Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Новый перевод! Ким Харрисон "Игры немертвых" (12 книга о Рейчел Морган. Финальная!). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21) (Прочитано 4474 раз)
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ноябрь 6, 2011 :: 8:59pm
 
Fall of Anita Blake - 3

1.
Beta: Lonna



Тейлат,  5 декабря.


«Закрой глаза», - шепнула Белль, не отрываясь от процесса нанесения макияжа. Я не стала спорить, выполнила приказ и откинулась на спинку кресла, расслабляясь. Сидеть в темноте показалось скучным, поэтому через метки я полезла к Белль, чтобы понаблюдать за собой ее глазами. Волосы были отданы во власть Мюзетт и Сели и, судя по ощущениям, их заплетали во множество мелких косичек.
«Что ты задумала?» - я спросила, так как хоть и смотрела ее глазами, но все же держалась в стороне от ее мыслей, а без этого могла только догадываться о замысле. Тональность вопроса была теплой и немного скучающей, так как после возвращения с Совета я находилась во внутренней нирване, и пока не случилось ни одного события, способного вывести из этого состояния. Жизнь была прекрасна, насколько вообще все могло быть хорошо в моей ситуации. Мне даже ни разу не напомнили про Ола…
«Не подсматривай», - ответила Белль, вместе с мыслью посылая образ шаловливой улыбки, - «подожди еще чуть-чуть», - теперь я получила образ строгого учителя, грозящего пальцем.
Я нетерпеливо заерзала, заинтригованная. Вздохнула. Не удержалась.
«Анита!», - вампирша шуточно возмутилась, перехватывая мою попытку влезть в ее мысли. Теперь это была девочка со скромным лицом, держащая руки на коленях, - «терпи, не порть удовольствие».
Медленный выдох и вдох. Черт! Вспотели ладони, и я потерла их об ткань платья.
«Хочу завтра одеть что-то более мужское», - я отчаянно жмурилась, сдерживая зевоту. Для поддержки просьбы к Белль была транслирована усталость от однообразных длинных платьев, полностью закрывающих тело, - «брюки, или короткую юбку. Всего на один день, можно?».
Белль промолчала, и, даже не влезая в мысли, я смогла почувствовать ее решение - закономерный отказ. Она даже не думала!
«Ты все понимаешь», - равнодушная мысль подтвердила предположение, и тут же в нее вплелись требовательные нотки, как реакция на охватывающее меня возмущение, - «похоже, я поспешила с выводами».
Я едва успевала осмысливать, так быстро ее слова.
«Твоя одежда – вопрос статуса, а не моей злой воли или желания сделать тебя беспомощной. Для моего окружения ты являешься частью меня и должна выглядеть соответственно. Карл?», - она удивленно усмехнулась, растерянная моим мысленным возражением, - «почему ты не приводишь в качестве контраргумента Мюзетт? Она при любой возможности натягивает ужасную военную форму, протестуя таким образом против требуемой», - после секундного промедления она продолжила, - «дресс-кодом формы одежды. Я признаю, что это следствие психологической травмы от последних часов ее жизни, но не понимаю нежелание от нее избавляться. Пусть Мюзетт тебя не волнует. Запомни! Карл и Мириам невидимы, это специфика их ролей, но ты и Мюзетт находитесь на виду и обязаны выполнять правила».
Мюзетт бросила быстрый взгляд на Белль - как будто почувствовала, что разговор касается ее.
«Хотя бы в своей комнате…», - я так легко не отступила.
Белль закрыла глаза и застыла. Я закусила губу, сдерживая улыбку, так как чувствовала ее эмоции: мои глупые, с ее точки зрения, возражения взбесили вампиршу, и сейчас она стремительно успокаивалась.
«Одежда является отражением твоего внутреннего достоинства, это то, что в первую очередь видят окружающие», - это прозвучало спокойно, но я уже поняла: буря всего лишь отложена.
«Поняла», - я почти не притворялась, показывая свое огорчение, - «не очень-то и рассчитывала на разрешение».
«Это так забавно», - улыбнулась она мысленно, - «то, что ты делаешь. Ты почему-то придумала, что в случае хорошего поведения получишь послабление. Так манипулируют взрослыми дети и это не наш случай».
«По сравнению с тобой…», - я кинула мысль, щедро сдобрив ее сарказмом, чем развеселила Белль еще больше, - «ну скоро уже? У меня все тело затекло».
Я приоткрыла правый глаз, но, не успев что-либо увидеть, получила по нему кисточкой.
«Не греши», - ухмыльнулась она, - «ибо пророком вашего бога сказано: В терпении вашем спасайте души ваши. И эта величайшая добродетель лежит в основе нашего спасения, в основе других добродетелей».
Меня затрясло.
«Когда ты начинаешь цитировать Библию», - тихо хихикала я с закрытыми глазами, - «я не знаю, что делать в первую очередь: возмущаться или молиться, так как сказавший это родился на пять сотен лет позже тебя. Белль, прошу, не делай этого больше, потому что я точно знаю, что ты издеваешься надо мной».
Короткая усмешка скользнула по ее губам.
«И рассказывать, и тем более показывать, как все было на самом деле», - быстро добавила я, догадываясь о замысле, - «не надо. Дело даже не в потере веры - я точно знаю, что для тебя это ничего не значит. Крест перестанет работать, а это уже станет реальной проблемой».
«Согласна», - с примером практической пользы веры Белль спорить не стала, но от закрывающей разговор шпильки удержаться не смогла, - «пообщайся с Ола, он может многое рассказать о людях. Как раз будет возможность, когда завтра пойдешь к нему».
Я похолодела, сразу расхотелось продолжать разговор.
  «Понимаю. Ты боишься», - начала утешать Белль, вроде даже искренне, - «заставь себя относиться к визитам, как к неприятной процедуре, которую нельзя избежать», - теперь она убеждала и я понимала, что она переносит на меня свои собственные взгляды, -  «Если уж ты не можешь правильно взглянуть на вещи, подумай. Тебе выпал уникальный шанс – сколько человеческих женщин могли бы похвастаться тем, что имели связь с высшим сидхе? Я могу сказать, что за последнее столетие после начала Изоляции Холмов, таких было не больше десяти».
«Несчастные», - моя точка зрения была полностью противоположной, - «Фэйри и человек – это всегда извращение, так как человек беспомощен даже против выродившихся полукровок».
Мое возражение ничуть не расстроило Белль.
«Я помню твои воспоминания о столкновении с гнездом Серефины. Хорошо!» - оборвала она мое следующее возражение, - «лучше расскажи о вампире-фэйри».
Ксавье? Странный вопрос… я задумалась, к чему он ведет.
«Нет. Нет. Нет», - каждый раз, когда Белль кажется мне понятной, открывается новая грань ее чудовищности, - «забудь эту идею. Даже, черт побери, если я залечу от Ола - а я каждый вечер молюсь, чтобы этого не случилось – превращать его? Так бездарно?», - забыв об окружающих, я отрицательно качала головой, - «пообещай, что не сделаешь этого».
Я замерла в ожидании ответа.
«Анита,  полукровки стареют. Не так быстро как люди, но все же стареют», - я начала закипать и Белль предпочла отступить, - «Вернемся к этому разговору, если у нас получится», - и уже миролюбиво, успокаивая меня, добавила, - «Жаль, что нельзя будет использовать звериные метки».
Она слишком увлеклась и отправила мне мысль, которую не собиралась показывать. Я лишь устало вздохнула, не желая начинать большую ссору. В этом была вся Белль: она уже подыскивала подчиненного ей Мастера Вампиров, чтобы превратить еще теоретического ребенка в слугу.
«Ненавижу тебя в эти моменты», - прошипела я, и откинулась на кресло, - «долго еще? Я устала и хочу в туалет».
«Естественные потребности потерпят», - Белль взялась за подбородок и задрала его вверх. Затем начала что-то делать с моими губами. Я считала про себя, чтобы не разораться, - «Что за разговор был у тебя с Ронни?».
«Там…», - я некоторое время обдумывала ответ и постаралась изложить информацию так, чтобы она не выглядела полной чушью на фоне происходящего в последние дни, - «Жан-Клод догадался, что за всей интригой стоим мы с тобой. Ничего лучшего, чем отыграться на Ронни, он сделать не догадался – вышвырнул ее из спальни. Я не стала вмешиваться и сказала вести себя тихо и ждать, пока он успокоится. Собственно, все».
«Надеюсь, она не наделает глупостей», - Белль мысленно улыбнулась, - «Мы закончили. Вставай и открывай глаза».
Я растерялась. Макияж превратил меня в подростка, тонкое черное платье сделало фигуру тонкой, как у статуэтки. По поводу прически я ничего не могла сказать, такие вышли из моды лет десять назад. Я вглядывалась в отражение, чувствуя, что упускаю нечто важное, и вдруг все сложилось. Я вспомнила. На восемнадцатилетие я попыталась из серой, зубрящей учебники, мыши превратиться во что-то более заслуживающее внимания. Сделала дерзкую дорогую прическу, вызывающе оделась и получила свои пять минут славы.  Я покосилась на Белль.
«Зачем?», - прошептала я, с трудом сдерживая слезы, - «это прекрасно, но я не понимаю…».
«Тебе не нравится?» - сначала удивилась, затем расстроилась Белль, - «что не так?».
«Больно», - я закрыла лицо руками и разрыдалась, - «зачем? Неужели ты не понимаешь?».
Белль жестом руки отправила из комнаты Сели и Мюзетт, но все это прошло вторым, менее важным слоем реальности. 
  «Довольно жестоко», - я резко выдохнула, успокаиваясь, и вытерла слезы рукавом, - «мне кажется странным твое непонимание, но ответь на вопрос: в каком возрасте тебя обратили? Шестнадцать лет? Семнадцать?».
Белль насторожилась. Просматривая мои мысли, она пыталась понять мои намерения, но сейчас мне было все равно. Я скажу один раз, и она поймет.
«Четырнадцать», - коротко и сухо прозвучал ответ.
Я скрыла удивление и продолжила, - «я избавилась от многих женских слабостей, но как бы я не старалась, страх перед старостью во мне присутствует. Он есть в любой женщине, но ты не успела перейти в тот возраст, когда понимаешь – началось увядание», - Ронни полностью перешла под власть этого страха, подумала я, - «сегодня ты показала, какой я была десять лет назад – обидная незаслуженная пощечина. Ты застрахована от подобного, так как твоя жизнь оборвалась слишком рано, но есть еще один», - я глубоко вдохнула, - «нюанс. Мне придется показать кое-что, что тебе не понравится – надеюсь, ты поймешь, зачем это нужно. Прости, в отличие от тебя, я делаю это намеренно».
Не нужно было ничего придумывать: нужное воспоминание само выпрыгнуло из тайников памяти. Запретное. Опасное. Короткое. Случайно попавшее ко мне. Черноволосая девочка, испытывающая мамину косметику. Она вертелась перед зеркалом из полированного металла и внимательно прислушивалась, опасаясь пропустить возвращение родителей.
Белль не выдержала – через несколько мгновений лязгнули щиты, блокируя метки. И тогда я действительно получила пощечину, от которой вспыхнула левая часть лица. Я вцепилась руками в спинку кресла, подавляя требующий ответить инстинкт.
- В этом, - я вздрогнула от ледяного тона, - не было ни малейшего намерения обидеть или причинить боль. Тебе сообщат, когда будет вечерний совет.
Она резко развернулась на каблуках и вышла из комнаты.
- Не понравилось объяснение?! – проорала я в закрытую дверь, и захохотала, оседая в кресло.
Я сделала несколько глубоких вдохов, успокоилась и озадачено нахмурилась, дотрагиваясь кончиками пальцев до пострадавшей щеки и оценивая силу удара. Ерунда. Скорее всего, не будет даже синяка. Я хмыкнула, внимательно вглядываясь в зеркало. Блин! Не того эффекта я пыталась достигнуть.
Я перешла на кровать. Проверила метки: безуспешно, с ее стороны они остались блокированы. Я разозлилась и закрыла их со своей стороны. Черт! Селия! Вспомнив о судьбе гувернанток, я отменила сделанное, зевнула и потерла виски – скорей бы уже начался Совет.

Уже три ночи, а я все еще ждала вызов. Если кофе не победит желание заснуть, то я вырублюсь без малейших угрызений совести. Или это произойдет прямо сейчас, если Селия не успеет его принести. Почему сегодня все так долго?! Я рывком вскочила с кровати и прошла в ванную, чтобы плеснуть холодной водой в лицо и немного взбодриться.
Я вздрогнула, когда в зеркале увидела чужое отражение. Вот дерьмо! Почти час моим макияжем занималась сама Белль и… не хотела я его портить - подправить, чтобы убрать следы истерики – да. За возможность вернуть ту юную себя я отдала бы что-нибудь.  Наверное. Что-то неважное, за что потом не придется расплачиваться всю оставшуюся жизнь.
Вернулась Сели, и я выглянула в комнату. Внешне она была спокойной, но я внимательно наблюдала и заметила, что она напряжена. То, как она поставила поднос – преувеличенно осторожно – утвердило мои подозрения: пока она спускалась на кухню, что-то произошло.
- Сели?
Сели стояла спиной ко мне, поэтому лица я увидеть не могла, но короткая дрожь пробежала по телу. Она развернулась, прижав ладони к бедрам.
- Госпожа приказала смыть этот макияж и вернуть прическу к обычному виду, - понятно. Она нервничала, так как не знала, как я отреагирую.
Я тихо засмеялась, удивленная предсказуемостью Белль.
- Приказ звучал именно так?
Перед тем, как взгляд Сели упал куда-то вниз, я заметила веселый блеск в ее глазах. Она вздохнула.
- Я точно передала смысл, - ее лицо напряглось, похоже, она скрывала улыбку, - я бы не хотела передавать его дословно.
Отлично. Белль срывает злость на моем окружении. Вот сука! Интересно, что ждет меня? Не нужно долго думать, всего лишь то, что меня пугает больше всего: сумасшедший сидхе. Вот черт. А я-то надеялась пропустить опасные дни своего календаря…
- Приказ не утверждает, что его нужно выполнить именно сейчас. Поэтому, - я подошла к ней вплотную и приподняла ей подбородок, чтобы видеть глаза, - мы все сделаем, как было, но позже. Я выпью кофе, а потом мы вместе подправим макияж.
Она вымученно улыбнулась, но вид все равно был обреченный.
- Сели! Успокойся, - я стала серьезной, - сегодня же я все приведу в норму.
Я пила кофе и мои губы кривились от сдерживаемой усмешки – мой вид будет напоминать Белль о том, что произошло между нами. О том, что я показала. Посмотрим, кто сдастся первым.

Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #1 - Ноябрь 6, 2011 :: 8:59pm
 
Селия ушла на кухню за еще одним кофе.  Чтобы не уснуть, я села на кровать, сложив ноги по-турецки, очистила разум от эмоций, и занялась своим новым хобби: начала размышлять, не была ли сегодняшняя сцена началом новой интриги Белль. В качестве отправной точки для размышлений я принимала аксиому: Белль ничего не делает просто так, любое действие имеет причину и следствие. Возможно, она даже не помнит, что такое спонтанные действия. Было ли правдивым утверждение о том, что сегодняшнее представление не имело цели обидеть меня?
«С другой стороны», - я вдумывалась в смысл ее слов, - «цель действительно могла быть другой – например, чтобы я использовала запрещенный прием. На что Белль уже могла с полным правом оскорбиться, так как прямо указала, чтобы я никогда не показывала ее детское воспоминание. То, что я неправильно восприняла ее своеобразный «подарок» – только мои проблемы. Может ли она вообще обидеться?» - задача: могу ли я ответить на этот вопрос, используя только свои воспоминания? Я решила, что вряд ли - зритель не может разглядеть действия иллюзиониста, а моя роль с момента появления в Тейлат большую часть времени была на сцене, - «воспоминания Ашера и Жан-Клода?».
Перебрав все, что мои вампиры рассказывали о Белль, я пришла к выводу: если она и могла обидеться, то не стала бы это показывать - затаить злобу было больше в ее стиле. После такого ответа следующий шаг в рассуждениях дался элементарно: это было сделано, чтобы Белль имела повод заблокировать метки и скрыть от меня что-то важное. Потом запретная для меня информация будет погребена под массивом новых событий и, даже если я буду пытаться… Белль отлично умеет контролировать свои мысли.
Но все же нужно допускать, что все мои выводы чушь, что я слишком себя накрутила и воссоздание моего облика из воспоминаний действительно подарок. Что я должна была бы сделать взамен? Традиционно, это должно быть что-то мне неприятное.
Осталось узнать, что именно от меня утаивается. Если я прямо сейчас найду Белль и задам прямой вопрос, как именно это нарушит ее планы?
Я встала и подошла к зеркалу, вглядываясь в себя почти десятилетней давности. Хочу ли я знать, что Белль вынуждена от меня скрывать? Пока что мне ни разу не понравилось. С другой стороны, зачем Белль вообще что-то скрывать? Даже если она планирует совершить нечто чудовищное, я не смогу помешать – клятва запрещает использовать для подобных поступков только меня.
Частичка меня всегда была настороже, так как все сложнее было ответить на вопрос: что делать, если Белль нарушит клятву и тем или иным способом использует меня в своих планах? Стало жутковато от представленной картины – придется убить Белль? Я тяжело вздохнула. В таком случае Вероника, возможно Джинджер, и множество других, незнакомых мне вампиров погибнут или ослабнут из-за меня.
Ожила рация. Мюзетт. Первый подземный этаж, конференц-зал. Кофе отменяется.

После возвращения с собрания Совета, Белль развернула активную деятельность, в которой я по собственному желанию принимала участие. Хорошие парни должны напасть на плохих, при этом пострадать как можно меньше – это мне было понятно. Но хорошие парни этим освобождали место для менее плохих, собирающихся оставить руки чистыми – проблема, с которой я столкнулась в Нью-Мехико, освобождая территорию для Обсидиановой Бабочки. Хорошо, с этим злом я смогла смириться: замкнутая в своем мирке, Страшная Большая Вампирша никому не вредила. Если ее не тревожили.
Теперь я была на стороне менее плохих и должна была помочь занять место самых плохих. Как долбанный дракон. Мне бы еще уверенность в том, что мы, став самыми плохими, оставим хороших парней в покое. Не было у меня этой уверенности.
Я ходила на наш военный совет и помогала в пределах разрешенного – пришлось принять на веру заявление Белль о том, что ее интересует только высшее командование Креста и Меча. Поэтому в рамках своих полномочий, я могла сделать все от меня зависящее, чтобы рядовые исполнители пострадали как можно меньше. Иллюзий, что потери буду минимальными, я не испытывала. Белль подробно описала, с чем столкнутся нападающие, и, если бы я не отбросила вопрос об этичности происходящего, их жертва будет напрасной.
Я немного гордилась тем, что мне удалось заставить Белль потратить деньги на дорогостоящую экипировку – теперь КиМ по максимуму использовал серебро. Кольчуги, пули, модифицированные гранаты – для состояния Белль расходы были незаметными, но эта мелочь поможет спасти много жизней штурмовиков.

На огромном экране - спутниковая фотография территории Замка Совета. Шесть дорог прорисованы зеленым пунктиром. Пути для отрядов КиМ и места проникновения в Замок – красным. При моем появлении оживленный спор между Мириам и Мюзетт мгновенно прекратился, что привлекло мое внимание. Я покосилась на них, сидящих в дальнем от входа конце зала и направилась на свое место на возвышении, рядом с Белль. Я повернула голову и застыла – доставшийся мне взгляд приморозил к полу. Белль была в своем худшем состоянии: в ней кипела ярость, пока скрытая под холодной тяжестью логики. Вот черт! Как то она слишком среагировала… что-то сильно не так с тем детским воспоминанием.
Я изменила траекторию и с каменным лицом прошла в «зрительный зал», надеясь, что мои метания выглядят не слишком по-идиотски. Осторожно села и попыталась спрятаться в кресле. Сегодня я должна была подвести итог по экипировке штурмовиков КиМ, но надеялась, что не придется этого делать: все что можно, я уже сказала. 
Разумеется, Белль вызвала меня.
- Слуга, - хлестко и оскорбительно прозвучало обращение, - можешь ли ты добавить что-то еще?
Если это была попытка вывести меня из равновесия, то она оказалась неудачной.
- На данный момент, - я встала и обратилась в зал, - для людей без специальной подготовки сделано максимально возможное. Давать им более мощное оружие  - опасно для них самих, а времени, - по спине пробежал холодок от взгляда Белль, - на обучение нет. Пусть освоят то, что уже получили. Я закончила.
Не дождавшись комментариев со стороны Белль и вопросов от аудитории, я опустилась в кресло. В зале появилось новое лицо женское лицо – та самая Эва, дочь Мириам?
- Мюзетт.
- Я настаиваю на воздушной эвакуации, - вампирша осталась сидеть, - использовать наземный транспорт слишком рискованно. Вполне можно…
Началась дискуссия, неутихающая третий день. Как и в предыдущих случаях, Белль использовала свою власть, чтобы ее прекратить.
- Стоп! – безапелляционно заявила она, обрывая логические построения Мюзетт, - я запрещаю поднимать этот вопрос в дальнейшем. Мириам?
Женщина встала и поправила одежду. Планшет остался в левой руке.
- Все запущенные механизмы работают нормально, поведение ордена находится в расчетных пределах. Финансовая и информационная помощь воспринята именно так, как мы ожидали. Я рекомендую вывести нашего агента, пока эмоциональная привязанность не стала слишком сильной и мы можем это сделать, не используя  переподготовку.
- Заносите в базу любую информацию по движениям ордена. Мириам, - голос Белль наполнился холодом, - проследи, чтобы твои аналитики серьезно относились к своим обязанностям. Надеюсь, ты понимаешь, насколько недопустимо потерять время из-за человеческой небрежности?
Мириам выглядела удивленной, но ответила вполне спокойно.
- Госпожа, я поняла. Вместе с начальником службы безопасности я проверю деятельность сотрудников Центра. Отчет будет готов в течение суток.
Посчитав вопрос решенным, Белль продолжила.
- Что касается Натали, то я не думаю, что пришло время вывести ее из игры. Она обладает всеми навыками, чтобы использовать ситуацию в своих интересах. Освободи ее куратора, пусть постоянно наблюдает за нею и ее окружением. Мириам, еще что-то?
- Госпожа, у меня все.
- Карл? – очередь дошла до главного по безопасности Тейлат, и, смотря на него, я чувствовала острую зависть – в отличие от меня он мог одеваться, как хотел.
- Госпожа? – голос был пустым, без эмоций, - я могу говорить открыто?
Все же, подтекст был понятен даже для меня. Я на мгновение прикрыла глаза, возмущенная настолько явным пренебрежением.
- Да, - Белль посмотрела на меня, как мне показалось, с опасением: она знала, что мне не понравится услышанное.  Карл задумался и заговорил - медленно, осторожно, обдумывая каждое слово.
- Дать необученным людям оружие, отправить их на борьбу с противником, превосходящим их по всем параметрам и надеяться на победу? Можно. Но шанс будет мизерный, стремящийся к нулю. Если добавить условия: толстые стены, множество узких переходов, возможность нападения сверху и снизу – Совет сможет держать оборону бесконечно…, - я впервые слышала, чтобы этот человек говорил так много, - … неважно, сколько человек отправится на штурм. Они утопят в крови первую волну нападавших, а второй уже не будет. Крест и Меч разбежится, увидев реальных монстров. Они увидят, что монстры вооружены так же, или лучше них. Сколько будет штурмовиков? Сколько из них видели вампира в реальности, а не на экране? Внутри не будет солнечного света, придется сражаться на равных.
Карл нахмурился и нервно погладил ладонь правой руки. Он встал.
- Я настаиваю на полном минировании Замка Совета и активации зарядов во время штурма. Если предложение не будет учтено, я воспользуюсь правом военного командующего и заблокирую реализацию плана.
Так вот в чем было дело. Никто не собирался давать шанс юношам и девушкам с промытыми мозгами – они пойдут в бой, в котором у них не будет возможности победить, даже теоретической. Я встала, не осознавая этого.
- Я…, - от напряжения мой голос сорвался, - уважаю вас всех.  Но мы должны придумать что-то другое – существующий план недопустим. Надеюсь, вы понимаете, почему. Недопустим…   
Карл сложил руки на животе и смотрел в сторону. Мириам смотрела на меня, но ее пальцы порхали по планшету. Мюзетт плотно сжала губы и старательно смотрела мне под ноги.
- Как вы можете? – я рассвирепела, глядя на этих тварей, - Карл! Я могла ожидать подобного предложения…да вот от нее! – я резко выбросила руку в сторону Мюзетт, - или от этого вампира! – кивнула за спину, - но вы же люди! Почему именно вы предлагаете бесчеловечные поступки и соглашаетесь с монстрами?
Мюзетт торжествующе улыбнулась, не поднимая взгляд, и это взбесило меня окончательно.
- Тебе смешно?! – проорала я, мысленно пробегая по списку доступного оружия. Ничего, кроме некромантии, - сейчас ты получишь за все.
Кровь брызнула из ран на ладонях, и я стряхнула ее на пол. Некромантия, к которой я  обращалась очень давно, почти в прошлой жизни, отозвалась на мой зов голодным шепотом мертвых. Я застонала от удовольствия, ощущая скользящий по мне поток энергии как теплый, закрывающий меня плащ. Больше не было вампиров, только я и мои игрушки – сейчас мне нужна та, что убегает к двери. Сгусток черной энергии метнулся к игрушке и повалил ее на пол. Игрушка сопротивлялась, ее воля ощущалась как биение рыбы в сети, но это ненадолго – совсем чуть-чуть надавить, оборвать красную линию связи, идущую к игрушке, которую я оставила за спиной. За спиной? Я резко обернулась, ужасаясь: пять связей толстым пучком протянулись от меня к темной нечеловеческой фигуре. Я потянулась, чтобы освободиться, оборвать красные линии, но они вспыхнули под моей рукой, и я рухнула в темноту.

Ровная как стол равнина простиралась вокруг, и не было ничего, за что можно было бы зацепиться взглядом. Идеально правильный круг горизонта на границе видимости, серое небо с низкими вытянутыми тучами, мчащимися с огромной скоростью. В трубчатых разрывах облаков виднелось абсолютно черное, как в космосе, небо. Под ногами серая, безжизненная земля с цепочками следов, пересекающих равнину во всех направлениях.
Неизвестно, сколько времени я неподвижно стояла, не осознавая себя. Постепенно я вспомнила, что произошло, и осмотрелась. Движения давались нелегко – я как будто была под водой, на большой глубине – на плечи давила огромная тяжесть.
«Где я?» - я перебирала все воспоминания, все прочитанные книги и пыталась понять, что произошло. Это так же могло быть одним из созданных снов Белль, в который она меня засунула в наказание. Точного ответа не было, и это начинало пугать.
- Есть здесь кто-нибудь?! – нервный вопль оказался поглощен, я как будто кричала, засунув голову в одеяло, - Во имя всего святого, Белль, прекрати это!
Ничего не изменилось. Тишина была мне ответом.
Если это Белль, то она дала бы какой-то знак, чтобы я знала о наказании. Или нет? Вполне возможно, что просто забросила бы в созданную реальность и оставила там, добавляя страх незнания к списку приготовленных ужасов.
Краем глаза я заметила движение и поняла, что больше не одна. Я нервно оглянулась, вглядываясь в окружающий сумрак, и увидела небольшой участок уплотненной тьмы, медленно приближающийся ко мне. Вот тогда я поняла, что до этого по-настоящему ничего не боялась. Я начала убегать, но это оказалось так же трудно, как бежать под водой. Пять, десять минут, или час – в этом бесконечном сумраке не от чего было отсчитывать время.
Я оглянулась и заорала. Тьма была так близко, что я могла дотянуться до нее рукой. Ужас охватил меня, я упала на четвереньки и быстро поползла, спасая свою жизнь.

Я продолжала кричать, задыхаясь, билась в руках Белль, пыталась освободиться.
- Анита! – щеку обожгла пощечина, затем еще одна, и осознание того, что я спаслась, что я снова в реальном мире, оглушило меня. Я вцепилась в Белль, прижалась к ней так плотно, как только смогла, - это плохой сон, успокойся.
Я чувствовала сомнение в ее голосе и подкрепляла его, отчаянно качая головой.
- Нет, - выдохнула я в плечо Белль, - не сон. Я могла умереть там. Если только…
Я подняла голову и вгляделась в ее глаза.
- Нет! - возмущение было искренним, - это не моя работа. Уже можешь меня отпустить.
Не хотела я ее отпускать и отрицательно закачала головой в подтверждение.
- Прости меня, - прошептала я, снова пряча лицо, - за то, что оскорбила тебя. Использовать то воспоминание было ошибкой, и я прошу прощения за нее. Ведь не так важно, понимаешь ли ты проблему женщин среднего возраста.
«Покажи», - я вздрогнула, мысленно возвращаясь в странный мир, но знала, что Белль не отступит, поэтому вернулась к моменту…, - «когда мне пришлось использовать Власть, чтобы ты не устроила катастрофу. Начинай».
Когда мы закончили, я была мокрой от пота, а сердце выпрыгивало из груди. Белль отцепила мои ослабевшие руки и уложила на кровать. Все так же с блокированными метками, она застыла на краю и задумалась.
- Никогда не слышала ни о чем подобном, - тихо прозвучали ее слова. Белль накрыла меня одеялом и разгладила его мягкими движениями ладони, - нужно посоветоваться. Веди себя хорошо.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #2 - Ноябрь 6, 2011 :: 9:00pm
 
Я осталась в одиночестве. Через несколько минут в комнату забежала Селия и бросилась ко мне, предлагая кофе, еду, себя – только бы я убрала с лица страшное выражение.
Без сознания я провалялась два часа, сейчас было почти семь утра. Я решила не есть, а выпить кофе и постараться уснуть, чтобы немного освежиться перед завтраком.
- Мюзетт в порядке? – как о чем-то неважном, спросила я, хотя в душе была обеспокоена ее судьбой.
- Не знаю, - Сели покачала головой влево вправо, обдумывая ответ, - но если бы с ней что-то случилось, Госпожа была бы в такой ярости, какой мы еще не видели. И вы, наверное, тоже.
- Хорошо, - я улыбнулась, услышав выбранные формулировки, - Сели. Я попробую уснуть. Разбудишь через час, и начнем готовиться к завтраку.

Каждое утро Белль уже сидела здесь и ждала меня. Сегодня столовая была пуста, что само по себе настораживало. Я успокоила себя предположением о том, что она присоединится позже, и начала завтрак.
Как не старайся, еду не растянешь надолго. Вилка отправилась на стол, и я перешла к утреннему кофе. Когда стало ясно, что Она не придет, я попросила сделать еще одну чашку. Я не выспалась, была напряжена и не знала, что делать дальше. С мрачным настроением я отсчитывала время, чтобы окончательно признать: произошло что-то серьезное.
Белль бесшумно возникла в двери, подошла к столу и села. Я до боли в глазах вглядывалась в ее лицо – мне, черт возьми, нужны были ответы на вопросы! Что она думает по поводу ночных событий, все ли в порядке с Мюзетт, прислушались ли к моим словам на Совете, и что она приготовила для меня.
- Штурм отменен, - я поперхнулась кофе и быстро поставила чашку на стол, чтобы не разлить. Спокойно и размеренно она продолжила говорить, - ты должна быть довольна.
С королевским достоинством Белль встала и оставила меня, задыхающуюся от кашля. 


15 декабря.


Завтрак в одиночестве. Еще пару месяцев назад от подобного нарушения порядка я бы радовалась как ребенок – знание о том, что приходится делиться удовольствием от еды с вампиром, которого я ненавижу, превращало процесс еды в подобие пытки. В «одиночестве» означало, что с противоположной стороны стола никого не было – разумеется, сзади выстроились Селия и безымянная гвардия Белль. Они вели себя максимально тихо, поэтому иллюзия ничем не нарушалась.
Кулинарные шедевры, вкус которых желала ощутить Белль, сменились на привычную еду, похожие на мой обычный утренний рацион в Сент-Луисе – ветчина, омлет, сосиски. Кофе. Все десять дней с той самой ночи. Но это было неважным, так, мелкая шпилька со стороны Белль. Еда волновала меня меньше всего. 
Я откинулась на спинку стула, не желая насиловать желудок – аппетит в последнее время практически отсутствовал. На душе было неспокойно, я нервничала. Случайное предположение о том, что меня игнорируют, возникло на третий день и уже сменилось на уверенность. В первые дни я ждала хоть какую-то реакцию и меня смутило отсутствие ограничений – тир, Территория, мое место на берегу – полная свобода действий. После,  когда Белль исчезла из моей жизни, я заподозрила неладное: она присутствовала на другой стороне меток, но никак иначе не напоминала о себе. Совсем. Я ела, спала, стреляла в тире, гуляла по Территории, но ни разу ее не видела.
Точнее, если не лгать самой себе, я не искала встречи – ночь проводила в своей комнате и специально выходила на улице в то время, когда она должна была спать. Лезть к ней через нашу связь тоже показалось неуместным, поэтому я не знала, где она и чем занимается. Спускаясь в тир, я краем глаза осматривалась вокруг, но надежда ее увидеть быстро исчезла.

Я выпрямила спину и потянулась за кофе - очень крепким, черным, как раз тем, что нужно – Боже, не позволяй Белль лишить меня этого удовольствия.
Кофе кончился. Это означало, что пришло время взять себя за воротник, хорошенько встряхнуть, и заставить действовать, так как все шло к тому, что первый шаг придется сделать все же мне. Я аккуратно поставила чашку на стол и поморщилась: было бы проще, если бы я знала что теперь делать. Вот черт! Я полуобернулась в сторону Сели:
- Еще кофе. Такой же крепкий, - дождалась ее «да, госпожа» и вернулась к размышлениям. Этот ритуал я тоже нарушила – обычно во второй чашке был результат долгого труда, имеющий отдаленное отношение к первоначальному кофе. Неважно!  Сейчас нужны заряженные мозги, потому что в моем новом мирке происходит нечто непонятное и мне это не нравится. Нет, ну почему именно сейчас, когда я хоть немного примирилась с новой извращенной жизнью?
Придется снова заняться моим хобби. Но не здесь, где давят стены, а в тихом месте, где слышен тихий рокот волн и свежий ветер охлаждает разум. Я направилась на улицу.
Декабрь. Скоро Рождество. На Территории ничего не изменилось с приходом зимы – все так же цвели розы, зеленые деревья шумели листьями под порывами влажного морского ветра.
В умеренно-континентальном климате Сент-Луиса сегодняшняя дата обозначала бы легкий снег,  температуру чуть ниже нуля и ветер с любого направления, угодного Господу. Я была бы одета в свитер, теплое пальто… или может, куртку? Не сравнить с платьем и легким плащом, как на мне сейчас. На ногах были бы теплые сапоги, в лицо бы бил ветер, несущий колючий или мокрый снег…ненавижу снег. Сколько себя помню, всегда ненавидела. Наверное, это передалось через гены от мамы. Тем не менее, я не переехала в более теплый штат, хотя всегда имела возможность. Я настолько тяжело воспринимаю перемены? Или даже плохую погоду я рассматривала как вызов, которому нельзя было уступать?
Ноги сами принесли меня к каменному алтарю. Я села на него, положила винтовку рядом с собой и задумалась. Что я могла упустить?
Что произойдет после отмены штурма? Насколько я могла понять, Кресту и Мечу еще не передали информацию о Совете и местонахождении Замка. Пока что они знают, что  появился могущественный покровитель из правительства, щедро финансирующий орден деньгами и информацией. После прекращения подпитки они растеряются и на некоторое время выйдут из игры. Отбрасываем.
Белль? Ничего не выигрывает, наверное… Во всяком случае ничего такого, что я могла бы предположить. Она не любит рисковать и отменила план без опасности для своего достоинства, но выигрыш ли это для нее? Карту Белль пока положим рядом.
Совет? Я чувствовала, что близка к разгадке, но мысль ускользала. Блин! Я соскочила с камня и зашагала из угла в угол. Что-то, о чем мы говорили, не так давно…
Гниющие вампиры. Мне стало холодно, когда я поняла, что натворила – отмена штурма означает, что конвейер по подготовке и поставке Мастеров Вампиров в американское правительство продолжит действовать. Святая Мария! Я простонала, осознавая всю глубину задницы, в которую сама же и залезла. Белль… умница. На ходу соорудила интригу, чтобы посадить меня в глубокую лужу.
Сколько прошло времени? Дрожащими руками я отцепила с поясной клипсы рацию, и посмотрела на экран – десять минут. Ровно столько мне понадобилось, чтобы осознать масштаб ловушки, которую устроила Белль. Я вызвала ее, удивилась тому, что она сразу ответила, и задала прямой вопрос:
- Мы будем что-то делать с главой Совета? - и взмолилась: Господи, пусть она скажет, что ее намерение по устранению Любовника Смерти осталось в силе. Потому что в противном случае я по уши в дерьме.
- Я думала об этом, - ответ пришел не сразу, - и пришла к выводу, что мы и так в опасном положении, сделали много ходов. Подождем, соберем больше информации.
Я вцепилась пальцами в край алтаря, голова кружилась.
- Сколько, - я резко выдохнула, - мы подождем?
- Двадцать или тридцать, может, пятьдесят лет, - ответила она почти сразу, - не знаю. Нужно затаиться, или, - развеселилась Белль, вспомнив смешное выражение Карла и его двойной смысл по отношению к вампирам, - «окопаться».
- Но что будет с…, - я не успела задать последний вопрос.
- Анита! С тех пор, как ты не помогаешь в круглой комнате, мое время сократилось. Я сразу отвечу на все вопросы. Мы не можем напасть сами, не прикрываясь людьми, так как это повлечет за собой наше уничтожение силами Арлекин.
- Мы не можем опираться только на людей – их шансы на успех ничтожно малы. В этом случае всегда остается риск, что станет известно о нашей связи с Крестом и Мечом. Тем более, за дело снова возьмется Арлекин.
- Мы не можем взорвать Замок, так как при этом пострадают люди – это недопустимо для тебя.
- Нападать на Любовника Смерти в его логове бессмысленно – чтобы взять штурмом его убежище в горах, понадобится армия. И мы приходим к ситуации, когда у нас нет свободных ходов, тупик! Да, ты верно поняла, что предприятие Любовника Смерти будет действовать дальше, потому что мы никак не можем его остановить.
Рация замолчала.   
- Очевидно, что уже через пять минут побежишь творить глупости, поэтому я пользуюсь правом твоего Мастера и запрещаю тебе предпринимать любые действия, которые позволят информации покинуть пределы Тейлат.
Послышался звук отбоя, и я поняла, что разговор закончен.

Оставшись в одиночестве, я нервно рассмеялась. Вот это да! Я смеялась, а по щекам текли злые слезы. Так надо мной еще не издевались. Интересно, если не сработает этот план, уже готов следующий? Выбирай, Анита: несколько сотен жизней сейчас или потенциальная угроза для миллионов завтра? Чтобы у тебя не возникало соблазна выскочить из ловушки, мы поставим стены из твоих клятв и оставим только два выбора, каждый из которых делает тебя монстром. Черт! Почему недостаточно, что я и так с ней? Обязательно нужно сравнять нас в жестокости?

С закрытыми глазами я смотрела на море. Невидимое, оно заявляло о себе далеким шумом волн, и я знала, что оно будет  существовать даже тогда, когда меня не станет. Почему для меня так сложно перестать существовать? Я всхлипнула, обиженная необходимостью жестокого выбора - на самом деле, всегда был третий вариант: наплевать на клятвы, на моих близких, которых этим я поставлю под удар, и прервать свою жизнь. Я представила себе ощущение покоя, тишину и наслаждалась этим, но…
Пора было возвращаться в реальный мир. Я решительно вытерла глаза рукавом и упрямо вздернула подбородок – Белль не остановится. Даже если не станет меня, она нападет на Замок Совета и уничтожит Крест и Меч целиком, чтобы скрыть свое участие. Мне не позволят связаться с кем-то, кто сможет правильно использовать информацию об экспансии гниющих вампиров во властные структуры моей страны. Само мое существование удерживает Белль от действительно жестоких решений.
- Выбора нет, - сказала я вслух, и смысл прозвучавших слов успокоил меня. Я застыла, ощущая проникающую в меня тьму, понимая, что становлюсь бесконечно далека от светлой Аниты, отразившейся сегодня в зеркале, - да будет так.
Я снова вызвала ее.
- Они не так уж и чисты, - я попыталась сказать сразу, но не смогла. Пришлось начать издалека, - они собираются взять в руки оружие, прийти в чужой дом и убить всех, кого найдут. Думаю, они должны быть готовы потерять жизнь.
Но такой вариант не устроил Белль.
- Они же не понимают, что делают. Им промыли мозги, заставили пойти на смерть ради глупых церковных идеалов? - разумеется, она не смогла удержаться от издевательства, - мы не можем этого допустить. Анита, слишком жестоко.
«Сууукааа!» – прошипела я мысленно, но ответила только тогда, когда удалось справиться с раздражением, - ты поняла, о чем я говорю. Действуй, как считаешь нужным – в данном контексте это, без вопросов, меньшее зло. У меня одна просьба: дай им шанс. Новичкам иногда везет, поэтому используй взрывчатку, только если они провалятся. Все же я неплохо их защитила. Я могу на это рассчитывать?
- Я подумаю, - тон ответа озадачил меня. Что еще ей нужно?
- Что не так?! - я открыто возмутилась, - я все поняла и приняла верное решение. Разве не этого ты добивалась?
Она не ответила. Я ждала десять минут, наблюдая за меняющимися цифрами на экране рации.
- Ну и катись в ад! - рассвирепела я окончательно и отключилась. Затем встала, резко дернула на себя ремень винтовки и быстро зашагала в Резиденцию. Я хотела спать, глаза слипались, и разбираться в еще одной игре не было ни малейшего желания.

Пробуждение было тяжелым – вцепившись в мокрую от пота простыню, я задыхалась от крика. Яркая вспышка на мгновение осветила комнату и погасла, оставив меня в темноте. Не успокоившись после плохого сна и напуганная светом, я вскочила с кровати и бросилась к двери.
- Блять! – громко выругалась я, запнувшись о тяжелый и очень жесткий предмет, - твою мать!
Винтовка! Я положила ее рядом с собой, когда из последних сил разделась и забралась на кровать. Похоже, во сне я вела себя буйно и сбросила оружие на пол.
Комната снова наполнилась белым, мертвенным светом. Молния? Шипя от боли, я подбежала к окну… и только тогда все встало на свои места. Утром желание оказаться как можно дальше от Белль оказалось настолько сильным, что я без колебаний отправилась в дневную комнату, впервые за время пребывания в Тейлат. Где и проспала весь день.
Мне повезло – именно в эту ночь на море разыгрался шторм. Ветер трепал деревья, зеленые волны проносились по Территории – чудесное зрелище, от которого я не могла оторваться. Переживания постепенно оказались на заднем плане и, освобожденная от груза вины, я улыбалась.
Пять утра. За окном беззвучно сверкали молнии, я сидела на кровати и сжимала в руке рацию. Черт возьми, я не знала, что мне делать сейчас. Вспыхнувший от внезапного пробуждения адреналиновый костер почти погас, последние, едва тлеющие угольки  еще поддерживали в бодрствующем состоянии. Соблазн забраться в постель и уснуть был все сильнее, но мое время кончалось, а ясности так и не было. Что она от меня хотела?
Сейчас, когда злость улеглась, вопрос покоробил меня. Какого черта? Мнение сумасшедшего вампира не должно меня беспокоить и, чем меньше я буду ее видеть, тем для меня же будет лучше. Как только решение было принято, меня охватило спокойствие, и я залезла в кровать. Пошли они все.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #3 - Ноябрь 6, 2011 :: 9:01pm
 
Мне снова снился сон. Не страшный, скорее веселый. Белль держала меня под руку, и мы гуляли, как лучшие подруги. Мне было с ней легко, как никогда. Дорожки подсвечивались тем же светом, цвета которого были камни, из которых дорожки были сделаны. Все вокруг было ярким, цвета сочными, притаившаяся в тенях тьма казалась безопасной. Я осознавала, что нахожусь во сне, но, пока все было в порядке, не прерывала его.
За нами (кто бы сомневался!) темными неясными фигурами следовали шесть «старых».
«Вот так просто?» - я все еще не могла поверить.
Она остановилась и повернулась, положила руки мне плечи. Белль смотрела на меня снизу вверх и нисколько из-за этого не переживала.
«Ты не понимаешь», - в ее глазах отразился один из фонарей, когда она приблизилась ближе, - «при ближайшем рассмотрении план стал слишком рискованным. Сегодня из Замка Совета вернулись наши люди. Они составили объемную карту и тогда мы поняли, что не осознавали масштаб задуманного. Карл, Мириам, Мюзетт, все те, на кого я опираюсь – ни один не мог сказать, что в свете новой информации план обречен. Они знают, что я разумный монстр, но все же я та, кто я есть. Начали появляться идеи. Единственную разумную выдвинул Карл – заминировать Замок взрывчаткой с высокой температурой горения, чтобы внутри выгорело все. Только так мы могли бы окончательно уничтожить Любовника Смерти – живучесть гниющих вампиров невероятна. Множество мелких факторов, влияющих на результат и, если сложить вместе эти вероятности, мы получим плохой, очень плохой прогноз. Мои подчиненные не смогли, но ты сделала то, что считала правильным – воспользовалась своим правом и остановила мучительно развивающийся план, пока не стало слишком поздно».
Она снова взяла меня под руку, слегка потянула на себя – я была слегка растерянна от услышанного и поплелась следом.
«И твой авторитет не пострадал», - я саркастически хмыкнула, - «вся вина на глупой слуге».
Великолепно. Белль мысленно улыбнулась.
  «Недопустимо так поступать с людьми», - упорствовала я, – «я не виновата, ты специально меня накрутила».
Она сумела удивить меня тем, что сказала далее.
«Я читала отчеты о твоей некромантии. О необходимости ее использовать, чтобы способность не вышла из-под контроля».
Повисла пауза, так как она замолчала, а я растерялась от неожиданной смены темы.
«Все так», - я нарушила тишину, - «в Сент-Луисе приходилось находить время и заниматься работой аниматора, чтобы случайно не поднять вампиров Жан-Клода. Не представляю, как эта проблема решалась здесь».
От показанной картины уже рассмеялась я.
«Серьезно?» - в это трудно было поверить, - «вы действительно это делали?».
Белль предпочла промолчать. Когда приступ веселья прошел, она продолжила.
«Слуги Марми Нуар вполне могли удержать одного, двух слабых вампиров, которых ты поднимала примерно за час перед пробуждением. Через несколько часов их Суть возвращалась. Это не было проблемой… немедленно прекрати!» - Белль возмутилась, так как меня снова трясло от смеха. Я честно пыталась прекратить, но показанные ею сцены были настолько забавны, что это оказалось выше моих сил. Тогда она через метки остудила меня, погасила веселье. Я даже слегка обиделась.
«Зачем?» - устало зевнула я, - «поводов для веселья и так нет!».
«Почему ты так несерьезно относишься? Твоя сила растет, и отлавливать анимированных вампиров становится сложнее. Тем более, я не могу перебросить свою гвардию только на выполнение этой глупой задачи».
«Кладбище…», - не надеясь на успех, дала я подсказку, - «большое, вкусное кладбище. Не очень старое, желательно освященное».
«О, да», - Белль истекала сарказмом, - «в ближайшем городе. В Европе запрещены вампиры, некроманты и аниматоры. Для тебя вполне подойдут ямы с останками – за семьдесят лет их тут накопилось огромное количество».
Внезапно я стала очень серьезной. Белль не знает? Одно из первых правил для любого аниматора – никогда не поднимать умершего насильственной смертью, виновный в смерти которого еще жив. Чертова Филадельфия. У меня до сих пор остался небольшой шрам за ухом, точнее, наверное остался – после поездки к хирургам я ни в чем не была уверена. 
«А там есть…», - снова нахлынуло веселье, - «ну, в ямах», - я убедилась, что внимание Белль сосредоточено на мне, - «хоть кто-то, умерший своей смертью?».
Снова тишина в ответ. Я совершенно неприлично хихикнула, зная, что Белль уже прочитала ответ в моих мыслях и сейчас молчала, обескураженная своей оплошностью.
«Нужно это обдумать», - Белль предпочла отступить, взять тайм-аут – в глубине души она не понимала, и боялась некромантии. Там было что-то еще, связанное с Мириам, какая-то информация, но Белль предпочла скрыть ее от меня под ворохом ничего не значащих мыслей.
Мы прошли по периметру Территории и скоро должны были вернуться к зданию Резиденции.
«Что не так с экимму?» - задала я давно мучавший вопрос, - «везде слышу о них, но никто не объясняет, почему они так опасны».
Кажется, Белль была рада вернуть мяч на мою половину поля. Во всяком случае, она перестала с бешеной скоростью искать безопасный для меня и окружающих вариант использовать некромантию, отложила вопрос на потом, и переключилась на загадочных экимму.
«Ты уже встречалась с ними», - и эта стерва тут же устроила кашу в своих мыслях, - «точнее, с одним из них».
Веселье закончилось. Я вздохнула и мысленно подготовилась к тому, что сейчас буду расплачиваться за то, что посадила Белль пусть в маленькую, но все же лужу.
«С тем слугой в Лас-Вегасе?» - осторожно уточнила я.
«Раньше», - мне что, нужно угадать нужный вариант? Я мысленно пробежалась по самым необычным вампирам, которых встречала. Малькольм? И сама улыбнулась – ну очень страшный вампир. Серефина? Она из рода Колебателя Земли, вроде как.
«Древний вампир из Нью-Мексико?» - не самое приятное воспоминание для меня.
«Позже», - я уже злилась, была готова отказаться от затеи и заявить, что мне уже неважен ответ, но Белль опередила:
«Вспомни. Арлекин. Нивия, способная посылать свою Суть сквозь пространство и управлять вампирами или людьми. Контроль, на который не реагирует крест и святая защита. Второй вампир в ее команде был из моего рода - она поставила тебе метку и была всего лишь источником энергии для Нивии и способом найти цель. Почему в Арлекин? Нивия дала клятву верности в обмен на разрешение жить».
Экимму способны контролировать других вампиров? Становится понятно, почему их так не любят остальные виды. Но…
«Если они так опасны, почему их не уничтожили окончательно?» - вопрос о том, почему они не завоевали весь мир, я решила оставить при себе.
«Последняя война с ними закончилась пять тысячелетий назад», - Белль вспоминала что-то давно забытое, - «задолго до моего рождения. Под руководством Марми Нуар был очищен весь доступный тогда мир – кроме территорий современной Индии и Пакистана. Там пришлось остановиться: слишком много людей и питающихся на них вампиров. Возможно, существовали планы по окончательному решению проблемы, но Марми Нуар неожиданно уснула, и до последнего времени равновесие держалось на страхе экимму перед ней. Страшно предположить что произойдет, если они узнают, что их главный кошмар более не существует».
Мы пришли на площадку из белого мрамора – еще десяток шагов и перед нами будет вход в Резиденцию.
«Твой вопрос имеет смысл. Если бы появился некто, способный их объединить – да, все стало бы плохо настолько, что привычная для тебя картина мира не имела бы шанса возникнуть. Тотальный контроль над всеми аспектами человеческого существования сделал бы невозможным формирование социума в том виде, какой ты ее знаешь. Общество, в принципе неспособное создать угрозу для вампиров – вот что создали бы экимму. Пока они разобщены и увлечены борьбой между собой, пока сохраняется подобное положение, мы можем чувствовать себя в относительной безопасности».

Я осталась одна и медленно пошла по дорожке, повторяя проделанный вместе с Белль путь. Все же очень красиво. Разноцветный мрамор под ногами был освещен подсветкой, спрятанной вдоль дорожки, создавая прекрасный узор – намного эффектнее, чем днем.
«Еще бы!» - мысленно кивнула я сама себе, - «только ночью реальные хозяева могут наслаждаться этой картиной».
Я отметила, что нужно на будущее добиться от Белль обещания не лезть в мои сны. Нам нужно наладить отношения в реальной жизни, а не в созданной ею реальности.
Мысленный прием, которому я научилась у Жан-Клода, сработал. Я проснулась. Было понятно, что это был всего лишь сон, но я не смогла удержаться – выглянула в окно. Поморгала. Выругалась, когда ущипнула руку и боль доказала, что я нахожусь в реальном мире. Территория ярко сияла, совсем как во сне.
Это было настолько неожиданным, что я не смогла удержать улыбку. Ощущение покоя и тепла из сброшенного сна все еще не покинули меня, поэтому… именно сегодня я разрешила себе наплевать на проблемы, оделась, и побежала на Территорию.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #4 - Ноябрь 6, 2011 :: 9:01pm
 
Сент-Луис

1 декабря


Джессика Арнет остановила машину и повернулась к сидящему на пассажирском месте начальнику РГРСП Натану Зебровски.
- Натан, - тихо позвала она задремавшего мужчину. Тот встряхнулся и бросил на нее короткий взгляд. Детектив Арнет видела, как Зебровски напрягается, набирает воздух, и со страхом ждала того, что он скажет. Разные слова с одним смыслом – уже несколько недель она слышала их от сослуживцев.
- Спасибо, что подбросила, - глядя в ее покрасневшие от слез глаза, Зебровски не решился сказать то, что задумал, - удачно провести выходные.
- Спасибо, - ответила Джессика, вкладывая в слова благодарность не только за пожелание.
Отстегнув ремень, Зебровски потянулся на заднее сиденье и взял сумку с документами.
- Тогда до понедельника, - бросив еще один взгляд, сказал он и вылез из машины. Перед тем как закрыть дверь, он добавил, - будь на связи.

Арнет доехала до дома, с пульта открыла ворота гаража - осталось нажать на педаль акселератора и заехать в гараж. Всего одно действие и жизнь монотонно продолжится дальше, без него. Девушку заколебалась. Все же проверить? Вчера на свалке взяли прятавшегося там грабителя домов, и среди прочего он рассказал, что некоторое время назад видел высокую, бледную как вампир девицу в одной рубашке и паренька с длинными волосами. Арнет показала ему фотографию Симс и, получив ответ «вроде похожа», изъяла из дела заинтересовавшую ее информацию. Парней с длинными волосами в Сент-Луисе тоже было немало, но длинноволосый парень на пару с Вероникой Симс? Если это был не Натаниэль, Джессика просто развернется и поедет домой. Решено!
Детектив закрыла ворота, выехала обратно на дорогу и рванула в сторону свалки. Нарисованный грабителем план сам собой всплыл из памяти.

Ведь у нее почти получилось. После исчезновения Блейк Натаниэль был настолько потерян, что Джессика не смогла пройти мимо.
Они несколько раз встретились, вполне невинно посидели в недорогом ресторане – Джессика не торопила события, но и не ставила границы, давала Натаниэлю свободу действий. Она вечность могла слушать его рассказы о клубе, где он работал, и ждала, когда он сделает хотя бы шаг вперед. Происшествия на свадьбе Тамми Рейнольдс хватило, чтобы понять – давить нельзя. На третье, последнее свидание Натаниэль принес цветы. Джессика уже была готова схватить его и силой утащить к себе домой, но испугалась оттолкнуть, а на следующий день Натаниэль исчез, сменил сотовый. Один раз удалось связаться с ним, позвонив в резиденцию Принца Сент-Луиса, но Натаниэль сразу повесил трубку, как только услышал ее голос.
  Джессика плакала ночами, ругая себя за нерешительность, и только позже увязала появление Вероники Симс в новом облике с резким изменением поведения Натаниэля. Сначала Блейк, потом Симс? Натаниэля по-дружески передавали из рук в руки?!
Ее трясло от ненависти, как только она вспоминала наглое поведение вампирши во время допроса в Цирке Проклятых – кровососущая тварь даже не пыталась скрывать, что лжет. Ударом стало мгновенное закрытие дела против Симс – чудесным образом последовательность улик оказалась разрушена. Арнет возмущалась, но Зебровски, от которого ощутимо несло спиртным, с мрачным видом показал наверх и отрицательно покачал головой. Джессика вернулась в кабинет, села в кресло и бессмысленно на нем крутилась, так как потеряла возможность на законных основаниях вытащить  Натаниэля из вампирского подполья. 

Она проверила оружие, поменяла батарейки в фонаре, поставила под лобовое стекло табличку «РГРСП», закрыла машину и пошла на поиски – где-то здесь должны быть несколько вплотную поставленных трейлеров.
Арнет нашла нечто подходящее после получаса метаний на границе ночной свалки. Может быть, днем это все и выглядело лучше, но ночью? Она уже начала жалеть, что сунулась сюда одна, когда луч фонаря выхватил из темноты те самые долбанные трейлеры и черный провал на боковой стене крайнего из них.
«А если там вампир?» - Джессика уже плыла на волне адреналинового выброса. Она хихикнула, - «покажу ему значок».
Но, все же она сделала одну разумную вещь – стоя возле чернеющего входа, позвонила в РГРСП и намеренно громким голосом оставила на автоответчике сообщение. Если что, за нее хотя бы отомстят. Арнет отругала себя за то, что поехала в рабочей одежде, но инстинкты кричали, что внутри найдется, чем привлечь постоянно ускользающего оборотня. Со взведенным пистолетом она полезла внутрь.
К ее большому разочарованию, при первом осмотре внутри не нашлось ничего, что можно было связать с Натаниэлем. Когда Джессика осмотрела пол и углы более тщательно, под одной из тряпок нашелся раздавленный пластиковый пузырек с десятком таблеток внутри. Еще столько же валялись рассыпанные рядом.
- Бинго! – Детектив поздравила себя и отправила улику в пакетик, стараясь не оставить на ней свои отпечатки.
К ее большому сожалению, дальнейшие поиски не дали ничего, но даже эти таблетки без каких либо пометок, если бы оказались запрещенным препаратом, плюс отпечатки…
Раз Натаниэль не идет сам, его придется заставить. 

15 декабря.


- Останься, - Ронни взяла вервольфа за руку и осторожно сжала пальцы, - поговори со мной.
При физическом контакте что-то внутри нее позволяло чувствовать эмоции. Совсем немного, скорее тень настоящих чувств, но даже эта малость позволяла выдавать правильные ответы. Сейчас Кейси колебался – Ронни видела, что нравится ему, но в то же время вервольф боялся. Он бросил короткий взгляд на дверь и в нем стал зреть отказ.
- Очень прошу, - жалобно протянула вампирша, пытаясь переломить ситуацию в свою пользу, - здесь одиноко и грустно.
И тут же поняла, что ошиблась. Окончание фразы напомнило Кейси, по какой причине Ронни сидит в этой комнате уже две недели, и он принял решение. Он мягко потянул руку, и ей пришлось разжать пальцы.
- Не могу, - по его лицу мелькнули эмоции, но это было скорее сожалением о том, что могло бы быть. Ронни потеряла с ним контакт. С печальным лицом она легла набок и наблюдала, как вервольф решительно покинул комнату.
Сразу же после неприятного разговора с Жан-Клодом Ронни даже подумать не могла, что проблема зайдет настолько далеко. Первые дни она старательно пыталась связаться с Анитой, но ответ получила только на третий. Анита выслушала и посоветовала подождать, когда Жан-Клод успокоится. Да, ей очень жаль Ронни, но в данный момент у нее нет ни времени, ни сил заниматься еще и проблемами Сент-Луиса. Сидеть тихо, слушаться Жан-Клода и ждать – три основных принципа. Четвертым был намек, что беспокоить нужно только по важным вопросам.
Когда Ронни вернулась в свое тело, то несколько минут сидела оглушенная. Анита послала ее. Пусть мягко, но послала. Ей придется самой решать свои проблемы. Ронни решила не ждать и на следующую же ночь отправилась искать Жан-Клода. Это стало ошибкой: Ронни потеряла контроль от его нелепых обвинений и была отправлена назад в комнату с запретом выхода без его разрешения. С тех пор она сидела под замком и видела донора крови (всегда разного) и Лондона.
Одиночество действовало на нее угнетающе. Почти все развлечения, которые Ронни смогла придумать, надоели в первые же дни заточения. Из интересных остались только попытки заставить донора крови нарушить запрет и подготовка комнаты к Рождеству – Ронни ногтями вырезала из старых газет звездочки и закрепляла их на стенах с помощью тонких, похожих на зубочистки, деревянных палочек. Точнее, щепки она получила случайно, когда в приступе ярости раздолбала стул о стену. Ронни покосилась на остатки газет и задумчиво покачала головой. Не сейчас. Должен прийти Лондон.
«Закончить с ним побыстрее», - поморщилась вампирша.  Проверять дар убеждения на нем Ронни почему-то не хотела.

16 декабря.


«Пол – холодный. Скучно. Жан-Клод - скотина. Совсем забыла про загар! Посмотреть сейчас? Нет, сделаю это, когда даже думать станет не о чем. Жан-Клод – урод», - уголок губ приподнялся в легкой улыбке, - «Рифма. Что происходит у Аниты? Она была очень напряженной во время последнего разговора…».
Ронни лежала в ванной комнате, на спине. Каменный пол медленно вытягивал тепло, но  это неприятное ощущение позволяло вампирше хоть что-то чувствовать, вносило разнообразие в унылое течение времени.
- Невозможно! – прошептала она через несколько минут и добавила несколько мысленных ругательств. Бездействие сводило с ума. Вампирша поелозила по полу и приблизилась к шкафчику, затем залезла под него рукой и ладонью выгребла остатки раздробленного стула. Что можно сделать из кучки деревянных кусков разных форм и размеров? Она мысленно хихикнула, – «Эти два вполне подойдут для Жан-Клода! Один в грудь, другой в спину, для гарантии. Интересно, это больно?».
Размышления закончились выводом, что глупо бояться короткой боли, если сразу за ней следует окончательная смерть. Древесина отправилась обратно под шкаф. Прошло несколько минут.
«Все же…», - предчувствуя опасное развлечение, Ронни вскочила на колени, выгребла все обратно и с горящими от возбуждения глазами выбрала из кучи древесины несколько подходящих кусков. Остальное вернулось на место, - «куда попробовать?».
Доли секунды ушли на то, чтобы на сверхскорости скользнуть в комнату и сбросить халат и топик – меньше всего хотелось испачкать одежду в крови. Подрагивающими руками Ронни забросила колышки в ванну и запрыгнула туда сама.
«Сначала в ногу?» - выбрав показавшийся безопасным вариант, Ронни села, вытянув ноги перед собой. Выбрала самый острый колышек и примерилась. Наносить удар со всей силы было страшно, поэтому сначала она надавила на кожу в районе бедра. Кожа проминалась, но оставалась целой, поэтому, после короткого замаха она ударила.
Как же больно! Колышек полетел в стену. Ронни зажала рот ладонями, чтобы удержать крик. Расширенными глазами она наблюдала, как медленно зарастает рана. Совсем маленькая, не глубже сантиметра. К ее удивлению, крови почти не было – несколько капель скользнули по бедру и кровотечение прекратилось.
- Вау! – восхищенно выдохнула она, когда рана заросла. Уже мысленно она прикинула, - «минут пять? Даже меньше».
Засечь точное время она не могла – подаренный Жан-Клодом сотовый отобрали, а тот, что дала Менг-Дье, окончательно разрядился.
Ронни выскочила из ванны, быстро прошла в комнату и накинула халат. Посидела на кровати. Почувствовала, что возбуждение уходит и разочаровано нахмурилась. Несколько раз погладила себя по бедру, где вместо раны снова была гладкая кожа.
«Не так уж и больно», - уговаривая себя, пожала она плечами, - «даже совсем не больно. И восстановилось быстро».
Ронни вздохнула, сбросила халат и решительно зашагала в ванную.
«Колышек не пострадал», - она уселась в той же позе и задумалась, что попробовать теперь. Грудь отпадала – убивать себя вампирша не собиралась, - «попробовать сильнее в ногу? Или в руку? В живот? Должно быть интересно».
«Будет очень больно», - предупредила Ронни свое внутреннее я, несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, и на выдохе со всей силы ударила себя ниже пупка, - «Ма..».
Мир вокруг перестал существовать. Она даже кричать не могла, легкие отказывались набирать воздух. Стараясь не раскачивать колышек, Ронни аккуратно, двумя пальцами вытянула его из раны и заворожено смотрела, как толчками выплескивается кровь. Густая и темно-красная, она растекалась по животу. Удалось вдохнуть, и в ванной зазвенел крик.
Ронни отбросила колышек и зажала ладонью рот.
«Черт!», - привлекать внимание, да еще и в такой пикантной ситуации, было бы нежелательно. Поэтому вампирша тихо мычала, стараясь не напрягать живот, - «Слишком сильно!».
Ей было нехорошо - кровь не останавливалась, звенело в ушах. Ронни перевернулась и встала на колени, одной рукой зажимая рот, другой рану на животе. Лбом она уперлась в холодный бортик ванной и медленно выдохнула, запретила себе дышать. И тогда разрешила себе закричать, беззвучно заскулила, выпуская боль.
Жан-Клод! Не нужно было открывать глаза, чтобы ощутить его присутствие. Тогда она решила вообще не открывать глаза. Мастер молчал и это ее разозлило.
- Чего тебе? – она хотела, чтобы вопрос прозвучал грубо, но голос сорвался, - проваливай к…
Ронни сильнее зажмурилась и застонала.
«Только бы не заплакать», - мысленно повторяла вампирша. Боль сводила с ума, - «сейчас бы на холодный пол».
Прозвучало несколько слов на французском. Судя по тону голоса – это были ругательства. Затем голову Ронни начали приподнимать за волосы, и она попыталась отвернуться, но второй рукой Жан-Клод взял Ронни за подбородок и удержал лицом к себе.
- Очень глупо, - Мастер не скрывал эмоции: раздражение волнами исходило от него, и Ронни вздрагивала от каждой достигшей ее волны, - открой глаза!
Прямому приказу вампирша сопротивляться не могла – она открыла глаза, но все равно раздраженно дернула головой, показывая свое недовольство.
Боль исчезла. Частичкой себя Ронни понимала, что ее подчинили, и эта часть была возмущена, но остальное ее существо было счастливо от потока горячей энергии, передаваемого Жан-Клодом. Когда он закончил и аккуратно положил ее голову щекой на бортик, полностью расслабленное тело скользнуло в ванну.
- Жан-Клод! – отчаянно закричала Ронни, когда увидела, что Мастер уходит. Она вскочила, скользя ногами по засыхающей крови, и схватила его за руку, - подожди! Пожалуйста, выслушай!
Гордость, обида, достоинство – показались сейчас неуместными. Она просила, вкладывая в слова все накопленное за неделю. Жан-Клод остановился и смотрел, чуть повернув голову.
- Прости меня, пожалуйста, прости! Я не могу без тебя, не могу больше быть здесь, это одиночество, - кровавые слезы потекли по щекам, - я схожу с ума. Дай мне еще один шанс, позволь заслужить твое прощение. Я пока не знаю, как себя вести, если они снова потребую что-то сделать, но я буду все тебе рассказывать, если не будет прямого запрета.
Ни одной эмоции не отразилось на его лице. Ронни отпустила руку и опустилась перед ним на колени.
- Пожалуйста, - тихо прошептала она, опустив взгляд в пол, - я расскажу тебе все, выдам тех, кто помогал. Только не оставляй меня здесь.
Она быстро взглянула ему в лицо и испуганно опустила взгляд, - я скучаю по тебе.
- Не то, что я хотел услышать, - разочарование? Ронни удивленно зажмурилась – не та реакция, на которую она рассчитывала, - ты должна сделать выбор. Другой вариант невозможен.
Жан-Клод сделал два шага к двери и остановился, что-то обдумывая.
- Я знаю, кто тебе помогал, - обманчиво спокойно прозвучали следующие слова, - и я склонен доверять твоим словам о том, что этот кто-то не посмеет действовать бесконтрольно. Кто-то же должен следить за тобой? – послышалась легкая усмешка, затем голос снова наполнился льдом, - ты можешь выходить. Все правила снова в силе, но, пока не определишься, кому принадлежит твоя преданность, мое общество и постель для тебя закрыты.
Наверх
« Последняя редакция: Ноябрь 6, 2011 :: 10:46pm от lok7 »  

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #5 - Ноябрь 6, 2011 :: 9:02pm
 
Ронни осталась сидеть на полу, одна, обдумывая услышанные слова. Она вытянулась на полу и счастливо улыбнулась.
«Свободна!» - гремело у нее в голове, - «А без общества Жан-Клода я как-нибудь обойдусь».
Вампирша вскочила и новыми глазами оглядела свою импровизированную тюрьму. Как же много нужно сделать!

Через час Ронни  уверенно шагала по коридору внутреннего контура в поисках Менг-Дье. К миниатюрной вампирше было сразу несколько дел – легальные были нужны, чтобы объяснить Нечестивцу причину посещения вампирши с подпорченной репутацией. Остальные Ронни планировала обсудить наедине. Самая свежая дорожка запаха привела к ее комнате.
- Подожди здесь, - не поворачиваясь, приказала она и постучала в дверь. «Хоть бы все прошло без проблем», - попросила Ронни неизвестного вампирского бога, - и не подслушивай.
- Женские штучки? - у вампирши закаменела спина от того, насколько издевательски прозвучал вопрос, - может, мне и не входить?
- Если у тебя есть хоть капля порядочности, - Ронни холодно бросила фразу, вошла, и сразу же захлопнула за спиной дверь.
- Скотина, урод, ненавижу, - Менг-Дье улыбнулась, поняв то, что Ронни произнесла одними губами и кивнула, когда Ронни указала на ванную комнату.
- Зачем ты пришла?! – на грани вампирской слышимости возмутилась Менг-Дье, когда все краны были открыты, - я и так под подозрением.
Ронни обреченно махнула рукой.
- Он догадался…, - Менг-Дье тут же закрыла ей ладонью рот.
- Еще тише, - потребовала она.
После нескольких попыток Ронни разрешили продолжить.
- Не знаю как, но он догадался, - Ронни нащупала в кармане бесполезный сотовый, - и дико разозлился. Идиот. Я спасла ему жизнь, а он за это чуть не убил меня, а потом запер в моей конуре. Ненавижу…
Менг-Дье подняла ладонь вверх, требуя прекратить.
- Ты пришла жаловаться на жизнь? Заткнись и думай, что делать дальше. Что ты там вертишь? – сотовый перекочевал в руки Менг-Дье, - правильно, что принесла. Для тебя он теперь опасен. Постой здесь.
Она на сверхскорости метнулась в комнату и обратно.
- Другой аппарат и зарядное устройство. Прячь в карманы, - Менг-Дье отошла на пару шагов, - больше не надевай эти шорты! Никуда не годится. Все видно. Стой здесь.
На этот раз вампирша вернулась с плащом.
- Накинешь на себя. Жан-Клод в клубе, а кроме него никто не посмеет тебя обыскивать. Я уже забила в телефон мой номер. Сим-карта оформлена на несуществующего человека. Рассказывай, что еще было.
Ошеломленная таким напором, Ронни слегка растерялась.
- Ну же, не зависай, - Менг-Дье взбодрила ее легким толчком в плечо.
- Да нечего мне рассказывать! – Ронни снова заткнули рот, и она раздраженно затрясла головой, - поняла я, убери руки. Ты все и так знаешь, это я сидела две недели, запертая в своей комнате. Лучше расскажи, что было у тебя.
Менг-Дье отступила на шаг назад.
- А оттуда, - она чуть кивнула вверх вниз, намекая, - есть новости?
- Ничего, - разочарованно опустила взгляд Ронни, - я говорила с Анитой и поняла, что они Там очень заняты чем-то глобальным. Сказали ждать.
- Перескажи разговор с Жан-Клодом, - Менг-Дье успокаивающе улыбнулась и, мгновенно переместившись вплотную к Ронни, погладила ее по щеке, - дословно и тихо-тихо.
Ронни пересказала, но Менг-Дье все равно была недовольна.
- Я попрошу об одной вещи, и ты вправе отказаться, - закусив губу, нервно сказала она, - это нужно, чтобы я увидела то, что пока неспособна увидеть ты. Разрешишь подчинить себя?
Ронни подозрительно нахмурилась и отступила, увеличивая дистанцию.
- Это больно? Или…на что это вообще похоже?
- Ты ничего не почувствуешь, заснешь и проснешься. Потеряется минут десять твоего времени.
- Ты обещаешь, что это никак мне не повредит? - Ронни немного успокоилась.
- Клянусь, что говорю правду, - сложила руки на груди Менг-Дье.
- И что мне делать?
- Стой на месте и смотри мне в гла…
- Ничего не происходит. Куда ты пропала? – Ронни завертела головой, разыскивая вампиршу, которая таинственно исчезла из ванной. Краны с водой тоже были закрыты. Ронни пожала плечами и вышла в комнату.
Менг-Дье сидела на кровати с задумчивым видом. Ронни решила не присоединяться к ней, помня о неприличном предложении китаянки.
«Сколько же интересного», - поразилась Ронни и отправилась исследовать вещи, аккуратно расставленные и развешанные по комнате, - «гораздо больше всего, чем у Жан-Клода».
Ее заинтересовал очень красивый лакированный веер, и тут же возник вопрос: зачем он Менг-Дье? Вампиры неспособны потеть, и переносят высокую температуру иначе, чем люди. Из-за красоты? Или веер из той жизни, когда она еще была человеком? Мысль привела к другой, касающейся непосредственно Ронни: если у нее хоть одна вещь, которую она бы взяла с собой в новую жизнь?
Ронни взяла веер в руки, раскрыла и поняла, что все ее вещи стандартны – есть у десятка миллионов других людей.
«Ну и наплевать», - успокоила она себя, - «зато я сама по себе уникальна. Даже Менг-Дье со всеми своими красивыми вещами пытается добиться моей дружбы».
И тут же смутилась, так как вспомнила – совсем не дружбы. Что случилось? В руке больше не было веера. Ронни удивленно подняла взгляд и испытала облегчение, когда увидела, что Менг-Дье вернула его на место. Затем она обернулась, приложила палец к губам и указала на ванную. Ронни кивнула в ответ.
- Ты узнала, что хотела? – накинулась она на миниатюрную вампиршу.
- В основном, да, - и замерла, подавляя инстинктивное желание отступить, так как та мгновенно развернулась и полуобняла, прижимая к себе, - прямо сейчас мне ничего не угрожает. Жан-Клод действительно догадался, кто участвовал в интриге против Ашера, но был осторожен. Ронни, в дальнейшем я не смогу помогать тебе настолько открыто – Жан-Клод кое-что сделал, чтобы контролировать каждый мой шаг.
По лицу Менг-Дье скользнула быстрая улыбка.
- Это должно тебя развеселить, - из кармана халата она достала письмо и протянула его, - стащила его, пользуясь своим новым положением.
- Кто ты теперь? – Ронни подняла письмо над собой, вглядываясь в почтовые метки, - почему оно вскрыто? Это точно прислано мне?
Менг-Дье вытянулась на бортике ванной и начала играть со струей воды.
- Теперь я контролирую всех вампиров, проживающих в Цирке Проклятых, и каждый день отчитываюсь лично перед Жан-Клодом. Перед любым выходом в город мне приходится докладывать о времени и причине… нет! – чуть громче прошептала она, - письмо нельзя выносить – прочитаешь,  и оно вернется на место. Да, я вскрыла, чтобы проверить, не опасно ли оно. Ведьмы могли бы зачаровать бумагу, чтобы тебе навредить. Читай уже. Да не вслух!
Ронни зажала конверт под мышкой и развернула лист бумаги. Озадачено хмыкнула, увидев напечатанный текст.

«Письмо специально напечатано, чтобы по почерку нельзя было определить наши личности. Мы надеемся, что вы еще помните тех троих, кто вам помог. Вы сделали нам подарок, но у нас его все равно отобрали. Если вы сможете с этим что-то сделать, мы были бы очень благодарны.
Это неглавный вопрос. Мы хотим найти ту, что помогла вам. Вас мы увидели по ТиВи, но про нее ничего найти не можем. Поздравляем со свадьбой, вы были очень красивая. Она говорила, что позвонит нам, когда окажется в безопасности.
Мы проверили, чтобы в письме не было ни одного имени. Позвоните на этот номер, когда прочитаете
».

- Какой-то бред. Лос-Анджелес? Никогда там не была, - Ронни отшвырнула конверт с бумагой на пол, - зачем мне это?
Ронни подошла к лежащей на спине вампирше и опустилась на колени. Соблазн столкнуть ее в ванну был настолько силен, что Ронни убрала руки за спину, на всякий случай. Было очевидно, что Менг-Дье ее провоцирует, и настолько же очевидно, что Ронни нельзя поддаваться, как и позволять себе выдавать какие-либо авансы. Запрет Жан-Клод никуда не делся, но предчувствие опасности, игра завораживали Ронни и подталкивали ее вперед. В такие моменты Ронни казалось, что ей руководит другая Ронни – именно она оскорбляла Жан-Клода, и она же заставила положить ладони на грудь Менг-Дье. Но у них было одно общее: обеим Ронни нравилось дразнить тем, что она не может дать.
- Так от кого письмо? – прошептала Ронни, вплотную приближая губы к уху вампирши. Неожиданный ответ ошеломил ее – Менг-Дье повернулась и легко поцеловала, только прикосновение. И, так как Ронни не отстранилась, обхватила ее голову и поцеловала по- настоящему. Суккуб пробудился и начал движение наверх, подчиняя разум Ронни – она задергала головой и уперлась руками в стенку ванны, вырываясь из рук Менг-Дье.
- Нет! – звонко закричала она, падая на пол.
Ронни поползла к выходу, быстро лепеча на ходу.
- Нельзя. Правило. Жан-Клод запретил. Не могу. Только с теми, кого он выбрал. Прости.
В комнате стало легче, другая Ронни перестала настойчиво подначивать на запрещенный поступок. Ронни схватила с кровати плащ и направилась к двери, физически ощущая желание вернуться и закончить начатое, положив на правила. Менг-Дье возникла из воздуха прямо перед ней и за доли секунды затащила обратно в ванную комнату.
- Тихо, - зло зашептала китаянка, - письмо переслали, чтобы скрыть отправителя. Позвони тем троим, с кем развлекалась во Фримонте, иначе они пришлют еще одно письмо или приедут. Тогда встанет вопрос, почему то письмо, которое ты читала, не попало в руки Жан-Клода. Поняла?
Ронни так перепугалась демонстрации силы, которую устроила Менг-Дье, что смогла только кивнуть.
- Не бойся, - уже успокаивающе произнесла Менг-Дье, отпуская Ронни и поправляя на ней одежду, - когда придешь в следующий раз, я объясню, почему ты теряешь контроль. Я подумаю, что можно сделать, чтобы решить нашу проблему. Дай немного времени. 
Ронни получила легкий толчок в спину и, слегка покачиваясь, направилась к двери.
- Извини, - уйти не попрощавшись показалось невежливым, - я не должна была…
Менг-Дье в ответ махнула рукой, указывая на выход.


Жан-Клод был в клубе, проверяя дела. Просмотр бухгалтерского отчета давно закончился, и Принц Города сидел, размышляя над двумя проблемами – связью Ронни с Менг-Дье и Сильвии, окончательно теряющей разум. Если во втором случае решение было простым, но крайне неприятным – сменить на другого сильного вервольфа и отдать женщину на питание вампирам, то в первом все было сложнее.
Действия жены были понятными – неосознанно, подчиняясь инстинкту суккуба, она начала формировать свиту из тех, кто будет ее защищать. Жан-Клод выпадал из рядов защитников автоматически, так как был носителем инкуба – для Ронни он всегда будет только развлечением. Как привлекала Анита, так будет привлекать и Ронни. Одна природа, одно поведение, но, в отличие от его Слуги, Ронни сможет принять свою власть и правильно ею распорядиться.
Пока что, под давлением Аниты, Ронни будет соблюдать правила и удержится от набора рекрутов через постель. Но насколько ее хватит? Ронни может потерять терпение и посадить на место Принца более подходящую, на ее взгляд, кандидатуру. Например, Менг-Дье. Жан-Клод предполагал, что если смена власти произойдет без физического устранения, или закончится отправкой его во Францию в подарочной упаковке, Белль только поздравит успешную кандидатку. Анита в данном случае не сможет его защитить.
Если допустить в постель Ронни Менг-Дье, на какое время это успокоит обеих? Тем более, Жан-Клод подозревал Менг-Дье не только в стремлении с помощью Ронни занять его место, но и вновь ощутить ардеур – он помнил, как тяжело вампирша переживала разрыв с Реквиемом.  Ронни хочет Менг-Дье, Менг-Дье хочет Ронни, Жан-Клод между ними – если он не сработает на опережение, его уберет с дороги либо первая, либо вторая. Или они объединятся ради столь нужного обеим вампиршам дела.
Найденный выход показался вполне разумным: получив могущественного партнера, Ронни будет довольна и заблокирует идущие против приказа Аниты действия строптивой вампирши. Так же существовала вероятность, что под влиянием суккуба мышление Менг-Дье изменится в нужную Ронни сторону и она по своей воле будет поддерживать его власть. Во всяком случае, пока уровень Ронни не превысит его собственный – если все будет развиваться по его плану, лет пятьдесят у него есть.
Вибрация сотового выдернула его из размышлений.
- Мастер, - Нечестивец начал говорить, не дожидаясь приветствия, - Менг-Дье попыталась соблазнить Ронни.
- Попыталась? – Жан-Клод удивили две вещи. То, что Менг-Дье начала действовать так быстро, и то, что ее попытка не удалась.
- Ронни удалось сбежать, - Нечестивец сам удивился прозвучавшим словам, - так же у них много чего происходило, что я не смог расслышать.
- Ничего не предпринимай. О случившемся не распространяйся. Продолжай наблюдать.
Жан-Клод положил аппарат на стол и перевел взгляд на сидящую на полу Сильвию. Возможно, его жена, испытывающая неописуемо теплые чувства к вервольфам, решит и эту проблему? В таком случае, его роль сократится до поиска претендента на место нового подвластного волка и в становлении своего фаворита Ульфриком Сент-Луиса. Руки останутся чистыми.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
Acid
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


В стиле старого доброго
ультранасилия.

Сообщений: 1235
Пол: female
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #6 - Ноябрь 7, 2011 :: 10:22am
 
Елки-иголки, слона-то я и не приметила=)
Ух, это было круто. Спасибо, что продолжаешь писать!
Наверх
 

I'll go all Lima Heights on you!
 
IP записан
 
S0N1C
Божество
*****
Вне Форума



Сообщений: 999
Украина
Пол: male
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #7 - Ноябрь 7, 2011 :: 4:10pm
 
Я как почувствовал что тут что-то интересное появилось Улыбка
Наверх
 

"Jamaica is beautiful but you can't hunt a human under the afternoon sky there."

http://twitter.com/LavkaFeed
http://twitter.com/LavkaTranslate 
http://twitter.com/S0N1C_zzz
WWW WWW S0N1C s0n1c_zzz 100001118828594 262502196  
IP записан
 
own
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #8 - Ноябрь 8, 2011 :: 1:58am
 
Милый Автор!

Еще не прочитав, уже цалую Ваши розовые пятки)))

Утаскиваю для чтения!

Жмите дальше с продолжением!
Иначе расстрел)))
Улыбка Улыбка Улыбка
Наверх
 
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #9 - Ноябрь 11, 2011 :: 12:21am
 
own писал(а) Ноябрь 8, 2011 :: 1:58am:
Жмите дальше с продолжением!

Работаю над собой.
Наверх
 

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
own
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #10 - Ноябрь 17, 2011 :: 9:29am
 
Выражаясь словами Лермонтова, уж не жду от жизни нечего я то бишь скорого продолжения ждать не приходится)))

Однако, представленный материал мне НРАВИТСЯ. И я требую продолжения банкета! Смех Смех

Считаю необходимым указать на то, что немногочисленные, но ИЗБРАННЫЕ поклонники сего фанфика обязаны прочесть финал до  3056 года, когда у них в среднем наступит пенсионный возраст согласно последним реформам партии и правительства.

ПЫ. СЫ.
Мы ждем продолжения.  Подмигивание
Наверх
 
 
IP записан
 
own
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #11 - Ноябрь 28, 2011 :: 5:05am
 
Продолжение - в массы!)))

Жду еще какое-то время и начну бомбить личку)))

Язык
Наверх
 
 
IP записан
 
own
Ночной охотник
**
Вне Форума


Я люблю этот форум!

Сообщений: 164
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #12 - Март 19, 2012 :: 9:55am
 
Похоже, совесть у автора ушла в отпуск с последующим увольнением.))
Наверх
 
 
IP записан
 
lok7
Адепт
***
Вне Форума


*

Сообщений: 311
Re: LKH. AB. Fall of Anita Blake-3, NC-17 (21)
Ответ #13 - Июнь 18, 2012 :: 3:17pm
 
own писал(а) Март 19, 2012 :: 9:55am:
Похоже, совесть у автора ушла в отпуск с последующим увольнением.))


Автор посыпает голову пеплом Печаль

Спойлер:

Мне казалось, что в пешей прогулке мы следуем туристическому маршруту, охватывающему центральные достопримечательности, но в какой-то момент мы пересекли мост и начали смещаться в сторону деловых кварталов. Не было небоскребов, чуть меньше подсветки на зданиях -  тихо шагая по полутемным улицам и забыв о своем положении, я инстинктивно напряглась. Мысленная улыбка Белль вернула меня в реальность. Черт! Опасаться за свою жизнь сейчас точно не следовало – я ощущала «старых» охранников в качестве внутреннего контура и вампиров, которые перемещались по крышам. Свое недоумение по поводу неожиданной ночной экскурсии я давно засунула поглубже и спокойно шла рядом с Белль, мягко держащей меня под руку.
По улице проезжали машины, мимо проходили туристы и жители, но мы с Белль шли в коконе из отрицания, нас старательно обходили прохожие.  Вампирша была довольна – через метки я ощущала ее внутреннее спокойствие и предчувствие ликования. Еще ни разу ее удовольствие не совпадало с моим, поэтому я к ней не лезла. Радуется? Пусть. Я буду получать удовольствие от выхода в реальный мир. Я переставляла ноги, двигаясь вслед за Белль и смотрела по сторонам, схватывая и сохраняя внутри себя видение обычной жизни. Все же я не могла сказать, что была полностью спокойна – мерзкое предчувствие, проистекающее из истории общения с Белль, подтачивало меня. Не может все быть спокойно, только не с ней.
Белль остановилась. Личная гвардия встала плотнее. Мы вышли на площадь. Не самую большую, я могла видеть здания с противоположной стороны. Некромантия и полный набор меток позволяли мне видеть пусть не так хорошо, как днем, но я засмотрелась на мощение площади - камень был уложен странным узором, напоминающим кельтские руны. Чем больше я всматривалась, тем сильнее было чувство, что там, за этим узором, что-то сильно не так.
«Тоже это чувствуешь?», - Белль внимательно наблюдала за мной, - «что там?».
Я молчала. До боли в глазах смотрела на узор и здание, им окруженное, затем резко зажмурилась и закрыла лицо рукой.
«Что такое???», - я была удивлена, так как никогда не видела подобного, - «Вот же черт!».
Я резко выдохнула, убрала руки и посмотрела на площадь краем глаза. Через мгновение мне стало еще хуже, я начала оседать, падая на колени. Белль подхватила меня и удержала на ногах.
- Не понимаю, - тихо прошептала я вслух, быстро вспоминая все, с чем встречалась в жизни, - предощущение похоже на церковь, но….
Далее я говорила мысленно.
«Похоже на святую землю или храм. Но ни разу я не сталкивалась с настолько сильным эффектом».
Я восстановила в памяти эпизод во время становления меня маршалом. В то время было много встреч, и одна из них происходила в маленькой церкви под зданием управления. Крошечная пещера с одним алтарем, в которой, как показалось, светился даже воздух. Там я почувствовала себя неуютно - во многом из-за занятий, которыми собиралась заняться после получения значка.
Сейчас же все во мне переворачивалось, стоило только посмотреть на часть площади, окруженную причудливо уложенной брусчаткой.
«Это не святая земля», - вынесла я окончательный вердикт, - «что-то похуже или…», - я напряженно задумалась, - «если бы у святости могли быть градации, то эта земля была бы наверху списка», - я бросила еще один осторожный взгляд и заметила группу туристов, двигающуюся вдоль белой линии, - «даже обычные люди стараются обойти эту зону стороной!».
Я повернулась к Белль и всмотрелась в ее лицо.
«Что там?!» - вопрос прозвучал излишне требовательно, но, Белль приняла во внимание мой шок и проигнорировала нарушение этикета.
«Крест и Меч», - прошелестел ее голос, - «даже я не могу приблизиться к зданию».
Я сорвалась. Отвернулась от площади и выпустила некромантию, направляя ее в сторону здания без единого освещенного окна. Белль резко напряглась рядом и высвободила руку, за которую держала меня. Я оставила это без внимания, прощупывая землю – и получила ответ. Я упала на колени и опустошила желудок. Меня безудержно рвало, я потеряла счет времени и вернулась в реальность уже в кольце рук Белль.
- Это что-то намного хуже, - сдавленно прошептала я.

Наверх
« Последняя редакция: Июнь 18, 2012 :: 9:39pm от lok7 »  

[IIIIIIIIII]
 
IP записан
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1