Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Новый перевод! Ким Харрисон "Игры немертвых" (12 книга о Рейчел Морган. Финальная!). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Я стану тебе вином : фантастика (Прочитано 3409 раз)
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Я стану тебе вином : фантастика
Июнь 7, 2010 :: 3:22am
 
                                                                                                             © Егор Белоглазов, 2004.


Я СТАНУ ТЕБЕ ВИНОМ

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ

                                                            Вере – моей жене и возлюбленной. Вся жизнь тебе.
                                                                                                            

                                    *          *          *
«...Дервиш, сделай так, чтобы в твоём колодце была вода,
и сколько бы ты ни брал её и не отдавал другим, не становилось
бы её меньше, а, наоборот, больше. Дервиш, каков бы человек ни
был, всё равно внутри него есть колодец воды...»
     Азиз ад-дин Насафи, «Зубдат ал-хакаик». 

                                     *          *          *
«Познание наступает тогда, когда ты не находишь в себе
ни крупицы вражды.
...Один человек спросил его: каково? Он сказал: каково бывает
людям посреди моря, когда корабль их разбился, и каждый
цепляется за свою доску? Тот сказал: тяжко им. Хасан
сказал: вот и мне так...
...Я спросил у Хасана: что есть мучение в этом мире? Он
сказал: гибель сердца. Я спросил: что есть гибель сердца?
Он сказал: любовь к этому миру...»
     Фарид ад-дин Аттар, «Зикр Хасана Басри».

                                *          *          *
«...Вот, товарищи твои погибли, сказал ему зверёк энджи,
корабль твой разбит, и к утру ты умрёшь. За время пути
я был для тебя, чем бы ты ни пожелал. У меня достанет сил
ещё на одно превращение – хочешь, я стану тебе возлюбленной?
Нет, сказал Салик, я проведу с нею ночь, а утром – что мне
останется? Тогда я стану тебе хлебом, сказал энджи. Нет,
возразил Салик, я съем хлеб, а утром – что мне останется?
Тогда я стану тебе вином, сказал верный энджи. Нет, возразил
Салик, я выпью вино – и что мне останется? Похмелье, ответил
энджи, и желание пить ещё. Пить меня, пока не умрёшь...»
     И. Клайд, «Легенды, сказки и притчи кхамо».

                                 *          *          *                  

                                                                                         Дневник  с-м д/д П 3012
                                                                                         файл Cyril_my.002, расшифровка
                                                                                         личного кода, фрагмент.

  Голозапись: крупная рука держит высокий бокал–тумблер. В бокале вздрагивает розоватый крем-ликёр, на пальцах вспыхивают перстни, - на фоне текста рука изредка взбалтывает ликёр, уносит из поля зрения и возвращает во всё меньшем объёме. Задний план взят размыто и неопределённо. Текст (гарнитура «official», кегль 10):

-      ...Что вы можете знать о войне, Цирил! Сколько вам лет?
  Разумеется, это был риторический вопрос. В этом весь Касым – выслушать мою получасовую речь, помолчать ровно столько, чтоб внушить мне ощущение моей правоты, и... Дикая, невозможная культура беседы: апелляция не к уму, а к возрасту; примеры не из современности, а из чёрт-знает-где-и-когда; довольное причмокивание, как аргумент. В Хайесте, где я заканчивал образование, он бы уже давно получил месячный минус по риторике и сидел без своего любимого «Розали» - штрафы там были зверские... На время учёбы внестипендийные доходы перекрывались глуше, чем внебюджетные дотации неблагонадёжным колониям, - и уровень жизни напрямую регулировался уровнем успеваемости. Горжусь своим значком – держались мы стойко.
  Здесь, на «Королеве» моя стойкость пригождается как нигде ранее. Даже улыбаться скоро научусь, как он – ласково-ласково, без тени сомнения, что собеседник – самый дорогой и любимый, что уж поделать, недоумок на свете.
Сначала, помнится, я раздражался – у чиновников моего ранга это выражается в уничтожающей корректности. Думаете, он в первый раз спрашивает, сколько мне лет? Он трижды получил эту ценнейшую информацию только до встречи со мной по официальным каналам диппереписки! Корректность на него подействовала так, как если б я ударил его в лоб – то-есть, никак. Шейх только слегка обеспокоился, хорошо ли я себя чувствую на борту его э-э... яхты. Как-нибудь ниже упомяну об этом феномене космического судостроения подробнее.
  Так вот, сначала я раздражался как чиновник. Потом – по-нормальному. Догадайтесь, гипотетические, но любезные читатели моего дневника, каков был эффект от моего раздражения? Правильно.
  Кстати, я упоминал или нет, что за истекшую неделю нашего с Касымом знакомства шейх ни разу не появился в одном и том же костюме? Не могу, правда, классифицировать этот ансамбль деталей одежды, - халат со смокингом это, или гибрид килта и сползшего на бёдра тюрбана... Правда, не конгломерат, а именно ансамбль, всё стильно, гармонично и, (как всё у Касыма), с ленивым шиком. К сожалению, шейх не расстаётся с перстнем-видеоскремблером, ничего кроме кистей рук в кадре не фиксируется; но позже попробую зарисовать что-нибудь особо живописное. Графический редактор, правда, на моей «Ронделе» слабоват... О чём бишь я?.. Ах да!
  Чем хорош жанр дневника (ещё в студенчестве это понял), так это свободой изложения. Сюжет – вот он, вокруг; герой – здесь, внутри; читатель, если и планируется, то – после, если... Вот, отвлёкся куда-то в «от кутюр», а надо вернуться к нити изложения – промотал текст на развёртке, посмотрел... Шучу, я и так помню нить.
  Когда утихло и раздражение №2 (не без умиротворяющего влияния цветовой гаммы костюмов шейха, художественный вкус его безупречен), я задумался всерьёз. Переговоры никак не перейдут из зачаточной стадии развития – пожалуй, даже, противозачаточной – в перинатальную, и это неприятное ощущение, что моему скромному столичному искусству далеко пока до высот дипломатического стиля уважаемого шейха Касыма ибн Бахрами аль-Джинния... Кажется, я уже и обороты речи у него перенимаю. Простите.
  В общем, от раздражения я перешёл к сентенциям. На них он реагировал то своим мягким раскатистым хохотом, то притчами. По-моему, суфийскими, если я правильно понял справочник. Или христианскими. Или иудейскими. По истории философских заблуждений у меня было так себе. Диалог его стараниями перерос – или редуцировался? – в болтовню. И вот тут-то меня, вынужденного ждать ответа из центра, он бил по всем статьям! По-видимому, болтовня ни о чём преподаётся у кхамо начиная с яслей как основная дисциплина, и Касым был твёрдым отличником.
  Моё хайестское (раньше, читал, говорили «спартанское») воспитание спасовало. За исключением редких, вот как сегодня, выступлений, я стал больше слушать.
  Как назло, рассказчик шейх неплохой...

                                                           (Звуковой отрывок. Мужской голос
                                                           басово-баритонального регистра,
                                                           язык всеобщий, акцент фарси):

  - Ну что вы можете знать о войне, Цирил! Сколько вам лет? Не в обиду вам, уважаемый, будь сказано, но при вашей жизни и войн-то серьёзных, спаси Аллах нас от этой дряни, не было. Я разумею – в области, где вы жили. Ликёру, дорогой Цирил? Знаю отлично, что вы не пьёте. Но ведь если вдруг, прости Аллах наши слабости, захотите выпить, а я не предложу – так куда я буду годен, как хозяин? С вашего разрешения... Ах, «Розали»!.. Двоюродный дядя мой, упокой его душу Всеблагой, ибн Мардуф, тот, что с исламской стороны клана – он назвал этот букет именем своей возлюбленной жены, хотя видел её раз в жизни и ни разу в жизни к ней не прикоснулся. Она погибла прямо на свадьбе за то, что показала лицо жениху до завершения обряда – она, верно, боялась, бедняжка, что, покупая товар в мешке, дядя невзлюбит её... А надо было бояться другого. Сам отец жениха, шейх Мардуф аль-Джинния прервал обряд и увёл её. Не качайте головой, уважаемый Цирил, но и не улыбайтесь – законы есть везде, она их знала. Это всё воспитание: дядя взял Розалинду в набеге на пакетбот одной из террианских линий. Дядя никому не выдал своих мук. Он просто улетел на свои плантации – вы видели, Цирил, как растёт гибридный сорт «толларес»? это неописуемо – и начал экспериментировать с гидропоникой, неустанно молясь и вспоминая лицо невесты. И через полгода Содружество сходило с ума от этого букета. Это я называю любовью, Цирил, - я, старый грешник Касым, спустя более полувека от вспышки её жизни (всё в руке Всемилостивого) влюблён, как мальчишка, в это лицо на этикетке... этикетке! фантике, Цирил! – и, как мужчина, влюблён в это вино и, если продлит мои дни Аллах, как седой или лысый старик буду влюблён в память об этом лице и этом вине... А ведь она, уважаемый, была неверной. К счастью, шейх Мардуф был цивилизованным человеком, и не слишком интересовался верой того, кого хотел выдать замуж или убить... Он погиб в набеге, упрямый старик, как и его сын, мой дядя, жених Розали.
  Дядю настиг тот же рок, что и невесту, ведь Аллах уже успел связать их судьбы. На одной из тех же террианских линий друзья и братья аз-Зикра (так прозывали дядю) по жребию определили ему роль шпиона. Он должен был сесть пассажиром на трансер «Фронда» и в условленном месте маршрута блокировать, усыпить или перебить – что уж получится – команду. Остальные ждали в засаде на маленьком шлюпе. Вы бы даже детской игрушкой этот шлюп не посчитали, Цирил, так он был мал, - вот какие отчаянные тогда были люди. Не думайте, что я их оправдываю, дорогой мой – жестокое было время, плохое. Десяти лет не минуло с подписания Безумного Перемирия, участники Первой Космической только зализывали раны, и трансер «Фронда», я уверен, по вооружению был далеко не пассажирским лайнером сегодняшних дней... Глоточек, Цирил? Возьмите тогда тарталетки, они удались. Шайтан, бутылка-то кончается... Надо вам сказать, в трюме «Королевы Улыбок» запас этих благословенных бутылей ужасающе мал, и я взял себе за правило смаковать не более одной за вечер. К вам, уважаемому гостю, это никак, естественно, не относится – сколько пожелаете... Не желаете? Продолжить про аз-Зикра? С удовольствием.
  Аз-Зикр ибн Мардуфи аль-Джинния, несмотря на возраст, был мужчиной, и ему очень стыдно было говорить братьям слова отказа. Жребий, как любая игра тогда (и сейчас) был делом святым, жребий бросает рука Аллаха – братья могли просто убить его, не спрашивая причин. Но они спросили. Дядя ответил, что по молодости он никогда доселе не жил жизнью неверных и не знает их быта и законов. Если он ошибётся и будет раскрыт, то кроме его жизни, которая и так пыль пред лицом Отца Истин, под угрозой окажется всё предприятие.
  Старший его брат (из четверых дядя был третьим по старшинству) ответил: «Не отчаиваются в милости Аллаха; на Него полагаются полагающиеся». К слову Писания брат добавил довольно-таки засаленное «Извлечение из правил пользования пассажирским транспортом внутренних космических линий ВСЗ», каковое требовалось выучить.
  Это решило дело.
  Вы, уважаемый Цирил, вторую неделю не можете освоиться на моей яхте, хотя я делаю всё возможное, дабы смягчить вам существование. Невозможное, то-есть звонок из Департамента, к сожалению, не в моих силах – видит Аллах, я сам заинтересован в наших переговорах и жду этого звонка, как шайтан... Ах, проклятая бюрократия, заставила чистое с нечистым в одной фразе смешать!
  Так мы вернёмся к аз-Зикру. Я слыхал эту историю от отца, ему аз-Зикр приходится, как у вас говорят, кузеном. Отец не упоминал, как именно дядя проник на «Фронду», главное то, что проник. И, зная аз-Зикра, можно быть уверенным, что каждая буква «Извлечения» была выжжена в его памяти не хуже букв Писания. Но, если вы вторую неделю не в своей тарелке в гостях у старого Касыма – как, представьте себе, чувствовал себя паренёк, всю жизнь не казавший носа с территории клана, исключая стычки в пространстве? Представляете? «Извлечение» помогло ему не больше, чем мои улыбки – вам, дорогой Цирил. Ваше здоровье... ах, «Розали»!..
  Аз-Зикр, дабы не опростоволоситься, заперся в каюте, словно дервиш в пещере. До условной точки было более трёх суток пути, а мины с сонным газом и таймерами он очень грамотно разместил в узловых местах интерьера трансера. Его хитрость позже была использована при захвате – одном из них – притона старого Карресы на «Блэк Дэйджин». Помните эту историю, Цирил? Нет?
  Я упоминал, что вы удивительно образованный человек? Не краснейте, Цирил – вот вам ваш единственный пробел в образовании: вы удивительно мало знаете о войне, Цирил. Впрочем, сколько вам лет!.. Да, о войне – об убийствах, захватах, хитростях и прочей науке жестокого мужского мира. Не в обиду вам, драгоценный. Аллаху угодно видеть вас дипломатом, ему виднее. Из меня шайтан пытается сделать насмешку над дипломатом...
  Слушайте, Цирил, и учитесь, как и я слушал и учился. Аз-Зикр знал о том, что любой сонный или смертельный газ в системе жизнеобеспечения будет распознан датчиками и нейтрализован, пока команда и пассажиры отсиживаются в изолированном отсеке, указанном кибермозгом. Кстати, это он почерпнул из той же бумажонки. Даже достаточно сильные медицинские препараты вызовут тревогу. Но некоторые – некоторые! – опасными быть не могут, их даже специально запускают в атмосферу в профилактических целях; всякие там вакцины, тонизаторы... Вам лучше знать, наверное.
  Ага, сказал себе мой дядя. И придумал бесподобный план. К сожалению, Аллах не судил ему видеть результаты своих трудов.
  Когда он, всё подготовив, заперся в каюте, он имел, думается, не одного собеседника – Аллаха всемогущего я разумею – а двух. Никто не поклянётся, не солгав, что в добровольном заточении не говорил он душой с Розали.
  Больше ни с кем. Он не включал ни информ, ни доставку. Он, верно, надеялся, бедняжка, что, будучи товаром в мешке, не вызовет подозрений... А бояться нужно было другого.
  Он не вызвал подозрений. Те, кто пришли за ним, точно знали, кто им нужен.
  Знаете, уважаемый Цирил, что мне сдаётся? Мне сдаётся, что он, даже получая свои пять микрограмм из парализатора кэбов, винил в происшедшем лишь себя и неверных. Хотя, зная его – аз-Зикр мог вполне и уважать хитрых врагов, раскрывших его, а винить, как подобает мужчине, лишь себя... Не знаю. В страшном сне ему не приснилось бы, что слухи о том, что старший брат держит на него сердце – правда.
  Не качайте головой, Цирил, но и не улыбайтесь. Это правда. Старший брат дяди незадолго до истории с Розалиндой Майерс женился на второй, и потому Розали была отдана аз-Зикру. Старший – шайтан украл из истории его имя, как украл и его душу – при одном из друзей поклялся сжить аз-Зикра со свету. И...
  Хороший вопрос, уважаемый. Конечно, предатель шёл на известный риск, доверяя клятву другу, ибо какие у предателей друзья? лишь такие же предатели, да шайтан. Но, понимаете, клятва без свидетелей не имеет силы. Держать же в свидетелях одного Отца Справедливости злодей побоялся.
  В общем, благодаря другу, дело раскрылось. Старший брат бежал, и как-нибудь, если вам будет угодно, Цирил, я расскажу о том, как ему отомстили.
Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #1 - Июнь 7, 2010 :: 3:24am
 
Кто? Ну, Цирил, вам будет неинтересно в другой раз. В другой раз.
  А в бутылке-то ничего и не осталось. Вы не против кофе? Все говорят, что мне удаётся этот рецепт. Ему около ста лет, это длинная история для другого вечера... Без сахара? Готово, принимайте. Тот, кто меня научил этому секрету варки, тоже так шипел от удовольствия – мне лестно, видит Аллах... Ах, обожглись? Простите, простите...
  А разве я не дорассказал? Аллах простит, я не дипломат – память дырявая. Парни из КБ не убивали аз-Зикра, лишь арестовали и усыпили до места назначения. Убил его старший брат, сонного, когда шлюп взял на абордаж в полном составе спящую «Фронду». Убил и свалил всё на кэбов, чем взял на душу дополнительный грех. Не только братоубийство, нет – до чего вы, простите, наивны, Цирил. Увидав мёртвого аз-Зикра, братья и друзья его не стали грабить трансер, а превратили его в летающий крематорий для шестисот душ. Топливо и аккумуляторы они, впрочем, не забыли. И оружие. Вот так, уважаемый Цирил, бывало там, где война была привычна, как скрипящий пол.
  ...Сколько там оттикало уже? Волей Аллаха, уже и спать пора. Звонка всё нет, знаю. Будет день, будет воля Его... и ваших коллег из центра. И «Розали» к ужину... Ах да, вы правы, резюме для этих дурацких протоколов... Что ж, включайте, я готов. Гр-р-кхм!..
  Официальное резюме к одиннадцатому дню переговоров между дипломатическими сторонами: стороны не пришли пока к определённому соглашению, но надеются на благополучный исход встречи. Контакт и взаимопонимание остаются хорошими. Здоровье представителей сторон отличное. Со стороны Союза Кланов Кхамо голосовую метку фиксировал полномочный представитель Союза шейх Касым ибн Бахрами клана аль-Джинния...

                                                                                     (конец звукозаписи. текст):

   Вот поговори с ним! Кстати, аллах там, или шайтан, а я посмотрел в базе данных по ссылке на этого аз-Зикра – знаете, сколько ему было, парню, годков? Девятнадцать. Жених, пират, смертник. Вот так.
  Нужно не забыть спросить завтра у шейха, какую такую хитрость его дядя придумал на «Фронде». Заполнять «пробел» в военных знаниях я, конечно, не собираюсь – пока ещё не проникся этими восточными пряностями и горжусь своей направленной против войны профессией – но любопытно очень.
  Подытожим плюсы и минусы дня. Всё плохо, господин Лик, как говорил, помнится, дружище мой по лицею, Рикки-Тикки-Тави, Риман Дайли. Всё прямо-таки грустно, господин Лик. Обожженный бесподобным кофе язык – всё наше приобретение. И красочная байка. Начальство скормит меня шайтану (взяв его у Касыма в аренду по демпинговым ценам, как за опасные отходы), а его гранитность мистер Чианзано под руку с аллахом посмеются. Всё. Мозги кипят, настолько я не привык к плотно заполненному делами безделью. Вдобавок, чёрт (черт, а не шайтан!) побери, из-за обожжённого языка я, кажется, так шепелявил при голосовой метке, что в Центре точно будут уверены, кто из нас с шейхом сегодня пил!
  Яхта на прежнем курсе. Дневник и (?!) читатели его – спокойной ночи.
                                                                                         До завтра. Цирил.



                                                                                         Дневник  с-м д/д П 3012
                                                                                         файл Cyril_my.003, расшифровка
                                                                                         личного кода, фрагмент.

  ...В каминный зал (это трудно назвать кают-компанией) я вошёл, ещё вытирая рукав, чем расстроил шейха до невозможности. Я и сам был расстроен – проклятые птицы. Уж не догадываюсь, где он набрал весь этот птеро-фито-парк. Слава всем аллахам, в каюты и залы им доступа нет – думаю, какой-то вид ультразвуковой отсечки. Что-то такое мелькает на уровне слышимости, когда пересекаешь проёмы. Со стороны посмотреть – мне, воспитаннику аскетичной Примы, должно быть в диковинку. Изнутри посмотреть – в диковинку, но раздражает порой страшно. Но посмотреть стоит.
  А вот, кстати, время и место попытаться это всё описать, обещал ведь. Попытаюсь.
  Судно в реестрах и разговорах фигурирует как личная яхта «Королева Улыбок». Уже любопытно тем, что никакая это не яхта ни по размерам, ни по планировке, а на борту этого корыта я при стыковке ясно прочитал на всеобщем, флюоритом (розовым) по бурому: «Оскал Джихада». Это при входе на борт стоило мне лишних нервов. А сегодня прочитал на пиллерсах служебного трапа год выпуска (нервы уже не потратил – привык). «Королева» старше меня в два с лишним раза. Так сказать, королева-мать.
  М-мать... Меж тем, наша скорость близка к четвертьсветовой. Это заставляет не тянуть с описанием интерьера – чем чёрт не шутит? Пошутили – и далее.
  Порт приписки: неизвестен (не указан).
  Тип и назначение судна, повторюсь, распознаются с трудом. Не знаю, как у кхамо, а в Содружестве для яхты «Королева» великовата. Уверен, что планировку меняли несколько раз, но по компоновке основных отсеков – движки, ходовой и пилотажный сектора и т. д., куда мне вход запрещён – очень смахивает на каракку среднего радиуса. Не то пассажирскую, не то исследовательскую в далёком девичестве.
  Уму гражданина (нормального) Содружества непостижимо, что с бедным судёнышком сделали после покупки (или захвата) его кхамо.
  Представьте себе три этажа коридоров, узких  зальчиков и лесенок, превращённых в подобие оранжереи. На борту космического корабля нет (я проверял) резервного бота, нет дублирующих систем ЖОБы - но есть восемнадцать видов орхидей, вьюнок Лайля (красная книга ксенозоо), райские птицы (шайтан их дедушка) и прочее в таком же духе. Пол и стены цветут, пахнут и пружинят. Кстати, в каждом коридоре и на каждом этаже свои экосистемы, своё разнотравье и разноцветье. В смысле, по цветам и по цвету. И по запаху! Моя, например, каюта на первом этаже – она в коридоре с одной одуванчиковой и одной не-знаю-какой-в-зелёных-пятнах стенами. Одуванчики сегодня цвели (у них ускоренный, как и у прочих чудес, биоцикл, дней в пять где-то). И когда через это пролетает, подымая метель, райская птица...
  Птица. Впрочем, мундир я уже очистил. Неважно...
  Как говорит, когда в нём просыпается его иудейская ветвь клана, шейх: так я недавно посчитал, сколько это стоит – я вам умоляю.
  А я правда посчитал – перед тем, как сесть за дневник. И я правда вам умоляю. Дешевле встала бы организация мятежа на Приме с подкупом госсекретаря и армейской верхушки – и никаких не надо дипломатических выкрутасов. Я бы Касыму туфли носил по приказу собственного начальника...
  Нет, серьёзно – этот человек жалуется на цены чёрного рынка, на дефицит... Или я что-то не понимаю в том, как поставлен у кхамо имиджмейкинг?  Может, они всем Союзом Кланов на эту яхту собирали, сухой коркой питались...
  Впрочем, «не уставай в наблюдении, не торопись с выводами, не тяни с действиями»! Вооружимся этим золотым правилом Примы, и будем наблюдать. За шейхом. Благо, время хоть и не ползёт, но контрольный срок окончания переговоров установлен пессимистами большими, чем я.
  Меж тем, отмечу, что Касым сегодня и без меня с моим костюмом был расстроен, уж не знаю, чем. Я спросил, едва заметил (бледный ответ на его ежесекундную учтивость и предупредительность) – но он, конечно же, всё свёл на «крылатое отродье, недогляд Аллаха».
  -  Хотите эту тварь на обед? – спросил он.
  Я, конечно, отказался.
  - Зря, они разрешены в пищу даже правоверным. Что бы ей капнуть мне на рукав – сейчас мы бы её ели и нахваливали, а вы, уважаемый, ничего бы и не узнали. А так – повода попробовать нет, жаль ведь созданье...
  Клянусь, он говорил это даже без тени улыбки, и при этом глядел на свои перстни. Что-то тяжёлое было в его лице, боюсь сказать – жестокое, что-то не птицей и не мной вызванное... Разве что, во мне он видит то, что видно только сквозь меня, то, что стоит за моей спиной – Приму, Содружество, армию, Апеллу Чианзано?.. Мне стало не по себе, каюсь. Меж тем, шейх Касым вовсе не жесток и не страшен с виду.
  Безусловно, он крупный и сильный мужчина, несомненно, отличный боец (я плохо в этом понимаю), способный свернуть мне шею одной рукой. Только моё (тоже не мальчишеское, поверьте) тело сухощаво и воспитано абсолютно иными методами, чем его – массивное, в меру облагороженное присущим, по-видимому, шейхам кхамо жирком. Лицо доброе и чаще усталое, усы с бородой обычно ухожены, а волос из-под тюрбана не видно. Знаю я об их наличии только из упоминания об их будущей седине. У Касыма красивые, крупные, мозолистые и сильно очерченные руки, и чёрный лак зеленоватого отлива очень идёт его ногтям.
  Уверен, что он удачливый и желанный любовник, не имеющий отбоя от женщин нескольких, самых редких и опасных типов – а вот к мужчинам взаимно равнодушен. (Как раз в этом я понимаю хорошо. В пору экспериментов юности успел побывать на разных сторонах, о чём уже не жалею. Чем закончились эксперименты неважно, но с тех пор в этом я разбираюсь).
   Кстати, я упоминал его перстни. Он смотрит на них, порой, не иначе, как в определённом настроении. На правой руке их два – в одном, с чёрным топазом, угадывается видеоскремблер. Второй – массивную золотую печатку с вензелем – шейх Касым носит на большом пальце вензелем внутрь. На левой руке у него целое инженерное чудо из чернёного серебра, объединяющее безымянный палец с мизинцем. Пока мы ещё не настолько сдружились – да и сдружимся ли? – чтоб я рискнул спросить его об этих презанятных вещицах.
  Сам он пока про них не рассказывает, и меня рассматривает весьма скупо, лишь раз скользнул взглядом по скромному колечку статс-маркерского чина, улыбнулся и промолчал. Что ж, бедновато, конечно, на фоне его ювелирной лавки!

  Чтоб уж закончить с загадками настроений – а что я вообще-то знаю о его бедах и удачах? Ровным счётом ничего. Может, просто, запас «Розали» в трюме скудеет, или ещё что, мне недоступное в силу разницы культур. Не спеши с выводами, сказал я себе лишний раз. И взялся за область, в которой выводов и, тем паче, наблюдений столь много, что для действий требуется лишь отпустить тормоза, эти действия держащие. Жаль, тормоза эти в руках начальства.
  Да-да, я разумею мои прямые обязанности. Буде придёт мне в голову блажь (или необходимость, сильнейшая, чем статья о государственной тайне) описать в дневнике сии обязанности подробнее (боже, на какой слог меня к ночи вынесло!) – я их опишу; а пока не буду. Упомяну лишь, закрывая директорию дневника, что Цирил желает всем (ой, не себе!) спокойной ночи и на неопределённое время магическим образом трансформируется в придирчиво разбирающего документы статс-маркера Лика. Сам устал от этой фразы.
                                                                                         До завтра. Цирил.

                       (далее текст имеет гарнитуру «AbsolomGothic», кегль 13):

  ...Вот же чёрт, в суете сбил настройки редактора. Ладно, этот «Absolom» тоже пойдёт, мрачный, угловатый – под настроение. Не буду и прощание выше стирать, хорошо иллюстрирует дурацкую эту ночь. Недолго я проразбирал документы, часика два. Ума не приложу, как ему времени хватило... Ладно, не сердитесь, дневник и читатели, буду по порядку. Один шайтан, сон сбежал.
  Итак.
  Я уже носом клевал в растр, просыпаясь только от рисующего луча в глаза, когда эти самые райские птицы подняли шум совершенно адский. Дверь, конечно, глухая, - но я оставил щель для цветочного запаха. Я не дурак дышать кондиционером, когда там одуванчиков пол-коридора, да ещё вторые пол-его же зацвели чем-то тёмно-синим, пахнущим как горячий песок Старого моря Примы.
  Но крики были нечеловеческие (гм! логично, Цирил). А потом – это я уже подошёл закрывать щель, так как запахи крикам рознь – стало слыхать песню. Птиц я понял в момент. Сам бы заорал, если б не окаменел.
  Песня была ещё менее человеческой; оттого, верно, что пел её человек, и пел настолько по-человечески, как я отродясь не слыхал.
  Её пел шейх Касым, и, пока я шёл убедиться в этом, он взбирался по ухабам согласных и гласных с упорством обречённого. Даже со спины мне было видно, что он чудовищно пьян.
  Язык был смутно знаком лишь акцентом и некоторыми созвучиями – что-то из его восточного наследия, полагаю. Но жутко было другое.
  Понимаете, у Касыма красивый, проваливающийся в бас, баритон, очень богатый обертонами. А песню пел дающий порой петуха от напряжения горловой тенор, и проваливался он только в хриплый кашель. Обертона... О, обертона там были. Обертона дикой, привычной, усталой злобы, дурацкой судьбы и слепой веры в неё...
  Что я могу рассказать?! Вот глупые слова на экране – но пальцы-то дрожат всё ещё.
  Я не знаю ни языка, ни мелодии, я ни черта не понял в словах, но в песне Касыма – или, если угодно, в пении Касыма – была кровь, снова кровь, убийство, месть, боль, страх, а пел её смертельно раненый человек, знающий, что умирает бесцельно и на чужой войне. Клянусь, это возникло и промелькнуло передо мной, словно вспышка, и ужалило, как оголённый контакт.
  Вряд ли я замер возле него надолго – секунды на две–три, думаю. Через слово он зашёлся кашлем, и я чуть не силой развернул его к себе.
  Руки у него – естественно, чего-то в этом роде я и ждал! – были в крови, левая сильнее, и кровь бесшумно, но быстро капала с покрасневшего серебра перстня в зелёную траву коридора. (Ага, бесшумно – стало быть, птицы уже успокоились).
-      Что такое, шейх? Вы ранены? Чёрт вас побери, что стряслось?!
  Вопросов умнее у меня, кажется, не нашлось. Он, тем не менее, вздрогнул, поднял на меня ясные, хоть и в прожилках, глаза и забормотал: «ах, Цирил... простите. Это ваш коридор, я так глупо ошибся...» Обычным своим голосом, чуть охрипшим.
-      Вы где-то глупо поранились, шейх, - сказал я, - покажите, прошу.
  Вот тут он начал свой любимый отстраняюще-стеснительный жест, и левой рукой забрызгал мне костюм (ох уж этот костюм...), а правой – едва не «отстранил» вашего покорного статс-маркера так далеко, что... Оказывается, из пальцев правой руки у Касыма ибн Бахрами аль-Джинния свисал не сгусток крови, или окровавленный стебель травы, как я сперва решил, а залитый той же субстанцией узкий стилет без того, что называют гардой, с ладонь длиной. Касым изволил вспомнить об этой штуке, когда уже чуть не воткнул её мне в глаз.
  Вспомнил, слава его аллаху. Ахнул, извинился и сунул куда-то за пазуху. Пугаюсь уже теперь, задним числом (ха-ха, перенимайте полезную привычку).
  А там я на рефлексе перевёл взгляд с его руки на руку – он тоже – ну, и кровь, конечно, продолжала течь, всё с левой, всё сильней.
  Он вновь ахнул, я тоже (братья по абортарию), и мы в три руки стали перевязывать глубокие порезы на предплечье, ближе к кисти. Трезвел он стремглав.
-      Как вас угораздило! – заметил я, скрипя зубами из-за костюма, песни, дурацкой ситуации и чего-то, что никак не ловилось за хвост в голове. Не ловится, кстати, и сейчас.
-      Птица, - прошипел он, (я
Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #2 - Июнь 7, 2010 :: 3:25am
 
(я затягивал узлы), - Будь она... Всего лишь птица, уважаемый Ци...рил, - он поднял на меня уже абсолютно трезвые глаза, дохнув «Розали» и не только ею, - Я заставил это невинное создание клюнуть меня. Ну, чтобы убить её и угостить вас завтра отличным блюдом...
  Я, видимо, отчаянно метался в этот миг взором по полу в поисках трупика в ярких перьях, и он буркнул сурово:
-      Цирил, будет! Опомнитесь – птица даже в смертный час так не клюнет, разве что, птица Рух... Она жива, вон в том тупике схоронилась. Вы же видите, что я держал её, а бил в руку... Спасибо за помощь, и да возблагодарит вас Аллах. Простите, Цирил, спокойной ночи.
  Он уходил уже, прямой и спокойный, к лифту – но не мог же я не спросить! И я спросил.
-      Шейх Касым, про что эта песня?!
-      Песня? – эхом отозвался шейх, - ах, Цирил, ну откуда мне знать? Мне пела её кормилица, нянька, когда я просил колыбельную. Она была из рабов с плантаций гюль-гюля. Старуха много песен знала, я запомнил одну. Если вас интересует: она упоминала, что её пели уходящие на смену в цех минеральных добавок.
-      Но язык... Перевести!..
  Он усмехнулся – очень тактично.
-      Не ломайте голову, Цирил. Разве вы не знаете – гюль-гюль не наше растение, меллы использовали для его выращивания популяции рабов, поколениями забывавших родной облик и  создававших языки, гибридные с наречием меллов, на три четверти электромагнитным. Никто не переведёт вам эту песню; мы и не споём-то её как надо. Нянька моя, бывало, глушила радары, крича на меня за что-нибудь, а слепа была, что тумба. Я уверен лишь в акценте – акцент мой, личный. Спокойной ночи, Цирил; простите уж, заодно, и за песню. Шайтан знает, с какой радости я сегодня перебрал...

  И вот я сижу за «Ронделой», костюм мой, с кровавой строчкой по груди, мается в стиральном боксе; шейх спит, вероятно.
  Он-то спит!
  «Разве вы не знаете – гюль-гюль не наше растение...» Милейший господин Касым! Я впервые слышу слово «гюль-гюль»! И хотя, впервые увидав мелла в детстве, перепугался жутко, но это – в детстве.  А теперь я второй год делю кабинет с милейшим господином PX-Q-89Y, исполняющим в администрации должность консультанта «по вопр. и пр.» в рамках культурного обмена граничных цивилизаций, - и он вежлив и цивилизован настолько, насколько этого можно требовать от крупного, парящего над полом биокерамического параллелепипеда. Мы часто играем в шашки. И он выигрывает. Сволочь...
  Знаю я радость, с которой ты перебрал, шейх – ты предвкушал, как испортишь мне настроение на весь завтрашний день. Весь день я буду тупо крутить в голове тот вполне тривиальный факт, что лицейский мой друг Рикки Дайли служит сейчас на β Волос Вероники по обмену с PX-Q-89Y.
  Ну и что? Мог и я полететь; да и полетел бы, если б не женился. Хватит, господин Цирил Лик, долго нервничать глупо. Сбросил раздражение на сенсоры клавиатуры, оно стекло и заземлилось на массу. Аминь с ним. И Аллах.
  Простите, шейх. Спокойной ночи вам, после такой песни нужен отдых. Непростая была песня, и вовремя. Пойду спать с колыбельной. Сон вот, жаль, как сгинул, так и нету его, ш-шайтан...
  Пойти, добить птичку, испортить шейху завтрак? Дурацкая шутка, каюсь, каюсь. Не бейте...
                                                                                         До завтра. Цирил.

                                                                                 
                                                                                          Дневник  с-м д/д П 3012
                                                                                          файл Cyril_my.004, расшифровка
                                                                                          личного кода, фрагмент.
      
Файл меню продуктового терминала доставки
кают-компании яхты «Королева Улыбок»:

*          *          *

Нелимитируемые позиции:

Закуски:

Морские гребешки в кисло-сладком соусе
(урожай чека 3-81, море Бирюзы, Корнлесс);

Салат Ши Си-Ань с соком м.п.б.;

Тарталетки с сыром и бататом фри;

Грилуминги живые
(сертификат безопасности №591/308);

Тосты поджаренные в ассортим.;

Салат-коктейль «Fort Smy»;

$Угорь a-la Бетельгейзе в маринаде ломтиками;

Стриф «Фронтирьер»;

Грибы Кра Иль Лоил
(шахта «Десмина», Скрин-орбитальный);

Снэки из отрубей культуры Cellystika Xeno;

Заливное из сыра Буркан;

Первые блюда:

$Бульоны мясные в ассортим.;

Сурфа Анчор-Уэй;

Суп пивной Мардохай Турн;

Рассольник (рецепт сертиф. Х-13-74);

Вторые блюда:

$Стек бараний;

Отбивная «Cooler»;

Рулет из обогащённой хлореллы;

Оладьи глориановые (консерв.);

$Томаты, фаршированные манговым пюре;

Маньтоу «Борода варвара» фигурные;

Десерт:

Суфле морковное;

Пирожные «Уши Амон-Ра»;

$Мороженое в ассортим.;

Шоколад-коктейль (консерв.);

Тянучка «Болеро» (хлорелла-киви);

Напитки:

Сок яблочный витаминизированный;

Отвар барбилотоса (дозированный);

Шербет;

Лимитируемые позиции:

Крем-ликёр «Розали»;

Смесь для кальяна «Джиннистан».

*          *          *

  (конец файла меню. далее стандартный текст):

  ...Ну что, любезные дневниковеды? Давит ли вас страшный пупырчатый зверь по имени зависть? На каком, осмелюсь осведомиться, лайнере класса «суперлюкс» вы видали такое меню? Меню, где значки синтетики меньше чем у половины позиций? Это ведь не меню, а песня.
  Грустная, жалостливая песня – для всех, к нему не причастных.
  Признаюсь честно, более половины знаменательного этого списка я не попробовал. Страшновато браться, скажем, за «грилумингов живых», особенно после того, как шейх любезно подтвердил наличие сертификата безопасности за №591/308! Спросить, кто такие, собственно, грилуминги и на кой шайтан им сертификат безопасности, я постеснялся. Нет уж, Касым – человек добрый, словоохотливый, и уже разрекламировал действие грибочков Кра Иль Лоил – неделю сниться будет. Как я уяснил за эти дни, кхамо едят всё, что не может (или не успевает) съесть их самих. Рациональный подход к диете, ничего не скажешь. А вот, к слову, тянучки «Болеро» - это, иной раз, вещь полезная, даже очень. Два часа трудолюбивого сосредоточенного молчания... Впрочем, чего это я  эстетствую, сибаритствую и привередничаю? Разве плохо будет как-нибудь в кафетерии Отдела бросить случайно-небрежно: «Ах, наши фирменные пышки. Неплохо, кстати, идут к сыру Буркан...»

  А шейх Касым сегодня улыбчив, как обычно, но немного бледен и ничего не ест. Видно, что наскоро забинтованная рука его несколько стесняет, а, возможно, и болит – подозреваю, что этот варвар вместо антибиотиков и регенерантов воспользовался ударной дозой «Розали». По нему обычно (не считая вчерашней ночи, конечно) не угадать. Я и не стал угадывать – спросил напрямую. Он только улыбнулся, как виноватый ребёнок. Иной раз Касым, и впрямь, напоминает неуклюже-грациозного ребёнка, этакого бутуза-увальня. С бородой. Или плюшевого анимишку – у меня были такие, пока жил у тётки. Золотая была старушка, золотое время...
  Отвлёкся. Впрочем, предупреждал уже, что отвлекаться буду и пресекать это не намерен; вот так. Так вот – ребёнок он там, или нет, а я сказал:
-      Уважаемый шейх, эта повязка не выдерживает никакой критики. Удивляюсь, как она ещё не сползла на ногу. Умоляю, дойдите до медотсека; уж хотя бы он на «Королеве» имеется?
  Касым давай ржать (пардон, громко смеяться) – оказывается, не слыхал байки про повязку. Потом пососал кальян (кто не в курсе – это, выражаясь техническим языком, полунаркотическая сигарета стационарного типа) и объяснил, что мужчине разрешается лишь один тип склероза: тот, при котором не помнишь о полученных ранах. И уточнил, щадя моё происхождение – мужчине кхамо.
  Я немного надулся, и, как выяснилось, правильно сделал. Вот от каких мелочей порой зависит развитие ситуации! Оказалось, что по их извилистым законам чести шейх Касым обязан теперь меня, надувшегося, как-нибудь да ублажить.
  Ублажил на славу.
-      Хотите, Цирил, - говорит мне после минутного раздумья, - посмотреть мою палестру? Ручаюсь, на Приме вы видали роскошней, но не интереснее. А я, кстати, и руку разомну – слава Аллаху, упражнения заживляют лучше всяких там регенерантов и биоклеев. Отец Благости одобряет то врачевание, которое не расслабляет, а закаляет человека.
  И улыбается – ну просто рекламный представитель Аллаха на борту! Знает, хитрюга, что я не устою. Палестру я до сих пор (кроме как в Хайесте) видал только в секторе службы безопасности дендрома администрации – наша охрана там тренируется. Ничего особенного – десяток тренажёров, виртуальный тир, да пара спарринг-манекенов. А здесь, на «Оскале Джихада», должно быть что-то экзотическое донельзя, под стать тропическим интерьерам. Мог ли я, олух шайтановидный, не согласиться?
Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #3 - Июнь 7, 2010 :: 3:26am
 
  Повёл он меня куда-то вверх, на командный этаж, если я правильно прикинул планировку. Доступ в сектор – словно в хранилище энергобанка, с тройным каскадом защитных систем и всеми мыслимыми кодировками. Наверняка только стринговым перфоратором эту мембрану и возьмёшь. За мембраной оказался коридорчик – уже без зелени и без живности, а в конце коридорчика – дверь в палестру.
  Глаза мои, уважаемые читатели и любезный дневник, разбежались просто-таки врассыпную; и сошлись далеко не сразу. Сошлись, между прочим, не на переносице, а на в образцовом порядке расставленном по гнёздам тировой стойки оружии.
  Для невнимательных и забывчивых повторю (для страховки): я – человек мирный, и профессия моя – антивойна. Я дипломат, господа. Но на стрелковой половине касымовой палестры чуть не утоп в слюне.
  Психологи и социологи разберутся однажды, какой из неучтённых пока законов природы заставляет пацанву хоть раз в жизни да склепать самострел и играть в «падай, ты убит». Оговоримся, что некоторые так и заигрываются на всю жизнь. Но я – уж какой подлости от себя никак не ожидал! – видать, в своё время не доиграл...
  Половину из тех трёх десятков миротворческих штуковин, что там чернели или поблёскивали, я даже не смог бы правильно сориентировать в пространстве относительно себя и цели. Но зато в те, что моей идентификации, хоть и с трудом, поддавались, я впился взглядом намертво. Шейх Касым за спиной беззвучно хихикал, знаю – ну и пусть! Зато он хлопнул меня по плечу и включил подсветку мишеней на торцевой стене. А потом обвёл свой малый джентльменский набор инструментов для эфтаназии широким приглашающим жестом...
  Клянусь, я едва сдержался! Вы не поверите, знающие Цирила Лика, но я опомнился лишь коснувшись цевья дьявольски изящного лёгкого десинтора. Очнулся, отдёрнул руку. Скроил самую строгую, на какую способен, мину, и обернулся к Касыму.
-      Уважаемый шейх, - сказал я укоризненно, - Вы в курсе, что большинство данных... э-э, предметов запрещены к частным покупке и владению? Тем более – на территории дипломатического контакта?
  Я что, сказал что-то смешное? Нет, правда, чего было так ржать (да, тут уж без всяких оговорок – именно ржать)?
-      Не обижайтесь, не сердитесь на меня, милый Цирил, - выговорил он, с трудом отдышавшись, - Вам, драгоценный мой, исключительно необходимо (Аллах свидетель!) овладеть хотя бы базовыми знаниями по военной подготовке. Вы что ж думаете, я в корабельном тире палю из десинторов и  гравипушек? Отец всех правоверных не даст соврать, «Королеве» для эпитафии хватило бы и одной очереди – вон, скажем, из того милого карабина. Это макеты, драгоценный коллега, максимально близко имитирующие оригинал макеты! Который раз, Цирил, вы своей неопытностью ставите меня в неловкое положение хозяина, разочаровавшего гостя. Право, лучше пойдёмте к боксу для физических тренировок...
  Он, продолжая сокрушаться и каяться, двинулся в другую половину палестры, а я стоял, как оплёванный. Ну и кто, интересно, дурак? Шейх, так и не совративший гордого примианского дипломата – или ваш покорный слуга, чуть не плачущий оттого, что сказка, к которой пусть и не прикоснулся, оказалась макетом сказки? Максимально близко имитирующим оригинал... Я пообещал себе поразмыслить над этим на досуге (и на страницах дневника) позже.

  Касым, тем временем, баловался с растровой клавиатурой у длинной, метров пяти, и высокой – от пола в потолок – полупрозрачной стены с условно намеченной дверцей. К тому моменту, как я перестал терзаться и подошёл, стена стала прозрачной до невидимости. За стеной просматривался квадратный зальчик и переплетение то ли труб, то ли брусьев в дальнем его углу.
  На мой вопросительный взгляд шейх, помнится, совершенно залихватски подмигнул. А потом, как ни странно, снял тюрбан. Волосы у него, оказывается, рыжеватые с проседью, и стрижены в короткий кружок.
  Тюрбан он протянул мне (как это инженерное сооружение не разваливается – ума не приложу).
-      Подержите, будьте добры. И умоляю вас ради Аллаха и всех имён его – не мешайте!
  Я кивнул, разумеется. Пусть тренируется, понаблюдаю, - а он выхватил из складок одежды тот самый стилет, да и запрыгнул внутрь зала. Створка впаялась на место довольно резво для обычной двери.
  А клубок труб зашевелился, раздаваясь в стороны, пропуская наружу сперва подрагивающие вибриссы, - а там и всё остальное.

  Э, я был уже учён, и знал, что это макет. Если быть точным – голограмма. Великолепно смоделированная спарринг-трёхмерка цефейской карайры – очень красивого и жуткого зверя, отдалённо похожего на огромную, с волка, ласку. Только ласка, будь она размером хоть с тигра, была бы и вполовину не так опасна, как эти твари с Цефея. Я про них фильм видел. Кошмарные зверюшки.
  Здесь было почище фильма.
  Карайра, казалось, смотрит куда-то вбок своими тремя узкими золотыми глазками; но стоило шейху Касыму чуть отвести в сторону руку со стилетом, она, блеснув шёлковым бирюзовым боком, оказалась возле него. Шейх исполнил какой-то невероятный балетный прыжок, а карайра порвала место, с которого он только что стартовал, частей на десять минимум – одним плавным движением трёх пастей и двух передних лап. Качество трёхмерки было изумительным – я различал, как дрожит воздух вокруг зубов твари (у карайры зубы с вибромышцами, и частота вибрации позволяет рвать металл, как пенопласт. Это всё в фильме говорили).
  Касым, чудом избежавший условного проигрыша схватки, стоял к зверю вполоборота и бешено вертел меж пальцев стилет; тот аж сливался в объёмную восьмёрку. Я и представить не мог, что он так подвижен. Вот тебе и анимишка – увалень. Ай да шейх!..
  Ай да шейх, кстати, судя по всему, даже не запыхался. Карайра пошла вокруг него, стелясь, пытаясь прижать к стене. Хвост она распушила так, что все плоские, бритвенной остроты иглы торчали во все стороны. Касым сделал пробный выпад – чуть не попал под размытый от скорости удар лапы. От второго отскочил вбок; нырнул под сметающую дугу хвоста. Он был ловок, как шайтан, и карайра, если я правильно понял, потеряла его на миг из виду. Что там произошло дальше – мои глаза не натренированы смотреть схватки такого класса; наверное, я моргнул, устав приглядываться. Но в следующую секунду диспозиция оказалась такой: голограмма изображает оглушённую или убитую карайру у правой стены, а шейх Касым аль-Джинния, вытирая рукавом мокрую физиономию, направляется к выходной двери.
  Да поймите вы меня! Шейх просил не мешать – я и не мешал. Пока было чему. Но я же должен был глянуть поближе такую прекрасную трёхмерку – в жизни ничего совершеннее не видел. Я нашарил на дверце сенсор и вошёл. И вот, хоть убейте, не вспомню – Касым ли сперва заорал, или эта сука в прыжке завыла на одной леденящей си второй октавы.
  У карайры одна пасть основная и две добавочные, на ложных головах по сторонам шеи. Во все три я заглянул до самого дна. По гроб жизни этой глубины не забуду. Ей не хватило мига и миллиметра.

  Дальше – после затемнения. Те же и Цирил Лик. Рядом, за бронестеклом, бьётся в малиновой лужище тварь с почти начисто перерезанной шеей. Шейх Касым пытается влить мне в лязгающие челюсти какое-то пойло без вкуса и запаха (это потом жгло по-страшному), а я только и знаю, что повторять: «...карайра, карайра, боже мой, живая карайра...» Так себе, должно быть, зрелище.
  Позже, убедившись в целости моей шкуры и рассудка, провожая до лифта, Касым вместо обычного «спокойной ночи» сухо сказал:
-      Кстати, на всякий случай, Цирил – они не запрещены для покупки и владения. И... – но он каким-то чудом сдержал уже готовые вырваться, явно угловатые слова. А мне временно было всё равно.
 
  ...Дописываю сейчас эти строчки, сам нервно хихикаю ещё, как коротнутый кибер. Аллах милосердный! У нас на борту живая карайра. Шейх изредка с ней дерётся. Для разминки. И ведь раненной рукой к концу дня двигал вполне свободно. Вот так. Не забыть закрыть дверь на предохранитель. В конвертер эти ароматы, если по кораблю может разгуливать...
  Она ведь правда живая. В фильме рассказывали – они регенерируют, как дождевые черви. Через три дня у неё будет новая голова.
  А я к утру, вероятно, перестану хихикать.
                                                                                         До завтра. Цирил.

Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #4 - Июнь 7, 2010 :: 3:26am
 
                                                                                          Дневник  с-м д/д П 3012
                                                                                          файл Cyril_my.005, расшифровка
                                                                                          личного кода, фрагмент.
     
-      ...Ради Всевышнего, Цирил, простите меня, безумца, за вчерашнее! Разумеется, я должен был предупредить вас об опасности. Эти звери, если хотят, движутся как молнии.
  Такими словами шейх приветствовал меня за сегодняшним обедом. Я не поверил ушам и на какое-то время тупо завис взглядом в меню, - он так и не понял, оказывается, что именно вчера произошло! То есть, он решил, что я всего лишь переоценил свои силы, задумав помериться ими с живой карайрой!
  Нам их никогда не понять, скорее всего. Это другой вид мышления, отдельный способ думать. Господину Чианзано следовало послать сюда не статс-маркера, а ксенопсихолога, специалиста по контактам. Здесь нужны не дипломаты, а психоаналитики. А возможно, и дрессировщики-укротители.
  Я не удержался и начал подбивать клинья.
-      Ну знаете, шейх... Если она и молния, то вы оказались удачным громоотводом. В жизни не видел, чтоб человек ваших лет и комплекции двигался столь быстро.
  Касым на это лишь ухмыльнулся. Потом подцепил с блюда парочку своих любимых тарталеток и погрозил мне шпажкой:
-      Льстите старику, Цирил? Ай-ай, а то я не знаю, как иной раз тренируют бойцов в Содружестве.
-      Ни разу не слыхал, чтобы в программе тренировок были схватки с живыми карайрами. Это, по всему видать, изобретение педагогической мысли кхамо.
-      Ну что вы! Ещё в древних земных империях, если вы припомните курс истории – а его вам преподавали не в пример глубже и основательней, чем мне – так вот, ещё тогда воинов обучали биться с дикими животными. А самих зверей использовали в сражениях. Аллах не внушил ещё тогда людям мысль об охране животных...
  Я подумал в этот миг о том, попадает ли под использование животных в военных целях применение биологического оружия. Любопытно было бы добиться запрещения производства некоторых видов вооружений под предлогом жестокого обращения с вирусами! Я рассмеялся, а мои юридически ориентированные мозги уже прикидывали варианты подходящих законопроектов. Чёрт, это надо будет прогнать на компе – до чего же оригинальная может выйти шутка для наших законников!
  Я так мечтательно ухмылялся, что Касым даже забыл в который раз безнадёжно предложить мне выпить с ним.
-      Хочу вас порадовать, дорогой Цирил, - сказал он, отхлебнув «Розали» и восхищённо отчмокав положенное после этого время, - Мы входим в полосу уверенного приёма коммерческих и специальных частот дальней связи. Ваш долгожданный звонок может поступить в любую минуту. Я и сам ожидаю сообщения от одного старого друга...
  Я чуть не подпрыгнул на кресле от радости, но, разумеется, тут же нахмурился.
-      Извините, Касым. Вы, надеюсь, не забываете, что на время официальной встречи любые частные контакты запрещены? Ваш уважаемый товарищ всю жизнь будет выплачивать штрафы за вмешательство в дипломатические переговоры, если его засекут – а его неминуемо засекут. На обеспечение нашей с вами встречи ежесекундно тратятся огромные силы: поддержка защищённых частот, работа особой комиссии при департаменте, обеспечение безопасности коридора движения яхты и прочее-прочее. Это недетские суммы, поверьте, дорогой шейх. Боюсь представить, что ждёт того, по чьей вине так задержался необходимый нам для продолжения работы пакет документов...
  Шейх Касым помрачнел, как туча над включённым метеоформистом.
-      Ох, Цирил! Вы, слава Аллаху, не представляете, во сколько мне лично обходится каждая секунда в вашем драгоценном обществе! Без шуток – вам-то за это удовольствие ещё и платят жалованье. А мне, как подумаю, что эти идиоты в клане натворят без меня на сырьевой бирже, хочется забраться в вольер к карайре и разом решить все проблемы...
  Как же, подумал я, знаем мы, кто там кого решит... Видели. Но физиономия у Касыма была столь искренне огорчённой, что я удержался от шуток.
-      Насчёт друга же моего не беспокойтесь, - продолжил он, - Разве что Знающий Многое может запеленговать его против его желания. Можем побиться об заклад, - хитро сощурился он, и я вспомнил о том, что у кхамо игры, особенно азартные, возведены в ранг священного культа, - Только предупреждаю, что я готов поклясться на Коране. Рискнёте?
  Я не решился требовать от Касыма этаких жертв – тем более, он был бы обречён на проигрыш. Вместо этого попробовал возобновить давний незаконченный разговор:
-      Помните, шейх, вы не успели рассказать мне об этимологии слова «кхамо»? Нас тогда прервали вызовом. Не будете ли так любезны продолжить? Ни в одном словаре на эту тему ничего нет, как ни удивительно...
-      Нисколько не удивительно, - хмыкнул он, и проверил уровень в бутыли. Уровень его, видимо, удовлетворил, так как Касым смилостивился, - Не то чтобы это тайна, Цирил, но... Скажем так, об этом неохотно рассказывают посторонним. А, раз уж мы с вами сидим в одной утлой дипломатической лодке, посторонним я вас считать никак не смею. Так что слушайте. Кстати – велик Аллах! – эта легенда напрямую касается многого, о чём мы последнее время беседовали...
  Мне стыдно, но я на свой страх и риск незаметно включил запись, решив, что дело того стоит. Судите сами...
                                                       (далее звуковой отрывок):

  ...Эта история, Цирил, ходит среди кланов на правах сказки или притчи. Не удивляйтесь поэтому попавшимся неточностям, анахронизмам и тому подобным позволительным в сказках вещам. Уверен, что каждый рассказчик убирает и добавляет что-то своё, а, возможно, всё было специально искажено с самого начала... Неважно. Мне эту легенду, как и многим другим, рассказали в ранней юности, на обряде посвящения в члены клана.

  Не так чтоб и сильно давно, на памяти наших дедов, при корпусе космического десанта вооружённых сил Содружества существовал спецдивизион «Хубрис». Бесполезно искать сведения о нём в информсетях, пусть даже и секретных – это было официально не существующее подразделение для деликатных спецопераций. Шайтан с радостным хохотом утащит того, кто заикнётся, будто бы служил там – Отцу Лжи позволено поступать так со своими отродьями.
  В «Хубрис» отбирались люди определённого сорта. Если тебя ловят, или уже поймали, чтоб отправить на государственные рудники смертников, но опыт и выучка твои представляют определённую ценность – тогда спецдивизион «Хубрис» может стать твоим пропуском обратно в мир живых. Туда зачисляли военных преступников – не всяких, нет! – офицеров, чьи маниакальные наклонности мешали службе в нормальных частях, чрезмерно засветившихся суперпрофессионалов... Вы меня поняли, Цирил.
  Ах да! За исключением вышеупомянутых случаев, «Хубрис» комплектовался сиротами, в изобилии остающимися после некоторых локальных конфликтов. Тоже, разумеется, не всякими.
  Всех их обучали и обеспечивали так, как не обучают и не обеспечивают личную охрану президента Содружества – и они, в конце концов, этого стоили. И этим гордились, так как гордиться им кроме этого было нечем. Ибо «Хубрис», если вы не в курсе, Цирил, переводится как «великая гордыня». Или даже «дьявольская гордыня». Что же ещё есть за душой у преступников, которых отечество прокляло и у детей, которых оно осиротило? Одна гордыня, да горькое умение...
  Во времена, о которых я веду речь, не так много в Содружестве было точек, где бы возникла жуткая необходимость в услугах спецдивизиона. Лишь одна планета, выпавшая стараниями нечистого из-под покровительства Аллаха, не давала покоя государственным умам от стратегии.
  Планета называлась Нод. На ней жили люди одной национальности, исповедовали один малоизвестный тогда и вовсе не известный ныне оригинальный вариант иудаизма, и всерьёз считали себя вновь обретённой ветвью потомков Исава. Кстати, жили они одним планетарным мегаполисом.
  Только мне известны по крайней мере штук пять причин, по которым колония Нод начала свой гибельный конфликт с Земным Содружеством. Так что я не буду перечислять их, они смахивают на предлог и несущественны. Продолжим.
  К моменту, о котором мы говорим, все мягкие и гуманные меры воздействия, как-то: урезание и прекращение дотаций, различные эмбарго, шутки с валютами и ценами, попытки политических убийств и революций и многое другое (метрополия изобретательна) были исчерпаны. К этому моменту планетку уже лет десять-двадцать как баловали налётами киберштурмовиков, ежемесячными ракетными атаками, а иной раз – для порядку – и ковровыми бомбардировками. Ничего личного, ничего термоядерного – ведь заселять потом! – но аккуратно, как это умеют в наших ВКС.
  Но Тот, на Кого уповают, всё же, видать, не забыл о колонии Нод насовсем – ежегодные попытки спустить на планету десант новых колонистов неизменно нарывались на атаки чудом (ясно, Чьим) выживших бойцов сопротивления. Планета упорно не хотела признать себя мёртвой или покорённой, хотя никто в штабе охраны колониальных поселений не мог уяснить – кому и чему в этой сплошной дымящейся воронке не сдаваться?
  Когда подобным образом было потеряно с десяток экспедиций, чья-то светлая голова с подачи шайтана вспомнила о спецдивизионе «Хубрис». Это выглядело как типичное поле для его деятельности. А масштаб проблемы позволял в кои-то веки посмотреть, что будет, если задействовать весь состав подразделения целиком – до сих пор подобной радости народным умельцам Содружества как-то не представлялось...

  Одним прелестным утром – в смысле, над рассветным терминатором – встали на орбиту три транспортных судна без опознавательных знаков, соблюдающие строгое радиомолчание. И не было внизу таких глаз, что различили бы весело скачущую вокруг кораблей фигуру Проклятого Аллахом.
  Что мне рассказать? И как это рассказать вам, Цирил? Те, кто никогда не видал битвы ангелов с бесами, не представят себе десантной операции спецдивизиона «Хубрис». Они не использовали тактику выжженной земли – у них были способы прожаривать эту самую землю на желаемую глубину. Они умели и любили это делать; даже если б не приказ, они сделали бы это для удовольствия.
  Одним из первых прошёл сквозь огонь встречных залпов и коснулся планеты юный солдат, совсем незадолго до операции получивший нашивки рядового функционера. Десантник мгновенно рванулся вперёд в поисках удобной позиции, подсчитывая мысленно куш – а первые несколько человек, вставших на поверхность, получали очень дополнительное вознаграждение (порой посмертно).
  Вокруг гнилыми зубами скалились руины мегаполиса, под завязку набитый помехами эфир сбивал с толку, и наш герой вскоре оказался один-одинёшенек в паутине улиц, больше похожих на овраги. Он соорудил временную наблюдательную ячейку, побаловался с рацией боевого костюма, понял, что его никто не слышит; и, прежде, чем продолжать зачистку вслепую, решил определиться с ситуацией. Через пять минут из переговоров в эфире он с удивлением узнал, что из своей десант-кассеты выжил в единственном экземпляре. Это, впрочем, объясняло относительную тишь вокруг – ближнее к нему крыло десанта погибло, а бой сместился далеко вправо.
  Он начал перемещаться в ту сторону, правильными перебежками, осторожно, поливая огнём десинтора всё подозрительное и кое-что из подозрений не вызывающего, как его учили. Скорбеть о погибших товарищах его не учили, и он о них не скорбел.
  Аллах всегда испытывает достойных великим испытанием. К тому времени, как юноша добежал туда, где по его рассчетам находились позиции ближайшего взвода, на этом месте лишь плакал оплавленный бетон. Выживших не оказалось. Рация поведала ему, что остальные части «Хубриса» движутся на северо-запад по ммп и несут по пути значительные потери. Над головой юноши дым десятков пожарищ застил светило. Впервые Отец Верных судил ему испытать лёгкое потрясение. Наш герой пополнил боезапас, закусил упрямую губу и рванулся вдогонку за товарищами.
Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #5 - Июнь 7, 2010 :: 3:27am
 
  Ничего доброго не выходило из этой игры в догонялки. Каждый раз на брошенных спецдивизионом позициях он натыкался на трупы, трупы, трупы, или не натыкался и на них. Рация бормотала, ругалась и кричала на разные голоса – о ловушках в оставленных обороняющимися огневых точках, самодельных, разваливающихся на ходу боевых роботах из утильсырья, о смертниках, встающих из-под кучи тел с плазмоминами в руках... Юноша понял, что «Хубрис», принеся на планету ад, попал в ад сам. Только и бледный, как смерть, солдат изо всех сил торопился вослед, пытаясь успеть на помощь своим.
  К заходу светила он оказался в центре мегаполиса. Примерно в это же время последние голоса в эфире смолкли.
  Смолкла и канонада. Юноша попытался уложить в голове мысль о том, что спецдивизиона «Хубрис» больше не существует.
  Ощущая, как великое одиночество сдавливает его со всех сторон, он бешено гонял взад-вперёд частоты рации. Довольно долго и довольно бессмысленно. Эфир смеялся над ним трескотнёй помех. Лишь на самом краю шкалы и самом краю слышимости он вдруг разобрал неуверенный, словно из-под руин, писк архаичной морзянки.
  Разбирая букву за буквой, юноша понял, что неизвестный радист пытается достучаться до уцелевших бойцов сопротивления, но никого не находит. Вероятно, это был последний, как и наш герой, защитник колонии – последний житель планеты Нод.
  Морзянка безнадёжно шаталась по эфиру, как одинокий пьяный мужчина в тоске бесцельно бродит по комнатам, тычась в углы. Сердце юноши переполнили два противоположных желания: мести за тех, кто был его семьёй и влечение к единственному живому существу. Он вновь проверил снаряжение, установил пеленг и пустился на поиски своего кровника.
  Несущий Горе Сильным, Аллах Всемогущий не дал ему лёгкого пути. Он сполна получил недовоёванное в этой операции – по количеству мин-лягушек, внезапно плюющих огнём сторожевых башенок и управляемых чьей-то (он знал, чьей) хладнокровной рукой киберснарядов он понял, что проходит сквозь последний рубеж обороны. К тому времени, как он оказался в коридоре подземного командного бункера, из оружия у него остался лишь десантный нож, из брони и одежды – лохмотья комбинезона, а из сил – слабая уверенность, что он ещё жив.

  Но главного богатства воина – умения, сфокусированного волей – он не растерял. Впрочем, как и его кровник; ворвавшись в командную рубку бункера, юноша не разглядел ничего, кроме вспышки выстрела, получил скользящим в руку и откатился обратно за угол.
-      Погоди! – крикнул он, переведя дух, - Я, как и ты, последний из своих. Давай поговорим – ведь убить друг друга мы всегда успеем. Кто ты?
-      У нас в обычае, чтобы гость назывался первым, - возразил ему невнятный, как сквозь зубы, голос, - Кто ты, пришедший с войной?
-      Не знаю, - подумав, ответил юноша, - Ты убил всех, кто дал мне имя и звал меня им; теперь я никто.
-      Имя дают не люди, а Родина, - снова возразил голос, - И у меня оно есть, хотя ты тоже убил всех, кто звал меня им. Теперь моё имя – Нод. А где твоя Родина?
-      Я сирота, и, кроме «Хубриса», у меня не было Родины. Ответь, как получилось, что ты победил, Нод? У нас было всё, что можно пожелать воину – и оружие, и умение, на нас были потрачены время и деньги; знаешь, сколько я стою, кровник? Ты в жизни не видел такой суммы. Почему вы победили?
  За углом рассмеялись.
-      Сын «Хубриса»! – донеслось оттуда, - Сколько стоят ежемесячные ковровые бомбардировки планеты в течение пятнадцати лет? Рейды сверхдальних штурмовиков? Жалованье армейским десантным подразделениям и их штабам за все эти годы?
  Юноша признался, что не может представить себе таких денег.
-      Так вот, - ответили ему, - эта сумма была потрачена на моё обучение...
-      Ты прав, - после некоторого молчания согласился юноша, - Вы не могли не победить. Прежде, чем ты убьёшь меня – а ты убьёшь, ибо воля покинула меня – разреши взглянуть на тебя. Морзянка не даёт представления о человеке, и голос твой не слишком разборчив. Я хочу увидеть того, кто победил «Хубрис».
  За углом вновь рассмеялись.
-      Ну, если уж ты разобрал мою морзянку... Входи, и оставь оружие. У меня был последний заряд.
  Если это и было ложью, юноше было всё равно. Он отбросил нож и вошёл.

  И увидел, что разговаривал с девушкой, примерно его лет, больше похожей на оборванного зверька. Она говорила невнятно, так как из страха перед ним до крови прикусывала костяшки пальцев. Теперь же она опустила руку, и голос у неё оказался хрипло-мальчишечьим.
-      Ты попал в «Хубрис» будучи четырёх лет от роду? – спросила она.
  Он кивнул, разглядывая бархатные библейские её глаза.
-      Ты разобрал и перевёл мою морзянку?
  Он снова кивнул; правда, хоть убей, не мог вспомнить, на каком языке велась передача.
-      И ты носишь это, - девушка бесстыдно указала пальцем туда, где прорехи боевого комбеза не могли скрыть особой формы его обрезания, - Тогда у тебя есть и семья, и имя, и Родина. Ты – Аба-Сикара бен Батиах из клана Оливы, а я – твоя троюродная сестра Мариам.
  Только сейчас, принимая её в объятия, он понял, что с самого начала разговор вёлся на его родном языке...

  Что здесь можно добавить, Цирил? Кое-как осознав гибель спецдивизиона «Хубрис», перепуганное правительство, не чинясь, разнесло Землю Нод в ледяную пыль ударами дифферент-пушек. 
  Аба-Сикара и Мариам были к тому времени уже далеко; предвидя такую развязку и обретя Родину в самих себе, они ушли в пространство на тех же трёх транспортниках. Корабли дали начало великой флотилии, а Аба-Сикара и Мариам, прозванная им Массорой – первому клану и всему народу вольных бродяг и торговцев кхамо. Они жили недолго, а где обрели вечную милость Всеблагого, знали, по обычаю, лишь их дети.
  Велик Аллах, и милостью Его существует сущее!..

                            (конец звукозаписи. далее текст):

  Он увлёкся восполнением пропущенных в процессе рассказа доз «Розали», а я медленно закипал.
  Очень медленно. Но закипал.
-      Касым, дорогой мой, - проговорил я максимально вежливо, - Это конец легенды?
-      Сам Аллах не добавит здесь ни слова! – довольно сказал шейх.
-      Уважаемый шейх; так как же, чёрт подери, переводится и что означает слово «кхамо»?! 
  Он захлопал глазами и посмотрел на меня чуть ли не с жалостью.
-      Я думал, вы поняли, Цирил... «Кхамо» - это Имя, которым на языке Земли Нод можно было назвать и Семью, и Родину...

  Вот такая весёлая легенда.
                                                                                          До завтра. Цирил.

Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #6 - Июнь 7, 2010 :: 3:27am
 
                                                                                          Дневник  с-м д/д П 3012
                                                                                          файл Cyril_my.006, расшифровка
                                                                                          личного кода, фрагмент.      

  ...Информ надрывался уже с минуту, когда я, наконец, вынырнул из сумбурного сна. На экране учтиво скалился господин аль-Джинния, а рядом, на зеркальном секторе растра, отразилась моя встрёпанная личность.
-      Да?.. Это вы, шейх?
-      Я, уважаемый Цирил. Литература, которую вы заказали вчера вечером, только что полностью загружена с библиотечных файлов. Соединение было весьма неустойчивым, так что я лично искал подходящий сервер. Слава Аллаху, всё получилось. Файлы на вашем терминале.
-      Э-э... – я пробежал слипающимися глазами раскрывшиеся внизу директории, - Благодарю, шейх. Но я запускал поиск в библиотеке яхты, вам вовсе не стоило заниматься этим лично, да ещё и в коммерческих сетях... Спасибо, Касым.
  Он махнул рукой, взблеснув серебром.
-      А, пустое! На «Королеве» этих книг нет, а я всегда рад помочь вам, Цирил.
-      Кстати, шейх... – я рассмотрел-таки табло часов... – Я что, действительно заказывал эту литературу не позднее трёх часов утра корабельного времени? Или это милая шутка в стиле кхамо?
  Касым терпеливо обождал, пока я вывихивал себе челюсть зевком.
-      К счастью, нет. Случилось ещё кое-что, господин статс-маркер.
  Я проснулся, словно облитый ледяной водой. Шейх кивнул, подтверждая мою догадку.
-      Отправляю на вашу консоль только что прибывший с Примы по дальней связи пакет документов. И, если вам будет угодно, в девять часов утра жду вас, господин Лик, на официальную встречу.

  ...Нет, всё-таки Касым сумасшедший. Или это парадоксальные законы этики кхамо на него давят, а может – прямое указание Аллаха? Где это видано, чтобы при переговорах государств, поддерживающих осторожный нейтралитет, одна сторона давала время другой на подготовку к встрече? По всем правилам он должен был начать дипломатическое давление, пока я не успел разобраться в присланных инструкциях – закон даёт ему и мне такое право. Dura lex, однако. Я бы так и сделал; на это даже есть соответствующие предписания. И вот тебе на – шейх добровольно отказывается от какого-никакого, а превосходства. Он всерьёз думает, что Прима позволит мне вдруг посчитать себя частным лицом и проявить ответную учтивость? Зря, очень зря. Аллах Приме, к счастью (или к сожалению?) не указ. А Прима, к сожалению (или к счастью?) – указ мне.
  В общем, вы поняли, милые мои дневник и читатели его, с каким тяжёлым сердцем брался я за изучение инструкций из Департамента.
  Я перекачал файлы в «Ронделу» (они автоматически стёрлись из памяти информа судна) и разблокировал пароли. На моём компе оттого так плохо с сервисными программами, что три четверти его мощности отдана некоторым хитрым средствам – например, многоуровневой защите от взлома и слежки. «Рондела» - спецмодель для таких, как ваш покорный слуга. Поэтому, кстати, этот дневник, как ни забавно, тоже защищён по классу «ультра». Наверное, это первый в истории настолько засекреченный личный дневник. Разве что, если господин Чианзано ведёт свой... Но и то вряд ли.
  Пакет из Департамента был именно тем, чего я и ждал, и боялся: конференция фрактально-интерактивного типа с кучей справочных приложений. В зависимости от того, куда повернут переговоры, мне предлагались варианты заявлений и контрпредложений. Некоторые инструкции вообще открывались лишь при личной идентификации определённых заявлений шейха Касыма. Не могу передать, как это меня настораживало – нужно быть профессионалом моего уровня, чтоб соображать, чем это могло обернуться... Варианты развития конференции, уровни и ветви «фрактала корреляции» имели неодинаковый приоритет; иначе моё присутствие на борту и не требовалось бы вовсе. Чтобы повернуть переговоры в желаемое Примой русло я должен был до мельчайших нюансов продумать технику общения с шейхом. На всё про всё у меня было пять часов. И полчаса на приведение себя в порядок. Ещё раз спасибо – и простите меня, Касым!..

  (хронологическая метка: 9 ч. 03 мин. 13 сек. текущего времени яхты «Королева Улыбок». Протокол второго этапа переговоров; автоматическая идентификация голосов. Звукозапись):

-      ...Доброе утро, господин шейх.
-      Доброе, доброе, господин Лик. Присаживайтесь к столу, позавтра... э-э, к столу переговоров.
-      Протокол требует официальной голосовой метки: хозяину территории - первому, гостю – второму.
-      Ну что ж... Всё включено?
-      Встреча, как вы информированы, фиксируется в обязательном порядке.
-      Отлично. Гр-р-хм-м!.. Со стороны Союза Кланов кхамо голосовую метку фиксирует полномочный представитель Союза шейх Касым ибн Бахрами аль-Джинния.
-      Со стороны Земного Содружества голосовую метку фиксирует полномочный представитель дипломатического департамента Примы статс-маркер Цирил Лик.
-      Слава Аллаху!.. Можно и начинать. Господин Лик, дипломатическая процедура не возражает против шербета?
-      Нисколько, шейх. Э-э, какой же это... Впрочем, шербет – так шербет... Мне, если можно, сок.
-      М-м, милостью Твоей... Я готов, господин статс-маркер, выслушать ответ на мои прошлые предложения. Инструкции о них упоминают?
-      Именно о них, плюс о многом другом, что я уполномочен с вами обсудить. Если нет официальных возражений, я, согласно процедуре, повторю для протокола положения первого этапа встречи.
-      Сделайте одолжение, господин Лик!
-      Сделайте одолжение, не трожьте пока ваш «шербет». Итак! Как вам известно, два месяца назад, пятого июля двести восемнадцатого года от н.э.э., или 12.21.103 е.к. на планете Земля Солнечной Системы началась осложнённая пандемией ксеногенная катастрофа. Экономическая и социальная структуры планеты прекратили своё существование вместе с правительством и администрацией Земного Содружества в столице, городе Террис. Последние сводки сообщали о менее чем одной десятитысячной процента выживших среди населения планеты. Солнечная Система практически полностью эвакуирована и поставлена на абсолютный карантин. Исходя из создавшейся ситуации, управление Содружеством принял второй по значению административный центр на планете Прима, альфа Центавра, во главе с губернатором Примы, ныне Президентом Земного Содружества, господином Апеллой Чианзано. По многочисленным причинам новое правительство сочло экстренно необходимым пересмотреть старую систему взаимоотношений с корпоративно-экстерриториальным образованием «Союз Кланов кхамо», признав за ним статус независимого государства...
-      ...На каком месте из этих многочисленных причин та, что корабли кхамо начали тревожить ваши военизированные кордоны на орбите Плутона, уважаемый Лик?
-      Этой информации в моих документах нет, шейх.
-      Это есть в реальности, статс-маркер... Продолжайте, прошу вас!..
-      Далее. С целью создания пакета законопроектов, регулирующих отношения вышеупомянутых государств, организована настоящая дипломатическая встреча. Со стороны Содружества было выдвинуто предложение создать варианты законопроектов согласно имеющимся в приложении образцам. После их рассмотрения представитель Союза Кланов кхамо отказался от признания за Союзом статуса независимого государства и выдвинул встречное предложение: Союз Кланов кхамо, в рамках старых отношений, остаётся свободной коммерческой структурой Земного Содружества с ограниченным подчинением государственному законодательству...
-      Да уж, это вас таки удивило, признайтесь!..
-      ...Союз Кланов кхамо принимает на себя коммерческие, транспортные и оборонные обязательства на неограниченное время. В обмен на эти функции Союз просит передать в его ведение спасательно-эвакуационные мероприятия и использование всей материально-сырьевой базы Солнечной Системы. Полномочия на заключение подобного соглашения у представителя Содружества отсутствовали, и он направил в Департамент запрос на необходимые инструкции... Я ничего не упустил, господин аль-Джинния?
-      Нисколько. Ни... ни глоточка.
-      Великолепно. Согласно полученным этой ночью инструкциям я готов сообщить вам ответ правительства Земного Содружества на ваши предложения.
-      Я само внимание, видит Аллах!
-      Уважаемый шейх Касым ибн Бахрами аль-Джинния! По последним оценкам специалистов Содружества состояние планеты Земля на вчерашние сутки таково: полное радиомолчание и молчание станций дальней связи; энергоактивность планеты равна нулю, что означает отсутствие разумной деятельности; предполагается, что население планеты уничтожено пандемией. Эксперты напоминают, что катастрофа носила ксеногенный характер, и...
-      Извините, статс-маркер, ксеногенный – это каверзы злобных, неизвестных нам инопланетяшек?
-      Э-э, приблизительно. Учёные кхамо смогут ознакомиться с соответствующими заключениями. А пока я продолжу. В зоне карантина всё ещё существует опасность заражения, но при соблюдении известных мер предосторожности она исчезающе мала. Земное Содружество согласно предоставить Союзу Кланов кхамо требуемый социальный статус и права на использование материально-сырьевой базы Солнечной Системы при условии тотального пресечения пандемии и зачистки ксеногенного материала в Системе силовыми структурами Союза Кланов. Проверку безопасности зоны карантина предлагается провести объединённой экспертной комиссией. Я закончил, уважаемый шейх.
-      М-да... Солидно, солидно. Прямо скажем, имперский размах!.. Я выслушал, господин Лик, и выслушал внимательно. Несмотря на... э-э, шербет. У меня будут вопросы, и их будет много.
-      Рад буду ответить на них. Секундочку, я загружу соответствующее меню конференц-пакета... Готово, можете спрашивать.
-      Правильно ли я понял термин «тотальное пресечение пандемии» как уборку и сжигание трупов?
-      Не совсем, точнее – не только. Фатальным воздействием катастрофы уничтожено, кроме разумных существ, примерно восемьдесят семь процентов био и техносферы Земли; оставшиеся тринадцать признаны необратимо заражёнными.
-      То-есть, вы хотите сказать...
-      Пресечение пандемии будет признано тотальным при условии полного уничтожения атмосферы и верхнего слоя земной коры в один-полтора километра под поверхностью. Или ликвидация планеты целиком.
-      Эге... В таком случае, боюсь спрашивать, что такое «зачистка ксеногенного материала»... Впрочем, если силовыми структурами, то - догадываюсь...
-      Учёными с большой степенью достоверности выявлено воздействие фактора пандемии. К сожалению, оно полностью искажает у переживших кризис существ психику и саму структуру генетического и нервного материала. Существа, оставшиеся в границах зоны карантина, представляют из себя ксенозомбированных биороботов с агрессивной поведенческой моделью, к тому же несущих опасность заражения. Исследовать их контактными методами предельно опасно. Их следует безоговорочно уничтожить, не вступая в какие-либо контакты.
-      Вы имеете в виду, господин статс-маркер, что Содружество хочет руками кхамо провести операцию по уборке смертельно опасного мусора и, одновременно, военный карательный рейд против неизвестных ксеноморфов?
-      Вынужден напомнить, что данная операция целиком укладывается в рамки принимаемых Союзом Кланов оборонных обязательств.
-      Соответствующие структуры Содружества отказались от операции?
-      Совершенно верно. Прима не готова рисковать своими гражданами.
-      Ага, кое-что проясняется! Велик Аллах, но в тени великого есть укрытие мелкому и нечистому... Значит, Содружество предложило кхамо отделиться в суверенное государство, чтобы не считать их своими гражданами и рисковать ими с чистой совестью? Это вопрос.
-      Секунду... Ответ на подобный вопрос возможен при его повторе после введения вашего личного кода. У этого файла условная разблокировка. Вы подтверждаете вопрос?
-      Да, шайтан забери!.. Хотя и так всё ясно. Где клавиатура? Готово.
-      Пошла расшифровка. Есть. Ответ администрации Примы на ваш вопрос – положительный. Да.
-      Просто прекрасно. Всё как по маслу, господин Лик.
-      Не сомневаюсь. У вас будут ещё вопросы, уважаемый шейх?
-      Несомненно, несомненно. Но сперва буду рад вам сообщить, что, не будучи специалистом соответствующего профиля, не слишком хорошо разберусь в выкладках ваших учёных и наблюдателей. Поэтому взял на себя смелость пригласить независимого эксперта.
-      Что? Я вас правильно...
-      Правильно, дорогой Цирил. Помните, я упоминал о друге? Он привёз своё сообщение лично, ещё ночью. Он на борту и готов к нам присоединиться.
-      Но охрана коридора трассы... Его должны были...
-      Ну, что вы! Он, вероятно, лучший пилот современности. И, кстати, по совместительству, то ли несуществующий житель планеты Земля, то ли ксенозомбированный биоробот – уж не знаю, как там по вашей классификации... Спросите сами – вон он идёт. А я, с вашего разрешения... где этот шайтанов сенсор? Ага...
                 (обрыв записи. Далее текст):
Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #7 - Июнь 7, 2010 :: 3:28am
 
файл Cyril_my.006
                                                                                          (продолжение)

  ...Короче говоря, милейший Касым в очередной раз со всей убедительностью доказал мне, что дипломатия – не наука, а искусство; причём абстрактное. И что я в этом искусстве – сущий младенец. Какого чёрта послали именно меня, вот мучительный вопрос. Не хотите ли на моё место, господин Чианзано?..

  Разумеется, я не имел права позволять шейху просто так выключать протоколирование и прерывать встречу. Только что, интересно знать, я мог сделать?
  Только одно, что и сделал, собственно говоря: поздоровался с вошедшим в каминный зал человеком. Если честно, плевать мне уже было на ксеноморфов, нарушения протокола и прочие опасности – перед угрозой провала самой миссии все прочие страхи как-то бледнели.
  К тому же, покажется хвастовством, но я не очень-то пуглив; потому что достаточно одинок для своих тридцати одного. Касым может до хрипоты рассказывать свои семейные легенды, да хоть рисовать целую генеалогическую рощу, уходящую к первому питекантропу корнями – мне не завидно. Любопытно – да. Но я – БИНАклон, а нам нет доступа к информации о происхождении исходного генного материала. И правильно – ну что толку, если бы я знал, что являюсь каким-нибудь, к примеру, потомком удэгейцев или яки, давно стёртых с лица Человечества? Лишние вопросы и волнения, а их, видит касымов Аллах, и так чересчур! Что же до моего брака, так это отдельный вопрос. Слыхали об ЭП, браках экономической поддержки? Это недавно вошедший в практику институт. Специальная компьютерная служба по вашей заявке ищет в пределах Содружества индивидуума, официальный брак с которым экономически и социально выгоден для обоих. Знаете, все эти хитросплетения налоговых и льготных лабиринтов, прочие юридические штучки... В общем, можно здорово облегчить жизнь. Сейчас моя жена где-то в Корнлессе пользуется моими чиновничьими налоговыми льготами, а я получаю половину дивидендов с её поместий. Ну, плюс всякие мелочи – выгода налицо, хотя мы ни разу и не встречались.
  Это к разговору об одиночестве. А о прочих страхах – так шейху стоит пару раз посмотреть на грызню в пампасах Департамента, чтоб уже никогда не заикаться о войнах и драках. Выжить в аппарате администрации – это тебе не карайре пасть порвать...
  А ситуация, дорогие читатели, складывалась такая, что выжить я мог лишь ценой невиданной информированности. Так что, даже если шейх пригласит в эксперты своего шайтана, я ценой его рогов и копыт вытрясу сведения – кто же здесь, собственно, кого подставляет, куда, как и зачем. А в том, что именно подставляет - сомнений у меня уже не было.

  ...Чуть крепче меня, чуть стройнее Касыма сложением; среднего роста, в простой форменке, гость кивнул мне в ответ на моё приветствие. Внимательные глаза очень странного сизого оттенка скользнули по мне – и засмеялись, уткнувшись в шейха.
-      Доброе утро, Касым, ещё раз, - сказал гость на всеобщем с неуловимым акцентом, - и вы, господин статс... чёрт, запамятовал.
-      Статс-маркер Цирил Лик, администрация Примы; к вашим услугам.
-      Ага! – он, тем временем, сел меж мной и шейхом, - Цирил, Цирил... Это, случаем, не искажённое «Кирилл»?
-      Не искажённое – вздохнул я, - С кем имею честь?
-      Касым, бродяга, вы что ж – меня не представили?
  Касым всплеснул руками.
-      Слава Аллаху, мне дали слово! Цирил, это Артур Третьякович. Насчёт его реквизитов, увольте, затрудняюсь...
-      Я и сам затрудняюсь, - засмеялся Артур, бесцеремонно придвинув и плеснув себе касымово пойло; принюхался, дав мне возможность на несколько секунд присмотреться к его постоянно танцующей мимике. В неподвижном состоянии его лицо под коротким выцветшим ёжиком волос казалось старше; чуть ли не пожилым из-за набегающих морщинок, - Когда-то у меня этих реквизитов, чинов и должностей было как... много, короче. Сейчас только один, и то временный: шеф-координатор группы «Земля». Можно сказать, председатель земного шара.
-      Любопытно. Шейх аль-Джинния представил вас как эксперта по ксеногенной катастрофе и пандемии. Ах, заодно, кстати - как лучшего пилота современности... Но первое меня интересует больше.
  Артур одарил Касыма взглядом, от которого тот сперва закашлялся, а затем – отобрал у гостя экспроприированную бутылку.
-      Нет... Я знал лучшего пилота современности – он умер двадцать четыре года назад. Это мой тесть, Андриан Михай. А про Землю мы, действительно, должны поговорить, Цирил, вы правы. И поговорим. Только уговор: Земля Землёй, а завтрак по расписанию. Касым, милейший – что сегодня к столу на «Королеве»?
-      Ну, э-э... что угодно!
-      И какой, кстати, гений обозвал её «Оскалом Джихада»?
  Браво! Я едва не зааплодировал – впервые вижу, как шейх краснеет. Артур набросал доставке простенький, но сытный заказ – уже знакомые мне рассольник и угорь в маринаде – на всех. И подал безапелляционный пример, атаковав еду причудливо гравированными куай-цзы. С рассольником у него выходило ни шатко, ни валко. Зато он догнал нас на угре – и первым сбросил тарелки в лючок. А куай-цзы спрятал в карман.
  Они закурили; шейх – свой знаменитый кальян, а Артур – неистребимый на флоте «Блэк», чьим ароматом пропах, кажется, весь космос. Какое-то время я просто переводил взгляд с одного на другого, начиная подозревать, что меня, возможно, дурачат каким-то изощрённым способом. Было очевидно, что Касым с Третьяковичем – старые друзья, но о ксеногенном прошлом Артура пока ничего не говорило. Пилот – да, пластика угадывается, военный – возможно, учёный... не сказал бы. Но могу ошибаться – что я знаю об учёных? Настораживает то, что шейх говорит о нём с теми интонациями, которые прорываются у него лишь при эпических повествованиях. Где-то этот Третьякович прославился, или, как минимум, сильно засветился... Но ещё до моего рождения. Он явно старше шейха, шейху же, по моим сведениям, полтинник.
  Я уже вознамерился чем-нибудь невинно поинтересоваться, как Артур воткнул в меня любопытствующий, немигающий и, как и у Касыма, слегка детский взгляд. Абсолютно, нечеловечески сизый...
-      О боже, - только и смог я выдавить, - Где вы взяли такие глаза?!
-      Тьфу! – Артур треснул ладонью по столу, мы с Касымом аж подпрыгнули, - Спасибо, Цирил; я совершенно забыл про линзы!.. Секунду, - он повозился, чуть отвернувшись, и вскоре предъявил нам честные карие, чуть покрасневшие очи, - Так лучше? Видите ли, чтобы добраться сюда, я угнал шизолёт...
-      Шизо - что?
-      Неважно, потом. Простите, бога ради – я вас напугал? Вы так смотрели – я думал, сейчас закричите «ксеноморф!»
-      Я тоже думал... С вами не соскучишься, господа.
-      Ну, ещё бы. Итак, Цирил – вас интересует положение дел на Земле?
-      Меня – очень. И ещё положением дел на бывшей Земле очень интересуется Земное Содружество...
-      ...Какое-какое Содружество?
-      Зем... Чёрт, вы ловите меня на слове?!
-      Вы-то здесь при чём... – проговорил он с досадой, и как-то разом сник, словно задор покинул его, - Ладно, не обижайтесь. Не вы виной в том, как именно оно интересуется...
-      Я не обижен, господин Артур. Но я, действительно, должен знать всё с начала и до конца. Лишь тогда я смогу чем-то помочь – а то, что вам с шейхом нужна помощь, видно без всяких линз.
-      Нам всем нужна помощь, - он вынул новую сигарету и откинулся в кресле, - Итак – с начала и до конца?..

         (звукозапись. Голос баритонального регистра, язык всеобщий, акцент русский):

  Эта хреновина болталась в поясе астероидов, когда её нашли. Та самая, вероятно – другой там нет – которую когда-то на свою голову обнаружили Круглов и Юрковский, вечная им... Случай редчайший – у неё очень сложная флюктуирующая орбита и ещё кое-какие защитные приспособы. Хозяева позаботились, чтоб машинку не потревожили... Щас! Нашли и потревожили, куда деваться. Поднимите новости за прошлый октябрь – кое-какая информация проходила, пока военные её не перекрыли.
  Я в это время опять калымил на Безопасность (в небольшом чине и хитрой должности) и, кстати сказать, через полгода собирался в отставку. Не тут-то было! Учёные побили кораблей миллионов на пятьсот и киберзондов на столько же – о жертвах не знаю – и лишь тогда обратились к спецам. Поисково-кадровая сеть выдала им меня, и кэбы им меня с лёгкой душой продали; надоел я им хуже некуда склочным характером...
  Вдумайтесь, Цирил, это кое о чём говорит: я попал на плотное сцепление с точкой посадки с восемнадцатого раза, и это на джампере! И, попав, полчаса крестился задней ногой, столько страху натерпелся. Вот что значит управляемая флюктуирующая орбита, знали своё дело Те... Ну, Эти, чья машина.
  Дальше что – дальше всё просто. Орбиту мы стабилизировали, и взялись за эту дуру всерьёз. То есть, взялись учёные, а я возил их и их технику туда-обратно, потому что, понимаете, Цирил – механизм флюктуирования  ни хрена не изучен, и, сорвись астероид опять в свою свистопляску... Ясно, в общем. Возил. Почти год возил, и за этот год, конечно, кое о чём наслушался и кое-чего насмотрелся. Хотя, если честно, смотреть там особо не на что – потом на записи глянете, убедитесь, я привёз кое-что.
  Главное, вкратце, вот что. За год напряжённой мыследеятельности лучшие ксенотехники Содружества (и не только) пришли к трём важным выводам: машина как-то относится к работе с дроблением мерности пространства-времени; машина представляет собой гаситель чего-то; машина мертва.
  Цирил! Они не ошиблись только в одном! Да, эта хренотень работала с дробями континуума – только она была ещё как жива, и служила не гасителем, а самым что ни на есть излучателем! Просто, чтобы разобраться в этом, и, заодно, во многом другом, им потребовалось её включить. Случайно, разумеется – а как же иначе?..

  Конечно, пока вертит обезьяна в лапах «нидлрэй» с алмазной накачкой – ни хрена не понятно. А вот как пальнёт случайно – о, есть, разобрались! Куча данных для умозаключений и исследований, по всей поляне валяются. И разберётся – если себе не засветит.
  Так оно и вышло. Разобрались. Хоть и засветили всем по самые уши.

  Хозяева машинки, по ходу, жили в такой седой древности, что о Большом Взрыве имели ку-уда лучшее понятие, чем мы. Не то, чтоб присутствовали лично, это я загнул, но есть гипотеза, что пригодные для жизни планеты – и Землю тоже – рассовали по галактике именно они. И кое-чего, связанного с этим самым Взрывом, они боялись, как бармалея – даже поставили охранные системы типа этого нашего сюрприза. Мало ли, что нашли одну! Эту-то еле-еле, чёрт бы её побрал; лучше б не находили... Выкладки подробнее посмотрите позже. Там что-то о хроноволновых пакетах, сингулярных зародышах дочерних Вселенных – язык сломаешь. В общем, летают после большого бабаха по пространству этакие сгустки свёрнутых времён и измерений – хороши подарочки, правда? Натолкнувшись на энергоматериальный концентрат... ну, планету, звёздную систему, что-нибудь в этом роде, такой сгусток вывернет его наизнанку, порвёт на ааарский флаг, завяжет бантиком – а потом полюбуется, выкрасит и выбросит. В пространстве и во времени. Формул не помню, учтите, но по ним примерно так и выходит. Охранная же эта хреновина способна засечь такой сгусток на подходе и запустить в него подобным же в противофазе. Улавливаете, Цирил? Бум-шлёп, и все довольны. Схлопнуто.
  Ума не приложу, как эти обалдуи смогли её врубить. Нет, Касым, шайтана я туда не возил, врать не буду...
  Представьте, Цирил: машина включается по некому экстренному тревожному сигналу – видимо, хозяева предусмотрели принудительную генерацию импульса на случай несработки дальних датчиков – и не обнаруживает атаки. Некогда разбираться, сгусток, возможно, уже начал развёртку; нужно спасать пригодную для жизни планету, на прочие – плевать.
  И машинка накрывает Землю прицельным страховочным импульсом в наиболее вероятной противофазе. Всем спасибо. Занавес.

  Примерно так мне объяснили позже. А как это выглядело... Я был на самом астероиде, и на Землю попал к шапочному разбору. Весело это выглядело, Цирил... Касым вон видел запись – и вы гляньте, пригодится... В общем, никакая это не пандемия – просто, постэффекты развёртки противоимпульса продолжались еще три дня, и это посчитали заразным. Разбираться-то было некогда – все рванули когти из Солнечной Системы на всём, что под руку попалось; и военные, и медики, и учёные – все. Почти. Никто не знал из-за этой долбаной секретности, что, собственно, произошло – да и поздно было знать.
  Довольно долго мне было стыдно, Цирил, что я живу в таком обществе. Потом плюнул. Мы все плюнули; все, кого я собрал на Земле и по Системе, кто не успел или не захотел за карантинный кордон. А у кордона, Цирил, вместо дезинфекции были гравипушки... Так что мы вернулись на Землю, и было нас тогда... Впрочем, хватит. Что мог, я рассказал. Вот вам информкристалл, на нём максимум собранной информации.
  Разберётесь? А нам с Касымом надо выпить. Горло пересохло к чертям. Знаете, Касым, что я вам привёз, дружище? А-а, сейчас, сейчас...

Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #8 - Июнь 7, 2010 :: 3:28am
 
  ...Он сунул мне кристалл и пересел ближе к шейху. А я сунул кристалл в стоящую рядом «Ронделу», и через пять минут меня рядом с ними уже не было. Потому что...
   (На «Ронделе» не только мощнейшие шифровальные программы. Есть ещё одна чрезвычайно полезная для дипломатов и юристов функция – функция проверки подлинности любых текстовых, аудио, видео и прочих документов. Я, не раздумывая, запустил её на полную катушку...)

  Потому что всё оказалось правдой.
  Научные материалы, протоколы экспериментов, выкладки... Половина фамилий под ними принадлежала галактическим знаменитостям, и даже я о них слыхал. Снимки – обычные и интроскопические, в самых разных режимах – самой машины, простой и неинтересной с виду, похожей на вырастающую из скальной породы примитивную абстрактную скульптуру. Съёмки. Тоже самые разные. От любительских отрывков на личных информах, где исчезали, стираемые кварковым резонансом, люди и здания, до масштабной картины неторопливого растворения Австралии, с начала и до конца зафиксированной местным метеоспутником. Паники на кадрах не было – биосфера «схлопнулась» первой; чудом уцелело процента три-четыре. Ещё два дня интерференция континуума боролась с сооружениями и техникой. На третий – добралась до орбитальных баз и станций. Я не мог осудить сторонних наблюдателей из Содружества – это в самом деле напоминало пандемию, пожирающую все высокоорганизованные структуры и стремительно расширяющуюся... Их можно понять – на тот момент.
  На четвёртые сутки бессонной лихорадочной работы машину смогли усыпить заново.
  Я просматривал передачи с частных и служебных судов, что пытались вырваться за выставленный на второй день кордон. Дальше орбиты Плутона никто не ушёл. А вот хроника поискового рейда, предпринятого Артуром Третьяковичем. Немногих он собрал, ох немногих... Но очень много информации, и вся она шла сейчас передо мной на растре «Ронделы».

  ...Потом уже мне сказали, что к моменту, как я вырубил комп, меня не было уже часов шесть.
  Касым и Третьякович о чём-то оживлённо спорили, чуть не поливая друг друга прозрачной жидкостью из крошечных мензурок – но разом подавились словами, увидав мою бледную, как метановый снег, физиономию. Наверное, я был не слишком похож на нормального живого человека. Вот на ксеноморфа – да, пожалуй.
  У шейха Касыма на такой случай было припасено безотказное решение – он рефлекторно протянул мне свою мензурку. А я рефлекторно, как за соломинку, схватился за неё и выпил...
  Это была та самая соломинка, что, по поговорке, ломает спину верблюду! Меня свернуло в неотрицательное число погибелей, кислород сказал «ой!» и отказался лезть в оплавленное горло.
-      Вы с ума сошли, Касым! – услыхал я сквозь шквал собственного кашля голос Артура, - Немедленно налейте человеку запить!..
  Меня в четыре крепких руки разогнули, технично утёрли рассопливившуюся мордашку и сунули что-то прямо к губам.
-      Да пейте же, Цирил!..
  Это было спасение в чистом виде. Чистейшее, ароматное, тёплое спасение – оно прожурчало по гортани, а следом, осторожно озираясь, пошёл воздух. Я откинулся назад, заставив сервомоторы кресла взвизгнуть.
-      Как вы, Цирил? – участливо осведомился шейх.
-      Ох, чтоб вас... Отравители... Что это было?
-      Э-э, первое, или второе?
-      Первое...
-      Сублимированный спирт.
-      Сублимированный шайтан!.. А второе?
-      Второе – «Розали».
-      Ага... Вот его – ещё немножко. А потом будьте добры объяснить, Артур – почему никто не знает, что всё это правда?!!

                                                                                          файл Cyril_my.006
                                                                                          (окончание)

  Дописываю, редактирую и привожу в порядок всё это, выше и нижесказанное, задним числом. Поскольку «ещё немножким» ограничиться как-то не получилось... И, слава рефлексам, время от времени я включал в кармане диктофон – поэтому, в отличие от собственной памяти, на записи окончание этого безумного дня сохранилось хорошо. Так я и вставляю в дневник эти отрывки, в том порядке, в каком они записаны.
  И без комментариев...

                                (звукозапись):

-      ...Боже мой, Артур – неужели вас, в самом деле, сто пятьдесят пять? На всю планету?
-      Ну, во-первых, скоро будет сто пятьдесят шесть: Аннет Лайонелл должна вот-вот родить... А во вторых – мы рассылаем экспедиции, ведь я мог кого-то пропустить. На Земле могли сохраниться десятки мест, не затронутых свёрткой. Мы ничего не знаем о некоторых маленьких глубоководных станциях. Большие-то попали под раздачу гарантированно, я проверял... Помянем ребят, господа... Цирил?
-      Э... немножко. Какими же это дозами надо пить, чтобы помянуть восемь миллиардов человек?
-      Аллах приготовил им утешение, уважаемый Цирил, не сомневайтесь.
-      Я и не сомневаюсь...
-      Вот, а к тому же у нас есть ещё один проект, если даже Содружество не поверит в безопасность Системы и не поможет в восстановлении...
-      А оно может не поверить?
-      Когда не хотят чему-либо верить, заставить очень трудно, Цирил. Вы сами ещё сомневаетесь.
-      Да я...
-      Не спорьте. Вы ещё не видали, как я в первый раз прорывался за карантин, месяц назад. На раздолбанном «Флэшмарке» времён чуть не первой волны колонизации!.. Людей в кордоне почти нет, боятся – в основном, киберспутники с лазерами и гравипушками, минные пояса. Ну, с пяток торпедных катеров мотается. А у «Флэшмарка» фаза разгона до сверхсвета – двадцать минут. Вот оно, блин, небо в алмазах – и каждый алмаз с газодинамической накачкой. Поверить... Хорошо ещё, что удалось быстро выйти на Касыма, он меня укрыл на своём транзите.
-      Пустое, драгоценный Артур. Неверным никогда не пробиться сквозь самую прочную во Вселенной броню – броню гостеприимства!
-      Мда. За это надо выпить.
-      Эте-те, Артур!.. Касым... А, чёрт с вами, ладно. Так вы давно знакомы?
-      Достаточно. Это долгая история. Потом как-нибудь. Сейчас у нас одна главная тема для обсуждения: как пресечь попытки натравить на Землю кхамо.
-      Но господин шейх, как мне кажется, с самого начала всё знал, и попросту морочил мне голову.
-      Во имя Всеблагого, Цирил, не сердитесь! Я ждал ответного хода Примы и последних сводок от Артура... И – что Земле с моей лояльности к ней? Я не более, чем один из шейхов клана аль-Джинния, а кланов в Союзе более двадцати; и это только крупных. Всё, что я могу сделать официально – я сделал. А как частное лицо... Даже Артур уже прекрасно справляется сам.
-      Вы несёте глупости, шейх. Ваш Аллах, подобно прочим богам, не считает, разве, уныние смертным грехом? Ну так бросьте это дело, у нас для греха ещё грамм семьсот, не меньше. Давайте сюда посудину, Цирил, не хлыздите тут. Не на Приме... Нам ещё говорить и говорить, а на такие темы говорить всухую – всё равно, что на моей вчерашней таратайке летать... Крышу набок свернёт.
-      Ах да, вы же угнали этот... всё хотел спросить про как его... идиото... психо...
-      Шизолёт. Это его на испытаниях прозвали. Новейший экспериментальный такшип – тяжёлый тактический истребитель «Параллакс», вооруженный струнным перфоратором дальнего радиуса. Строго говоря, прямо с испытаний я его и увёл. Второй экземпляр им ещё долгонько не сделать, а Земле пригодится... Всё равно запустили бы против нас в киберрежиме.
-      Постойте, постойте, Артур. Я не ослышался? Перфоратор дальнего радиуса?
-      Ага. Километров пять цепляет.
-      Вы говорите страшные вещи, Артур! Я не слишком испугался, когда радиатор... тьфу, перфоратор был изобретён, только потому, что, несмотря на абсолютную эффективность, радиус действия его сильно ограничен. Видите ли... Да, благодарю; и за ваше тоже, Касым... Видите ли, господа, я был в юридической комиссии, мы рассматривали допустимость принятия струнных устройств на вооружение. Дальность боя в сто пятьдесят метров – это смехотворно...
-      Ну знаете, Цирил – водородной бомбы тоже никто не боялся, пока она считалась технически неосуществимой. А чуть раньше – каменного топора. Тем не менее, малыш «Параллакс» способен в несколько секунд напластать ломтями суперкрейсер – сквозь все его защитные поля. Вон он, в шлюзе стоит.
-      Что ж, это ужасно. И всё же, почему «шизолёт»?
-      А, так он же полностью на биотронном управлении. Полётная и боевая информация идёт сразу на все органы чувств, так называемое асимметричное распараллеливание. Ну, на один глаз – одна объёмная картинка, на другой – другая, звуковые данные тоже по ушам разведены, по коже биодатчики, каждое движение – приказ на эффекторы машинки... Короче, мозги кипят, пока не адаптируешься. Шизолёт типичнейший. Зато как на нём работается, Цирил!.. Карантинные сторожевики меня  вообще не расчухали, когда я, перед визитом сюда, заглядывал к своим. Словно нейтринный луч пилотировать, ей-богу. Военные, конечно, на уши встали... Ксеноморф украл супероружие, вау!
-      Вычислили, что это вы?
-      Здрасьте, кто же ещё? На «Параллаксе» всего трое и летало-то на испытаниях: Мэт Соукс, Ба-Фатх и я. Других подготовить не успели, а простым пилотам шизолёт не угнать. Наливайте, Касым, что вы как на чайной церемонии.
-      Консоль доставки у вас? Наберите там штук тридцать тарталеток, ради Аллаха. Что вы сказали, Цирил, дорогой?
-      Я хотел... ну, вернуться...
-      В каюту? Не торопитесь, Цирил.
-      Да нет же, шайтан... Извините, шейх – вернуться в русло обсуждения дипломатических вопросов, которые...
-      Уважаемый, мы из него не выходили! Сейчас, закурим – и вернёмся;  в смысле, продолжим... Я вас слушаю, милый статс-маркер. Артур?
-      Я тоже.
-      Итак...
          
                                (прерывание. Повторное включение):

-      ...Нет, пусть он вынет руку из кармана!..
-      Что вы, Артур – это диктофон, видите? Я фиксирую беседу для анализа.
-      Это я вижу. Но руки в карманах – это неприлично, и нервирует окружающих.
-      Господи, Касым, как мне объяснить...
-      Успокойтесь, Цирил. Вы только что предъявили Третьяковичу обвинение в разжигании межгалактической розни, и он...
-      Я?! Предъявил?!
-      Ну, а как эти ваши слова... дайте припомнить... «Угон военной техники сопредельного государства ставит под сомнение возможность разумного урегулирования конфликта и заставляет усомниться в способности стороны-инициатора террористического акта вести корректное дипломатическое сотрудничество на высшем уровне...»
-      Как у вас язык-то повернулся, Цирил!
-      Да уж, еле выговорил, слава Аллаху...
-      Господа, господа... да нет, не хочу я больше... и «Розали» не хочу... За дипломатию?.. За дипломатию - буду. Вы только не отвлекайтесь...
-      Это вы не отвлекайтесь, а то прольёте. У шейха каждый грамм на счету. Так что там про сотрудничество?
-      Дело в том, что, прежде чем говорить об отношениях государств, нужно установить, что группа Третьяковича есть государство. Границы, законы, форма правления...
-      Антидемократическая шайтанократия...
-      Прекратите, Артур, я серьёзно. Что у вас есть кроме территории и населения?
-      Всё, господин статс-маркер. У нас есть Земля с её многотысячелетней историей, и история эта не прервётся.
-      Да зачем она вообще вам нужна, именно она, вот такая, голая и мёртвая? В Галактике мало планет?!
-      Чёрт побери, Цирил! Да потому, что Земля не моя, не ваша, не касымова, и даже не будущего ребёнка Аннет – хотя уж он-то имеет на неё больше прав, чем мы все вместе взятые! – Земля наша, понимаете? Это уже скорей символ, чем территория, и без него мы, как выдернутые редиски, будем болтаться по на хрен никому не нужной Галактике, как рукава от тюрбана, как дерьмо в проруби...
-      Будет, Артур, сядьте. Он всё понял – правда ведь, Цирил?
-      Я? Да, наверное... А вы?
-      Что я, уважаемый?
-      Ну, вы – кхамо, вы обрели родину в себе, как завещали эти... Аба-Сикара и его сестра... жена. Что вас-то тянет в эти политические алко... тьфу!.. коллизии, кроме дружбы и материальной выгоды от развалин Солнечной системы?
-      Послушайте-ка, дорогой Цирил, старика Касыма... А вы не мешайте, Артур – сходите пока на склад, «Розали» от доставки отключён... Только налейте сперва, будьте любезны, и выпейте с нами... Так вот, Цирил: не так уж, во-первых, это мало – дружба. А во-вторых, не так уж это плохо – материальная выгода, чего вы по неопытности, возможно, ещё не понимаете. Знаете, отчего в большинстве религий (прости их, Аллах Единый) одобряется нестяжание и не приветствуется обогащение? Не от того, что это плохое и грязное дело – дело, как дело. Оттого, что невообразимо трудно на этом пути двигаться вперёд, оставаясь при этом человеком, угодным – вдумайтесь, Цирил! – Аллаху, себе и людям. А если вдуматься ещё чуть-чуть, то вы обнаружите, что эти три условия невообразимо затрудняют любой путь – и тем делают его достойным прохождения... Что же до Мариам Массоры и Аба-Сикары бен Батиах... кстати, «массора» переводится как «ключ мудрости»... Их Родиной тоже была Земля, на которой родился Исав, а колония Нод – лишь последний рубеж, удержать который им было не суждено. Их могло предать Содружество, правительство, кучка политиканов – но не предавали ни семья, ни Родина. Если бы Аба-Сикара и Массора были живы сейчас – они были бы на Земле; ибо только милосердием и смирением обретается ключ мудрости и создаются государства, а хубрис, как и положено, идёт в ад... Не смотрите так на меня, Цирил – лучше выпейте ещё, а то мне совестно за нравоучения. Кстати, и Артур возвращается...

                (прерывание. повторное включение):

-      ...Хорошо, отлично, великолепно! Как минимум, вполне приемлемо. Кхамо берут концессию на зачистку Системы. Но – Касым, Касым! – ведь вы этим не ограничитесь. Я идиот, а не дипломат... э-э, то есть, дипломат, а не идиот, и могу просчитать ваши ходы. А, коль скоро их просчитаю я, значит аналитики Департамента просчитают их в десять раз быстрее и дальше... Артур, оставьте в покое мою «Ронделу». Я же говорю, там нет авиасимуляторов! Там даже «тетриса» нет, так что передайте мне, лучше, мою рюмку. Господин шейх, вы слушаете? Так как же... минутку... как же вы собираетесь защитить группу Третьяковича, будучи связаны договором обратного порядка? Попросту банально кинув господина Чианзано? Швырнув его, выражаясь дипломатически, через топливный шланг? У Апеллы Чианзано, к вашему сведению, кроме таких диплодо... дипломатов, как Цирил Лик, есть ещё и вооружённые космические силы Содружества. По моей информации они несколько превосходят численностью численность всех кхамо вместе с их гражданским населением...
-      У кхамо, Цирил, нет гражданского населения.
-      Э-э... куда же вы его дели?
-      И не было. В принципе.
-      Ну, не суть. В любом случае: однажды страх перед ксеномордами... ксено-мор-фа-ми, вот, ослабнет, и с Союза Кланов спросят за не соблюденный договор. И что вы тогда скажете сорока пяти суперкрейсерам ВКС? Выставите один шизолёт? Как представитель Примы могу посоветовать: решайте дело миром. Мы докажем, что машина чужих выключена, более не опасна и не заразна, и...
-      Да-да, Цирил. И что в случае чего – нам будет никогда не поздно её включить. Сориентировав импульс туда, где господин Апелла Чианзано и его вооружённые
Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #9 - Июнь 7, 2010 :: 3:29am
 
силы будут особенно настойчивы в навязывании добрососедских отношений.
-      Да вы понимаете, Артур, что вы говорите?!
-      К сожалению, да, Цирил... Вы что ж думаете – Содружеству в Солнечной Системе нужно что-то ещё, кроме этой смертоносной штуковины? Они сотрут с лица Галактики сто Земель, чтоб заполучить одну такую ксеномухобойку. Ещё и поэтому ни я, ни Касым не отдадим Систему.
-      ...Касым, скажите хоть вы что-нибудь разумное!..
-      Выпейте, Цирил. А теперь поймите, что у меня впереди очень крупные проблемы со многими главами кланов по этому же самому вопросу, видит Аллах Милосердный.
-      Но... но господа!.. Ведь это уже не дипломатия. Это – война.
-      Нет, Цирил. Пока ещё нет. Пока ещё это милосердие и смирение, стоящие против невежества и гордыни...

                (прерывание. повторное включение):

-      ...П-послушайте, Касым... Что это т-такое?
-      Вы же просили закуску!
-      А почему оно по т-тарелке прыгает?
-      На всеобщем языке было написано в меню: «грилуминги живые». Да не бойтесь, они с сертификатом.
-      Э-этак вы сюда ка-карайру притащите!..
-      Ну что вы, она у меня пьёт без закуски. К тому же, вы ей – на один жевок. Так я продолжу, пока вы его ловите... Артур, не вмешивайтесь, двое на одного - нечестно!.. Так вот – каша у вас в голове, милый мой Цирил. Вы путаете кучу неравнозначных и разномасштабных понятий: Родина, Земля, Содружество, Прима... Это всё равно, что путать церковь, религию и веру. Да ещё и призывать в свидетели бога. Родина не может вас предать, только вы – её. И бросить, и обмануть – только вы, Цирил. А если Прима – это вы, то вы сами предаёте себя...
-      Прима не п-предавала меня!
-      Ну да – она вас убила...
-      Что?..
-      ...Ах, Артур, не вовремя вы, клянусь Аллахом...
-      Ч-что?..
-      Ах вот оно в чём дело. Я-то думаю, что это мы всё гипотетически вокруг да около весь вечер... Вы ему не сказали, Касым?
-      Я хотел позже, чтобы...
-      Ясно. Бывает.
-      Да в-вы мне с-скажете, или нет, в чём дело?!
-      Скажу, скажу. Шейх, отодвиньте от господина статс-маркера бутылку; закатает по голове, не то, что мама – родная биотроника не признает. Прощай тогда шизолёт... Цирил! К тому времени, как я попал на борт «Королевы»... нет, всё же «Оскала Джихада», объединённый флот кхамо уже начал атаку карантинного пояса – в ответ на ракетный залп по Земле. Залп наши ребята перехватили, но кхамо успели обидеться. И успели спросить у Примы - а что же тогда будет с заложником?..
-      С за... о господи...
-      Ну да, с вами. В ответ был ещё один залп – на этот раз прямиком по «Королеве Улыбок». Мы с Касымом, к счастью, не дипломаты, и были к этому готовы... Я увёл яхту в подпространство; а потом вышел к завтраку, если помните...
-      Касым... Это - правда? С-самая-самая п-правда?
-      Да, Цирил, да... Аллах накажет их, не плачьте.
-      Я... я отомщу!.. Они предаторы... предаморфы!..
-      Ну, ну! Это не Апелла Чианзано – это грилуминги. Пока ещё живые!
-      Я им тоже отомщу!.. Всем... отомщу...
-      Так, ясно. Касым, я быстро – только уложу народного мстителя баюшки... Вы пока разливайте, разговор у нас долгий. Ну, идём, Гарибальди... Гроза грилумингов...

                     (прерывание. повторное включение):

-      ...Это ваша каюта? Ясненько, загружаемся. Нет, так мы в дверь не войдём...
и так тоже. Да что вы вцепились в свой комп, бросьте на столик... Эк! Осторожней, дискобол чёртов!.. Вот. Вот, ложимся тихонько... Вот ещё глупости – раздеваться! Все настоящие дипломаты спят в костюмах – а вдруг ночь-полночь по тревоге на переговоры?.. В отставку? Не, прямо сейчас мы в отставку не пойдём; поздно уже, там закрыто... Давайте, дружище, полежите – ну, хотите, я вам сказку расскажу? Я их много знаю... Не так много, конечно, как Касым, но тоже прилично. Хотите? Ну и чудненько. Слушайте и засыпайте... Это будет страшная сказка; чтоб ночью никуда из каюты не дёргались... А называется она... м-м... вот: «Сказка о безумном программисте». Ага, уже страшно?.. Закрывайте глаза, а то свет выключу, и слушайте... Где эти сигареты...
  ...На одной забытой всеми планете жили-были эти... дед, баба и ещё миллиардов десять народу. То ли демографический взрыв у них там раздался, то ли потеряли секрет контрацепции... В общем, плохо дело, нужно искать место под колонию и отселять половину. А в космос они к тому времени худо-бедно вышли, и до ближайших звёзд зонды зашвырнули. А самые умные – в смысле, военные – уже клепали вооружённый флот на всякий пожарный случай – а мало ли кто ещё вокруг в космос вышел? Первая в истории колония – дело большое. Под такой случай накопали им учёные планетёшку у соседней звёздной системы – всем подходит, только заселяйся, будто прямо под их биотип штамповали! Дальше что – дальше всё просто, как по учебнику. Строят дед да баба – в смысле, всей мощью промышленности – неслабую армаду автоматов-терроформистов. Знаешь, не знаешь? Ну, там: одни состав атмосферы подкорректируют, другие лишние горы сгладят, третьи культурных злаков насадят, четвёртые добычу ископаемых начнут, пятые – с десяток готовых городов под ключ построят... Терроформисты первыми рванут, а следом уже неторопливо, на всё готовое, полетят колонисты. Короче, правительство уже назначает не столь далёкий день, в который колонисты торжественным маршем, и т.д. и пр. И тут неожиданно узнают военные, что один из учёных, самый въедливый, на приём к самому Президенту записался, по неотложному, якобы, вопросу. Перехватили, понятное дело... Чего тебе, говорят, старче – ты сперва нам скажи, неча к боссу лезть. Мы доложим. Он им – туда, сюда – мол, последний зонд только что прилетел, радостное известие принёс... Военные говорят: давай, колись, папаша – Машу каслом не испортишь!
  Ну и раскололся старый хрыч... Планетка-то, что под колонию намечена, оказывается, занята. Живёт там народец, всем на нас похожий; только чуть поменьше числом, и в космос только-только собрались выходить. Радуйтесь, генералы и Президент – братья по Разуму обнаружены!
  Обрадовались, ага... Братья по недоразумению. Испортил-таки Машу своим каслом... Куда ж заселяться-то прикажете? Президент за срыв сроков колонизации генералам глаз на лампас натянет – у них в государстве, как у всех людей, космофлот – военное ведомство... А терроформисты уже наполовину готовы, рабочие органы монтируются...
  Что делать? Учёному, конечно, денег, кулак под нос и подписку о неразглашении. А потом – те, кто с горя не застрелился и в запой не ушёл – придумали-таки выход.
  Как это бывает при поджимании очков и сроков – выход кардинальный. Сняли тихонько к чертям собачьим со своего флота всё вооружение и навесили в качестве добавочных рабочих органов на терроформистов. И шито-крыто. Мало ли, какие там, на планете, встретятся дикие животные? Своё государство, правда, практически без обороны осталось – но это временно, а агрессивных соседей в космосе пока не видали.
  Одна загвоздка. Программу для этих терроформистов нужно писать заново. Причём так, чтоб они чисто, красиво, а главное – к сроку подавили любое, хоть и вооружённое, сопротивление. И чтоб у колонистов потом трупы по лесам не валялись... В общем, сложная программа. Из своих программеров, из военных, никто не берётся, а чужие, хоть и есть подходящие – пацифисты, гады, как на подбор, не захотят. Принципиальные.
  Еле-еле накопали в базе данных одну тёмную личность... Был он лучшим программером, хакером и крэкером в их мире, и на этой почве свихнулся. Прямо по улицам в стрелялки гоняться начал, с криками типа «у тебя ещё три жизни, не притворяйся!» С настоящей, между прочим, бензопилой...
  Пришли к нему в дурку генералы. Так и так, говорят – сможешь?
  Это ему-то, мастеру любых тактик и стратегичек, и прочих гамес – не смочь?! Смогу, говорит.
  А возьмёшься, спрашивают генералы?
  Улыбается. А как же, говорит, давно такой случай жду.
  Они ему – мы, говорят, тебе, того-сего, пятого-десятого, денег, баб, орден, всё, что хочешь – только напиши, мил-человек! И – в свою лабораторию его.
  И вот, Цирил, пишет этот маньяк-убийца свою программу, дописывает уже, кстати – и размышляет. Дело, думает, табак. Закуривает, к слову. И опять думает. Кто ж меня, думает, после такого криминала, как уничтожение целой братской цивилизации, в живых-то оставит? Среди генералов дураков нет – есть, конечно, но не в этом смысле. Такие свидетели, как я, думает – быстро вымирающий вид, так твою... И бежать-то, собственно, поздно. Так что, хоть пакостей им перед смертью наделать, отомстить по-программерски; пусть знают, мастдайцы...
  И вот, Цирил: тут же, прямо за пультом, достаёт он заначку, завинчивает её из горла – наш был человек – и в готовую программу вбивает пару лишних строк, хрен кто кроме него пойми, каких. И идёт докладывать о выполнении задачи.
  Генералы глянули – заулыбались, шампанское принесли. Тут же его на радостях и вальнули, от греха подальше... Долго ли умеючи...
  А на следующий день, под фанфары и при стечении народных масс, ушла в пространство армада терроформистов.
  Недалеко ушла – фанфары ещё не заткнулись, Президент последний орден генералам не прицепил... Отошли терроформисты чуток от орбиты, построились в боевой порядок, да и развернулись на сто восемьдесят градусов...

  То-то, Цирил, удивлялись жители той, ближайшей, намеченной под заселение планеты, когда добрались до соседней звезды: мать твою за ногу – атмосфера, леса, поля колосятся, заводы, да ещё и новенькие пустые города под ключ!..
  Вы тут про месть толковали, Цирил... Разная бывает месть. Это вот – тоже. А правильная – только одна, скорее всего. Какая, спросишь?.. Э, ты уже ничего сегодня не спросишь. Спишь, как сурок. Ну, спи; досталось тебе сегодня от нас, идиотов... Пойду я, а то там шейх со скуки в палестру ломанётся... Спокойной ноченьки.
  До завтра, Цирил.
                                                      (конец записи)

Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #10 - Июнь 7, 2010 :: 3:29am
 
                                                                                          Дневник  с-м д/д П 3012
                                                                                          файл Cyril_my.007, расшифровка
                                                                                          личного кода, фрагмент.      

...Никогда не смеялся над анекдотом про пьяного и муху на стекле – было не слишком понятно. И теперь никогда не буду – стало понятно. Даже слишком... Тихое мурлыканье принявшего сообщение информа показалось мне оглушительной, раскалывающей голову сиреной.
  Я по очереди открыл глаза и по очереди же сфокусировал их на экране. Потом с минуту вспоминал буквы и складывал их в слова. С цифрами было бы легче. Незабываемое ощущение, господа!.. Сообщение первое: «Вижу, вы проснулись? Зелье на столике. Опохмелитесь, Цирил. Касым.» Сообщение второе: «Ни в коем случае не опохмеляйтесь! Таблетка на столике, примите её. Артур.»
  Я рассмеялся, застонал, сел, схватился за голову, снова рассмеялся... И последовательно воспользовался обеими рекомендациями. Сперва – полстакана «Розали», слегка замерев от вкуса (прав шейх, сто тысяч раз прав, можно в такое влюбиться), а следом – невзрачную бурую облатку...
  Почти сразу же слегка замерев от действия. Хотя как раз замирать-то было абсолютно некогда! В душевой отсек я влетел, как истинный дипломат, прямо в костюме (впрочем, после сумбурной ночи ему там было самое место). Смотрите, что пьёте, а не пейте, на что смотрите – вот мораль! Как под действием осмотического давления меня не меньше получаса полоскало почти со всех... э-э, сторон. Представьте, что вас весело прочищают ёршиком, причём на уровне обмена веществ тоже... Кляня весёлую таблеточку, я трясся под струями душа. И тем не менее...

  Чёрт, ну почему у меня всё не как у людей?! Биотехники намудрили с клонированием, или генный материал попался такой? После всех вчерашних событий нормальный человек, вероятно, должен бы горевать, устраивать истерики, лезть к начальству на рожон, стреляться, наконец... Ну хоть в депрессию впасть. Нет же, хоть ты тресни! Наоборот, меня с самого пробуждения не покидало чувство какой-то дурацкой лёгкости, правильности, хоть и непоправимости происходящего... Освобождения, что ли, какого... Словно всю жизнь меня держали за руки-за ноги и, гладя по головке, кормили с ложечки – а тут отпустили вдруг, да ещё пнули под зад; лети, мол. Странная, безумная штука – психика. Я потерял вчера практически всё, что у меня было, и с ужасом думал сейчас, что, кажется, нисколько об этом не жалею. Я ни черта не понимал в этой ситуации, не был приспособлен к этой жизни, не представлял даже, какая она сейчас будет – и всё-таки никогда не любил её так, как сейчас, когда немного промахнувшаяся смерть, возможно, начинает новый заход...

  Естественно, у меня был запасной костюм.
  Увидев его, Артур поднял бровь, словно курок дуэльного пистолета, и даже глаза шейха, в которых сперва прыгали весёлые шайтанчики, зажглись уважением. Мне удалось не сильно вздрагивать от последствий утра, когда я подходил к столу в кают-компании, и даже удалось улыбнуться. Так и улыбался неудержимо, пока эти два старых разбойника колдовали с доставкой.
-      Что вы будете есть, дорогой Цирил?
-      О, что угодно. Хоть грилумингов – только размером с этот стол, если можно. В жизни не был так голоден!
-      А! Так всегда после «танцевальной таблетки».
-      Танцевальной?!
-      А вы примите её, когда душевая занята...
  Меня передёрнуло.
-      Зато сейчас, Цирил, вы как огурчик. Голубоватый, дрожащий, но огурчик. Шпинат, по крайней мере.
-      Ничего себе – огурчик. Ощущения, будто провёл ночь с вашей карайрой.
  Шейх покачал головой.
-      Ах, Артур, вы испортили мне гостя. Раньше он так не шутил.
-      Зато каков образ! – восхитился Артур. Он выщелкнул из пачки сигарету и взял её, загоревшуюся, в полёте. Я его движения даже не разглядел.
  Я разглядывал полную тарелку. Она мне всё больше нравилась. И разглядывал хитрые физиономии своих визави.
-      Что, господа земляне, чем вы намерены оглоушить меня сегодня? Не стесняйтесь, валяйте. Я уже начинаю привыкать.
-      Извинениями, уважаемый Цирил. Мы виноваты...
-      Да, да! – всплеснул я руками, - Ну конечно! Скажите мне, что всё, что вы наговорили вчера – сплошное враньё, шутки такие... Я посмеюсь...
-      Всё, разумеется, абсолютная правда, её несложно проверить. У вас же есть программы. Но мы всё равно виноваты – не стоило, видит Аллах, так разом на вас всё обрушивать.
-      А что, надо было растянуть удовольствие? Больно – было, да... Ничего, неудачная операция – это начало удачного вскрытия. Думаете, сейчас я испугался и от вас отстану? Напротив, я только начал анализ ситуации, и информации потребуется значительно больше. И, кстати, насчёт программ... Какой ксеноморф чуть не разбил вчера мою «Ронделу»? Угол кожуха помят, словно её о стену бросали...
  Это так смешно? Пока я расправлялся с содержимым тарелки, эти двое хихикали, как подвыпившие павианы...

-      Господа, я всецело к вашим услугам, - объявил я спустя какое-то время.
-      Аллах видит, мы к вашим, - учтиво сказал Касым, прочищая засорившийся кальян, - И вся справочная система «Королевы».
-      Кстати, в компе «Параллакса» обнаружилось кое-что любопытное, - вставил Артур, - Но это после. Что вас интересует в первую очередь, Цирил?
-      Мы. Положение, состояние, курс и точка назначения «Королевы Улыбок».
  Шейх развернул над столом растр информа и вывел на него красочную, но ничего не объясняющую трёхмерку.
-      Вот! – они с Третьяковичем переглянулись, а я вздохнул.
-      Господа супермены, я – скромный дипломат, и в штурманских диаграммах разбираюсь примерно, как вы в законодательстве колонии Хеппораун... Поясните, будьте добры.
-      Разумеется. Висим в подпространстве. А так как уходили в него в экстренном режиме, просчёт точки выхода шёл по порядку величины; это значит, что доступен только участок узкого конуса по курсу входа, градусов пять, и дальностью около парсека.
-      А всеобщим языком то же самое? Если можете.
-      Попробую. Э-э... В общем, выйти можем только вперёд, в пределах прежнего курсового коридора, и не слишком далеко.
-      Тэкс... Куда упирается коридор, и мимо чего он, кстати, идёт? Погодите, вспомню... Ох ты, чёрт!..
-      Именно, - кивнул Касым, - От Примы, по касательной к радиусу полутора СГ от Солнечной Системы, и дальше, упираясь чуть не в Альтаир...
-      А куда вы планируете попасть?
  Артур пожал плечами.
-      В принципе, точка, в которой нас будут ждать, находится в пределах досягаемости.
-      Нас ещё и кто-то будет ждать? Это становится всё чудесатее.
-      Ну да, Цирил, - развёл руками шейх, - не мог же я не подстраховаться. Я, знаете ли, слава Аллаху, впервые в жизни на переговорах высшего уровня – шайтан знает, чем они оборачиваются. И пригодилось, как видите. Вы разве ожидали таких событий?
-      Ой, нет, - невесело усмехнулся я, - Зато теперь я знаю, почему из всего штата дипломатического департамента послали именно меня – самого молодого, чванливого и неопытного.
-      Да, - твёрдо кивнул Касым, и шайтанчики в его глазах словно оскалились, - Именно потому же, почему Союз Кланов послал меня – младшего шейха клана, побочного сына аятоллы Бахрама аль-Джинния. Потому что меня не жаль. Вы разве не находите, Цирил, что и Союз, и Прима поступили разумно?
-      Ну да, разумно. Не более. Нахожу.
-      Умница вы, Цирил, клянусь Аллахом, - Касым победно поглядел на критически скривившегося Третьяковича, - Именно не более. Сердце и душа тут ни при чём, один разум. Перед опасностью развязывания силового конфликта государство не имеет права рисковать ценными кадрами. Но сердце и душа возьмут своё не смотря ни на что.
-      В смысле?
-      Разве вы не почувствовали? Когда всем стало, сообразно разуму, не жаль нас – нам стало настолько не жаль себя самих, что руки наши освободились для работы согласно сердцу. Да у вас лицо с утра совершенно другое, чем все дни, что я вас знал...
  Я не удержался и глянул в зеркальный сектор растра. Лицо как лицо. С утра. Хорошо ещё, что с такого утра есть хоть какое-то лицо.
  Артур засмеялся, увидев мои косметические исследования.
-      Не знаю, Цирил, как все дни, но сегодня вы, в отличие от вчерашне-утренней индюшиной чопорности, больше похожи на живого человека – тут Касым прав.
-      Грубиян вы, Артур, - вздохнул я, - Ладно; продолжим, уважаемые. Что там с ожидающими? Надеюсь, это не патруль содружества?
-      Типун вам, Цирил!.. Не дай Всемилостивый. Нас должен ждать шлюп моих ребят из клана. Подстраховка на случай необходимости быстро лечь на дно, или ещё чего срочного. «Королева», сами понимаете, сильно засвечена.
-      Когда выход из скачка?
-      Кибермозг дал себе на рассчеты время до шести вечера. Не стоит его торопить, ещё влетим куда ни попадя...
-      Потом какие планы?
  Касым поцокал языком и окутался целым дымным миражом из кальяна.
-      Зависит от последних новостей из системы. И последних новостей из Союза Кланов.
-       То есть, абсолютно неизвестно, чем закончилась заварушка в карантинном поясе?
-      Ну, зачем же абсолютно, - Артур встал и начал расхаживать по залу, разминая левую кисть причудливыми волнообразными движениями. Я только сейчас заметил, что кожа этой руки у него слегка обесцвечена; результат лучевого ожога, что ли. Скользящие веерные движения слегка гипнотизировали, - Не абсолютно. Есть восьмидесятисемипроцентный прогноз исхода стычки. А восемьдесят семь, Цирил – это практически безошибочно, поверьте старому тёртому аналитику.
-      И что прогноз?
-      Кхамо, естественно, частью уничтожат, частью парализуют управляющие узлы карантинного пояса, штаб вынужден будет отозвать всю технику, чтоб не потерять её совсем. Касым говорит, что объединённый флот гарантировал обойтись без жертв и лишнего хулиганства – вот уж верится с трудом! – а значит, Прима пока не отважится на открытую ответную атаку.
-      Правильно мыслите, - кивнул я, - По последним поправкам к статьям о силовых конфликтах, в случае отсутствия жертв и значительных разрушений вооружённые силы привлекать запрещено. До особого расследования. Расследование займёт месяца три, если я что-то понимаю в примианской бюрократии... Итак?
-      Кхамо выставят свой кордон – только уже не от внутреннего, а от внешнего проникновения.
  Я нахмурился.
-      То есть, как я понимаю – Солнечная Система уже принадлежит кхамо?
  Касым посмотрел на меня так, что я зарделся.
-      Не говорите глупостей, Цирил. Солнечная Система принадлежит всем. А кхамо просто не дадут её уничтожить. И уж ни один из них точно не тронет ни единой пылинки, пока не разрешит группа Артура и Совет Кланов. Плохо же вы нас знаете, Цирил... Новый кордон вообще не войдёт внутрь системы.
-      Я стараюсь... - только и смог пробормотать я, - Кто ж знал, что вы – целый народ святых!?
  Ну вот, опять я сморозил глупость. Касым захохотал, как будто его любимый шайтан щекочет. Наконец, закашлялся, вытирая слёзы.
-      Постучать? – любезно осведомился Артур, улыбаясь, словно людоед.
-      По... ох... По дереву, пожалуйста... Ну, Цирил, вы просто чудо. Народ святых – это ж надо же, а! Вы себе представить не можете, откуда растут ноги у этой святости... По крайней мере, одна нога. Это вам не примианская бюрократия. Пока кланы разбираются насчёт доли участия каждого сколь-нибудь значимого дома в общем наваре с этого дела, ни один корабль с кордона не сдвинется. Себе дороже, видит Отец Истин! Шаг наружу – бросил пост, потерял право на долю. Шаг внутрь... Не приведи Аллах, порвут без промедления. У кхамо тихих жадин не любят... Может, правда, это основы любой святости?.. – мечтательно закончил Касым.
-      Ну вас, - в сердцах сказал я, - С вашими шуточками...
  Шейх полез в доставку за неизменными тарталетками и шербетом (на сей раз настоящим), а я вновь подумал, что мне их, всё-таки, никогда не понять...

  Потом мы опять говорили, спорили и чуть не доходили до ссоры. Час за часом я по кусочкам собирал ясную картину происходящего. Наконец-то я нашёл себе  применение – после восьми лет полубессмысленных чиновничьих занятий! Как будто освобождение воли, пришедшее утром, затронуло и профессиональные навыки – я отчётливо понял, вдруг, что в самом деле нужен этим уставшим, бьющимся в жерновах окружающего безумия, людям. И с утроенной силой ринулся въедаться им под кожу, разносить в пух всё шаткое в их планах, проверять на прочность и ставить под сомнение особо рисковые выплески фантазии. Они, Касым и Артур, были абсолютными тактиками – возможно, гениальными, но тактиками; допусти они хоть малейшую погрешность, и стратегически опытная, натасканная в интригах Прима не даст им ни шанса. В тот день моё знание политики выдержало суровое испытание.
   И в то же время, я постоянно помнил, кто я такой на самом деле: БИНАклон, воспитанный в Хайесте. Просто, в один прекрасный момент это вдруг перестало мешать, словно отодвинулось на потом; как некоторые, слышал, умеют отодвигать на потом боль или усталость. Придёт, и придёт вдвое – но потом...

  Отлаженные на словах варианты я тут же заводил в аналитическую матрицу «Ронделы» (Артур, неуёмная душа, пытался спорить и с ней, но мы с шейхом его уняли). Немного, ох немного получалось линий фрактала ситуации, которые приводили бы к удовлетворяющему всех состоянию. Я посильно моделировал ходы Содружества, Касым – поведение Союза Кланов, Артур (ему было тяжелей всего) – отыгрывал сам себя.
-      Вы должны обещать, - сказал я в один из моментов, - что машина чужих ни разу не будет использована, как оружие – по крайней мере, в социальных разборках.
-      За мной полторы сотни человек, - прошипел Артур сквозь зубы, - Они практически на голой почве. Если продукты, технику и сырьё я по брошенным базам Системы насобираю, то защиты у них, за исключением, как вы заметили, шизолёта, нет никакой. Угадайте-ка, Цирил, чем мы перехватили тот первый залп, что шёл по Земле?
-      Неужели?..
-      Да. Теперь мы её вполне контролируем. Но то, что машинка никогда не будет оружием нападения, я вам клянусь.
-      Ну да, - горько сказал я, - Вы не неизменны и, уж тем более, не вечны... Фридрих Великий был умней вас, когда сказал, что набранная военная мощь – это повод к войне. К слову, он тоже защищал Родину. И Гитлер. И кольцеры в сто пятьдесят втором. Это просто такой способ защищать Родину, я правильно понимаю?
-      Что же вы хотите?
-      У вас одна защита и спасение – разум.
-      Касым тут кое-что говорил о разуме, а вы, Цирил, поддакивали...
-      Хватит! – я вскочил, краем глаза отслеживая необычайно серьёзный и печальный взгляд шейха, - Что вы знаете о разуме? Что мы натворим без него? Одним сердцем действовали те, кто сжёг систему Каракс вместе с её изувером-диктатором...
  Я думал, он мне сейчас голову отвернёт. Двумя пальцами, не глядя – у Артура уже левая, обесцвеченная кисть начала топырить пальцы; а мне было плевать, я знал, что говорю... Шейх Касым протянул руку и сжал плечо Третьяковича так, что тот охнул и обернулся.
-      Что?!
-      Устаньте, Артур, - сказал шейх, и невероятным образом Третьякович утих, опустил голову, сжав её ладонями.
-      Прост
Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #11 - Июнь 7, 2010 :: 3:30am
 
-      Простите меня, Цирил, - глухо пробормотал он, - Я уже просто схожу с ума от всего этого. Конечно, вы правы, дружище...
  А я вдруг начал понимать, похолодев, что за жуткое существо сидит рядом и пытается не застонать от бессилия.
-      Кстати, кто сейчас контролирует машину? – спросил я, чтоб сказать хоть что-то, - Кого вы оставили дежурить на астероиде?
  Ой, зря я это спросил, зря! Спал бы спокойнее.
-      А, с этим порядок, - ответил Третьякович, - Там РОЭ.
-      Кто, простите?
-      РОЭ-517, робот охраны экипажа. Я раскопал его на одном шлюпе. Старая, надёжная модель. Таких больше не делают; этот, возможно, последний.
  Я подавился тарталеткой.
-      Вы оставили робота у супероружия?! Позволяете механизму управлять судьбой системы?!
-      Не понимаю я вас, Цирил, - почти жалобно проговорил Третьякович, - Он же позволяет мне включать и выключать себя? Доверие всегда взаимно...
  Я глубоко вдохнул и медленно выдохнул.
-      Знаете, Артур... Я думал, что самый безумный и непонятный здесь человек – это, всё-таки, шейх аль-Джинния. Признаю свою ошибку...
-      Это что! – мгновенно оживился Касым (вот же вредный старик!) – Вы спросите-ка у него, Цирил, пока есть время: а как он собирается заселять Землю? Вот уж план – безумнее мне никогда не придумать, клянусь Пророком!
-      Так, - сказал я очень спокойно, и вытер отчего-то вспотевший лоб, - Признавайтесь, Артур – как вы собрались заселять Землю?..


                                                                                          Дневник  с-м д/д П 3012
                                                                                          файл Cyril_my.008, расшифровка
                                                                                          личного кода, фрагмент.      

   Приблизительно ко второй половине двадцатого столетия по старому стилю Человечество добралось до двух важных в историческом плане кульминационных моментов прогресса. Первый – набрало военный и промышленный потенциал, достаточный для самоуничтожения. И второй – начало первые осторожные опыты по клонированию.
  Прогресс – саморегулирующаяся система, поэтому его достижения, по обыкновению, работают друг против друга. Так было и в этом случае. Ни в истории, ни в документации не сохранились имена отцов проекта, который многочисленные посвящённые знали под названием «Гнёзда».
  Суть проекта была элементарна: создание на Земле сети из десятков подземных укреплённых убежищ на случай гибели Человечества; оборудованных клонирующей аппаратурой, банком генного материала и базой физиолептических матриц, запасами различного сырья и всего прочего, необходимого на первое время. На случай, если в результате катастрофы не останется никого, «гнёзда» должны были работать автоматически.
  Финансирование проекта обеспечивали те, кто хотел гарантированно в нём участвовать. Чтобы завершить разработку аппаратуры, вести скрытое (из-за опасности возникновения социальных коллизий) строительство убежищ и сбор генно-матричного материала, нужны были громадные деньги и громадные мощности. Богатейшие люди мира и некоторые дальновидные политики не скупились. Они хотели жить; даже после смерти. Особенно - после смерти.
  В десятках и сотнях стран мира действовали тысячи агентов, делающих людям предложение, от которого воистину невозможно было отказаться. Спецаппаратура за несколько минут фиксировала ФЛ-карту, брала генную пробу, и за это ещё и платилось некоторое вознаграждение! Если учесть ещё и постоянно растущую гарантию посмертного клонирования – неудивительно, что агенты «Гнёзд» почти не встречали отказов.
  Разработчики знали: чтобы возрождённое человечество было максимально полноценным и способным к воспроизводству, нужен максимум генного материала. А чтобы выжить на планете – возможно, опустошённой – нужна полноценная биосфера. Исходя из этого, отдельный филиал «Гнёзд» собирал банки животного и растительного мира.
  Прогнозы сулили проекту успешное завершение...

-      ...Один из нас, из группы «Земля» наткнулся на хвосты информации по «Гнёздам», когда копался в информсети Луна-сити.
-      Проект не был завершён? – спросил я, и посмотрел на табло часов. У нас оставалось часа полтора до выхода из скачка, - Я ни разу в жизни о нём не слышал. Или попросту всё слишком засекречено?
-      Нет, - покачал головой Артур, - В том-то и дело, особой секретности не было. Даже агенты ходили открыто. Скрывали только постройку убежищ, чтоб не пугать народ возможностью катастрофы. И я уверен, что проект был очень близок к завершению; по моей информации, было укомплектовано около тридцати «гнёзд» из сорока пяти проектных. А это миллиарда три народу и почти три четверти биосферы.
-      Что же случилось?
-      Угас интерес, - усмехнулся Артур, откинувшись в кресле и закуривая, - Был открыт принцип сверхсвета, и, почти сразу – принцип подпространственного скачка. Началась экспансия, Цирил, потом колонизация – земные катастрофы перестали пугать, Человечество перешло в астральную фазу развития. Проект «Гнёзда» законсервировали, а потом – забыли.
  Он вдруг швырнул едва начатую сигарету в еле успевший раскрыться лючок конвертера, вскочил и зашагал по «каминному залу». Тут же закуривая по новой. Лицо у него было осунувшееся; шейх, кстати, тоже выглядел не самым свежим образом. Только сейчас я припомнил, что они-то, в отличие от меня, наматывают третьи бессонные сутки.
  Артур хлопнул кулаком о ладонь:
-      «Гнёзда» должны были активироваться сами собой, автоматически, едва отгремел катаклизм, мать его! Понимаете, Цирил? Сами начать продуцировать людей и биосферу по записанным в банках матрицам. А раз этого не произошло, могло случиться только одно: готовые убежища не успели или не захотели поставить в режим ожидания, датчики не активированы. Или повреждены схлопыванием. Сами «гнёзда» должны были уцелеть, они слишком глубоко под поверхностью – волна аннигиляции шла не глубже двухсот метров... «Гнёзда» готовы, их только нужно включить – вручную.
-      Так в чём же загвоздка? – спросил я; а сам начал, кажется, понимать, зачем предусмотрительная Прима просила кхамо прочесать земную кору, - Если нужно только включить – включите.
  Артур горько рассмеялся.
-      В Луна-сити были разрозненные упоминания о проекте, не больше. Ни местоположения хотя бы одного убежища, ни кодов активации, если они нужны – ничего конкретного. Я искал в информсетях, но ничего не нашёл. Видимо, сведения глубоко заархивированы, и нужен серьёзный долгий поиск. Не хочется думать, что вся информация попросту давно стёрта за ненадобностью... Это, практически, наш единственный шанс, Цирил. Можно навезти людей из Содружества – но негде взять вторую биосферу.
-      Значит, когда успокоится буча – будем искать, - спокойно сказал Касым, - И как раз вы, Цирил, как знаток протоколов архивной системы, будете особенно полезны.
  Я вздохнул. Вечно они путают «когда» и «если». Типичная ошибка людей с тактическим складом мышления. Но Артур прав: это их, пожалуй, единственный шанс. Хотя...
-      Вы сказали, Артур – «практически» единственный. Были ещё идеи?
-      Не стоит и говорить, - махнул он рукой, - Это из области фантастики. Идея, конечно, - но идея-фикс.
-      У нас тут всё получается из области фантастики, - буркнул я, - Особенно то, что меня-таки первый и последний раз в жизни напоили... Так что излагайте, не стесняйтесь.
-      Видите ли... Наши спецы уверяют, что машина чужих способна работать с информационно-волновыми пакетами любой сложности и организации. Её датчики, отслеживающие приближение опасных сгустков – это, по сути, приёмные антенны, совмещённые с дешифратором. А что такое информволновой пакет?  Если через вас пройдёт импульс излучения, выданный далёким квазаром, вы и не заметите. А импульс, пройдя сквозь вас, понесёт дальше нечто вроде слепка, тени вашей психофизиолептокарты. То же и с магнитными и гравипотоками. То есть, получается, что всё пространство пронизано летящими во всех направлениях матрицами различной чёткости и характера. Наша наука их распознать ещё долго не будет способна. Однако мои ребята утверждают, что машинка с астероида при определённой настройке сможет распознать, уловить и даже расшифровать любую из них. Умели делать технику, гады!
-      И что же это означает?
-      Как что? Задаются параметры пакета, приблизительно соответствующие типичной человеческой  или любой другой матрице и, когда датчики принимают из пространства соответствующий пакет – он передаётся на подцепленный к машине наш научный комп. Такой стоит давно – как бы мы иначе эту дуру изучали? И включали, к слову... И всё. Пакет через транслятор оцифровки передаётся на клонирующий комбайн. Уяснили схему, Цирил? Таким образом, теоретически мы можем ревитализировать любое существо, когда-либо жившее во Вселенной, при условии, что с его тканями справится комбайн.
-      Да уж, фантастичней некуда. Думаю, этот вариант мы оставим на крайний случай, - подавленно сказал я.
  Артур развёл руками.
-      Я предупреждал! Но умозрительно – идея грандиозного, космического размаха, правда?
  Я посмотрел в его глаза – глаза честного, бескорыстного энтузиаста – и не удержался:
-      Знаете, Артур... От умозрительного и космического – один шаг.
-      До чего? – удивился он.
-      До уморительного и комического...
  К чести его, он засмеялся первым.
Наверх
 
 
IP записан
 
Иркэн Клайд
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 18
Re: Я стану тебе вином : фантастика
Ответ #12 - Июнь 7, 2010 :: 3:31am
 
-      У нас мало времени, господа, - напомнил шейх, - Нужно решить последние вопросы. Потом может оказаться некогда.
  Я согласно кивнул, и...
  И обнаружил, что Касым и Артур синхронно уставились на меня, и взгляды у них у обоих вопросительные. Какое-то время я чувствовал себя, как, наверное, чувствует себя подопытное животное на стенде для проверки интеллектуальных способностей.
-      Что это вы, господа, на меня так... э-э...
-      Милый мой Цирил, - развёл руками шейх, - осталось решить только вопрос с вами.
-      И, желательно, несколько иначе, чем это попыталась сделать Прима, - добавил Третьякович.
  Я закрыл глаза и задумался...

  Допустим, обнаруживается, что я жив... Весёлые у меня нынче допущения, нечего сказать! И, тем не менее, допустим – в Департаменте узнают, что залп не принёс результата. Поверят ли мне, что я ни словом не предал Содружество? Не разболтал невесть каких секретов? Изо всех сил старался следовать закону и совести? Оставят ли на службе? А на свободе? А...
  А в живых?
  Был только один ответ на все эти вопросы, и он укладывался в три буквы. Не те, что вы подумали. Хотя, они, наверное, яснее выражают эмоциональную окраску сути.
  Я, действительно, потерял всё, что официально связывало меня с Примой. Сердиться здесь не на кого и не на что; жил-был Цирил Лик – сам виноват... И слишком уж отчётливо стоит в душе ощущение, что бросить этих смешных, сумасшедших, непонятно как сохранившихся со средневековья странствующих самоубийц – я уже не смогу. И, как ни крути, не смогу долго без суетливой жизни Содружества, круглосуточной круговерти информполотен в небесах Примы, морских запахов, наполняющих вечерами набережную Залива.
  А это значит: мне, домоседу, мальчику из угловой спальни левого крыла сорокового этажа общаги Хайеста, (а после – пареньку из комнатки рядом с рабочим кабинетом в Департаменте), который почти ни разу в жизни не ночевал в чужой постели, даже если перед тем занимался любовью с её хозяевами, мне – становиться странником, подобно этим двоим. Но они сделали домом весь мир, и носят его с собой, упрятав в уголок одинаковой, одной на двоих ухмылки – а мне сколько ещё учиться такому лёгкому изгибу губ? Я ведь всю жизнь, сколько её не осталось, боялся и буду бояться посмотреть твёрже и ударить сильнее, чем предписано – не кем-то, а собственным внутренним этикетом...

-      ...Э, да вы совсем загрустили!.. – донёсся до меня из далёкого далека голос Касыма, - Не нужно этого, Цирил; надейтесь на Аллаха. Меня он ещё ни разу не подводил, клянусь Словом Его.
-      Придётся поверить, - улыбнулся я, - Так вы, Артур, готовы приютить на своей базе такого бесполезного в первобытной жизни работника, как дипломат-неудачник?
-      О чёрт, - вздохнул Третьякович, - Мы уже с полчаса уговариваем вас лететь с нами, Цирил – вы только что заметили? Куда ж вам ещё деваться?
-      Я задумался, простите. Кстати, уважаемый шейх, а с вами-то что случилось?
-      Что такое?! – забеспокоился Касым, оглядывая свой наряд, - Не пугайте так, Цирил, милый мой.
-      Впервые за две недели вы в течение дня не выпили ни капли «Розали»!
  Шейх Касым помрачнел и закусил губу.
-      Видите ли, Цирил – та ваша утренняя порция, к стыду и горю моему, была последней на «Королеве»...
-      Ну, Касым, - тронул его Артур за плечо, - Ту пару-тройку месяцев, что решаются внешнеполитические вопросы, вы на Земле перетерпите, а там я сгоняю до ваших баз за ещём. Сейчас нам нельзя будет пока уходить из Системы, вы же понимаете...
-      Понимаю, - с достоинством сказал шейх, - Поэтому дайте мне погоревать перед разлукой со своей возлюбленной... Кстати, если мы всё уже решили – какого шайтана вы, господа, здесь делаете?! А ну-ка марш собирать вещи и готовиться на случай срочной эвакуации с «Королевы». На это у вас, к вашему сведению, осталось сорок минут...
  Я засмеялся и отправился в свою каюту – писать эти строки.
         (далее текст имеет гарнитуру «lacke», кегль 12, курсив):

  Там, вверху, уже стояло моё обыкновенное «до завтра. Цирил», но я стёр его. Столько всего произошло ещё, что файл этого дня я посчитал неоконченным – дописываю его сейчас, спустя некоторое время, и не на «Королеве Улыбок». И на этом, вероятно, прекращу дневник, поскольку та жизнь, что пошла следом… как бы это сказать... ничего, кроме жизни не требует. Она сама себе – комментарий, размышление и анализ. Думаю, Касым с Артуром согласятся, когда мы увидимся… Когда?.. Вот же шайтан – неужто я тоже становлюсь тактиком, и для меня «когда» заместило «если»? Ну-ну...

  ...Пол дрогнул еле заметно, как всегда при выходе. Я в это время уже упаковал «Ронделу» в скрин-кофр, и цеплял на ворот костюма переговорник – Касым попросил; сказал, на всякий пожарный.
  На информе высветился сектор переднего обзора яхты: кусок лежащего на боку Млечного Пути, провал пылевой туманности чуть слева. И корабль, висящий в спокойном дрейфе довольно близко. Касым управлял картинкой из главной рубки, и он приблизил изображение. Мы с Артуром (он у себя, а я у себя в каютах) одновременно сказали «ой-ё!..» Что  сказал шейх у себя в рубке я не разобрал, но явно что-то угловатое. Мы все трое узнали судно. Даже я – трудно не узнать, когда на борту трёхметровыми буквами значится: «Патруль. Особое подразделение Космической Безопасности».
-      Вот идиоты! – в сердцах воскликнул Третьякович, - Они представить себе не могут, что я из них сейчас сделаю на «Параллаксе»...
-      Нет! – оказывается, это сказал я; сам удивился, - Это будет война.
-      Правильно, Цирил, - поддержал меня шейх, - Артур, я запрещаю. На «Параллаксе» - да, но не дерёмся, а уходим. Мои ребята, по всему, давно арестованы, мы им не поможем... Шизолёт возьмёт троих?
-      Как раз под завязку. Полетите в твиндеке, ребята. Касым, я пошёл врубать системы. Жду вас, торопитесь.
-      Не забудь по дороге выпустить карайру! – крикнул Касым, - Она их задержит. А я попрощаюсь с «Королевой» и догоню.
  По коридорам в это время уже гремел гулкий голос: «Яхта «Оскал Джихада», вы арестованы! Не вздумайте сопротивляться. С вас сняты все дипломатические статусы. Даём вам пятнадцать минут на размышление, после чего берём судно на абордаж!..»
  Мы с шейхом столкнулись возле шлюзового лифта. Глаза у него горели; казалось, он помолодел лет на десять.
-      Ага! – зарычал он весело, - С почином в новой жизни, Цирил?!
-      Шейх… а карайра... Артура... не?.. – поинтересовался я, пока Касым закидывал в лифт какие-то пластиковые тубусы.
-      Цирил, - ласково, как слабоумному, сказал Касым,- она на него даже не пискнет. У хищников очень развит инстинкт самосохранения... Чего вы стоите, лезьте!
-      Кошмар, - поражённо сказал я, разглядывая свои пустые руки, - Кажется, я впервые в жизни забыл свой комп! Я мигом, он нам необходим!
-      Нога здесь - нога там! – рявкнул шейх, - Ждём вас три минуты.
  Я ринулся в каюту. Чёрт побери, ведь правда – впервые за восемь лет чуть не забыл «Ронделу»!..   
  В переговорник было слышно, как они, уже на «Параллаксе» ругаются из-за лишнего груза; тубусы Касыма содержали гибернированных райских птиц. Я спешил по коридору, сжимая скрин-кофр, и думая: кому же ещё быть странником, как не мне, чей неизвестный народ давно аукнулся в Лету, мне - БИНАклону...
  Оно пришло, как я и думал, это ощущение, позже – и вдвое.  Я остановился в коридоре, словно громом поражённый. Мне стало вдруг хорошо и легко – стало очень правильно. Я со всей ясностью понял вдруг, что последний шанс Земли – «Гнёзда» - в моих руках. Банк Исчезнувших Наций и его локальная архивная сеть – только там нужно искать сведения по «Гнёздам»! В его архивы не влезть из информсетей, это можно сделать только лично... Ну и молодчага, похвалил я себя; действительно – сам БИН мог возникнуть исключительно на базе документации и идеи «Гнёзд».
-      Вы что, уснули, Цирил? – заорал прямо в ухо переговорник, - Бегом, они сейчас начнут сближение!
-      Нет, - со вкусом сказал я, - Проснулся. Артур, я знаю, где архивы «Гнёзд». Я понял. И я остаюсь. Банк Исчезнувших Наций, вы понимаете? Это последний шанс.
-      Вы с ума сошли, балбес этакий, - на самом деле Артур, конечно, выразился чуть иначе, - Вас там грохнут, и весь шанс! На борт! Ну я сейчас тебе...
  Как обычно, всё спас шейх.
-      Вот же немилость Аллаха, а? Сядьте, Артур, он прав.
-      Я знаю, что он прав – это что, повод оставлять парня кэбам?!
-      Там у него есть шанс – шанс для всех. А так – может не быть никакого. Цирил, мальчик мой?
-      Да? – отозвался я, улыбаясь ему, хоть он этого и не видел.
-      У тебя полминуты, запоминай. Когда – не если, понял?! – когда ты сможешь, вали на Главный Терминал Примы, сектор частных судов. Там всегда готова к старту моя пинасса, курс-автомат на мой транзит – тебя будут ждать, понял! Номер ячейки – числовое значение букв в прозвище Мариам, шифр доступа – моё полное имя! Понял?!
-      Да, Касым! Артур! Увидимся на Земле!
  Видимо, они отчалили – слышимость стремительно гасла.
-      Увидимся – ухи оторву, - «попрощался» Третьякович, остающийся верен своему стилю речи.
А шейх, уже на пределе слышимости, проговорил, словно жалуясь кому-то:
-      Вот шайтан... Ведь мы почти успели стать друг другу вином...
  До сих пор не знаю, что он имел в виду. Наверняка, что-то из ни разу не читанного мной Корана.

  Времени было немного. Я сел на пол прямо в коридоре и распаковал «Ронделу». Размотал кабель конъюгатора, протёр разъём на его конце – довольно зловещего вида штука, честно признаться. Разделся до пояса... Боязливо было делать такое впервые, но это – мой единственный шанс. Иначе – как того безумного программера... Я глубоко вдохнул, зажмурился, стиснул зубы (что бы ещё такое сделать, помогающее от страха?) и всадил иглы разъёма под левый сосок... И абсолютно оказалось не больно – только защекотало где-то в груди, когда на растре высветились слова «конъюнкция начата».
  «Королева Улыбок» вздрогнула, когда в её вакуум-створ влип переходник патрульного катера. Откуда они появятся? Из лифта, или по лестнице? Наверное, по лестнице...
  Неожиданно я осознал, что уже сколько-то секунд на меня смотрят. Смотрела карайра; смотрела шагов с трёх, лениво поводя из стороны в сторону хвостом. Совершенно не уловил, как и откуда она вынырнула... Карайра, не торопясь, отвела взгляд, зевнула – зубов, что звёзд! – и застелилась к трапу...  У хищников, вспомнил я, хороший инстинкт самосохранения... Это, видимо, только у меня его нет...
  Там, куда ушла кошмарная тварь, дико заорали. Что-то грохнуло, блеснули выстрелы. Опять заорали – на пределе визга. Вот, чёрт! Что, интересно, я буду делать, если они с ней так и не справятся? У неё, между прочим, дыхания нет, даже кожного – газом не взять...
  Они таки справились. Уж не знаю, как. Через минуту на трапе показались стволы, за ними – ошарашенные лица двух функционеров и лейтенанта. Один из солдат держался за окровавленное бедро. Трое... Скольких же она... Что ж, они сами выбрали себе работёнку!
  Я улыбнулся в зрачки излучателей. Выглядело, уверен, жутковато; после карайры – полуголый улыбающийся Цирил с вырастающим из груди кабелем конъюгатора.
-      Не вздумайте стрелять, - предупредил я, - Начальство вам ухи оборвёт. Я здесь один, и я, статс-маркер Цирил Лик, конъюгирован со спецмашиной типа «Рондела». Кто-нибудь из вас знает, о чём я говорю?
  Лейтенант, видимо, знал – он кивнул и поднял ствол вертикально, кивнув остальным.
  А я подумал: ну вот, можно и передохнуть. До Примы. День как день. Работа как работа. До завтра? Вчера? Всегда?.. - Цирил...

     (конец дневника Цирила Лика)




                                            ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ  ЗАПИСКА

  Я, функционер патрульной службы КБ, приняв суточное дежурство по судну МХУ-18393, согласно инструкции, проверил камеру №12. арестованный Цирил Лик спал. Командир патруля, Карбыш А. В. запретил конфискацию у арестованного его компьютера, так как при этом арестованный погибнет, а с компьютера сотрётся вся ценная секретная информация.
  Шифр-замок был в порядке. Я пошёл проверять готовность компенскафов, так как судно заходило на посадку в служебный сектор Главного Терминала Примы.
  Вторично я проверил камеру №12 согласно инструкции, спустя час после посадки, когда за арестованным пришёл спецкар. Дверь камеры была открыта, заключённый отсутствовал.
  О том, что компьютер заключённого Цирила Лика способен на эвристический подбор кодовых комбинаций к шифр-замкам, я проинструктирован не был, и виновным себя не считаю...


                                                 ДОКЛАДНАЯ  ЗАПИСКА

  Господин полковник! До официального рапорта, как вы просили, излагаю состояние расследования на текущий момент.
  Сегодня в 03.28 местного времени сработала охранная сигнализация на складе компании «Бомон». Прибывший по тревоге патруль обнаружил на складе нарушителя. Лейтенант патруля узнал в нём уже три дня находящегося в розыске особо опасного государственного преступника Цирила Лика. Не зная о его конъюнкции с «Ронделой», лейтенант открыл огонь. Цирил Лик в крайне тяжёлом состоянии был доставлен в спецгоспиталь, отделение реанимации.
  Узнав у главврача, что состояние Лика критическое, я решился допросить его. Привожу текст особо важного момента разговора:

Я: Я хотел бы задать вам ещё несколько вопросов.
Ц: Неважно... кстати... не лезьте в систему, ради... Аллаха...
Я: Вы что-то знаете об опасности Солнечной Системы? Земли? Можете рассказать мне?
Ц: И скажите Артуру – пусть не волнуется... не ищет...
Я: Не ищет что?
Ц: Не ищет «Гнёзда»... Я узнал... они запустятся сами, когда... датчики убедятся в безопасности планеты... Через два месяца - сами... Всё хорошо, Артур...
Я: Что вы можете сказать о ксеномеханизме? Он всё ещё опасен? Кто им управляет?
Ц: Отправьте наверх мою «Ронделу»... хоть самому Апелле... Там всё есть... Срочно...
Я: Но вы конъюгированы. Скажите код разъединения.
Ц: Я не закончил... конъюнкцию... Испугался боли... Так, воткнул кабель для... для виду... «Рондела» ваша...
Я: Но здесь ещё ваш личный код. Мы не сможем расшифровать, если это ваш дипломатический шифр. Каков ключ к коду?
Ц: Идиоты... это не код... я взломал архивы Банка, я БИНАклон... узнал, кто... имя, семья... родина... и перевёл все тексты в компе... на родной язык... это словенский...
 
  Я задавал ещё вопросы, но подследственный начал бредить, впал в кому и, спустя два часа, не приходя в сознание, скончался.
  Спецкомпьютер отправлен в аналитический отдел, они начали расшифровку. В настоящий момент я веду расследование причин одного неясного до сих пор факта:
  Цирила Лика в секторе частных судов ждала готовая к старту пинасса – это установлено следствием. Он гарантированно опережал оперативный розыск на час-полтора, и с большой вероятностью скрылся бы с Примы, не потеряй он эти полтора часа на складе компании «Бомон».
 
  Какие причины заставили государственного преступника разыскать и с огромным риском попытаться выкрасть со склада компании два контейнера с коллекционным крем-ликёром «Розали»?..


                                                              КОНЕЦ
Наверх
 
 
IP записан
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1