием ардеур. И что ты сделала? Давала ардеур ровно столько энергии, сколько требовалось, чтобы не умереть – не представляю, как тебе это удалось, но ты обманула ардеур, заставила его сжаться до такой степени, что смогла не ощущать его потребностей.
Пока он говорил, Сильвия легла на бок и руками притянула к себе, обхватив мои ноги своими, и я на мгновение потеряла дар речи, насколько это оказалось тепло и приятно, и мы на мгновение замерли, затем ее руки начали снимать с меня рубашку и я воспротивилась:
- Жан-Клод! Прекрати на нее воздействовать! Или на меня! Просто прекрати это!
- Даже близко я не воздействую на нее или на тебя, ma petite,- Я слышала эти слова в то же самое время, как руки Сильвии сорвали с меня рубашку и прохладный ночной воздух прошелся по моей груди.
- Это только твой голод, ma petite.
Сильвия целовала мне спину, постепенно опускаясь от лопаток – это заставило меня оттолкнуться от нее и выкатиться на мокрую траву. Я вскочила, не в силах выдержать холодные прикосновения травы и листьев к возбужденной коже и сдавленно крикнула:
- Назад! Не прикасайтесь ко мне! Жан-Клод, ты прав, это мой голод, и я сама виновата, что не могу его контролировать, - я до боли сжала зубы, потому что меня трясло от желания преодолеть расстояние, отделяющего до плаща с лежащей Сильвией, - но пожалуйста, сделай так, чтобы ардеур не беспокоил меня сегодня. Я прошу, Жан-Клод, забери голод себе.
- Я могу забрать только тот голод, который заставляет тебя испытывать ардеур. Но ты в любом случае должна согреться в тепле стаи оборотней – твои звери тоже пострадали. Сильвия?
Она пришла в себя, не стала спорить на этот раз и просто сделала то, что он просил. Я видела, что Жан-Клод пожирает ее глазами, пока она раздевается, снимая с себя брюки и пиджак - Сильвия заметила это тоже, но молча разделась до белья и забралась под второй плащ, выделенный нам в качестве одеяла. Я сделала шаг вперед и осторожно опустилась на лежащий на земле плащ, приподняла и ерзающим движением пролезла под край импровизированного одеяла.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 17