Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Новый перевод! Ким Харрисон "Игры немертвых" (12 книга о Рейчел Морган. Финальная!). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 9 10 11 12 13 14 
Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21) (Прочитано 46129 раз)
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #150 - Ноябрь 12, 2010 :: 10:06pm
 
2.35 ночи. Я поглощала кофе, отталкивая от себя мягкие прикосновения сна. Стоит закрыть глаза, расслабить спину, опуститься на подушки… Сделав еще глоток, я поняла, что кофе не помогает. Черт! Почему она не просыпается? Держать концентрацию, чтобы наблюдать за темным узлом, символизирующим Ронни, оказалось невероятно скучным занятием – в этой пустоте ничего не менялось. На задворках сознания затрепетала пришедшая от Белль мысль, сигнализирующая, что у нее появилось свободное время.
«Почему мертвы все вампиры с первого по четвертое поколение?» - не прекращая наблюдать за Ронни, я задала вопрос, не дающий покоя, - «кроме ветви Вайлда?».
«Это случилось во время краха плана по объединению Европы», - я ждала продолжение, но Белль посчитала, что этой фразы достаточно.
«Почему?» - более настойчиво спросила я. Почему Ронни не просыпается?!
«Это был их собственный выбор», - такой же ничего не объясняющий ответ. Я посчитала тему давно мертвых вампиров менее важной, чем непонятное поведение Ронни:
«Почему она не просыпается?» - образ с темным узлом был отправлен Белль как подтверждение моих слов, - «она слабая, но уже должна была вернуться к жизни?».
«Покажи, как обстоят дела с твоим другом», - меня как будто ударили, когда Белль сменила тему – концентрация полетела к чертям, я мгновенно сбросила сонное состояние. Вот теперь я испугалась за Ронни, - «ma petite, тебе придется смириться со случившимся».
«Смириться с чем?» - я вскочила с кровати и коротко скомандовала, - Эллис! Одеваемся!
Белль не ответила - молча стоя в солярии, она думала о том, что сегодня не успела начать просмотр моей жизни. То есть, совсем не на интересующую меня тему.
- Быстрее, - прорычала я камеристке, которая возилась с застежками платья, - «Белль, что произошло с Ронни?! Она пострадала из-за нас?».
Господи! Наконец-то! Эллис закончила шнуровать обувь. Я дернулась было в сторону двери, но встала как вкопанная с чувством, как будто что-то забыла. Так и есть! Я вернулась и подхватила за ремень винтовку, мое и только мое оружие.
- Пошли! – бросила я в сторону Эллис и побежала на Территорию.
Я переставляла ноги, смотрела по сторонам, поправляла ремень на плече – но все внимание было направлено на мысли Белль. Но ее занимала совершенно неинтересная  проблема: она переставляла дела таким образом, чтобы выделить больше времени для меня.
Охранники присоединились к своим собратьям – возле входа в зеленый коридор теперь стояло шесть вертигров. Эллис я оставила в их компании.
«Зачем ты таскаешь на себе оружие?» - удивилась Белль, в полной темноте разглядев винтовку - я почувствовала себя уязвленной, - «отдала бы слугам».
«Потому что я так хочу. Это никому не мешает. Я чувствую себя более уверенно», - наконец я нашла правильное объяснение и мягко, сдерживая нетерпение, задала главный вопрос, - «что с моей Ронни? Прошу, ответь!».
«Если я расскажу, то тебе придется действовать», - Белль говорила очень уверенно, - «и сделать неприятный для тебя выбор. Подумай, прежде чем ответить».
В ее словах я уловила еще один смысловой уровень: Белль уже знала, что я отказалась узнать прошлое Эдуарда? Что могло случиться в Сент-Луисе? Или… кажется, я догадалась, из-за чего она была такой покладистой весь день! Я не отступлю!
«Показывай», - я встала рядом с ней, чтобы не создавать эффект противостояния. Усилием воли я сжала свои эмоции и отбросила их от себя, подготовилась к плохим новостям, - «я готова».
«Вчера, в 8 утра, еще до твоего пробуждения, я заметила странность – несколько часов Ронни испытывала сильнейшие эмоции, но не звала на помощь. Затем она погасла - как будто умерла. В тот день она так и не проснулась, но я списала это на раннее утро. Сегодня Ронни ожила упырем».
Упырем? Несколько раз я про себя повторила это слово, не в состоянии применить его к Ронни. Всегда веселая и оптимистичная, немного сумасбродная, упертая, когда ненужно – моя Ронни не может стать упырем, думающим только о крови безумным существом.
«Как это могло случиться?» - не желая принимать страшную правду, безучастно спросила я, - «она ведь дала клятву Жан-Клоду».
«Всего две причины могли стать тому причиной: смерть Мастера, из-за чего молодой вампир теряет клятву и становится безумным. Или слишком большой шок – боль или эмоция – в этом они еще напоминают людей».
«Но Жан-Клод жив», - постепенно, капля за каплей, меня наполняла ярость, - «то есть, он что-то с ней сделал, из-за чего Ронни стала такой?!».
Молчание Белль подтвердило правильность моего предположения, и тогда я заорала.
- Да как он посмел! – боль от вонзившихся в ладони ногтей прошла на границе сознания, - как он мог так поступить!
Белль потянулась, чтобы погладить меня по щеке – одним движением я отбила ее руку. Тогда она встала сзади меня и обняла, положив голову мне на плечо. Меня трясло от злости.
«Что мы можем для нее сделать?» - кусая губы, выпалила я вопрос.
«Позволить окончательно умереть», - печально ответила Белль, но это было не все: за эмоцией она пыталась скрыть какую-то информацию.
«Не ложь», - я говорила медленно, отчаянно соображая, как правильно выразить мысль, - «но и не вся правда. Мы можем исправить ситуацию?».
Я спрашивала и утверждала одновременно – черт, я не отцеплюсь, пока не получу объяснение! Насколько не знала, был только один способ вернуть сознание упырю, и мы использовали его с Дамианом. Почему Жан-Клод не поступит так же с Ронни?
«Твоя подруга еще не стала вампиром полностью. Несколько первых месяцев под влиянием вируса идет изменение разума человека, позволяющее ему нормально функционировать в новых условиях. Ронни не прошла этот путь, оказалась подавлена вампиром и заперта в своем теле. Мы еще не восстановились после эксперимента, поэтому не будем ей помогать - для нее было сделано достаточно. Это мое решение, которое не обсуждается».
«Но…» - я попыталась возразить.
«Тебе придется привыкнуть терять близких – ты больше не человек и проживешь намного дольше, чем люди, кого ты знаешь. Это жестокий и необходимый для тебя урок….».
«Ты не…» - я не могла отступить, не могла так поступить с Рон. Тогда же я почувствовала, что  мои слова не доходят до Белль – она перестала меня слышать.
«… который ты пройдешь до конца. Я не знаю, что именно сделала Ронни, но уверена, что твоя подруга забыла про наш приказ. Жан-Клод не обладает железной выдержкой, но даже его вывести из себя сложно. Анита, забудь про нее – думаю, уже завтра Жан-Клод поймет, что морить упыря голодом так же бессмысленно, как и заливать кровью, и решится прекратить страдания Ронни. Успокойся, возвращайся к себе и ложись спать. Это все!». 
Она отпустила меня и сделала шаг в сторону, с ничего не выражающим лицом наблюдая за морем.
- Вот так, значит?! – прорыдала я, возмущенная тем, что Белль проигнорировала мои слова и позволила Ронни погибнуть, - так просто?!
Я взмахнула руками и брызнула на нее кровью, скопившейся в ладонях. Белль чуть наклонила голову и плотнее сжала губы – через метки хлынул поток силы, смешанный с ее жаждой прикосновений. Это сбило с ног: я медленно опустилась на пол, чувствуя боль от зарастающих порезов на ладонях и сводящее с ума возбуждение.
- Будь ты проклята, - прошептала я, когда она прекратила. Я поползла, пытаясь оказаться подальше от Белль. Через мгновение вернулся контроль над телом, и удалось встать. Неуверенной походкой я пошла к спуску из солярия. 
Бросив один взгляд, Эллис тяжело вздохнула - наверное, не понравилось выражение моего лица. Сначала я быстро зашагала от солярия, но остановилась, прижав тыльную сторону ладони ко лбу. Что же делать? Я смогла понять, что Белль знает, как помочь Ронни, но не хочет этого делать по какой-то причине. Все, что говорилось про урок, было полнейшей чушью. Чего Белль хотела добиться на самом деле? Чтобы я возненавидела Жан-Клода? Ладно, это сейчас неважно – нужно было убедить ее вмешаться в судьбу Ронни еще раз. Но как? Сказать, что отношение к Жан-Клоду не изменится? Это станет ложью, о которой Белль узнает до того, как я успею открыть рот или подумать. Что я уже ненавижу его? Тогда логичнее позволить ситуации дойти до конца – я гарантированно буду невероятно зла на Жан-Клода.
Идиотское платье! Я вся вспотела! С истеричным смехом я приложила автомат ко лбу, пытаясь немного охладиться. Блядь! Что же делать!
Забрезжила идея - но я абсолютно не была уверена, что поступлю правильно. Но я не видела другого выхода - либо я сейчас переломлю ситуацию и заставлю себя слушать, либо Белль всегда будет игнорировать меня в спорной ситуации.
- Где беседка…? – я махнула рукой Эллис, когда поняла неважность вопроса. На Территории розы росли везде. Первые две клумбы меня не устроили – а вот третья была заполнена высокими розами с толстыми стеблями, покрытыми длинными жесткими шипами. В самый раз. Я рвала их, перекручивая стебли возле корня. Кровь из рассеченных рук попадала на розы, землю, на рукава и подол моего платья - я зло смеялась, вдыхая медный запах. Тринадцать? Отличное число. То, что я пахла кровью – отличный результат. Букет получился великолепным. Достойным Белль. Обильно покрывающая букет кровь некроманта сделала его поистине королевским. Теперь я была готова к разговору. 
Я проверила, где находится Белль: она покинула солярий и быстро двигалась к резиденции. Нужно было ее перехватить – левой рукой я прижала к себе цветы, правой подтянула платье и побежала по параллельной дорожке. Блин! Автомат тяжело хлопал по бедру – я прижала его локтем правой руки. Быстрее!
Удалось догнать ее на площадке перед резиденцией. Белль остановилась и резко обернулась, когда ветер донес до нее запах крови. Я медленно пошла навстречу – охранники расступились, освобождая путь.
«Анита!», - я видела, что Белль перебирает варианты, решая, как со мной поступить. Она уже поняла, что я задумала и была озадачена моей идеей, - «это бессмысленно».
«Я хочу подарить тебе цветы», - я опустилась перед ней на колени, - «тебе ведь никто не дарит цветы?».
Я протянула ей розы. Белль убрала руки за спину. Тогда я отбросила букет в сторону.
«Помоги мне», - я попыталась убрать из голоса требовательные нотки, но получилось плохо, - «пусть ты и не обязана, помоги спасти Ронни. Ты знаешь, как это сделать».
«Твое самоунижение радует», - Белль начала злиться, - «но ответ не изменится. Вернись в свою комнату и ложись спать!».
Она отвернулась от меня и пошла в сторону дома. А я осталась сидеть на коленях, оглушенная, не в состоянии смириться с тем, что все так закончится. Я покосилась на автомат и убедилась, что он находится в режиме одиночной стрельбы, затем стала ждать – Белль отдалилась на один шаг, два, три… Я сосредоточилась на своих эмоциях, я оплакивала Ронни – и сдерживала себя, не позволяя подумать о чем-то еще.
Пять. Шесть. Семь. Теперь можно. Я закрыла глаза и сделала это – быстрее, чем Белль успела прочитать мысли и добежать до меня. Ударило порывом ветра, когда я приставила ствол к ладони левой руки и спустила курок. Наверное, Белль увидела намерение, зародившееся у меня в мыслях, потому что сразу же после выстрела оружие вырвали из рук. Через мгновение пришла боль - я громко заорала, резко наклоняясь вперед и сжимая раздробленную ладонь. Кажется, меня тошнило.
Боль стала утихать – я так обрадовалась этому, что почти отступила от своего плана. Но Ронни… вспомнив о ней, я открыла глаза – Белль нависала надо мной, коленями встав на грудь и сжимая мне горло. Она была в бешенстве, кипела, как перегретый котел – почти теряя сознание, я подняла поврежденную руку и провела остатками ладони по ее подбородку. Я вспомнила Ашера, извлекла из памяти ощущение, с которым просила его не останавливаться. Требовала, чтобы он довел меня до конца – и мне было безразлично, буду ли я жить. Я отправила воспоминание через метки, дополнила его мечтой о клыках Белль, впивающихся в горло, и меня охватывает восторг от попавших в кровь эндорфинов.
Она удержалась – я видела, что Белль парализована выбором между желанием выпить меня и запретом, который установила сама для себя. Тогда я второй раз в жизни применила некромантию к связанному со мной вампиру – выпустила свой талант на Белль, и тихо шепнула, чего от нее хочу. Столкнула ее с равновесия. Ее лицо скривилось в мучительной гримасе, она жалобно простонала. Белль за волосы вздернула меня вверх, ее рука отогнула голову влево и клыки вошли в кожу.
Исчезла боль. Стал таять окружающий мир – становился невидимым, скрывался за белым туманом. Я ждала и надеялась, что смогу удержаться и под влиянием вампирского яда не забуду остановиться вовремя.
В висках стали отдаваться удары сердца, зашумело в ушах, я стала задыхаться  - я решила, что достаточно потеряла крови. Тогда я разрешила своему суккубу меня спасти – ардеур вспыхнул, жидким пламенем растекаясь по телу Белль. Она замерла, обрадовалась, что появился выбор, и ответила мне. Касание ее губ испачкало мои губы в крови, жесткая хватка стала нежным объятием. Здоровой рукой я задрала на ней платье, пальцами раздвинула влажную кожу и проникла внутрь. Прикосновения к моим губам прекратились, ардеур в тот же момент стих – от удивления я открыла глаза.
Белль смотрела на меня – она уже пришла в норму и сейчас решала, что со мной делать. Она встала. Шагнула от меня. И повторила процедуру, проделанную в солярии. Я заорала, чувствуя, как рука и правая половина шеи опускаются в кипяток – но сейчас не было ничего, что уменьшило бы боль. Издавая громкие вопли, я каталась по земле – я разрыдалась, когда Белль посчитала, что вылечила меня достаточно.
- Приведи себя в порядок и будь в моей комнате через двадцать минут, - отчеканила она и ушла, не оборачиваясь. На ходу она протянула мое оружие одному из следующих за нею охранников.
Наверх
« Последняя редакция: Ноябрь 24, 2010 :: 8:08pm от lok7 »  

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #151 - Ноябрь 12, 2010 :: 10:06pm
 
Перебарывая тошноту и головокружение от слабости, я смогла встать на колени – я часто дышала, опираясь на руки. Я не могла встать – Белль вылечила меня, но при этом забрала все силы, накопленные во время «вечернего развлечения». Я поняла это и бессильно заплакала – как я смогу быть у нее через двадцать минут?
Разве я пришла сюда одна? Появилась надежда, когда я вспомнила про слугу.
- Эллис, - я коротко крикнула в темноту и резко зажмурилась, не позволяя извергнуться содержимому желудка. Я застонала, сжимая виски – голова разрывалась от боли. Похоже, я потеряла слишком много крови. Отлично, теплые руки обхватили меня и помогли встать на ноги, - в дневную комнату.
Она что-то сказала на французском. Я попыталась понять, хоть на секунду очистить разум от накатывающей волнами боли. Она сказала, что я не могу идти?
- Как угодно, - прошептала я и закашлялась. Приоткрыв губы, я сплюнула слюну. Я вздохнула и сказала с нажимом, - неси, тащи, но я должна оказаться в комнате через пять минут.
Эллис поддерживала меня за плечи,  я честно пыталась переставлять ноги – наверное, я делала это слишком медленно, потому что она перехватила меня и поволокла. Я чувствовала, как зацепляются за край плитки задники сапог. Пришлось закрыть глаза, так как от мелькания стен вокруг начинало сильнее тошнить.
Я очнулась, сидя по грудь в горячей воде.
- Сколько прошло времени? – я схватила Эллис, стоящую рядом с ванной, за руку и подтянула ближе к себе. Цифры, цифры… я тщательно вслушивалась Десять или пятнадцать минут? – Эллис, скажи помедленнее!
Она сказала, по слогам. Десять. Прошло десять минут. Я потеряла сознание всего на пять-шесть из них. Я была раздета и сидела в горячей воде – это хорошо, теперь я не вырублюсь в любой неподходящий момент. Но была одна проблема…
- Эллис? – мой голос был переполнен подозрением. Нужно было срочно восполнить силы, и сделать это я могла только двумя способами. Высушить кого-нибудь с помощью способности Обсидиановой Бабочки или накормить ардеур. Но я была уверена, что Эллис при всем старании не сможет найти ни одного донора. Или сделает это слишком поздно. Я тихо засмеялась – вот чего от меня хотела Белль. За секунду она придумала наказание – как бы я не поступила, придется сделать что-то, чего я делать не хочу. Я поднялась из воды и уже утвердительно произнесла, - Эллис, помоги перебраться в кровать.
Пришлось одеваться самой – похоже, Эллис впервые испытала ардеур. Или я была слишком опустошена. Независимо от причин, я оставила погруженную в полубессознательное состояние служанку на своей кровати. В спешке я натянула на себя платье, покрутилась, не зная, как застегнуть молнию. Наконец получилось это сделать, хитрым образом изогнув руку. Я натянула сапоги, поправила платье, и побежала к Белль, остро ощущая ускользающее время. Я старалась не думать об Эллис – в какой-то момент я потеряла контроль и постаралась забрать как можно больше ее жизненных сил. Я повторила еще раз: она придет в себя. Обязательно.

«Ты согласишься на мою помощь, если я объявлю условия потом?» - Белль переоделась в белоснежное, с золотистыми звездочками платье и с улыбкой, за которой чувствовался злой оскал, смотрела на меня. Разумеется, моя одежда осталась покрытой кровью, потому что Эллис не успела принести другую. Она ничего не смогла бы успеть.
«Подарок не понравился?» - я меланхолично ответила вопросом на вопрос, - «я старалась сделать его идеальным для тебя. Романтическая обстановка, цветы, много крови…».
«Прекрати балаган!»  - ледяным голосом оборвала меня Белль, - «ты знаешь, что поставила наши жизни под угрозу. Хочу напомнить – ребенок больше не защищает тебя, поэтому ты можешь отправиться в наркотический сон очень и очень надолго. Год, два – ты вряд ли будешь осознавать себя, когда проснешься. Для меня нет никакой разницы, как поступить – все, что ты можешь дать, я получу от тебя и в виде бессловесн…»
«Тогда сделай это прямо сейчас, потому что я не буду спокойно смотреть, как по моей вине умирают дорогие мне люди! Придется держать меня во сне вечность – после такого ты никогда не сможешь мне доверять. Потому что… - я сглотнула слюну, - … тогда я сделаю все, чтобы тебя убить - даже если потом пожалею. Любым способом».
«Ты принимаешь условие?» - своей мыслью Белль показала всю скуку, которую на нее произвела моя угроза, - «только да или нет».
Я вздохнула. Белль, не стесняясь, ставила перед выбором: жизнь Ронни или все, что она сможет придумать.
«Это несправедливо», - я попыталась выиграть время, - «как можно решать, не зная о плате?».
«Какое это имеет значение?» - она улыбнулась, - «в любом случае тебе не понравится моя идея».
«Я уже выполнила одно твое условие!» - в качестве подтверждения я отправила ей полные животной похоти воспоминания обо мне и Эллис, - «переспала со служанкой - все так, как ты задумала. Что ты хочешь еще?».
Белль потянулась, подняв руки над головой.
«Разве это условие? Твой поступок был нужен тебе, а не мне. Анита, время идет – Жан-Клод может решить, что завтрашней ночи ждать необязательно, и…», - Белль посмотрела на меня и со злостью закончила фразу, - «… мне это уже надоело. Ты либо соглашаешься, либо нет. Dixi!».
Я села на пол. Наклонилась вперед и лбом прижалась к холодному камню. Что она может потребовать? Только то, с чем я буду не согласна. Но что?
«Всего одно условие?» - не меняя позы, тихо спросила я.
«Одно условие и одно обещание», - Белль выпустила радость, доселе скрываемую под негативными эмоциями, - «ну же, соглашайся, я потребую от тебя малость, пустячок. Ты же знаешь – ничего такого, что навредило бы тебе».
«Если это будет что-то невыполнимое…», - с угрозой сказала я, - «допустим… хорошо!».
И быстро подняла глаза, чтобы увидеть ее реакцию. Белль довольно смеялась.
«Ma petite, с тобой стало очень тяжело играть», - она указала на кровать, - «в некоторые моменты я жалею, что полностью нас объединила. Бери подушку и садись на свое место».
Я села у нее в ногах, положила руки на ее бедра, и все равно вздрогнула, когда теплые руки обвились вокруг моей головы.
«Будет больно», - предупредила Белль, объединяя метки - «и я не смогу тебя прикрыть».
Мы отправились к дереву потомков.

«Анита. Внимательно слушай. Ты знаешь, что я создаю иллюзии – но ты также должна знать, что любой вампир может создать нечто подобное. Это часть его природы, проистекающая из способности человека обманывать самого себя, выдавая желаемое за действительное. Сейчас ты отправишься в иллюзию, созданную человеческой частью разума Ронни в попытке защитить себя. Для меня это способ уничтожения незаконно созданных вампиров – погруженные в бесконечный кошмар, они не могут проснуться. Единственное, чем им могут помочь создатели - убить их. Жестокий урок. Поэтому есть сложность», - Белль была напряжена. Ее ладони мягко погладили по лицу, - «я сталкивала их в созданный мной кошмар, но никогда не возвращала обратно. Я бы не рискнула делать что-то подобное самостоятельно – слишком велика опасность остаться в иллюзии».
«Как же я?» - спросила я, испуганная перспективой навсегда остаться в чужом разуме. Или, пока Ронни не умрет окончательно.
«Я смогу чувствовать твои эмоции, и призову тебя, как уже делала это раньше. Если это не сработает, Жан-Клод получит приказ уничтожить тело Ронни, и ты вернешься ко мне. Ты готова? Впрочем, неважно».
Я помчалась по черному тоннелю, получив сильнейший волевой пинок.

Туман. Его белые вязкие хлопья висели в воздухе. Я стояла в нескольких шагах от сплошной стены, распространяющейся влево и вправо, насколько я могла видеть. И что здесь делать? Я осмотрела себя – осталась та же одежда, в которой я была в комнате Белль. Небо было… белым. В итоге я решила именно так назвать цвет, в который была выкрашена плоскость над головой. Плоскость, не сфера. Под ногами, я внимательно всмотрелась, тоже был туман, только черного цвета. Я подошла к белой гадости, из которой была сделана стена, и погрузила в нее руку. В первые секунды это было прикосновением сырой одежды – мерзким и липким - следом пришла боль. Кислота, кипяток, расплавленный металл – все вместе это обрушилось на мою руку. Я отпрыгнула и упала на задницу, подняв руку вверх, с радостью чувствуя уменьшение болевого эффекта.
Так. Вернув способность мыслить, я поняла, что пострадала только обнаженная часть руки – значит, воображаемая гадость воздействует только на то, что я сама позволяю… или так думает Рон. Если только она устанавливает правила, дело плохо – в этом тумане я забуду обо всем через несколько шагов. Я спрятала руку в рукав и попробовала еще раз. Как я и думала, одежда блокировала туман. Я отошла назад и провела ревизию снизу вверх: сапоги, платье, трусы, лифчик. Я разделась.
При внимательно осмотре я решила, что платье можно разделить на два – с внутренней стороны шла подкладка, которую можно было использовать как еще одно платье. Очень осторожно я стала отделять шелковую ткань
«Интересно, время здесь идет так же, как в реальном мире?» - я аккуратно поддевала нитки воротника ногтем, обрывая одну за другой, - «надеюсь, что так же, иначе я очень надолго застряла. Ну, Рон, я тебе устрою, когда найду. Как Белль узнает, что я нашла Ронни?» - я прекратила отрывать подкладку и серьезно задумалась, - «что, если Белль избавилась от меня таким образом? Сейчас она прикажет Жан-Клоду убить Ронни, и я умру вместе со своей подругой», - на мгновение чувство острого разочарования наполнило меня, отчего я отбросила от себя тряпки, - «с другой стороны, я просто умру, уйду в темноту. Белль достанется оболочка без воли, желаний и эмоций – овощ в виде человеческого тела. Да, Белль останется иммунной к солнечному свету – ну и что? Даже если добавить к этому теоретический иммунитет к святым предметам? Нет, она не будет действовать настолько примитивно – иначе исчезает весь смысл предыдущего месяца. Я нужна ей в своем нормальном состоянии – даже если способна разозлить, как никто другой», - в коротком мысленном монологе я успокоила себя и продолжила делать защиту для головы. Мысли перепрыгнули на Ола, - «он же фейри? Есть куча легенд, в которых они утаскивают человека и тот возвращается через несколько столетий, не понимая, что произошло. Может ли он превратить два часа, например, в год? Нет, вряд ли, Белль не позволит ему забрать меня на год реального времени. А если эти два часа станут годами только для меня и Ола?» - я приостановила деятельность, напуганная мыслью, - «нужно будет спросить об этом Белль», - успокоила я себя и продолжила разрывать нитки.
Платье я надела на себя. Подкладкой замотала голову, оставив только узкую щель напротив глаз. В этот момент я возблагодарила Белль, выбирающую платья, полностью закрывающие тело. Я сказала спасибо Сели, которая выбрала классический лифчик и такие же трусы, закрывающие большую часть задниц. Правой руке достались трусы, левой лифчик – я невесело улыбнулась, вспоминая доставшиеся на ее долю испытания.
Я вошла в туман, подавляя в себе сомнения, что мой трюк с одеждой сработает. Я  замещала их мыслями о чем угодно – блуждая в белой мгле, я представила, что встречаюсь с Жан-Клодом во время путешествия по Америке. То, что я поехала в путешествие вместе с Белль, было само собой разумеющимся…
Так! Я заметила определенную систему – если встать определенным образом и прищуриться, становилось заметно, как изменяется освещенность слева направо. И плотность тумана, добавила я к наблюдению. Там, где светло, я уже была. Значит, стоит пойти в темноту, туда, где туман становится вязким, как кисель. Я наклонила голову и пошла вперед, расталкивая плечами туман, чем дальше, тем больше становившийся ощутимой преградой.
Туман расступился ослепительно белой, как будто из полированной кости, плетеной стеной. Я пошла вдоль нее, так как чувствовала твердость, когда пыталась пройти напролом. Я шла так долго, что мне надоело – я уже было замахнулась ногой, но вовремя вспомнила, что тогда оголится часть ноги, и я покачусь в туман, потеряв разум от боли – пытаясь сбросить липкие прикосновения, я буду все больше лишаться одежды, и в итоге погибну.
Очень осторожно поправив юбку, я посмотрела на кулак правой руки. Попробуем. Я размахнулась и ударила в стену – черт! Она была как туман, просто более плотный – рука прошла насквозь! Без колебаний я размолотила стену, сделав достаточный для себя проход. Я шагнула внутрь и выругалась вслух: Ронни, обнаженная, стояла как при отжимании, опираясь на пальцы рук и ног. Она беспрерывно плакала – слезы проложили дорожки по щекам.
«Белль, ты … сууукаа», - прошептала я  в надежде, что она услышит. У Ронни, как и у незаконно созданных вампиров, не было ни малейшего шанса спастись. Никто из них не смог бы выйти из кошмара и сохранить рассудок. Внутри костяного шатра было белых косм тумана, поэтому я размотала с рук трусы и лифчик и бросила их на пол. Я подошла к Ронни сзади и, обхватив ее тело руками, перенесла ее на материю.
«Ты здесь?» - Ронни дернулась, чтобы развернуться, но я сильнее сжала руки, удерживая ее.
«Замри!», - я приказала, не раздумывая, - «просто ничего не делай».
«Белль!» - через метки я  обратилась к ней, напрягая всю волю. Прошел холодок от мысли, что она бросит меня здесь, и мы с Ронни проведем последние часы, распределяя тряпки.
Через мгновение я и Рон висели в темноте – еще через одно вокруг стали проявляться стены комнаты Белль. Ронни была в каком-то странном пальто и джинсах, я осталась в том же виде, в котором была внутри ее иллюзии – замотанная в тряпки. Я сбросила их на пол, и они исчезли.
Ронни равнодушно посмотрела на меня и села на пол. Она закрыла глаза, обхватила себя руками и стала покачиваться влево и вправо – в полной тишине. Грудь была неподвижна – она не дышала.
«Она не может поверить, что происходящее сейчас реально», - подсказала Белль, - «сделай что-нибудь необычное. Шокируй ее».
Я задумалась. Потом попыталась влепить пощечину – Ронни уклонилась неуловимым движением и тут же вернулась в прежнее положение.
«Блин!» - я выругалась, чувствуя, что смертельно устала, что почти подошла к грани, переступив которую, начну орать без остановки, – «Белль, просто скажи что сделать. Ты обещала».
Через метки я отчетливо видела ее желание поиграть еще, помучить меня за все, что я сделала вечером – но сейчас оно скорее напоминало последние порывы ветра после грозы. Белль была довольна собой – и я все еще не понимала причину. Дело в моем согласии на какую-то задуманную аферу?
«Твоей подруге нужны приятные эмоции и ощущения – плохие стали настолько привычными, что она не отличит их на общем фоне. Сейчас она ждет, когда вернется боль».
Наверх
« Последняя редакция: Ноябрь 24, 2010 :: 8:14pm от lok7 »  

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #152 - Ноябрь 12, 2010 :: 10:09pm
 
Интересная задача. Я недовольно простонала – Белль свела все к тому, что делать... совершенно не хотелось. Я зевнула, потерла глаза и подошла к Ронни. Обняв ее, я остановила ее равномерные движения – и выпустила на Ронни своего суккуба. Я немного поддалась ему – села на колени возле Ронни и начала терзать ее губы поцелуями. Я почувствовала, как от Ронни потекла ответная волна тепла. В местах соприкосновений кожа вспыхнула ощущением, очень похожим на наш с Белль эффект.
Ронни задергалась, и я медленно отпустила ее – Белль пропустила через нас поток силы, заставивший вернуться на место наших суккубов. Я встала, сжимая руки у нее на плечах, и внимательно вгляделась в лицо: она напрягла губы, как будто хотела что-то сказать, но вместо этого сделала глубокий вдох. Тогда она встала и прижала меня к себе, очень сильно – я поморщилась от мгновенной боли и услышала шепот.      
«Больно. Там не было ничего, кроме боли. Сначала я пыталась выбраться, но везде были стены. Если я дотрагивалась до них, то…», - она сильнее меня сжала и расплакалась. Она рыдала с закрытыми глазами, - …все во мне взрывалось – боль становилась настолько сильной, что я забывала обо всем. Поэтому я нашла место, где смогла уменьшить ее, и осталась там. Анита, там было страшно, очень страшно - но я держалась, заставляла себя помнить, кто я. Когда ты пришла», - Ронни подняла голову и, не отрывая взгляд, стала смотреть мне в глаза. По ее лицу текли слезы, но она говорила, не замечая их, - «я думала, что все. Что я больше не выдержу. Еще немного и я бы перестала контролировать себя - со мной случилось бы что-то, что оказалось бы хуже смерти. Но ты пришла».
Прошептав это, Ронни положила голову мне на плечо.
«Я думала, что, изменившись, получу больше свободы. Что, если  избавлюсь от всего человеческого, перестану быть связанной обязательствами. Если бы я знала, что меня будет контролировать любой, кто пожелает. Я хотела другой жизни, думала, что сама буду выбирать, что делать, и что получила? Стала рабыней, сексуальной игрушкой для любого, кто сильнее – без какого либо права голоса. Анита, почему все так несправедливо?».
Не отвечая, я молча ждала, когда она успокоится и перестанет всхлипывать. Я сильнее прижала Ронни к себе, чтобы погасить конвульсии, охватывающие ее тело. Она расслабилась и вытерла глаза.
«Поче…?» - она попыталась произнести вопрос требовательно, но снова залилась слезами, не успев завершить слово.
Я дождалась, когда ее тело перестанет вздрагивать.
«Ронни!», - пока я слушала ее, то все больше понимала, что моя подруга так ничего и не поняла. В гостинце я предупредила о том пути, который она хочет выбрать – слова прошли мимо. Я четко видела, что придется быть жестокой. Действовать так, чтобы Ронни осознала свое новое положение. Я сбросила ее руки и толкнула в плечо, усаживая на кровать. Резко и сильно, чтобы прервать сеанс жалости, который она для себя устроила. В моем голосе не было эмоций, когда я продолжила, - «о чем ты думала?!».
Ронни сидела, спрятав лицо в ладонях. Она не ответила. Я чувствовала, во мне растет желание успокоить ее, сказать, что все будет хорошо, что она самая красивая и умная. То, как я поступала всегда. Так же я понимала, что теперь у меня нет такого права – оставляя ее в плену иллюзий, я причиню ей вред.
«На что ты надеялась?!» - я заняла немного силы у Белль и вложила ее в слова, - «отвечай!».
Ронни судорожно вздохнула, когда слова хлестнули ее
«Не знаю», - прошептала она, - «я представляла, что ты будешь со мной и поможешь».
Я быстро заговорила – убирая из голоса сочувствие и жалость, я заменяла их  жестокостью.
«Ронни!» - я взяла ее за подбородок, - «открой глаза!».
Она повела головой влево, пытаясь отвернуться, но я сильнее сжала руку и заставила смотреть на себя.
«Почему ты не выполнила наш приказ?» - мои слова несли в себе обвинение и обещание наказания, - «отвечай!».
Белль транслировала ее мысли и чувства, поэтому я почувствовала ужас, страх и стыд, охватившие Ронни.
«Я не помнила про тебя, про Основательницу, про приказ. Никто не напомнил», - Ронни было стыдно, она искренне недоумевала над тем, как такое могло с ней случиться, - «а сама я не могла вспомнить. Это ведь очень важная вещь, а я забыла про нее. Сейчас, когда ты об этом сказала, я сразу вспомнила приказ и момент, когда забыла: когда проснулась на следующее утро после клуба. Тогда мои намерения переключились на идею, что я ненавижу Жан-Клода и хочу освободиться – все действия и мысли были направлены на выполнение этого желания. Я не могла остановиться и обдумать, что делаю. Здесь, с тобой, я могу мыслить как раньше, когда еще была человеком. Но в своем теле я по другому думаю», - она обреченно выдохнула и, в первый раз посмотрела на меня, не пытаясь отвести взгляд, - «Анита, я не могу себя контролировать, как бы ни пыталась – после возвращения мне покажется, что все нормально, но это будет самообман. Я снова зависну на какой ни будь нелепой идее и, пока не выполню ее, не…».
«Остановись!» - я прервала Ронни, так как немного поняла, о чем она пытается сказать. Через метки я спросила Белль, - «это правда? Такое возможно?».
«Конечно, правда», - ответила Белль, и вместе со словами просочились эмоции – она была очень довольна. Но сейчас было не до того, чтобы гадать над причиной, - «ты хоть раз видела только что созданного вампира?».
Я вспомнила Элли Квинлен – семнадцатилетнюю девушку, обращенную своим вампиром-любовником. Потеряв создателя, она обезумела – превратилась в несчастное существо, перемещающееся на четвереньках. Я убила вампира, который сделал это, и позже использовала Элли, чтобы освободиться и не стать одной из них – она не пережила этого, к сожалению.
«Даже видела вампира, потерявшего Создателя», - ответила я, в глубине души радуясь, что Белль не комментирует воспоминания, - «то есть, с Ронни все не так плохо?».
На самом деле, была еще одна мысль, но я не стала ее озвучивать – какого черта никто мне об этом не сказал? Белль знала, что у Ронни будут проблемы, если отделить ее от Джинджер, но допустила это. Один из вариантов ее плана по дискредитации Жан-Клода? Замечательно придумано – ничего не делая, создать ему проблему: чтобы ни произошло, виновен будет Жан-Клод.
«Такого плана не существует. Для меня важно удержать как можно больше тех, кем ты дорожишь, и так просто разбрасываться ими стало бы расточительно. Я не думала, что Ронни окажется проблемой для Жан-Клода – за триста лет он создал трех вампиров и можно было предположить, что у него есть опыт обращения с новорожденными. Поведение твоей подруги находится в ожидаемых границах – если бы Жан-Клод приложил хоть каплю старания, направил бы чуть больше внимания на нее, ничего подобного не случилось бы. Если мы хотим оставить Ронни в Сент-Луисе, возможно, придется найти для нее другого Мастера – но у меня вызывают сомнение имеющиеся в наличии кандидатуры. Если же твердой уверенности в заинтересованности Жан-Клода не будет, мы сменим город».
«Но ты позволила Ронни умереть», - я возразила по инерции, потому что сама смогла понять мотивы Белль. Прежде чем она ответила, я задала другой вопрос, - «как лучше поступить?».
Она промолчала. Я знала, что, обратившись за советом, доставлю ей удовольствие. Она знала, что я знала об этом. Поэтому это было двойным удовольствием для Белль – то, что я признала свою беспомощность намеренно. Откровенная и грубая лесть – но пока я научилась только такой.
«То есть…», - я говорила, позволяя ей насладиться триумфом, - «…смотри. Жан-Клод, который был милым и понимающим со мной, был порядочной скотиной со всеми остальными. Он старался от меня это скрыть, а я старалась ничего не замечать – сейчас я не знаю, как защитить Ронни от жестокости».
Наверное, Белль посчитала, что потянула время достаточно.
«Ты знаешь о моем плане в отношении Ронни и Жан-Клода», - о, переложив на меня ответственность, Белль веселилась, - «если последуешь ему, то практически гарантированно все будет благополучно с близкими тебе людьми. Что тебе в нем не нравится?».
Я вздохнула – в реальности, сидя на полу между ног Белль, и в созданной ею иллюзии.
«Вообще-то, все не нравится. Получается, что ни у кого нет свободы выбора. Ронни, Жан-Клод, Ашер, остальные – они все будут делать то, что было заложено в план».
Я почувствовала, что в реальности Белль развернула меня лицом к себе и печально на меня посмотрела. Затем она разозлилась.
«Свободу выбора? Кому? Ронни? Жан-Клоду? Ашеру? Да они поубивают друг друга или погибнут, если позволить им действовать самостоятельно. Скоро вернется Ашер – угадай, какой будет его реакция при виде Ронни? Чем займется наш мстительный Адонис, ощущая, как власть ускользает из его рук?» - Белль заполнила меня яростью, - «ты сейчас занимаешься тем, что злит меня больше, чем глупость – ханжеством. Ты хочешь их защитить? Я дала тебе решение проблемы. Если ты сделаешь что-то иное, и ситуация повторится», - она мгновенно успокоилась, - «не проси о помощи».
«То есть», - ее эмоции не сбили меня с толку, - «ты берешь на себя ответственность за свой план?».
«Разумеется, нет», - тут же ответила она, - «но ты могла бы рассчитывать на мой совет или небольшую помощь».
«Позволь подумать», - я вернулась в иллюзию. Ронни прижалась щекой к моей ладони и неподвижно застыла в этом положении, - «Рон!».
Я убедилась, что она меня видит и слышит. Кончиками пальцев я убрала непослушные пряди, упавшие ей на лицо. Я приподняла верхнюю губу и убедилась, что клыки появились - Ронни уже воспринимала себя в новом качестве.
«Слушай внимательно!  Ты стала монстром, и будешь следовать их правилам. Чем раньше ты поймешь, что человеческие законы не защищают тебя, тем выше будут твои шансы на выживание. Я больше не смогу тебя спасать – следующая ошибка обернется смертью. Поняла?».
Она облизнула губы и кивнула.
«Ты будешь беспрекословно слушаться Жан-Клода. Любое его слово станет для тебя законом. Ответь, только если действительно поняла мои слова».
«Не хочу быть его женой», - Ронни упрямо сжала губы, - «сейчас в резиденции куча невест и твой Жан-Клод каждую ночь с ними развлекается. Он и меня хотел заставить прислуживать этим сучкам, но мне чудом удалось отказаться. Анита!» - она взмолилась, - «Отправь меня в другой город, прошу».
Белль тихо смеялась, положив подбородок мне на макушку.
«Почему ты так стремишься уехать из Сент-Луиса?» - я растерялась от прозвучавшего в ее просьбе отчаяния, - «Что?!», - заорала я, когда осознала первую часть фразы, - «Какие нахер невесты?!».
«Потому что я ненавижу его», - с опасным блеском в глазах ответила она, как будто не слышала мой гневный вопрос, - «я всех там ненавижу».
«Как интересно», - пробормотала я, пытаясь понять, что происходит. Белль смеялась так, что я плечами чувствовала, как ее тело содрогается. Поняла! Вторая часть вопроса ушла к ней, Ронни ничего не слышала. Я быстро спросила, чтобы занять ее, - «кого конкретно ты ненавидишь?».
«Белль, что происходит?» - я была ошеломлена новостью, - «какие, к чертям, невесты?».
«Ашера», - Ронни начала послушно перечислять обидчиков, - «он сделал мне больно без всякой причины и разбил стеклянную статуэтку, которую мы покупали вместе как  подарок Жан-Клоду. Двоих уродов – все время издеваются надо мной и относятся как к полной дуре. …».
Я рассеянно слушала лепет Ронни,  сосредоточив основное внимание на Белль.
«…от других Принцев городов Жан-Клод получал еще при тебе. Логично, что теперь у него нет причин отвергать их».
«Вот …», - я проглотила слово, которое практически вырвалось изо рта, - «месяца не прошло!».
«Что?» - Ронни удивленно смотрела на меня, - «да, да, даже не подождал – эти сучки появились через две недели, как ты уехала. Еще ненавижу Лондона – он заодно с Жан…».
Черт! Я сказала это и для Ронни тоже.
«Все, хватит!» - я остановила ее, потому что не могла больше это слышать, - «есть хоть кто-то, кто тебе нравится?».
«Вивиан – она такая миленькая. И очень вкусная», - Ронни зажмурилась, говоря про нее, - «еще мне нравился Джамиль, но его убила Сильвия. Насчет Натаниэля я теперь не уверена – мне кажется, он тоже заодно с Жан-Клодом. Хотя он мне все равно нравится», - она приоткрыла глаза и посмотрела в сторону, - «больше никого».
«Ложь», - равнодушно констатировала Белль.
«Ронни! Кого ты пытаешься скрыть?» - я начала заводиться. Белль, которая все знала, и сейчас наслаждалась моим недоумением, и Ронни, пытающаяся лгать после всего, что я для нее сделала – две стервы, на которых я могла с полным правом злиться, - «отвечай!».
«Пообещай, что не повредишь ей», - Ронни часто задышала, испуганная.
«Неет», - я зло рассмеялась, удивленная наглостью требования, - «ничего я обещать не буду! Рассказывай!».
«Она хотела помочь», - Ронни опустила глаза, - «Менг-Дье».
«Что?!» - я отступила от нее на шаг, - «Менг-Дье?!».
«Да!» - с вызовом ответила Ронни, - «Она была очень доброй со мной. Помогала, когда всем остальным было на меня наплевать».
«Рон!», - я изумленно смеялась, не в силах поверить в то, что слышу, - «Менг-Дье была с тобой доброй? Это последний чел... вампир», - быстро поправилась я, - «с которым я посоветовала бы тебе дружить».
«Она помогала не ради дружбы», - Ронни смутилась и снова отвела взгляд, - «она хотела спать со мной».
Меня как будто ударили. Я закрыла лицо ладонями и без слов обратилась к Белль, спрашивая о правдивости Ронни. Белль эмоцией подтвердила, что Ронни не лжет.
«Стоп!» - я безнадежно опустила руки, - «я перестаю понимать, что творится в Сент-Луисе. Подожди минуту».
«Можешь научить меня просматривать память?» - Белль ответила чувством недоумения, - «я не умею. Это моя способность, но я никогда не использовала ее сама - сначала это делал Жан-Клод, потом ты. Или покажи, как ты делаешь это через поцелуй».
«Пожалуй, я выберу второй вариант», - я покачала головой, ничуть не удивленная, - «не забывай поддерживать иллюзию».
Белль объединила метки и слила нас в один разум. Я ничего не почувствовала, когда снова оказалась перед Ронни.
«Это все?» - я была удивлена и Белль через метки успокоила меня. Я вспомнила, как она делала это со мной, и сказала, - «Рон, сейчас я тебе поцелую. Тебе нужно будет вспомнить момент, когда мы с тобой расстались возле твоего дома. Как раз перед тем, когда я поехала к себе и меня подстрелили».
«Хорошо», - Ронни зажмурилась и немного приоткрыла губы. Я сосредоточилась на том, что хочу увидеть то, о чем она думает, и поцеловала.
«И что теперь?» - примерно через минуту спросила я Белль, когда ничего так и не произошло. Кроме того, что Ронни возбудилась, а я почувствовала себя глупо.
«Вы так смотрелись – не хотела вас прерывать», - Белль стала серьезной, - «ma petite, я не надеялась, что у тебя получится с первого раза. Сделаем все правильно».
Наверх
« Последняя редакция: Ноябрь 24, 2010 :: 8:19pm от lok7 »  

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #153 - Ноябрь 12, 2010 :: 10:12pm
 
Она еще раз объединила метки и показала, что нужно делать. Используя изначальную связь, она обратилась к разуму Ронни; увидела сцену, о которой та думала, и создала иллюзию из этой сцены. После этого Белль поместила в иллюзию Ронни и заставила ее действовать и ощущать то же самое, что было с ней в то время. Создала иллюзию в иллюзии. Ее воля толкнула Ронни вперед.
«Дальше она будет действовать сама», - думала Белль для меня, - «нужно лишь поддерживать волевой импульс и давать энергию на поддержание иллюзии. Ронни сама выстроит сцены, вспомнит свои мысли, заново прочувствует эмоции, которые испытывала в тот момент – если с вампиром не произошло что-то фатальное, все это будет сохранено в его памяти. Даже если он сам не будет этого помнить. Главное - найти зацепку. Люди помнят себя с двух-трех лет, если у них были…».
«Подожди!» - я не могла одновременно слушать ее и видеть, что происходит с Ронни, - « я хочу посмотреть».
Я странно себя чувствовала. Наверное, подобные чувства испытывают дети, подглядывая за чем-то запретным. Смесь из страха быть пойманными, интереса, который тем более силен, так как совершается что-то запретное, и жгучего стыда.
«Как ускорить?» - я чувствовала, что краснею в реальности, - «мне нужно не все».
Белль показала. Я замедлила события во Фримонте и просмотрела их. Мое негодование по поводу действий Белль, которые привели к нападению Ронни на подростков, развеселило Нас - я смеялась сама над собой вместе с Нами. После Фримонта наступила очередь Сент-Луиса, который тоже был подробно изучен. Когда мы закончили, я была озадачена двумя проблемами: непонятное поведение Менг-Дье и следы, которые Ронни оставила во Фримонте. Если бы Жан-Клод был человеком, я смогла бы понять его реакции – Ронни сделала все, чтобы его взбесить.
«Где ты находишь таких замечательных подруг?» - Белль разъединила метки, и я смогла мыслить независимо от нее. Наше с ней веселье еще пело во мне – будучи объединенными, мы смеялись над поступками Ронни, которые казались Белль невероятно забавными, - «Ее наглость – беспрецедентна, смелость граничит с безрассудством, жажда познания толкает на невозможные поступки. При этом она умна, и способна действовать, не оглядываясь на последствия. Что ты собираешься делать?».
Я отпустила Ронни, позволила ей лечь на кровать.
«Нужно понять, что делает Менг-Дье, и каким-то образом узнать, что происходит во Фримонте. Ронни там наследила – подростки несовершеннолетние и ей может грозить смерть. Если честно», - я спрашивала, рассуждая, - «второе беспокоит намного больше. Подростки будут молчать, но экспертиза соберет отпечатки пальцев, замеры укусов и остатки крови. Этого окажется достаточно, чтобы привести полицию к Ронни. Плохо».
«Если  последуешь моему плану, я помогу решить обе проблемы», - я ничего не ответила на предложение Белль. Слишком уж соблазнительно оно прозвучало. С другой стороны, если с Менг-Дье я еще могла разобраться, то в случае с полицией я даже не знала, как подобраться к расследованию. То есть, я предполагала, что придется действовать через Мириам, но где находятся границы ее возможностей? Вдруг я поняла, что запуталась – тогда Белль подсказала слова, сказанные мной днем: «у доверия нет градаций». Я расслабилась и сказала:
«Если это пойдет на пользу Ронни и Жан-Клоду, тогда я прошу твоей помощи».
Белль не стала терять время. Она заговорила, быстро и четко показывая свой план.
«Менг-Дье. Используя образ, который хранится в твоей памяти, я сделала возможный расчет ее действий. Вампир, почти семьсот лет, происходит из линии Дракон – она сильная и быстрая, пусть и не унаследовала способность питаться страхом. Предполагаю, что Менг-Дье желает захватить власть. В слабости Жан-Клода она увидела возможность стать Принцессой Сент-Луиса – потенциально Менг-Дье сильнее любого вампира в поцелуе Жан-Клода и, если бы не поддержка двух вампиров из исчезнувшей линии, уже заняла бы место Принца.
Пока Ашер наслаждался своим новым положением и разрушал альянсы, поддерживающие власть Жан-Клода, Менг-Дье спокойно ждала дальнейшего развития событий. Появление Ронни насторожило ее – исключая теоретическую опасность, Менг-Дье приняла решение переманить неопытную вампиршу на свою сторону. Что ей вполне удалось. После этого она помогла Ронни – на самом деле убивая ее и подставляя Жан-Клода. Но это мелочи – думаю, именно Менг-Дье навела вервольфов... не перебивай!... используя отсутствие Ашера, чтобы бросить на него подозрение. Нет, Ашер точно не мог этого сделать – но для нас это не имеет значения. Его нужно убирать из Сент-Луиса – ощутив вкус власти, он не позволит подвинуть себя на вторую роль. Не будем забывать о банальной ревности – Ашер очень самолюбив и мстителен, и это создаст угрозу для Ронни. По Менг-Дье все. Позже я продумаю, как именно использовать ее, чтобы помочь Ронни выдворить Ашера».
«Ты не споришь?» - удивленно спросила Белль, но я только фыркнула в ответ. Она  продолжила, - «про уничтожение следов Ронни поговорим, когда Мириам подготовит информацию. Я даже позволю тебе выбирать варианты действий».
Я длинно зевнула и покосилась на кровать, в которую мне хотелось все больше и больше. Черт! Ронни еще здесь!
«Давай уже… делать что-нибудь?» - я похлопала ладонями по щекам, - «я скоро вырублюсь».
«Хорошо. Возвращаем Ронни в Сент-Луис и переходим к разговору о моих требованиях», - в реальности Белль изогнулась и нежно поцеловала меня в лоб.
«Нет!» - я сжала руки на ее бедрах – так сильно, что остались бы синяки, будь она человеком, - «я хочу поговорить с Жан-Клодом. Поможешь мне?».
«Я запрещаю ему вредить», - серьезным голосом сказала Белль, и шаловливо рассмеялась, - «а ты устала, самоконтроль ослаб - оказавшись в теле Ронни, ты окажешься в плену ярости и пойдешь уже известным путем – постараешься погасить ее кровью».
«Не собираюсь делать ничего такого», - я упрямо задрала подбородок и покосилась на Ронни, которая лежала на кровати, не отрывая от меня полный обожания взгляд, и добавила менее уверенно, - «если только чуть-чуть. Все же вина не только на Жан-Клоде – Ронни тоже постаралась», - и уже совсем неуверенно, - «можешь…проконтролировать меня?»
«Хо-ро-шо», - Белль зевнула, копируя меня, и скучающе уставилась в потолок, - «придется учесть неприятный момент – голод. Ронни два дня без питания – когда окажешься в теле Ронни – будет не до разговоров. Для тебя я заблокирую ее жажду».
Я подошла к кровати и, взяв Ронни за руку, потянула ее на себя, чтобы поставить на ноги.
Белль быстро сказала:
  «Анита, сообщи ей вот что…».
Я приподнялась на носках и обняла подругу, слушая указание Белль, затем заговорила, смотря Ронни в глаза.   
«Скоро ты будешь способна закрыться от нас, но не сделаешь этого. Поняла?».
Она ответила без колебаний.
«Не вижу никакого смысла в том, чтобы от тебя защищаться. Да».

Сент-Луис, 19 октября.


Я попросила Ронни сжаться в невидимом через смотровое окно углу камеры, дождалась, когда она выполнит мою просьбу, и отправила ее Дух на Территорию. На ту ее часть, которую  хорошо запомнила - много солнца, зелени, цветов. Как мурена в своей норе, я ожидала любого, кто откроет дверь, и параллельно следила за Ронни, которая радостно носилась под иллюзорным светом солнца. Я улыбалась, когда вместе с ней чувствовала восторг от запаха цветов – значит, я хорошо его запомнила. Мне было страшно и радостно одновременно – я не знала, как буду действовать. Белль сказала, что даст энергию на двадцать секунд сверхскорости. Но я же не собиралась никого убивать? Наверное. 
Снаружи раздалось лязганье ключа. Я лежала таким образом, что не могла видеть вход, но отлично слышала.
Говорили Жан-Клод и Нечестивец.
- Нам придется это сделать,  - мрачно сказал Жан-Клод, - случится это сегодня или завтра – не имеет значения.
- Мастер, - как будто в очередной раз повторяя очевидное, тихо сказал Нечестивец, - мы все еще можем сказать, что Ронни сбежала. Тогда на нас не будет вины.
Это я еще могла понять – не зря сказавший носил такое имя. Но Жан-Клод? Не соглашайся, не соглашайся – умоляюще повторяла я про себя.
- Мы поступаем плохо и, обманывая, усугубляем нашу вину. Но для Аниты, - Жан-Клод сделал паузу, - будет лучше, если судьба этой вампирши останется неизвестной. Ты все приготовил? Хорошо. Потом сбросишь тело в реку, не вытаскивая кол из груди. Открывай.
Я окаменела, не в состоянии поверить в то, что услышала  - и это сказал мой Жан-Клод? Я поняла бы чертовых невест – скорее всего, это была идея Ашера. Но то, что он так спокойно меня обманул? Скрытая в теле Ронни, я рассвирепела. Два ублюдка!
«Держи эмоции под контролем», - прикосновение Белль немного охладило – вздрагивая от злости, я пулей выскочила из камеры.
Нечестивец одним движением вытащил пистолет, но Мы через прикосновение отправили его в полный похоти сон. Я пнула его обмякшее тело в сторону замурованного прохода, и развернулась к Жан-Клоду, застывшему с испуганным лицом. Он выставил перед собой руки, как будто пытаясь защититься – но я проигнорировала их. Используя рост Ронни и длину ее рук (как же мне не хватало этого в своем теле!), я приподняла его за рубашку и прижала к стене.
- И это я только начала! – в бешенстве прорычала я, когда несколько приложила его об стену и со всей силы ударила кулаком ему по груди, - как ты мог?!
«Анита, успокойся!» - Белль отобрала у меня управление, - «не забывай, насколько ты сильна в данный момент! Ты можешь убить, даже не желая этого».
- Жан-Клод? – она ударила его силой, покрыла грудь параллельными разрезами – в некоторых из них белела кость. Ее тон оставался ледяным и презрительным, - уже можешь начать рассказывать, зачем ты убил Веронику Симс, о которой я просила позаботиться, - Белль приблизила лицо ближе к Жан-Клоду и прошипела, - просила! Но ты отнесся к моим словам как к чему-то абсолютно неважному.
«Прекрати! Это моя способность! Не трогай его!» - мгновенно успокоившись при виде того, как Белль причиняет боль Жан-Клоду, я орала, привлекая внимание, - «все, я успокоилась и могу говорить сама!».
«То есть, мне уйти?» - саркастически поинтересовалась Белль.
«Нет», - испуганно крикнула я, - «последи за мной, пожалуйста. Но я должна пообщаться с ним сама», - меня переполнила печаль, - «я очень разочарована тем, как быстро Жан-Клод стал вампиром, которого я знала раньше».
- Теперь я в норме, - Жан-Клод сполз по стене. Я подала ему руку, ощущая, как внутри нарастает боль от возвращающихся воспоминаний, - вставай. Нужно поговорить.
Раны на груди почти закрылись.
- Госпожа, - Жан-Клод опустился на колени, - приветствую вас…
- Замолчи! – выдохнула я и ладонью закрыла ему рот, - мне это не нужно! Встань и расскажи, что произошло с Рон.
- Я допустил ошибку, - он перестал себя сдерживать - на лице отобразились печаль и усталость. Наконец-то я увидела истинные эмоции, - много ошибок,  следующих одна за другой.
- Это точно! – с губ Ронни срывались полные желчи слова, - и не только после моего исчезновения. Ты когда-нибудь собирался рассказать мне правду? Блять! Я была с тобой четыре года. Четыре! Долбанных! Года! И не знала элементарнейших вещей!
«Ma petite», - Белль забрала мою ярость, - «спокойнее!».
- У меня был выбор? – Жан-Клод нахмурился и повысил голос, - Госпожа, - зло выплюнул он слово, - вы неадекватно реагируете на правду! Что случилось бы, если бы ты узнала все сразу, Анита?
Я опустила взгляд, уязвленная его вопросом, тем более, ответ был мне известен.
- Не знаю, - тихо сказала я, - но точно знаю одно – все было бы по-другому.
«Веселишься?» - полный злости вопрос отправился к Белль, с жадным вниманием наблюдающей за нашим разговором.
«Нет ничего банальней, и в то же время интересней, чем ссора бывших любовников», - мило улыбаясь, ответила она, - «единственный момент, когда без оглядки, на всеобщее обозрение вытаскивается грязное белье. Не обращай на меня внимания, продолжай».
- Если бы ты не скрывал правду, - мой голос набирал силу, - возможно, я бы рассталась с тобой. Или нет – мы не можем этого знать. Но хотя бы не было четырех лет, полных лжи. Все, стоп! – я прервала его попытку возразить, - ты совершил ошибку?
«Анита!» - Белль взволновалась, увидев, что я собираюсь сделать, - «мы не знаем, какая будет реакция! Остановись!».
«Я очень устала, - в моем голосе не было эмоций, - «от него, от тебя, от Ронни. Если Жан-Клод не согласится, его место займет Менг-Дье. Ронни принесет ей клятву и просто не сможет убить себя очередным безумным поступком – в случае с Менг-Дье я буду уверена в этом. Жан-Клод и Ашер либо согласятся с этим, либо пусть проваливают. Надеюсь, тебе нравится план?».
«Ответственность на тебе», - самоустранилась Белль, брезгливо поджав губы, - «грубо и примитивно – как раз твой стиль».
«Иди к черту», - прошептала я и тут же взвизгнула – она в реальности больно вцепилась в волосы, - «все, я поняла!».
Жан-Клод до сих пор не ответил? Внимание вернулось на Ронни.
- Ты совершил ошибку? – быстро и зло заговорила я, - что же, я дам возможность ее исправить! У тебя тут невесты? – я добавила сарказм, - и как? Нравится развлекаться?
Я уставилась на него – впервые не снизу вверх.
- Молчишь? Думаю, понравилось. Сколько их у тебя? Пятнадцать? Как же тяжело сделать выбор, уже третью неделю мучаешься, - злоба жидким ядом стекала с языка Ронни, - но я помогу. Сегодня же отправишь невест обратно – поиски моей замены завершены. Ты убил Ронни? - меня трясло от злости. Приблизив губы к его лицу, я яростно прошептала, - теперь возьмешь ее в жены и только попробуй со мной не согласиться.
«Неудивительно, что вокруг тебя собрались подкаблучники», - Белль закрыла лицо ладонями.
«Зато от меня они не бежали!» - огрызнулась я, чем развеселила ее.
«Заканчивай уже», - Белль легла в кресле, положив руки на подлокотники, - «если Жан-Клод проболтается о положении Ронни, ты сама уничтожишь всю линию. Твой выбор».
- … только моя вина! Только что созданных вампиров нельзя отрывать от Создателей – я не мог контролировать ее поведение…
«Что он несет?» - я устало вздохнула и посмотрела на Жан-Клода таким тяжелым взглядом, что он мгновенно умолк, - значит так. Оправдания меня уже не волнуют – я понимала тебя ровно до тех пор, пока ты не решился окончательно убить Ронни и обмануть меня - nеперь жалости не будет.
Я вплотную приблизила губы к его уху.
- Я еще не знаю, чем придется заплатить за ее спасение, поэтому разберусь со всеми проблемами прямо сейчас. Я очень устала и невероятно зла. Прошу, согласись с требованием – иначе придется сделать то, чего я делать не хочу. Тебе тоже не понравится, - одними губами я зашептала, очень тихо, -  теперь слушай внимательно. Жан-Клод! Ты не найдешь никого лучше. Ронни - третье поколение, единственная в мире.
Наверх
« Последняя редакция: Ноябрь 24, 2010 :: 8:21pm от lok7 »  

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #154 - Ноябрь 12, 2010 :: 10:16pm
 
Он сделал то же самое и прошептал, спрашивая:
- Ее создатель… - я зашипела, прерывая его.
- Но если хоть кому-то расскажешь, Белль уничтожит эту ветвь, - я посмотрела ему в глаза. Когда мне показалось, что он понял, я добавила, - даже Ронни не должна знать. Не заставляй пожалеть, что я доверила тебе эту информацию. Мы поняли друг друга?
- Полностью, - скорее по движению губ я поняла ответ Жан-Клода, - ma…, - заметив, как я нахмурилась, он быстро поправился, - Анита. Я не знаю свое поколение. Ты можешь?
Я невольно усмехнулась.
- Подожди, - я переадресовала вопрос Белль, - одиннадцатое.
- Моя…, - я перебила.
- Лизетт давно мертва. Жан-Клод, последнее. Ты должен понять – под кажущейся примитивностью Ронни очень умна и способна показывать чудеса предприимчивости, чтобы достичь цели. Она настойчива и, если ей это нужно, будет действовать беспринципно. Ронни будет тебя слушаться, потому что я приказала – а меня она обожает. Свяжи ее запретами и правилами – не позволь навредить себе самой. Тебя не должны волновать ее чувства – только безопасность. Заставь полюбить, в конце концов, - я грустно улыбнулась, - как когда-то поступил со мной. Ты все понял?
Он кивнул и неожиданно меня обнял.  Я не стала сопротивляться и позволила себя поцеловать. Белль была спокойна, пока во мне не зашевелилось что-то забытое – почувствовав ее гнев, я разорвала поцелуй.
- Как ты? – прижавшись ко мне щекой, спросил Жан-Клод.
- Хорошо, - я чувствовала себя все более неудобно. Целоваться чужими губами? Обнимать руками подруги? – но в первый месяц было очень тяжело – без вас я медленно умирала душой. Но теперь это все не имеет значения. Жан-Клод! – я отодвинулась и посмотрела ему в глаза, - мне нужно идти. Я верну Ронни через пять минут – перенеси ее в лучшее место и, на этот раз, сделай все правильно. Именно я, а не Белль, прошу тебя об этом.
Я приподнялась на носках, мягко прикоснулась губами к его лбу и покинула тело Ронни.

Ронни проснулась, все еще чувствуя на коже тепло солнечных лучей. Через мгновение пришли реальные ощущения – липкое прикосновение одежды, в которой она провела три дня и знакомый запах духов… Жан-Клод! Она резко развернулась и шагнула назад, увеличивая дистанцию.
- Стоять! – тон его слов однозначно указывал, что прозвучал приказ. Ронни встала на месте, часто дыша – она длинно и переливчато зарычала, требуя не приближаться. Пальцы Жан-Клода поднялись к ее шее и стали расстегивать пуговицы пальто, одну за другой. Вампирша растерялась –  она наблюдала, как его руки опускаются все ниже.
- Что ты делаешь? – испуганно взвизгнула Ронни, хватая его за запястья и пытаясь оттолкнуть от себя, - Жан-Клод?
- Не сопротивляйся! – когда ее руки расслабленно обвисли вдоль тела, Жан-Клод спокойно продолжил свое занятие.
- Жан-Клод, остановись! Прошу, прекрати, - быстро заговорила Ронни, когда он закончил и стал снимать пальто, - я знаю, что потребовала Анита. Но мы можем просто назваться мужем и женой, не обязательно спать вместе. Так делают многие звез…
Жан-Клод через голову стянул с нее свитер.
- Да подожди же! – отчаянно вскрикнула Ронни и захныкала, наблюдая, как расстегиваются пуговицы на блузке, - мне эта идея не нравится так же, как и тебе. Я ненавижу тебя, а ты ненавидишь меня! Зачем ты это делаешь?!
Тяжелый вздох был ответом - Ронни лишилась блузки, оставшись в джинсах и лифчике.
- Господи! Я буду хорошо себя вести, клянусь, - вампирша воспользовалась небольшой паузой, которую устроил Жан-Клод, - только отпусти. Позволь мне уйти в свою комнату и больше обо мне не услышишь. Пожалуйста! - в панике закричала Ронни, когда его руки расстегнули пуговицу на джинсах и одним движением расстегнули замок, - ты слышал хоть слово из того, что я сказала?
Джинсы скользнули по ногам и упали на пол.
- Если сделаешь это, я по-настоящему тебя возненавижу, - сквозь сжатые зубы прошипела она. Жан-Клод обошел сзади и расстегнул лифчик, - не как сейчас.
Ронни прижала тесемки к бокам, чтобы удержать лифчик. Жан-Клод отрицательно покачал головой и несколько раз дернул его на себя, оголяя грудь.
- Скотина, - Ронни выругалась и закрыла глаза, чувствуя, как его пальцы приподняли резинку трусов и скользнули под нее. Когда упавшая по ногам тряпочка защекотала лодыжки, Ронни безнадежно прошептала, - почему ты так ко мне относишься?
- Ты ведь не была близка со своим создателем?
Ронни изо всех сил зажмурилась, переваривая услышанные слова – ну он и выразился! Как правильно ответить? Если она скажет, что спала, может, Жан-Клод отстанет?
- Правду!
- Нет! – в коротком отрицании Ронни выпустила все раздражение, - Джинджер была строго гетеросексуальной.
- Пол в данном случае малозначителен. Раз ты не спала с создателем, то не знаешь, что такое тоска по другому вампиру, который является носителем ардеур.
Ронни ждала продолжение почти минуту. Она не выдержала и зашипела, раздраженная идиотской, с ее точки зрения, игрой.
- Как я могу знать, - Ронни сделала паузу, чтобы набрать воздуха и продолжила с ехидной интонацией, - если, как ты говоришь, никогда не спала с другим таким же вампиром?!
- Возможно, - Жан-Клод подтолкнул ее в сторону кровати и, преодолев слабое сопротивление, уронил на простыни, - для тебя пришло время почувствовать этот голод.
Не отрывая от Ронни взгляд, Жан-Клод быстро разделся и влез на кровать. Ронни отползла к изголовью и с испугом смотрела оттуда. Жан-Клод использовал сверхскорость - схватил вампиршу, рывком перевернул на живот и прижал к кровати. Обхватив ее ногами, он пробудил своего инкуба и атаковал им вампиршу. Как и ожидалось, суккуб ответил, что повлекло изменение поведения Ронни – она расслабилась и пыталась развернуться, чтобы оказаться лицом к Мастеру. Тогда он отпустил себя, впервые за последний месяц позволил себе отбросить все условности и нормы – с вампиром своей линии можно было забыть о них. Жан-Клод зарычал и бросился на подавшуюся ему навстречу вампиршу, вжимая ее в кровать.

Ронни лежала на животе, не в силах пошевелиться – казалось, тело превратилось в студенистую массу - она парила над кроватью, ничего не ощущая. Что-то теплое коснулось спины между лопаток и стало медленно двигаться вдоль позвоночника вниз, мягко надавливая на кожу. Ронни тихо хихикнула, потому что стало щекотно.
- Что такое? – удивленно прошептала она и напрягла руки, пытаясь перевернуться. С третьей попытки это ей удалось. С закрытыми глазами она перевернулась на спину – прикосновение переместилось на внутреннюю сторону бедра. Этого Ронни вынести не могла – взмахнула рукой, прогоняя назойливое нечто. Она удовлетворенно вздохнула и открыла глаза.
- Ты! – возмущенно выкрикнула Ронни, когда увидела сидящего у нее в ногах Жан-Клода, - ты изнасиловал меня!
Она приподнялась на локтях и гневно уставилась на него.
- Oui, - Жан-Клод не стал спорить, - и только попробуй сказать, что тебе не понравилось.   
- Ну… - Ронни хотела бы сказать что нибудь гадкое, но мысли постоянно возвращались на ощущения от только что испытанной серии супероргазмов. Она поняла, что пока не готова спорить, поэтому расслабила руки и опустилась на кровать, - это уже другой вопрос. Еще и укусил…
Некоторое время они провели в тишине: Жан-Клод застыл каменной статуей, Ронни кончиками пальцев ощупывала следы от укусов. Наконец она не выдержала.
- Это из-за того, что ты говорил? – она оттолкнулась ногами и подползла к изголовью. Подтянув несколько подушек, Ронни сделала из них удобную опору и легла на нее. Она задумалась – можно ли уже накрыться одеялом, чтобы прикрыть наготу? Похоже, Жан-Клода отсутствие одежды ничуть не смущало. Ладно, переживет, подумала Ронни и залезла под одеяло. Почему он молчит? – Жан-Клод, я спросила – то, что я испытала только что, это из-за тебя? Я думала, что самое крутое было…
Ронни замялась, не уверенная, что может рассказывать о себе и Аните.
- С Анитой, - она озадачено уставилась на Жан-Клода, - она сама рассказала, что между вами произошло. С ней ты в первый раз испытала ардеур. Сегодня тебе повезло узнать, что такое близость между двумя вампирами линии Белль. Или не повезло, - добавил он после короткой паузы.
- Почему?! – подалась вперед Ронни.
Жан-Клод улыбнулся и вкрадчиво заговорил.
- Теперь ты всегда будешь мечтать о повторении. Но вампиров линии Белль, владеющих ардеур, очень мало.
- Что значит «очень мало»? – у Ронни появилось нехорошее подозрение – слишком уж довольным выглядел Жан-Клод.
- В Сент-Луисе всего два таких вампира и ты одна из них, - она медленно выдохнула, прежде чем ответить.
- Ты… подонок! - она бросилась на Жан-Клода, но ноги запутались в одеяле. Схватив подушку, она швырнула ее в вампира, - Забыл предупредить?! Ненавижу!
После всплеска эмоций Ронни вытянулась на кровати и засмеялась. Жан-Клод положил пойманную подушку рядом с ней.
- А мы можем… – спрятав лицо в простыне, прошептала Ронни, - еще раз?
Жан-Клод беззвучно усмехнулся.
- Только если ты посмотришь на меня и попросишь об этом, - он принял безразличный вид, и голосом показал, что тема его совершенно не интересует.
Ронни медленно перевернулась – теперь она лежала на боку, опираясь на локоть. Несколько секунд Ронни молча смотрела на Жан-Клода, сжав губы и чуть наклонив голову вбок.
- Пожалуйста! – в ее голосе прозвучал вызов.
Жан-Клод встал с кровати и подошел к шкафу. Открыв его, он достал халат – Ронни вспомнила, что одевала его, впервые оказавшись в резиденции – и набросил его на себя.   
- Хорошо. Но, перед тем как мы продолжим, нужно кое-что сделать. Сейчас вставай и иди набирать ванну. Я позову Джейсона и Сильвию, чтобы мы восполнили силы. Странно, что ты не испытываешь жажду – ты лишена питания вторую ночь. Почему?
- Главная заблокировала голод, чтобы он не мешал Аните, - Ронни машинально ответила на вопрос, наблюдая за Мастером, и тут же поняла, что сделала это зря. Она зажмурилась, мысленно чертыхаясь. Когда она снова посмотрела на Жан-Клода, то увидела, что тот очень внимательно ее рассматривает. Ронни удивленно спросила, - что?
- Главная? – как о чем-то неважном, спросил он.
- Ну… - Ронни задумалась: что имелось в виду? Наверное, Жан-Клод не понял, о ком речь, решила она, и пояснила, - Основательница. Я стараюсь не произносить ее имя просто так. Даже мысленно.
- Правильное решение, - Жан-Клод успокоился, - в ближайшее время я научу закрываться от нее. Чем быстрее ты сможешь это делать, тем безопаснее будет для всех нас.
Ронни села с удивленным лицом.
- Зачем? – искренне недоумевая, спросила она, - Главная очень умная и всегда мне помогала. Я не собираюсь закрываться от нее или Аниты, и не называю по имени только для того, чтобы не отвлекать по пустякам.
- То есть, ты можешь с ней вот так просто поболтать? – Жан-Клод скептически приподнял брови, всей своей позой выражая недоверие.
- Я бы не стала так говорить, - Ронни задумалась, наморщив лоб, - но если случится что-то важное, думаю, я смогу попросить помощь.
- Понятно. Обсудим этот вопрос позже, - Жан-Клод направился к двери, - ты еще не в ванной?
- Но Жан-Клод, - Ронни приняла жалобный вид и заныла, наблюдая за Мастером краем глаза, - у меня совершенно нет сил. Может быть, Джейсон наберет воду? Или Сильвия?
- Проясню сразу! – Ронни инстинктивно зажмурилась, когда ее ударило порывом ветра. Жан-Клод возник рядом с кроватью, - если я даю поручение тебе, то именно ты его выполняешь. Ты и только ты. Если узнаю, что ты заставила что-то сделать вместо себя – накажу. Поняла?
- Поняла! – недовольно огрызнулась вампирша. Она дождалась, когда за Жан-Клодом закроется дверь, и показала ему вслед средний палец. Ронни еще полежала на кровати, ощупывая место укуса, затем встала и поплелась в ванную комнату.
Огромный кран в виде лебедя на некоторое время ввел в ступор – Ронни разглядывала его, затем принялась крутить все ручки подряд. Она попробовала воду рукой и резко отдернула ее: обожгло, как кипятком. Ронни повернулась к раковине и включила только холодную воду. Подставив под нее пальцы, она ощутила блаженное чувство тепла.
«Как такое может быть?» - непонятное поведение воды испугало вампиршу. Ронни задумалась: почему горячая вода как кипяток, а холодная ощущается как теплая? Может быть… Ронни резко опустила взгляд и уставилась на свои босые ноги: пол был нормальным. Холодный пол был для нее нормальным! Она холодная, как камень! Ронни бросилась обратно на кровать. Она собрала подушки, одеяло, простынь и завернулась в них с головой. Это из-за Аниты? Но после клуба она была теплой, даже горячей, и хорошо чувствовала холодный воздух, когда, одетая только в рубашку, уезжала с Натаниэлем. Значит, пребывание в гробу лишило ее тепла. Ронни обреченно завыла, за мгновение поняв, что навсегда останется холодной. Про ее Натаниэля теперь можно было забыть.
- Эм… - вошедший через несколько минут Джейсон встал возле порога, когда увидел огромный, собранный из постельных принадлежностей, ком на кровати, издающий жалобный воющий звук. Из ванной комнаты доносился шум льющейся воды. Джейсон обернулся, - Мастер?
Тот стоял рядом с ним и молча смотрел на кровать. Привлеченный замешательством, в комнату заглянул Нечестивец. Вервольф пожал плечами и пошел вперед. Он осторожно дотронулся до той части, которая напоминала голову. Тонкий вибрирующий вой тут же стих и из простыней показалось лицо Ронни, измазанное кровью.
- Что?! – злобно прошипела она.
- Меня спрашиваешь? – изумился Джейсон, - что с тобой такое?
Жан-Клод с Сильвией встали у него за спиной. Нечестивец и Истина зашли с другой стороны кровати.
- Все из-за него! – заорала Ронни во всю силу легких, выбрасывая руку в направлении Жан-Клода, - запер меня в гробу! Теперь я всегда буду холодной как камень! – ее лицо исказилось, и она тихо закончила, - никто не сможет меня любить!
Мгновение все стояли молча. Затем Нечестивец шагнул за спину Истины – послышался сдавленный смех.
- Любить, - выдавив из себя слово, Джейсон опустился на колено и, уронив голову на край кровати, заржал.
- Ронни, - Жан-Клод удержал эмоции, - тебе еще нужно многое …
- Я сказала что-то смешное?! – Ронни приподнялась и бросилась на Джейсона. Они вместе покатились по полу – неистово хохоча, вервольф вяло отталкивал от себя вампиршу, которая пыталась его задушить. 
- Ронни! – вампирша обмякла на полу, судорожно глотая воздух, - Джейсон, покорми ее. Вы двое – возвращайтесь на место. Сильвия – сиди в кресле, пока я не позову.
Жан-Клод навел в комнате порядок и перенес внимание на Джейсона.
Наверх
« Последняя редакция: Ноябрь 24, 2010 :: 8:25pm от lok7 »  

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #155 - Ноябрь 12, 2010 :: 10:21pm
 
- Мастер, а как? – спросил тот, встретив его взгляд, - резать руку? Она не похожа на голодного вампира.
Жан-Клод опустился на колено возле Ронни, с пустыми глазами смотрящей в потолок.
- У нее заблокирована жажда, - просто сказал он.
- Это возможно? – с сомнением спросил Джейсон, - впервые слышу о подобном.
- Возможно, - не показывая неуверенность, ответил Жан-Клод, - протяни мне руку.
Мастер усилием воли подчинил вервольфа и, уложив того на пол, прокусил запястье. Он с интересом смотрел, что произойдет, когда подносил его к губам вампирши. В первые моменты кровь свободно стекала по ним без какого-либо эффекта, затем Ронни резким броском вцепилась в руку вервольфа. Всхлипывая и захлебываясь, она глотала кровь. Утолив первую жажду, Ронни довольно заурчала.
- Отпусти! – Жан-Клод оттолкнул в сторону расслабленное тело Джейсона – тот лишь коротко застонал, - Сильвия, подойди!
Он сам расположил Сильвию удобным для Ронни образом, затем освободил разум вампирши, которая, не раздумывая, вгрызлась в ее шею. Слушая протяжные крики Сильвии, Жан-Клод решил не тратить время – опрокинул ее тело на Ронни и, расстегнув на ней ремень брюк, сдернул их. Он раздвинул ей ноги, выбирая более удобное положение, и укусил во внутреннюю сторону бедра. Ронни отвалилась первой – она расслабила шею и осмотрела комнату в поисках источника влажных и сосущих звуков.
Сильвия! Сильвия лежит прямо на ней! Ронни завизжала, сбрасывая с себя опасную тяжесть – освободившись, она поползла назад, не решаясь отвернуться. Оказавшись на безопасном расстоянии, Ронни разглядела картину в целом – Жан-Клод обхватил ногу Сильвии и пил из бедра. Ее собственную задницу обжег холодный пол, и Ронни выругалась вслух, в тот же момент понимая, что повела себя глупо, испугавшись охлаждения своего тела. Вампирша перебралась на кровать и сверху стала смотреть на Джейсона и Жан-Клода.
«Надо будет с ним переспать», - решила она, вспоминая вкус крови вервольфа, и тут же встревожилась: из ванной комнаты доносился шум воды! Ронни выругалась и побежала ее выключать. Увидев в зеркале свое лицо, она недоверчиво потрогала потеки крови, и, прежде чем опустить ручку крана, тщательно умылась. Некоторое время она рассматривала свое тело и думала, сколько продержится загар.
«Хорошо бы сохранить его навсегда», - вздохнула Ронни и завернулась в самое большое полотенце, которое смогла найти.

Сильвия осталась в комнате, поэтому в ванне сидели трое: Жан-Клод с Ронни и Джейсон, на противоположной от них стороне.
- Ты пришла в себя? – Ронни нахмурилась, когда поняла, что вопрос адресован ей. Тон Жан-Клода не понравился совершенно – все показывало, что сейчас прозвучит что-то мерзкое.
- Нет, - Ронни вернула на лицо безмятежное выражение и покачала головой.
Джейсон хмыкнул.
- Тогда просто поговорим, - Жан-Клод как будто не заметил ее возражение, - назови установленные для тебя правила.
Ронни потупилась, так как смутно помнила, о чем речь. Вроде бы Жан-Клод говорил что-то такое…
- Нельзя уходить из Цирка, встречаться с родственниками, - она напряглась, вспоминая, - и что-то еще, неважное… не помню, - с облегчением призналась вампирша.
- Тебе запрещено без меня покидать резиденцию, - напомнил правило Жан-Клод, - хорошо, основное ты помнишь. Ты теперь моя жена, - Ронни брезгливо поморщилась при этих словах, - поэтому у тебя появляются еще три правила.
- Еще три?! – возмутилась вампирша.
- Против первого у тебя не должно быть возражений – ты будешь одеваться в одежду, которую выберу я.
Жан-Клод сделал паузу и посмотрел на Ронни – та махнула рукой с видом, что услышанное ее не беспокоит.
- Как я и думал, - он продолжил, - начиная с этого момента, в твоей постели будут только разрешенные мною существа. Ты пожалеешь, если нарушишь этот…
- Но Жан-Клод, - Ронни вскочила – сжав кулаки, она кричала на Мастера, - это не твое дело! Я сама раз…
- … запрет. Есть наказания не менее эффективные, чем гроб, и я без колебаний применю их к тебе. Сядь!
Жан-Клод дождался, пока она опустится в воду.
- С этого момента, всегда и везде ты будешь сопровождаться охраной. Ты …
- И в спальне тоже?! – язвительно поинтересовалась Ронни.
- … не имеешь права избавляться от них любым способом. Только я могу разрешить охране оставить тебя одну. Я объясню третье правило, чтобы ты не наделала глупостей. Ты заняла место рядом с Принцем Сент-Луиса - появятся завистники и недоброжелатели, а ты не можешь себя защитить.
Жан-Клод задумался, как будто вспоминая что-то.
- Даже если бы могла, - с непонятной Ронни злостью сказал он, - рисковать я больше не буду. Присланные другими мастерами девушки получат подарки и в течение двух дней отправятся домой. До того, как последняя из них покинет Сент-Луис, ты будешь сидеть под охраной в моей комнате – завтра ночью о тебе узнают мои вампиры. Когда я буду уверен, что все успокоилось, соберем пресс-конференцию и объявим о тебе журналистам. Ты хорошо поняла?
- Я могу понять, зачем нужен пункт про одежду - его требует мой новый статус. Поняла про охрану - пусть это и перебор, но я согласна. Зачем нужен идиотский запрет номер два? Или пять, - поправилась Ронни, - мы оба понимаем, что ты делаешь это все только из-за Аниты - на меня тебе плевать. Ты не любишь меня и не имеешь права ревновать.
Ронни погрузилась глубже, оставив над водой только голову, и требовательно уставилась на Мастера.
- Я объясню. Всего один раз, - быстро и жестко заговорил он после минутной паузы, - и тебе придется это принять. Твоя неразборчивость в связях будет порочить меня как Принца города. Не спорь! Если дать свободу в этом вопросе, ты пойдешь по рукам – я пережил это, когда меня выбросили на улицы Парижа через три месяца после изменения.
- Вторая причина - твоя неопытность. Тебе придется иметь дело с существами, живущими не одну сотню лет - через постель они смогут управлять твоими поступками. Ты удовлетворена?
Ронни оперлась головой на стенку ванной и молчала. Когда она заговорила, ее голос и лицо были печальны.
- Это странно. То, что ты говоришь, имеет смысл, но… - она сдула пену с пальцев, - я была человеком, и думала, что несвободна. Когда я стала вампиром и была нужна только Аните и Основательнице - появилось три правила. Теперь я спутница Принца города - правил стало шесть, и мой голос, - она тихо рассмеялась, - перестал что-либо значить. Почему?!
- Не все сразу, - успокоил ее Жан-Клод, - станешь старше и сама поймешь, какие правила перестали действовать.
- То есть, нет никакой разницы? - Ронни спрашивала, не поднимая взгляд, - все как у людей?
Жан-Клод и Джейсон быстро переглянулись.
- Есть, - понимающе ответил Жан-Клод, - наши наказания намного эффективней. Мы закончили? Ты все поняла?
- Да, - тихо ответила Ронни.
- Джейсон! - бодро сказал Жан-Клод, - уведи Сильвию и приведи ее в порядок. По пути найди кого-нибудь из слуг и скажи, чтобы сменили постель. Мы же, - за подбородок он пальцем поднял лицо вампирши, - отмоем мою маленькую Ронни и переместимся в кровать.
Ронни гневно зарычала и дернула головой, отталкивая его руку.
- Какие-то возражения? - улыбнулся Жан-Клод, но Ронни уловила угрозу, даже не используя свои новые чувства, - можно придумать и седьмое правило.
- Ни-ка-ких, - мурлыканьем взбешенной кошки ответила Ронни и погрузилась в воду с головой.

Тейлат, 19 октября.


Я устала. На улице начинается рассвет – я же не спала ни секунды за эту ночь. Ронни вернулась в свое тело, а я лежала на полу, яростно моргая – казалось, стоит закрыть глаза, и меня мгновенно накроет сон.
- Зачем? – прошептала я, когда Белль подняла меня с пола и понесла. Она не ответила, а я так устала… я закрыла глаза и расслабила тело, - теперь можно узнать про условие?
Белль беззвучно смеялась, когда открыто думала о желаемом.
- Твою мать… - только и могла я сказать, - ты никогда не отступаешь?
«Анита, Анита, Ани…», - она напевала мое имя, наслаждаясь его звучанием, - «..та. Почему ты боишься? Тем более сейчас, когда мы пришли к соглашению?»
«Не боюсь я», - уткнувшись в ее плечо, я попыталась возмутиться – но прозвучало это фальшиво, - «ладно, боюсь. И не хочу!».
«Если получится, я буду рядом», - рука нежно погладила по спине, - «и прослежу, чтобы ты не испытывала неудобств. Сейчас ты пообещаешь, что никогда более не используешь кровь или некромантию в наших спорах. Эти силы слишком опасны, чтобы превращать их в элемент игры. Сделай это прямо сейчас».
«Кровь? Некромантия? Не понимаю, о чем ты», - я думала, что ей ответить, и задала вопрос, чтобы выиграть время.
«Анита!» - Белль похолодела, - «обещай, клянись, но я должна быть уверена, что события этой ночи никогда не повторятся».
Из последних сил оставаясь в сознании, я ответила.
  «Если я приму условие в текущем виде, то у меня не останется ни одной возможности на тебя воздействовать. Поэтому! Я обещаю, что не буду соблазнять тебя кровью, если только на это не будет серьезной причины».
«Только мой вариант», - ее тон стал требовательным, - «я выполнила свою часть, теперь твоя очередь!».
Я недовольно замычала, не размыкая губ.
«Хорошо», - Белль ничуть не расстроилась, - « поговорим об этом завтра. Мы пришли».
«Где…?» - запах отличался от моей комнаты, - «куда ты меня принесла?».
«Тебе нужно отдохнуть», - со скрытой усмешкой сказала Белль и положила меня. Я уже не чувствовала прикосновений, ощутила лишь изменение своего положения, - «здесь тебя не будут беспокоить. Спи».
Она провела ладонью по моему лицу, и я провалилась в ласковую темноту.

Холодно! Как же холодно! Охватив себя руками, я сжималась в комочек, пытаясь сохранить тепло. Очень хотелось в туалет и болел бок, потому что я спала на чем-то твердом… твердом?! Я распахнула глаза. Камера. С двух сторон стены представляли собой ряд толстых металлических прутьев, расположенных вертикально. Врезанную в них дверь я даже не стала проверять. Не побеспокоят? Я расхохоталась.
- Белль! Слишком низко для тебя! – заорала я в потолок, подозревая, что в камере присутствует видеонаблюдение. Я надеялась, что звук они тоже записывают.
Когда приступ истерики прошел, я потянулась к Белль, но за метками была пустота – она спала. Я села на узком каменном выступе, послужившем мне кроватью. Снаружи… день, поняла я, обратившись к некромантии. Я не выспалась, замерзла, и хотела  писать.
Туалет в камере присутствовал в виде маленького унитаза и раковины, расположенных возле противоположной стены. Я потянулась, разминая затекшие мышцы, встала, и пошла решать наиболее важную из проблем.  Наблюдение? Не волнует – все, кто мог, уже видели меня больше чем голышом.
Черт! Меня заперли! В тюрьме, которая находится в еще одной тюрьме. Клетка в клетке. Ну и ладно. Мне слишком хотелось спать, чтобы переживать из-за таких мелочей. Под выступом я нашла рваное одеяло и постелила его на камень. Пропитанное потом и кровью платье послужило импровизированной подушкой. Одна половина одеяла стала простыней, другой я укрылась. Немного повозилась, пока не нашла удобную позу, и спокойно уснула.
Сквозь сон я услышала металлический скрежет и почувствовала запах кофе. Я вскочила одним движением, и удивленно уставилась на Селию, которая закатывала в камеру столик с завтраком.
- Как ты вошла? – быстро спросила я.
Несколько секунд Селия подозрительно на меня смотрела.
- Госпожа, - осторожно сказала она, - дверь не заперта.
- Я сидела в чертовой камере, хотя дверь все время была открыта? – я была изумлена от еще одной идиотской шутки Белль.
В глазах служанки заиграли чертики. Селия на мгновение прикрыла их, и когда снова открыла, была абсолютно спокойной.
- Госпожа, я не знаю. Когда я принесла ваш завтрак, дверь была не заперта.
- Ладно! – я ткнула рукой в место, куда нужно было поставить столик, натянула на ноги сапожки, и в одном белье пошла умываться.
За ночь я спасла Ронни, согласилась спать с Ола с пусть мизерным, но все же шансом забеременеть, и почти потеряла единственный способ потребовать отнестись с уважением к своим словам. Так или иначе, мне придется отдать Белль то, что я обещала. Ох, Ронни! Сколько же проблем принесла твоя выходка!
Твою мать… плечи бессильно опустились, и я вцепилась в край раковины – это все было инсценировкой. Сокрытие информации, отказ помогать Ронни, негативные эмоции – всего лишь фарс, чтобы отвлечь меня от мыслей Белль. Сука. Хладнокровная бесчувственная сука, которая размахивала передо мной жизнью Ронни – а я, как бегущая по лабиринту крыса, слепо следовала ее плану. Еще и….
- Ты знаешь что-нибудь об Эллис? – я повернулась к служанке.
- Эллис в порядке, - по ее лицу промелькнул испуг, - но ее не будет какое-то время.
- Не поняла? – мой пульс ускорился.
- Пока она не отвыкнет от вас, - прикрыв глаза, ровным голосом сказала Сели, - может, месяц. Иначе она закончит жизнь в круглой комнате.
- Мне очень жаль, - прошептала я, - я не хотела. Просто я была слишком голодной, и не могла…, - и остановилась, ощутив нелепость своих слов. Могла. Но разборки с Белль и жизнь Ронни я без колебаний посчитала более ценными, чем Эллис. Я отвернулась и посмотрела в зеркало, в котором отразилась такая же дрянь, как и Белль. 
А еще я лишилась моей винтовки. И рации, которой так и не научилась пользоваться. И пистолета, который даже не успела получить.
- Госпожа приказала передать фразу, - я вздрогнула, когда услышала тот же ровный, лишенный эмоций, голос, - выход в обещании. Она сказала, что вы поймете.
Я визгливо рассмеялась.
- Знаешь, - я вытерла внезапные слезы, - тебе придется приносить еду сюда. Потому что я не выйду, пока она сама не придет. Хрен ей, а не обещание.
Не поднимая на Селию глаз, я села на каменную кровать, завернулась в одеяло и дрожащими руками взяла чашку с кофе, радуясь, что хоть что-то в этом мире остается неизменным. 
Наверх
« Последняя редакция: Ноябрь 24, 2010 :: 8:29pm от lok7 »  

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
S0N1C
Божество
*****
Вне Форума



Сообщений: 999
Украина
Пол: male
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #156 - Ноябрь 12, 2010 :: 11:43pm
 
Скоро Анита Ронни сама придушит Улыбка Спасибо за такое длинное и интересное продолжение
Наверх
 

"Jamaica is beautiful but you can't hunt a human under the afternoon sky there."

http://twitter.com/LavkaFeed
http://twitter.com/LavkaTranslate 
http://twitter.com/S0N1C_zzz
WWW WWW S0N1C s0n1c_zzz 100001118828594 262502196  
IP записан
 
Кыш
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 218
Таллинн
Пол: female
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #157 - Ноябрь 13, 2010 :: 12:06am
 
lok7, 5-6 главы можно выкладывать на другом саите?
Наверх
 

Минотавр не виноват, что он родился чудовищем. Минотавр не виноват, что он пожирает других. Ему просто хочется есть!
 
IP записан
 
Acid
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


В стиле старого доброго
ультранасилия.

Сообщений: 1235
Пол: female
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #158 - Ноябрь 13, 2010 :: 6:53am
 
Я в восторге, это отличнейшая глава! Очень довольный Очень довольный Так интересно читать как Белль с Анитой пытаются друг друга обдурить!
S0N1C писал(а) Ноябрь 12, 2010 :: 11:43pm:
Скоро Анита Ронни сама придушит

Интересная мысль Смех
Наверх
 

I'll go all Lima Heights on you!
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #159 - Ноябрь 13, 2010 :: 11:10am
 
S0N1C писал(а) Ноябрь 12, 2010 :: 11:43pm:
длинное

Придется что-то делать. Главы увеличиваются в размерах -  чем дальше, тем больше. И так уже до минимума сократил описательную часть, и все равно.
S0N1C писал(а) Ноябрь 12, 2010 :: 11:43pm:
и интересное продолжение

Спасибо (:
Кыш писал(а) Ноябрь 13, 2010 :: 12:06am:
5-6 главы можно

Не стоит. Я пытаюсь понять, окончательно ли "потерялась" Гамма - если это так, то очень по английски получилось.
У Беты, похоже, завал по работе - ответ по пятой главе пришел почти через две недели.
Acid писал(а) Ноябрь 13, 2010 :: 6:53am:
Я в восторге, это отличнейшая глава!

Спасибо!
S0N1C писал(а) Ноябрь 12, 2010 :: 11:43pm:
Скоро Анита Ронни сама придушит

Acid писал(а) Ноябрь 13, 2010 :: 6:53am:
Интересная мысль

Вы прекращайте безобразия нарушать, тьфу, Анитин мотиватор убивать Язык

Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
S0N1C
Божество
*****
Вне Форума



Сообщений: 999
Украина
Пол: male
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #160 - Ноябрь 13, 2010 :: 11:29am
 
lok7 писал(а) Ноябрь 13, 2010 :: 11:10am:
длинное

lok7 писал(а) Ноябрь 13, 2010 :: 11:10am:
Придется что-то делать. 

Надеюсь еще увеличивать главы  Смех

Acid писал(а) Ноябрь 13, 2010 :: 6:53am:
Так интересно читать как Белль с Анитой пытаются друг друга обдурить!

Как кошка с мышкой Улыбка Чет я сомневаюсь что у Аниты тут когда-то хватит ума  обдурить Бель, может через пару столетий...
Наверх
 

"Jamaica is beautiful but you can't hunt a human under the afternoon sky there."

http://twitter.com/LavkaFeed
http://twitter.com/LavkaTranslate 
http://twitter.com/S0N1C_zzz
WWW WWW S0N1C s0n1c_zzz 100001118828594 262502196  
IP записан
 
Acid
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


В стиле старого доброго
ультранасилия.

Сообщений: 1235
Пол: female
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #161 - Ноябрь 13, 2010 :: 1:18pm
 
S0N1C писал(а) Ноябрь 13, 2010 :: 11:29am:
Надеюсь еще увеличивать главы

Улыбка Я за!
lok7 писал(а) Ноябрь 12, 2010 :: 10:12pm:
теперь слушай внимательно. Жан-Клод! Ты не найдешь никого лучше. Ронни - третье поколение, единственная в мире.

Здесь какой-то подвох, все вампы с 1-4 поколение истреблены. И АБ что-то задумала?
Наверх
 

I'll go all Lima Heights on you!
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #162 - Ноябрь 13, 2010 :: 9:04pm
 
Acid писал(а) Ноябрь 13, 2010 :: 1:18pm:
Здесь какой-то подвох, все вампы с 1-4 поколение истреблены.


Цитата:
...но все, кроме одной, были темными у основания... ...посмотрела на единственную полностью светлую ветвь, отходящую от корня - Вайлд, Джинджер, Ронни?!...

Как то так.
Следующей будет Джинджер. 
Наверх
« Последняя редакция: Ноябрь 24, 2010 :: 9:20pm от lok7 »  

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
Acid
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


В стиле старого доброго
ультранасилия.

Сообщений: 1235
Пол: female
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #163 - Ноябрь 15, 2010 :: 8:00pm
 
А кровавый букет роз - это выпрашиваемая читателями романтика? Смех АБ знает как угодить и показать всю свою привязанность Смех
lok7 писал(а) Ноябрь 13, 2010 :: 9:04pm:
Спойлер. Жестоко.

Хмм, интересненько. Ужас
Наверх
 

I'll go all Lima Heights on you!
 
IP записан
 
S0N1C
Божество
*****
Вне Форума



Сообщений: 999
Украина
Пол: male
Re: Fall of Anita Blake - 2, NC-17 (21)
Ответ #164 - Ноябрь 15, 2010 :: 8:39pm
 
Acid писал(а) Ноябрь 15, 2010 :: 8:00pm:
А кровавый букет роз - это выпрашиваемая читателями романтика?АБ знает как угодить и показать всю свою привязанность

Чет вспомнилось как Аните отрубленные головы презентовали  Смех
Наверх
 

"Jamaica is beautiful but you can't hunt a human under the afternoon sky there."

http://twitter.com/LavkaFeed
http://twitter.com/LavkaTranslate 
http://twitter.com/S0N1C_zzz
WWW WWW S0N1C s0n1c_zzz 100001118828594 262502196  
IP записан
 
Страниц: 1 ... 9 10 11 12 13 14